Общение

Сейчас 445 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • даракеролайн5

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

До свидания, Овраг! или рассказ одного пса по одноименной повести Константина Сергиенко о бездомных собаках
1998
Действующие лица:
* Дядюшка Овраг
* Черный
* Гордый
* Хромой
* Крошка
* Головастый
* Привязанный
* Такса
* Кусачий
* Новый
* Кот Ямомотo
* Кошка
* Кошки
„P„‚„Ђ„|„Ђ„s
Овраг. Из-за кулис торчат кусты, по сцене разбросаны куски бумаги, палки и консервные банки. Посреди оврага стоит огромная коробка. Выбегает Гордый. Он садится скраю, как бы наблюдая за оврагом со стороны. К нему подходит Дядюшка Овраг.
ГОРДЫЙ: Здравствуй, Дядюшка Овраг!
ОВРАГ: Здравствуй!
ГОРДЫЙ: Как давно я тебя не видел, Дядюшка Овраг!
ОВРАГ: Да уж…
ГОРДЫЙ: Дядюшка овраг, а расскажи сказку!
ОВРАГ: Да… жили-были собачки. Хорошие псы. Одного звали Гордый, другого Черный, Третьего Головастый. Да… И еще Крошка был, тоже хороший песик. Ну и Бывшая Такса с ними. Жили они, поживали. Со мной дружили. Зимой детишек на спинах катали.
ГОРДЫЙ: Да, Дядюшка Овраг, особенно маленьких. Сядут тебе на спину, вцепятся в холку, а ты летишь, только снежная пыль из под лап…
ОВРАГ: А весной все через ручей с ребятишками бегали…
ГОРДЫЙ: Так здорово, прыгаешь, лаешь, все смеются, а кругом брызги, как разноцветные бусинки…
ОВРАГ: А летом, когда ребятишки-то разезжались, все больше со мною были…
ГОРДЫЙ: Да, Дядюшка Овраг, у тебя хорошо летом, и еды много и запахов вкусных. А трава, такая большая, пребольшая вырастала, по самые уши…
ОВРАГ: Так вот и жили… Да, хорошие были собачки.
ГОРДЫЙ: А Гордый хороший?
ОВРАГ: Хороший, хороший. Один ты у меня и остался, Гордый. Остальные ушли, бросили.
ГОРДЫЙ: Нет, Дядюшка Овраг, они еще вернуться.
ОВРАГ: Да, уж, вернуться… Старею я. Понасыпали в меня всякого, домов понаставили, да… тяжело. Один я остался, не то, что раньше…
„P„u„‚„r„Ђ„u „t„u„z„ѓ„„„r„y„u
Внимание зрителей переключается на сам овраг. Мы возвращаемся в прошлое: в ту историю, которую поведает нам Гордый. Гордый и Дядюшка Овраг незаметно уходят.Через весь зал с визгом пролетает Кошка. С сзади у нее привязаны консервные банки. За Кошкой несутся Головастый, Крошка, Такса, Кусачий и Хромой. Кошка взлетает на сцену и останавливается выгнув спину. Шипит. Все останавливаются внизу. Кошка разворачивается и спокойно уходит за сцену. Все с диким лаем взлетают на сцену и носятся по ней.
ГОЛОВАСТЫЙ: Куда она далась? Только что была тут!
ХРОМОЙ: Ну это… того…
ТАКСА: Быть может она скрылась на дереве?
КУСАЧИЙ: Мы найдем ее. Мы раздерем ее в клочья!
КРОШКА: Ха-ха-ха. В клочья!
КУСАЧИЙ: Да, мы перегрызем ей горло!
КРОШКА: Ха-ха-ха. Горло…
ТАКСА: А Вы уверены, что нам нужно ее ловить?
КУСАЧИЙ:Мы поймаем ее, обязательно поймаем!
ГОЛОВАСТЫЙ: Надо принюхаться…
В центр сцены прыгает Черный. Все утихают и жмутся к кулисам. Черный рычит и всех оглядывает.
КУСАЧИЙ: (неуверенно) Мы отловим эту Кошку… И раздерем ее в клочья…
ЧЕРНЫЙ: (Рявкает на Кусачего) Мы вольные псы, мы живем в Овраге, мы охраняем Овраг. И первый наш враг это Человек! Слышите меня? Человек, а не какая-то драная Кошка.
Песня свободных псов (Геннадий Кушнир)
Мы раньше были славными домашними животными.
Хозяева любили нас, мы думали тогда.
Хозяева уехали, а мы остались брошены,
Не знали, что же делать нам, деваться нам куда.
Собрались здесь в овраге мы, живём большою стаею,
Гоняемся за кошками, не зная почему.
Мы каждый день расходимся на поиск пропитания,
А ночью собираемся и воем на луну.
Мы ненавидим всех людей, мы их равняем с кошками.
На них мы лаем всякий раз, как встретим на пути.
Но, вместе с тем, у каждого в душе мечта заложена,
Хорошего и доброго хозяина найти.
Мы любим быть свободными, ходить, куда захочется.
И мы не собираемся томиться на цепи.
Нам нужно только одного, чтобы о нас заботились.
Да только вот, хозяина такого не найти.
ЧЕРНЫЙ: А теперь расскажите мне, что нового произошло в овраге за сегодняшний день. Начинай ты, Такса.
ТАКСА: В моей канавке, уважаемый Черный, я, абсолютно случайно обнаружила появление новой, коробочки…
ЧЕРНЫЙ: Ржавой?
ТАКСА: Да-да! Абсолютно ржавой, с двумя маленькими дырочками.
ЧЕРНЫЙ: Ладно, пускай лежит. Ты, Кусачий.
КУСАЧИЙ: А я видел сегодня, как эти люди засыпали наш Овраг. То самое место, где росла соленая травка.
КРОШКА: Ха-ха-ха. Соленая травка.
ГОЛОВАСТЫЙ: А как же мы будем теперь лечиться, если у нас не будет соленой травки?
ЧЕРНЫЙ: Это люди, они сделают все, что бы собаке не жилось хорошо… У тебя все?
КУСАЧИЙ: Да, Черный.
ЧЕРНЫЙ: Кто следующий.
Рядом с Головастым лежит книга, пока он рассказывает, он периодически на нее поглядывает.
ГОЛОВАСТЫЙ: На моем бугорке появилась новая книга. Она правда немного рваная, но очень интересная…
ЧЕРНЫЙ: Про собак?
ГОЛОВАСТЫЙ: Я прочел ее почти до конца..
ЧЕРНЫЙ: Про собак?
ГОЛОВАСТЫЙ: В ней есть очень интересные картинки…
ЧЕРНЫЙ: Про собак?
ГОЛОВАСТЫЙ: (отодвигает книгу подальше и заглаживает ее) …Нет…
ТАКСА: А про кого тогда, уважаемый Головастый?
ГОЛОВАСТЫЙ: …Про людей…
ЧЕРНЫЙ: Ну тогда разорви ее. Разорви ее в мелкие клочья. Теперь ты, Хромой.
ХРОМОЙ: Ну… у меня… это… ночью жгли костер…
ТАКСА: Это наверное дети. Ну маленькие люди, которых мы каждую осень провожаем до школы…
КРОШКА: Ха-ха-ха. Дети они добрые. Они всегда дают мне конфеты… Ха-ха-ха.
ХРОМОЙ: Не… это они не дети… Они …это сломали сучек об который мы… это… все время чесались…
КУСАЧИЙ: Найду, вцеплюсь в штанину, так что бы она лопнула, так вцеплюсь, так, что бы лопнула, совсем лопнула.
ЧЕРНЫЙ: Тнпнрь, Крошка, твоя очередь.
КРОШКА: Ха-ха-ха. У меня в канавке ничего не изменилось. Ха-ха-ха.
ЧЕРНЫЙ: (грозно) Ничего?
КРОШКА: Ничего.
ЧЕРНЫЙ: У всех изменилось, а у тебя нет? А ты хорошо все прощупал? Ты плел носом петли, шарил крест-накрест, водил сверху вниз?
КРОШКА: Плел ха-ха-ха, водил сверху, водил вниз, ха-ха-ха…
ЧЕРНЫЙ: А это что? Я специально сломал эту ветку у тебя в ложбинке, чтобы проверить тебя. Значит ничего не изменилось?
Крошка начинает ерзать и хихикать.
ЧЕРНЫЙ: Вот так всегда. Ничего не знают, ничего не умеют. Засыпь им весь овраг, ничего не заметят. Гордый, теперь твоя очередь!
ГОРДЫЙ: Черный, а я ведь не из твоей стаи, и не обязан перед тобой отчитываться!
ЧЕРНЫЙ: (тихо обращаясь только к Гордому) Ладно тебе, не подрывай мой авторитет. Я ведь давно уже зову тебя в свою стаю. Правда, Гордый, приходи в мою стаю. Я сделаю тебя своей, правой лапой, а, Гордый?
ГОРДЫЙ: Нет, Черный, я не люблю стаи, но если хочешь, то расскажу. (Обращаясь ко всем.) У меня под деревом, я нашел золотое колечко…
КРОШКА: Ха-ха-ха. Золотое…
ГОРДЫЙ: Оно сильно блестит и переливается на солнце. Я понюхал его. И сразу понял, что его носил хороший человек. Только не знаю зачем он положил его в наш овраг…
КУСАЧИЙ: (не смело, ищя у Черного поддержки) Хороших людей не бывает…
Пока говорит Черный постепенно гаснет свет, и все собаки засыпают. Черного перехватывает Гордый. Когда Гордый заканчивает говорить он тоже засыпает.
ЧЕРНЫЙ: Да, хороших людей не бывает. Если бы люди были хорошими, то им обязательно нашлось бы место в стране собачьей мечты. B стране, где всегда тепло, хорошо и сытно. И у каждой собаки есть свой дом, и каждый вечер у него появляется колбаса или мясо, а еще лучше кусочек сахара.
Когда новый персонаж вступает в разговор, он встает и выходит на первый план, в результате образовывается треугольник.
ГОРДЫЙ: И мы ищем эту страну. Она находится за волшебной дверкой.
ТАКСА: Дверка маленькая-маленькая, но если найти ее и ткнуться носом, то она сразу станет большой — пройдет любая собака.
ГОЛОВАСТЫЙ: За дверкой совсем иная жизнь. Там всегда много дичи и вкусной еды.
КУСАЧИЙ: Кругом поля и леса, а хозяйничают там одни собаки.
ХРОМОЙ: Там хорошо, там никто не обидит тебя.
КРОШКА: Мы каждый вечер ищем нашу дверку.
ГОРДЫЙ: Вечером нет шума и овраг наполняется удивительными запахами. Вот проковылял кот, а вот тут играли дети, а здесь пропрыгал маленький мячик… И где-нибудь среди этих запахов мы обязательно найдем нашу волшебную дверку… Обязательно найдем…
Свет постепенно гаснет, видно лишь Гордого и луну.
ГОРДЫЙ:  Ночью на дне оврага, как в волшебной стране. Над тобой огромное небо в голубых крупинках и большое круглое зеркало.
В это зеркало можно смотреть без конца. И видишь там что-то знакомое, но очень далекое. Если долго-долго смотреть, то можно увидеть, там — за волшебной дверкой. Но от этого, почему-то делается грустно. Хочется спеть какую-ниудь песню. То-ли пожаловаться кому-то, то-ли позвать кого-то, то ли просто рассказать что-то.
И тогда начинает Крошка…
Становится видно Крошку.
КРОШКА: Ах, я маленький Крошка,
Я запросто прячусь в траву,
Мой домик — лукошко,
Я просто живу и живу.
ГОРДЫЙ: Крошка маленький и смешной. Он живет в ящике из-под яблок. Ящик пахнет яблоками, но Крошке по ночам снятся котлеты.
А потом продолжает Головастый.
Становится видно Головастого, а Крошка «исчезает».
ГОЛОВОСТЫЙ: Я ученый, я знаю.
Умею читать по слогам.
По людски понимаю
И верный совет вам подам.
ГОРДЫЙ: Головастый у нас действительно умный. Он где-то нашел мятую шляпу и научился ее ностить. А еще он умеет читать. Найдет где-нибудь старую газету и целый день выводит: «Ве-сти с по-лей!».
А после Головастого вступает Такса, она раньше жила на даче у какого-то профессора и у нее были щенки, она поет и вспоминает своих щенков…
Становится видно Таксу, Головастый «исчезает».
ТАКСА: А я Такса, я Такса,
Мой бант растрепался совсем.
На нем дырка и клякса,
А раньше он нравился всем.
ГОРДЫЙ: После Таксы наступает очередь Хромого. Хромой уже старый. Он подолгу глядит на луну и выводит:
Становится видно Хромого, Такса «исчезает».
ХРОМОЙ: Дайте Хромому, подайте Хромому.
Что вам не жалко, что есть.
Тяжко Хромому, плохо Хромому,
Если нечего есть.
ГОРДЫЙ: Иногда песню подхватывает Кусачий. …Он странный пес. Вроде бы и не злой, но на всех бросается… Наверное, он думает, что так выглядит сильнее…
КУСАЧИЙ:
Я Кусачий, Кусачий,
Со мной не играй просто так.
Я рычачий, бросачий,
Я знаю, кто главный наш враг.
ГОРДЫЙ: Заканчивает песню обычно Черный. Это правильно. Черный — вожак стаи. И все его слушаются.
«Появляется» Черный, Кусачего становится невидно в полутьме.
Черный:
А я Черный, я Черный,
Черна моя шерсть и душа.
От вас мне не надо ни мяса, ни хлеба,
И не ломаного гроша.
ГОРДЫЙ: Вот так мы и живем в овраге. Вот такая у нас — вольных псов жизнь.
Ночь становится непроглядной.
„B„„„Ђ„‚„Ђ„u „t„u„z„ѓ„„„r„y„u
Светает. Начинают щебетать птицы. Овраг просыпается. На сцене Кусачий, Такса, Головастый и Хромой. Все спят. По сцене разносится храп. Собаки по одной потягиваясь встают и поют свою песню.
Песня «Доброе утро, Овраг» (Людмила Щербакова)
— Доброе утро, Овраг!
— Доброе утро, Овраг!
— Доброе утро, Овраг!
ВСЕ: Вечный приют для собак!
—Благородных, беспородных,
— Злых, веселых и голодных,
— Верных, смелых, добродушных,
— Непослушных
— и послушных.
— Гладкошерстных и курчавых,
— Озорных и величавых,
— Терпеливых, зря побитых,
На помойках позабытых!
ВСЕ:  Всех подобрал нас Овраг,
Всех подобрал нас Овраг,
Всех подобрал нас Овраг,
Он лучший друг для дворняг.
— Здесь гонять удобно кошек,
— Громко лаять на прохожих,
— Прятать кости, след искать,
— Просто прыгать и играть.
— Здесь сидим мы в непогоду,
— Здесь мы все одной породы.
— Мы — дворняги, сами знаем,
И живем огромной стаей!
ВСЕ: Соединил нас Овраг,
Соединил нас Овраг,
Соединил нас Овраг,
Здесь мы сильны, как кулак!
— Каждый знает, для собаки
Невозможно жить без драки.
— Если попадем в капканы,
Здесь зализываем раны.
— Наши лапы очень быстры,
— А душа и сердце чисты.
— Мы в репьях и мы блохасты,
Но нисколько не несчастны!
ВСЕ: Доброе утро, Овраг!
Доброе утро, Овраг!
Доброе утро, Овраг!
Вечный приют для собак!
ТАКСА: Уважаемый Кусачий, вы не знаете что это за странный звук?
КУСАЧИЙ: (просыпается) Слушай, Такса, а тебе не все равно.
ТАКСА: Собственно говоря, нет. Он мешает мне спать. (все остальные тоже просыпаются и потягиваются)
КУСАЧИЙ: Да уж вставать давно пора. (Нюхает след) Вон, Черный уже убежал куда-то.
ТАКСА: А мне все же интересно, что это за звук.
КУСАЧИЙ: Ну так сходи и посмотри. Он, кажется, вон из того ящика.
ТАКСА: Но я одна боюсь.
КУСАЧИЙ: Ну позови Головастого, или Хромого.
ТАКСА: Уважаемый Головастый, и вы, уважаемый Хромой. Не могли бы вместе со мной выяснить причину столь странного звука.
Все просыпаются, нехотя подходят к коробке посреди оврага.
ХРОМОЙ: Ну это… оно так… да…
ГОЛОВАСТЫЙ: (Кусачему) Ну давай открывай.
КУСАЧИЙ: А че я то? Это Таксе интересно, пусть она и открывает.
ГОЛОВАСТЫЙ: Хромой а может ты откроешь?
ХРОМОЙ: Я … это… самое…
КУСАЧИЙ: Давайте все вместе, и…
ТАКСА: А может не надо?
КУСАЧИЙ: Ты жа сама хотела узнать что там находится!
ТАКСА: Я и сейчас хочу, только боюсь!
КУСАЧИЙ: Да, ладно, Такса, не съест же он тебя, а если что, мы Черному скажем, давайте, все разом, и…
Они открывают ящик, там свернувшись лежит и спит Крошка.
ВСЕ: Ой, Крошка.
ГОЛОВАСТЫЙ: Крошка, вставай. (Крошка спит.)
ТАКСА: Уважаемый Крошка, уже утро и пора вставать. (Крошка спит.)
КУСАЧИЙ: Да, не так это надо… (гомко) Не мешайте спать Крошке, а то он проснется и узнает, что мы нашли тут большой кусок мяса и сейчас его делим…
КРОШКА: (вскакивает) Где, что, как, мне… (водит носом, с закрытыми глазами, натыкается на оскал Кусачего) Да, ну вас!
ТАКСА: Не обижайся, Крошка, мы просто хотели узнать. что так громко гремит в ящике…
КРОШКА: Ха-ха-ха, в ящике, ха-ха-ха. Такса, давай поиграем! (Пытается схватить ее за ухо.)
ТАКСА: Ну, что Вы, Крошка, я сейчас совсем не расположена играть.
КРОШКА: Да ладно, Такса, давай поиграем! (Пытается схватить ее за ухо.) 
ГОЛОВАСТЫЙ: Сейчас придет Черный, вот с ним и поиграй!
КРОШКА: (стоит и падает) Ха-ха-ха. Ну, ты скажешь, Головастый, с ним поиграешь — сразу обе лапы перекусит.
ХРОМОЙ: (достает мячик) А у меня… это… вот чего есть…
КРОШКА: Давай сюда, Хромой. Головастый держи. (Кидает мячик.)
ГОЛОВАСТЫЙ: Такса, на… (Кидает мячик.)
Собаки играют в мяч, переодически кусают друг друга. Такса никак не может взять мяч, ее постоянно опережают.
ТАКСА: Это нечестно, друзья мои. И вообще вы не умеете вести себя с дамами.
КРОШКА: Ха-ха-ха. С дамами… Ха-ха-ха. Какая же ты дама. Ты — такса. Скажи, Головастый.
ГОЛОВАСТЫЙ: Да, это все знают.
ТАКСА: (обиженно поправляя бант) Я хоть и Такса, но все равно дама. Вон какой у меня бант.
ГОЛОВАСТЫЙ: Такса, а как надо вести себя с дамами?
ТАКСА: Ну, во первых. нельзя сидеть в присутстви дамы.
КРОШКА: Ха-ха-ха. А что же, все время лежать, а бегать когда?
ТАКСА: Не лежать, а стоять, пока дама не сядет.
КРОШКА: А если ты не когда не сядешь?
ТАКСА: Во вторых, даме всегда отдают самые лакомые кусочки…
ГОЛОВАСТЫЙ: Крошка, у тебя есть лакомый кусочек?
КРОШКА: Есть, огрызок от яблока, я его неделю назад у остановки нашел.
ГОЛОВАСТЫЙ: Принеси, будем уступать его Таксе.
КРОШКА: А что значит уступать, наступать знаю, только зачем на него наступать, его есть надо.
ТАКСА: Не наступать, а уступать, то есть отдавать.
КРОШКА: Ха-ха-ха. Я если я тебе его уступлю, ты обещаешь его не есть? А то я его тебе отдам, а ты его сразу съешь!
ГОЛОВАСТЫЙ: Слушай, Такса, а ведь дама у нас не ты, а Хромой. Ему все время в электричке, что нибудь уступают, то огрызок бутерброда, то половинку котлеты…
КРОШКА: Не, его только путают с дамой, смотри — у него даже и банта-то нет.
ТАКСА: Потом, даму всегда пропускают вперед.
КРОШКА: Вот, это дело! Давайте Таксу пропустим вперед, а то принеси ей яблоко… Такса, куда тебя пропустить?
ТАКСА: Ну, все равно куда.
ГОЛОВАСТЫЙ: Ну, тогда иди, Такса, мы тебя пропускаем вперед.
ТАКСА: (идет на край сцены, смотрит назад на собак) Спасибо, друзья мои, вы так любезны, настоящие джентлемены…
Внимание переключается на рассказчика Гордого. Собаки замирают.
ГОРДЫЙ: Тогда Такса свалилась в овраг и очень на всех обиделась. Она не разговаривала с нами почти до самого вечера. Потом мы часто вспоминали этот случай и просили Таксу, все-таки объяснить нам как следует, как нужно обращаться с дамами, но она только печально вздыхала поправляла свой бант и начинала говорить о чем-нибудь другом.
А однажды, помнишь, Дядюшка Овраг, мы попросили Головастого научить нас читать, он сначало долго сопротивлялся, но мы его все-таки уговорили…
Собаки «оживают».
ГОЛОВАСТЫЙ: Ты не понимаешь. Учат в школе. А я вас где учить буду?
ГОРДЫЙ: А ты поучи нас в овраге.
Головастый уходит, возвращается с стопкой книг, он поет, а собаки листают, нюхают и грызут книги.
Песня Головастого (Людмила Щербакова)
— Когда еще я в школе жил,
Ложился у порога.
Я про собак читать любил,
Про нас писали много.
Кто первым в космос полетел?
А? Я не вижу ваших лап!
Собачки — Белка, Стрелка!
Вот настоящий нащ удел -
Облаять всех с тарелки.
ВСЕ: Ну и голова, Головастый!
Вот бы нам бы так бы!
— «Дай, Джим, на счастье лапу мне…», —
Писал поэт Есенин.
Он с ним и лаял при луне
Таким же днем осенним.
А про Герасима рассказ
Никак я не пойму.
Зачем собачку он не спас?
Зачем топил Муму?
Холодный страх тебя возьмет,
Тут не до водевилей,
Когда бежит с гнилых болот
Собачка Баскервилей.
«Каштанка», «Белый Пудель», «Бим»,
«Ко мне, Мухтар»,
А сколько не прочтенных!
Собаку Павлова забыл!
Он был большой ученый…
ВСЕ: Ну и голова, Головастый!
Вот бы нам бы так бы!
ГОЛОВАСТЫЙ: Но, ведь, доска нужна. Как я буду учить вас без доски?
КРОШКА: Я а знаю где доска. Ха-ха-ха. Она рядом с будкой, в которой я собираю соломку для своего ящика, на соломке так удобно спать, особенно зимой и совсем не холодно, надо ее только принести, она такая большая, черная, на ней будет отчень удобно учиться. Ха-ха-ха.
Пока он говорит Кусачий уходит и приносит доску.
КУСАЧИЙ: Эта?
КРОШКА: Эта, только она не здесь она у будки, где я собираю солому,… а как она сюда попала я не знаю.
ГОЛОВАСТЫЙ: Ладно, садитесь вокруг. (Все рассаживаются.) Да не так. Ноаборот. Такса придвинься ближе. Крошка не хихикай. (Головастый надевает шляпу.)
ГОЛОВАСТЫЙ: Здравствуйте дети. Крошка иди к доске. (Крошка выходит и садится на доску.) Отвечай урок.
КРОШКА: Чего?
ГОЛОВАСТЫЙ: По твоему я должен подсказывать?
ТАКСА: А что такое урок?
ГОЛОВАСТЫЙ: Ну, это такая вещь которую нужно рассказывать.
КРОШКА: А чего рассказывать?
ГОЛОВАСТЫЙ: Рассказывай чего хочешь, а я поставлю отметку.
КРОШКА: Ну это… Иду я вчера, иду, а в моем ящике сидит мышь. Я за ней кинулся, а она как побежит.
ГОЛОВАСТЫЙ: Поймал?
КРОШКА: Нет не поймал. она в норку ушла.
ГОЛОВАСТЫЙ: Молодец, ставлю пять! А теперь, Такса, ты иди к доске! Отвечай урок.
ТАКСА: Я жила на даче, у менябыло много еды.
КРОШКА: Ха-ха-ха
ГОЛОВАСТЫЙ: Крошка, не мешай!
ТАКСА: (обиженно) Меня кормили колбасой.
КРОШКА: Колбасой, вот умора. Ха-ха-ха.
ТАКСА: (на глазах слезы) Почему ты смеешся? Да, меня кормили колбасой, и это все знают…
ГОЛОВАСТЫЙ: Молодец, ставлю пять… А теперь Хромой.
Сзади выходит Черный, он садится и слушает.
ХРОМОЙ: Ну… это …как-то раз… это самое…
ГОЛОВАСТЫЙ: Молодец, ставлю пять. А теперь ты, Гордый.
ГОРДЫЙ: А я еще не придумал о чем рассказывать…
ГОЛОВАСТЫЙ: Молодец, ставлю пять.
ЧЕРНЫЙ: А можно мне к доске?
ГОЛОВАСТЫЙ: (опешил) Можно…
ЧЕРНЫЙ: Вы все дураки. Собака должна быть собакой. Зачем ей читать по человечьи? Человек все равно не отдаст нам свою одежду и не отдаст еду. Нам достаются только объедки. Вот мой рассказ. Что ставишь, Головастый?
ГОЛОВАСТЫЙ: (мямлит) Молодец, ставлю пять…
ЧЕРНЫЙ: То-то (берет шляпу Головастого и отбрасывает ее в угол). И запомните, у собаки есть только один друг — собака, а человек для собаки враг. А теперь всем по своим местам — проверить все ли там впорядке. Жду Вас в ложбине у дикого куста с докладом.
Bсе, кроме Гордого и Таксы расходятся. Внимание на рассказчика Гордого.
ГОРДЫЙ: В глубине души, мы все были не согласны с Черным и мечтали найти своего Человека, но сказать об этом Черному — это означало попробовать его клыков. Черный не любил людей…
«Появляется» Такса.
ТАКСА: Гордый, а Вы не знаете почему Черный так не любит людей. Вот когда я жила на даче мой человек всегда кормил меня колбасой, и играл со мной. А однажды подарил мне вот этот бант. Он правда совсем растрепелся, но когда-нибудь мой человек найдет меня и снимет этот старый бант и повяжет новый. Так, Вы не знаете почему Черный так не любит людей?
ГОРДЫЙ: Нет не знаю. Я знаю что у Черного раньше тоже был свой Человек. Он держал его на цепи и все время бил. А потом заколотил свой дом сел в машину и поехал. Черный очень долго бежал за машиной. Тогда человек вышел и отогнал его, но Черный все равно продолжал бежать. Тогда Человек вышел и ударил его палкой, перебил ему обе лапы.
ТАКСА: Нашему Хромому тоже перебил кто-то лапу, когда он ходил попрошайничать в электричке…
ГОРДЫЙ: Но Черный выздоровел и пришел сюда, в Овраг. А почему он не любит людей я не знаю…
ТАКСА: А я так думаю, что все люди разные. Вот некоторые выносят и кормят нас объедками, а дети, иной раз и конфетами, а некоторые кидаются в нас камнями. Я так думаю, что все люди разные… как собаки…
ГОРДЫЙ: Такса, а ты не кому не скажешь?
ТАКСА: Что?
ГОРДЫЙ: Ну если я тебя хорошо порошу, никому не скажешь?
ТАКСА: Нет уважаемый. как можно?
ГОРДЫЙ: Такса, а у меня тоже есть свой человек!
ГОРДЫЙ: Нет, Такса, есть.
ГОРДЫЙ: Помнишь зимой я пербил себе лапу? Вечером я сидел и грел ее около колодца, там пар еще такой теплый. И вдруг слышу:
Голос: Что это с Вами, уважаемый?
ГОРДЫЙ: Он меня потом всегда так звал "Уважаемый". Наклонился на до мной.
Голос: Ай, ай, ай. Да Вам нужна медицинская помощь. Пойдем со мной…
ТАКСА: И вы пошли?
ГОРДЫЙ: Да, ты знаешь, и совсем не боялся. Он меня тогда завел в человечью конуру. Она такая большая и светлая.
Голос: Только, уважаемый, как можно тише. Соседи нас не поймут. Для начала мы пожалуй подкрепимся.
ГОРДЫЙ: И дал мне колбасы, а потом долго оказывал мне медецинскую помощь, сначало было больно, а потом так хорошо. Мой человек умеет лечить. Потом я лег, а он сел и долго трогал палочками какую-то дощечку. Я подошел и ткнулся в нее носом.
Голос: Это кисти, уважаемый, а это моя картина.
ГОРДЫЙ: Дощечка пахла очень вкусно.
Голос: Жаль, что собак не различают цветов.
ГОРДЫЙ: Даже не вкусно, а красиво. Запах струился лентой, расплывался шаром, набегал волной… Он еще долго трогал свою дощечку. а я подремывал в углу. А потом он встал, потрогал мою забинтованную лапу и сказал:
Голос: Ну, уважаемый, пора расставаться. Ты накормлен и подлечен. Я бы оставил тебя, но соседи, понимаешь… Поверь, я охотно бы пожил с тобой… Дай-ка лапу.
ГОРДЫЙ: Я дал лапу, и мы расстались.
ТАКСА: А где сейчас твой Человек?
ГОРДЫЙ: Мы иногда видимся, он со мной здоровается, иногда зовет в гости…
ГОРДЫЙ: Мой человек он — хороший, не то, что… человек… Черного.
„S„‚„u„„„Ћ„u „„„‚„u„„„Ћ„u
Пушка: разные цвета мегают
Из темных углов вы бираются на сцену кошки. Танец-песня.
Танец кошек (Наталья Алейкина)
Могу спокойно я прожить
И без любви, и без стихов.
О, я не создана служить
Высоким сочетаньям слов.
Да, я не создана для ласк,
Вся эта жизнь — родной мой дом,
Но слишком многого в нем дворняг,
Чтобы возиться с каждым псом.
Припев:
К чему вся эта суета сует?
Ведь истины на свете не найти.
Ее вообще на свете нет.
Коты идут по темному пути.
Луна моя, и звезды тоже,
Мы, кошки — королевы крыш.
Ночное небо так похоже
На серую большую мышь.
Я голодна, зато свободна,
Попробуй приручи меня!
Я дикая, но благородна,
Могу царапнуть я, любя!
Припев
В конце танца на сцену вылетает Кусачий. Все кошки убегают, одна забирается на постамент. Кусачий с лаем бросается на нее, но достать не может.
КУСАЧИЙ: Сейчас я тебя поймаю. Сейчас я раздеру тебя на куски.
Кошка продолжает лежать. Свешивает одну лапу и качает ею. Кусачий бросается на лапу, но Кошка вовремя ее убирает. Переодически дает лапой по морде Кусачему. Входит Такса.
ТАКСА: Дорогой Кусачий, И не лень Вам гоняться за этими кошками.
КУСАЧИЙ: Они все… Я их всех… Пусть только попробуют… Я их всех… в клочья…
ТАКСА: Позвольте, но что она Вам сделала…
КУСАЧИЙ: Да, она… она… Ходит тут, ходит , хвостом своим вертит. И смотрит на нас, да она ненавидит нас… я ее…
Песня Кусачего (Мария Петриченко)
Здесь в овраге, я знаком любому,
К славе я давно уже привык.
Кошка, посиди-ка лучше дома,
Не рискуй попасть на острый клык.
Может быть, я поступаю гадко,
Вам оно видней сос тороны.
Истреблю всех кошек без остатка,
Ведь они опасны и вредны.
Должен быть всегда собака главным!
Он горласт. умен, кусач и смел.
Пусть ходить он не умеет плавно,
В остальном зато собаку съел.
Мафия кошачья расплодилась,
И проникла даже в наш овраг.
Не хочу, чтоб это отразилось
На ранимой психике собак.
Наточите зубы для порядка,
Мы их встретил вон за тем кустом.
Убегут нахалки без оглядки,
Кто со мной, пускай вильнет хвостом!
Такса ложиться и начинае грызть кость.
КОШКА: Да за что вас любить? Вы грязны противные псы.
КУСАЧИЙ: Ты слышала, слышала? Да я их всех…
КОШКА: Только и знаете, что носится по Оврагу и гавкать, никакой от Вас пользы.
КУСАЧИЙ: Да ты…
КОШКА: Толи дело мы — кошки. Мы знаем как польстить человеку, когда он этого хочет, как подойти, как поластится и потерется о его руку, и поэтому люди любят нас, и поэтому мы такие ухоженные и чистые. А вы — глупые псы, вы никому не нужны, и поэтому люди выгнали вас,
КУСАЧИЙ: Да я тебя…
КОШКА: …они выбросили вас на помойку, потому что вы безмозглые, грубые, неотесанные…
КУСАЧИЙ: Да, ты драная глупая кошка!Да ты даже драться не может по человечески, и клыков у тебя нет, а ну покажи, покажи свои клыки!
КОШКА: (Вставая на дыбы) А когтей ты моих не пробовал?
Кусачий прыгает, Кошка дает ему лапой по морде. Кусачий скулит.
КУСАЧИЙ: Ты видела, видела? Она меня лапой, лапой. Лапами даже щенки не деруться!
Выходят Гордый и Головастый. Что-то обсуждают, жестикулируют.
КУСАЧИЙ: Гордый помоги мне, поймай ее, ненавижу, в клочья…
ГОРДЫЙ: Кусачий, а ты знаешь, что кошки задирают только того, кто их боится.
Рявкает на кошку, она с мявом убегает.
КУСАЧИЙ: Ты что, Гордый, хочешь сказать, что я трус? Может быть хочешь попробовать моих клыков? (Начинает на него скалиться.)
ГОЛОВАСТЫЙ: Не лезь Кусачий. Ты что, его даже Черный не трогает… Он его это. как его, …уважает.
КУСАЧИЙ: (испуганно) Да? Ну ладно Гордый, сейчас я тебя трогать не буду.
ГОРДЫЙ: (смеется) Ну и на том спасибо.
Внимание переключается на рассказчика Гордого.
ГОРДЫЙ: Кусачий тогда так и ничего не понял, но разошлись мы мирно, без драки, Да и что драться из-за кошки? …Помимо кошек и людей, в нашем овраге иногда появлялись привязанные. Это совсем другие собаки. Их приводят гулять люди. Привязанные отличаются от нас тем, что носят ошейник.
К собакам присоединяется Крошка и Привязанный.
Песня привязанного (Людмила Щербакова)
Живу с хозяином своим в большой удобной конуре.
Об этом вам, бездомные, пролаю, то есть спою.
Я появляюсь во дворе по вечерам и на заре
И чувствуюк хозяину привязанность свою!
Я не простой — породистый, мой папа из Италии,
А мамочка из Франции — прет-а-порте страна!
Я вспыльчив, как Италия, а в маму моя талия,
А в остальном привязанность к родителям скромна.
Когда с прогулки прихожу, мне ванну теплую нальют.
Я знаю пять слагаемых успеха моего.
Меня, как редкий изумруд лелеют, чешут, берегут,
Они ко мне привязаны и больше ничего!
На лучшего хозяина в Дог-шоу я учавствовал
И прыгал через Ширвидта по счету раз-два-три.
Я телевизор выиграл, с хозяином отпразновал,
Наелись вместе педигри, так что пошли угри.
Хозяин как-то раз летал в мою родную Францию
И я проведать мамочку себе устроил тур.
Болонки там — о грация! Но я держал дистанцию,
Хотя и говорил: «Бонжур!», но никаких лямур!
Шерше ля фам, о Франция! Боялся папарацци я,
Всем говорил: «Бонжур!» И был сплошной ажур!
Болонки там — о грация! Но я держал дистанцию,
Боялся папарацций я, всем говорил: «Бонжур!».
ТАКСА: (в зал) Они все такие важные… (привязанному) Послушайте, уважаемый, а зачем вы носите ошейник, я бы, вот никогда не стала ностить ошейник.
ПРИВЯЗАННЫЙ: Это потому, что у тебя нет медалей. Ошейник надевают, чтобы носить медали.
КРОШКА: Подумаешь. Ха-ха-ха. А я знаю, где лежит целая конфета.
ПРИВЯЗАННЫЙ: Да! У меня мног медалей. Они так звенят. Я породистый.
КРОШКА: Конфета, она большая и красивая.
ПРИВЯЗАННЫЙ: У моего человека тоже есть медали. Он тоже породистый.
ГОЛОВАСТЫЙ: Это еще надо проверить.
ПРИВЯЗАННЫЙ: Самой лучшей пороы!
ГОЛОВАСТЫЙ: Самая лучшая порода — это пудель.
ПРИВЯЗАННЫЙ: Да,да, мой человек — пудель.
ГОЛОВАСТЫЙ: Или нет… Может лучшая порода это шавка?
ПРИВЯЗАННЫЙ: Да, да, мой человек, кажется шавка.
Женский голос: Пусик домой. (Его дергают за поводок.)
ПРИВЯЗАННЫЙ: Ну, мне пора, пойду отведу хозяйку до дома, а то она без меня не дойдет.
КРОШКА: (заливается) Ха-ха-ха. Пусик, вот умора, Ха-ха-ха.
ЧЕРНЫЙ: Он такой важный и такой толстый. хотя сам не добыл себе ни куска мяса. Он может гулять себе и ни о чем не думать, а нам уже пора подумать о пропитании. А ну стройсть, на поиски пищи по оврагу бегом марш!
Собаки ищут еду.
Песня о сладких собачих снах (Людмила Щербакова)
Кусачий:
Если кипит в тебе бурная страсть,
Нужно с прилавка сардельку украсть.
Головастый:
Может, конечно, по шее попасть,
Только сарделькой набита уж пасть!
Гордый:
Если поел ты домашних котлет,
Скажешь, что в мире еды лучше нет.
Главное, чтобы осталась всегда
Для человека сарделька одна.
Крошка:
Если вдруг кто-то авоську несет,
А из нее колбаса упадет,
Раз на земле лежит, значит, ничья,
Смело бери ее, это твоя!
Черный:
Если щенок ты и любишь варенье,
Просто смотреть на него — огорченье.
Вылижи банку ждо пустоты.
Нет в ней варенья, чиста, как и ты!
На сцене никого не остается. Возглас женщины у которой Черный утащил сосиски.
На сцену выходит Гордый.
ГОРДЫЙ: Если уж речь зашла о еде, то как тут не вспомнить моего доброго друга Ямомото. У него всегда найдется что-нибудь вкусненькое для нас, потому что живет Ямомото в человечьей конуре, но он не привязанный. Ямомото — кот, хотя совсем не похож на этих противных и вредных кошек, он другой. Как-то Ямомото открыл мне секрет, что он Император Японии. И я сразу ему поверил…
На сцену вылетают Ямомото, а Гордый включается «переносится» из воспоминаний и включается в действие.
ЯМОМОТО: Спасибо, Гордый, что зашел в гости.
ГОРДЫЙ: Да и тебе спасибо, Ямомото. Только мне кажется твои это не очень- то одобрили.
ЯМОМОТО: А что мои? Я на них теперь обиделся. Разве так поступают с гостями великого императора
ГОРДЫЙ: Ямомото, а твоя Япония далеко.
ЯМОМОТО: Далеко, Гордый, очень далеко… Видишь те дома за оврагом.
ГОРДЫЙ: Да…
ЯМОМОТО: А за домами два сарая?
ГОРДЫЙ: Вижу…
ЯМОМОТО: Синий и красный?
ГОРДЫЙ: И синий вижу и красный…
ЯМОМОТО: Вот Япония там. а может и еще дальше! В Японии хорошо. Там все мыши подчиняются великому императору.
ГОРДЫЙ: То есть тебе?
ЯМОМОТО: Да! А людей там совсем нет, поэтому не надо о них заботится, как я забочусь о своих. А они — неблагодарные…
ГОРДЫЙ: Может они обиделись, что я разбил цветок, когда прыгал через окно?
ЯМОМОТО: …Вот уйду от них, пусть узнают. Вот не буду о них заботится. Пусть они узнают. что значит жить без своего доброго, умного императора. Пусть сами теперь моют, убирают, наливают молока в мою мисочку.
Вбегает Черный, Ямомото взлетает на постамент.
ЧЕРНЫЙ: И не противно тебе, Гордый, со всякими котами разговаривать?
ЯМОМОТО: Не твое дело…
Черный кидается на него.
ЧЕРНЫЙ: Достану. ни когтей не лап не останется. А ты что, Гордый, не заступаешься за своего приятеля.
ГОРДЫЙ: Коли была бы в этом нужда… А Ямомото себя в обиду не даст.
ЧЕРНЫЙ: Ну смотри у меня, кошка.
ЯМОМОТО: Я тебе всю морду в кровь раздеру, вот буешь знать, все глаза повыцарапаю.
ЧЕРНЫЙ: (еще немного рычит и кидается на Ямомото, Ямомото ложится и отворачивается к нему спиной) Ладно, я тебя еще встречу без Гордого. Слушай, Гордый, вступай в мою стаю.
ГОРДЫЙ: Черный, ты же знаешь, я не люблю стаи.
ЧЕРНЫЙ: Ладно, смотри сам. Пойдем, я тебя сосисками угощу.
ГОРДЫЙ: Опять у людей отнял?
ЧЕРНЫЙ: Да нет, ты что, на остановке валялись, целая пачка.
ГОРДЫЙ: Ой, смотри, Черный, не кончится это добром, прибьют ведь отднажды, вон Хромой деже не бросался ни на кого, а ему и то досталось, ой, смотри, Черный…
ЧЕРНЫЙ: А что от этих людей еще хорошего ждать, только палок и камней.
На последних двух предложениях они уходят, последние слова слышны, когда их уже не видно. Выходит Головастый.
ГОЛОВАСТЫЙ: И в овраге пусто, и на остановке нет ничего, может Хромой что из электрички притащит, или Черный где чего у кого стащит…
Головастый ложиться и лениво ловит снежинки.
Появляется Крошка, нюхает землю. Появляются Кусачий и Такса.
КУСАЧИЙ: Крошка, ты что делаешь.
КРОШКА: Я нашел след. Его хватит на всех.
ТАКСА: Кого, следа?
КРОШКА: Да, нет, того кто его оставил.
ТАКСА: И вы думете нам стоит его съесть.
КРОШКА: Да, псы мы или не псы? Вот он этот след.
КУСАЧИЙ: Подумаешь след, здесь этих следов…
КРОШКА: Это не простой след, вот смотри.
Все собираются и смотрят на след.
ГОЛОВАСТЫЙ: Да, чудной след. Не собачий.
КУСАЧИЙ: Наверное птичий.
ГОЛОВАСТЫЙ: Да, нет. Не птичий. Это след какого-то иноземного существа.
КРОШКА: Точно, в нашем Овраге такие звери не водятся.
ТАКСА: Вероятнее всего, что это след, вымерших динозавров, когда я жила на даче, мой человек много о них рассказывал.
КУСАЧИЙ: Если они вымерли, то откуда тогда след?
ГОЛОВАСТЫЙ: Наверное он здесь находится очень давно, когда они еще не вымерли.
КРОШКА: Точно, Головастый, с прошлой весны…
ТАКСА: Раньше его было не видно, а вот снег выпал и он сразу проявился.
ГОЛОВАСТЫЙ: Нет. Это след не динозавра, это след носорога, я про него в газете читал.
КРОШКА: А какой он — этот носорог.
ГОЛОВАСТЫЙ: У него большие уши до земли, вроде как у Таксы, и большие рога.
КУСАЧИЙ: Правильно, он же носо-РОГ!
ГОЛОВАСТЫЙ: Два горба и две когтистые лапы.
КРОШКА: А как же он тогда ходит, если у него всего две лапы?
ГОЛОВАСТЫЙ: Как, как? Как человек! На двух лапах!
ТАКСА: А хвост, у него есть хвост?
ГОЛОВАСТЫЙ: Конечно есть! Огромный пушистый хвост! Разве ты видела Носорога без хвоста?
ТАКСА: Нет.
ГОЛОВАСТЫЙ: Вот, то то же!
КУСАЧИЙ: А что этот Носорог делает в нашем Овраге.
КРОШКА: Наверное он пришел за кусочком колбасы, который я спрятал в ящике!
КУСАЧИЙ: Ты спрятал кусочек коласы, а нам ничего не сказал? (все надвигаются на Крошку)
КРОШКА: Я его уже давно съел, только носорог ведь об этом не знает…
КУСАЧИЙ: Нет, этого нельзя оставлять просто так. Мы не позволим носорогу взять НАШ кусочек колбасы…, даже если Крошка его уже съел.
ТАКСА: Может быть нам его стоит найти, ведь это так интересно, пообщаться с живым вымершим Носорогом!
КУСАЧИЙ: Ага, и хорошенько покусать его за лапы, что бы он больше не зарился на нашу колбасу.
КРОШКА: Ну, давайте, давайте скорее идем по следу.
Они идут по следу.
ГОЛОВАСТЫЙ: Смотрите здесь он остановился.
ТАКСА: И кружился на месте.
ГОЛОВАСТЫЙ: Следы путал, но мы сможем его выследить.
Идут дальше. подходят к ящику.
КРОШКА: (тихо) Вот, он здесь, я чую его.
КУСАЧИЙ: Давайте разом набросимся, и…
ГОЛОВАСТЫЙ: Нет, давайте лучше испугаем его…
Собаки поднимают лай. Из ящика с диким мявом вылетает Ямомото.
КУСАЧИЙ: Смотрите кошка.
КРОШКА: Это же Ямомото.
КУСАЧИЙ: Какая разница из какой ямы эта Мота, сейчас мы тебя…
ЯМОМОТО: (встает на дыбы) Во первых, я не кошка, а кот, а во вторых, я японский император Ямомото, и вы все мои подданые.
ГОЛОВАСТЫЙ: Кусачий, не трогай его, он наш друг, он иногда приносит нам поесть, и тоже умеет читать.
КРОШКА: Ямомото, а мы думали, что ты Носорог…
ТАКСА: Или динозавр…
Песня Ямомото (Виталий Лебедев)
А я не динозавр, а я не носорог,
Я славный, добрый, толстый, умный Ямомото.
Японии король, но я не очень строг,
Мне строгим и сердитым быть так неохота.
Все это потому, ах, милые друзья,
Сейчас скажу вам сразу честно, без утайки,
Что где-то за мостом Япония моя,
И в ней прекрасно могут жить коты и лайки,
(а также бульдоги, терьеры, овчарки и дворняги).
Там каждой из собак построят конуру,
А шалости собачьи с лап у всех там сходят.
Там все наоборот, там солнце поутру
Садится где-то за домами, а не всходит.
Там много колбасы, там много молока,
А кошек нет там с роду, вовсе и не надо.
Зеленые леса, прозрачная река…
…Япония тебе пою я серенаду!
Ах, Япония моя,
Что б я делал без тебя?
Где бы жил, где гулял, где слоня-ался?
Ах, Япония моя,
Что б я делал без тебя?
И куда без тебя я б пода-ался?
Звучит марш. Все собаки вытаскивают плакаты «Далой сабачю жисть», «Хачу в Епонию».
КРОШКА: Ямомото, расскажи нам что-нибудь…
ЯМОМОТО: Вот недавно обиделся я на своих хозяев и ушел из дому. Решил сделаю себе гнездо и буду на дереве жить.
КРОШКА: Как галки?
ЯМОМОТО: Нет, как имератор Японии, славный и добрый Ямомото. Ну, так, вот. Решил буду жить на дереве, и питаться галками. Буду брать себе по одной на обед. (Забирается на дерево.)
КРОШКА: И они согласились?
ЯМОМОТО: А что им жалко, что ли. Никогда не понимал этих галок. Все черные одинаковые. Какая им разница если на одну станет меньше. Было бы меня столько, я бы не жадничал, подарил бы пару штук себя на шапку хозяину. Ну так сделал я себе гнездо, живу себе припеваючи, только галки такими жадными оказались… И решил я их проучить. Вызвал к себе и говорю: «За то, что вы — галки такие жадные, буду у вас на обед забирать яйца из гнезд»…
КРОШКА: А галки чего?
ЯМОМОТО: А галки слетелись со всех сторон, и на перебой: «Хорошо, ваше августейшее величество. спасибо Вам, ваше высочество!»
ГОЛОВАСТЫЙ: Да, да, я видел, как ты тогда с дерева слетел, а они за тобой всей стаей, и всё что-то тебе говорят и говорят…, аж пух летит.
ЯМОМОТО: Но я суров. Видели как дал лапой одной? Она так и полетела вверх тормашками. Не понимают они своего счастья, глупые! Я бы навел у них порядок, а теперь пусть живут одни. Пусть их бьет град, мучит холод. Тогда они пожалеют. что остались без своего доброго, умного императора!
КУСАЧИЙ: Слушай, Момота.
ЯМОМОТО: Ямомото я.
КУСАЧИЙ: Ну, Ямомотая. А за что ты на своих-то обиделся.
ЯМОМОТО: Да, вот проучить решил, за то что они мне миску не помыли. А вообще-то у меня домашние хорошие.  (Надевает очки.) Вот недавно, выгнал я их из дома — сказал, что у меня будут гости. И пригласил на чай Гордого. Но он почему-то чай пить не стал, а стал есть колбасу, которюу мои, специально для нас приготовили в холодильнике.
Появляется Гордый.
ЯМОМОТО: Мы доголо говорили о Японии, но мои почему то рано вернулись, хотя я им говорил, что бы пошли погулять хотя бы на пару часиком.
КУСАЧИЙ: Забыли, наверное.
ЯМОМОТО: Нет, у меня очень хорошие хозяева.
ГОРДЫЙ: Это правда, долго за нами не гнались, палками, камнями не кидались…
ТАКСА: Да, хорошие хозяева.
Остальные соглашаются с ней.
ЯМОМОТО: Может они конечно обидились за бидон молока, который мы с Гордым случайно выпили, и поэтому так рассердились. Хотя чего сердиться — у них этого молока… Ну, ладно некогдо мне с Вами, у меня встреча с мышами. Буду им лекцию о Японии читать. (Уходит.)
ГОЛОВАСТЫЙ: Если среди кошек есть свой император, то почему его нет среди собак?
КУСАЧИЙ: Это не среди кошек, а среди котов — ведь Ямомото — кот…
На сцену выбегат Новенький, его гонит Черный. В течение всей сцены Новенький боится и жмется от Черного.
ЧЕРНЫЙ: Вот, видали, новое пополнение. (Новенькому) Эй, ты чего здесь делаешь?
НОВЫЙ: Жду!.
ЧЕРНЫЙ: Кого это ждешь?
НОВЫЙ: Своего Человека!
ЧЕРНЫЙ: А где же он?
НОВЫЙ: Он скоро вернется.
ЧЕРНЫЙ: А ты знаешь, что это наше место?
НОВЫЙ: Нет, не знаю.
ЧЕРНЫЙ: (всем) Видали? Он ждет своего Человека. Утром он его привез, а сейчас уже вечер. А он еще думает, что его человек вернется.
КРОШКА: Ха-ха-ха.
ГОЛОВАСТЫЙ: Если утром, то конечно не вернется…
ТАКСА: Меня точно также привезли и бросили…
ЧЕРНЫЙ: Слышал? Как тебя зовут?
НОВЫЙ: Тобик.
ЧЕРНЫЙ: Что за имя такое? Разве не стыдно отзываться на такое имя?
КРОШКА: Ха-ха-ха. Тобик, Вот умора, ха-ха-ха.
ЧЕРНЫЙ: Теперь ты будешь зваться просто Новый. Ну-ка иди сюда!
НОВЫЙ: Не пойду!
ЧЕРНЫЙ: Не пойдешь? Ты не хочешь меня слушаться?
НОВЫЙ: Я слушаюсь только своего Человека!
ЧЕРНЫЙ: А теперь ты будешь слушаться меня. Твой человек тебя бросил. Он никогда не вернется!
НОВЫЙ: А я не верю!
ЧЕРНЫЙ: А ты знаешь, что я здесь главный?
НОВЫЙ: Не знаю.
ЧЕРНЫЙ: Ну тогда я тебя проучу!
ГОРДЫЙ: Не трогай его Черный.
ЧЕРНЫЙ: Не мешай, Гордый.
ГОРДЫЙ: Не трогай, я сказал, пусть ждет. Он потом сам попросится к тебе в стаю.
ЧЕРНЫЙ: …Ну, ладно. Пусть сам попросится.
Все, кроме Гордого и Нового уходят. Начинают сгущаться сумерки. По мере того, как говорит Гордый начинается и усиливается тревожная музыка. На небо восходит луна.
ГОРДЫЙ: Ты знаешь, Новый, ты не обижайся на Черного, он хороший, только людей, почему-то не любит.
А твой Человек, он обязательно вернется, может быть не сегодня, может быть даже и не завтра, но обязательно вернется. Вот у нас жил здесь Тихий и к нему вернулся его Человек, правда-правда. Ко всем возвращаются. А у нас здесь хорошо. Скоро придет весна и проснется ручей. Сейчас он замерз, а весной будет живой и веселый. И мы будем ловить в нем рыбешек. А летом ручей пересыхает. Только маленькое болоце остается. В этом болоце столько лягушек, они по ночам поют свою песню, и мы по ночам поем свою песню. А когда заканчивается лето дети идут в школу. А мы их охраняем. Дети — такие маленькие люди. Они нас любят, и мы их тоже. Даже Черный. Зимой мы катаем их на спинах. А знаешь, как пахнет трава осенью? А у нас есть мячик. Мы в него играем, он правла с дыркой, но ничего — все равно очень весело. А у меня есть колечко, я нашел его в овраге, очень красивое колечко. А Хромой ходит по электричкам, там очень добрые люди, такие же добрые, как твой человек, и они всегда дают Хромому что-нибудь поесть. А Крошка живет в ящике из под яблок, поэтому от Крошки всегда пахнет яблоками. Мы тебе тоже найдем ящик. Ящик конечно не конура, но тоже ничего…
Музыка заглушает слова Гордого. Сквозь музыку прорывается громкий и тоскливый вой.
„X„u„„„r„u„‚„„„Ђ„u „t„u„z„ѓ„„„r„y„u
Внимание на Гордого.
ГОРДЫЙ: Новый прижился у нас. Конечно первые дни он всегда бегал к остановке и ждал своего человека, но потом возвращался. Он забирался под доски и молчал. Вообще-то он быстро привык к нашей собачьей жизни и скоро уже сам добывал себе еду…  Лучше всех, с едой было у Крошки и Хромого. Крошку всегда баловали дети, давали ему то сахара, то конфет. А Хромой ходил по электричкам… Он был уже старым псом, и с каждым днем добраться до станции ему становилось все тяжелее и тяжелее…
Электричка. Хромой просит милостыню.
Песня Хромого (Иван Буранов)
В зеленой электричке вы видеть часто должны
Хромого драного пса, как будто с войны.
Ухо порвали мне в прошлом году,
Ногу отбили, ходить еле могу.
Припев:
И кто-то погладит по шерсти рукой,
И кто-то ударит по ребрам ногой.
Это моя жизнь, а я пес хромой…
Я хожу по поездам и прошу поесть
У людей, у которых в глазах что-нибудь есть.
Иногда выхожу я в тамбур чуть-чуть поскулить.
Ведь голос сел и не могу я выть.
Припев
Если бы ко мне добрый человек подошел,
Кусок мяса положил и в сторонку отошел…
И еще бы смог ногу мне залечить.
Но это мечты. им никогда не быть.
Припев
Внимание на рассказчике Гордом.
ГОРДЫЙ: Собачья жизнь такая. Сегодня у тебя в зубах кость, а завтра не знаешь, как уцелеть. Вчера Хромой притащился едва живой. Он, как всегда, побирался в поезде, и тем его здорово стукнули. Было у него три лапы, а теперь и вовсе на двух приполз. Терпел Хромой молча, только слезы в глазах стояли. Бедный Хромой, зачем его так, а Дядюшка Овраг? Зачем…?
Все собаки из стаи выходят на сцену, Хромой лежит посередине.
ЧЕРНЫЙ: Говорил тебе, не ходи побираться! … Хочешь есть?
ХРОМОЙ: Не знаю.
ЧЕРНЫЙ: Принесите ему кость, у меня под кустом припрятана.
ЧЕРНЫЙ: Чего тебе хочется. Хромой?
ХРОМОЙ: Травки солененькой
ГОЛОВАСТЫЙ: Где ж ее взять -то теперь, там где росла все тракторами засыпали.
ЧЕРНЫЙ: Поищите ему травки. (Все стоят.) Ну…! (Все расходятся, потом возвращаются, все чего-нибудь несут. Крошка обертку от конфеты, Гордый колечко, Головастый книгу, Такса снимает бант).
ХРОМОЙ: Спасибо… Да уж, не надо… теперь уже… Помираю я…
КРОШКА: Да, нет, Хромой, ну как же так, помираешь, да и не помираешь вовсе… Хромой, вставай, ну, Хромой вставай, а…
ЧЕРНЫЙ: Прощайтесь!
ТАКСА: До свидания, Хромой, мы обязательно еще встретимся. (Уходит.)
КУСАЧИЙЙ: До скорого, Хромка! (Уходит.)
ГОЛОВАСТЫЙ: Ты это, не грусти, вот почитай на досуге.  (Уходит.)
Пауза. Гордый и Черный смотрят друг на друга.
ЧЕРНЫЙ: Ладно, Гордый, я не такой, чтобы ссорится, когда кто-то умирает. (Хромому) Главное не бойся.
ХРОМОЙ: Я и не боюсь. (Черный отходит на второй план и уводит с собой Крошку и отворачивается.)
ХРОМОЙ: Гoрдый, ты это… знаешь, где у Коровьего куста лежит кривая дощечка?
ГОЛОВАСТЫЙ: Знаю.
ХРОМОЙ: Там это…мой мячик спрятан. Возьми себе.
ГОЛОВАСТЫЙ: Ладно…
ХРОМОЙ: Хороший мячик. Совсем новый, только с дыркой. Возьмисебе. С ним хорошо играть.
ГОЛОВАСТЫЙ: Ладно
ХРОМОЙ: Прыгай и бей его носом. Ты хорошо прыгаешь.
ГОЛОВАСТЫЙ: Спасибо, Хромой.
ХРОМОЙ: Гордый, это самое… Спасибо…
Внимание переключается на рассказчика Гордого.
ГОРДЫЙ: Это были последние слова Хромого. Первый и последний раз. тогда я слышал, чтобы Хромой так много говорил. Пересилил себя напоследок. Так стало у нас в Овраге на одного вольного пса меньше меньше. Больше всех горевал Черный, и злился…
«Появляется» Черный.
ЧЕРНЫЙ: (спокойно, но очень сумрачно) Хромой, ты не обижайся на меня, что я тебя покусал тогда, помнишь, когда ты только пришел к нам в стаю? Не обижайся Хромой ладно? И ты не бойся, Хромой, я найду кто это сделал. Обязательно найду, и тогда путь держится. Я так отомщу!… Я им всем отомщу… Всем…
Песня Черного  (Наталья Алейкина, Людмила Щербакова)
Вспыхнул закат ярким пламенем,
Словно огонь зажегся он на небе,
Значит с другом случилась беда.
Боль и обида, ненависть, злоба —
Вот, что я чувствую снова и снова,
Не прощу это вам никогда!
Слабых вы бьете, а сильных боитесь,
Врете друг другу и лжи не стыдитесь.
Мы мешаем спокойно вам жить.
Вы для нас словно боги,
Но почему так жестоки…
Мне осталось одно только мстить.
Вы с электричек торопитесь в клетки,
В сумках батоны, под мышкой газетки,
День прошел, приближается ночь.
Месят ботинки грязь по дороге,
Рву я подметки, хватаю за ноги!
Но Хромому уже не помочь…
Слышны крики людей: «Черная собака», «Она бросается», «Она покусала человека», «Смотрите, бешеный пес!». С музыкой крики стихают.
С противоположных концов сцены запыхавшись выбегают Ямомото и собаки: Крошка, Кусачий, Такса, Гордый и Головастый, Черный. Они тяжело дышат, обступают Ямомото.
ЯМОМОТО: Скорее бегите, я только что слышал, вас всех поймают… и отправят на живодерню.
ГОЛОВАСТЫЙ: Надо им все объяснить, надо сказать что Черный не хотел никого кусать, но в него кинули камнем.
ЧЕРНЫЙ: Вот и объясни…
ТАКСА: Ах. как жаль, что нас не учили говорить по человечьи…
КУСАЧИЙ: Так что же делать?
Все смотрят на Черного, Черный обводит всех взглядом. махает лапой разворачивается и уходит вглубь сцены.
Внимание переключается на рассказчика Гордого.
ГОРДЫЙ: Жалко, что мы не звери, Тогда бы сбежали в лес. Лес синеет в дали. Там нет домов и людей, но, значит, нет и пищи.
Тогда все обошлось, и постепенно мы успокоились, и казалось. что все будет так же как и прежде… так же как и прежде…
Лунная песня (Наталья Алейкина)
КРОШКА: До белых мух осталось ждать чуть-чуть
Мы все ждем, а ждут нас самих где-нибудь?
ГОРДЫЙ: Зато есть свобода, зато есть овраг,
И здесь легко понять кто друг, а кто враг.
КУСАЧИЙ: Такая судьба собачья, рвать и метать, иначе
Скажут, что трус, хоть имя твое — Кусачий.
ТАКСА: Такая судьба собачья, нужно дружить, а иначе
Никто не даст поиграть даже рваный мячик.
ГОРДЫЙ: Один лишь раз мне снился странный сон,
Будто я заветную дверку нашел,
Она там, где небо с землей заодно,
Туда попасть нам всем не дано.
ТАКСА: Такая судьба собачья, правда, могло быть иначе,
Если найти новый бант и новую дачу.
ГОЛОВАСТЫЙ: Такая судьба собачья, я должен учиться, иначе,
Кто всем расскажет, что в мире собаки значат?
ЧЕРНЫЙ: Пускай нет крыши, зато есть луна…
Преданность твоя никому не нужна.
Мы вольные псы, отвержены, но мы есть,
И все мы — стая, и страшна наша месть.
КРОШКА: Такая судьба собачья, лучше смеяться, иначе,
Могут заметить, что часто собаки плачут.
ГОРДЫЙ: Такая судьба собачья, искать человека, иначе,
Гордому псу без хозяина нет удачи.
ЧЕРНЫЙ: Горит луна, и не дает уснуть,
Может скоро и мне собираться в путь,
Я вижу тебя, oромой, на луне,
Оставь местечко мне в райской стране.
Такая судьба собачья, жить не могу иначе,
Ударят меня — я дам обязательно сдачи…
Когда герои допевают свой сонолог, они уходят.
Проходит время.
Выбегает Крошка, навстречу ему Кусачий и Гордый.
КРОШКА: Там еду дают.
КУСАЧИЙ: Да ладно!
КРОШКА: Точно дают, целую гору мяса навалили. Бери не хочу. Я Головастому уже сказал. А вот Таксы найти не могу.
КУСАЧИЙ: А много еды то? Мож , кто просто огрызки выбросил?
КРОШКА: Да, много, много. Теперь, если притащить ди припрятать и до белых мух пожалуй хватит. (Убегает.)
КУСАЧИЙ: Ладно, побежали. Я пойду Нового найду, а ты, Гордый, Черного позови.
Все разбегаются.
Слышны человеческие крики. Лай собак. Посреди оврага стоит огромная клетка. В ней сидят Крошка, Кусачий и Головастый. Головатсый лежит и печально смотрит на зал. Крошка смеется. Вылетает Черный.
ЧЕРНЫЙ: Негодяи, негодяи. А ну отпустиете их. Всем глотки перегрызу. А вы! Зачем полезли! Зачем у них мясо брали.
ГОЛОВАСТЫЙ: Так, он это, дал мне мяса, а потом кинул петлю на шею, я чуть не задохнулся.
ЧЕРНЫЙ: Ненавижу… В клетку… Вас бы в клетку… Ну быстро отпустите их.
ГОЛОВАСТЫЙ: Черный. скажи им, чтобы меня отпустили, скажи им, Черный.
ГОЛОС: Иди сюда, сердитый, на кусочек мяса, на не бойся…
ЧЕРНЫЙ: Сейчас, подойду. Сейчас я тебе покажу…
ГОЛОС: Ах, ты…
Удар поскуливание собаки.
В клетку из-за сцены бросают Черного.
ЧЕРНЫЙ: Я вас всех…
Выбегает Гордый. Крошка то плачет, то смеется.
ГОЛОВАСТЫЙ: Гордый, скажи, что бы меня отпустили, скажи, Гордый. Ведь я умею читать. Скажи, что я читать умею.
ЧЕРНЫЙ: Беги, Гордый, беги скорей. Не плачь, Крошка, не плачь! Я тебя в обиду не дам. Я их всех покусаю!  Сейчас, Черный. Сейчас.
В это время Гордый оскаливается и медленно идет на зрительный зал.
ЧЕРНЫЙ: Беги, Гордый, беги.
Слышен удар. Гвалт смолкает. Медленная тихая музыка. Гаснет свет.  Видно только раненого Гордого. Слышны голоса. Гордый непонимающе смотрит вокруг.
Голос Человека: Отпустите, это моя собака.
Голос живодера: А почему на ней ошейника нет? Это не ваша собака.
Голос Человека: Нет это моя собака.
Голос живодера: Это бродячая собака, я отпущу ее, а она снова будет всех кусать
Голос Человека:  Вот деньги.
Голос живодера: Ну, ладно, бери собаку, только надень ошейник.
Голос Человека:  Уважаемый, как вы?… Вижу, что не очень, ну пойдемте домой…
Во время последующей песни собаки по одной выходятиз клетки, подходят к Гордому, взглядами прощаются с ним и уходят в небесное сияние. Песня идет в записи, голосами погибших собак.
Последняя песня (Людмила Щербакова)
Над Оврагом снежным
Замер ковш небрежно,
Утренних ждет часов.
Над землей застыло
И помочь не в силах
Созвездие Гончих Псов.
Где гуляла стая,
Белый снег летает,
Засыпая следы.
Грезили мечтали,
Но беды не ждали,
Разве мы ждали беды…
Припев:
Мечтать — это очень просто,
Жил бы собачий остров,
Наш старый добрый Овраг,
Росла бы трава густая,
Жила б наша дружная стая,
Но не бывает так.
То что было домом,
Стало черным комом,
Злым, незнакомым, чужим.
Больше нас не будет,
Так решили люди,
Как гончие псы мы бежим.
Наш Овраг печальный
Слышит лай прощальный,
Слышит в последний раз.
Что мечтать о дверце,
Если в ранах сердце,
А сердцем Овраг был для нас…
Припев
Гордый садится. Время прошло. Он теперь только рассказчик. Метет вьюга.
ГОРДЫЙ: Вот, так и кончилась наша жизнь в Овраге. Для меня началась новая!
Но я часто прихожу к Оврагу и вспоминаю: вот доска на которой учил нас Головастый, а вот мячик Хромого, а здесь раньше стоял ящик Крошки…
А сегодня я пришел сюда в последний раз. Сколько здесь навалило снега!
Я разгребаю снег носом, прикладываю ухо к земле и говорю: «Ты слышишть меня, Дядюшка Овраг?»
Вьюга становится громче, отвечая ему.
Мы уезжаем, ты слышишь, мы уезжаем.
Вьюга.
Но я вернусь к тебе, вот лето придет и я тебя обязательно навещу.
Вьюга
До свидания, дядюшка Овраг… до свидания…
КОНЕЦ

Песни из спектакля доступны по адресу: http://music.vostrove.ru/party/ovrag.htm
Сайт, посвященный творчеству Константина Сергиенко: www.sergijenko.de
© Детско-юношеская организация «Остров Сокровищ», 1999

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования