Общение

Сейчас 774 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

КОМЕДИЯ М.МИКАЭЛЯН С ПРИКЛЮЧЕНИЯМИ,
ИГРАМИ И КРУТЫМ ДЕТЕКТИВОМ
(ПО МОТИВАМ ПОВЕСТИ «КАЛЛЕ БЛЮКВИСТ)
                                                                                               Перевод со шведского
                                                                                               Л.Лунгиной

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
КАЛЛЕ – «сыщик», он же вождь «Белой розы», мальчишка 14 лет.
ЕВА-ЛОТТА – его подружка, хорошенькая девчонка, 14 лет.
СИКСТЕН – вождь «Алой розы», длинный мальчишка, 14 лет.
БЬЕНКА - друг Сикстена, маленький мальчишка, 13 лет.
БЬЕРК – полицейский.
ЭЙНАР – родственник Евы-Лотты, вор.
РЕДИЧ – крупный вор.

Действие происходит в одном из маленьких городков Швеции
в наши дни.


                                        А К Т  П Е Р В Ы Й

                                            Картина первая

Маленький городок Швеции. Задняя часть дома и сада, где живет Ева-Лотта. К нему примыкает гараж. На стенах дома и гаража детские рисунки: ковбои, огромный пистолет и цветы и т.д. Этот уголок отдан на «откуп» детям. Здесь происходят игры, баталии и разные приключения.
Пожарная лестница проходит перед большим окном второго этажа дома и уходит на чердак, где расположился «штаб» «Белой розы». Покатые черепичные крыши гаража и дома, увитые густо диким виноградом служат отличными препятствиями для прыжков и скатывания. Жаркий летний день.
Выходит Калле. Он крадется, смотрит по сторонам.


КАЛЛЕ. Сыщик или Никто! Да! Да! Я это решил твердо и навсегда! Правда, гиблое дело быть сыщиком в нашем сонном городишке. (Смотрит по сторонам). Хоть бы! Хоть бы какое-нибудь маленькое, захудаленькое преступление. До чего же обидно! Есть же счастливчики – рождаются в лондонских трущобах или в гангстерских кварталах Чикаго. Па! Па-па! Стрельба на каждом углу. (Смотрит). А тут ничего! Ничего подозрительного. (Махнул рукой). Когда вырасту, поеду в Лондон! Нет, пожалуй, в Чикаго… Нет в Лондон. А может быть все-таки в Чикаго? Правда отец хочет, чтобы я помогал ему торговать в лавке. Я! В лавке! Стою и отвешиваю мыло и селедку. Ха-ха! Тогда эти бандиты и убийцы совсем распоясываются без присмотра. Сыщик или Никто!… Шерлок Холмс был хорош в свое время. А сейчас нужны новые имена. И в числе первых буду я! Калле Блюмквист! Прошу любить и жаловать! К счастью наступили летние каникулы и никто, никто не посмеет отвлечь меня. (Из глубины сада слышится нежный голос: «Калле! Калле!). Даже Еве-Лотте! Лучшей из девчонок нашего города! Нет! Всех городов на свете!

(Появляется Ева-Лотта – хорошенькая девочка 14 лет).

ЕВА. Послушай, ты ненормальный! Ты определенно ненормальный! Что ты сидишь. Каникулы начались!
КАЛЛЕ. Бдительность!
ЕВА. Что?
КАЛЛЕ. Тихо! Мужчина плетется с мешком за спиной! А вдруг там у него краденое серебро?
ЕВА. А вдруг ты совсем рехнешься со своими детективными идеями.
КАЛЛЕ. Пренебрежение к преступности в нашем обществе, которое проявляете вы, Ева-Лотта, достойно сожаления.
ЕВА. Сейчас каникулы. Преступники подождут.
КАЛЛЕ. В любую минуту преступление может все отравить своими ядовитым дыханием.
ЕВА. Где ты их возьмешь!
КАЛЛЕ. Стоит наступить малейшему затишью как вы теряете всякую бдительность.
ЕВА. Ну и сиди тут со своей бдительностью. А я ухожу!
         (Поворачивается и медленно идет).
КАЛЛЕ ( не выдержал). Куда?
ЕВА. Играть в цирк.
КАЛЛЕ. С кем?
ЕВА. Мало ли… Хотя бы с Сикстеном или Бьенком что ли…
КАЛЛЕ. Ей-ей… Считай что тебе повезло. При таком скудном урожае на преступников я готов взять кратковременный отпуск.
ЕВА. Давно бы так. Я буду наездницей!
КАЛЛЕ. А я значит конюхом. Нормально.
ЕВА. Высшая школа верховой езды. Наездница Ева Шарлотта. Ап!

         (Ева-Лотта грациозно поскакала вокруг Калле
          напевая песенку).

КАЛЛЕ. Нормально.
ЕВА. Рот до ушей, хоть завязочки пришей.
КАЛЛЕ. Шей, шей, шей ниток не жалей.
ЕВА. Ну и глупый же у тебя вид!
КАЛЛЕ. Глупый! Я никогда не замечал за собой такое. Хи-хи! Хо-хо! Хрю-хрю-хряг!
ЕВА. Что с тобой?
КАЛЛЕ. Почему бы тебе не постоять немного на руках. Зрители были бы в восторге.
ЕВА. А почему бы тебе не посидеть на своей собственной голове!
КАЛЛЕ. Ева-Лотта, пожалуйста, по просьбе конюхов спойте еще раз песенку про Жозефину.
ЕВА. То-то же! (Поет).
                   Жила-была девчонка,
                   Звалася Жозефиной,
                   Всего-то у ней было,
                   Что швейная машина.
КАЛЛЕ (кричит). Шина, шина, шина, шина.
ЕВА. Замолчи, несчастный.
КАЛЛЕ. Во. Во! Учитель пения то же самое говорит, как только я запою.

        (Слышится воинствующий клич со свистом,
         появляются Сикстен и Бьенка).

СИКСТЕН. Привет кислятинке!
КАЛЛЕ. Привет дохлятинке!
БЬЕНКА. Пора кончать перемирие. Каникулы пропадают.
КАЛЛЕ. Мне сейчас некогда воевать. Катитесь отсюда!
БЬЕНКА. Какое-нибудь новое «уголовное преступление»?
КАЛЛЕ. Несчастный! Побойся моего удара!
СИКСТЕН. Я потом тебе на голову лед положу, если жив останешься.
БЬЕНКА (показывая на Сикстена). Человек, которому суждено поразить тебя прямо в сердце, перед тобой.
СИКСТЕН (показывая на Бьенка). Вот мой секундант. А твой кто?
ЕВА. Я! Ева-Лотта!
КАЛЛЕ. Считайте что вам повезло. При таком скудном урожае на преступников я готов взять кратковременный отпуск.
СИКСТЕН. Какое оружие ты выбираешь?
КАЛЛЕ. Кулаки.
ЕВА. Есть ли у вас какое-нибудь последние желание?
КАЛЛЕ. Да! (показывая на Сикстена). Попроси его папу позвонить в исправительный дом и сообщить им куда за ним приехать.
ЕВА (Сикстену). А у тебя?
СИКСТЕН. Да! (показывая на Калле). Попроси его посторониться, а то я собираюсь плюнуть.
БЬЕНКА. Внимание! Поединок начинается. Время!
ЕВА. Давай, Калле!
БЬЕНКА. Спокойно, Сикстен.
ЕВА. Шай-бу! Шай-бу! Держись! Молодец!

        (Калле ловко кладет на лопатки Сикстена).

БЬЕНКА. Победил Калле Блюмквист. (Поднимает руку Калле).
КАЛЛЕ. Приемы самбо – не роскошь, а жестокая необходимость!

        (Сикстен и Калле пожимают друг другу руки).

БЬЕНКА (канючит). Ну, Калле, что тебе стоит. Давай объявим войну «Алой и Белой Розе».
КАЛЕЕ. Ваше время истекло. Катитесь отсюда. Мне сейчас не до вас!
СИКСТЕН (Калле). Девчатник!
ЕВА. Что?
СИКСТЕН (Еве). Мокрица!
ЕВА. Калле! Пора из них сделать отбивную котлету.
КАЛЛЕ. Считайте, что вам повезло…
БЬЕНКА. «При таком скудном урожае на преступников ты готов взять кратковременный отпуск»?!
КАЛЛЕ. Да!
СИКСТЕН. Наноси оскорбление. (Бьенке). Читай! Ты же лучший бегун в школе!
БЬЕНКА (ликующе). «Слабоумному вождю преступной шайки, именующей себя «Белой Розой» настоящим уведомляется, что во всей стране Швеции ни у одного крестьянина нет поросенка хоть вполовину такого глупого как вождь «Белой Розы»! Трепещите, жалкие замухрышки! «Великий Мумрик» томится у вас, но ничего, ждать осталось недолго. Мы найдем «Великого Мумрика» сегодня же. Подпись: Благородный Сткстен, вождь «Алой Розы», которому ты не достоин развязывать шнурки на ботинках».
КАЛЛЕ. Оскорбление принято!
БЬЕНКА. Начинается война «Белой» и «Алой Розы» и смерть поглотит тысячи душ и унесет их в свое черное царство.
СИКСТЕН. Трепещите!

                (Уходят).

КАЛЛЕ. Наступил час переместить «Великого Мумрика». Я чувствую опасность!!!
ЕВА. Ой!
КАЛЛЕ. А у меня начинает дрыгаться печенка. Вот так тр-р… т-р-р-р.
ЕВА. Счастливый!
КАЛЛЕ. Тебе, Ева-Лотта, преданному рыцарю «Белой Розы» я приказываю взять «Мумрика» из своего тайника.
ЕВА. Я готова.

               (Ева ловко лезет на крышу).

КАЛЛЕ. Не бойся. Я начеку! (Осматривается по сторонам).
               (Ева лезет на дерево).
ЕВА. Калле, миленький, а что ты чувствуешь, когда бываешь начеку?
КАЛЛЕ. Моя шея удлиняется как телескоп, а на макушке появляются улиткины усы.
ЕВА. Если ты будешь так бессовестно врать, я свалюсь с дерева.
КАЛЛЕ. Я закину тебя туда обратно.

                (За сценой слышится полицейский свисток. Появляется
                 полицейский Бьерк).
БЬЕРК. Ева-лотта, ты сломаешь шею! А ну-ка спускайся вниз.
ЕВА. А не лучше ли вам подняться наверх.
БЬЕРК. Тебе не мешало быть немного поженственнее.
ЕВА. Женственнее? Пожалуйста, но только по понедельникам, а сегодня среда, к сожалению.
КАЛЛЕ. Нормально!
БЬЕРК. Слезай немедленно (свистит).
КАЛЛЕ. Тише! А то «Алые» прибегут.
БЬЕРК. Опять у вас война?
КАЛЛЕ. Еще какая!
БЬЕРК. Слезай (свистит).
КАЛЛЕ. Ой, ой, дядя Бьерк! Мы вам откроем тайну. Полицейские и сыщики должны быть за одно. Помните по истории войну «Алой» и «Белой Розы». Сикстен вождь «Алых», а я «Белых».
ЕВА (опускается с крыши). Сейчас, сейчас вы его увидите!
БЬЕРК. Кого!
КАЛЛЕ. Великого Мумрика!
БЬЕРК. А где он?
КАЛЛЕ. В трубе! Тот, кто обладает им – тот победитель!

      (Ева спускается вниз, торжественно разжимает кулак,
       на ладони у нее маленький серый камушек).

БЬЕРК. Это серая замухрышка!
ЕВА. Замухрышка! И вы не видите в нем маленького старикашку?
КАЛЛЕ. И вы не видите, что он разглядывает свой пуп.
БЬЕРК. Да…да.
ЕВА. Великий Мумрик! Не огорчайся! Немногим дано разглядеть твою красоту. «Алые» бы лопнули от зависти, будучи на вашем месте, дядя Бьерк.
БЬЕРК. Как же могут они его найти!
КАЛЛЕ. А мы обязаны намекнуть, где он спрятан!
БЬЕРК. Не хотел бы я быть за «Алых».
КАЛЛЕ. А вы будете за нас, «Белых».
БЬЕРК. Где же уж мне такими опасными делами заниматься. Тихая спокойная работа в полиции больше по мне. (Уходит).

         (Калле берет камень и долго смотрит на него).

ЕВА. О, сколь много повидали твои мудрые очи, Великий Мумрик.
КАЛЛЕ. Сколько можно мотаться по городу, лежать в грязных трубах. Пора ему посидеть дома. И пусть «Алые» ищут его… у нас в штабе!
ЕВА (показывая на Мумрика). По-моему он не доволен. У него кислый вид.
КАЛЛЕ. А по-моему он подпрыгнул от радости. Я чуть его не уронил.
ЕВА. А где он будет сидеть?
КАЛЛЕ. Посмотрим, что у нас там есть. (Калле лезет по пожарной лестнице в «штаб»).

                (Пауза).

ЕВА. Ау! Ау! Ты жив, Калле?

                (В окне штаба появляется счастливое лицо Калле).

КАЛЛЕ. Операция будет называться «Недра земли»! Мы его спрячем в глобусе!
ЕВА. Где? Где?
КАЛЛЕ. В глобусе!!
КАЛЛЕ. Великий Мумрик! Тебя будет охранять весь земной шар!
                   (Калле исчезает в «штабе»).
ЕВА.     
                Жила-была девчонка
               Звалася Жозефина,
               Жозефина-фина, фина,
               Жозе-Жозе-Жозе-фина.

                (Появляется Эйнар с чемоданом, он слушает песенку, его не
                 видят).

ЭЙНАР. А как тебя зовут, прелестная сеньора?
ЕВА. Ева-Лотта.
ЭЙНАР. Знаешь, ведь мы старые знакомые. Я тебя видел когда ты была еще совсем маленькая.
ЕВА. А вы кто?
ЭЙНАР. Я дядя Эйнар, двоюродный брат твоей мамы, прелестная синьора. А ты стала очаровательной. (Ущипнул за щеку).
ЕВА. Ой, не надо. Больно ведь!

                 (Появляется Калле).

ЭЙНАР. А я как раз и хотел, чтобы было больно.
КАЛЛЕ. А вас никто не ждал, дядя Эйнар!
ЭЙННАР. «Никогда не пиши о том, что ты можешь сообщить лично» - вот мой девиз.
ЕВА. И вы надолго?
ЭЙНАР. Собираюсь бросить работу. Думаю, уже не поехать ли за границу. У нас в стране человеку некуда податься, все топчемся на месте.
ЕВА. И вовсе нет. Наша страна – самая лучшая в мире!
ЭЙНАР. Послушай, пигалица, можно маленькому послушному мальчику поиграть с вами?
КАЛЛЕ. Сейчас я вам вынесу ведерко и лопатку, а песочек у вас под ногами.
ЭЙНАР. Как жаль, что я для таких игр вырос. Давайте пойдем посмотрим развалины замка. Они наверное сохранились?
ЕВА. Жалко, что теперь нельзя пройти в подземелье!
КАЛЛЕ. Толстенная дверь заперта, а ключ у бургомистра.
ЭЙНАР. Почему?
КАЛЛЕ. Там столько всяких переходов и закоулков и очень сыро…
ЕВА. А один ребенок чуть не заблудился.
КАЛЛЕ. Вот было бы здорово начертить план всего подземелья, а потом устроить там тайник.
ЭЙНАР. А я, пожалуй, завтра могу вам это устроить.
ЕВА. Ой, а как?
ЭЙНАР. А вот так.

        (Дядя Эйнар вынул из кармана какую-то пластинку).

КАЛЛЕ. Отмычка! А почему она у вас?
ЭЙНАР. Я не люблю запертых дверей.
ЕВА. Вы еще не знаете, что Калле у нас  - сыщик. Один из лучших на сегодняшний день!
КАЛЛЕ. Ну, не преувеличивай! Просто мне нравиться думать про бандитов и как их ловят…
ЭЙНАР. Желаю тебе поскорее изловить целую шайку преступников. Знай себе вяжи их в пачки и отправляй в полицию!
КАЛЛЕ. Все еще впереди!
ЭЙНАР. Да! Про развалины не болтать.
ЕВА. Никому? Никому?
ЭЙНАР. Забудь об этом, а то я ущипну. (Уходит).
КАЛЛЕ. Какое счастье. Вот он!
ЕВА. Кто?
КАЛЛЕ. Подозрительный нашелся! Я не поеду в Чикаго, я остаюсь здесь!
ЕВА. Уж не задумал ли ты променять Мумрика на несчастного Эйнара?
КАЛЛЕ. Несчастного. А почему он интересуется развалинами.
ЕВА. Подумаешь развалины.
КАЛЛЕ. А отвертка?
ЕВА. Подумаешь отвертка.
КАЛЛЕ (вынимает записную книжку, пишет). Приметы. Нос прямой, брови срослись, шляпы нет. Азбука сыскного дела. А? Отпечатки пальцев. Что стоит «подозрительный» без добротных отпечатков пальцев? (поет) – Отпечатки, отпечатки, пятки, пятки… пятки, пятки!
ЕВА. Ты сумасшедший!
КАЛЛЕ. Решено! Сегодня ночью, когда он будет спать, я проберусь к нему в комнату.
ЕВА. Калле, я боюсь за тебя.
КАЛЛЕ. Сыщик должен рисковать, чтобы это ему не стоило.
ЕВАЮ Я тебя не пущу!
КАЛЛЕ. Я не позволю всяким подозрительным личностям шляться без присмотра!
ЕВА. Калле, я с тобой.
КАЛЛЕ. Трусов в разведку не берут. Понятно? Итак, в два часа ночи, чтобы мне провалиться.

         (Калле таинственно прошипел: «Отпечатки, пятки, пятки».
          Уходит).

ЕВА. Это мы еще посмотрим… «Трусов в разведку не берут». Чтоб мне провалиться, если я не буду на месте раньше Калле! (Поет).
                                   
               Жозефина,фина, фина, фина,
               Шина, шина, шина, шина,…
             (Уходит).


              
                  

                      Картина вторая

Декорация Первой картины.
Ночь. Луна. Окна в доме темные. В руках у Калле фонарик.

КАЛЛЕ. Все-таки страшновато. Зачем я это все затеял?! Азбука сыскного дела! Приметы, родимые пятна. Ничего не идет в сравнение с отпечатками пальцев. Сыщик или Никто. Ну, ну, не трусь. Вперед! А вдруг дядя Эйнар и не думает спать? Что я тогда скажу. «Какая сегодня чудесная ночь. Я решил прогуляться туда и обратно по пожарной лестнице».

         (Калле лезет по пожарной лестнице, слышится шум).

КАЛЛЕ. Кто-то идет. Неужели дядя Эйнар. (Прячется за кустами).
         
                (Появляется Ева-Лотта).

ЕВА. Ой, я умру от страха! Я ему докажу, что мы смелее мальчишек! Я сама сниму отпечатки пальцев. Проклятый будильник! Не зазвонил во время! А что если дядя Эйнар не спит? Что я тогда ему скажу? «Я пришла спеть вам колыбельную песенку и укутать ваши белые ножки». Мамочка, помоги!

        (Лезет по пожарной лестнице).

КАЛЛЕ (из-за кустов, себе). Да это Ева-Лотта! Вот это девчонка! Интересно, что ей тут нужно?! (Громко). Стой, кто идет!
ЕВА (громко). Проходите! Я вас не трону!
КАЛЛЕ. Ева-Лотта? Рад тебя видеть.
ЕВА. Калле?
КАЛЛЕ. Ты что тут делаешь?
ЕВА. Я? Я… вышла погулять!
КАЛЛЕ. Не поздновато ли?
ЕВА. Нисколечко! Не правда ли сегодня прекрасная луна!
КАЛЛЕ. Кто? Кто?.
ЕВА.  «Но что за блеск я вижу на балконе?
            Там брезжит свет. Джульетта, ты как день!
            Стань у окна, убей – луну соседством;
            Она и так от зависти больна,
            Что ты ее затмила белизною».
КАЛЛЕ. По-хорошему говорю. Катись отсюда!
ЕВА. Не уйду!
КАЛЛЕ. Не выводи меня из себя!
ЕВА. «Как ты сюда пробрался? Для чего?
            Ограда высока и неприступна.
            Тебе здесь неминуемая смерть,
            Когда б тебя нашли мои родные».
КАЛЛЕ. Ты что, всю ночь стихи читать собираешься?
ЕВА. А почему бы и нет?
КАЛЛЕ. Пусти!
ЕВА. Не пущу! Я первая!
КАЛЛЕ. Ты первая.
ЕВА. Да! Я первая заняла это место! И вообще ты мне мешаешь!
КАЛЛЕ. Иди гуляй в другое место.
ЕВА. Я пришла за отпечатками пальцев.
КАЛЛЕ. Ах так! Отбиваешь у меня хлеб?
ЕВАЮ Почему?! У тебя будут свои отпечатки, у меня свои.
КАЛЛЕ. Ты-то тут причем. Кто из нас сыщик! Ты или я? Нет! Ты ответь.
                (Пауза).
ЕВА. Ты…
КАЛЛЕ. А теперь давай лезь первая, я посмотрю.

               (Пауза).
ЕВА. Калле, миленький, прости меня! Одна я боюсь, возьми меня с собой.
КАЛЛЕ. То-то же. Так уж и быть. Проверим на тебе штемпельную подушку (прикладывает ее к руке Евы). А теперь приложи руку к листку чистой бумаги! Вот твои отпечатки пальцев! Стой тут, в случае опасности кричи «Мяу».

        (Калле лезет по пожарной лестнице. Зажигает фонарик.
         Высвечивается комната Эйнара. В ней кровать, столик, стул.
         Калле пролезает через окно).

ЕВА (шепотом). Осторожно, на окне горшок с цветком!

         (Калле по пластунски подползает к кровати, но тут же начинает
          рыться в карманах штанов и ползет обратно к окну. Вылезает
          через окно на лестницу).

ЕВА. Что еще!
КАЛЛЕ. Забыл бумагу.
ЕВА. Шляпа. (Дает чистый лист бумаги).
КАЛЛЕ. Надо было ему дать на ночь крысиного яда, от него спят без просыпа.

           (Калле перепрыгивает через окно и задевает горшок с цветком.
            Ева вскрикивает, но Калле ловко ловит горшок и ставит его на
            место. Опять ползет по пластунски к кровати. Луч фонарика
            ползет по кровати. Кровать пуста! В комнате никого нет).

КАЛЛЕ (кричит). Ева!

            (Ева лезет по лестнице к окну).

КАЛЛЕ. Его нет! Он исчез!
ЕВА. Вот так история.
КАЛЛЕ. Разве стал бы он исчезать ночью, не будь у него что-то нечистое на уме?!
ЕВА. Бежим в полицию.
КАЛЛЕ. Ребенок. Разве запрещается человеку ночью лазать через свое окно по пожарной лестнице.
ЕВА. А если он не придет?
КАЛЛЕ. Вещи его здесь!  Никуда он не денется. Азбука сыскного дела! Я полез за уликами. Будь начеку, если что кричи «Мяу».

          (Калле пробирается в комнату, рассматривает вещи на столе).

КАЛЛЕ. Газета! «Бодливая корова сеет панику…» Не то… «Выставка собак!.
          (За окном слышится «Мяу»).
          (Калле тушит фонарик, прячется под кровать. Появляется Эйнар,
           забирается по лестнице в комнату, раздевается. Что-то роняет на
           пол. Зажигает свет. Ищет под креслом, не находит. Ложиться
           спать, потушив свет. На улице появляется полицейский дядя
           Бьерк).

ЕВА (из-за кустов). «Мяу»!

               (Полицейский останавливается).

ДЯДЯ БЬЕРК. Брысь! Спать пора! (Уходит).
                (Пауза).

               (Из-под кровати высовывается голова Калле. Дядя Эйнар со
                сложенными руками на груди. Калле берется за ножку
                кровати и начинает раскачивать ее. Эйнар блаженно качается
                как малыш в люльке).

ЕВА (шепотом). Пощекочи ему пятки! (калле щекочет пятку Эйнару).
ЭЙНАР (во сне). Ха-ха-ха! (переворачивается, рука его свешивается прямо перед носом Калле).
КАЛЛЕ. Повезло!

                  (Калле быстро снимает отпечатки пальцев).

КАЛЛЕ. Готово!

                   (Подползает к креслу, ищет потерю дяди Эйнара).

КАЛЛЕ. Жемчужина!
                    (Быстро ползет к окну, но тут раздается грохот, цветок
                     падает на пол).

ЭЙНАР (вскочив с кровати). Руки вверх! (Зажигает фонарик и светит прямо на Калле, в другой руке у Эйнара пистолет). Ближе! Еще ближе! Калле? Что ты тут делаешь? (Пауза). Говори! Ну, Калле?
КАЛЛЕ. Как же я сюда попал? Как же так Уж не начал ли я опять ходить во сне? Ну да, теперь вспоминаю, вы мне приснились.
ЭЙНАР. Неужели.
КАЛЛЕ. Вы гнались за мной долго, очень долго и наконец схватили меня за шиворот. Вот так! (Калле берет пиджак Эйнара и трясет его). «Все сыщики должны носить на хвостах пустые консервные банки, чтобы было слышно, когда они появляются»? – сказали вы.
«Но у меня нет хвоста», - сказал я.
«А это что по-твоему», - сказали вы.
Я обернулся и увидел хвост. Да, да! Настоящий собачий хвост.
«А»! – сказали вы и привязали к моему хвосту консервную банку. Я прыгнул, банка загрохотала. Это было невыносимо. Вот я и пришел, чтобы вы отвязали ее.
ЭЙНАР (улыбается). Дорогой мой, сыщик, детективы не дают тебе спокойно спать, Беги домой. На этот раз я тебе верю!
КАЛЛЕ. Спокойной ночи, дядя Эйнар! Извините за беспокойство, дядечка Эйнарчик! Всего, всего вам хорошеги.

           (Калле вылезает через окно в сад. Там его поджидает Ева-Лотта).

КАЛЛЕ. Кажется пронесло!
ЕВА. Мы сегодня были в доме ужасов.
КАЛЛЕ. Вот что значит профессия сыщика! На каждом шагу тебе прямо в нос суют пистолет.
ЕВА. Пистолет… Сон… Отпечатки пальцев. Вот это ночь! Так не мудрено состариться раньше времени!
КАЛЛЕ. Отпечатки пальцев – это дело прошлого! Что все это стоит по сравнению с … (смотрит по сторонам).
ЕВА. С… с чем?
КАЛЛЕ. С жемчужиной!
ЕВА. Жемчужиной?
КАЛЛЕ. Вот она! Выпала из его пиджака! Что вы на это скажете, Ева-Лотта. Крайне подозрительно не правда ли?!
ЕВА. А вдруг это жемчужина … его пра-пра-прабабушки?
КАЛЛЕ. Я не из тех, кто выносит приговор на основании одних предположений. Дело должно быть расследовано основательно! И эта задача мне по плечу!
ЕВА. Что надо делать?
КАЛЛЕ. Наблюдать, следить, записывать. Но самое главное…
ЕВА. Что? Что?
КАЛЛЕ. Надо играть с ним! С утра до ночи! И как бы между делом задавать ему вопросики, вопросики …
ЕВА (восторженно). Ты лучший сыщик в мире!
КАЛЛЕ. Но-но! Не будем преувеличивать6 Шерлок Холмс тоже не так уж плох.
ЕВА. И в такую минуту весь город спит!
КАЛЛЕ. Стоит ли после этого удивляться, что столько преступлений остаются нераскрытыми.
ЕВА. Давай напоследок разбудим жемчужного дядечку, а то он заспался.
КАЛЛЕ. Мяу… мяу…
ЕВА. Мяу… мяу…

                (В окне появляется Эйнар).
ЭЙНАР. Брысь! (Бросает  в сад пустую консервную банку, исчезает).





                             ЗАНАВЕС











                         КАРТИНА ТРЕТЬЯ

Декорации первой картины.
Утро. Выходит Калле. Он очень весел, прыгает, танцует.

КАЛЛЕ. Попался карась на уддочку! Ошибки быть не может! Ничего что все предыдущие преступники оказывались порядочными людьми. Но этот? (Калле вынимает записную книжку). «Азбука сыскного дела»! Чтьаеь: «Приметы: нос прямой, брови срослись, зубы… крупные, шляпы нет, лазает ночью по пожарным лестницам, имеет пистолет, держит его под подушкой… очень ехидный»… (записывает). Особо подозрительные обстоятельства! Теряет жемчужины! Жемчужина? Чья же она?
              (Появляется Ева-Лотта).
ЕВА. Докладывать?!
КАЛЛЕ. Докладывай!
ЕВА. Встал в десять часов ноль две, вошел в туалет в десять ноль шесть, вышел в десять двенадцать, сел завтракать в десять пятнадцать. Съел:
КАЛЛЕ. Тихо! «Алые» идут!
           
           (Выходят Сикстен и Бьенка, они настроены очень воинственно).

СИКСТЕН. Зачитай 139 оскорбление! Зачитай! Ты же лучший бегун в школе!
БЬЕНКА. «Вы – подлые псы, да, именно вы, «Белые Розы», отравляющие своим мерзким присутствием сей город! Вы жалкие нарушители! Да, вы, «Белые Розы», нарушаете основное правило игры. Час настал уничтожить сорняк, именующий себя «Белой Розой» и высыпать прах его в навозную кучу».
СИКСТЕН. Сведения о Мумрике! Быстро!
ЕВА. Пожалуйста, мы вам подскажем. Ищете в «Недрах земли»!
СИКСТЕН. Где прикажете начать здесь или на Северном Полюсе.
БЬЕНКА. Отличный намек. Вот увидите, наши внуки найдут Мумрика, прежде чем сойдут в могилу.
СИКСТЕН. С таким вот мозолями на руках.
ЕВА. А вы пошевелите мозгами, если они у вас есть. «Аленькие розочки»!
КАЛЛЕ. Если вождь «Алых» войдет в стан врага и исследует недра земли, он найдет то, что ищет.
СИКСТЕН. Отлично! Жалкие блохи! Трепещите. О Великий Мумрик, «Алая Роза» вновь вернет тебя в лоно порядочных людей!

                  (Уходят).
УВА. Наша война будет почище войны Роз!
КАЛЛЕ. Берем дядю Эйнара под постоянное наблюдение.
ЕВА. Поросенка в хозяйстве завести и то легче.

                (Появляется Эйнар).

ЭЙНАР. Никто со мной не играет. Что вы делаете?
КАЛЛЕ. Балдеем.
ЭЙНАР. Давать «балдеть» вместе?
ЕВА. Давайте играть в цирк! Вы будете лошадью, я наездницей, Калле конюхом.
ЭЙНАР. Лошадью?
КАЛЛЕ. Маленькой, симпатичной лошадкой.
ЕВА. Нагнитесь, я сяду к вам на шею. (Дядя Эйнар послушно нагибается). Поехали!
                                  Жила-была девчонка
                                  Звалася Жозефина.
 
                  (Подстегивая Эйнара).
КАЛЛЕ. Пошла! Быстрей! Быстрей!

               (Появляется Редич, его некоторое время не видят).

РЕДИЧ (вкрадчиво). Милые детские забавы! (Эйнар останавливается как вкопанный). Забавная картинка! Зачем же так бледнеть! Мой дорогой, ненаглядный Эйнар! Здравствуй!
ЭЙНАР. Ты?
РЕДИЧ. Ты кажется, не особенно рад меня видеть, старина?
ЭЙНАР. Что ты, конечно, рад! Ты так неожиданно явился.
РЕДИЧ. Разве? Ну, да ты же забыл оставить адрес…
ЭЙНАР. Захотелось чуть отдохнуть…
РЕДИЧ. Совсем замучился на работе в последнее время, да? Ребята, оставьте нас одних! (Калле мнется). И побыстрее!
КАЛЛЕ (еле тихо). Прячься! (Убегают).
ЭЙНАР. Что ты хочешь, Артур?
РЕДИЧ. Хватит валять дурака! Ты отлично знаешь, что я хочу!

               (Редич вынул пистолет).

ЭЙНАР. Убирайся, а не то…
РЕДИЧ. А не то позовешь полицию, да? Давай! Завалимся, вместе.
ЭЙНАР. Убирайся!
РЕДИЧ. Ты малость перемудрил… Так не пойдет, приятель, чтобы двое кашу варили, а один ее ел? Выкладывай все барахло…
ЭЙНАР. А если я этого не сделаю. С собой у меня ничего нет.
РЕДИЧ. Ну, тогда не сходя с места …
ЭЙНАР. Спрячь игрушку! Обратно в тюрьму захотелось. Выстрелишь – «фараон» тут как тут. Что ты от этого выиграешь. Да ты наверное читал газету!
РЕДИЧ. Думаешь оттянуть время, а потом улизнуть, не выйдет, дружище. Я поговорю с тобой без помех, будь спокоен. Даю тебе время на размышление, дылда трусливая…

                (Уходит).

ЭЙНАР. Нет уж! Не отдам! Никому ничего не отдам. Мы еще поборемся. Посмотрим кто кого.

               (Быстро уходит в дом).

КАЛЛЕ. Уж если это не жулики, то я тогда архангел Гавриил собственной персоной.
ЕВА. Да, за одну такую физиономию надо штрафовать!
КАЛЛЕ. Борьба предстоит не на жизнь, а на смерть. И тому, кто не привык иметь дело с подонками общества грозит нервное потрясение.
ЕВА. А ты за кого, Калле.
КАЛЛЕ. Как всегда на стороне общества! Хотя бы ме это стоило жизни.
ЕВА. Чего же они хотят от дяди Эйнара?
КАЛЛЕ. Газета! Непростительный промах! Я ее нашел на столе дяди Эйнара. (Вынимает газету, читает). «Бодливая корова сеет панику»? Нет, не то. «Крупная кража драгоценностей» в Эстермальне. «В ту ночь на субботу произошла крупная кража ювелирного магазина! Похищен сейф с драгоценностями на сумму около 100000 крон. Полагают что в ограблении участвовало двое. Среди похищенных вещей особую ценность представляет колье из восточных жемчужин!»
ЕВА. Жемчужина!
КАЛЛЕ. Какой же я тюфяк. Обыкновенный дрянной тюфяк! Вот кто я! Да из меня такой же сыщик, как из рогатки ружье! Я знаю, где он все спрятал. В развалинах! Не даром он интересовался ими. Вот куда он ходил ночью!
ЕВА. Вот почему  я не могу спокойно пройти мимо коробки с печеньем, и не запустить туда руку. Вот что значит быть в родстве с преступником. Пусть убирается из нашего дома. Бежим в полицию.
КАЛЛЕ. Разве нам поверят. Посмеются, да и только! Накопим побольше доказательств. А отпечатки пальцев пошлем почтой. А сейчас бежим на развалины пока воры не спелись.
ЕВА. За драгоценностями?
КАЛЛЕ. За драгоценностями!

             (Убегают).

Появляется Эйнар. С другой стороны выходит Редич.

РЕДИЧ. Стой! На этот раз я играю без дураков. Живому тебе не быть, так и знай. (Хватает его).
ЭЙНАР. Пусти!
РЕДИЧ. Живо давай сюда все.
ЭЙНАР. Здесь ничего нет. Пусти!
РЕДИЧ. Врешь…
ЭЙНАР. Я закопал все драгоценности на развалинах.
РЕДИЧ. Веди туда! Быстро!
ЭЙНАР. Идем!

                    (Уходят).

              КОНЕЦ 1-го АКТА


        
                




                       АКТ ВТОРОЙ
           
                   Картина четвертая

                           Развалины

Темное подземелье. На заднем плане сквозь щели огромных закрытых дверей бьет яркий солнечный свет.
За дверью слышаться голоса Эйнара и Редича.
РЕДИЧ. Быстрей!
ЭЙНАР. Сюда никто не придет.

            (Дверь со скрипом раскрывается. Они входят в подземелье).

РЕДИЧ. Тут черт голову сломит.
ЭЙНАР. От двери три шага.
РЕДИЧ. Быстрей!
ЭЙНАР (подходит к плите). Драгоценности здесь. Под этой плитой. Помоги.
РЕДИЧ. Прятал один! А как доставать, так «помоги»!! Тащи плиту сам!
ЭЙНАР (пытается отодвинуть плиту). Она была легче…
РЕДИЧ. Еще что скажешь?
ЭЙНАР. Да что это… никак…
РЕДИЧ. Каши мало ел…  Давай, работай.
ЭЙНАР (сдвигает плиту). Вот! Что это?? Здесь ничего нет?!!
РЕДИЧ. Не валяй дурака!
ЭЙНАР. Я спрятал здесь!
РЕДИЧ. А, ну копай землю…
ЭЙНАР. Я положил коробку вот тут.
РЕДИЧ. Копай где положил.
ЭЙНАР. Я же ее положил…
РЕДИЧ. Копай руками… Зубами… Чем хочешь!

           (Эйнар начинает копать руками землю).
ЭЙНАР. Нет… ничего нет… Может быть я спутал?.. Я приходил сюда ночью.
РЕДИЧ. Я заставляю тебя перевернуть все плиты подземелья. Ты у меня поработаешь. Я тебе это обещаю.
ЭЙНАР. Подожди. Мне надо вспомнить… Давай я войду еще раз. Может быть я спутал.
РЕДИЧ. Я от тебя не отойду ни на один шаг.
ЭЙНАР. Где же все? Неужели все рухнуло? Опять у меня ничего нет… У меня ничего нет… Никого… Кроме Лолы!
ЗЕДИЧ. Перестань «пылить»!
ЭЙНАР. Я вошел в дверь, прошел три шага… Подожди… Надо закрыть дверь, пусть будет темно… Я зажгу фонарик… Пусть все будет точно так же как этой ночью…
РЕДИЧ. Поиграй… Поиграй… тебе не долго осталось резвиться.
ЭЙНАР. Я не вру! Я говорю правду! Клянусь тебе Лолой! Я так хотел ей сделать свадебный подарок. Разве я мог заработать столько денег?
РЕДИЧ. Кому ты нужен… Тащи эту плиту.
ЭЙНАР (сдвигает плиту). А ты что, видел Лолу?
РЕДИЧ. А теперь эту!
ЭЙНАР (сдвигает плиту) Что ты сделал с Лолой?
РЕДИЧ. Эту!
ЭЙНАР. Что ты сделал с Лолой?
РЕДИЧ. Спокойно! Спокойно, не хорохорься. Сейчас я тебе ничего о ней не скажу.
ЭЙНАР. Артур! Выслушай меня! Я точно помню, где спрятал драгоценности. Их кто-то украл.
РЕДИЧ. Врешь! Кто их мог украсть? Кто?
ЭЙНАР. Я никому не говорил.
РЕДИЧ. Кто же мог их украсть? Ты забыл! Тащи плиту! Давай вместе.
                 (Ворочают плиты).
ЭЙНАР. Нет. Ничего нет!
АРТУР. И здесь нет!
ЭЙНАР. Нет!
РЕДИЧ! Опять нет!
ЭЙНАР. Я больше не могу! Делай со мной что хочешь!
АРТУР. Слабак!… «Свадебный подарок». Тащи тебе говорят.
ЭЙНАР. У меня грыжа!
РЕДИЧ. Грыжа?! Ну, я дурак! Какой же я дурак! Да, ты меня водишь за нос! Как я раньше не догадался! Ты меня привел в другое место!
ЭЙНАР. Я спрятал все здесь! Клянусь тебе! Я хотел сделать подарок и все… Я хотел быть честным.
РЕДИЧ. Чтобы быть честным надо обзавестись капиталом? Не так ли?! Посиди тут один… и подумай… О Лоле… вспомни… подарок… и вообще подумай о своей жизни… если она тебе дорога.
ЭЙНАР. Клянусь…
РЕДИЧ. Ты уже достаточно клялся! Пока не скажешь куда девал вещички, будешь валяться в лежащем положении, как бутылка с минеральной водой.
ЭЙНАР. Клянусь!
РЕДИЧ. Замолчи! Ты наверно голоден? Но я ничего не могу тебе дать пожевать, кроме носового платка.

       (Связывает Эйнара веревкой и засовывает платок в рот).

Не вспомнишь, сгниешь! Слышишь! Сгниешь!

      (За сценой послышались голоса.
        Кто-то идет).
      (Прикрывает плотно дверь, а сам прячется. За дверью слышатся
       голоса Калле и Евы).
КАЛЛЕ (смотрит в щель). Никого нет?! Неужели они успели улизнуть.
ЕВА. Надо было сразу отнести драгоценности в полицию.
КАЛЛЕ. Я хотел выследить воров и тогда только привести полицию.
ЕВА. Они могли уйти далеко.
КАЛЛЕ. Надо спуститься в подземелье. Поискать следы. Быстрей!
ЕВА. Дверь плохо заперта…

               (Калле открывает дверь, свет освещает подземелье).

ЕВА. Никого нет.

               (Слышатся стоны).

КАЛЛЕ. Кто это? Дядя Эйнар!

               (Калле вынимает кляп из рта Эйнара).

ЭЙНАР. Негодяй! Что он со мной сделал! О! Руки! Помогите мне снять веревку!
КАЛЛЕ. Простите, дядя Эйнар, но сначала все-таки мы должны сходить за полицией.
ЭЙНАР. Вот как! Значит мне вас надо благодарить за все! Вы увели драгоценности из-под носа! Знаменитый сыщик Блюмквист!
КАЛЛЕ. Я не хотел вас огорчать, но это так!
ЭЙНАР (стонет). Идите за полицией, щенки! Ой, руки! Больно!
КАЛЛЕ. Если вы обещаете твердо, что не попытаетесь удрать, мы можем немного ослабить вам веревки на руках.
ЭЙНАР. Обещаю все, что хотите!

               (Калле развязывает веревку на руках).

КАЛЛЕ. Простите, пожалуйста, но теперь мы все-таки должны сходить за полицией.
ЭЙНАР. Стойте! Как вы ухитрились все пронюхать! Драгоценности у вас, они нашлись? Так почему бы вам не отпустить бедного родственника ради старой дружбы. Не так ли, господин знаменитый сыщик!
ЕВА. Уж если натворил что-нибудь, надо отвечать.
КАЛЛЕ. Мы не можем поступить иначе. Ева, беги за полицией.
ЭЙНАР. Проклятые щенки! И почему я вам не свернул шею, пока время было?

          (Ева двинулась к двери. Но в дверях – Редич. В руках у него 
           пистолет).

РЕДИЧ. Опять я угодил прямо на семейное торжество. Друг детей, Эйнар, в кругу своих родных!
ЭЙНАР. Артур!
РЕДИЧ. Если бы я чуть задержался, твои маленькие друзья успели бы тебя освободить и ты живо бы отыскал стекляшки!
ЭЙНАР. Клянусь…
РЕДИЧ. Ты наверное голоден? Но я ничего не могу тебе дать пожевать, кроме этого носового платка.
ЭЙНАР. Знаешь, кто все заграбастал? Вот эти щенки! Они уже собрались привести фараона, когда ты нагрянул.
РЕДИЧ. Чем докажешь, что ты не врешь?
ЭЙНАР. Ребят предоставь мне. Я быстро выжму из них все, что надо!

             (Артур подошел к Эйнару и разрезал веревки).

ЭЙНАР (Редичу). Я буду удивлен, если они расскажут по хорошему, где спрятали драгоценности!
КАЛЛЕ. Здесь их нет, а где они мы не скажем.
РЕДИЧ. И даже ты, девчонка?
ЕВА. Я вам ничего не скажу.
ЭЙНАР. В этом погребе довольно-таки темно по ночам, холодно. А если руки, ноги связаны, то очень плохо спится!
РЕДИЧ. Кончай размазывать! Слушайте, отпрыски! Мы вас здесь запрем, мы вынуждены это сделать. Выйдете вы отсюда живыми или нет – зависит от вас самих. Выложите драгоценности, проведете здесь только одну, от силы две ночи.
ЭЙНАР. Как только мы будем в безопасности, я сообщу, где вы находитесь.
РЕДИЧ. Ну, а если вы не хотите говорить … тогда… тогда… плакали ваши дорогие мамочки.
ЭЙНАР. Ну, знаменитый сыщик?
КАЛЛЕ. А вы нас обязательно выпустите, если мы скажем?
ЭЙНАР. Разумеется, мой мальчик!
РЕДИЧ. Мы вас не будем связывать и тогда вам будет здесь совсем неплохо.
КАЛЛЕ. В красной коробке из-под леденцов. Она лежит у нас на чердаке в штабе…
РЕДИЧ. Ты знаешь, где это?
ЭЙНАР. Да. Никто кроме меня не может пробраться на чердак, не вызвав подозрения!
РЕДИЧ. Ладно. Пошли.
ЭЙНАР. Прощай, господин знаменитый Сыщик. Мне кажется тебе лучше бросить криминалистику.
КАЛЛЕ. Вам тоде кое-что не мешало бы бросить.
ЭЙНАР. Прощай, Ева-Лотта, ты милая девочка.
РЕДИЧ. Кончай болтать.

            (Двигается к двери)

ЭЙНАР (в дверях). Я обещаю, что обязательно напишу и сообщу, где вы находитесь. Если только не забуду!

          (Тяжелая дверь с шумом захлопнулась.
                             Пауза).

КАЛЛЕ. Это я виноват, я один! Не надо было впутывать тебя ы это дело.
ЕВА. «Виноват», «Виноват». Да. Откуда ты мог знать, что так получится.
КАЛЛЕ. Все рухнуло. Драгоценности не спасли, воры удрали, мы…
ЕВА. Но мы же отправили в полицию отпечатки пальцев.
КАЛЛЕ. Кому они сейчас нужны?!
ЕВА. Неужели мы никогда не выйдем отсюда?
КАЛЛЕ. Надо звать на помощь! Может какой-нибудь турист придет посмотреть развалины?
ЕВА. Три, четыре!
КАЛЛЕ, ЕВА (вслух).  Помогите! Помогите!

                        (Пауза).

КАЛЛЕ. А вдруг тут есть выход и никто о нем не знает?
ЕВА. Как же? А вдруг сюда приедут археологи и нас откопают. Глупо… Все глупо…
КАЛЛЕ. Неужели ждать?
ЕВА. Да, ждать, ждать и надеяться.
КАЛЛЕ. На что?
ЕВА. На все! На самое лучшее, что есть в жизни. На то, что увидим восход солнца, на то, что будет выпускной вечер и я надену белое платье и пригласишь меня танец.
КАЛЛЕ. Пусть кто-нибудь только посмеет к тебе подойти.
ЕВА. А ты все-таки неумный! Важно не кто подойдет, а кого я выберу.
КАЛЛЕ. И кого же ты выберешь?
ЕВА. Тебя, Калле!
КАЛЛЕ. Нормально!
ЕВА. Рот до ушей, хоть завязочки пришей?!
КАЛЛЕ. Угу! Я всегда улыбаюсь, когда тебя виду. Дурак? Ну и пусть. Я самый счастливый дурак на свете! А знаешь, почему ты мне нравишься? Так нравишься, что прямо страшно становиться. В первом классе я съел листок из твоей тетради! Это было куда вкусней самой вкусной конфеты на свете! Я твердо решил жениться на тебе. Это я решил давно… мне было четыре года. И ни разу не передумал. Ты ничего не говори, не надо… Сейчас рано… Я буду ждать… Не торопись…Не торопись…

             (Неожиданно замолкает)

КАЛЛЕ. Ты плачешь!
ЕВА. Неужели я никогда больше не услышу таких слов. Неужели мы никогда больше не будем играть в цирк; никогда не увидим маму и папу… Ведь он сказал «Я напишу, если не забуду». Он это сказал? Почему ты молчишь? Ответь! Сказал?
КАЛЛЕ. Мы должны выйти! Только не сидеть и не ждать. Все, что угодно! Уж лучше обследовать темные лабиринты! Вот увидишь мы пробьемся! Идем! Идем!


                                  Картина пятая

Декорации первой картины.
Вечер. Сикстен и Бьенка ожесточенно, молча копают землю около дома Евы-Лотты.
СИКСТЕН      (бросает лопату). Все! Хватит! Пусть поищут другого дурака! «Недра земли!» «Стан врага!» Пошли отсюда!
БЬЕНКА. Нетушки! Дудки! Копай, копай! Им как раз нужно посадить картошку.
БЬЕНКА (лезет с лопатой в штаб). Лопну, а найду Мумрика!
СИКСТЕН. Уж не собираешься ли ты копать крыщу?
БЬЕНКА. Сначала начну с потолка!

                (Лезет в штаб)

СИКСТЕН. Не забудь вывернуть лампочку, а то тебя ударит током.

      (В  Окне чердака появляется довольное лицо Бьенки).

БЬЕНКА. Новые журналы! Посмотрим картинки?
СИКСТЕН. Ты что, в читальню пришел?
БЬЕНКА (исчезает, но тотчас же возвращается). Глобус!
СИКСТЕН. Не напоминай! У меня по географии тройка!
БЬЕНКА (исчезает, потом опять появляется). В руках у него красная коробка), Не хотите ли сладенького?
СИКСТЕН. Издеваешься?
БЬЕНКА. Угадаешь, до трех раз получишь. Закрой глаза!
СИКСТЕН. Ну, закрыл.
БЬЕНКА (трясет коробкой). Раз!
СИКСТЕН. Орехи.
БЬЕНКА. Два!
СТКСТЕН. Старые сухари!
БЬЕНКА (трясет). Три… Три слабяк! Леденцы (исчезает).
СИКСТЕН. Эй, эй, так нечестно! Давай их сюда.

               (Лезет на чердак за Бьенкой. Появляется Бьерк).

БЬЕРК. Вы не видели моего друга Калле?
СИКСТЕН. Нам сейчас не до него. БЬЕНКА. А что, он опять разбил окно?
БЬЕРК. Нет! На этот раз он сделал, куда как полезное дело. Он оказал нам большую услугу.
СИКСТЕН. Везет же людям.
БЬЕРК. Хотите помочь полиции?
СИКСТЕН. Еще бы!
БЬЕРК. Если он появится, задержите его здесь, а я скоро вернусь.
СИКСТЕН. Можете на нас положиться, дядя Бьерк!
БЬЕНКА. Мы тоже хотим оказать полиции большую услугу.

                     (Бьерк уходит).

БЬЕНКА. Интересно, что это за большая услуга?
СИКСТЕН. Вот идет родственник Евы-Лотты! Прячься. Опять будет приставать поиграть с ним.
               
                  (Бьенка быстро исчезает на чердаке, за ним спешит Сикстен).

ЭЙНАР (Сикстену). Эй, эй! Ты ищешь Еву-Лотту?
СИКСТЕН. Да А вы не знаете где она?
ЭЙНАР. Не знаю.
СИКСТЕН. Жалко.
ЭЙНАР. А что ты собираешься там делать?
СИКСТЕН. Ждать.
ЭЙНАР. Я теперь припоминаю. Ева-Лотта с Калле собирались на прогулку. Они раньше вечера не вернуться.
СИКСТЕН. Жалко.
ЭЙНАР. Ты что не слышал, что я сказал? Евы-Лотты не будет дома целый день!
СИКСТЕН. Жалко… Очень жалко!
ЭЙНАР. Что ты там собираешься делать?
СИКСТЕН.  Есть леденцы.
ЭЙНАР. Леденцы? Хочешь заработать на шоколадные конфеты?
СИКСТЕН. Я не дурак!
ЭЙНАР. Купи мне сигареты. (Дает деньги).
СИКСТЕН. С удовольствием. (Убегает).

          (Эйнар быстро поднимается по лестнице в штаб, но в окне
           появляется Бьенка).  

БЬЕНКА. Привет, дядя Эйнар!
ЭЙНАР. Что ты тут делаешь?
БЬЕНКА. А вы что?
ЭЙНАР. Я?!
БЬЕНКА. Вы пришли поиграть с нами?
ЭЙНАР. Теперь я играю в другую игру, мальчик! А ну, брысь отсюда!
БЬЕНКА. В штаб взрослых не пускают.
ЭЙНАР. Что ты там потерял?
БЬЕНКА. Угадали! Я потерял, но я найду.
ЭЙНАР. Найдешь. Что? Говори!
БЬЕНКА. Это тайна! Великая тайна!
ЭЙНАР. Уж не сговорился ли ты с Калле? А ну признавайся!

                 (Появляется Сикстен)

СИКСТЕН. Вот, пожалуйста.
ЭЙНАР. А ну убирайтесь отсюда! Быстро!
СИКСТЕН. Но, но, потише! Мы выполняем задание полиции.
ЭЙНАР. Полиции?
БЬЕНКА. Да! Мы караулим Калле.
СИКСТЕН. Он оказал им большую услугу!
ЭЙНАР. Его разыскивает полиция! Поздравьте его от меня! Я не хочу вам мешать.

              (Прячется за дом)

СИКСТЕН. Тебе не кажется, что у этого чудака не все дома?
БЬЕНКА. Чего ему надо в штабе?
СИКСТЕН. Не за Мумриком же он гоняется!
БЬЕНКА. Кроме старых журналов, глобуса и коробки с леденцами там ничего нет!
СИКСТЕН. Давай леденцы сюда.

            (Бьенка дает коробку Сикстену. Они пытаются открыть
             коробку).

СИКСТЕН. Бей ее!
БЬЕНКА. Чем?
СИКСТЕН. Лопатою!

             (Открывает коробку. Из коробки вываливаются драгоценности)

СИКСТЕН. Ой!
БЬЕНКА. Изумруды… Жемчуг…
СИКСТЕН. Как в тысяче и одной ночи.

             (Из-за дома появляется Эйнар)

ЭЙНАР. Ни с места! Отдайте коробку!
БЬЕНКА. Мы сейчас не играем.
СИКСТЕН. Это коробка Калле.
ЭЙНАР. Щенки.
          
            (Бьенка хватает коробку и лезет по пожарной лестнице на
             крышу гаража. За ним карабкается Эйнар).

БЬЕНКА. Сикстен, беги за полицией!
ЭЙНАР (вслед Сикстену). Стрелять буду!

            (Вынимает пистолет, но Сикстен успел убежать).

БЬЕНКА. Молодец, Сикстен!
ЭЙНАР. Отдай! Слышишь! Отдай!

            (Бьенка ловко перебегает с крыши гаража на крышу дома).
 
             ПОГОНЯ ПО КРЫШАМ! Эйнару все же удается настичь
             Бьенку. Он хватает его, ловко зажимает ему рот. Коробка в
             руках Эйнара).

ЭЙНАР. Попался! Ну, ты у меня еще поплачешь!
            (Тащит Бьенку вниз, но в этот момент появляется дядя Бьерк с
             Сикстеном).

БЬЕРК. Стой!

            ( Эйнар остановился как вкопанный).

БЬЕРК. Быстро спускайтесь!
ЭЙНАР. А я никуда не тороплюсь. (Бьенки) Здорово мы поиграли в погоню, мальчик?
БЬЕНКА. Поиграли? Он врет!
ЭЙНАР. Неужели ты думал, что я всерьез за тобой гнался?
БЬЕНКА. У него пистолет…
ЭЙНАР. Вот этот! Чудак! Он же не заряженный. На, посмотри.

            (Протягивает пистолет).

БЬЕРК. Спускайтесь быстро!
ЭЙНАР. Может быть я затеял глупую игру. Не отрицаю.
СИКСТЕН. А откуда он знает о драгоценностях.
ЭЙНАР. Я к ним не имею никакого отношения! Спросите о них лучше у Калле.
БЬЕРК. Кончайте разговоры! Сами разберемся!
ЭЙНАР (Бьенке). Я подвернул ногу! Помоги мне, мальчик.
БЬЕРК. Не подходи к нему. Бьенка! Я все сделаю сам!

           (Но Эйнару удается схватить руку Бьенки. Он подтягивает его к
             себе).

ЭЙНАР. Ни с места! Еще один шаг и вы рискуете жизнью мальчишки, господин полицейский.
БЬЕРК. Мерзавец!
ЭЙНАР. Положите свой пистолет, а сами отойдите на пять шагов.

            (Бьерк кидает пистолет, отходит на пять шагов. Эйнар прыгает с
             лестницы, хватает пистолет. Теперь у него в руках два
             пистолета и коробка с драгоценностями).

ЭЙНАР. Ну, кажется все! Если кто-нибудь из вас двинется, я буду стрелять. Предупреждаю!

             (Прячется за дом, но тут за его спиной появляется Калле, а за   
              ним Ева-Лотта).

БЬЕРК (увидев Калле). Ложитесь, ребята! (Самоотверженно кидается на Эйнара. Выстрел. Это Эйнар стреляет в Бьерка. Выстрел не попал в цель. Калле резко ныряет вперед и схватил Эйнара за ноги. Эйнар грохается на землю).

КАЛЛЕ. Поосторожнее на поворотах, приятель!

            (Бьекрк ловко вывернул руки Эйнару. Эйнару удается бросить пистолеты в кусты).

БЬЕРК. Немедленно отойдите все!
КАЛЛЕ. Так нечестно.

           (Калле и Сикстен бросаются на поиски пистолетов).

ЭЙНАР (ожесточенно вцепился в Бьерка). Посмотрим, кто кого!

           (Завязалась драка между Бьерком и Эйнаром)

Бьенка (с крыши Бьерку). Не так! Эх, кто так бьет? Сейчас я ему покажу.

          (Лезет в штаб, вылезает оттуда. В руках у него глобус).

БЬЕНКА (спускается вниз). Пустите меня… Дайте мне его ударить.

          (Бьерк ловким ударом валит Эйнара на землю).

БЬЕРК. Все! Эйнар Линденберг!

            (Надевает Эйнару наручники).

КАЛЛЕ (Бьерку). Вот пистолеты.
БЬЕРК. Ничего не скажешь смелые ребяты. На вас можгл положиться.
ЕВА. По справедливости – все сделал Калле!
КАЛЛЕ. И Ева-Лотта.
СИКСТЕН. И Бьенка.
БЬЕНКА. И Сикстен … и
ВСЕ. Дядя Бьерк.
БЬЕРК. А вы настоящие друзья! А ну-ка давайте сюда драгоценности!
КАЛЛЕ (дает коробку). Вот они!
БЬЕКР. А как они оказались у тебя в штабе.
КАЛЛЕ. Их спрятал Эйнар в развалинах, а я их нашел.
БЬЕРК. Храбрый парень! А где ты пропадал?
КАЛЛЕ. Нас заперли в развалинах Эйнар и Артур Редич, но мы нашли выход!
БЬЕРК. Артур Редич пойман. Он сейчас в полиции.
КАЛЛЕ. Вот здорово!
БЬЕРК. Тебе наверное приятно будет узнать, что с твоей помощью нам удалось поймать одного из самых опасных преступников в стране.
КАЛЛЕ (Эйнару). Эх, вы! Вы впервые подвизаетесь на этом поприще…
ЭЙНАР Да! По крайней мере раньше я не попадался. Я бы и сейчас вывернулся если бы не ты, знаменитый сыщик Блюмивист.
БЬЕРК. Полиция благодарит тебя за отпечатки пальцев. Ты получишь денежное вознаграждение.
КАЛЛЕ. Я работаю не ради преступного золота! У меня одна цель, господин Бьерк – борьба с преступностью. Я хочу помогать людям.
БЬЕРК. Ты выбрал благородное дело, мой мальчик. Помогать людям – долг всех хороших людей. Вот помяните мое слово. Этот парень будет настоящим сыщиком, когда вырастет!
КАЛЛЕ. Сыщик или никто! Запомните это все и вы в особенности Эйнар Линдерберг!
ЭЙНАР. Никогда не стоит делать людям добро. Надо было прикончить этих сосунков!
БЬЕРК. Вы не научились делать добро. Вы приносили людям только зло. Отсидите свое и начнете новую жизнь. У вас будет время подумать. Ведь, мы живем один раз! И эту жизнь надо прожить честно. Торопитесь… Торопитесь делать добро. И никогда не жалейте об этом! Все торопитесь! (Уходят).
СИКСТЕН. Ну вот, Калле Блюмквист. Завтра ты будешь знаменитым. В газетах появится твоя фотография.
БЬЕНКА. Ты зазнаешься.
СИКСТЕН. Перестанешь здороваться.
БЬЕНКА. Узнавать нас.
СИКСТЕН. Бросишь своих друзей и едешь…
ЕВА. И только по большим праздникам будешь посылать нам поздравительные открытки в два слова.
КАЛЛЕ. Я еще никогда не слышал столько глупостей сразу! Да никуда я не поеду! Да разве я могу жить без моего города, без моих друзей… Без тебя, Сикстен… Без тебя Бьенка и без тебя … Ева-Лотта.
ЕВА. Лучшая из лучших!!! (Напевает)
            «Жозефина-фина-фина»!
БЬЕНКА. И без дяди Бьерка!
КАЛЛЕ. А здорово нам повезло, что у нас в городе ест дядя Бьерк!
СИКСТЕН. А если бы он не кинулся на Эйнара, чтобы было?
КАЛЛЕ. Если бы я не схватил дядю Эйнара за ногу?
БЬЕНКА. Что стоят ваши «если бы» по сравнению с моим «если бы»?
СИКСТЕН. Ты о чем это?
БЬЕНКА. Если бы я ударил дядю Эйнара вот этим глобусом по голове!
ЕВА. Глобус?!
КАЛЛЕ. Кто тебе разрешил его взять?
ЕВА. Отдай сейчас же!

                  (Кидаются его отнимать)

СИКСТЕН. Не отдавай, Бьенка.
ЕВА. Он наш!
        
                  (Калле и Ева тянут его с одной стороны, Сикстен и Бьенка с
                   другой).

КАЛЛЕ. Ну, погодите Аленькие!
СИКСТЕН. Посмотрим, Беленькие!

                   (Глобус раскрывается и оттуда вываливается Мумрик)

ВСЕ (хором). Мумрик!!!

                    (Все смотрят зачарованно на Мумрика. Пауза).

КАЛЛЕ. Берете его?
ЕВА. Вы же его искали!
КАЛЛЕ. На этот раз он ваш!
СИКСТЕН (с трудом). Нет! Так не честно!
БЬЕНКА. Так чей же он?
СИКСТЕН. Общий!
КАЛЛЕ. О. Великий Мумрик. Наконец-то ты примирил нас. Конец Войне Алой и Белой Розы!
ВСЕ (перебивая друг друга). Пошли купаться!
                                                  Играть в футбол!
                                                  Цирк!
                                                  Бегать до упада!
                                                  Есть мороженное!
                                                  Беситься!
                                                  Ходить на голове! 
Ведь у нас каникулы. Кани-ку-у-лы. Кани-и-и-кулы!


                                 КОНЕЦ

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования