Общение

Сейчас 646 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • solnishko

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

По мотивам произведений Туве Янссон

Действующие лица:

Муми-тролль
Муми-мама всю сказку спят
Муми-папа
Тофсла
Вифсла
Хемуль
Волшебник
Морра


Картина первая
Эта история произошла в тот день, когда в дом муми-троллей случайно ударила молния. Не пугайтесь, ничего страшного не случилось. Была зима, и все семейство муми-троллей во главе с муми-папой и муми-мамой крепко спало.
Дело в том, что так у них заведено: каждую зиму, набив живот еловой хвоей, муми-тролли оставляют возле своих кроватей все, что понадобится им весной, как только они проснутся. И только после этого ложатся спать. Ну, да, да, как наши медведи.
И никогда за всю историю рода муми-троллей ни один на свете муми-тролль не просыпался с конца ноября по апрель. А тут…
Но обо всем по порядку.
Итак. В дом муми-троллей однажды ударила молния…
Может, вас удивило то, что молния ударила зимой? Действительно, какая же молния, когда вся долина была укутана снегом?
Так ведь в том-то все и дело! Был один из самых суровых дней зимы — такой, когда выходишь на улицу и враз становишься Снегурочкой (ну или дедом Морозом — это уж кому как понравится). А тут эта молния — ни к селу, как говорится, ни к городу… Бабах!
И в этот самый момент проснулся младшенький Муми-тролль. Сел на своей постельке, свесил ножки и открыл глаза.

Муми-тролль. Мама?

Тишина. Муми-тролль хотел заплакать, но вдруг понял, что — не может…

Муми-тролль. Мама?

Наконец он спрыгнул с кроватки и пошел к маме. Он потянул ее за одеяло, потом — за ухо, потрепал по плечу, но мама только улыбнулась ему во сне (видимо, подумала, что маленький сынок ей снится), перевернулась на другой бок и вдобавок свернулась калачиком.

Муми-тролль. Мама, мама, проснись!
Тогда Муми-тролль тоже свернулся калачиком прямо на коврике возле мамы: чтобы весной, как только она проснулась, так сразу бы поняла, что в ее жизни самое важное! Но как он ни ворочался и ни изгибался, как ни менял лапки под ушками — ничего не помогало. Он проснулся всерьез и надолго. И вот тут Муми-троллю стало по-настоящему страшно.

Муми-тролль. Нет, так-то ничего, не страшно, но все-таки как-то это, маленько не по себе, что ли. Вот если бы Снусмумрик был рядом, мне бы, конечно, было повеселее. (Только сейчас он увидел, что до сих пор держит в лапке письмо от Снусмумрика. Разворачивает его, читает, убирает в карман.)

Он прошел по всему дому, немного поиграл в свои игрушки и вдруг вспомнил, что на чердаке, в потайном уголке, хранится его самая любимая игрушка — маленький Седрик. И побежал на чердак.

Картина вторая

Чердак. Коробки со старой обувью, ненужными куртками, книгами, игрушками… Пробираться между ними Муми-троллю было очень трудно: он ведь совсем маленький. Да и страшно, вообще-то. И все-таки, кажется, он нашел именно ту коробку, заглянул в нее, но Седрика в ней не оказалось. Надо было искать дальше. И только он открыл другую, в окно заглянула луна. На дорожке, оставленной луной, запрыгали два маленьких человечка. Откуда они здесь взялись? Непонятно.

Тофсла. Здесьла онасла нассла не найдетсла.
Вифсла. А тысла хорошосла спряталасла, Тофсла?
Тофсла. Еще каксла! Даже тысла, Вифсла, не найдешьсла!
Вифсла. Даже ясла? Не может бытьсла! (Начинает заглядывать во все коробки подряд, вдруг из одной вылезает Хемуль.)
Хемуль. Ну, что это такое? Нигде нет мне покоя. А я так люблю тишину. Ну, что, скажи, что тебе понадобилось в этой коробке?
Вифсла. Ничегосла особенного. Ясла перепуталасла.
Хемуль. Перепуталасла! Идите поищите другого осла!

Тофсла с Вифслой переглядываются.

Тофсла (шепотом). Что он сказалсла?
Вифсла. Он пригласилсла нас к себе в гостисла.

Лезут в коробку к Хемулю.

Хемуль. Вы куда? Что вам здесь нужно?

Тофсла смотрит на Вифслу.

Вифсла. Говоритсла, что оченьсла счастливсла.
Тофсла. Приветсла! Ну, вотсла мы и пришлисла! Чемсла ты будешь нас угощатьсла?
Хемуль. Какая невоспитанность, какая наглость, какая…

Но Хемуль не успел и договорить, как Тофсла с Вифслой уже нырнули в его коробку.

Тофсла (появляется на поверхности с пачкой марок в руках). Смотрисла, Вифсла, какие вкуснющие веселые картинкисла!
Вифсла (выныривает с охапкой сухих растений). О, Тофсла, я никогдасла не едала ничегосла более изумительногосла!
Хемуль. Моя коллекция! Моя уникальная коллекция марок и растений! Что вы делаете! (Исчезает внутри коробки.)
Муми-тролль. Хемуль, вот так сюрприз! Ты тоже не спишь!

Вообще-то Хемуль с большим почтением относился к семейству муми-троллей: он часто приходил к ним в гости и всегда с удовольствием оставался у них ночевать. Но от неожиданности и незнакомого голоса (а голос у Муми-тролля был сейчас сам не свой: шутка ли, промолчать столько времени!) он спрятался в коробку и стал наблюдать за Муми-троллем через щелочку, при этом не переставая бурчать себе под нос.

Муми-Тролль. Как же это замечательски просто, что ты не спишь, дорогой Хемуль! Сейчас мы будем с тобой играть!
Хемуль. Я собирал ее целое лето!

Сквозь всхлипы Хемуля Муми-тролль плохо разбирал, о чем тот говорит.

Муми-тролль. Лето? Что ты, Хемуль, сейчас зима! Я не могу кричать — мои мама с папой спят, и я не хочу их будить.
Хемуль. Уходить! Они и не думают уходить! И ведь кто бы мог подумать, что две малюсенькие малявки могут оказаться такими прожорливыми! Две коллекции… Две уникальных коллекции великого Хемуля…

Тофсла с Вифслой вылезают наружу. Облизываются и улыбаются.

Тофсла. Эхсла, Вифсла, зрясла тысла отказалась от тойсла, самой вкусной, с такойсла красивой ракушкой. (Облизывается.)
Вифсла. Нетсла, это тысла зрясла не стала пробовать моюсла полыньсла.
Хемуль. Твоюсла! Какая беспардонность!
Вифсла. …сла… (Вифсла упала на пол.)
Тофсла. …сла… (Прыгнула за сестрой.)
Муми-тролль. Приветсла!
Вифсла. Приветсла-приветсла…
Тофсла. Приветсла-приветсла…
Муми-тролль. Как это мило с вашей стороны — вдруг оказаться на нашем чердаке!
Хемуль. Нашел чему умиляться! (Он уже пришел в себя и вылез из коробки.) Три коллекции, три! Непосильно собранным трудом…
Муми-тролль. Подумаешь, Хемуль! Вот наступит лето, и мы тебе таких сто штук соберем. И я, и фрёкен Снорк, и Снусмумрик! Пойдемте лучше, я покажу вам, сколько мама наварила варенья!
Вифсла. Пойдемсла!
Тофсла. Урасла!
Хемуль. Какие проглоты! А ты почему не спишь, Муми-тролль? Все ваши зимой спят.
Муми-тролль. Не знаю. Чего-то взял да проснулся. Наверное, просто очень соскучился по Снусмумрику. (И Муми-тролль снова развернул письмо Снусмумрика и перечитал его.)

Вообще-то сказать между нами, письмо не выделялось ничем особенным. Наверху большими круглыми буквами было написано: «Привет!» И это, пожалуй, могло считаться главным достоинством письма — потому что Снусмумрик потратил на это «привет!» уйму времени: пока выводил контур, затем выбирал цвет карандаша и обводил… Даже устал.
Само же письмо было кратким, скорее даже это была обыкновенная записка — такая, какую вам оставляет с утра на кухне мама: «Доброе утро, сынок (доченька)! Кушай все, что найдешь на плите и в холодильнике».
В записке Снусмумрик уговаривал своего дорогого товарища Муми-тролля спать спокойно и не горевать. А в первый же теплый весенний день обещал вместе с Муми-троллем начать строить запруду.
Если честно, то до запруды Муми-троллю не было никакого дела. Самым важным было то место письма, где Снусмумрик обещал вернуться. Но все это будет весной. Кто ж знал, что Муми-тролль так неожиданно проснется?
Муми-тролль свернул письмо и побежал к коробке с вареньем. А за ним, еле поспевая, бежали Тофсла и Вифсла и плелся расстроенный Хемуль. И вдруг Муми-тролль остановился. Потому что именно сейчас он вспомнил, что мама никогда в жизни не хранила варенье на чердаке, но спускаться вниз и будить маму… о, нет, только не это.

Муми-тролль. Вообще-то… Если честно… я не знаю, в какой именно коробке мама хранит варенье.

Все переглянулись, а Хемуль вздохнул так тяжело, как только был способен. Ну, конечно же, он так и знал…Ведь найти варенье в этой куче коробок…

Муми-тролль. Но, кажется, я знаю, что нам поможет!

Знаете, где живет Детство? Ну, конечно, знаете! Оно живет на чердаке.
И мы иногда заглядываем туда: как ты там, ничего, не очень запылилось? Переберем игрушки — зайцев с оторванными ушами, голеньких кукол, серых от пыли тигрят — и назад. Вроде, что-то искали тут, что-то очень-очень нужное, необходимое, да забыли.
И там, внизу, все остается без изменений: утром — кофе, бутерброд, работа. Вечером — ужин, телевизор, спать.

Муми-тролль вдруг начал раскрывать все коробки подряд и вываливать на пол их содержимое. И оттуда полетели его детские пинетки, чепчики и ползунки. Пустышки, погремушки, машинки и тысяча деталек от конструктора. Коньки, клюшка и лыжная палка (вот странно, откуда бы им взяться здесь — ведь муми-тролли понятия не имеют, что такое зима?). Значки, мячики и трехколесный велосипед…
Тофсла, Вифсла и Хемуль сначала стояли в стороне и с опаской поглядывали на Муми-тролля, но тот так веселился, что они не выдержали и…
Что тут началось! Фейерверк из мишуры, серпантина и конфетти… (Это Вифсла залезла в коробку с украшениями к празднику.) …фантиков, календариков и ярких открыток (Муми-тролль «по молодости» тоже был заядлым коллекционером)! И поэтому, когда Хемуль увидел, как Тофсла расправилась с многолетними коллекциями Муми-тролля, немного успокоился и увлекся детской железной дорогой. А Муми-тролль вдруг среди вороха старых мягких игрушек нашел своего любимого Седрика. Это был такой маленький плюшевый мишка, которого он сшил в детстве вместе с мамой.
С одного бока, правда, Седрик был немного кривоватым (именно с того, который набивал ватой Муми-тролль), но этот дефект был ему так к лицу! Муми-тролль понимал, что во всем мире нет ни одного плюшевого мишки, похожего на Седрика. Ведь даже если кто-то из детей и сшил такого вместе с мамой, он ни за что бы не догадался приделать ему потайной карманчик, в котором можно хранить свои секреты. Муми-тролль сунул лапку в карманчик…но тут раздался крик Тофслы.

Тофсла. А нусла! Отойдисла!

Муми-тролль оглянулся и увидел, что Тофсла идет с детским ружьем на Хемуля.

Муми-тролль. Тофсла! Хемуль! В чем дело? Что случилось?
Хемуль. Я… я… я не знаю…
Тофсла. Я сказала, отойдисла!
Хемуль. Все играли с коробками, и я тоже захотел, полез вот в эту, а эта малявка… вдруг…
Тофсла. Отойдисла!!!!!

Хемуль отошел от коробки, а Тофсла забралась на нее и уселась сверху, выставив ружье. Вифсла подошла к сестре и присела рядом.

Муми-тролль. Тофсла, я…
Тофсла. Не подходисла!
Муми-тролль. Да, пожалуйста. Я только хотел…
Тофсла. Не шевелисьсла! Чтосла у тебя в рукесла?
Муми-тролль. Это Седрик. Моя любимая детская игрушка. Скажу вам по секрету, он у меня не обыкновенный, а — волшебный.

От волнения Тофсла с Вифслой даже забыли свой язык.

Тофсла. Как это?
Вифсла. Волшебный?

А Хемуль — свой.

Хемуль. Волшебныйсла?
Муми-тролль. Идите все сюда, я вам сейчас покажу.

Тофсле с Вифслой было так любопытно, что они даже спрыгнули со своей коробки (правда, ружье Тофсла по-прежнему держала в руке). Хемуль сторонился их, но не удержался — все-таки подошел.

Муми-тролль. Он умеет исполнять желания. Ну, вот, например. (Шепчет Седрику что-то на ушко.)

Тофсла с Вифслой и Хемуль прямо глазам своим не поверили: Седрик смотрел на них совершенно настоящими глазками и улыбался, и вдруг в руках у каждого оказалось по маленькой баночке варенья. У Тофслы с Вифслой — вишневое и смородиновое, а у Хемуля — земляничное.

Вифсла. Вот это дасла.
Тофсла. Ну и деласла…

А Хемуль ничего не сказал, он быстрее стал уплетать свое варенье: ведь он получил за последний час столько стрессов, что ему необходимо было восстановить душевное равновесие. Да и потом Хемуль знал, что земляничное — самое вкусное варенье на свете, и как только малявки узнают об этом…
Но малявки, вопреки ожиданиям, наелись быстро (еще коллекции Хемуля до конца не переварились в их крохотных желудочках) и захотели продолжения праздника.

Вифсла. А он можетсла…
Муми-тролль. Он может все!

Тофсла пошепталась с Вифслой, а потом что-то шепнула на ушко Седрику. Через минуту у Хемуля выросли огромные уши и нос, но он был так увлечен своим земляничным вареньем, что даже этого не заметил.
Тофсла с Вифслой умирали со смеху, а Муми-тролль скорее шепнул мишке, чтобы тот вернул Хемулю его прежний вид.

Тофсла. А пустьсла он станет большимсла!
Вифсла. Больше нассла!
Хемуль. Ну, для этого не надо быть волшебным! (Смеется.)

Муми-тролль шепнул Седрику, и Седрик вдруг стал расти на глазах. Вот он уже выше Вифслы с Тофслой, вот перегнал Муми-тролля и наконец помахал Хемулю плюшевой лапкой почти из-под потолка.
Все, даже Муми-тролль, молчали, пораженные.

Хемуль. Вот это чудеса… Муми-тролль. А может, у него получится вернуть обратно мои уникальные коллекции диких растений и почтовых марок?
Муми-тролль. Думаю, может, и получится. Но я не уверен, что теперь смогу дотянуться до его уха...
Тофсла. А мысла построим тебесла башню!
Вифсла. Вот здоровосла!
Хемуль. Я был бы вам очень признателен, друзья мои… Это так неожиданно, что, право, право… я так волнуюсь… но если мои коллекции снова будут у меня, я обещаю…

И все вместе принялись выстраивать башню для Муми-тролля. Но когда башня была почти готова, Муми-тролль влез на нее и оказалось, что не хватает всего одной коробки — да-да, той самой, из-за которой Тофсла чуть не убила Хемуля. Все смотрели на Тофслу.

Тофсла. Не дамсла!
Муми-тролль. Тофсла, ну, это же на одну минуточку.
Тофсла. Сказаласла — не дамсла!
Хемуль. Но Тофсла…
Муми-тролль. Тофсла…
Вифсла. Тофсла…
Седрик. Тофсла…

И сердце Тофслы не выдержало.

Тофсла. Ну, хорошосла. Ставьтесла. Но только вместе со мнойсла.

И счастливый Хемуль аккуратно водрузил коробку с Тофслой на самую вершину башни. Тофсла шепнула их общее желание на ушко Седрику. И вдруг башня повалилась, а вместе с ней и Тофсла со своей коробкой (которую она так и не выпустила из рук), и все, все, все… Все смешалось, и наступила полная темнота.

Картина третья
В темноте не видно никого, только слышны шорох и возня.

Муми-тролль. А-пчхи!
Хемуль. А?
Тофсла. А?
Вифсла. А?
Хемуль. Кто-нибудь что-нибудь понял?
Муми-тролль. А?
Тофсла. А?
Вифсла. А?
Хемуль. О чем ты попросила Седрика, Тофсла?
Тофсла. Ясла?
Хемуль. Нетсла! Ясла!
Муми-тролль. Не ссорьтесь! Я все понял. Седрик не знает их языка. Видимо, ему показалось, что ты попросила эээээээ… ну, что-то типа землетрясения.
Хемуль. Спасибосла! Большоесла! Плакали мои любимые марочки… (Всхлипывает.) И моя уникальная, единственная во всем мире коллекция диких растений. Теперь их смогут найти только во время раскопок…
Муми-тролль. Эх, был бы сейчас Снусмумрик… У него всегда с собой трубка, и мы бы смогли развести костер. Нам было бы тепло, а самое главное — мы бы видели друг друга.
Хемуль. Да! Только недолго. Дом-то у вас, если не ошибаюсь, деревянный, и очень скоро мы бы смогли увидеть и твоих родителей, и даже, возможно, ваших далеких предков.
Муми-тролль. Пожалуй, ты прав, Хемуль, об этом я что-то не подумал. Ой, смотри, смотри, что это?

Странно вели себя в темноте Тофсла с Вифслой — вдруг, ни с того ни с сего они начали светиться.

Вифсла. Ойсла, Тофсла! Что с тобойсла! Ты светишься всясла, каксла свечасла!
Тофсла. Ты на себясла посмотрисла!
Хемуль. Кажется, теперь понял я. Дело в том, что я плохо вижу в темноте. И чтобы любоваться своими коллекциями не только днем, но и ночью, когда мне особенно грустно, я покрыл все экземпляры фосфором.
Тофсла. Спасибосла…
Муми-тролль. Хемуль, ты гений! Теперь мы спасены. А вы, Тофсла с Вифслой, теперь будете нашими маленькими маячками! Ух, как же весело! Это целое настоящее волшебное приключение!
Тофсла. Да! Но теперьсла мы виднысла не только вамсла!
Вифсла. Теперьсла мы видны всемсла!

И они заплакали в голос. Вернее, в два голоса — в два тоненьких писклявых голоса. Муми-тролль бегал вокруг них и пытался успокоить, но ничто не могло остановить этот поток слез. Ну, или вернее, маленький ручеек. И тогда Муми-тролль…

Муми-тролль. Тофсла! Вифсла! Послушайте, что я вам сейчас расскажу! Я расскажу вам одну легенду, которую когда-то, по большому секрету, рассказал мне мой лучший друг Снусмумрик! Ну, же! Это легенда про одного очень доброго, но строгого волшебника…

Легенда, рассказанная лучшим другом Муми-тролля Смусмумриком:
«На самом краю света стоит головокружительной высоты гора. Она черная как сажа и гладкая как шелк. Она круто обрывается вниз в бездонную пропасть, и вокруг той горы плавают тучи. Но на самой вершине горы стоит Дом Волшебника.
Волшебник всегда возвращается домой по воздуху на черной пантере. Он разъезжает по ночам и собирает в свой плащ сапфиры.
Волшебник может обернуться кем угодно. А еще он может проникать в недра земли и даже в бездну на дно морское, где таятся несметные сокровища.
Весь дом Волшебника набит сапфирами. Они огромными грудами валяются возле стен и вправлены в сами стены.
Но все это не приносит радости Волшебнику. Он не будет счастлив до тех пор, пока не найдет Королевский сапфир. Величиной тот почти с голову пантеры, а смотреть на него — все равно, что в Вечность. Волшебник искал Королевский сапфир на всех планетах, даже на Нептуне, — но так и не нашел. Тогда он отправился на Луну поискать сапфир в лунных кратерах, но больших надежд на удачу он не питал. Ведь в глубине души Волшебник думал, что сапфир на Солнце. А туда ему не добраться. Он много раз пытался, но там слишком жарко».

После рассказа Муми-тролля снова все надолго замолчали.

Муми-тролль. Хемуль, а ты знаешь, что такое сапфиры?
Хемуль. Я? Нет. Я никогда их не коллекционировал.
Вифсла. А я знаюсла! И Тофсла!
Тофсла. Тихо тысла! Это же тайна! Ты чтосла! (Тофсла еще крепче прижала к себе коробку.)
Вифсла. Но мы же дружим… с нимисла… И я подумаласла… они так к нам добрысла…

Пауза.

Тофсла. Ну ладносла… Только быстро-быстренькосла…
Вифсла. Урасла! Урасла! Урасла!

Тофсла открыла коробку и вытащила оттуда огромный чемодан (удивительно, как он сумел поместиться в такой коробке). Муми-тролль даже открыл рот, чтобы спросить об этом. Но когда Тофсла с Вифслой раскрыли чемодан, Муми-тролль уже ничего не мог говорить.
Весь чердак осветился нежным голубым светом, по стенам побежали сине-голубые огоньки, все засверкало, заискрилось, закружилось — Муми-тролль зажмурил глаза. Не было сомнений, что перед ними тот самый Королевский сапфир.

Хемуль. Я… никогда… никогда не видел ничего более прекрасного… (И Хемуль протянул свою лапку к сапфиру.)
Тофсла. Рукисла! (Она захлопнула крышку чемодана и опять уселась сверху. Вифсле.) Предупреждаласла!
Муми-тролль. Да что с вами опять, Тофсла?

Тофсла молчит и только сердито смотрит на Вифслу.

Мумии-тролль. Вифсла?

Вифсла подошла к Тофсле и запрыгнула на чемодан. Из милых жизнерадостных крошек они мгновенно превратились в двух противных нахохлившихся старушек.

Картина четвертая

И в этот миг на чердаке стало вдруг так холодно, что все обернулись посмотреть, не разбил ли ветер окно. Но оно было целым, зато всем вдруг почудилось, что там, за окном, промелькнул черный всадник на черной пантере… Но так как все они уже считали себя вполне взрослыми, то не верили в детские сказки. И чтобы не показаться смешным, каждый промолчал.

Муми-тролль. Ужжжасно холодно, с чего бы это?
Вифсла. Тофсла! Это онасла!
Тофсла. Все пропалосла!
Муми-тролль. Что?
Тофсла. Сам посмотрисла!

Муми-тролль оглянулся и чуть не упал в обморок от страха. Перед ними сидело огромное черное чудовище с печальными глазами. Пол вокруг него уже покрылся инеем: вот откуда шел этот смертельный холод.

Муми-тролль. Здравствуйте. Очень приятно видеть вас на нашем чердаке. Как вас зовут?
Морра. Меня не зовут. Мне никогда никуда не зовут.
Тофсла. Морра, Морра ее зовутсла!
Муми-тролль. Очень приятно. Я — Муми-тролль. Вот это — Хемуль, это…
Морра. Я пришла за своим. Мне не надо никого. Отдайте мне мой сапфир, и я исчезну.
Вифсла. Он не твойсла!
Тофсла. Он нашсла!

Морра двинулась к ним. Тофсла с Вифслой завизжали от страха.

Вифсла. Не подходисла!
Тофсла. Буду стрелятьсла! (В руках Тофслы опять появилось ружье.)

Морра остановилась недалеко от Муми-тролля, ему стало так холодно, что он покраснел, затем посинел, а затем и вовсе побелел.

Морра. Я никуда не уйду отсюда, пока мне отдадут то, зачем я пришла.
Хемуль. Давайте не будем горячиться. Надо разобраться, кому же по праву принадлежит этот сапфир.
Тофсла. Намсла.
Вифсла. Намсла. Кто нашелсла, тому и принадлежитсла.
Морра. Мне надоели эти шмакодявки. Я проделала длинный путь и заберу его с собой. Он мой.

И Морра снова двинулась к Тофсле с Вифслой, и в этот раз обязательно бы до них дошла, если бы…
Если бы вдруг не распахнулось маленькое окошко и вместе с порывом ветра не влетела бы черная пантера с черным всадником на спине.

Картина пятая

Волшебник. Он мой!

Все сжались от громового голоса Волшебника. А Муми-тролль хоть и был ужасно напуган, еще успел подумать о том, что вот уж теперь родители наверняка проснулись и ходят по дому, ищут своего маленького сыночка… И ему стало так грустно, так жалко себя, и так захотелось плакать… Но странно, вот уже второй раз за ночь Муми-тролль не смог это сделать.

Волшебник. Отвечайте, где вы взяли этот сапфир?
Тофсла. Мы…
Вифсла. Мы…
Тофсла. Мы играли во дворе…
Вифсла. сла…
Тофсла. Мы набрали дома фантиков и решили наделать секретиков…
Вифсла. …и поэтому искали стеклышки, а нашлисла…
Тофсла. Не перебивай! Секретик надо было закопать глубоко-глубоко в землю. И мы начали рыть ямку.
Вифсла. И вот мы рыли-рыли, рыли-рыли, рыли-рыли-рылисла…
Тофсла. И вдруг там, на глубине, мы увидели это…
Вифсла. Пока Тофсла вытаскивала этот камешек, я сбегаласла домойсла за чемоданом. И мысла…
Тофсла. Только мы успели закрыть чемодан, как появилась эта, и начала на нас кричать, а мы побежали, а она за нами, и с тех пор прошло уже столько времени…
Вифсла. И мы никак не можем попасть домойсла, потому что она ходит за нами по пятамсла…
Волшебник. Покажите мне его!

Тофсла с Вифслой снова открыли чемодан, и волшебный блеск вновь озарил чердак. Но Муми-тролль уже не стал жмуриться, напротив, он смотрел во все глаза, потому что это было настоящее чудо! А разве часто встречаешь в жизни настоящие чудеса?
Волшебник подошел к нему, склонился над ним и погладил.

Волшебник. Я искал тебя столько тысяч лет… Ты последний камень из моей коллекции.
Хемуль. Надо же! Никогда бы не подумал, что волшебники тоже собирают коллекции!

Волшебник закрыл чемодан.

Волшебник. К сожалению, я не могу забрать его у вас силой, хоть я и гораздо сильнее вас.

Никто не задавал вопросов Волшебнику, чтобы он нечаянно не рассердился и не превратил, к примеру, Муми-тролля в Хемуля, а Тофслу в Вифслу. Или, не дай Бог, в Морру.

Волшебник. Однажды этот камень уже был похищен, затем его силой вернули на место, но вскоре его украли снова. Я предлагаю вам меняться. Начнем с Морры. Хочешь, я сделаю так, чтобы ты больше никогда не была одна?
Морра. Мне ничего не нужно. Мне нужен только он.
Волшебник. Чтобы от тебя всегда исходило только тепло, и с тобой все хотели дружить?
Морра. Мне нужен только он.
Волшебник. Я могу подарить тебе взамен него целую пещеру с драгоценностями.
Морра. Нет.
Волшебник. Две пещеры!
Морра. Нет.
Волшебник. Три!

Морра была непреклонна, а на Волшебника было жалко смотреть: из молодого стройного красавца он превратился в старенького сгорбленного старичка. А ведь так больно видеть, когда расстраиваются волшебники.

Муми-тролль. А хочешь, я подарю тебе своего… Седрика?

Морра посмотрела на Муми-тролля и ничего не сказала. Тогда Муми-тролль погладил Седрика, что-то шепнул ему на ушко, поцеловал и протянул Морре.

Муми-тролль. Возьми. Что тебе сапфир? Ты будешь любоваться им в одиночестве, но он никогда не сможет ни согреть, ни пожалеть тебя. А Седрик — настоящий друг. Тем более, он волшебный.
Хемуль. Муми-тролль…
Тофсла. Муми-тролльсла…
Морра. Волшебный? (Она взяла Седрика из лап Муми-тролля и вдруг крепко прижала его к себе и — исчезла...)

На чердаке сразу стало теплее. И вот тут Муми-тролль понял, что сейчас он уже точно заплачет.

Волшебник. Тебе не жалко? Ведь это была твоя самая любимая игрушка?
Муми-тролль. У меня есть мама… и папа… и Снусмумрик. А у нее — никого. (И Муми-тролль не заплакал.)

Все восхищенно посмотрели на Муми-тролля.

Волшебник. Хорошо. Теперь осталось договориться с Тофслой и Вифслой. Хотите, я исполню ваши самые заветные желания?

Тофсла с Вифслой начали шептаться и долго-долго о чем-то спорили на своем языке.

Тофсла. Мы хотимсла стать большимисла.
Вифсла. Дасла. Огромными, как этот домсла.
Волшебник. Не понял?
Тофсла. Мы хотим стать взрослыми.
Вифсла. …сла.
Волшебник. Хорошо. А чего хочешь ты, Хемуль?
Хемуль. Я? Я хотел бы… если б только это было возможным…
Тофсла. Чтобы тысла вернулсла ему коллекцию марок…
Вифсла. … и диких растений. (Хохочут.)
Хемуль. Дда… Если можно.

Волшебник расхохотался.

Волшебник. Хорошо. Ну, а ты, Муми-тролль?
Муми-тролль. Я хочу, чтобы… мама и папа жили долго-долго-долго. И никогда не умирали, потому что…

…пока они живы, я всегда буду оставаться ребенком…

Но этого Муми-тролль уже не сказал вслух, потому что… потому что очень боялся расплакаться.
Конец
Сентябрь 2004

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования