Общение

Сейчас 660 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • Гева

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Невероятная история для детей и взрослых в двух действиях

Действующие лица
Л ё н и к, 10 лет
С т а с и к, его брат, 8 лет
Д а ш а, 8 лет
М а м а О л я
П а п а М и ш а
П о п у г а й Г о ш а
Насекомые:
Б о м б у с, шмель
Б л а т а т а, таракан
С т р е к о з а
М у х а
С к о р п и о н

Действие первое
1
Деревня Гуляши. Лето. Жара. Огромный коттедж, который смотрится в этой деревне так странно и нелепо, что иногда даже кажется, будто он всем кажется.
К коттеджу подъезжает джип, из него выпрыгивает Стасик, хватает клетку с попугаем.
За ним осторожно выходит Лёник с небольшим саквояжем в руках. Затем появляются по очереди мама и папа.
М а м а. Стасик! Стасик, осторожно! Не урони Гошу!
Попугай Гоша сидит в клетке ни жив ни мёртв. Прижался к дверце и от страха разговаривает сам с собой.
П о п у г а й Г о ш а. Гоша хоррроший! Гоша хоррроший!
Стасик запинается о кочку и падает. Клетка отлетает в сторону, дверца распахивается, и одуревший попугай вырывается на волю.
П о п у г а й Г о ш а. Гоша, летать! Летать! Гоша хоррроший!
П а п а (глядя на попугая). Зачем вы взяли этого придурка?!
Г о ш а. Пррридурррка, пррридурррка!
С т а с и к. Моего попугая нельзя, а его насекомых можно?!
П а п а. “Насекомых”? (Лёнику.) Ты их взял с собой?!
Л ё н и к (прячет саквояж за спину). А что?..
П а п а. Всех?!
Л ё н и к. Это же коллекция, за ними наблюдать надо, кормить…
П а п а. Пятьдесят особей?!
М а м а. Не пятьдесят, а пять…
П а п а. Зоопарк вместо дачи! (Маме.) Куда ты смотрела?!
Мама и папа уходят в дом.
С т а с и к (ловит попугая, сажает в клетку, заговорщицки брату). Я твоих насекомых Гоше скормлю. И первого — скорпиона.
Л ё н и к. Посмотрим еще, кто кого.
Стасик уходит с клеткой в дом.
К забору, окружающему коттедж, подходит деревенская девочка Даша. Смотрит в щёлочку между досками.
Достаёт из кармана осколок зеркала, смотрится, поправляет волосы, а затем пускает в лицо Лёника солнечного зайчика.
Л ё н и к. Ой. Здравствуй.
Д а ш а. Здравствуй…
Л ё н и к. Тебя как зовут?
Д а ш а. Д-даша.
Л ё н и к (достаёт из саквояжа банку с тараканом). Смотри…
Девочка разглядывает насекомых.
Л ё н и к. Да не бойся! Это обыкновенные насекомые… (Показывает, заученно.) “Насекомые — самый многочисленный класс живых существ на Земле”.
Д а ш а. Шмель?
Л ё н и к. Ага, Бомбус зовут.
Д а ш а. А это с хвостиком кто?
Л ё н и к. Скорпион. У него очень развито зрение. А вот Блатата. Блатата — по-латински значит таракан. Я их коллекционирую. У вас ведь нет тараканов?
Д а ш а. Не-а. Подевались куда-то…
Л ё н и к. А вот и муха, и стрекоза…
Д а ш а. Красивые.
Г о л о с М а м ы (из дома). Лёник!
Л ё н и к. Иду! (Даше.) Приходи завтра, я их тебе покажу! (Убегает в дом.)
Даша улыбается и кивает. Лёник убегает в дом.

2
Вечер. Вся семья дома. Дети в детской комнате на втором этаже, родители — на первом.
В детской комнате.
Лёник расставляет баночки с насекомыми на полки, все баночки с надписями на латинском языке.
Стасик с попугаем смотрят по телевизору фильм про динозавров, едят чипсы. На экране огромное существо хватает двух человек и отправляет в рот.
Л ё н и к (насекомым). Если б вы могли разговаривать…
П о п у г а й. “Разговаривать! Разговаривать”!
Комары кусают Стасика.
С т а с и к (отмахивается, хлопает себя по щекам). Комары надоели… А где у нас “Фумитокс”?
П о п у г а й. “Фумитокс! Фумитокс!”
В комнате родителей.
Мама убирает со стола, моет посуду. Папа сидит, читает газету, задремал, тут же просыпается, так как его начинают кусать комары.
М а м а. Хорошо здесь, в деревне…
П а п а. И воздух, и детям тут хорошо. (Зевает.) Завтра утром пойдем на рыбалку… Поздно уже, надо ложиться… (Хлопает себя по щекам, отмахивается от комаров.) Оля, а где у нас “Фумитокс”?
М а м а. В сумке, наверно…
П а п а. Найди.
М а м а. Сам найди, я пойду детей уложу. (Уходит на второй этаж).
Папа дремлет, вдруг комары начинают кусать сильнее и чаще. Папа теряет терпение, вскакивает, быстро ищет в сумках “Фумитокс”.

3
Глубокая ночь.
Комната родителей.
Папа и мама в нижнем белье бьют комаров, сна как не бывало.
П а п а. Мухобойка не помогает!
М а м а. Я их не вижу, свет включи!
П а п а. Нельзя! Они на свет летят!
М а м а. Зараза же, как кусают! Эти комары со всей деревни к нам слетелись… (Бьет себя по ноге.) Они нас ждали целый год… (Бьет себя по лбу.)
П а п а. Дроздов говорит: “Кровь горожан — самая вкусная”… (Бьет себя по щеке.)
М а м а. Сам ты Дроздов! Я тебе говорила — в деревню нельзя без “Фумитокса”! Нас сожрут комары!
П а п а. Сама виновата!
М а м а. Я?!
П а п а. Почему ты “Фумитокс” забыла?!
М а м а. Я?! А ты для чего?! Мне еду, детей собирать, а ты даже “Фумитокс” взять не в состоянии! (Бьет себя по лицу и плечам, плачет.) Иди к соседям, у них попроси!
П а п а (отмахивается от комаров). В два часа ночи?! Я что, идиот?!
М а м а. Идиот!
Папа бьет комара на щеке мамы, мама бьет комара на лбу папы, со стороны может показаться, что они дерутся.
Комната детей.
Стасик в майке и трусах гоняет комаров по комнате, невозмутимый Лёник сидит, что-то паяет под лампой.
Л ё н и к. Скорость полёта комара составляет четыре километра в час…
П о п у г а й. Бей комаров!
С т а с и к. Бей комаров!.. Что ты сидишь?! Помогай! (Бьет комаров.)
Из комнаты родителей доносится шум, грохот — упал шкаф.
Л ё н и к (паяет что-то под лампой, невозмутимо продолжая свою работу). Комары являются переносчиками заболеваний: малярии и желтой лихорадки. Только малярия является причиной смерти около двух миллионов людей ежегодно.
С т а с и к. Помогай!
П о п у г а й. Помогай! Помогай!
Л ё н и к. Не мешайте, скоро будет готово…
Спустя полчаса комары совершенно исчезли.
Комаров нет ни наверху, ни внизу. В розетку включено самодельное устройство “Фумитокс”, сделанное Лёником своими руками.
Папа и мама, после многочасовой непрерывной битвы с комарами, сидят на кровати, тяжело дышат.
М а м а. Ни одного комара…
П а п а. Да, будто и не было… Лёник, но как тебе это удалось?
Л ё н и к. Я нашел в шкафу старый кипятильник, переделал его…
М а м а. А таблетки?
Л ё н и к. У тебя в аптечке нашел…
М а м а. Что я тебе говорила — он очень способный!
П а п а. Ну, парень, ты — гений!
Стасик стоит на лестнице, мрачно слушает, идет наверх, заходит в комнату, закрывает за собой дверь.
С т а с и к. Тоже мне, нашелся “гений”… (Решительно берет банки с насекомыми, подходит к окну.) Ну я устрою тебе… (Вытряхивает из баночек в окно поштучно всех: шмеля, стрекозу, скорпиона, таракана.) Вот тебе… Вот тебе… Получай… Получай… “Гений”… (Закрывает окно, аккуратно ставит баночки на место, ложится и притворяется спящим.)
Ночь. Шорохи, странные звуки.

4
Утро нового дня. Мама занимается фитнесом, дети спят наверху. Из спальни выходит папа в полосатой футболке. Зевает и чешет живот.
П а п а (глядит на часы). На рыбалку проспал…
Мама обнимает и целует его.
М а м а. Доброе утро, Бомбик.
П а п а. Оля, ну что за Бомбик опять!
М а м а. Ну ты в этой футболочке так на Бомбика похож!
П а п а (идёт умываться, кричит из ванны). Это на таракана Лёнькиного, что ли?
М а м а (садится перед телевизором, включает его). Нет, таракан — это Блатата, а Бомбик — шмель, Бомбус.
П а п а (чистит зубы). Тьфу, глупость какая-то.
М а м а. Не глупость, дружочек, а латинские названия. Наука!
Звонит телефон.
П а п а. Да?.. Прохор Петрович? Да! Я в Гуляшах! Да, я на даче! Что? (Пауза.) Хорошо. (Выключает телефон.) Тоже мне отпуск… Отдохнуть не дают!
М а м а. Поедешь?
П а п а (огорченно). Придется. (Уходит одеваться.)
По телевизору идёт передача “В мире животных”, ведущий Н. Дроздов рассказывает.
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. Скорпионы — древнейшие представители не только среди паукообразных, но и среди наземных животных вообще. Скорпионы имеют размеры пять-десять сантиметров, но некоторые достигают двадцати сантиметров.
За спиной мамы слышится шорох. Она не обращает внимания, а напрасно. Прямо по лестнице ползёт огромный скорпион, раз в сто пятьдесят больше, чем надо.
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. Они живут в странах с теплым или жарким климатом, причем встречаются в самых различных местах обитания, от влажных лесов и морских побережий до каменистых бесплодных местностей и песчаных пустынь.
М а м а (кричит папе). Гляди, наш скорпион! Которого мы Лёнику из Индии привезли!
П а п а. Ты не видела ключи от машины?! (Ищет свой портфель, не замечает скорпиона, который проползает под лестницу и затаивается там.)
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. Скорпион выходит на охоту ночью и особенно активен в жаркое время. Он медленно идёт с поднятым хвостом, выставив вперёд приоткрытые клешни. Если добыча оказывает сопротивление, скорпион жалит её, обездвиживая и убивая ядом.
М а м а. Жуть какая.
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. Сегодня мы поговорим об одном из подвидов этого удивительного отряда паукообразных. Латинское название его звучит так: Buthus eupeus. (Тянет по слогам.) Бу-тус...
М а м а. Видишь, и в телевизоре говорят. Наука!
П а п а. Я всю эту науку сегодня в город увезу. И там выпущу на волю.
М а м а. Давай, давай. Сын полгода коллекцию собирал, в кружок записался, клятву какую-то там дал.
Из комнаты Лёника и Стасика выползает стрекоза, увеличенная до размеров человека. Её также никто не замечает. Она спускается вниз и проходит в спальню.
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. В природе скорпионы достаточно распространены, однако некоторые виды, например Скорпион Императорский, часто так и остаются несбыточной мечтой многих коллекционеров.
П а п а. Ты не видела мои часы?! (Спешит, идёт на кухню, гремит там крышками и кастрюлями.) Вечно бардак…
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. Скорпионы могут очень долго голодать, иногда до полутора лет. Большинство видов всю жизнь обходится без воды. Среди них довольно часто встречаются случаи каннибализма.
П а п а (находит часы и портфель, кричит с кухни). А что, у нас завтрак не запланирован?
М а м а (кричит в ответ). Мишик, дружочек, я на диете! Я столько платьев с собой привезла, и ни в одно не влезаю. Ну, если хочешь, поешь детскую кашу.
Папа выходит из кухни злой и направляется к двери, в руках портфель.
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. Все мы помним поучительную басню великого Ивана Андреевича Крылова. “Попрыгунья стрекоза лето красное пропела…”
М а м а. Вернешься когда?
П а п а. К вечеру.
М а м а. Мясо купи. И “Фумитокс”. Права взял? Опять оштрафуют.
П а п а. Да.
М а м а. И не гони, осторожно.
Папа уходит, хлопнув дверью. Мама делает звук телевизора громче.
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. Итак, стрекоза. Стрекозы характеризуются стройным, вытянутым, иногда ярко окрашенным или блестящим туловищем, крупной, хорошо обособленной от него головой, большую часть поверхности которой составляют огромные глаза.
Мама достаёт из тумбочки зеркало, внимательно себя рассматривает.
Усики у стрекоз маленькие, малозаметные.
Мама убирает зеркало. Из кухни доносится какой-то непонятный шум. Мама оборачивается на звук.
М а м а. Лёник?
Тишина.
Стасик?
На кухне с грохотом падает крышка. Мама встаёт и идёт на кухню.
Мишик?..
Но это не Мишик, не Стасик и тем более не Лёник. Это здоровая муха, которая стоит у плиты и сосредоточенно плюёт в кастрюлю с кашей. Мама смотрит на неё и ничего не говорит. Наконец говорит.
Это ещё что такое?!
Муха продолжает плевать в кастрюлю, не обращая внимания на маму. Мама трёт глаза и закрывает дверь на кухню.
Ой. Приехали. Каша-каша, телевизор. Насмотрелась мама Оля передач.
Она возвращается на диван. Кричит детям.
Лёник! Стасик! Подъём!!!
Л ё н и к (появляется на пороге комнаты, зевает). Что случилось, мама? Пожар?
М а м а (не оборачиваясь, глядя в телевизор). Если через пять минут вы не будете готовы, то пляж сегодня отменяется.
Из комнаты вылетает взлохмаченный Стасик с маской для подводного плавания в руках. На ногах у него ласты. В другой руке — трубка для плавания под водой.
С т а с и к. Как это отменяется?!
Он выбегает из дома самый первый, в чём был — в майке и трусах, за ним — Лёник. Следом мама.
М а м а. Стасик! Лёник! А завтрак? Стасик, ты забыл одеться, дружок!
Все трое исчезают из поля зрения. Из детской выходит огромный шмель, осматривается, за ним — таракан, который спускается по лестнице и занимает мамино место на диване.

5
Таракан (Блатата) сидит, чешет брюхо, ест попкорн, оставленный с вечера папой Мишей, и смотрит передачу “В мире животных”. Скорпион так и лежит под лестницей, и его никто из насекомых пока не видит.
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. Но есть и хорошие новости. Тараканы возвращаются!
Блатата делает звук громче.
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. Кто же они — тараканы? Кто они — эти усатые чудища, эти вечные, прожорливые, ненасытные спутники человека?
Блатата делает звук тише.
В е д у щ и й Н. Д р о з д о в. Размеры тараканов колеблются от четырёх миллиметров до десяти сантиметров. Живут эти неприхотливые насекомые везде. Многие виды стараются выбрать место обитания непосредственно в жилище человека. Всеядны.
Блатата идёт на кухню. Навстречу ему выходит муха, облизывается и направляется к дивану. Блатата останавливается и смотрит на неё. Муха разваливается на диване и переключает канал. Из телевизора раздаётся весёлая песенка. Муха подпевает “Тыц-тыц!” и притопывает лапой.
Т а р а к а н. А это кто такая?
Ш м е л ь. Теоретически похожа на муху, а фактически… (Как бы про себя.) Ну, фактически мы все тут непонятно на кого похожи…
Из спальни появляется стрекоза на высоченных каблуках, в роскошном вечернем платье мамы Оли, с ридикюлем через плечо.
С т р е к о з а. Бомбус, ты, оказывается, так красиво умеешь разговаривать.
Т а р а к а н. Не, ну я серьёзно, это местная какая-то, что ли?
С т р е к о з а. Дружочек, успокойся! Ну муха и муха. Обыкновенная муха-навозница. (Смеётся.)
Садится на диван рядом с мухой. Муха недовольно бормочет и отодвигается.
С т р е к о з а (смеётся). Скажите, пожалуйста! Чучело огородное. Ты откуда взялась такая, крошка? (Хохочет.)
М у х а. Я-то здесь давно живу, милая моя, а вот откуда вы тут взялись, надо ещё выяснить.
С т р е к о з а. Как она смешно по-деревенски говорит! (Достаёт из ридикюля лак для ногтей, начинает красить лапки.)
Таракан ходит туда-сюда по дому. Шмель стоит у окна, барабанит лапками по подоконнику.
С т р е к о з а. Знаете, всё это, конечно, забавно, но, по-моему, надо что-то делать. Формально он прав. Мы такими конями недолго сможем прожить. (Хохочет.)
М у х а (бормочет). И хохочет, и хохочет, будто кто её щекочет.
С т р е к о з а (сушит накрашенные лапки). Ша, муха! (Шмелю.) Бомбик, иди посиди со мной! (Смеётся. Зевает.)
Ш м е л ь. Вообще-то ничего смешного нет. И если б ты, стрекоза, немного пошевелила мозгами…
М у х а. Мозгами? Ха-ха.
Ш м е л ь. …то, наверное, тебе не было так весело.
С т р е к о з а. Фу, какие вы скучные и занудные. Пойду-ка я поем. (Удаляется на кухню, постукивая каблучками.)
М у х а. Ну вот и правильно, от неё всё равно никакой пользы.
С т р е к о з а (с кухни, с набитым ртом). Я всё слышу!
Ш м е л ь. Мне не хотелось бы огорчать вас, друзья мои…
Т а р а к а н. Что? Что случилось?
Ш м е л ь. …но, по-моему, у нас проблема.
Т а р а к а н (носится по дому туда-сюда). У нас проблема! У нас проблема!
Ш м е л ь. Кто-то из детей, похоже, провёл над нами опыт…
Т а р а к а н. Я догадываюсь, кто именно!
Ш м е л ь. …и опыт не удался.

6
Вечер. Мама, Лёник и Стасик возвращаются с пляжа. Стасик бежит впереди всех. Он в одном ласте. Лёник за ним. Последней еле успевает за детьми мама.
С т а с и к. Наверное, я дома её просто забыл, и всё.
Л ё н и к. Ну, да, а вторую что не забыл тогда?
С т а с и к. Ну упала. Велики мне ласты, что, так трудно понять?
Л ё н и к. Потому что нечего чужие брать.
С т а с и к. А я сейчас маме что-то расскажу… (Останавливается, чтобы дождаться маму.)
Лёник вбегает в дом и тут же выбегает обратно.
М а м а. Что, Лёник? Пожар?
Лёник молчит и жестикулирует. Мама бросается к двери, но Лёник загораживает ей путь.
М а м а. Да что такое?
Л ё н и к. Там… насекомые… мои…
М а м а. Очень замечательно. И что, мы теперь им целый дом должны уступить?
Л ё н и к. Понимаешь, мама, они… это… выросли… немножко...
Из-за дома раздаётся гомерический хохот Стасика.
С т а с и к. Они вернулись назад! Лёник, Лёник! Глянь! Вот бы такого в школу привести! Марии Александровне на верёвочке! Да жирный он какой! Откормили мы тебя, тараканище!
Мама бросается к окнам. И чуть не падает в обморок. Ей в глаза смотрит огромная стрекоза.
М а м а. Это что?.. Кто она такая? И почему она в моём платье?!
Л ё н и к. Это — стрекоза…
М а м а. В моих туфлях… Но почему такая большая?
Стасик хохочет уже с другой стороны дома.
С т а с и к. Лёник, Лёник! Глянь! Бомбус-то уже, кажись, больше папы!
Л ё н и к. Это все из-за комаров… Вчера.
М а м а (прильнула к стеклу, стучит и кричит стрекозе). Эй ты! А ну положи косметичку на место! (Себе.) Так… Я звоню папе… (Достает мобильный телефон, набирает, нет связи.)
Л ё н и к. Они крыльями глушат сигнал.
Стрекоза не реагирует на маму — ей или не слышно, или без разницы. Стасик перебегает к третьему окну.
С т а с и к. Лёник, Лёник! А у тебя разве была муха? Откуда она взялась?
Л ё н и к. Мама, помнишь голубенькие таблетки, которые ты мне давала, когда я болел. Я их вчера размолол, растворил в воде, а затем пропитал пластинку от “Фумитокса”.
Стасик хохочет и дразнит насекомых через стекло.
М а м а. Лёник, это были витамины роста!!!
Л ё н и к. Почему, в таком случае, я не вижу ни одного большого комара?
С т а с и к. За всех комаров тут одна жирная муха. (Смеётся.) Мама, я видел, как она только что подошла и плюнула в кашу!
М а м а. Я тоже…
Л ё н и к. Она не плюёт, она просто разжижает пищу перед тем, как есть.
М а м а. Какая наглая и назойливая муха! (Стучит в окно.) Отойди от плиты, слышишь, тебе говорят?!
С т а с и к (смеётся). Муха — прожорливое брюхо!
М а м а. Она бы ещё с ногами туда залезла!
Л ё н и к. Все мои насекомые были закрыты в банках. Как так могло получиться, что их выпустили? (Смотрит на Стасика.)
С т а с и к. А что сразу я-то? И почему мы вместе с ними не увеличились?
Л ё н и к. Зубы не заговаривай.
С т а с и к. А может, вообще это муха вылезла и всех выпустила. (Дразнит муху, корчит ей рожи и смеётся. Вдруг выражение лица его меняется.) Гоша…
Мама и Лёник приникают к стеклу и видят попугая Гошу, сидящего на гардине, и муху, которая поставила стремянку и поднимается к нему.
С т а с и к. Гооооооооошаааааааааа! Там же Гоша мой, Гоша! Они же его съедят! (Бежит к двери, дёргает её и исчезает в доме. Дверь звонко защёлкивается на замок.)

7
В доме. Стасик подбегает к стремянке, на верхней ступеньке которой стоит муха, и начинает её трясти.
С т а с и к. А ну, слезла! Быстро!
Муха сверху плюёт на Стасика.
Ах, ты ещё и плеваться будешь! (Трясёт стремянку что есть силы.)
Муха падает со стремянки и начинает наступать на Стасика. Стасик пятится от неё.
Э, ты чего? Ты чего, э?
Муха наступает, Стасик отступает. К мухе присоединяется стрекоза.
С т р е к о з а. Ну что, дружочек, вот и пробил час расплаты? (Улыбается.)
Т а р а к а н. Что? Что случилось? (На всякий случай идёт за мухой и стрекозой.)
М у х а. А давайте ему лапки оборвём!
Т а р а к а н. Нет, лучше устроим ему тараканьи бега. (Хихикает.)
С т р е к о з а. А лучше спустим его со второго этажа — пусть поучится летать.
Стасик упирается в дверь и пытается открыть её, но безуспешно. Насекомые обступают его тесным кружком.
С т р е к о з а. Какой славный малыш! Ты боишься щекотки, дружок? (Трогает его лапкой, смеётся.)
М у х а. А по-моему, так самый обыкновенный рыжий урод! (Плюёт на него и потирает лапки.)
Т а р а к а н. А вот бы его дихлофосиком вспрыснуть!
Внезапно всех расталкивает шмель Бомбус и загораживает собой Стасика.
Ш м е л ь. Да прекратите вы, это же ребёнок!
Т а р а к а н. Да? А как гонять меня с муравьём наперегонки, так не жеребёнок?
С т р е к о з а. А как заставлять гусеницу летать с самого высокого шкафа в доме?
С т а с и к (из-за спины шмеля). Я просто хотел, чтобы она поскорее стала бабочкой!
Ш м е л ь (Стасику). Молчи! Ты молчи, а я буду говорить! (Незаметно подталкивает Стасика к лестнице, ведущей на второй этаж. Насекомым.) Он же маленький, как вы не понимаете! (Стасику.) Беги наверх! Быстро!
Стасик бежит к лестнице.
Т а р а к а н. Маленький, да удаленький! (Пытается его догнать, но запутывается в лапках и растягивается на полу.) Привал.
Стасик успевает забежать на второй этаж и скрыться в комнате. Попугай Гоша так и остаётся сидеть на гардине.
Вдруг из-под лестницы появляется скорпион. Насекомые собираются в кучу.
С к о р п и о н (Таракану). Ты! Да ты, ты! Почему кричать?
Т а р а к а н. Я не кричать, то есть… не кричал… Я упал.
С к о р п и о н. Ты упаль, я просыпаться. Плохо. Будешь шуметь, когда я спать, будешь мёртвый.
Таракан быстро прячется за насекомых, бормочет себе под нос.
Т а р а к а н. Это возмутительно!
С к о р п и о н (Мухе). Ты!
М у х а. Я?
С к о р п и о н. Откуда?
М у х а. Ничего себе дела! Это ты откуда, милый? Я тут единственная коренная, между прочим. (Демонстративно подходит к дивану, включает телевизор.) Понаехали!
Скорпион подходит и бьёт её клешнёй.
С к о р п и о н. Встать!
М у х а. Ничего себе дела! Ты совсем, что ли? Больно же! (Встаёт, бормочет.) Распустил свои щупальца!
С к о р п и о н. Не грубить! Отвечать на вопросы!
Ш м е л ь (Скорпиону). Бутус, ты это, полегче.
С к о р п и о н. Молчать!
Ш м е л ь. Бутус, ты не прав. Давайте вообще все вместе сядем и поговорим. (Насекомым.) Присаживайтесь.
С т р е к о з а. Да я всегда была за диалог, друзья! (Садится на диван, красиво закинув лапку на лапку.)
С к о р п и о н. Нет! Некогда говорить! Мне пора улетать!
С т р е к о з а. Куда, Бутусик?
С к о р п и о н. В Индию. Мне тут не климат.
М у х а. Спал под лестницей, проснулся.
Ш м е л ь. Бутус, посмотри на себя, далеко ты в таком виде улетишь?
С т р е к о з а. И потом, я знаю, что для таких вот перелётов требуется загранпаспорт. Скажи, Бутусик, у тебя есть загранпаспорт?
С к о р п и о н. Нет. А что это?
Ш м е л ь. Не тратьте время, господа насекомые, никто скорпионам загранпаспорта не выдаёт.
С к о р п и о н. А я платить!
Ш м е л ь. Я даже не буду спрашивать, где ты собираешься брать деньги. Успокойся, Бутус. Это утопия. Лучше бы ты подумал, как нам стать обратно маленькими.
С к о р п и о н. Не хочу маленький! Маленького каждый дурак схватить и везти!
М у х а. Слушайте, давайте его свяжем, пока не поздно, он какой-то ужасно буйный.
Т а р а к а н (из-за спины Шмеля). А это мысль!
Скорпион двигается в сторону Таракана. Таракан пятится от него.
Т а р а к а н. Только не я, только не я!
Шмель загораживает дорогу Скорпиону.
Ш м е л ь. Бутус, не дури. Нам не хватало ещё сейчас всем перессориться. Давайте не будем начинать новые отношения со скандала!
С к о р п и о н. Вон с дороги!
Ш м е л ь. Ну это уже слишком.
Между Шмелём и Скорпионом завязывается драка. Все болеют за Шмеля. Таракан бегает сзади и исподтишка то пнёт Скорпиона, то ущипнёт. Неожиданно для всех Скорпион побеждает. Поверженный шмель лежит на спине и дрыгает лапками. И жужжит.
С к о р п и о н. Все поняли? Так будет с каждым, кто ещё только посметь!
С т р е к о з а (делает шаг ему навстречу). Буту…
С к о р п и о н. Стоять! Предупреждай, я ядовитый!
М у х а (бормочет себе под нос). А то мы не догадались.
С к о р п и о н. Молчать! У меня много яд!
М у х а. Что ж такой нервный он у вас, товарищи насекомые?
Скорпион плюёт в муху.
М у х а. Ничего себе дела! (Плюёт в скорпиона.)
Скорпион столбенеет от такой наглости. Насекомые пользуются его замешательством.
М у х а. Налетай!
Таракан набрасывается на скорпиона и валит его с ног. Стрекоза стоит в стороне и наблюдает за происходящим.
Т а р а к а н. Гони скорпионов!
Муха сдёргивает с дивана плед и набрасывает на Скорпиона, его заворачивают в плед, и таракан с мухой садятся на него сверху, как на скамейку. Таракан сияет от счастья.
Т а р а к а н. Как мы его замочили!
Скорпион шевелит клешнями и задевает таракана, тот в ужасе вскакивает.
А… давайте его для верности ещё в ковёр завернём!
М у х а. Давай-ка!
Они вдвоём хватаются за ковёр, на котором лежит шмель, и выдёргивают его из-под мебели.
Ш м е л ь. Что вы делаете? Это жестоко! Надо находить общий язык!
М у х а (нагибается над Шмелём). Будешь жужжать, и тебя свяжем. (Но вместо того чтобы выполнить угрозу, помогает Шмелю наконец перевернуться.)
Ш м е л ь. Вы не понимаете! За жестокость платят жестокостью! Остановитесь!
Муха и Таракан быстро заворачивают Скорпиона в ковёр.
Т а р а к а н. Он сам нарвался, Бомбус.
М у х а (командует). Катим в спальню!
Откатывают Скорпиона в спальню. Стрекоза, так и простоявшая в стороне, садится на диван. К дивану подходит муха.
М у х а. А ну, встала!
С т р е к о з а. Это ты мне?
М у х а. Встала быстро!
Стрекоза встаёт, муха начинает двигать диван, с другой стороны ей помогает Таракан.
Т а р а к а н. Забаррикадируем его для верности, да?
Муха молча кивает. Они задвигают диван и садятся на него — усталые, довольные, самые теперь тут главные.

8
Мама и Лёник стоят у дома. Голова Стасика торчит из форточки детской комнаты.
Л ё н и к (Стасику). Ты бы окно открыл!
М а м а. Они специально так сделаны, чтобы не открывались.
Л ё н и к. А как мы его теперь оттуда вытащим-то?
С т а с и к (плачет). Мамочка!
М а м а. Стасичек!
Л ё н и к. Да прекратите! (Достаёт из рюкзака резиновый матрас, начинает его надувать, маме.) Сейчас накачаю, а потом мы с тобой будем его держать, а Стасик — прыгать.
С т а с и к (плачет всё громче). Мамочкаааааа!
М а м а (случайно протыкает каблуком матрас). Дурацкие каблуки!
Матрас сдувается, Лёник вытаскивает из сумки покрывало. Разворачивает, даёт край маме.
Л ё н и к (маме). Держи! (Стасику.) Прыгай!
Стасик пробует пролезть в форточку, но у него никак не получается. Лёник с мамой натягивают покрывало прямо под окном.
С т а с и к. Уй-я, уй-я, уй-я, уй-я, уй-я! Застрял!
Л ё н и к. Как Винни-Пух прямо!
М а м а. Стасичек, детка, больно тебе?
Л ё н и к. Ты покрутись вот так: вправо, влево, вправо, влево.
С т а с и к. Ага! Сам вот и крутись. Больно!
Л ё н и к. Ну и сиди там, пока тебя какой-нибудь скорпион не проглотил! (Сворачивает покрывало.)
С т а с и к. Мамочкаааа!
М а м а. Стасичек, мы сейчас что-нибудь обязательно придумаем! (Лёнику.) Лёник!
Л ё н и к (Стасику). Послушай меня внимательно. Ты в комнате один?
Стасик перестаёт реветь и оглядывается.
С т а с и к. Да.
Л ё н и к. Дверь хорошо закрыл?
С т а с и к. Хорошо!
Л ё н и к. Слушай внимательно. Во-первых, ты должен достать из розетки этот несчастный “Фумитокс”. А то они до размеров дома у нас вырастут.
Стасик исчезает и снова появляется.
Во-вторых, сиди спокойно, не дёргайся. А лучше ляг поспи.
М а м а. Что ты такое говоришь?! Ребёнок! Один! В этом ужасном доме!!!
Л ё н и к. Не сеять панику, мама! (Стасику.) Ты меня хорошо понял?
Стасик кивает, и видно — вот-вот расплачется.
Я тебе свой ноутбук подарю, если будешь себя правильно вести.
Стасик уже улыбается и тут же исчезает в комнате.
Л ё н и к. Спокойно, мама, всё под контролем.
Молчат. Мама мечется от окна к окну, Лёник думает.
Л ё н и к. Мама, а ведь папа привёз тебе недавно какие-то редкие таблетки для похудения?
М а м а. Да...
Л ё н и к. Редкие и эффективные?
М а м а. Да…
Л ё н и к. А где они?
М а м а. На кухне, в среднем шкафчике. Лёник! Ну какое тебе до них дело?!
Л ё н и к. На кухне?! (Смеётся.)
М а м а. Ну, да…
Л ё н и к. В среднем шкафчике, где травки? (Смеётся.)
М а м а. Лёник, с тобой всё в порядке? Может, дружочек, ты получил солнечный удар? Здесь такое агрессивное солнце! У тебя ничего не болит, сынок? Всё-таки я должна позвонить папе. (Достаёт мобильный телефон, звонит, нет связи.)
Л ё н и к. Я за помощью! (Убегает.)
Мама мечется по двору.
М а м а. Куда? Лёник?
Л ё н и к (издалека). В деревню! Сейчас вернусь!
М а м а (набирает номер папы на мобильном). А… алло, Мишик? Мишик? Мишик, ты скоро?! Что?! Тут плохая слышимость! Я могу звонить, когда муха не машет крыльями! Со мной все в порядке! То есть — наоборот! Тут такое!.. Мишик!!! Когда ты приедешь?! Как завтра?! Машина сломалась?! Ты знаешь, что у нас тут произошло? У нас насекомые… Они выросли в двести раз, наверное. Этот Бомбик сейчас, как ты, если не больше! Это Лёник что-то нахимичил в “Фумитоксе”… Нет. Нет, не перегрелась! Нет, я нормальная. Нет! И не пьяная! Что ты себе вообще… Да ты сам… А Стасик сидит в комнате на втором этаже, и ему грозит… А вот ты приезжай и сам увидишь! (Подходит к входной двери.) Я откуда?! Да я стою на улице возле дома и не могу попасть внутрь, в собственный дом, представь!.. Всё! Связь плохая! Они опять машут крыльями!
Внезапно дверь открывается, оттуда появляется лапа огромной мухи, она берёт маму за шиворот и затаскивает в дом. Мама кричит. Дверь захлопывается.
Г о л о с п а п ы (в трубке). Алло! Алло!
Конец первого действия
Действие второе
9
Муха тащит маму на кухню. Мама сопротивляется.
М а м а. Отпустите меня! Отпустите немедленно! Я буду звонить мужу! У меня, в отличие от вас, есть муж!
М у х а. Цыц, муха! То есть муха — это я, а ты просто — цыц! (Отбирает у мамы телефон.)
М а м а. Да что это такое? Мухи заговорили! В конце концов, я здесь хозяйка!
М у х а. Ага. Была.
Таракан ходит по диагонали туда-сюда, потирает лапы и улыбается в рыжие усы.
М а м а (видит Шмеля). Бомбик, ну ты хоть скажи ей! Совсем с ума сошла.
Ш м е л ь. Понимаете, мама…
М а м а. Да какая я вам ещё мама! Сумасшедший дом какой-то!
С т р е к о з а. Мамаша, да вы успокойтесь, дружочек.
М а м а. Что-о?!
С т р е к о з а. Ну вот опять!
М у х а. Послушай, мать, ты достала. Ты помнишь, кто там? (Показывает на второй этаж.)
Мама кивает.
Больше не надо повторять?
М а м а. А вы отпустите ребёнка?
М у х а. Нам нужен ужин.
М а м а. Понимаете, я вообще-то никогда не готовлю. Я, как бы вам это объяснить понятнее… домохозяйка. А для домашних дел мы завели домработницу.
М у х а. Вот и мы так. Была домохозяйкой, а теперь будешь домработницей.
М а м а. Ни за что!
М у х а (Таракану). Поищи там в каморке папы инструмент какой-нибудь. Будем взламывать второй этаж.
Таракан бежит в каморку.
М а м а. Постойте! Подождите! Ну я согласна, согласна!
М у х а. Вот так бы сразу.
Т а р а к а н. А то у нас лапы короткие, сами понимаете. Нам трудно готовить. А кушать хочется. (Хихикает.)
М а м а. Понимаете… эээ… ну, как вас, Муха, что ли, звать?
М у х а. А что, я уже не муха, что ли?
М а м а. Ну, хорошо. Муха. Так вот. Я не очень хорошо умею готовить, но яичницу я вам пожарю. (Идёт на кухню.)
М у х а. Валяй.

10
В комнате. Муха с любопытством рассматривает мамин сотовый телефон. Нажимает лапками на разные кнопки, кнопки громко пикают, муха вздрагивает.
С т р е к о з а (Шмелю). Бомбик, дружочек! Давай не будем делать из мухи слона! (Таракану.) Блатата, дружище, ну стыдно ходить под мухой!
Т а р а к а н. Я не под мухой! Я не хожу! Мне не стыдно! То есть мне стыдно… То есть… Это возмутительно!
С т р е к о з а. Она тут никто, а командует и командует! Командует и командует! К примеру, я не хочу яичницу! Я на диете, мне нужна диетическая пища. А тут — белки, жиры…
Т а р а к а н. Там ещё желтки!
Ш м е л ь. Если честно, я тоже яичнице предпочитаю кашку. Обыкновенную красную кашку…
Т а р а к а н. А я вообще хочу колбаски! Я не могу жить без колбасы!
С т р е к о з а. Колбаса? Фу! Её делают из крыс!
Т а р а к а н. Ну, это смотря на каком мясокомбинате. Вот если на центральном, то вполне возможно, там крыс много, они бегают, хвостами в мясорубку попадают.
С т р е к о з а. Вот-вот.
Т а р а к а н. Но есть же и другие мясокомбинаты!
Муха случайно набирает номер папы Миши и включает громкую связь.
П а п и н г о л о с и з т р у б к и. Алло! Алло!
Муха от неожиданности роняет телефон, он летит под ноги стрекозе.
С т р е к о з а. А на других ползают жирные тараканы…
П а п и н г о л о с и з т р у б к и. Оля, у тебя одни тараканы в голове!
С т р е к о з а. … и из них варят кока-колу! (Хохочет.)
П а п и н г о л о с и з т р у б к и. Оля, ты сошла с ума? Оля! Оля!
Стрекоза случайно наступает на телефон, и он хрустит под её каблуком. На треск из кухни прибегает мама.
М а м а. Что тут происходит?! (Видит раздавленный телефон.) Что вы наделали? Это ж единственное средство связи! (Стрекозе.) Ты, лупоглазая! Ты знаешь, сколько он стоит? (Наклоняется над раздавленным телефоном, плачет.) Мой маленький, любименький телефончик.
С т р е к о з а. Это я лупоглазая?
М а м а. Обнаглели! Вымахали, как лоси, и ведут себя, как у себя дома!
Т а р а к а н. А что, а что такое? Да, мы чувствуем себя здесь как гости! Так создайте же нам условия!
М а м а. Вас, между прочим, никто не приглашал! А раз приехали, то ведите себя прилично!
Т а р а к а н (бегает взад-вперёд по комнате). Это возмутительно! Нас никто не просил коллекционировать! Тем более увеличивать! Это насилие над личностью!
М а м а (усмехается). Над личностью!
Т а р а к а н. А что такое? Что, если мы насекомые, то мы уже и права не имеем?
С т р е к о з а. А чем мы хуже вас? Да мы лучше вас!
М а м а. Ха-ха-ха! Сними-ка мои туфли, милочка!
Ш м е л ь. Вы знаете, Ольга, а ведь вы подняли очень серьёзный вопрос. Ведь на самом деле, если задуматься, у насекомых есть масса преимуществ перед людьми.
М а м а. Да-а? Как интересно поговорить с учёным шмелём.
Садится на диван рядом с мухой.
Кыш, муха.
Муха удивлена, но отодвигается.
Ш м е л ь. Вы напрасно иронизируете. Что есть человек? Двуногое разумное животное.
Т а р а к а н (давится от смеха, в усы). Животное!
Ш м е л ь. Он не может летать. У него всего две ноги. А у нас? Шесть, восемь, двенадцать, а у некоторых и вовсе — сорок! Попробуйте побегать с нами наперегонки!
Т а р а к а н (смеётся). Наперегонки!
С т р е к о з а. И глаза у них два! А у меня знаете сколько?
М а м а. Ну, если верить своим глазам, тоже два.
С т р е к о з а. А вот и нет, а вот и нет, дружочек! Это только так кажется, а на самом деле у меня тридцать тысяч маленьких глазок!
М у х а. Фуууу.
С т р е к о з а. Думаешь, у тебя не так?
М а м а. Это ж сколько туши мне бы понадобилось…
Ш м е л ь. Человек считает себя царём природы. С чего бы? Люди уничтожают насекомых.
Т а р а к а н. Убивают тапками!
М у х а. Обрывают лапки.
С т р е к о з а. Обрывают крылышки.
Ш м е л ь. Попробовал бы хоть один человек поднять столько, сколько поднимает труженик муравей!
М а м а. Ха-ха-ха.
Ш м е л ь. Никакое не “ха-ха”, а никогда в жизни. Понастроили себе подъёмных кранов и не знаете, что значит настоящий труд! А какое совершенное общество у пчёл!
С т р е к о з а. Да-да! Я слышала, что у них на целый род только одна женщина, а все остальные — её слуги и кавалеры. Ах, зачем я не пчела!
М а м а. Да, неплохое общество…
Ш м е л ь. Вот видите! Вы уже согласны! Человеку нужны только деньги. Ради денег он может убить, ограбить, расчленить, уменьшить, увеличить, съесть!
М а м а. А что, уже и есть нельзя?
Ш м е л ь. Другое дело — насекомые.
М а м а. Зато у нас есть душа.
Ш м е л ь. Думаете, у нас нет души? Мы все дети одной планеты. Или вы считаете нас существами второго сорта?! Нет, вы скажите!
М а м а (мнётся). Нет, ну… как бы вам сказать… Ну вы же не совершаете открытий, не пишете стихов, там, я не знаю…
М у х а. А вы, можно подумать, пишете! Тоже мне — стихи: “Муха села на варенье, вот и всё стихотворенье!”
М а м а. Ну, почему, есть много прекрасных детских поэтов. (Вспоминает.) ЗахОдер, например. “Муха-муха, цокотуха, поколоченное брюхо!” Или вот: “Попрыгунья стрекоза…”
С т р е к о з а (перебивает). Знаем мы эти стихи! Одна клевета!
Ш м е л ь. Да, мы не пишем стихи, вы правы!
Т а р а к а н. Зато мы жужжим!
Ш м е л ь. Но мы, именно мы, насекомые, создаём вам условия для творчества, для открытий и — если хотите — для жизни.
Т а р а к а н (аплодирует). Вот это речуга!
М у х а. Слушайте, а вам не кажется, что чем-то пахнет?
Все начинают принюхиваться. Мама вскакивает первая и бежит на кухню. Оттуда валит пар.
Т а р а к а н. Я не могу без колбасы!
Муха замахивается тапками, Таракан убегает в угол. Из кухни появляется мама с абсолютно чёрной сковородой.
М у х а. Знаете что? Давайте-ка её в шкаф закроем. Всё равно никакого толку.
Муха, Таракан и Стрекоза надвигаются на маму. Мама начинает визжать и царапаться.
Ну хуже кошки! (Затыкает маме рот.)
Ш м е л ь. Господа! Господа насекомые! Ну зачем же сразу в шкаф!
М у х а. Ну, а куда её?
Волокут маму к шкафу, запихивают, закрывают.
Ну, что? Похоже, спать ложимся натощак.
С т р е к о з а. Ну, а что? Я считаю, это очень полезно для фигуры.
Ш м е л ь. Как быстро пролетел день… Что с нами будет завтра?..
С т р е к о з а. Дружочек, утро вечера мудренее. Сейчас давайте распределяться, кто где ляжет спать. Я могу в спальне.
Т а р а к а н. Там же скорпион!
С т р е к о з а. Во-первых, он связан. Во-вторых, если что, скорпион мне подходит по гороскопу. (Зевает.) И потом, там такая удобная кровать. Спокойной ночи, друзья! Чао-чао! (Идёт, цокая каблучками, натыкается на диван, загораживающий вход в спальню. Таракану.) Блатата, дружочек…
Т а р а к а н. А что такое? Что сразу я? Я что, рыжий? (Ворчит, но помогает ей отодвинуть диван.)
Стрекоза шлёт ему воздушный поцелуй и уходит в спальню.
М у х а. Ничего себе дела! Тогда я прямо здесь. (Растягивается на диване.)
Т а р а к а н. А я на кухне! Там воздух приятнее. Я привык. Я не могу без колбасы! (Убегает на кухню.)
Шмель бродит по дому, выключает везде свет, дожидается, пока все уснут, и поднимается на второй этаж. Тихонько стучит в дверь.
Ш м е л ь (шёпотом). Стасик! Это я, Бомбик. Не бойся, все спят, я один. Я тебя буду охранять, малыш. (Располагается на лестнице и засыпает.)
Темнота.

11
Перед домом. Лёник и Даша тащат лестницу, разговаривают шёпотом.
Д а ш а. Ты что, наверх?!
Л ё н и к. А для чего, думаешь, я лестницу попросил?
Д а ш а. Так страшно же…
Л ё н и к. А представь, они завтра на улицу выйдут.
Д а ш а. А я? Я с тобой?
Л ё н и к. Ну, конечно. Не оставлю же я тебя одну. (Оглядывается.) Кстати, у меня тут мама осталась, ты ее видишь?
Д а ш а (оглядывается). Не-а…
Лёник с трудом приставляет лестницу к дому и поднимается по ней прямо к своей комнате на втором этаже. Даша придерживает лестницу снизу.
Л ё н и к. Странно…
Д а ш а. Страшно?
Л ё н и к. Да нет, странно, говорю, куда это она могла деться? Ты посмотри, может, она за домом?
Даша отпускает лестницу и идёт в указанном направлении. Лёник влезает в форточку и, сильно оттолкнувшись, нечаянно роняет лестницу. Она падает с грохотом, на шум прибегает Даша.
Д а ш а. Ой! А я?
Л ё н и к (высовывается из форточки). Я нечаянно!
Д а ш а (озирается по сторонам). Мамочки…
Л ё н и к. Даша, ты должна держаться! Я сейчас что-нибудь придумаю… (Исчезает в комнате.)
Даша ёжится и всё время оглядывается. И уже чуть не плачет. Из форточки высовывается голова Лёника, говорит он по-прежнему шёпотом.
Л ё н и к. Слушай меня внимательно. Вот тебе покрывало… (Сбрасывает ей покрывало.) Обмотайся им и сиди.
Д а ш а. А ты?..
Л ё н и к. А я сейчас уменьшу быстренько насекомых.
Д а ш а. А я?..
Л ё н и к. А ты, Даша, должна довести дело до конца. Ты лестницу мне добыла?
Д а ш а. Добыла…
Л ё н и к. Тайну знаешь?
Д а ш а. Знаю…
Л ё н и к. Теперь последнее испытание. Тебе только ночь продержаться!
Д а ш а. Ага…
Л ё н и к. Я очень быстро, Даша, обещаю тебе. Веришь?
Д а ш а (всхлипывает). Верю…
Л ё н и к. Я пошёл! (Исчезает.)
Даша кутается в покрывало и присаживается на упавшую лестницу.

12
В доме.
Лёник бесшумно передвигается по комнате. Подходит к кровати. Стасик спит на своём месте.
Л ё н и к (шёпотом). Спишь?
Стасик спит.
Ну, спи, спи.
Лёник замечает, что на его месте тоже кто-то спит под одеялом. Лёник осторожно трогает одеяло.
Мамочка! Ну, слава Богу, у меня все дома.
Идёт к выходу из комнаты, аккуратно открывает дверь и вздрагивает от неожиданности. Прямо у дверей спит шмель.
Ш м е л ь (просыпается, громко). Лёник?!
Л ё н и к (шёпотом). Фу. Как ты меня напугал. Где ваши все?
Ш м е л ь (шёпотом). Муха в гостиной, таракан на кухне, а стрекоза и скорпион — в спальне.
Л ё н и к. Спят?
Ш м е л ь. Спят, спят. Только мама…
Л ё н и к. Да я видел, всё в порядке.
Шмель очень удивлён, но ничего не говорит. Разговаривают по-прежнему шёпотом.
Бомбик, ты поможешь мне?
Ш м е л ь. Не вопрос.
Л ё н и к (улыбается). Я никак не могу привыкнуть к тому, что вы разговариваете, как люди. Ну так вот. Я сейчас буду вас того! (Показывает, как будет уменьшать насекомых.)
Ш м е л ь. Ого!
Л ё н и к. Но для этого мне нужно пробраться на кухню, чтоб никто не заметил, и взять специальные таблетки.
Ш м е л ь. Так там же таракан!
Л ё н и к. То-то и оно. Меня сразу вычислят.
Ш м е л ь. Сто процентов.
Л ё н и к. А тебя даже не заподозрят.
Ш м е л ь. Пожалуй.
Л ё н и к. Таблетки лежат в среднем шкафчике на кухне. Возьмёшь эффективные таблетки для уменьшения веса и принесёшь мне, я тут быстро сделаю раствор и…
Шмель как-то очень грустнеет, слыша такие слова.
Ну, Бомбик… (Осторожно гладит шмеля по шёрстке.)
Ш м е л ь. Ладно. Только ты перед уменьшением сфотографируй меня на память. А то никто не поверит потом…
Л ё н и к. А это мысль. (Исчезает в детской и тут же возвращается с фотоаппаратом.)
Давай я тебя возле пальмы щёлкну.
Спускаются вместе к пальме. Бомбус позирует, Лёник нажимает кнопку фотоаппарата.
Круто! А давай ещё возле двери!
Щёлкает.
И возле телевизора ещё!
Щёлкает, щёлкает, щёлкает. От вспышек муха на диване начинает ворочаться. Лёник прячется за диван.
Чёрт, засветились.
Муха садится на диване и зевает.
М у х а. Бомбус? А ты чего не спишь?
Л ё н и к (из-за дивана). Это тебе снииииииитсяяяяяяяяя!
М у х а (протирает глаза). Чё?
Ш м е л ь. Я тебе снюююсь! Снюююсь!
М у х а. Бомбус, ты больной? (Зевает.) Делать тебе нечего? (Зевает.) Вроде взрослый человек, а как ребёнок. Ты ещё пастой зубной меня намажь. (Переворачивается на другой бок и начинает храпеть.)
Лёник вылезает из-за дивана.
Л ё н и к. Ну, иди, а я тебя под лестницей подожду, у шкафчика. В среднем ящике, запомнил?
На этих словах в шкафу начинается движение. Лёник оглядывается и прислушивается.
Бомбик! Я тебя лучше наверху подожду, ладно?
Бомбик кивает и бредёт на кухню.
Л ё н и к (поднимается по лесенке, бормочет). Ходит, как сонная муха.
Муха вскидывается на диване.
М у х а. А?
Л ё н и к. Бэ. Ой. (Замирает.)
Муха снова ложится и храпит. На кухне раздаётся грохот. Лёник закрывает голову руками и прижимается к ступенькам.
Слушает. На кухне тихо. Лёник поднимается на самый верх и входит в детскую.

13
На улице. Даша прыгает под окном, укутавшись в покрывало. Лёник выглядывает из форточки.
Л ё н и к. Замёрзла?
Д а ш а (стучит зубами от холода). Ннннеееет…
Л ё н и к. Ничего, скоро утро!
Д а ш а. Ага.
Л ё н и к. Даша!
Д а ш а. А?
Л ё н и к. Я сейчас! (Спрыгивает с подоконника в комнату.)
Даша опять остаётся одна. Задирает голову и видит тёмное звёздное небо.
Д а ш а. Ничего себе скоро. (Начинает напевать себе под нос.)
Лёник снова появляется в форточке.
Л ё н и к. Даша!
Д а ш а. А?
Л ё н и к. Ну вот, я тут.
Д а ш а. Спят?
Л ё н и к. Вроде спят. Лишь бы всё получилось.
Молчат.
Л ё н и к. Даша!
Д а ш а. А?
Л ё н и к. Хочешь, я к тебе спрыгну?
Д а ш а. Ты что?! Разобьёшься же!
Л ё н и к. Разбиться-то не разобьюсь. Но ногу могу сломать, это точно. Будешь моим костылём тогда?
Д а ш а. Буду! То есть… Не надо, не прыгай лучше.
Л ё н и к. А лестницу когда надо возвращать?
Д а ш а. Я без спроса взяла. Так что теперь без разницы…
Л ё н и к. Влетит тебе?
Д а ш а. Не знаю. Может, не заметят?
Л ё н и к. Я через часок схожу монстров этих проверю. Если путь свободен, то мы с тобой пулей её отнесём. Обещаю.
Молчат.
Д а ш а (тихо). Лёня, Лёня… А ты, что ли, фокусник?
Л ё н и к. Я? Да нет, почему.
Молчат.
Д а ш а. Лёня, Лёник… А взрослый пластилин бывает?
Л ё н и к. Нет.
Д а ш а. А почему тогда на коробках пишут “Детский”?
Лёник молчит.
Д а ш а. Лёник! А Дед Мороз существует?
Л ё н и к. Да, конечно!
Д а ш а (перебивает). А почему тогда он и ко мне приходил, и к Толику, и к Стёпке? В один и тот же день. И даже час!
Л ё н и к. Ну так я же и говорю Стасику, говорю же: их много! Все думают, что Дед Мороз один, а их на самом деле много!
Д а ш а. Тыща?
Л ё н и к. Да больше, больше!
Д а ш а. А где они все живут?
Л ё н и к. Где?.. Ну где… Да везде! Ну то есть у них, конечно, есть своя страна. Где-то на севере. Но живут они где попало. Где остались на ночь, там и живут.
Д а ш а. А если им будет жарко?
Л ё н и к. Ну… А! Ну тогда они забираются в холодильник, подмёрзнут слегка — и снова как огурцы!
Д а ш а. Так они же не войдут в холодильник… Вот мой бы, который у нас в этом году был, точно не вошёл.
Л ё н и к. Ну, так это понятно. Это холодильники старого образца потому что. Он ведь не остался у вас, правильно?
Д а ш а. Ну да вообще-то…
Л ё н и к. Вот. А сейчас начали выпускать огромные холодильники. Специально, чтоб Деды Морозы себя в них хорошо чувствовали.
Д а ш а. Лёник, как ты много знаешь!..
Молчат.
Л ё н и к. Даша! А хочешь, я тебе сказки буду рассказывать?
Д а ш а. Я не такая уж и маленькая. Это только сверху так кажется.
Л ё н и к. А я тебе взрослую сказку расскажу, хочешь?
Д а ш а. Давай…
Л ё н и к. Ну, слушай. (Задумывается.) Жила-была…
Д а ш а. Девочка?
Л ё н и к. Ну, да. Она была…
Д а ш а. Хорошая?
Л ё н и к. Что? А, ну да, конечно, хорошая. Очень хорошая. Просто замечательная. И при этом она была гусеницей.
Д а ш а. Гусеницей?..
Л ё н и к. Ну да.
Д а ш а. А где она жила?
Л ё н и к. Где? (Задумывается.) Да неважно. Жила, да и все.
Д а ш а. На планете Земля?
Л ё н и к. Пусть будет Земля.
Д а ш а. А ей так хотелось побывать на Луне!
Л ё н и к (задумывается). Да? А зачем?
Д а ш а. И на Солнце!
Л ё н и к. Хорошо, и на Солнце. И на Марсе. И вообще на всех планетах…
Д а ш а (перебивает). Ой! Но у неё ведь не было крыльев!
Л ё н и к. Зато она умела быстро ползать. А ты, если будешь меня перебивать, Даша…
Д а ш а. Всё, молчу-молчу-молчу. (Зажимает себе рот ладошками.)
Л ё н и к. А ползала она таааак быстро! Как танк!
Д а ш а. Как танк?..
Л ё н и к. И её никто не мог догнать. Даже птицы!
Д а ш а (перебивает). Но это нисколько её не радовало, да же? Подумаешь, заслуга: быстро ползать! Вот если бы она умела летать… Пускай медленно-медленно, но — летать!..
Лёник молчит. Даша терпеливо ждёт секунду.
Д а ш а. И что же было дальше?
Л ё н и к. Ну… Дальше… Может, её всё-таки поймала какая-нибудь ворона и проглотила? А когда проглотила, то поняла, что гусеница была отравленная, и ворона тоже умерла. В общем, обе умерли. Тут и сказочке конец.
Д а ш а. Нет!!! Дальше было так. Она забиралась на цветок и следила за полётом шмеля. Ей нравилось наблюдать за тем, как летают осы, пчёлы и даже комары. Но крылья этих насекомых не интересовали её…
Л ё н и к. …как произведения искусства?
Д а ш а. Чё?
Л ё н и к. Эээ… Ну, продолжай.
Д а ш а. Всем этим насекомым крылья были нужны, как людям — лопата или грабли. По делу. А крылья любой бабочки казались гусенице чудом, прекрасной картиной.
Л ё н и к. Ну, вот, говорю же: произведением искусства.
Д а ш а. Она смотрела на них и плакала. Ведь она уже давным-давно ощущала себя настоящей бабочкой. А представь, каково это: чувствовать себя бабочкой, но при этом оставаться гусеницей.
Л ё н и к. С другой стороны, у гусениц-то масса преимуществ. Знаешь, сколько съедает гусеница, пока не станет бабочкой? Всё то время, пока гусеница не стала бабочкой, она ест, ест и ест. Только этим и занимается — запасается на всю оставшуюся жизнь.
Д а ш а. А потом, когда станет?
Л ё н и к. Потом! Потом — всё, только лапки в пыльце пополощет — и весь обед.
Д а ш а. Ну, вот, теперь я сбилась.
Л ё н и к (подсказывает). И когда наконец она сама стала бабочкой…
Д а ш а. Нет! Рано! Сначала она встретила мальчика!
Л ё н и к. Мальчика?!
Д а ш а. Ну, то есть он был светлячком. Как-то раз она заползла в цветок дикого тюльпана и вздрогнула от неожиданности.
Л ё н и к. “Я вижу тебя каждую ночь, — сказал светлячок гусенице. — Тебе, видимо, очень хочется летать? Это же так просто. Надо только очень захотеть — и обязательно получится!” Гусеница опустила глаза и покраснела. Хорошо, что на улице была глубокая ночь, и светлячок не мог этого видеть. А то бы гусеница покраснела в два раза больше.
Д а ш а. После этой ночи с гусеницей что-то произошло. Она перестала стесняться своей зелёной внешности. А по ночам она приползала в тюльпан к светлячку, и они беседовали до утра. И вот однажды светлячок, внимательно посмотрев на гусеницу, подвёл её к краю цветка и сказал: “Лети!”
Л ё н и к. “Но я не умею!” — в ужасе ответила гусеница.
Д а ш а. “Умеешь. Лети!” — и светлячок легонько подтолкнул её. Гусеница испугалась и… полетела. Сначала она летела низко-низко, на уровне цветов, затем стала набирать высоту, а потом и скорость. Она пролетела весь лес, потом увидела под собой широкое поле, потом ещё, ещё… Гусеница пропутешествовала всю ночь: солнце уже взошло высоко-высоко. Она присела на ромашку и задремала. А когда проснулась, вдруг поняла, что…
Л ё н и к. Что?
Д а ш а. Я ещё не придумала, давай сам.
Л ё н и к. Ну… Поняла, что стала бабочкой?
Д а ш а. Нет, не то.
Л ё н и к. Ну… Э… Поняла, что хочет снова стать гусеницей?
Д а ш а. Не то, не то!
Л ё н и к. А! Поняла, что надо бы подкрепиться, а есть-то ей уже и нечем!
Д а ш а. Нет! Она поняла, что сильно по кому-то скучает…
Л ё н и к. Опа! По светлячку, что ли?
Д а ш а. Она летела и смотрела вниз и вдруг увидела маленькую блестящую точку на цветке, и сердце её радостно забилось. Она села на цветок и помахала светлячку крылышками.
Л ё н и к. “Привет! — улыбнулся ей светлячок. — Тебе хорошо?”
Д а ш а. “Очень”, — ответила гусеница.
Л ё н и к. “Прилетай ко мне ещё”, — сказал светлячок.
Д а ш а. “Хорошо, — ответила гусеница. — Только, знаешь, я лучше никогда больше от тебя не улечу”.
Даша замолкает.
Л ё н и к. Да… Вот так сказочка получилась…

14
Утро. Во двор въезжает машина, из неё выскакивает папа Миша и бежит к дому. Неожиданно входная дверь распахивается, и он сталкивается с Лёником.
Л ё н и к. Папа… Тут такое было, ты не поверишь!
Д а ш а. Здрасьте…
П а п а. Где мама?
Л ё н и к. Мне некогда, надо лестницу отнести. (Бежит к Даше.) Потом, всё потом.
П а п а (кричит вслед). Какая лестница в шесть утра?! Где ваша мать?
Л ё н и к. Она на втором этаже! (Смеётся.) Спит детским сном!
Лёник и Даша поднимают лестницу и быстро уходят. Ошарашенный папа входит в дом.

15
В доме. На первом этаже беспорядок, и ни одного насекомого. Папа быстро проходит в спальню. Там никого.
П а п а. Оля?
В шкафу начинается движение. Папа подходит к шкафу, прислушивается.
Кто там?
М а м а (из шкафа). Мишик?! Это я! Я!
Папа идёт к лестнице, мама отчаянно бьётся в шкафу.
П а п а. Оля? Ты где? Ты наверху? (Поднимается по лестнице в комнату к детям.)
М а м а (из шкафа). Мишик, да я в шкафу!!!
П а п а. Что за детский сад? (Спускается обратно. Подходит к шкафу.) А почему ты здесь? Тебе было неудобно в спальне?
М а м а. А ты не пробовал туда зайти? Да открой же меня, наконец!!! (Громко барабанит в дверцу шкафа.)
П а п а. А ключ где?
М а м а. Ты меня спрашиваешь?! Я внутри!
П а п а (оглядывается в поисках ключа). Ну, а как ты туда попала? И кто тебя в таком случае закрыл? И где, собственно говоря, ключ, Оля?
Дверь детской приоткрывается — это Стасик осматривает дом. Увидев, что нет никого страшного, он бежит из комнаты вниз по ступенькам.
В руках у него ноутбук Лёника.
С т а с и к. Папа! Папа приехал! (Скачет вокруг папы.)
П а п а (всё ещё ищет ключ). Как-то ты подозрительно приветлив. Где ключ от шкафа?
С т а с и к. Я не знаю! Я не брал! Честное слово!
М а м а (из шкафа). Да выпустит меня отсюда кто-нибудь?! (Стучит и стучит.)
П а п а (перекрикивая шум). Оля, успокойся, я ищу!
С т а с и к (бегает за папой хвостом). Мама, он ищет!
П а п а. А ты бы не мешался под ногами, а помог! Почему мама сидит в шкафу?!
С т а с и к. Я не знаю… Может, ей там нравится?
П а п а. Ничего, скоро узнаем. И мало никому не покажется.
На этих словах дверца шкафа ломается под ударами мамы, и мама падает на пол вместе с дверцей.
П а п а. Оля, скажи, зачем ты забралась в шкаф и что с твоим телефоном?
М а м а. Потому что твой сын…
С т а с и к (перебивает). Это не я!
М а м а. …большой шутник. Он поиграл со своими насекомыми, а они взяли и закрыли меня в этом шкафу!
На этих словах в дом вбегает Лёник, а за ним Даша.
Л ё н и к. Мама? Разве ты была в шкафу? А кто тогда спит на моей кровати?
Д а ш а (маме). Здрасьте…
П а п а. Кто-то может мне объяснить членораздельно, что здесь произошло и происходит до сих пор?
Мама, Лёник, Стасик и Даша начинают говорить все враз, перебивая друг друга.
М а м а. Мы вырастили большого гуманиста, Миша. Он изобрёл средство, которое больше не будет убивать насекомых наповал, а только будет их усыплять на время.
Л ё н и к. Папа, понимаешь, я в темноте перепутал таблетки и вместо снотворного растворил витамины роста. И насекомые неожиданно выросли.
Д а ш а. Лёник — настоящий волшебник. Он сначала увеличил насекомых, а теперь сделал их обратно маленькими-маленькими. Он и гусеницу может в бабочку превратить.
П а п а. Тихо! Все! (Лёнику.) Продолжай!
Л ё н и к. Я пропитал потом эту пластинку и лёг спать. А Стасик их выпустил, вот они и выросли.
П а п а. Кто — они?!
Л ё н и к. Ну насекомые же мои!
П а п а. Я говорил, незачем их было сюда везти!
М а м а. Мишик, не заводись. Ты же видишь, их нет больше. Кстати, а где они?
П а п а (Лёнику). Продолжай.
Л ё н и к. Я не буду при маме.Она не переживет.
М а м а. Говори. После той ночи, которую я провела по вашей милости в шкафу, мне уже ничего…
Л ё н и к (перебивает и старается проговорить очень быстро). Ну, в общем, надо было что-то решать. И я залез в дом, а здесь мне уже помогал Бомбик.
П а п а. Кто такой?
М а м а. Ну шмель же, Мишик.
Л ё н и к. Ну и вот. Он взял там одни другие таблеточки, я их размельчил быстренько, и все обратно стали маленькими.
П а п а. Всё ясно, только вопрос: что за таблеточки?
Л ё н и к. Ну, папа, ну какая разница…
Д а ш а. Розовенькие.
М а м а. Розовенькие?!
П а п а. Как это какая разница?! Я должен знать, чего от тебя ожидать дальше! Может, ты теперь размягчил какие-нибудь психотропные средства, и сейчас все в этом доме сойдут с ума?! Впрочем… (Начинает ходить туда-сюда, как таракан.)
Л ё н и к. А что, у нас есть такие?! Было бы очень интересно…
П а п а. Ты мне зубы не заговаривай. Где брал таблетки?
Л ё н и к (показывает на кухню). Там.
П а п а (идёт на кухню). Где именно? Говори место!
Л ё н и к. В среднем шкафчике…
Мама вскрикивает и бежит на кухню, обгоняя папу. Открывает шкафчик и безмолвно опускается на стул.
Я же говорил, не надо при маме.
М а м а. Лучше бы я навсегда осталась жить в шкафу. Ты истратил мои дорогущие средства для похудания. Спасибо, сын.
Л ё н и к. Мамочка, да ты и так прекрасно выглядишь! Скажи, Даша.
Д а ш а. Да.
Л ё н и к. Зато всё встало на свои места, и мы можем идти купаться.
С т а с и к. Ура! Купаться! (Убегает в детскую.)
П а п а. Да, ребята, и чего вам не хватает? Отвёз их на дачу, живите, жизнью наслаждайтесь, дышите свежим воздухом. Нет, они всё какую-то ерунду придумывают. А я уши развесил. И ты, Оля, туда же.
М а м а. Ты что, не веришь, что меня запихнула в шкаф жирная муха?
П а п а. Оля, я тебя умоляю.
Л ё н и к. Папа, ты не веришь?! Я тебе сейчас фотографию тогда покажу. (Бежит в детскую и тут же возвращается. Испуганно.) Там, там…
П а п а. Ну, что? Там паук, да? Или клещ размером с дом?
Л ё н и к. Нет. Хуже. Там Гоша.

16
Там же. Дверь детской открывается. Из комнаты выходит попугай Гоша ростом с папу Мишу.
Под мышкой держит Стасика, который так и не выпускает из рук ноутбук.
П а п а (смотрит на маму). Так, а это ещё кто?!
М а м а. Я не знаю. Но мне кажется, это наш попугай.
Попугай спускается вниз. Стасик вырывается, но Гоша держит его крепко.
М а м а(Лёнику). Что ты опять выдумал?
Л ё н и к. Мама, вот тут я честное слово ни при чём.
С т а с и к (всё ещё пытается вырваться). Мама, папа, спасите меня!
Г о ш а. Спокуха, Стасик. Успокоооооооойся, говорю.
П а п а. Что тут происходит? Леонид! (Решительно идёт спасать Стасика.)
Г о ш а. Руки, папаша! Давайте не будем начинать новые отношения со скандала.
С т а с и к (Лёнику). А говорил, только на насекомых действует! (Папе.) Папа, это у Лёника раствор остался от насекомых, а он его, видимо, весь вылакал!
Г о ш а (улыбается, ставит Стасика на пол). Ну, допустим, не вылакал, а испил.
Стасик прижимается к маме. Гоша прохаживается по дому. Даша восторженно смотрит на него.
Л ё н и к. Я совсем запутался. Стасик, ты поил его тем раствором? С витамином роста?
С т а с и к. Да он разве спрашивал! Накинулся и как давай лакать! (На всякий случай прячется за маму.)
Л ё н и к. Гоша, зачем же ты выпил этот раствор?
Г о ш а. А почему бы и не выпить? Нужно отдавать себе отчёт, для чего не пить. (Даше.) Плюти-плюти-плюти!
Даша улыбается, смущается.
Л ё н и к. Во-во.
М а м а. Знаете что? А пойдёмте хоть чаю попьём, что ли? (Гоше.) Пойдёмте, эээ… Георгий?
Г о ш а (важно). Как говорится, не вижу повода отказаться.
Все идут на кухню, Даша отводит Лёника в сторону.
Д а ш а. Послушай, Лёник, а ты все-все мамины таблетки истратил?
Лёник кивает.
Д а ш а. Точно все?
Л ё н и к. Может, и осталось несколько штучек, я же не считал. Ну что тебе толку от них? Сейчас другая проблема. Что нам делать с этим динозавром Гошей?
Д а ш а. Вот именно! Может, ты сделаешь раствор и для Гоши?
Л ё н и к. Даша? С ума сойти! Никогда бы не подумал, что ты додумаешься! (Обнимает и целует её и счастливый убегает в комнату.)
На кухне. Все расселись за столом, пьют чай. Мама подвигает Гоше еду.
М а м а. Вот, Георгий, попробуйте варенье. Печенье “Наслаждение”.
Г о ш а. А выпить нет чего?
М а м а. Георгий, ну тут же дети!
Г о ш а. Как насекомых увеличивать, так не дети! Вообще говоря, я так лично не против, что стал полноценным членом вашей семьи.
Папа захлёбывается чаем, Гоша изо всех сил стукает его по спине. Папа падает со стула и тут же поднимается.
Вот вы мне, Оля, очень нравитесь. Позитивно! Было дело, вы меня защищали даже от некоторых, я добро помню.
Папа опять падает со стула. Мама улыбается.
Я думаю, мне нужна отдельная комната. Не буду же я с этими салагами в одной жить, правильно?
М а м а. Ну, наверное…
Г о ш а (Даше). Тебя как зовут, разговорчивая ты моя?
Д а ш а. Даша.
Г о ш а. А что, Дашенька, не сдают ли у вас тут коттеджей?
Даша отрицательно мотает головой.
А комнаты?
Д а ш а. Не-а.
Г о ш а. Жаль, жаль. Ну, придётся у хозяев — бывших — пока столоваться. А что? Чужая еда — мне не беда! Хозяйский стол Георгию впрок пошёл! Позитивишн!
Папа вновь захлёбывается, Гоша размахивается, чтобы снова стукнуть ему по спине, но папа ловко избегает удара.
Да и совершенно поиздержался я, честно сказать, в дороге. Не можете ли вы мне дать триста рублей? Взаймы?
С т а с и к. Триста рублей!
П а п а (не выдерживает). Что он мелет, что он мелет! Нахватался, как попугай, и несёт всякую чушь.
М а м а. Мишик! Возьми себя в руки!
Г о ш а. Спокойно, Оленька, я так и знал, что начнётся дискриминация. Но я, как известно, не поддаюсь на провокации. Так что там насчёт выпить? Оль-ги-ца!
М а м а. Эээ…
На кухню вбегает Лёник.
Л ё н и к. Есть! На, Гоша, пей!
Г о ш а. Что это? Компот?
Л ё н и к. Напиток. Очень полезный для здоровья попугаев и людей.
Г о ш а. Скажи, а ты сам его изготовил? Из кого?
Л ё н и к. Да! То есть — нет! То есть пей, Гоша, пей! А то за шиворот вылью!
П а п а. Пей, Гоша.
С т а с и к. Пей, Гоша!
Д а ш а. Гошенька, ну выпей!
М а м а. Георгий, я верю в вас.
Г о ш а. Ну если вы так просите… (Берёт стакан из рук Лёника и залпом выпивает.)
Все сразу повеселели, а Даша захлопала в ладоши. Гоша настороженно оглядывает всех.
Какие-то вы подозрительные все. Пойду на двор, облегчаться желаем. (Встаёт и, слегка пошатываясь, идёт к двери. И с каждым шагом становится всё меньше, меньше, меньше.) Ой. Мне кажется, мы меня теряем. (Оборачивается к Лёнику.) Ты чего мне налил, по… (На этих словах Гоша вновь становится обычным попугаем, взмахивает крылышками и взлетает на гардину.)
П а п а. Ну, всё, Леонид. Никаких тебе больше насекомых. А тебе, Стас, никаких попугаев.
Г о ш а. Гоша хоррроший, Гоша хоррроший!
П а п а. Видели мы, какой ты хороший! А теперь — собираться! Все идём на пляж!
Д а ш а, С т а с и к (хором). Урррррра!
Л ё н и к. Подождите! Я ещё должен отпустить всех своих насекомых…
П а п а. А где они?
Л ё н и к (достаёт из-под телевизора трёхлитровую банку). Вот. Мне некогда было их рассаживать по отдельным баночкам.
В банке гудит шмель, жужжит муха, бегает взад-вперёд таракан, дремлет стрекоза.
С т а с и к. Стоп! А скорпион где?
Мама с ужасом смотрит в сторону спальни.
Л ё н и к. Да, Бутусу пришлось сделать исключение. А то бы он точно съел Блатату. Мама, не волнуйся, он в надёжном месте. Папа, ты отвезёшь Бутуса обратно в Индию? Я ему обещал.
Папа машет рукой в знак согласия и уходит на улицу.
П а п а. Готовность пять минут.
Мама и Стасик суетятся, собираются. Лёник с Дашей не двигаются с места.
Л ё н и к (даёт Даше банку с насекомыми). Подержи. А я пока за скорпионом сбегаю. Им ведь тоже, наверное, на волю хочется. (Убегает наверх и тут же возвращается с баночками.) Даша, Даша! Представляешь, там ваша местная гусеница, пока мы тут дурака валяли, в бабочку превратилась!
Лёник фотографирует насекомых, Дашу, попугая Гошу, всех.
Все смеются.
Конец

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования