Общение

Сейчас 510 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

сказка в двух действиях, десяти картинах, с прологом

Сказочные персонажи:
ПОРОСЕНОК
ЛЕВ
ЛЕВ-БАНДИТО
КОТ
ПЕТУХ
РЫБА
ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ
ГИЕНА
ШАКАЛ
В сказке также участвуют:
Голос БАОБАБА
ПОЛИЦЕЙСКИЕ СОБАКИ
КРОКОДИЛ
ЗАЯЦ
ТЫКВА
УДАВ
ПАВИАН
БЕГЕМОТ
КЕНГУРУ с детьми
ТИГРЫ, ЗЕБРЫ, СЛОНЫ
Голос ОВЦЕБЫКА
И несравненный хор ЗОЛОТЫХ РЫБОК из голубого Нила


В первом луче солнца появляется ПЕТУХ.
ПЕТУХ (бьет крыльями, кричит). Ку-ка-ре-ку! Ку-ка-ре-ку-у!.. (Слушает, в зал). Вот так каждое утро: я пою, я бужу, я пробуждаю, а просыпаются... одни гиены. (Исчезает).
Пролог.
Выходит ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ — в портупее, в каске, с телефонной трубкой в кармане. Звонок.
ДОГ (достает из кармана трубку, подносит к уху). Полицей­ский Дог слушает!
ГОЛОС БАОБАБА. Ну что, господин Полицейский Дог, молчит Рыба?
ДОГ. Молчит, господин мэр!
ГОЛОС БАОБАБА. Трясли?
ДОГ. Тряс.
ГОЛОС БАОБАБА. Лаской возьмите.
ДОГ. Брал. Ничего существенного.
ГОЛОС БАОБАБА. Может, она говорить не умеет?
ДОГ. Умеет.
ГОЛОС БАОБАБА. Рыба?! И что же она говорит?
ДОГ. На дне реки, говорит, клад. А где — не помнит.
ГОЛОС БАОБАБА. Я восхищен вами, господин Дог: у вас рыбы — разговаривают.
ДОГ. Как тут не заговорить, господин Баобаб. Служба.
ГОЛОС БАОБАБА. Где она сейчас?
ДОГ. Как всегда, в «Гостинице для путешествующих в прекрасное». В подвале.
ГОЛОС БАОБАБА. Помягче, помягче, господин Дог. Растрогайте. Пообещайте. Вы меня поняли?
ДОГ. Так точно, господин мэр!
ГОЛОС БАОБАБА. Помните: там — триллионы.
ДОГ. Что?
ГОЛОС БАОБАБА. Миллионы миллионов, господин Дог. Клад соби­рали рыбы всех морей. (Задумчиво). Затонувшие галионы с золотом...
ДОГ. Не понял.
ГОЛОС БАОБАБА. Галионы — старинные корабли.
ДОГ. Подробнее, господин мэр. Записываю.
ГОЛОС БАОБАБА (диктует). Галион — старинный корабль.
ДОГ (пишет). ...корабль...
ГОЛОС БАОБАБА. Из дерева.
ДОГ пишет.
Большой.
ДОГ. Есть.
ГОЛОС БАОБАБА. На таких кораблях из Вест-Индии...
ДОГ (пишет). Вест-Индии... А что это, господин мэр?
ГОЛОС БАОБАБА. Вест-Индия? Америка. Ее открыл Колумб. ...возили золото.
ДОГ (дописывает). Спасибо, господин мэр. (Мечтательно). А сколь­ко их затонуло!..
ГОЛОС БАОБАБА (в том же тоне). И десятая часть всех сокровищ — ваша.
ДОГ (будто откинувшись в кресле, закрывает глаза). Половина.
ГОЛОС БАОБАБА (резко). Четверть и ни монеты больше.
ДОГ. Слушаюсь, господин мэр.
ГОЛОС БАОБАБА (теплеет). Желаю удачи?
Сигнал отбоя.
ДОГ (кладет трубку в карман, берет гитару, настраивает, загля­дывая в блокнот, поет).
Галионы, галионы —
Золотые корабли.
Ах, зачем вы, галионы,
Отвалили от земли?
Галионы, галионы
Из Вест-Индии плывут.
Триллионы, триллионы,
(Заглядывает).
Деревянные, везут.
Ха-ха! Триллионы! Нет, это только подумать! Рыбы всех морей всю жизнь собирали клад, и старая Рыба знает, где он. (Вздыхает). О-хо-хо!.. (В зал). А теперь послушайте эту мелодию на гобое. (Играя на гобое, уходит).

Действие первое.
Картина первая.
Площадь старинного городка. Дом в три этажа. Вывеска — «Гостиница для путешествующих в прекрасное». На крыльце — КОТ. Рядом — трактир «Недозрелый овощ». Появляется ЛЕВ. Одет в лохмотья: на голове — шляпа, в лапе — узелок, за спиной — гитара. Останавливается, читает вывеску.
ЛЕВ. «Гостиница для путешествующих в прекрасное»! Это как раз то, что мне надо. Кто хозяин?
КОТ. Я хозяин.
ЛЕВ. Самый лучший номер, самый вкусный завтрак и ух-ух-о... сразу обед.
КОТ. Мест нет.
ЛЕВ. Что-о-о?
КОТ. В лучшем номере — Поросенок, в номере похуже — Петух, в подвале — Рыба.
ЛЕВ. Подать его сюда.
КОТ. Кого?
ЛЕВ. Поросенка.
КОТ. Его нет дома.
ЛЕВ. Выбросить вещи, убрать номер, перестелить постель.
КОТ. Слушаюсь, но...
ЛЕВ. Что?
КОТ. Вещей нет, постели тоже.
ЛЕВ. На чем же он спит?
КОТ. На соломе.
ЛЕВ. Убрать солому, поставить кровать, стол, шкаф и все остальное.
КОТ. Кровати — нет, стола — нет, шкафа — нет, все остальное найдется.
ЛЕВ. Слушай, хозяин...
КОТ. Господин Кот.
ЛЕВ. Слушайте, господин Кот... Ты что со мной — шутишь?
КОТ. Никак нет, господин ух-ух-ррр...
ЛЕВ. Зови меня сэр.
КОТ. Никак нет, сэр. У нас — особенная гостиница. У нас гости­ница для путешествующих в прекрасное. Кровать не обязательна.
ЛЕВ. Хорошо. Возьми из моего экипажа вещи и отнеси в самый лучший номер.
КОТ. Не вижу экипажа.
ЛЕВ. Надень очки.
КОТ. Слушаюсь. (Надевает очки). Ничего не вижу, сэр.
ЛЕВ. Вглядитесь, господин Кот.
КОТ. Вглядываюсь — не вижу.
ЛЕВ. Как же вы не видите мою прекрасную карету, запря­женную шестеркой муравьев?
КОТ. Муравьев? Я не ослышался?
ЛЕВ. Именно!
КОТ. Ага! Очень может быть.
ЛЕВ. Как это — может быть? Разве вы не слышите, как муравьи бьют копытами?
КОТ. Минуточку. (Прикладывает лапу к уху). Кажется, что-то есть.
ЛЕВ. Как это — кажется? Берите багаж и не заставляйте меня повторять дважды.
КОТ. Слушаюсь, но...
ЛЕВ. Что еще?
КОТ. Что нести?
ЛЕВ. Вот два тяжелых чемодана крокодиловой кожи — в них мое платье.
КОТ. Слушаюсь. (Уходит, делая вид, что уносит тяжелые чемода­ны: тут же возвращается).
ЛЕВ. Теперь осторожнее: это мой погребец.
КОТ. Простите, сэр. Что вы называете погребцом?
ЛЕВ. Как можно держать гостиницу для путешествующих в прекрасное и не знать, что такое погребец?
КОТ. Простите, сэр. А что это, сэр?
ЛЕВ. Это — сундучок старинной работы для лучших напитков и изысканных яств.
КОТ. Явств. Очень хорошо.
ЛЕВ. Не уроните.
КОТ уносит воображаемый погребец, возвращается.
Теперь отпрягите лошадей и задайте им корма.
КОТ. Что будут есть муравьи?
ЛЕВ. Росу и одуванчики.
КОТ. Осень, сэр. Одуванчиков нет, сэр.
ЛЕВ. Тогда, ммм... Задайте им золотых листьев и... по сереб­ряному наперстку росы. Да смажьте экипаж!
КОТ. Слушаюсь.
ЛЕВ. Так где мой номер?
КОТ. Вы спрашиваете, в каком номере остановился Поросенок?
ЛЕВ. Я спрашиваю, где расположен лучший номер в гостинице?
КОТ. Во втором этаже, сэр. Но, как я уже имел честь вам докладывать...
ЛЕВ. Номер большой?
КОТ. Очень, сэр.
ЛЕВ. Я думаю. Поросенок обрадуется, увидев в своем номере Льва.
КОТ. Мм-э-эм... А кто будет платить?
ЛЕВ (важно). После, после, милейший. В такой гостинице, как ваша, все должно быть несколько иначе. Кредит, господин Кот! (Треплет КОТА по морде, уходит).
КОТ (передразнивает). «Кредит, господин Кот!» Путешествуют в прекрасное, а платить не хотят! (Берет гитару, поет).
Я одиннадцать раз разорялся.
До фундамента дважды горел;
Кое-как кое в чем разобрался,
Разобравшись, навек оробел.
Отчего оробел, почему?
Это непостижимо уму!
До рассвета деревня мне снится.
Вижу — с бабкой встречаем зарю.
И ко мне прилетает синица,
Я с синицей во сне говорю.
Почему это так, отчего?
Было все, а потом — ничего?
Ну что за гостиница у меня? Рыба — молчит. Петух — поет. Поросенок по ярмаркам выступает. И еще этот Лев... (Передразнивая ЛЬВА). «Погре­бец! Муравьи!» (С пафосом). «Гостиница для путешествующих в прекрас­ное»!.. Вывеску бы надо сменить, да денег нет.
Открывается полуподвальное окно, появляется РЫБА.
Что вам угодно, сударыня?
РЫБА беззвучно открывает рот.
То-то и оно: Поросенок на ярмарке, а вернется — в номере Лев. А ведь он исправно платит, хоть и свинья.
Распахивается окно в третьем этаже, появляется ПЕТУХ.
ПЕТУХ. Ко-ко-ко!
КОТ (встает, кланяется). Так точно, господин Петух.
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! Пойду предупрежу Поросенка. (Закрывает окно, появляется в дверях). Ко-ко-ко!
КОТ. Путь не близкий, господин Петух!
ПЕТУХ. Для друга сто верст не крюк.
КОТ. Что ж, пойду и я прогуляюсь.
Уходят.
Просцениум.
Появляются ШАКАЛ и ГИЕНА. В шляпах, с пистолями — чистые разбойники.
ШАКАЛ. Ты — Гиена, я — Шакал.
ГИЕНА. Ты и я.
ШАКАЛ. Лев — широк. Лев — живет, а мы — подживаемся.
ГИЕНА. Я и ты.
ШАКАЛ. Сколько банков ограбил, все раздал. Что бы мы без него делали?
ГИЕНА. Бандито! (Голосом ЛЬВА-БАНДИТО). Да оставите вы меня наконец?
ШАКАЛ (вздрагивает). Это кто сказал? (Озирается).
ГИЕНА. Это он сказал, то есть я.
ШАКАЛ. Не пугай меня, Гиена. Ты всегда за кого-нибудь ска­жешь — шерсть дыбом.
ГИЕНА (голосом БАНДИТО). Вон! Вон отсюда! Чтобы духу вашего не было!
ШАКАЛ (подпрыгивает, припадает к земле). Ой! Ой!
ГИЕНА. Да не бойся ты: это я сказала.
ШАКАЛ (подымаясь). Ну и шуточки у тебя...
ГИЕНА свистит, будто в свисток, лает.
Бежим! Полицейский Дог!
ГИЕНА. Не боись. Это опять я. (Хохочет).
ШАКАЛ. Кончай шутить. Где Лев? Куда делся?
ГИЕНА. Что бы ты без меня делал, Шакал?! (Спокойно). Лев — в «Гостинице для путешествующих в прекрасное».
ШАКАЛ. Откуда знаешь?
ГИЕНА (легко). Я Кота встретила, хозяина. (Своим голосом). «Господин Кот, вы не знаете, где остановился Лев?» (Голосом КОТА). «Знаю, господин Мэ-э-м...» (Своим голосом). «Ху-ху».
— Знаю, господин Ху-ху. В моей «Гостинице для путешествую­щих в прекрасное».
— А что это за необыкновенная гостиница?
— Гостиница обыкновенная, постояльцы необыкновенные.
ШАКАЛ. Что? Что за постояльцы?
ГИЕНА. Погоди!
— А что за постояльцы, господин Кот? Кто у вас живет?
— Наверху — Петух, в подвале — Рыба, в лучшем номере — Поросенок.
— Хи-хи?
— Но вас зовут Ху-ху.
— Это я так смеюсь. А что делает Рыба?
— Молчит.
— А что делает Петух?
— Поет.
— А что делает Поросенок?
— Выступает на ярмарках.
— На ярмарках?
— Да, господин Ху-ху. Конферанс, куплеты, художественное слово. Немного пляшет.
— Пляшет? А где он сейчас?
— В соседнем городке.
— Значит, у вас свободен лучший номер, господин Кот?
— Нет, его только что силой захватил Лев.
ШАКАЛ. Вот!
ГИЕНА. Не перебивай!
— В каком же этаже ваш лучший номер?
— Во втором, господин Ху-ху. Но там Лев, и я не знаю, где будет ночевать Поросенок.
— А он сегодня вернется?
— Да, поздно вечером.
ШАКАЛ. Ну, ты даешь!..
ГИЕНА (свистит, как в свисток, лает). Гав! Гав!
ШАКАЛ падает.
Вставай! Это опять я. (Хохочет).
ШАКАЛ (подымаясь). Тьфу! Шутки у тебя...
ГИЕНА. Значит, так. Куда Лев — туда и мы. Нам без Льва — крышка.
ШАКАЛ. Крышка.
ГИЕНА. Айда в гостиницу!
ШАКАЛ. Да ты что? Ты знаешь, что с нами Лев сделает?
ГИЕНА. Что бы ты без меня делал, Шакал? Мы что, просто так явимся?
ШАКАЛ. А как?
ГИЕНА. То-то и оно-то. Я — Поросенок, ты — мой брат.
ШАКАЛ. То есть, ты хочешь сказать: мы — два поросенка? Но мы же...
ГИЕНА. А это? (Показывает что-то ШАКАЛУ). Ты — Поросенок, я — твой брат; ты говоришь (голосом ПОРОСЕНКА): «Это кто посмел занять мой номер?»
ШАКАЛ. Лучше: ты — Поросенок, я — твой брат.
ГИЕНА. Боишься?
ШАКАЛ. Выкинет он нас — вот что.
ГИЕНА. Льва не знаешь! Лев — добр. Лев — широк, кормить будет, поить будет, охранять будет. У него слабость — поросята, крольчата, удавчики, питончики... Идем! (Исчезают).
Просцениум.
Львиный рык. Появляется ЛЕВ-БАНДИТО. В ухе — серьга, за поя­сом — пистоль, в лапе — чемоданчик.
ЛЕВ-БАНДИТО. Я Лев-Бандито! Дважды осужден, дважды бежал. Приговорен к вечной пустыне. Добрался наконец до этого захолустного городка, но и здесь — Баобабы! (Взрывается). Я стреляю, я взрываю, беру банки, все раздаю, а они — растут как грибы!.. Ничего не боюсь! Одно страшно — шшшшакалы! Прилипнут — все! Гонишь — не идут. (Передразнивает). «Дай! Дай!» Да на! Возьми! Не жалко! Тьфу! (Плюет). Противно. Облезлые твари! (Задумывается). А поселюсь-ка я в трактире «Недозрелый овощ». Кто будет искать в «Недозрелом овоще» Льва? (Уходит).
Картина вторая.
Полицейский участок. Стол, шкаф. На столе — телефон. За столом — ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ. Читает газету. Стук в дверь.
ГОЛОС КОТА. Можно?
ДОГ. Входите!
Входит КОТ.
А-а, уважаемый господин Кот! Как Рыба? Это она послала вас ко мне?
КОТ. Нет, господин Дог. Час назад в мою гостиницу явился нищий Лев и занял номер Поросенка.
ДОГ. Лев?
КОТ. Именно!
ДОГ. В шляпе?
КОТ. Так точно.
ДОГ. Вооружен?
КОТ. Мм-э-эм...
ДОГ. Патронов много?
КОТ. Мм-э-эм... Узелок.
ДОГ. Узелок патронов! (Бросает газету). И что говорил?
КОТ (стараясь подражать ЛЬВУ). «Это то, что мне надо!»
ДОГ. Это о чем?
КОТ. О моей гостинице.
ДОГ (решительно берет трубку, набирает). Три, три, три. Кро­лик? Шеф у себя? Соедини. Господин мэр? Говорит Полицейский Дог. В городе появился Лев.
КОТ (шепотом подсказывает). Нищий!
ДОГ (отмахивается). Да, да, дважды приговорен, дважды бежал... Заочно — к вечной пустыне... В шляпе, да... (КОТУ). Серьга есть?
КОТ. Мм-э-эм...
ДОГ (в трубку). Серьга — в левом ухе. Узелок патронов... Так... Так... Слушаюсь! Немедленно, господин Баобаб! (Кладет трубку, звонит в колокольчик).
Вбегают две СОБАКИ.
Проверить оружие! За мной!
КОТ. А я?
ДОГ. Садитесь на мое место, господин Кот. Если будут звонить, я скоро буду. (Приостанавливаясь). Заскучаете — гитара за шкафом. (Убегает).
КОТ (достает гитару, поет).
До рассвета деревня мне снится.
Вижу — с бабкой встречаем зарю.
И ко мне прилетает синица,
Я с синицей во сне говорю.
Почему это так, отчего
Было все, а потом — ничего?
Мне бы денег скопить!
Куплю землю, дом в деревне и...
Звонит телефон.
КОТ (снимает трубку). Слушаю.
СДАВЛЕННЫЙ ХРИПЛЫЙ ГОЛОС (быстро). Господин Дог! Говорит Овцебык, хозяин трактира «Недозрелый овощ». Только что у меня поселился Лев. Вооружен и очень опасен!
КОТ. Господин Дог...
Сигнал отбоя.
Еще один Лев. Уйду от греха. (Уходит).
Картина третья.
Ярмарка.
Медленно, а потом все быстрее кружится карусель. Едут СЛОНЫ, СЛОНЯТА, ТИГРЫ, ТИГРЯТА, КРОЛИК, ЗЕБРА, КРОКОДИЛ с КРОКОДИЛЬЧИКАМИ, ПОПУГАИ. Проезжает задумчивый ПАВИАН. Музыка!
Карусель крутится быстрее, быстрее, так быстро, что уже ничего не разобрать. Шум, свет, огни. Потом вдруг все стихает. Тьма. Лишь высвечивается ПОРОСЕНОК.
ПОРОСЕНОК. Дорогие Тигрята, Слонята! Дорогие Жирафчики, Крокодильчики, Попугайчики! Дорогие Бегемотики и Обезьянки! Уважае­мые Слоны, Тигры, Жирафы и Леопарды! Многоуважаемый Павиан!
КРОКОДИЛ. А я?
ПОРОСЕНОК. Достопочтенный Крокодил!
КРОКОДИЛ. То-то.
ПОРОСЕНОК. В сегодняшнем праздничном представлении на нашей знаменитой ярмарке участвуют: Кенгуру с Кенгурятами!
Выходит с выводком КЕНГУРЯТ КЕНГУРУ, раскланивается. Аплодисменты.
Удивительный Заяц!
ЗАЯЦ кланяется. Аплодисменты.
Говорящая Тыква!
Выходит ТЫКВА. Все хлопают.
Молчаливый Удав!
Выползает УДАВ. Аплодисменты.
Единственный в мире хор Золотых Рыбок из голубого Нила!
Появляются на хвостах РЫБЫ. Кланяются. Овация.
ЗАЯЦ (выступая вперед). И наш необыкновенный конферансье... Степной Поросенок!
ПОРОСЕНОК выпрыгивает в сапожках, с саблей, пляшет «казачок».
ВСЕ. Ка-за-чок! Ка-за-чок!
КРОКОДИЛ. Удивительно!
БЕГЕМОТ. Необыкновенно!
ПОРОСЕНОК раскланивается. Аплодисменты.
ЗАЯЦ (выбегает на середину сцены). Песенка Шакала! Исполняет Ин-ко-гни-то!
КРОКОДИЛ. Кто-кто-кто?
БЕГЕМОТ. Инкогнито.
ПОРОСЕНОК (в маске шакала поет).
У Льва большая сила,
А у Шакала — что?
Вот потому шакалы
Всегда инког-нито.
Гепард порвет добычу,
А съест добычу — кто?
Когда убьют Гепарда —
Шакал Инког-нито.
Слону и Крокодилу,
Что ни подай, — не то.
Но рад любым объедкам
Шакал Инког-нито.
Вот потому шакалы
Живут всегда легко:
Плевать, что силы мало,
Зато — инког-нито!
БЕГЕМОТ. Браво! Браво!
КРОКОДИЛ. Восхитительно! Вы слышали про нас со Слоном?
БЕГЕМОТ. Да. Ох ты! (Кричит). А про Бегемота?
ПОРОСЕНОК (уходя).
Зато уж Бегемоту
Всегда подаст пальто
Не где-нибудь,
Не кто-то —
Шакал Инког-нито!
Рев приветствий. ПОРОСЕНОК скинул маску шакала.
А теперь — молчаливая сила! Нерразговорчивый Удав!
Выползает УДАВ, медленно встает на голову. ЗАЯЦ бьет дробь на барабане. ПОРОСЕНОК выносит скамейку. УДАВ обхватывает ее, передавливает пополам. Бурные аплодисменты, крики: «Браво!»
А теперь, многоуважаемые господа, предлагаю вашему вниманию... Гово­рящая Тыква!
Выходит, скромно потупив голову, ТЫКВА. Делает книксен. Аплодисменты.
ПОРОСЕНОК (ТЫКВЕ). Скажите, милая Тыква, как вы научи­лись говорить, сколько языков знаете, на каком языке будете сегодня говорить с нашими гостями?
ТЫКВА (голосом ПОРОСЕНКА). Кха-кха!
ПОРОСЕНОК. Не понял.
ТЫКВА (голосом ПОРОСЕНКА). Кха-кха-кха!
ПОРОСЕНОК. Ага! Тыква сказала: я выучилась говорить однажды утром, когда мой сосед Кабачок спросил у меня, сколько времени. Если честно, я не хотела ему отвечать, но он так на меня посмотрел, что мне стало неловко, и я сказала: «Около девяти». (ТЫКВЕ). Дальше!
ТЫКВА (голосом ПОРОСЕНКА). Кха-кха-кха!
ПОРОСЕНОК. А дальше я влюбилась, сказала Тыква. Но Кабачок знал по-французски, и мне пришлось срочно выучиться этому языку. (ТЫКВЕ). Мерси боку! (В зал). Поляки такими словами очень благо­дарят. Есть у вас, уважаемые господа, вопросы к Тыкве?
КРОКОДИЛ. А умеет она говорить по-нашему?
ПОРОСЕНОК (ТЫКВЕ). Господин Крокодил интересуется, умеете ли вы говорить по-крокодильски?
ТЫКВА (хрипло). Кто ж по-крокодильски не может?
ПОРОСЕНОК (КРОКОДИЛУ). Вы удовлетворены ответом?
КРОКОДИЛ (довольный). Ха-ха-ха!
Бурные аплодисменты. ТЫКВА раскланивается, уходит.
ПОРОСЕНОК. Внимание, господа! Наша замечательная Кенгуру с Кенгурятами споют без слов австралийскую свободную песню «Мы — в мешке!». Аккомпанирует на барабане, на скрипке и на виолончели — Заяц!
КЕНГУРУ мычит. ЗАЯЦ бьет в барабан, играет. КЕНГУРЯТА кувыр­каются, по очереди запрыгивают в сумку КЕНГУРУ и выскаки­вают обратно. Выступление заканчивается. Все кланяются. Дол­гие, продолжительные аплодисменты.
ПОРОСЕНОК. И в заключение нашего концерта — хор несрав­ненных Золотых Рыбок из голубого Нила!!!
РЫБЫ выстраиваются на хвостах.
Что вы будете петь?.. Ага! (В зал).
Как плывет, качаясь, месяц золотой
Над прозрачной, светлой, нильскою волной!
РЫБЫ пошли, покачиваясь на хвостах, затянули песню.
КРОКОДИЛ. Неправда! Вода мутная!
ПАВИАН. Вас не спрашивают, коллега!
Из кулисы высовывается ПЕТУХ.
ПЕТУХ. Поросенок! Поросенок!
ПОРОСЕНОК. Тсс! (Подбегает). Что случилось? Чего тебе?
ПЕТУХ (тихо). В твоем номере поселился Лев!
Бурные аплодисменты. Крики: «Браво! Брависсимо!»
Картина четвертая.
Номер ПОРОСЕНКА в «Гостинице для путешествующих в прекрас­ное». Посреди голой комнаты лежит на соломе ЛЕВ.
ЛЕВ (пощипывая струны, поет).
Был когда-то я красивым, молодым.
Все исчезло, растворилось, словно дым.
Облака плывут на север и на юг,
Затухает на губах усталый звук.
Был когда-то, был когда-то львиный рык.
Был я счастлив, молод был, теперь — старик.
Облака летят на север и на юг,
Затухает на губах усталый звук.
Был когда-то, был когда-то низкий бас.
Сталь в когтях, в душе простор, а в сердце
вальс.
Облака бегут на север и на юг,
Понабилося в усы семь тысяч вьюг.
Грива старая усталая моя.
Грива львиная, ох царственная!..
Понабилося в усы семь тысяч вьюг,
Облака летят на север и на юг.
Старость встретим мы достойно — о-хо-хо!
Слижем с губ усталых вьюги молоко.
Запоздало облака летят на юг...
Если б только повстречался верный друг.
Распахиваются окна, двери. В комнату вскакивают ПОЛИЦЕЙ­СКИЕ СОБАКИ, в шлемах, с пистолями.
СОБАКИ. Ни с места!
Входит ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ.
ДОГ (направляет на ЛЬВА пистоль). Лапы вверх! Сдавайся!
ЛЕВ (ухом не повел, играет, поет).
Облака летят на север и на юг,
Понабилося в усы семь тысяч вьюг...
ДОГ (орет). Лапы вверх!!
ЛЕВ (поет).
Были силы, было солнце, в мыслях — дым,
Я на свете был когда-то молодым...
И вдруг — ужасающий, неправдоподобный рык. СОБАК как сдуло. Окно и дверь захлопнулись сами собой.
(Не меняя позы, поет).
Разбежались, порастратились года,
Словно мыши по углам, — туда-сюда,
Понабилося в усы семь тысяч вьюг,
Запоздало облака летят на юг...
Стена с вывеской «Гостиница для путешествующих в прекрасное» опускается, закрывая ЛЬВА. У крыльца — ГИЕНА, ШАКАЛ.
Чуть не сбив их с ног, выскакивает ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ с СОБА­КАМИ: несутся мимо.
ШАКАЛ (провожая взглядом собак). Вот это да!.. (ГИЕНЕ). Ну, идем?
ГИЕНА. Стой! Возьми песку в карман. Если что — песок в глаза и в окно.
ШАКАЛ. Песок у меня всегда в кармане.
ГИЕНА. У меня тоже. Идем.
ШАКАЛ с ГИЕНОЙ входят в гостиницу. Стена подымается. Номер ПОРОСЕНКА.
ЛЕВ (не изменив позы, играет, поет).
...Понабилося в усы семь тысяч вьюг.
Облака летят на север и на юг,
Затухает на губах усталый звук,
Где ж ты, где ж ты, запоздалый верный друг?
Стук в дверь.
(Не меняя позы). Войдите!
Входят ШАКАЛ с ГИЕНОЙ в поросячьих масках.
ГИЕНА. Можно, господин Лев? Я — Поросенок.
ШАКАЛ. А я — его брат.
Просцениум.
Идет КОТ.
КОТ. Весь город только и говорит: клад, клад. И тайну его знает... Рыба! Рыба, которая уже пять лет живет у меня в подвале!.. Как же ты опростоволосился, Кот? Столько времени ничего не знать!.. Пойду паду на колени. (Падает на колени). Голубушка! Рыба! Не губи! Дай горсть монет! Уеду, куплю земли, дом в деревне... Ведь на моей гости­нице не разживешься — ни стола, ни стула. На чердаке Петух — знай кричит; в подвале — ты, все молчком; в середке — Поросенок, а что может свинья? Теперь еще нищего Льва занесло... Полицейский Дог чуть не загрыз. (Голосом ДОГА). «Что же это вы, господин Кот, ввели поли­цию в заблуждение? Ведь мы вам доверяем, господин Кот! А вы — вооружен, в ухе серьга... Обыкновенный голодранец!» (Своим голосом). Так, господин Дог, я ж про оружие не говорил. Я говорил — мешо­чек. (Голосом ДОГА, издеваясь). «Серьга — в левом ухе!..» (Своим голо­сом). Я-то ведь здесь ни при чем. (Голосом ДОГА). «Молчать!! Ав! Ав!» (Своим голосом). Что ты будешь делать? (Простирая лапы). Голубушка! Рыба! Сжалься! Одни баобабы! Мне бы земли, домик... Как я за тобой ходил, как ухаживал! Горсть монет, всего одну горсточку!..
Картина пятая.
Декорация первой картины. Вбегает ЗАЯЦ с газетами.
ЗАЯЦ. Последние новости! Последние новости! Убит Овцебык! Лапа Льва! В городе — Лев-Бандито! (Убегает).
Появляются ПЕТУХ и ПОРОСЕНОК. У ПОРОСЕНКА на плече — сумка с реквизитом.
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! Думаю, тебе не надо идти в нашу гостиницу. Переночуешь в «Недозрелом овоще». Утром я за тобой приду.
ПОРОСЕНОК. Спасибо, Петух. Представляешь, если б не ты? Я вхо­жу, а там — Лев.
ПЕТУХ. Как же я мог тебя не предупредить? Вот мы и пришли. Спокойной ночи, Поросенок!
ПОРОСЕНОК. Спокойной ночи, Петух! (Входит в трактир). Овцебык! Овцебык! Не откликается...
Стена с вывеской «Недозрелый овощ» подымается. Посреди большой комнаты, скрестив лапы на груди, спиной к двери, спит в кресле ЛЕВ-БАНДИТО. ПОРОСЕНОК открывает дверь, входит.
Ну вот, здесь и переночую. (Ставит на пол сумку с реквизитом).
ЛЕВ всхрапывает.
Ой! Кто здесь? (На цыпочках подкрадывается к креслу; еле слышно). Лев... (Хочет бежать).
ЛЕВ-БАНДИТО (выхватывая пистоль). Стой! Ни с места!
ПОРОСЕНОК застывает спиной к ЛЬВУ прямо над своей сумкой.
Ты кто?
ПОРОСЕНОК. Я... Я... (Опускается на колени, роется в сумке). Я — Шакал. Простите, господин Лев, я... (поворачивается ко ЛЬВУ в маске ШАКАЛА).
ЛЕВ-БАНДИТО. Вон! Вон отсюда! Чтоб духу твоего не было!
ПОРОСЕНОК хватает сумку, бежит.
Стой!
ПОРОСЕНОК застывает.
Ты что тут делал?
ПОРОСЕНОК. Я... Я... Я хотел... заснуть.
ЛЕВ-БАНДИТО. Рядом со мной, со Львом? Шелудивый Шакал!
ПОРОСЕНОК. Я... Я не знал, что вы так не любите шакалов, господин Лев.
ЛЕВ-БАНДИТО. Ха-ха-ха! Он не знал, что я не люблю шакалов. А гиен я люблю?
ПОРОСЕНОК. Не знаю, господин Лев.
ЛЕВ-БАНДИТО. Вон!
ПОРОСЕНОК прыгает к двери.
Стой!! А ну-ка иди сюда!
ПОРОСЕНОК, еле передвигая ножками, идет.
Быстрее!
ПОРОСЕНОК (опустив голову, еле слышно). Что я вам сделал, господин Лев?
ЛЕВ-БАНДИТО (презрительно). Трусливый Шакал! Только потихонь­ку можешь подползти и убить Льва. Исподтишка, со спины, спящего, да? Ты меня хотел убить? Говори!
ПОРОСЕНОК (лепечет). Что вы, господин Лев! Зачем? Я только хотел уснуть.
ЛЕВ-БАНДИТО. Трус!
ПОРОСЕНОК (вдруг). Я не трус. Я не хотел сделать вам ничего плохого. Я искал Овцебыка, хозяина трактира, чтобы... но...
ЛЕВ-БАНДИТО. Овцебыка! Ха-ха-ха! Я убил его час назад вот этой пятизарядной лапой.
ПОРОСЕНОК (изумленно). Ты убил Овцебыка? Зачем?
ЛЕВ-БАНДИТО. Хы! (В сторону). Никогда не видел, чтобы Шакал что-нибудь спрашивал у Льва. (ПОРОСЕНКУ). А тебе что, жалко?
ПОРОСЕНОК. Да. Овцебык ничего не сделал мне плохого.
ЛЕВ-БАНДИТО (в сторону). Странный Шакал, однако. (ПОРОСЕНКУ). Я передумал. Ты остаешься. Я беру тебя в дело.
ПОРОСЕНОК. Меня? Как?
ЛЕВ-БАНДИТО. Я — Лев, ты — Шакал.
ПОРОСЕНОК. Это как?
ЛЕВ-БАНДИТО. Будешь делать то, что я скажу: чистить платье, мыть посуду, снимать сапоги.
ПОРОСЕНОК. Нет.
ЛЕВ-БАНДИТО. Что-о?..
ПОРОСЕНОК. Не согласен. В дело — это значит вместе чистить платье, мыть посуду, снимать сапоги.
ЛЕВ-БАНДИТО (в сторону). Удивительный Шакал! (ПОРОСЕНКУ). Я — Лев, ты — Шакал, знай свое место.
ПОРОСЕНОК. Нет.
ЛЕВ-БАНДИТО. Вон отсюда.
ПОРОСЕНОК пошел.
Стой! Стрелять умеешь?
ПОРОСЕНОК (мотает головой). Нет.
ЛЕВ-БАНДИТО. Метать ножи?
ПОРОСЕНОК (мотает головой). Нет.
ЛЕВ-БАНДИТО. Я тебя оставляю.
ПОРОСЕНОК. Нет. (Идет к двери, вдруг). Зачем убил Овцебыка?
ЛЕВ-БАНДИТО. Он меня предал.
ПОРОСЕНОК. Предал? (Шаг в сторону ЛЬВА).
ЛЕВ-БАНДИТО. Надо быть или овцой, или быком.
ПОРОСЕНОК. А что бы сделал бык?
ЛЕВ-БАНДИТО. Опустил бы рога и сказал: «Только войди!»
ПОРОСЕНОК. А овца?
ЛЕВ-БАНДИТО (подражая овце). «Бе-е-е! Лев-Бандито, прошу, не останавливайся в моем трактире!»
ПОРОСЕНОК. А он?
ЛЕВ-БАНДИТО (подражая ОВЦЕБЫКУ). «Пожалуйста! Пожалуйста!» А сам побежал звонить Полицейскому Догу. «У меня остановился Лев-Бандито. Вооружен и очень опасен!»
ПОРОСЕНОК. Так тебе же надо бежать!..
ЛЕВ-БАНДИТО. Дог занимается другим Львом.
ПОРОСЕНОК. Тем, что остановился напротив?
ЛЕВ-БАНДИТО (быстро). Откуда знаешь?
ПОРОСЕНОК. Он занял мой номер.
ЛЕВ-БАНДИТО. Будешь учиться стрелять?
ПОРОСЕНОК. В кого?
ЛЕВ-БАНДИТО. Слушай! В городе живет Рыба. Она знает, где зарыт клад. Много золота. Его собирали рыбы всех морей.
ПОРОСЕНОК. Ты хочешь, чтобы я стрелял в Рыбу?
ЛЕВ-БАНДИТО. Нет, в гиен и в собак.
ПОРОСЕНОК. Собаки хорошие.
ЛЕВ-БАНДИТО. В Полицейских Собак.
ПОРОСЕНОК. Ты думаешь. Рыба откроет тебе, где зарыт клад?
ЛЕВ-БАНДИТО. Я скажу, что я с ним сделаю.
ПОРОСЕНОК. Что?
ЛЕВ-БАНДИТО. Раздам все-все — всем.
ПОРОСЕНОК. Все-все — всем? И не возьмешь себе ни монетки?
ЛЕВ-БАНДИТО. Зачем Льву рыбьи деньги?
ПОРОСЕНОК. И она поверит?
ЛЕВ-БАНДИТО. Должна. Это мое правило: граблю и отдаю.
ПОРОСЕНОК (огорченно). Значит, ты все-таки бандит... Бабушка говорила: если ты взял то, что не ты положил, значит, ты — вор. А если отнял, что не тебе принадлежит, — бандит.
ЛЕВ-БАНДИТО (гордо). Хозяева банков называют меня Бандито, а звери — защитник.
ПОРОСЕНОК. Дураки они, вот что!
ЛЕВ-БАНДИТО. Кто? Звери?
ПОРОСЕНОК. Самые настоящие дураки. Бабушка говорила: не может быть хорошо, если кому-то от этого — плохо. Хоть одному, понял? Слон работал, копил, а ты — грабишь.
ЛЕВ-БАНДИТО. Ничего он не работал, ему все по наследству досталось.
ПОРОСЕНОК. И пусть. Но он все равно работает. Я видел. С утра до ночи. Ну так что ж, что он богатый? Значит, его дедушка не ленился. И отец. И теперь он, Слон.
ЛЕВ-БАНДИТО. Но ведь ты сам-то — голый!
ПОРОСЕНОК. Ну и что? Если я голый, значит, надо идти грабить?
ЛЕВ-БАНДИТО. Ну, хорошо. Вот ты не лентяй. Вот как ты накопишь своему внуку наследство?
ПОРОСЕНОК. Я? Надо подумать. (Садится, подпирает голову нож­кой, думает).
ЛЕВ-БАНДИТО. Прямо сейчас думать будешь?
ПОРОСЕНОК. А что? Я еще об этом никогда не думал.
ЛЕВ-БАНДИТО. Эх ты, Поросенок!..
ПОРОСЕНОК. Я? Поросенок?! Почему... ты?..
ЛЕВ-БАНДИТО. Шакалов это все не интересует. Пригляделся — ножки, хвостик...
ПОРОСЕНОК (снимает маску, сокрушенно). Значит, я плохой артист.
Пауза.
ЛЕВ-БАНДИТО. Ты вот что мне скажи, артист: почему ты меня не боишься?
ПОРОСЕНОК. Откуда ты знаешь?
ЛЕВ-БАНДИТО. Я чувствую.
ПОРОСЕНОК. Мне с детства бабушка говорила: самые добрые на свете — львы.
ЛЕВ-БАНДИТО. Лев льву рознь.
ПОРОСЕНОК. Бабушка говорила: львы гордые, они гордятся своей добротой.
ЛЕВ-БАНДИТО. Это ты подлизываешься.
ПОРОСЕНОК. Нет, зачем мне?
ЛЕВ-БАНДИТО. Вот слушай! Я куда ни приду — все переверну вверх дном. Пули свистят, осколки, стекла сыплются, гранаты, динамит — ахх!..
ПОРОСЕНОК. А зачем?
ЛЕВ-БАНДИТО. Что — зачем?
ПОРОСЕНОК. Динамит, гранаты?
ЛЕВ-БАНДИТО. Чтоб не застаивались, чтоб двигались, понимаешь?
ПОРОСЕНОК. Кто?
ЛЕВ-БАНДИТО. Все.
ПОРОСЕНОК. А я однажды иду, вдруг — взрыв! Кролику лапу оторвало.
ЛЕВ-БАНДИТО. Подумаешь, лапу! Нам с тобой каждый день голову может оторвать...
ПОРОСЕНОК. Нам... с тобой?
ЛЕВ-БАНДИТО. Ну да. Хоть и Поросенок, а ты мне нравишься. Будешь учиться стрелять?
ПОРОСЕНОК. И все-все раздадим?
ЛЕВ-БАНДИТО. Раздать труднее, чем взять. Там — схватил и беги. А тут: «Будьте добры, возьмите! Возьмите, будьте добры!» Да еще не берут. Отворачиваются.
ПОРОСЕНОК. Почему?
ЛЕВ-БАНДИТО. Не привыкли. Что отнимают — привыкли, что дают — нет.
ПОРОСЕНОК. Мне очень нравится тебя слушать. Так говорил бы с тобой и говорил!..
ЛЕВ-БАНДИТО. Это потому, что ты не Гиена. Не гиена и не Шакал. Держи пистоль.
ПОРОСЕНОК. Давай! Только... все спят.
ЛЕВ-БАНДИТО. Здесь стены — во! Не услышат. (Берет у ПОРОСЕНКА пистоль, показывает). Берешь — так, смотришь — сюда, нажимаешь — здесь.
ПОРОСЕНОК (берет пистоль). Беру — так, смотрю — сюда, нажи­маю — здесь.
ЛЕВ-БАНДИТО. Верно! Куда целишь?
ПОРОСЕНОК. В кувшин.
ЛЕВ-БАНДИТО. Прищурь левый глаз.
ПОРОСЕНОК (целясь). Не получается.
ЛЕВ-БАНДИТО. Как это?
ПОРОСЕНОК. Закрываются сразу два.
ЛЕВ-БАНДИТО. Да ты что? Для такого случая у нас... есть... Вот та-ак... (Перетягивает ПОРОСЕНКУ левый глаз черной повязкой). Мушку видишь?
ПОРОСЕНОК (он становится похож на пирата). Ага.
ЛЕВ-БАНДИТО. А прорезь?
ПОРОСЕНОК. Есть.
ЛЕВ-БАНДИТО. Загони мушку в прорезь... Посередочке. И чтоб ни вниз, ни вверх.
ПОРОСЕНОК. А куда целить?
ЛЕВ-БАНДИТО. По центру.
ПОРОСЕНОК. Готово.
ЛЕВ-БАНДИТО. Пали!
ПОРОСЕНОК стреляет. Грохот, дым, звон стекла. Разлетается цветочный горшок.
Э-эх!.. Такой цветок погубил! (Становится на колени, пытается собрать черепки). Куда его теперь, ведь пропадет.
ПОРОСЕНОК. В кувшин. В кувшин-то я не попал.
ЛЕВ-БАНДИТО. Верно. (Ставит Цветок в кувшин). Хорошо, я у тебя за спиной был, а то бы ты меня кончил.
ПОРОСЕНОК. Отчего это так, а?
ЛЕВ-БАНДИТО. Спусковой крючок дернул. Надо плавно, я забыл сказать. Вот так... (Берет пистоль, показывает).
ПОРОСЕНОК. Давай еще, а?
ЛЕВ-БАНДИТО. Давай. Вот стакан.
ПОРОСЕНОК палит. Стакан разлетается.
Молодец! Я тебе специально громкий пистоль дал, чтобы ты привык к выстрелам. В нас будут стрелять из очень громких пистолей.
ПОРОСЕНОК. А в нас будут стрелять?
ЛЕВ-БАНДИТО. А как же! В бандитов всегда стреляют.
ПОРОСЕНОК. Так мы же хотим, чтобы все... раздать...
ЛЕВ-БАНДИТО. По таким бьют из пушек.
ПОРОСЕНОК. Слушай! Я маленький, но — Артист. Я выступаю на ярмарках. Слушай! Пойдем в артисты! У тебя такая фактура! Стоит нам выйти на сцену — Лев и Поросенок — все!
ЛЕВ-БАНДИТО. Что — все? Убьют?
ПОРОСЕНОК. Успех! Понимаешь, успех!
ЛЕВ-БАНДИТО. А что я буду делать?
ПОРОСЕНОК. Стрелять!
ЛЕВ-БАНДИТО. В театре?
ПОРОСЕНОК. Ага!
ЛЕВ-БАНДИТО. В кого?
ПОРОСЕНОК. В меня. Я поставлю вот так яблоко (ставит себе на голову яблоко), а ты...
ЛЕВ-БАНДИТО. Давай попробуем!
ПОРОСЕНОК (становится с яблоком на голове у окна). А ты не промахнешься?
ЛЕВ-БАНДИТО. В яблоко? (Хохочет). Да я с закрытыми глазами!.. (Зажмуривается).
ПОРОСЕНОК (кричит). Открой глаза!
Грохот, дым, яблоко разлетается на куски.
Урра! Здорово!
ЛЕВ-БАНДИТО. А ты... ничего. Хоть и Поросенок.
ПОРОСЕНОК. Слушай, Бандито! Да мы теперь!.. Да мы!.. Ты даже не знаешь!.. Мы теперь — на весь мир! Представляешь? (Как на ярмарке, выкрикивает). На краю пропасти! Лев и Поросенок! Смертельный номер! (Пляшет).
ЛЕВ-БАНДИТО хохочет, потом пляшет вместе с ним.
Слушай! А ты ножи кидать умеешь?
ЛЕВ-БАНДИТО. А как же!
ПОРОСЕНОК. Вот если я встану сюда, ты сможешь меня обстукать ножами?
ЛЕВ-БАНДИТО. Как — обстукать?
ПОРОСЕНОК. Ну, чтобы вокруг меня — ножи. Я вышел, а там — Поросенок.
ЛЕВ-БАНДИТО. Это можно.
ПОРОСЕНОК. Давай! (Кричит). Начинаем!
ЛЕВ-БАНДИТО. Давай! (Достает из чемоданчика связку ножей).
ПОРОСЕНОК. Ты уже думал об этом номере, да?
ЛЕВ-БАНДИТО. Как тебе сказать... Эти штуки у меня всегда с собой.
ПОРОСЕНОК (как на ярмарке). Смертельный! Номер! Поросенок — в ножах!! (Становится к стенке, выбивает на животе дробь).
ЛЕВ-БАНДИТО. Не дергайся! (Бросает ножи).
ПОРОСЕНОК (отскакивая от стены). Музыка! Все встают! Крокодилы плачут! (Кидается, обнимает ЛЬВА). Бандито! Весь мир — наш! И не надо никого грабить.
ЛЕВ-БАНДИТО (робко). Ты думаешь?
ПОРОСЕНОК. Еще бы! Это тебе не говорящая Тыква, не Заяц и не Удав!
ЛЕВ-БАНДИТО. Про что ты говоришь? Я не понимаю.
ПОРОСЕНОК (кричит). И не надо! (Хватает пистоль, палит по горшкам на окне). Раздадим клад и — айда!
ЛЕВ-БАНДИТО. Ага! Бери пистоль, идем к Рыбе!
ПОРОСЕНОК надевает маску ШАКАЛА.
А это зачем?
ПОРОСЕНОК. Разве Поросята с Львами ходят?
ЛЕВ-БАНДИТО. Верно!
Уходят.
Просцениум.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ в каске, с телефонной трубкой в кармане. Звонок.
ДОГ (вынимает из кармана трубку). Полицейский Дог слушает!
ГОЛОС БАОБАБА. Господин Полицейский Дог! В городе беспорядки. Только и разговоров: клад, клад. Овцебык убит. Лев-Бандито не пойман. Какой-то опустившийся Лев гонит ваших собак. Вы плохо справляетесь со своими обязанностями, господин Дог!
ДОГ. Виноват, господин Баобаб! Сделаю все возможное, господин Баобаб! Из шкуры вылезу!
ГОЛОС БАОБАБА. Делайте что хотите. Рыбу нельзя оставлять в гостинице. Вы слышите?
ДОГ. Так точно, господин мэр!
ГОЛОС БАОБАБА. Чем вы там заняты? Вы меня плохо слушаете.
ДОГ. Прислушиваюсь: стреляют, господин мэр.
ГОЛОС БАОБАБА. Тем более. Операцию провести четко и быстро. Сколько на ваших часах?
ДОГ. Без пяти одиннадцать, господин мэр.
ГОЛОС БАОБАБА. В полночь приступайте!
ДОГ. Слушаюсь, господин мэр!
ГОЛОС БАОБАБА. О результатах доложите!
ДОГ. Слушаюсь, господин мэр! (Пропадает).
Картина шестая.
ЛЕВ (лежит на соломе в номере ПОРОСЕНКА, играет на гитаре).
Разбежались, порастратились года,
Словно мыши по углам, туда-сюда.
Облака летят на север и на юг,
Где ж ты, где ж ты, запоздалый, верный друг?
Стук в дверь.
(Не меняя позы). Войдите!
Входят ШАКАЛ с ГИЕНОЙ в поросячьих масках.
ГИЕНА. Можно, господин Лев? Я — Поросенок.
ШАКАЛ. А я — его брат.
ВМЕСТЕ. Здравствуйте, господин Лев!
ГИЕНА. Я здесь живу.
ШАКАЛ. А я к нему приехал в гости.
ЛЕВ (смущенно). Я занял ваш номер... Что ж, я могу уйти.
ГИЕНА (поспешно). Зачем? Не надо!
ШАКАЛ. Не уходите!
ЛЕВ. Но когда хозяин сказал, номер Поросенка, я, честно, в душе обрадовался: Поросята — толковый народ. Подружимся, подумал, погово­рим. Жизнь прожита. Хочется повспоминать, побеседовать.
ГИЕНА. Ну, вы еще совсем молодой Лев.
ШАКАЛ. Не старый.
ЛЕВ. Спасибо, ребятки, добрые вы души. Петь любите?
ШАКАЛ. Петь?
ЛЕВ. Ну да. Песни.
ГИЕНА. У него слуха нет. А я — с удовольствием!
ЛЕВ. Что же споем?
ГИЕНА. Вашу любимую, господин Лев.
ЛЕВ. Не называй меня так. Я у тебя в гостях. Мне хорошо, покойно. Зови меня просто Лев — это хорошее имя.
ГИЕНА. Хорошо, гос... Мне надо привыкнуть.
ШАКАЛ. И мне. (ГИЕНЕ, тихо). Ты когда-нибудь видела таких Львов?
ГИЕНА (ШАКАЛУ, тихо). Старый, вот-вот рассыплется.
ШАКАЛ (тихо). Что ж мы с ним будем делать? Может, пойдем, а? Это не наш Лев-Бандито.
ГИЕНА (ШАКАЛУ, тихо). Сиди. (ЛЬВУ). Мне как-то неудобно называть вас просто Лев. Позвольте, я поначалу буду говорить «дорогой Лев»? Все-таки надо привыкнуть.
ЛЕВ. Валяй. Что петь будем?
ШАКАЛ. Он говорит (показывает на ГИЕНУ) — вашу любимую.
ЛЕВ. А ты издалека приехал, Поросенок?
ШАКАЛ. Я?
ЛЕВ. Да.
ГИЕНА. Зовите его — Брат Поросенка, так нам будет легче понять, к кому вы обращаетесь.
ЛЕВ. Ну, Брат Поросенка?
ШАКАЛ (нерешительно). Не-ет. Здесь... рядышком.
ГИЕНА. День ходьбы.
ЛЕВ. Где ж ты живешь. Брат Поросенка?
ШАКАЛ. За рекой и за озером.
ЛЕВ. И как тебе тамошние баобабы?
ШАКАЛ. Баобабы? Ммм...
ГИЕНА. Они и есть — баобабы.
ЛЕВ. Хм! (Усмехнулся). Ну, споем. (Настраивает гитару, поет).
Был когда-то я красивым, молодым.
Все исчезло, растворилось, словно дым.
Облака плывут на север и на юг,
Затухает на губах усталый звук.
ГИЕНА. Грустная песня.
ШАКАЛ. Да уж.
ЛЕВ. Я что-то не в настроении. Поросенок, спой веселую, а я подыграю.
ГИЕНА. Для вас, гос... дорогой Лев, с удовольствием! (Поет).
Ой, по полю, по полюшку,
По широкому полюшку,
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой!
ЛЕВ (играет). Хорошая песня!
ГИЕНА (поет).
Он помахивал кисточкой,
Пошевеливал плечиком.
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой!
ЛЕВ. Ах, Поросенок! (Играет).
ГИЕНА (поет).
И глядела сударушка,
Голуби-ица Львиценька —
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой!
ЛЕВ (играет). Ну, Поросенок! Не было у меня в жизни еще такого друга. Чувствовал — нельзя вот так сгинуть и не поглядеть в глаза лучшему другу. Друг ты мой запоздалый!.. (Напевает).
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой!
ШАКАЛ (ГИЕНЕ, тихо). Зачем он тебе?
ГИЕНА (ШАКАЛУ, еще тише). Молчи, дурак!
ШАКАЛ (громко). Не могу молчать!
ЛЕВ. Подпевай, подпевай. Брат Поросенка! Это ничего, что слуха нет. (Поет).
Он помахивал кисточкой,
Пошевеливал плечиком...
ШАКАЛ. Не буду я петь.
ГИЕНА. С дороги он, устал. Ляг, ляг, братик, поспи.
ШАКАЛ (шипит). Не хочу спать!
ГИЕНА (шипит). Спи, идиот!
ШАКАЛ (шипит). Сама дура!
ЛЕВ. Что он хочет, Поросенок? Может, водички дать?
ШАКАЛ. Есть хочу!
ЛЕВ (разводит лапами). Чего нет, того нет. Вы только представь­те: стол полон яств, — вина, наливки, фрукты, сыр, овощи. Мяса я уже давно не ем... И все — в хрустале, в серебре, белоснежная крахмальная скатерть...
ШАКАЛ. Я жрать хочу!
ГИЕНА. Не обращайте на него внимания, дорогой Лев, — Поросенок. Каждые полчаса есть хочет. (Поет).
И запомнилось полюшку,
Ах, широкому полюшку —
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой!
ЛЕВ (подымается, прижимает к груди ГИЕНУ). Спасибо! (ШАКАЛУ). Брат Поросенка, я спущусь к хозяину, принесу еды. Погоди! (Уходит).
ГИЕНА. Кретин!
ШАКАЛ. Сама дура! Зачем он тебе?
ГИЕНА. Он — старый, но он — Лев. А ты — Шакал, только жрать можешь!
ШАКАЛ. Я? Шакал?
ГИЕНА. Шакал!
ШАКАЛ. Гиена! (Бросается на ГИЕНУ).
Дерутся.
ГИЕНА (отпихнув наконец ШАКАЛА). Стой! Стой! Слушай! (Быст­ро). В этой гостинице, в подвале, живет Рыба. Она знает тайну клада, который по монетке всю жизнь собирали рыбы со дна всех морей. Сообра­жаешь? Тебе, Шакалу, мне, Гиене, она откроет тайну?
ШАКАЛ. А кому же?
ГИЕНА. Льву. Ему ничего не надо. Слышал, мяса не ест?
ШАКАЛ. Ну и что?
ГИЕНА. Он один может раздать клад всем.
ШАКАЛ (медленно). Она — ему, мы — с ним, и...
ГИЕНА. Наконец-то!
ШАКАЛ. Что ж ты раньше не сказала?
ГИЕНА. Всему свой час. Тихо! Идет!
Входит ЛЕВ. В лапах — поднос с едой.
ЛЕВ. Брат Поросенка, ешь! Я сейчас...
ГИЕНА. Что там, дорогой Лев?
ЛЕВ. Хозяин сказал — Рыба зовет.
ГИЕНА. Позвольте мне пойти с вами.
ЛЕВ. Нельзя, Поросенок. Рыба просила прийти меня одного. Я скоро. Ешьте! (Выходит).
Отъезжает нижняя стена дома. Комната РЫБЫ. У дверей рыбьего полуподвала КОТ и ПЕТУХ. ЛЕВ спускается по лестнице.
КОТ. Как славно вы пели, сэр.
ЛЕВ. Спасибо, господин Кот.
КОТ. Какой я господин? Я — деревенский Кот. Сказали (показы­вает на дверь в комнату РЫБЫ): позови Льва! Если что, сэр, мне только бы горсточку, сэр! Я землю в деревне куплю, домик...
ЛЕВ. О чем вы, господин Кот? Я не понимаю.
ПЕТУХ. Мне ничего не надо. Только б ему... (Показывает на КОТА).
КОТ. Сейчас поймете, сэр. Сейчас все поймете. (Распахивает перед ЛЬВОМ дверь). Только осторожнее, сэр. Не замочите лапы. Я ведь воду подкачивал: сами понимаете — рыба.
ЛЕВ входит в комнату РЫБЫ.
РЫБА (отрешенным, еле слышным, но очень достойным голосом). Здравствуйте, Лев!
ЛЕВ. Добрый поздний вечер, сударыня.
РЫБА. У нас мало времени. Вы — честный Лев, я знаю. Вы — поэт.
ЛЕВ. Был поэтом. Нищий старик.
РЫБА. Львы к старости — все нищие. Но это не помешает вам исполнить мою последнюю просьбу.
ЛЕВ. Надеюсь, сударыня.
РЫБА. За вторым поворотом реки, у правого берега, под упавшей в воду сосной. Запомнили?
ЛЕВ (повторяет). За вторым поворотом реки, под упавшей в воду сосной. Но что там, сударыня?
РЫБА. Я так и знала: вы единственный в городе, кто не знает, о чем речь. Я не ошиблась. Там клад. Несметный клад. Его собирали рыбы всех рек, океанов, морей. Это не просто золото. Это все лучшее... на земле. Раздайте все всем. Я верю вам, Лев.
ЛЕВ. Я выполню! Я исполню вашу просьбу, сударыня.
Голова РЫБЫ падает.
Эй, кто там!
Вбегают КОТ и ПЕТУХ.
КОТ. Померла.
ЛЕВ. Уснула.
Влетает ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ с СОБАКАМИ.
ДОГ. Стоять! Лапы вверх!
КОТ. Поздно, господин Полицейский Дог.
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! Уснула.
Появляются, не выходя на свет, ПОРОСЕНОК и ЛЕВ-БАНДИТО.
ЛЕВ-БАНДИТО (тихо). Опоздали...
ПОРОСЕНОК (тихо). Весь мир — наш, Бандито! И не надо нам никакого клада.
Невидимые, отделяются от стены ГИЕНА и ШАКАЛ.
ГИЕНА (ШАКАЛУ, тихо). Ну, что я тебе говорила, безмозглый?
КОТ (выходит к рампе). Герцогиня, барыня была у них, у рыб, а померла — в подвале.
Действие второе.
Картина седьмая.
В комнате РЫБЫ. Те же.
ДОГ. Идите сюда, господин Кот!
КОТ возвращается от рампы.
Кто видел Рыбу последним?
Молчание.
Господин Кот, вы — хозяин гостиницы. Я вас спрашиваю: кто видел Рыбу последним?
КОТ (неохотно). Господин Лев.
ДОГ. Как это было?
КОТ мнется.
Ну, господин Кот!
КОТ. Она сказала: господин Кот, позовите Льва.
ДОГ. Ну!
КОТ. Я — позвал, они — пришли. (ЛЬВУ). Ведь так, сэр?
ДОГ. Дальше!
КОТ. Они (показывает на ЛЬВА) были здесь, а потом: «Эй, кто там!» Мы вошли.
ДОГ (ЛЬВУ). Зачем вас позвала Рыба?
ЛЕВ. Видимо, ей хотелось посмотреть на старого Льва.
ДОГ. Перед смертью?
ЛЕВ. Вы полагаете, она должна была пригласить собаку?
ДОГ. Я попрошу вас не оскорблять Полицейского Дога при исполнении служебных обязанностей!
ЛЕВ. Приходите завтра, господин Полицейский Дог. Ночью по­рядочные звери спят.
ДОГ. Это кто вам сказал, что вы порядочный зверь, сэр?
ПОРОСЕНОК (выхватывает пистоль). Я его застрелю!
ЛЕВ-БАНДИТО (останавливает ПОРОСЕНКА). Погоди.
ЛЕВ (медленно). Господин... Полицейский Дог, мы — в комнате усопшей.
ДОГ (махнул пистолем). Иди!
И вдруг ужасающий неправдоподобный рык. СОБАК сдувает, но...
ПОРОСЕНОК (ЛЬВУ-БАНДИТО). Мне он нравится!
ЛЕВ-БАНДИТО. Лев!..
...они возвращаются.
ДОГ (от двери, с прыгающим пистолем в лапе). Вы немедлен­но пойдете со мной в участок, или я буду вынужден применить крайние меры!
КОТ (тихо). Они застрелят вас, сэр!
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! У вас нет ордера на арест!
ДОГ. Молчите, господин Петух!
Выходят из темноты ШАКАЛ и ГИЕНА.
ГИЕНА. Господин Полицейский Дог! Я — Поросенок, это (показы­вает на ШАКАЛА) — мой брат. Мы услышали рык Льва и спустились из нашего номера. Что здесь происходит, господин Полицейский Дог?
КОТ (в сторону). Где же я слышал этот голос?
ПОРОСЕНОК (ЛЬВУ-БАНДИТО, тихо). «Из нашего номера»! Это же мой номер!
ДОГ. Идите к себе в номер, господин Поросенок, это вас не касается!
ГИЕНА. Как же — не касается, господин Полицейский Дог? Госпо­дин Лев — наш родственник: мы — внучатые племянники его тети. Ах, тетушка Кобра! Слышала бы она, как вы говорите с нашим дядюшкой.
ШАКАЛ. И дедушка Удав вас бы не похвалил.
ГИЕНА (ШАКАЛУ, тихо). Браво, Шакал!
ДОГ. Вы — родственники Кобры? Удава?
ГИЕНА. И господин Лев — тоже.
ДОГ (вытягиваясь перед ЛЬВОМ). Простите, сэр. Я не знал, сэр. Вы можете дать показания, сэр, в любое удобное для вас время — письменно или устно. (Роняет собачью голову на грудь. Выходит).
СОБАКИ следом.
ЛЕВ-БАНДИТО (тихо). Ай да Поросенок!
КОТ (ЛЬВУ). Сэр!..
ЛЕВ. Да, господин Кот.
КОТ (кидается в ноги ЛЬВУ). Не оставьте, сэр! У нас нет баобабов, нет полицейских собак, у нас — комары! Я землицы куплю, домик... Сэр!..
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! Мне ничего не надо. Вот — ему...
ЛЕВ. Встаньте, господин Кот.
КОТ встает.
(ЛЕВ кладет ему на плечо тяжелую лапу). Что вам угодно, господин Кот?
КОТ. Как и всем, денег, сэр.
ЛЕВ. Много?
КОТ. Сто монет, сто монет, и я буду счастлив, сэр!
ЛЕВ (достает три золотых). У меня есть три монеты, господин Кот. Я вам отдам все. Возьмите. Больше у меня нет.
КОТ. А...
ЛЕВ (раздельно). И больше у меня нет.
КОТ. Нет, сэр. Я не возьму последнее. Если у вас будет, вы не обидите Кота, а нет — так нет, сэр.
ЛЕВ (усмехнувшись). Вы мне нравитесь, господин Кот. Возмож­но, ты мне пригодишься. Я тогда позову.
ПЕТУХ. Ко-ко-ко? Я тоже к вашим услугам, сэр.
ЛЕВ (кивает). Благодарю.
ГИЕНА. Вы устали, дорогой Лев, идемте!
ШАКАЛ. Идем, Лев!
ЛЕВ подымается по лестнице в номер, обнимая за плечи ШАКАЛА и ГИЕНУ.
КОТ, ПЕТУХ (вместе). Спокойной ночи, сэр!
ЛЕВ (кивает). Спокойной! (ШАКАЛУ и ГИЕНЕ). Ну вот, ребятки-Поросятки, вы и выручили старого Льва. (Уходят).
ПОРОСЕНОК (ЛЬВУ-БАНДИТО, тихо). Рыба сказала Льву, где клад?
ЛЕВ-БАНДИТО. Да.
ПОРОСЕНОК. Так пойдем, поможем?
ЛЕВ-БАНДИТО. Лев не переходит Льву дорогу — у него есть, кому помогать.
ПОРОСЕНОК. Урра! Значит, мы свободны?
ЛЕВ-БАНДИТО. Тсс! Идем.
Уходят.
КОТ. Спокойной ночи, господин Петух!
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! До завтра! (Уходит).
КОТ (входит в комнату РЫБЫ). Матушка! Что ж ты, матушка? Хоть бы горсточку... Эх!.. (Всхлипывает).
ГОЛОС РЫБЫ. Ах, господин Кот! Вы один обо мне вспомнили... Не печалуйтесь: будет у вас горсть монет, купите вы землю, дом... Но к старости — очень об этом пожалеете...
КОТ. Кто говорит? Рыба! Матушка! Живая?
ГОЛОС РЫБЫ. Нет, господин Кот. Меня нет. Я — уснула, я — улетела, я — птица. Прощайте, господин Кот!
Пролетела птица.
КОТ. Вот... И похоронить некого.
Просцениум.
ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ с телефонной трубкой.
ДОГ. Да, господин Баобаб!.. Улетела, господин Баобаб!.. Как птица... Какого цвета? Не спросил, господин Баобаб. Но господин Кот гово­рит: крепкая, говорит, такая живая птица... Что сказала? «Не печальтесь, говорит, господин Кот!» Но это и хорошо, господин мэр, хоронить не надо... Слушаю, господин мэр!.. Что?.. Подходят боевые слоны, тигры, пантеры? Замечательно, сэр: его одними собаками не возьмешь... Глаз не спускаем, господин мэр! Собаки сидят по крышам, как коты. За каждой трубой, сэр. Я думаю. Лев попытается взять клад сегодня... Что? Да, подходы к реке контролируем. Но мы будем только следить, сэр: пусть сам делает черную работу — ха-ха-ха! Это же большой труд, сэр, отыскать, вытащить, перенести... Так точно, господин мэр, и почистить! Ха-ха-ха!.. Слушаюсь, господин мэр!.. Слушаюсь, господин мэр!.. Есть — звонить каждые два ча­са! (Исчезает).
Картина восьмая.
Трактир «Недозрелый овощ». Утро. ЛЕВ-БАНДИТО и ПОРОСЕНОК прыгают по комнате. В лапе у ЛЬВА-БАНДИТО пистоль.
ПОРОСЕНОК (прыгая). Урра! Едем!
ЛЕВ-БАНДИТО (прыгая). Тренироваться надо каждый день. Ты все время должен двигаться — вот так, вот так, враскачку, как боксер на ринге. Боксеров видел?
ПОРОСЕНОК. Ага! (Прыгает).
ЛЕВ-БАНДИТО. И стрелять надо сходу, сразу, от бедра, снизу, сбоку — вот так! (Палит, сыпятся лампочки).
ПОРОСЕНОК (прыгая). А зачем это?
ЛЕВ-БАНДИТО. Чтоб в тебя не попали! (Падая, стреляет, вскаки­вает). Понял?
ПОРОСЕНОК. Ага! Дай пистоль!
ЛЕВ-БАНДИТО. Да ты что? Ты меня убьешь. В раскачку учатся стрелять в пустыне. И то, если рядом — пусто. (Прыгает). И тренироваться надо каждый день, каждый день. (Стреляет). Понял?
ПОРОСЕНОК (прыгает). Как же я натренируюсь, не стреляя?
ЛЕВ-БАНДИТО. А ты кхыкай! Кхх! Кхх! вот так.
ПОРОСЕНОК. Сам кхыкай! Дай пистоль!
ЛЕВ-БАНДИТО. На! Только я уйду. (Дает пистоль, выходит).
ПОРОСЕНОК, падая, стреляет — рушится люстра.
(Вбегает). Ну, что я сказал? Люстру отстрелил. Нет, Поросенок, потре­нируйся без пистоля.
ПОРОСЕНОК, падая, стреляет три раза подряд — БАНДИТО уклоня­ется влево, вправо, назад.
Прекрати! Ты меня убьешь!
ПОРОСЕНОК. Не убью. Видишь, как я уже натренировался?
ЛЕВ-БАНДИТО. Если б это не я, не Лев-Бандито, давно бы уже лежать мне в сырой земле.
ПОРОСЕНОК. У нас сухо. Песочек. (Прыгая, стреляет).
ЛЕВ-БАНДИТО. Ой! Ой! Ой! (Скачет, переворачивается, уклоняясь от пуль).
ПОРОСЕНОК. Ха-ха-ха-ха-ха!
ЛЕВ-БАНДИТО (вместе с ним смеется). Ладно. Хватит! Теперь учи меня.
ПОРОСЕНОК. А что тут учить? (Становится в позу, откашливается). Кха-кха! Дорогие Тигрята, Слонята! Дорогие Жирафчики, Крокодильчики, Попугайчики! Доро...
Стук в дверь.
ЛЕВ-БАНДИТО. Тихо! (Становится с пистолем за шкаф). Ложись!
ПОРОСЕНОК ложится за стул, целится.
Можно! Входите!
Входит КОТ.
КОТ. Здравст...
ЛЕВ-БАНДИТО. Лапы за голову? К стене!
ПОРОСЕНОК (вылезая из-за стула). Ха-ха-ха! Это же Кот!
ЛЕВ-БАНДИТО (ПОРОСЕНКУ). Посмотри за дверью!
ПОРОСЕНОК (смотрит). Никого.
КОТ (у стены). Это я, сэр.
ЛЕВ-БАНДИТО (КОТУ). Зачем пришел?
ПОРОСЕНОК. Бандито! Это же — Кот!
ЛЕВ-БАНДИТО (ПОРОСЕНКУ). Вижу. (КОТУ). Зачем пришел? (Обхлопывает КОТА лапами).
КОТ. Я... Я... Посоветоваться, сэр.
ЛЕВ-БАНДИТО. Со мной?
КОТ. Я... Я не знал, что вы здесь, сэр. Я — к господину Поросенку.
ЛЕВ-БАНДИТО (быстро). Откуда знаешь, что он здесь?
КОТ. Господин Петух, сэр, вчера вечером проводили сюда госпо­дина Поросенка.
ЛЕВ-БАНДИТО (быстро). О чем хотел посоветоваться?
ПОРОСЕНОК. Бандито! Это же Кот! Что он стоит с лапами на затылке?
ЛЕВ-БАНДИТО (ПОРОСЕНКУ). Молчи. (КОТУ). О чем советоваться?
КОТ. О господине Ху-ху, сэр. Но если вы против, я могу уйти.
ПОРОСЕНОК. Бандито! Пусть он сядет и скажет, в чем дело. Садитесь, господин Кот.
КОТ робко оборачивается.
ЛЕВ-БАНДИТО. Садись.
КОТ (садится). Сэр! Я шел к господину Поросенку. Господин Поросенок — артист. Он лучше знает, может Гиена стать Поросенком или нет?
ЛЕВ-БАНДИТО. Где Гиена?
КОТ. Гиена в виде Поросенка теперь — лучший друг старого Льва.
ЛЕВ-БАНДИТО. Гиена — друг старого Льва?
КОТ. Да, сэр. А второй Поросенок — Шакал.
ЛЕВ-БАНДИТО. Это меняет дело. Коротко и подробно.
КОТ. Как это, сэр?
ПОРОСЕНОК. С начала и до конца.
КОТ. Я шел в полицию, сэр. Старый Лев захватили их номер (показывает на ПОРОСЕНКА), отказались платить...
ЛЕВ-БАНДИТО. Ты вызвал полицейских собак?
КОТ. Нет, сэр, я не вызывал. Я только сказал: Лев, сэр, и они побежали.
ЛЕВ-БАНДИТО (про себя). Так. Меня ищут.
ПОРОСЕНОК. Дальше, дальше.
КОТ. Навстречу — Гиена.
ЛЕВ-БАНДИТО. Бррр!
КОТ (голосом ГИЕНЫ). «Здравствуйте, господин Кот! Я — госпо­дин Ху-ху. Вы не знаете, где остановился Лев?»
ЛЕВ-БАНДИТО (про себя). Зачем он им понадобился, старый? (КОТУ). Ну!
КОТ (своим голосом). В моей гостинице, говорю, в «Гостинице для путешествующих в прекрасное». (Голосом ГИЕНЫ). «А в каком номере, господин Кот?» (Своим голосом). В номере господина Поросенка. (Голо­сом ГИЕНЫ). «А кто еще живет в вашей необыкновенной гостинице?» (Своим голосом). Петух, говорю, и Рыба.
ЛЕВ-БАНДИТО (про себя). Так. Рыба. Ясно.
КОТ. Ну вот. А вчера — Рыба померла... (Всхлипывает). Собак понаехало! Старого Льва в участок хотели вести. А тут она спускается: я, говорит, Поросенок, а это — мой брат. А это — Шакал, с места мне не сойти! Сэр! А ее я по голосу узнал! У нас город маленький: каждый новый голос — как песня!
ЛЕВ-БАНДИТО. Хорошо, господин Кот. (Кидает монету).
КОТ ловит на лету.
Но если ты меня обманул...
КОТ. Да что вы, сэр! Вы даже не знаете, как легко стало у меня на душе, сэр! Всю ночь мучился.
ЛЕВ-БАНДИТО. Что же не сказал старому Льву?
КОТ. Как же! Скажи! Она поет — он плачет.
ЛЕВ-БАНДИТО. Лев?
КОТ. Слезы так и текут. А ведь мы — родственники! Коты и львы, извините за выражение, — кто? Кошки! А шакалы-гиены? Собаки! Я вас не обидел, сэр?
ЛЕВ-БАНДИТО. Ты меня не видел. Понял?
КОТ. Что вы, что вы, сэр? (Пятясь, выходит).
ЛЕВ-БАНДИТО (ПОРОСЕНКУ). Ну вот, Поросенок. Мы остаемся.
Картина девятая.
Утро. Номер ПОРОСЕНКА в «Гостинице для путешествующих в прекрасное». ЛЕВ лежит на соломе, задумавшись, перебирает струны гитары. В номере — ШАКАЛ и ГИЕНА.
ЛЕВ (про себя). Вот и у меня на старости есть дело. Гулял, веселился... Теперь надо оправдать жизнь. (Поет).
Был когда-то я красивым, молодым.
Все исчезло, растворилось, словно дым.
Облака плывут на север и на юг,
Затухает на губах усталый звук.
Был когда-то, был когда-то львиный рык.
Был я счастлив, молод был — теперь старик.
Облака летят на север и на юг,
Затухает на губах усталый звук.
ГИЕНА. Отчего вы такой грустный, дорогой Лев?
ЛЕВ (вздыхая). Эх, Поросенок!.. (Поет).
Был когда-то, был когда-то низкий бас.
Сталь в когтях, в душе простор, а в сердце —
вальс.
Облака бегут на север и на юг,
Понабилося в усы семь тысяч вьюг...
ШАКАЛ. Может, мы чем поможем?
ЛЕВ (думая о своем, поет).
Грива старая, усталая моя.
Грива львиная, ох царственная!..
Понабилося в усы семь тысяч вьюг,
Облака бегут на север и на юг.
Поросенок, ты хорошо знаешь город?
ГИЕНА. Да, дорогой Лев, а что?
ЛЕВ. Да нет, это я так, к слову. (Про себя). Надо их как-нибудь отослать. Не для Поросят это дело. Пропадут не за понюх табаку. (Поет).
Старость встретим мы достойно — о-хо-хо!
Слижем с губ усталых вьюги молоко.
Запоздало облака летят на юг,
Если б только вдруг явился верный друг...
Без стука распахивается дверь. Входят ЛЕВ-БАНДИТО и ПОРОСЕНОК в маске ШАКАЛА.
ЛЕВ-БАНДИТО. Доброе утро, сэр!
ЛЕВ (не оборачиваясь, продолжает играть). Бандито?
ЛЕВ-БАНДИТО. Вы видите затылком, сэр?
ЛЕВ. Я увидел тебя в глазах моего друга, но затылком я вижу тоже.
ЛЕВ-БАНДИТО. Вы без оружия, сэр. Зачем ссориться?
ЛЕВ. Что ж, что я не вооружен? Львы в безоружных не стреляют.
ЛЕВ-БАНДИТО. Это было в дни вашей юности, сэр. А теперь львы взрывают мирных зверей, угоняют самолеты и летают в космос.
ЛЕВ. Ты тоже взрываешь?
ЛЕВ-БАНДИТО. Если есть необходимость, сэр.
ЛЕВ. Необходимость взрывать мирных зверей?
ЛЕВ-БАНДИТО. Так тоже бывает, сэр. Пусть мой Шакал поговорит с вашими ребятами. У меня есть к вам дело.
ЛЕВ. Я подружился с этими господами не для того, чтобы они говорили с твоим Шакалом.
ПОРОСЕНОК. Но...
ЛЕВ-БАНДИТО (ПОРОСЕНКУ). Молчи! (ЛЬВУ). Сэр! Вы обижаете меня, сэр. Я пришел к вам с открытым сердцем, как лев к льву. Не обижайте меня.
ЛЕВ. Ты не лев, ты — Бандито.
ЛЕВ-БАНДИТО. Сэр! Зачем же так, сэр?
ЛЕВ (медленно). Нет на свете причины, по которой может воз­никнуть н е о б х о д и м о с т ь взрывать ни в чем не повинных мирных зверей. Поэтому я не хочу с тобой говорить.
ЛЕВ-БАНДИТО. Но сэр! Вы без меня не справитесь. А в данном случае наша цель совпадает. Говорить дальше?
ЛЕВ (через паузу, ШАКАЛУ и ГИЕНЕ). Идите погуляйте с этим Шакалом.
ГИЕНА. Но, дорогой Лев, мы не хотим оставлять тебя с этим...
ЛЕВ-БАНДИТО. Рррр!
ШАКАЛ. Мы не хотим гулять с Шакалом!
ЛЕВ. Я сказал.
ШАКАЛ, ГИЕНА, ПОРОСЕНОК выходят.
ЛЕВ-БАНДИТО. Так я продолжу, сэр. Цель у нас совпадает. Я граблю и раздаю. В данном случае не надо грабить.
ЛЕВ. Что ты такое говоришь? Я не понимаю.
ЛЕВ-БАНДИТО. Как хотите, сэр, но вам без меня не справиться.
ЛЕВ. О чем ты?
ЛЕВ-БАНДИТО. Я шел к ней и опоздал на минуты. Я собирался ей сказать: «Где? Я все раздам до монеты. Все-все — всем». Обычно я сперва граблю, потом раздаю. В данном случае не надо грабить.
ЛЕВ. Неужели ты честен, Бандито?
ЛЕВ-БАНДИТО. По мере сил, сэр. Но иногда я взрываю мирных зверей.
ЛЕВ. В знак протеста?
ЛЕВ-БАНДИТО. Нет.
ЛЕВ. Чтобы возмутить спокойствие? Чтобы все двигалось? Чтоб не было застоя?
ЛЕВ-БАНДИТО. Нет.
ЛЕВ. Так когда же и зачем ты взрываешь мирных зверей?
ЛЕВ-БАНДИТО. Я взрываю, когда у меня подступает к горлу от их тупости, трусости, бездарности! Когда я вижу эти выкаченные пираньи глаза, эти неизвестно куда несущиеся стада бизонов! Когда с утра до ночи кричат разноцветные попугаи и лопоухие кенгуру, развесив уши, слушают их... тогда — я бросаю бомбу!
ЛЕВ. У меня с тобой не будет дел, Бандито.
ЛЕВ-БАНДИТО. Я мог вам этого не говорить, сэр.
ЛЕВ. Это ничего не меняет. Ты сказал.
ЛЕВ-БАНДИТО. Я мог выследить нас, убить и все сделать сам, но клад — это ваше дело: я пришел помочь.
ЛЕВ. Выследи и убей.
ЛЕВ-БАНДИТО. Я не убиваю старых львов, сэр.
ЛЕВ. Но убиваешь мирных зверей. Ты не лев, ты — тигр, Бандито!
ЛЕВ-БАНДИТО. Но я больше никого не убью.
ЛЕВ (усмехаясь). Как маленький: я больше не буду. Сколько тебе лет, Львенок?
ЛЕВ-БАНДИТО. Вы меня не так поняли, сэр. Раздать труднее, чем взять. Вряд ли нам это удастся даже вдвоем в этой стране баобабов.
ЛЕВ. Накопленное веками могут раздать только чистые лапы, Бандито.
ЛЕВ-БАНДИТО (протягивает ЛЬВУ пистоль). Убейте меня, сэр. Но вам без меня не обойтись.
ЛЕВ. Нет. Я сделаю все, что смогу. Но с тобой мне не по пути, Бандито.
ЛЕВ-БАНДИТО. Я никогда ничего не брал себе!
ЛЕВ. Нет.
ЛЕВ-БАНДИТО. Но у каждого... (Медленно опускается на колени). У каждого... Есть единственный шанс... единственная возможность искупить все.
ЛЕВ. Нет.
ЛЕВ-БАНДИТО (долго стоит перед старым ЛЬВОМ на коленях, потом медленно встает, еле волоча ноги, идет к двери. Оборачивается). Вы все-все отдадите сами, но я помогу вам взять.
ЛЕВ. Нет.
ЛЕВ-БАНДИТО (медленно-медленно и еле слышно). Такими, как я... не бросаются... Делайте свое «чистое» дело с Шакалом и Гиеной. Я ушел. (Распахивает дверь).
ЛЕВ (впервые обернувшись). С Гиеной?
ЛЕВ-БАНДИТО. Да, сэр.
ЛЕВ. Где Гиена?
ЛЕВ-БАНДИТО. У вас в сердце, сэр.
ЛЕВ. Ха-ха-ха-ха-ха! (Хохочет).
ЛЕВ-БАНДИТО (в дверях, передразнивая ЛЬВА). Ха-ха-ха-ха-ха! (В раскрытую дверь). Шакал!
ГОЛОС ПОРОСЕНКА. Да, сэр!
ЛЕВ-БАНДИТО. Зови Поросят!
Входит ПОРОСЕНОК, за ним — ШАКАЛ и ГИЕНА.
(ЛЬВУ, показывая на ГИЕНУ). Спроси у него, кто он?
ЛЕВ (ГИЕНЕ, улыбаясь). Дружище, кто ты?
ГИЕНА. Я — твой верный друг Поросенок, дорогой Лев.
ШАКАЛ. А я — его брат.
ЛЕВ-БАНДИТО. Ха! (Одним прыжком оказывается возле ГИЕНЫ, срывает маску).
ЛЕВ. Поросенок...
ГИЕНА бросает ему в глаза горсть песку, выскакивает в окно. ШАКАЛ бросает песок в глаза ЛЬВУ-БАНДИТО, выскакивает следом. ПОРОСЕНОК выхватывает из-за пазухи пистоль, палит.
ПОРОСЕНОК. Эх! Промазал!.. (Медленно стягивает маску ШАКАЛА).
Просцениум.
Бежит ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ, в портупее, в каске, с телефонной трубкой в кармане. Его догоняют ШАКАЛ и ГИЕНА. Вся сцена в движении.
ГИЕНА. Господин Полицейский Дог!
ШАКАЛ. Господин Полицейский Дог!
ГИЕНА. Они сговариваются!
ШАКАЛ. Уже сговорились.
ДОГ. Кто?
ГИЕНА. Лев с Львом-Бандито.
ДОГ. Где?
ГИЕНА. В «Гостинице для путешествующих в прекрасное».
ШАКАЛ. На втором этаже.
ГИЕНА. Лев — не родственник госпоже Кобре и Удаву.
ШАКАЛ. Мы — родственники.
ГИЕНА. А он — нет.
ДОГ (останавливаясь). О! Это меняет дело. (Достает из кармана трубку, вертит диск). Три, три, три. Кролик? Соедини! (Побежал). Господин Баобаб! Он не родственник Кобре и Удаву... Да... Да... На этот раз — точно... Сговариваются с Львом-Бандито... Ясно... Есть следить и доклады­вать, господин мэр! (Кладет трубку в карман: ШАКАЛУ и ГИЕНЕ). Молод­цы! Остаетесь со мной. Будете первыми помощниками в этой сложнейшей операции.
ШАКАЛ, ГИЕНА. Слушаемся, господин Дог!
ДОГ. Сделаем дело — войдете в долю.
ШАКАЛ, ГИЕНА. Рады стараться, господин Полицейский Дог!
Останавливаются. ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ убегает.
ГИЕНА (ШАКАЛУ). Пошли!
Пропадают.
Просцениум.
Тьма, свет, мелькание. Пробегают, сгибаясь под тяжестью мешков, ЛЕВ, ЛЕВ-БАНДИТО, ПОРОСЕНОК, КОТ, ПЕТУХ, и снова — ПЕТУХ, ЛЕВ, ЛЕВ-БАНДИТО, КОТ, ПОРОСЕНОК, а за ними, между ними, впереди, сзади — ПОЛИЦЕЙСКИЕ СОБАКИ с фонариками. Кружится карусель. Выходит, становится чуть в стороне ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ.
ДОГ. Куда таскают мешки?
ПЕРВАЯ СОБАКА (на полном ходу останавливаясь). В «Гостиницу для путешествующих в прекрасное», господин Дог! (Бежит дальше).
ДОГ. Откуда?
ВТОРАЯ СОБАКА (замирает как вкопанная). От реки, господин Дог! (Бежит дальше).
ДОГ. Следить! Следить! В гостинице мы их и возьмем!
«Карусель» кружится все быстрее. ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ крутит диск на телефонной трубке.
Господин Баобаб? Полицейский Дог! Перетаскивают клад от реки в гости­ницу... Пятеро. Два Льва, Кот, Петух, Поросенок... Есть следить!.. Неусыпно, господин мэр!.. Слушаюсь! (Кладет трубку в карман, пропадает).
Появляются ШАКАЛ и ГИЕНА. Выхватывают из «карусели» ПО­РОСЕНКА, исчезают. «Карусель» еще кружится, потом ЛЕВ-БАНДИТО останавливается.
ЛЕВ-БАНДИТО. Где Поросенок?
ЛЕВ (натыкается на него). Что?
КОТ и ПЕТУХ. Что? Что?
ЛЕВ-БАНДИТО. Пропал Поросенок.
Просцениум.
Появляются ШАКАЛ и ГИЕНА. Волокут связанного ПОРОСЕНКА с кляпом во рту. На спине у ШАКАЛА — мешок.
ШАКАЛ. Мешок монет! (Бросает мешок). Кокнем его (кивает на ПОРОСЕНКА) — и бежим.
ГИЕНА. Жалкий мешочек монет! Ты видел, сколько они тащили золота?
ШАКАЛ. И что ты предлагаешь?
ГИЕНА. Взять все.
ШАКАЛ. А Полицейские Собаки, а Баобаб?
ГИЕНА. Что нам эти дураки? Мы сами можем быть и собаками, и баобабом.
ШАКАЛ. Нам не утащить.
ГИЕНА. А зачем? Здесь и останемся. Чем плохой город?
ШАКАЛ. Я буду баобабом. А ты?
ГИЕНА. Баобабом буду я.
ШАКАЛ. А я?
ГИЕНА. Собакой.
ШАКАЛ. Я? Собакой?
ГИЕНА. А кто ж ты?
ШАКАЛ. Сама! Собака!
ГИЕНА. Я? Да я тебя!..
ШАКАЛ. Ты? Меня? (Кидается на ГИЕНУ).
Дерутся.
ГИЕНА. Стой! Придумала! Мы вместе будем баобабами!
ШАКАЛ. Два баобаба? А так бывает?
ГИЕНА. Подумаешь! Бывает и десять.
ШАКАЛ. А что с ним будем делать? (Показывает на ПОРОСЕНКА).
ГИЕНА (ПОРОСЕНКУ, издеваясь). Ну, господин Шакал, мы с вами не договорили там, у гостиницы.
ПОРОСЕНОК мычит.
ШАКАЛ. Кокнем! Он же в нас стрелял!
ГИЕНА (ШАКАЛУ). Вытащи у него изо рта кляп.
ШАКАЛ исполняет.
ПОРОСЕНОК. Тьфу! (Отплевывается).
ГИЕНА. Говори: там, у гостиницы, ты знал, что мы — Шакал и Гиена?
ПОРОСЕНОК. Конечно, знал.
ГИЕНА. И кто тебе сказал?
ПОРОСЕНОК. Что же, у меня своей головы на плечах нету?
ГИЕНА. Врешь! Говори! (Приставляет к груди ПОРОСЕНКА кинжал).
ПОРОСЕНОК. А вы догадались, что я не Шакал, а Поросенок?
ШАКАЛ. Нет.
ПОРОСЕНОК. Ну вот. Это потому, что я — артист. А вы — не артисты. Хотите, спою?
ГИЕНА. Убей его, Шакал!
ШАКАЛ (выхватывает нож, замахивается, засовывает нож обрат­но). Его надо взять заложником, Гиена. Мало ли что? Обменяем на золото.
ГИЕНА. Ну, Шакал!.. Ну, ты даешь!.. Настоящий баобаб! Дай я тебя поцелую! (Медленно подходит, громко целует ШАКАЛА).
Просцениум.
ЛЕВ, ЛЕВ-БАНДИТО, КОТ, ПЕТУХ. ПОЛИЦЕЙСКИЕ СОБАКИ спокойно стоят в сторонке, ждут.
ЛЕВ-БАНДИТО (сбрасывает с плеча мешок, ЛЬВУ). Все. Доделы­вайте свое дело, сэр. Я буду искать Поросенка: Лев-Бандито не оставляет в беде друзей.
ЛЕВ (сбрасывает мешок). Я с тобой, Бандито!
ЛЕВ-БАНДИТО. Нет, у вас дело всей жизни, сэр. Кот и Петух вам помогут.
ПЕТУХ. Ко-ко-ко!
КОТ. С радостью, сэр!
ЛЕВ-БАНДИТО (подходит к автомату, оборачивается). Монета есть?
КОТ. Только золотые, сэр.
ЛЕВ-БАНДИТО. Давай!
КОТ кидает монету. ЛЕВ-БАНДИТО вертит диск.
ГОЛОС ДОГА. Полицейский Дог слушает!
ЛЕВ-БАНДИТО. Говорит Лев-Бандито. Поросенок у вас?
ДОГ. Никак нет, сэр.
ЛЕВ-БАНДИТО. Шутите?
ГОЛОС ДОГА. Я еще ни разу в жизни не шутил с вами, сэр.
ЛЕВ-БАНДИТО. Даю два часа. Не вернете — взорву город вместе с баобабом. Как поняли меня?
ДОГ. Вас понял, сэр. Приметы.
ЛЕВ-БАНДИТО. Маленький. Жил в «Гостинице для путешествую­щих в прекрасное».
ГОЛОС ДОГА. Куда прикажете доставить, сэр?
ЛЕВ-БАНДИТО. К гостинице.
ГОЛОС ДОГА. Простите, сэр. Я хочу уточнить, сэр, — к трактиру «Недозрелый овощ» или в «Гостиницу для путешествующих в прекрасное»?
ЛЕВ-БАНДИТО. К гостинице, я сказал. Сколько на ваших часах?
ГОЛОС ДОГА. Пять утра, сэр.
ЛЕВ-БАНДИТО. Не отыщете — в семь город взлетит на воздух. (Хочет повесить трубку, но снова подносит к уху).
Всем слышен голос ДОГА.
ГОЛОС ДОГА.
Галионы, галионы,
Золотые корабли.
Как бы вновь не потонули
Триллиончики мои.
Господин Баобаб! Говорит полицейский Дог! Только что звонил Лев-Бандито. Требует вернуть Поросенка. Взорвет город... Что?.. Звоню с другого аппарата. Не повесил трубку. Приказал узнать, откуда звонили. Сейчас выяснят, сэр... Я думаю, что Гиена с Шакалом... Да, господин мэр... Слушаюсь, господин мэр!.. Вернем, господин мэр... Обязательно найдем, сэр. Не беспокойтесь! (Слышно, положил трубку). А теперь послушайте эту мелодию на гобое! (Играет).
ЛЕВ-БАНДИТО. Ну вот. (Вешает трубку). Пойду заложу фугас и к вам в гостиницу. (Уходит).
ЛЕВ. Вперед, друзья!
Живая карусель из ЛЬВА, КОТА, ПЕТУХА вперемежку с ПОЛИЦЕЙСКИМИ СОБАКАМИ еще некоторое время кружится, потом все пропадает.
Картина десятая.
Гостиница. Номер ПОРОСЕНКА. На полу — гора золотых монет. С мешками на плечах входят ЛЕВ, КОТ, ПЕТУХ.
ЛЕВ (высыпает мешок). Ффу-у!.. Все. (Опускается на пол, КОТУ). Вы хоть бы кресло принесли, господин Кот.
КОТ (высыпает мешок). У нас «Гостиница для путешествующих в прекрасное», кресло не обязательно.
ПЕТУХ (высыпает мешок). Ко-ко-ко! У меня есть старинное кресло, единственное имущество, от дедушки осталось. Сейчас принесу. (Уходит, затем, пыхтя, вносит кресло). Вот!
ЛЕВ. О, Петух! Ты — настоящий друг!
ПЕТУХ. И даже больший, чем вы думаете, сэр.
ЛЕВ (садится в кресло). Я глуп и доверчив, как все львы. Подойдите ко мне, друзья мои, я дотронусь до вас лапами.
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! Зачем? (Подходит).
ЛЕВ (трогает ПЕТУХА лапами). А вдруг вы — не те; так со мной уже было.
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! Это я, господин Лев. Я всю жизнь прожил на чердаке. Каждое утро, еще до света, я пел, я думал: ну вот сегодня все воспрянут от сна, прогонят Баобаба, Полицейских Собак, а просыпались... гиены. Но я не жалею. Я — пел. Я — будил. Я — пробуждал.
КОТ (подходит). А это я, сэр. Самый настоящий деревенский Кот. Я всю жизнь мечтал о горсти монет... Сейчас их — гора (показывает лапой), а мне они — не нужны.
ЛЕВ (трогает лапой КОТА). Почему?
КОТ. Потому что я увидел вас, сэр, и что-то во мне... шевельнулось.
КОТ (дотрагивается до груди). Вот здесь.
ЛЕВ (прикладывает лапу). Тут — сердце, господин Кот.
КОТ. У нас — холодно, болота, совсем нет баобабов... И вот я думал...
ЛЕВ. Где это?
КОТ. На родине, сэр. Баобабы боятся комаров. И вот я думал: скоплю, куплю земли, домик...
ЛЕВ. А теперь?
КОТ. Зачем мне комары, сэр, если...
ЛЕВ. Если?..
КОТ. Если вы собираетесь (поводит лапой) все это отдать.
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! До монеты!
ЛЕВ. Это все ваше, друзья мои. Это все — ваше. Мы все вместе и отдадим.
ПЕТУХ. Я пел. Я пробуждал. Но я не мог вот так — взять и отдать.
КОТ. У тебя ничего и не было.
ПЕТУХ. А у Льва? Разве у Льва вчера что-нибудь было?
КОТ. Три золотых.
ЛЕВ кивает, бросает в общую груду три золотых.
Я просил горсточку, а теперь — мог бы взять мешок. Сбежал, и все.
ЛЕВ. Почему ж не сбежали?
КОТ. А зачем? Мы в деревне раньше все делали сообща: и косили, и молотили... И вот здесь... тоже...
ЛЕВ. Ох, Поросенок, Поросенок!.. (Закрывает лапой глаза). Как же там? «Ой!..»
Распахивается дверь, появляются ШАКАЛ и ГИЕНА с белым флагом. КОТ и ПЕТУХ отпрыгивают. ЛЕВ не шелохнулся.
ГИЕНА. Здравствуйте, дорогой Лев!
ЛЕВ молчит.
Вы и поздороваться со мной не хотите?
ЛЕВ молчит.
ШАКАЛ. Мы — парламентеры! Мы — неприкосновенные! Отдай золото — вернем Поросенка!
ЛЕВ молча смотрит.
ГИЕНА. Бедный Поросенок! Так любил Львов, а они за его жизнь — золота пожалели. Идем, Шакал!
Идут к двери.
ЛЕВ. Стойте! (Простирает лапу к золотой горе). Берите!
ШАКАЛ с ГИЕНОЙ кидаются к золоту, но не могут оторвать ни монеты.
ГИЕНА. Что же это, Шакал?
ШАКАЛ. Что же это?
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! Это — не просто золото!
КОТ. Его берут чистыми лапами.
ШАКАЛ. Так возьми. Вот мешок. (Подставляет мешок).
ГИЕНА. «Не просто золото!» Кому нужно, если нельзя взять. Идем, Шакал!
КОТ. Только не в окно, господин Ху-ху. В прошлый раз вы прыгнули, думал — убьетесь.
ГИЕНА (сквозь зубы). Осел!
ПЕТУХ. Был бы здесь Лев-Бандито, он бы вам показал: «неприкосновенные»! «Парламентеры»!
ШАКАЛ. Молчи, курица! (Уходят).
КОТ (ЛЬВУ). А как же Поросенок, сэр?
ЛЕВ. Эх, Поросенок, Поросенок!.. (Закрывает лапами глаза). Как же там? «Ой!..»
И тут же — как песок, из всех щелей — насыпаются в комнату ПОЛИЦЕЙСКИЕ СОБАКИ.
ДОГ. Спокойно! Все арестованы! (ПОЛИЦЕЙСКИМ СОБАКАМ). Грузите, везите, быстро!
СОБАКИ кидаются к золотой горе, но тоже не могут оторвать ни монеты.
В чем дело? Что еще там?
ПЕРВАЯ СОБАКА. Не отрывается, господин Дог!
ВТОРАЯ СОБАКА. Не отклеивается!
ТРЕТЬЯ СОБАКА. Как скала!
ДОГ. Берем целиком!
СОБАКИ тужатся.
ПЕРВАЯ СОБАКА. Нужен слон, господин Дог!
ВТОРАЯ СОБАКА. Два слона!
ТРЕТЬЯ СОБАКА. Двумя не обойтись, господин Полицейский Дог!
ПЕРВАЯ СОБАКА. Да оно заколдовано!
ДОГ (ЛЬВУ). Расколдовать!
ЛЕВ пожимает плечами.
ПЕТУХ. Ко-ко-ко! Его можно взять только чистыми лапами.
ДОГ. Моем лапы! (СОБАКИ плюют на ладони, трут лапы). Ну!
ПЕРВАЯ СОБАКА. Никак, господин Дог!
ВТОРАЯ СОБАКА. Нет, господин Дог!
ТРЕТЬЯ СОБАКА. Эх!.. Нет.
ПЕРВАЯ СОБАКА. Попробуйте вы: вы в перчатках, господин Дог.
ДОГ (снимает перчатки, пробует). Странное золото.
СОБАКИ так же быстро, как появились, исчезают. Влетает ЛЕВ-БАНДИТО.
ЛЕВ-БАНДИТО. Где Поросенок? Фугас — под городом. Вот шнур.
ЛЕВ. Ты не сделаешь этого, Бандито.
ЛЕВ-БАНДИТО. Я сказал.
ЛЕВ. Ты не сделаешь этого.
ЛЕВ-БАНДИТО. Зачем все, если нет Поросенка?
ЛЕВ. Ты не сделаешь этого. (О своем). Как же там в песне? (Закрывает лапами глаза). «Ой!..»
ЛЕВ-БАНДИТО. Если б ты знал, какой это Поросенок!..
ЛЕВ (про себя). Все равно — уже не будет такого, как... Гиена.
ЛЕВ-БАНДИТО. Он — артист! Он сказал, ты знаешь, он сказал: Бандито! Мы покорим весь мир! Мы пойдем по всему свету... (Всем). Все вместе! Он нас научит! (ПЕТУХУ). Ты будешь петь!
ПЕТУХ. Да!
ЛЕВ-БАНДИТО. Я — стрелять! Из двух пистолей сразу в два подброшенных яблока!
ПОРОСЕНОК (вбегая). Да! Я вырвался, Бандито! Я сбежал! (Кидается на шею ЛЬВУ-БАНДИТО). Мы покорим весь мир! (ЛЬВУ). Идешь с нами?
ЛЕВ не успевает ответить, как ПОРОСЕНОК хватает его за лапу, тянет вместе с ЛЬВОМ-БАНДИТО к рампе.
(Стоя между двух ЛЬВОВ, как на ярмарке). Небывало! Нигде, никогда в мире! Два Льва и Поросенок!
ЛЕВ (вдруг озаряясь). Я буду петь!
ПОРОСЕНОК. Да!
ЛЕВ-БАНДИТО. Я — стрелять! Из двух пистолей в два подброшенных яблока!
ПОРОСЕНОК. Да!
ПЕТУХ (становится рядом). Я — созывать народ!
ПОРОСЕНОК. Да!
КОТ. А я (становится рядом) — продавать билеты!
ПОРОСЕНОК. Вот только раздадим этот клад и — айда! (ПЕТУХУ). Труби!
ПЕТУХ трубит, площадь перед гостиницей мгновенно заполняется народом: тут все, кто был на ярмарке, и еще много, и ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДОГ, и ПОЛИЦЕЙСКИЕ СОБАКИ, и ШАКАЛ с ГИЕНОЙ.
ЛЕВ (закрывает лапой глаза, еле слышно). Эх, Поросенок, Поросенок!.. Такая песня была!..
ПОРОСЕНОК (услышав, ЛЬВУ). Какая песня? Мы с Бандито тебе что хочешь споем! Говори слова!
ЛЕВ (мотает головой). Не помню!.. Там про Льва, про меня, про молодого.
ПОРОСЕНОК. Так это же моя песня! Я ее по ярмаркам уже сколько пою!
ЛЕВ. Твоя?
ПОРОСЕНОК. Ну да. Эта, что ли? (Поет).
Ой, по полю, по полюшку,
По широкому полюшку...
ЛЕВ-БАНДИТО берет гитару, подыгрывает.
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой!
ЛЕВ. Поросенок! Поросенок ты мой! (Плачет).
ПОРОСЕНОК (поет).
Он помахивал кисточкой,
Пошевеливал плечиком.
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой!
ЛЕВ подтягивает. Поют втроем.
И глядела сударушка,
Голуби-ица Львиценька —
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой!
Поют уже все вместе.
И запомнилось полюшку,
Ах, широкому полюшку —
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой!
ЛЕВ. Рыба... Мне... Я... Прощайте! (Обнимает ПЕТУХА, КОТА, ЛЬВА-БАНДИТО, долго-долго — ПОРОСЕНКА; вспрыгивает на окно — и пригоршни сверкающих монет дождем летят на площадь, в зал).
На площади толпа.
— Смотрите, смотрите! Он бросает монеты, а на нас сыплется про­хладный золотой дождь!
— Солнечный дождь!
— Дождь сквозь солнце!
— Такого никогда не было!
— Никогда!
— Смотрите! Смотрите! Солнце дождем летит к нам на землю!
ГИЕНА (прыгает, ловит, смотрит на лапы). Ничего нет.
ШАКАЛ (ловит, смотрит). Ничего!
— Как вольно дышится!
— Как вольно!
— Как легко!
ПОЛИЦЕЙСКАЯ СОБАКА (прыгает, ловит, смотрит). Ничего!
ДОГ. Обманщик! Стреляйте в него! Палите!
СОБАКИ, ГИЕНА и ШАКАЛ стреляют в ЛЬВА.
ЛЕВ (поет).
И глядела сударушка,
Голуби-ица Львиценька —
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой! (Падает).
ЛЕВ-БАНДИТО. Я взорву этот город! (Хватает шнур).
ПОРОСЕНОК. Нет. (Берет шнур из лап ЛЬВА-БАНДИТО, выбрасывает в окно).
ЛЕВ-БАНДИТО. Бросаю монеты и бежим. Весь мир наш, Поросенок!
ПОРОСЕНОК. Нет.
ЛЕВ-БАНДИТО. Хы! (Усмехается). Что ж... Прощай, Поросенок! (Вспрыгивает на окно).
Золотые монеты снова дождем летят на площадь, песня — зву­чит, ГИЕНА, ШАКАЛ, СОБАКИ — стреляют.
ЛЕВ-БАНДИТО (поет).
Он помахивал кисточкой,
Пошевеливал плечиком.
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой! (Падает).
На окно вспрыгивает ПОРОСЕНОК, и солнце золотыми монетами снова сыплется в зал. СОБАКИ, ГИЕНА, ШАКАЛ стреляют.
ПОРОСЕНОК (поет).
И запомнилось полюшку,
Ах, широкому полюшку —
По песочку желтому
Лев гулял молодой.
Ой! (Падает).
КОТ (прижимает к груди горсть монет). Нет! Нет! Я куплю дом в деревне... Я... (Убегает).
На окне — ПЕТУХ. Он распахивает крылья: мол, все, больше ничего нет! Выстрелы стихают. Тишина. И тут ослепительно, на весь свет кричит ПЕТУХ: Ку-ка-ре-ку-у!..
И с песней подымается старый ЛЕВ, за ним — ЛЕВ-БАНДИТО, за ними — ПОРОСЕНОК.
ПОЛИЦЕЙСКИЕ СОБАКИ, ГИЕНА, ДОГ, ШАКАЛ проваливаются. А все трое — два ЛЬВА и ПОРОСЕНОК, — взявшись за лапы, идут на зрителей. Ближе, еще ближе, и уже — сквозь зрительный зал.
И запомнилось полюшку,
Ах, широкому полюшку —
По песочку желтому
Лев гулял молодой!..
Ой!
Занавес.
Конец.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования