Общение

Сейчас 603 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Сказка для театра
 
В сказке участвуют:
ИП — инопланетянин
РЕДИСКА
ОДУВАНЧИК
ДЖЕФ
ОЛЕЙ
А так же:
ЧЕЛОВЕК В ЧЕРНОМ
ЛЮДИ В ЧЕРНОМ
ТАНЦУЮЩИЕ ПАРЫ
СТАРЕНЬКИЙ «АМИ-СИС»
и т.д.
??Картина первая.
Как люстра, как Северное сияние, на землю опускается неземной корабль. Сцена почти немая — только музыка, только свет, только странные (марсианские!) позывные. Крошечные «чудовища» (инопланетяне) спускаются по трапу. Они бродят по поляне, собирают цветы, травки, и — механический голос с корабля:
    У-ВИ ВИ-ВИ! — ТОРОПИТЕСЬ!
    Ё-КУА-КВА! — ЗЕМЛЯНЕ НАС ЗАСЕКЛИ!
Один инопланетянин (это ИП) уходит в даль­ний конец сцены. Он смотрит в зал.
ИП.     О-ИТА-КЛА! КАК ТУТ ИНТЕРЕСНО!
    КУИ-КИ-КА! КАК БЫ МНЕ ХОТЕЛОСЬ
    ПОБЫТЬ НА ЗЕМЛЕ ПОДОЛЬШЕ!
    ТЮ-КА! ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЗЕМЛЯНЕ!
    УИ-ВУ-ВУ! Я ЖИВУ ТАМ (подымает с длинными пальцами руку вверх). 500 МИЛЛИОНОВ ЛЕТ!
    И-И-У! СКОЛЬКО ЦИВИЛИЗАЦИЙ,
    СКОЛЬКО ЦВЕТУЩИХ ПЛАНЕТ
    ЗА ЭТО ВРЕМЯ ПОГИБЛО!..
    КЛА ИМЕ-ВУ! Я НЕ В ПЕРВЫЙ РАЗ
        НА ЗЕМЛЕ.
    О-О-А! И Я ВИЖУ, ЧТО ВАША ПРЕКРАС­НАЯ ЗЕМЛЯ ВСЕ БЛИЖЕ К ГИБЕЛИ!
    ИУ-ТЮ-ЛИМЕ! ЧТО МЫ, ИНОПЛАНЕТЯНЕ, МОЖЕМ СДЕЛАТЬ?
    КЮ-Ю! ВЫ ТАК АГРЕССИВНЫ!..
Сцену пересекают шарящие лучи прожекторов. Лай собак. Рев моторов.
Механический голос с корабля:
    У-ВИ ВИ-ВИ! ТОРОПИТЕСЬ!
    О-О! ОПАСНОСТЬ!
    ЛЮ-ИО-ЛЮ! ВСЕ НА КОРАБЛЬ!
Свет, музыка, рев, лай.
Инопланетяне, один за другим, поспешно подымаются на корабль.
ИП (в зал). КУ-И ВА ЭЛАНГ О-И! Я ПРИЛЕТЕЛ НА ВАШУ ЗЕМЛЮ, ЧТОБЫ СПАСТИ ВАШУ РАСТИТЕЛЬНОСТЬ... НО ВЫ... ВЫ... (ИП бежит к кораблю. Он путается короткими, похожими на утиные, лапами в густой траве, продирается сквозь кустарник, и... и... падает...)
Все громче лай собак. Все ярче свет прожекторов. Все резче рев моторов.
Механический голос:
    У-ВИ ВИ-ВИ! ТОРОПИТЕСЬ!
    У-ВИ ВИ-ВИ! ТОРОПИТЕСЬ!
    О-РО КРО-О! МЫ НЕ МОЖЕМ ТЕБЯ БОЛЬ­ШЕ ЖДАТЬ, ВЕЛИКИЙ БОТАНИК!
ИП пытается и не может освободиться. Он прижимается к земле. На сцену с лаем вылетают собаки. А Корабль, как Северное сияние, как небесная люст­ра, медленно уходит ввысь.
Появляется ЧЕЛОВЕК, весь в черной коже с огром­ными мотоциклетными очками на лбу. И другие. Все в черном. Все вооружены.
ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК (в зал). Опоздали! Опять они ушли от нас!.. Ищите, ищите, может, кто и остался!
Собаки, люди, мечущиеся прожектора... Наконец, все стихает. Удаляющийся рев моторов... На сцене — тихо, темно. Луч луны.
Отставший инопланетянин грустными большими глазами смотрит в зал.
ИП.     О-О-О! Что же мне теперь делать?
    УИ-Ю-Ю! Там, вдали, светятся огни
        городка!
    КУ-Ю! Или это деревня?
    ТО-ТО ОТО! Мне так бы хотелось увидеть
        ваше жилье!
    РО! Пойду!
И коротенькое пузатое существо с длинными рука­ми и утиными лапами заковыляло в свете луны.
Картина вторая.
Спящий городок. ИП перелезает через забор, плюхается на грядку.
ВОРЧЛИВЫЙ ГЛУХОЙ ГОЛОС. Это кто здесь на меня упал?
ИП (в испуге). ТЮ-КО! Кто говорит?
ГОЛОС. Это я, Редиска.
ИП. КО-И! Я тебя не вижу.
РЕДИСКА. У меня голова в земле.
ИП. ВЕ-ВЕ! Так высунь голову!
РЕДИСКА. Не могу. Погибну.
ИП. ЛУ-ЛУ ПА! Не бойся. Высунь. Все будет хорошо.
РЕДИСКА. А ты кто?
ИП. У-Ю! КРУ-ТУА-ТА! Великий ботаник. Я могу сделать так, что ты будешь ходить, как люди. Только научи меня говорить по-зем­ному. ПЛЮ-ЛУ? Хорошо?
РЕДИСКА. Я выдернусь из земли и останусь жива?
ИП. Ё! Конечно!
РЕДИСКА. Так помоги мне!
ИП выдергивает РЕДИСКУ.
О! Как хорошо, как вольно дышится! Как тебя зовут?
ИП. ИП. КРО-ТО-ТО! Это сокращенно — инопланетянин. ТИ-Ю-Ю! Так научи же меня скорей говорить по-земному!
РЕДИСКА. Ты и так говоришь!
ИП. КЛО-ТО! Это я говорю с тобой, с Редиской. А люди...
РЕДИСКА. Тогда тебе надо засунуть голову в землю и потор­чать так с полчаса. Давай помогу!
РЕДИСКА помогает ИПу. ИП утиными лапами вверх торчит в грядке.
ИП (глухо). КУ? Уже хватит?
РЕДИСКА. Нет. Видишь, ты еще говоришь по-инопланетянски.
ИП (торчит в грядке, глухо). ПУ? А теперь?
РЕДИСКА. Нет-нет. Поторчи еще немножко!
ИП (глухо). ЛУ-СИ! Тут не так хорошо, как ты думаешь.
РЕДИСКА. Это дело привычки.
Пауза. Светит луна. РЕДИСКА сидит, подперев голову ладошкой, рядом с торчащим в грядке ИПом.
ИП (глухо). Ну, как?
РЕДИСКА. Вылезай! (Помогает Ипу). Видишь, ты уже заговорил по-земному.
ИП. Фу! (Становится на лапы). Теперь давай я тебя научу хо­дить. (Берет РЕДИСКУ под руку).
Идут вдоль грядки.
Так. Так. Так. Да не старайся ты идти сразу двумя нога­ми вместе. По очереди.
РЕДИСКА. Ботва мешает.
ИП. Не ботва, а юбка.
РЕДИСКА (кокетливо). Юбка...
ИП. Ну, вот. Теперь меня надо как-нибудь нарядить.
РЕДИСКА. А зачем?
ИП. Чтоб меня не узнали.
РЕДИСКА. Не узнали?
ИП. На земле инопланетян не любят. Все норовят поймать, исследовать.
РЕДИСКА. Исследовать?
ИП. Да, распотрошить.
РЕДИСКА. Но если тебя распотрошат — ты же погибнешь!
ИП. Ну, да!
РЕДИСКА. Тогда... Знаю! Давай тебя нарядим пугалом! (РЕДИСКА снимает с огородного пугала шляпу, старый пиджак и пр). Надевай!
ИП (наряжаясь). Ну вот! Это совсем другое дело! Теперь ме­ня никто не узнает.
Тает луна. Тают звезды. Близок рассвет.
Картина третья.
Утренний городок. РЕДИСКА с ИПом входят, садятся за столик в кафе. Появляется ОФИЦИАНТ. Он чем-то напоминает человека в черном.
ОФИЦИАНТ. Доброе утро! Как будем завтракать?
ИП. Вкусно!
ОФИЦИАНТ. Кофе, булочка, масло, джем...
ИП. Угу. И джус.
ОФИЦИАНТ. Мадам — тоже?
ИП. Да.
ОФИЦИАНТ. О’кей! (Удаляется).
РЕДИСКА. Как интересно! Я еще никогда не завтракала!
Появляется с подносом ОФИЦИАНТ, расставляет чашки, тарелки, пристально смотрит на ИПа с РЕ­ДИСКОЙ.
ОФИЦИАНТ. Бон апети!
РЕДИСКА. Что?
ОФИЦИАНТ. Приятного аппетита! (Удаляется).
Солнце. ИП с РЕДИСКОЙ завтракают.
РЕДИСКА. Ты — инопланетянин.
ИП. Да.
РЕДИСКА. Ты живешь на другой планете.
ИП. Нет. Я живу там (подымает руку), нигде.
РЕДИСКА. Давно?
ИП. 500 миллионов лет.
РЕДИСКА. 500 миллионов лет без дома? У меня, например, есть грядка. А у тебя?
ИП. Мой корабль.
РЕДИСКА. А где он?
ИП. Улетел.
РЕДИСКА. Без тебя? Что ж, они не могли тебя подождать?
ИП. Так вышло.
РЕДИСКА. Что ж ты теперь будешь делать?
ИП. А ты?
РЕДИСКА. Вернусь на грядку.
ИП. После того, как научилась ходить?
РЕДИСКА. Да, это, конечно, грустно — всю жизнь торчать в земле, но... я привыкла.
Появляется ОФИЦИАНТ, приносит на блюдечке счет.
ОФИЦИАНТ. Мерси! (Удаляется).
РЕДИСКА. Что это?
ИП. Мерси — значит, спасибо!
РЕДИСКА. А это? (Берет с блюдца счет).
ИП. Это... Это... (Закрывает глаза, прижимает ладонь ко лбу). У тебя есть деньги?
РЕДИСКА. Что?
ИП. Деньги.
РЕДИСКА. Прости, я не знаю, что это.
ИП (опять закрывает ладонью глаза). Это — бумажки, такие кругляшки и...
РЕДИСКА (осматривает себя). В моей юбке даже нет карманов...
ИП (шарит по карманам старого пиджака). Вот! (Достает бумаж­ку, пристально глядит на нее).
РЕДИСКА. Надо дать ему (кивает в глубь кафе на ОФИЦИАНТА) такую бумажку?
ИП (медленно). Я не знаю... Я никогда не видел земных де­нег...
РЕДИСКА. А у вас там (показывает наверх) денег нет?
ИП (мотает головой). Нет.
РЕДИСКА. И у нас на грядке тоже. Нас поливают, окучивают; потом выдергивают из земли, едят. Но деньги...
ИП. Значит, вам совсем не платят?
РЕДИСКА (мотает головой). Ннет... (Вдруг). Вспомнила! Бабуш­ка говорила... Нас продают и за это получают деньги. Ты меня продай, а? А потом я убегу!
ИП. Хмм...
Появляется ОФИЦИАНТ. ИП кладет на блюдце со счетом свою бумажку.
ОФИЦИАНТ. Но, сударь!.. Это... не деньги. Это — старая квитанция из прачечной.
ИП. Вы так думаете?
ОФИЦИАНТ (разглядывает бумажку). Я в этом совершенно уверен, сударь! (Широко улыбается). А у нас расплачиваются деньгами!
ИП. Покажите.
ОФИЦИАНТ. Что?
ИП. Деньги.
ОФИЦИАНТ. С удовольствием! Это — 100, это — 50. (По­ка­зы­­вает купюры). А вы мне должны 40.
ИП берет свою бумажку, сжимает в кулаке, медленно опускает в карман... И — кладет перед обалдевшим ОФИЦИ­АН­ТОМ купюру.
Это совсем другое дело, мюсью! Правильно! Это -100 гримо. Вот я вам возвращаю 60. Вот 50 (кладет бумажку), а вот 10 монеток по одному гримо. (Отсчитывает монетки). Вы издалека к нам приехали, сударь?
ИП (кивает). Вы угадали, мюсью. А это — для вас. (Отодвигает монетки ОФИЦИАНТУ). Мерси! Пойдем, Редиска!
Встают. Обалдевший ОФИЦИАНТ кланяется.
ОФИЦИАНТ. Мерси, мерси, мюсью!
На ступеньках кафе.
РЕДИСКА. Как ты эту старую бумажку сделал деньгами?
ИП (пожимает плечами). Не знаю.
Уходят. ОФИЦИАНТ пристально глядит им вслед. Снимает трубку телефона.
ОФИЦИАНТ. 99321. Олей? Это я — Джеф! Мне кажется, один из них остался. Да-да, именно один из этих... Одет пугалом. И только что старую квитанцию из прачечной превратил в 100 гримо! Как? Так! Сжал, опустил и — вытащил 100 гримо! Куда? В карман! Да, знаю, это — целое состояние! (Слушает). Да никуда он не денется! В шляпе. В пиджачке. С редиской. Нет. Девушка. Симпатичная. Это он ее так называет... Да не фокусник, не фокусник он! И-НО-ПЛА-НЕ-ТЯ-НИН! Верь мне. Вот они — 100 гримо! Да. Жду. Тут и решим. (Вешает трубку, в зал). Ну, все — ха-ха-ха! Теперь мы богаты!
Картина четвертая.
Полдень. Огород. Солнце. Под кустом — ИП и РЕДИСКА.
ИП. Мне надо связаться с моим кораблем.
РЕДИСКА. А как?
ИП. Я должен послать им сигнал.
РЕДИСКА. Давай разожжем костер, и они...
ИП. Костер?
РЕДИСКА. Да! Наберем хвороста. Знаешь, как далеко виден огонь?
ИП. Глупая! Мой корабль — в тысяче световых лет пути. Им даже земля не видна, а ты — костер. (Тихо смеется).
РЕДИСКА. Тогда... Знаешь? Давай сделаем свой корабль!
ИП. Свой корабль? Как?
РЕДИСКА. Я знаю, у нас за сараем есть бочка. Выкатим на холм. Выбьем второе дно...
ИП. Будет труба.
РЕДИСКА. Ага! Мы ее положим на бок, и...
ИП. И полетим? (Тихо смеется).
РЕДИСКА. Ну, да! Это будет — ракета!
ИП прикрывает ладонью глаза, думает.
А хочешь, я тебя познакомлю с Одуванчиком? Если б ты знал, какой он умный!
ИП (думая о своем). Умный...
РЕДИСКА. У него — светлая голова. Он нам поможет!
ИП. А?
РЕДИСКА. Не А, а поможет!
ИП. Кто?
РЕДИСКА. Я же говорю — Одуванчик! У него светлая голова!
ИП (кивнул). Хорошо. Позови его.
РЕДИСКА. Но он не умеет ходить.
ИП (встает). Пойдем, научим.
Подходят к ОДУВАНЧИКУ.
РЕДИСКА. Здравствуй, Одуванчик! Это — Ип. Он — ино­планетянин. Он научил меня ходить, а я его — говорить по-земному.
ОДУВАНЧИК. Здравствуйте, Ип. Я — Одуванчик.
РЕДИСКА (показывает на ОДУВАНЧИКА). У него очень светлая голо­ва!..
ОДУВАНЧИК (смущен). Она преувеличивает...
ИП. Ип. (Пожимает руку ОДУВАНЧИКА).
РЕДИСКА. Ему (показывает на Ипа) нужно вернуться на свой корабль. А до него — 1000 световых лет.
ОДУВАНЧИК (очень серьезно). Я понял.
РЕДИСКА (тараторит). Я предложила полететь в бочке, но он (показывает на Ипа) — смеется...
ИП с ОДУВАНЧИКОМ тихо смеются.
(ОДУВАНЧИКУ). А ты чего хохочешь?
ОДУВАНЧИК. Я не хохочу.
РЕДИСКА (ОДУВАНЧИКУ). Я же вижу — хохочешь! Ладно. Он тебя сейчас научит ходить, и ты будешь с нами.
ИП. Обопритесь на меня, друг мой. Та-ак. Видите, у вас уже две ноги. А теперь — эту вперед... Та-ак. Эту. Хорошо!
РЕДИСКА. Видишь? Видишь? Он может все!
ИП с ОДУВАНЧИКОМ идут вдоль грядки.
ОДУВАНЧИК. Вы прилетели прошлой ночью?
ИП. Да.
ОДУВАНЧИК. Я видел. Почему же вам пришлось остаться?
ИП. Я опоздал...
ОДУВАНЧИК. Эти люди. Они никому не дают покоя. Стоит им к чему-нибудь прикоснуться — сразу грязь, пустота.
ИП (ведет ОДУВАНЧИКА). Не всегда. Я очень рад с вами позна­комиться. Вы говорите все верно. Я прилетаю сюда не впервые, и на земле все хуже и хуже.
ОДУВАНЧИК. Она прекрасна — Земля!
ИП. Да. Но она погибнет.
ОДУВАНЧИК. Так сделайте что-нибудь!..
ИП. Что же мы можем? Люди так... Но... не будем об этом. Теперь я должен вернуться к своим на корабль.
ОДУВАНЧИК. Я помогу вам всем, чем смогу!
РЕДИСКА. Вот ты уже и ходишь. Одуванчик! Ну-ка иди ко мне сам!
ОДУВАНЧИК, смешно ковыляя, идет к РЕДИСКЕ. ИП, задумавшись, садится под куст.
ИП (прикрыв глаза, медленно). Мне нужны грабли, колесо и сорок паучков.
ОДУВАНЧИК. Понял! И колесо должно вращаться, задевая зубья грабель!
ИП. Да!
РЕДИСКА (надув губки). Колесо! Грабли!..
ОДУВАНЧИК. И паучки должны протянуть паутинки от грабель к вершине самой высокой сосны?
ИП. Верно!
ОДУВАНЧИК. И тогда туда (ОДУВАНЧИК поднял руку) пойдет сиг­нал!
ИП (быстро встает). Правильно!
ОДУВАНЧИК. Ты, Редиска, неси грабли, кати колесо; я займусь паучками!
РЕДИСКА. Паучки! Грабли! Ладно, бегу! (Ипу). Я же тебе гово­рила — у него светлая голова!
Картина пятая.
Кафе. За столиком — официанты ОЛЕЙ и ДЖЕФ.
ОЛЕЙ. Так ты говоришь — Редиска?
ДЖЕФ. Он так ее называл.
ОЛЕЙ. Ты больше никому не сказал об этом?
ДЖЕФ. За кого ты меня принимаешь, Олей?
ОЛЕЙ. За моего старого друга, который любит поболтать. Твое здоровье! (Опрокидывает рюмку). А ты?
ДЖЕФ. На работе не пью.
МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ЗАЛА. Официант!
ДЖЕФ. Момент! (Убегает, возвращается).
ОЛЕЙ. Как ты думаешь, его лучше возить по свету и показывать в разных городах, или пусть сидит в подвале и из квитанций от пра­чечных делает деньги?
ДЖЕФ. Я думаю, пусть сперва наделает кучу, гору денег, а уж потом...
ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ИЗ ЗАЛА. Официант!
ДЖЕФ. Момент! (Убегает, возвращается).
ОЛЕЙ (задумчиво). Нет, Джеф, здесь дело посерьезней, чем деньги...
ДЖЕФ. О чем ты думаешь?
ОЛЕЙ. Здесь пахнет великим могуществом. Ведь этот в шляпе, с Редиской — может всё.
ДЖЕФ (испуганно). У нас его отнимут?
ОЛЕЙ. Именно! И поэтому (склоняется к уху ДЖЕФА) его надо взять тихо. И ни о каких городах не может быть речи. Это дело государственное, ты понял? Он, этот ино­планетянин — проблема государства, а не двух официантов — Джефа и Олея.
ВОЗМУЩЕННЫЙ ГОЛОС ИЗ ЗАЛА. Официант!
ДЖЕФ. Момент! (Вновь исчезает и возвращается). Как же нам быть?
ОЛЕЙ. Твой брат Бут был вчера на горе, где садился Корабль?
ДЖЕФ. Был.
ОЛЕЙ. А он — старший инспектор тайной полиции. Что он ска­зал?
ДЖЕФ. Мне? Разве он со мной говорит? Был мрачен. Накричал на меня, когда я пробирался к себе под лестницу.
ОЛЕЙ. То-то и оно. Мрачен! А почему? Потому что Великий Корабль ушел у них из-под носа! Они рыщут по всем окрестностям — вдруг кто остался. А мы знаем — кто. В пиджачке и в шляпе. С Редиской. (Страшным шепотом). Знаешь, что нас ждет за несообщение властям?
СТРОГИЙ ГОЛОС ИЗ ЗАЛА. Официант!
ДЖЕФ (вскрикивает). Ой! (Убегает, воротясь, еле слышно). Как же нам быть?
ОЛЕЙ. Молчи и улыбайся. В нашем городке — одно кафе, один ресторан. Придут к тебе — звони; ко мне — позвоню я.
ДЖЕФ (испуганно). И что?
ОЛЕЙ. Говоришь, небольшой?.. В мешок, в лес — там поглядим.
ДЖЕФ. Я боюсь, Олей...
ОЛЕЙ. А ты не бойся. Набери побольше старых квитанций от прачечной. Пусть нам наделает денег и...
ДЖЕФ. И?..
ОЛЕЙ. Сдадим властям.
ДЖЕФ (вдруг). Мне страшно, но я бы его не отдал!
Картина шестая.
Вечер. Огород. Садится солнце. ИП и РЕ­ДИС­КА.
РЕДИСКА. Когда я сидела в земле, я никогда не хотела есть. Ну, попью водички, и всё. А теперь... Ты знаешь, Ип, после того, как мы были в кафе, я все время хочу есть. Может, пойдем, а? Возь­мем Одуванчика. Вот он обрадуется! У тебя же есть целых 50 гримо!
ИП. Я бы тоже поел. Это было чудесно! Но... Они догадались.
РЕДИСКА. Кто?
ИП. Официант и его товарищ.
РЕДИСКА (изумленно). О чем?
ИП (печально). О том, кто я.
РЕДИСКА (по-женски непосредственно). Ну и что?
ИП. Они хотят поймать нас, засунуть в мешок и отвезти в лес.
РЕДИСКА. Откуда ты знаешь?
ИП (грустно). Я все знаю, Редиска. Я живу 500 миллионов лет!
РЕДИСКА. А нельзя сделать так, чтобы мы поели, а они нас не поймали?
ИП. Попробуем. Но — потом.
РЕДИСКА (обиженно). Потом!.. Есть-то хочется — сейчас!
ИП. Ну, потерпи немного. Сейчас придет Одуванчик, и мы по­пробуем связаться с моим кораблем.
РЕДИСКА. Ах, поскорей бы! Так хочется есть!
Вбегает ОДУВАНЧИК.
ОДУВАНЧИК. Все готово, Ип! Паучки протянули паутинки к самой высокой сосне!
РЕДИСКА. Подумаешь! Я уже давно принесла грабли и колесо.
ОДУВАНЧИК. Я знаю, дорога Редиска. Ип давно уже приспособил колесо к граблям. Но теперь паучки протянули паутинки к сосне. По­нимаешь? Идем, Ип! (РЕДИСКЕ). Идем! Все готово!
Сцена поворачивается, и мы видим это замечательное космическое сооружение из грабель, колеса и тоненьких паутинок, поднимающихся ввысь к вершине сосны.
ИП начинает медленно вращать колесо. Оно щелкает по зубьям грабель, и нежный звон, как от ста колокольчиков, повисает над паутинками.
ИП.     ОТ-ТО, ОТ-ТО, ОТ-ТО!
    Я ЗДЕСЬ, Я ОСТАЛСЯ,
    ВЕРНИТЕСЬ ЗА  МНОЙ!
    У-ЛЮ, ЛЮ-ЛЮ, ЛЯ!
    ВОЗЬМИТЕ, ВОЗЬМИТЕ МЕНЯ!
    ОККО, ОКО, КО-ПЬЯ!
    Я — ВЕЛИКИЙ БОТАНИК ВСЕЛЕННОЙ
    ПОДАЮ ВАМ СИГНАЛ!
    ОТ-ТО, ОТ-ТО, ОТ-ТО!
    Я ЗДЕСЬ, Я ОТСТАЛ,
    ВЕРНИТЕСЬ ЗА МНОЙ!
Синеет вечер. Загораются легкие звезды. Тихая музыка. Нежный, серебряный звон колокольчиков. Дрожат паутинки.
ГОЛОС ИПА: ОТ-ТО, ОТ-ТО, ОТ-ТО!
    У-ЛЮ, ЛЮ-ЛЮ, ЛЯ!
    ОККО, ОКО, КО-ПЬЯ!
    ОТ-ТО, ОТ-ТО, ОТ-ТО!..
РЕДИСКА (еле слышно, ОДУВАНЧИКУ). Они услышат?
ОДУВАНЧИК (шепотом). Это очень, очень, очень далеко. Редис­ка. Но я хочу, мне хочется верить, что они... услышат.
Картина седьмая.
Ночь. Звезды. По рассвеченному огнями городку в длинной юбке идет РЕДИСКА, в джинсах и майке — ОДУВАН­ЧИК, в старенькой шляпе и пид­жачке — ИП. Отовсюду музыка.
РЕДИСКА. И все-таки они не услышали...
ОДУВАНЧИК. Еще услышат.
ИП идет, задумавшись.
РЕДИСКА (Ипу). Мы идем в то же кафе?
ИП. Что?
РЕДИСКА. Где мы будем ужинать? Там же?
ИП (думая о своем). Как хочешь.
РЕДИСКА. Но я здесь ничего не знаю.
ОДУВАНЧИК. Я тоже.
ИП. Вот ресторан.
Входят, садятся за столик на веранде. Появляется официант ОЛЕЙ.
ОЛЕЙ. Добрый вечер, господа! (Раздает карты меню). Здесь очень хорошо. Отсюда, с веранды, видны звезды. (Ипу). Вы любите звезды?
ИП, задумавшись, не отвечает.
РЕДИСКА. Он любит.
ОЛЕЙ. Мерси! (Удаляется).
РЕДИСКА (смотрит в карту меню). Я не умею читать. Ип, ты уме­ешь читать? Что мы закажем?
ИП (будто очнувшись). Читать? А-а... (Проводит ладонью по глазам, медленно). Я тут ничего не понимаю...
РЕДИСКА. Что же мы будем есть?
ИП пожимает плечами. Появляется ОЛЕЙ с карандашом и блокнотом.
ОЛЕЙ. Что вы выбрали, господа?
ИП. Пожалуйста, покормите нас повкуснее.
ОЛЕЙ. Слушаюсь! Не правда ли, чудесная ночь? (Забирает кар­ты, удаляется).
РЕДИСКА (Ипу). Ну что ты такой грустный? Подумаешь, не услы­шали! Еще услышат. Потанцуем?
ИП. Я еще никогда не танцевал.
РЕДИСКА. Ну и что? Я тоже. А он (кивает на ОДУ­ВАН­­ЧИКА) толь­ко что ходить научился.
ИП. Вы потанцуйте. (Думает о своем).
Музыка. В освещенном кругу танцуют пары.
РЕДИСКА. Идем! (Тянет ОДУВАНЧИКА за руку в круг). Потанцуем!
Танцуют. ИП, закинув голову, глядит на звезды. ОЛЕЙ вкатывает столик, расставляет закуски, вино.
ОЛЕЙ. О, вы любите звезды, сэр!
ИП (вдруг). Вы уже позвонили своему другу?
ОЛЕЙ. Что?
ИП. Я спрашиваю: вы уже позвонили своему другу?
ОЛЕЙ. Но... о чем вы говорите, сэр?
ИП. Нет, ни о чем. Я просто спросил, позвонили ли вы своему другу?
ОЛЕЙ. Я вас не понимаю, сэр. У меня много друзей. О ком вы говорите?
ИП. Не обращайте внимания, сударь. Это я так. Занимайтесь своим делом.
ОЛЕЙ (в сторону). Вот это номер! Ведь я только что звонил Джефу. Он вот-вот явится на машине с мешком. (Пораженный, укаты­вает столик).
Музыка смолкает. Возвращаются РЕДИСКА с ОДУВАНЧИКОМ.
РЕДИСКА. Как здорово мы потанцевали! Когда ты успел научить­ся плясать, Одуванчик?
ОДУВАНЧИК (пожимает плечами). Не знаю. Это так весело!
РЕДИСКА. Ип! Ты хоть бы снял шляпу!
ОДУВАНЧИК. Ему же нельзя...
РЕДИСКА. Ах, да!.. О! Какой стол! А это что?
ИП. Вино. Но его нельзя пить.
РЕДИСКА. Но почему?
ИП. Выпьешь — сразу уснешь.
РЕДИСКА. Его для этого делают? Чтобы лучше спалось?
ИП. Нет. Наоборот. Вино — для того, чтобы не спать. Чтобы было весело.
РЕДИСКА. Почему же его нельзя пить? (Наливает бокал).
ИП. Не смей! (Выплескивает вино). Сюда подмешали снотворного.
РЕДИСКА. Снотворного? Кто? А есть можно?
ИП. Да.
Едят. Появляется ОЛЕЙ.
Сударь, принесите, пожалуйста, другую бутылку.
ОЛЕЙ. Это вино вам не понравилось, сэр? (Смотрит на Ипа). Вы... пробовали?
ИП. Да. Оно слишком терпкое.
РЕДИСКА. Какое-какое?
ОДУВАНЧИК. Ну... такое... понимаешь... с горечью.
ОЛЕЙ (забирает бутылку). Слушаюсь! Какое прикажете подать?
ИП. На ваш вкус, сударь. Хорошего (смотрит на официанта), чистого вина.
ОЛЕЙ. Слушаюсь, сэр! (Смотрит в зал, громко, но РЕ­ДИСКА, ОДУВАНЧИК, ИП его не слышат). Вот это номер! (Уходит).
РЕДИСКА (ест). Как вкусно!
ОДУВАНЧИК. Никогда так вкусно не ел.
Музыка. Мигает свет. Танцуют пары. ОЛЕЙ приносит другую бутылку.
ОЛЕЙ (Ипу). Это вино вам понравится, сэр! (С шумом открывает пробку).
ИП. Надеюсь.
ОЛЕЙ разливает вино в бокалы, кланяясь, удаляется.
Ну, дорогая Редиска, дорогой Одуванчик, — ваше здоровье!
ОДУВАНЧИК. Ваше, Ип! Твое, Редиска! Чокаться надо?
ИП. Не знаю. Я еще никогда не пил вина.
Чокаются.
РЕДИСКА (пригубив). Как вкусно!..
С другой стороны веранды — ОЛЕЙ и ДЖЕФ.
ДЖЕФ. Машина за углом. Мешок — вот!
ОЛЕЙ. Глупые мы, Джеф. Какой мешок, какая машина?
ДЖЕФ. Как какая? Моя, старенькая, «АМИ-СИС». Ты разве не знаешь, какая у меня машина?
ОЛЕЙ. Оставь, Джеф. Все это глупости: мешок, машина!
ДЖЕФ. Но почему?
ОЛЕЙ. Да потому, что он знает, о чем мы с тобой сейчас го­ворим.
ДЖЕФ. Он — знает? Погоди, ничего не пойму.
ОЛЕЙ. И не поймешь. И я. И никто не поймет. Понял?
ДЖЕФ. Нет. Расскажи по порядку.
ОЛЕЙ наклоняется к уху ДЖЕФА и что-то сообщает быстрым шепотом.
Да ну? Быть не может! Что же нам делать?
ОЛЕЙ. Брось мешок! (Берет из рук ДЖЕФА и выбрасывает мешок). Прыгай в свой «АМИ-СИС» и несись к брату.
ДЖЕФ. И все ему рассказать?
ОЛЕЙ. Все-все.
ДЖЕФ. И как мы хотели?.. И как вышло?
ОЛЕЙ. Все-все.
ДЖЕФ. А нам хоть дадут премию?
ОЛЕЙ. Не знаю. Не думаю. Все это намного страшнее.
ДЖЕФ. Но хоть... хоть сколько-нибудь мы получим?
ОЛЕЙ. Не будь дураком, Джеф. Делай, что я тебе говорю. Мчись!
ДЖЕФ (отступая задом). Мчусь. Мчусь. Хорошо, о’кей!
Оба исчезают. Снова высвечиваются наши друзья.
РЕДИСКА. Куда же он запропастился? Это мы уже съели, а есть так хочется!
ИП. Сейчас придет.
РЕДИСКА. Мы уже два раза танцевали с Одуванчиком, а его все нет!
ИП. Он уже идет.
Появляется ОЛЕЙ со столиком на колесах. Он растерян.
ОЛЕЙ (Ипу). Простите, сэр. Мне пришлось ненадолго отлучить­ся, сэр.
ИП (спокойно). Я знаю.
ОЛЕЙ в тихой панике расставляет кушанья; руки дрожат.
ОЛЕЙ. Я думаю, вам это понравится, сэр.
ИП (так же тихо). Что именно?
ОЛЕЙ. Эти омары, сэр.
ИП (очень тихо). У «АМИ-СИС» сейчас кончится бензин.
ОЛЕЙ. Что?
ИП (так же). Кончится бензин.
ОЛЕЙ роняет фужер.
Не волнуйтесь, Олей!
ОЛЕЙ. Простите, сэр. Я сейчас заменю... (Наклоняет­ся, поды­мает фужер). Откуда вы меня знаете, сэр?
ИП (так же). Ваше имя написано на карточке у вас на груди.
ОЛЕЙ дрожащей рукой ощупывает грудь.
ОЛЕЙ. Простите, сэр! Сейчас я заменю фужер, сэр! (Срыва­ет­ся с места).
ИП (вслед). Захватите еще один!
Снова музыка. Танцуют пары.
РЕДИСКА. Как вкусно! А что такое омары, Одуванчик?
Возникает ОЛЕЙ с двумя фужерами. ИП разливает вино, протягивает фужер ОЛЕЮ.
ИП. Выпейте с нами! Ваше здоровье, Олей!
ОЛЕЙ. На работе не пью. Нам нельзя, сэр.
ИП. Ничего. Со мной — можно. Ваше здоровье, Олей! (Встает).
РЕДИСКА. Ваше здоровье!
ОДУВАНЧИК. Ваше здоровье, Олей! (Тоже встает).
ИП. За то, чтобы на земле было побольше таких людей, как вы, Олей!
Все чокаются, пьют.
РЕДИСКА (выпив фужер до дна). Как вкусно! (Она слегка пьяна). Пойдем, потанцуем, Ип! Пойдемте танцевать все вместе, Одуванчик!
ОЛЕЙ дрожащей рукой никак не может поднести фужер ко рту.
ОЛЕЙ. Ваше... Ваше... здоровье... сэр! Простите меня... Простите нас!
ИП. Ничего страшного, Олей: у «АМИ-СИС» только что кончился бензин.
РЕДИСКА. Какой бензин? Какой «сис»? Пойдем танцевать, Ип! Идемте танцевать все вместе!
Тянет ИПа в освещенный круг. Вместе с ОДУВАНЧИКОМ втроем танцуют. ОЛЕЙ, ошарашенный, стоит, будто прижатый неведомой силой к столбу веранды.
Картина седьмая /продолжение/.
Поздняя ночь. Мало огней. Пуст ресторан. За тем же столиком, где ужинали друзья — ОЛЕЙ и ДЖЕФ. Говорят шепотом.
ДЖЕФ. Я пришел пешком, Олей.
ОЛЕЙ. Вижу.
ДЖЕФ. У меня был полный бак и вдруг — кончился бензин!
ОЛЕЙ. Знаю.
ДЖЕФ. Знаешь? Откуда?
ОЛЕЙ. Он сказал.
ДЖЕФ. ОН? Что у меня кончился бензин в холмах?!
ОЛЕЙ. Да. Говори тише.
ДЖЕФ. Я и так шепчу.
ОЛЕЙ. Что ты делал в холмах?
ДЖЕФ. Ты же сказал: мчись! Я и помчался. Сперва — в офис, там — никого, потом — к холмам. Они оцепили холмы, Олей.
ОЛЕЙ. Кто?
ДЖЕФ. Кто-кто? Бут, брат мой, и его люди. Машин — тьма. Ло­каторы, вертолеты... Что будем делать?
ОЛЕЙ. Сейчас — спать, Джеф. А потом, если сможем — поможем этому парню.
ДЖЕФ. Этому и?..
ОЛЕЙ. Да-да, именно.
ДЖЕФ. Я что-то ничего не пойму! То мы собирались его увезти в лес и заставить делать деньги, то — «поможем». В чем, чем, Олей?
ОЛЕЙ. Еще не знаю. Чем сможем, Джеф.
ДЖЕФ. Но почему, почему ты так говоришь?
ОЛЕЙ. Я видел его глаза, Джеф. Я пил с ним вино.
ДЖЕФ. Вино? На работе?
ОЛЕЙ (раздельно). И мы должны, мы обязаны, Джеф, помочь ему, если только это будет в наших силах.
ДЖЕФ. Мне кажется, ты рехнулся, Олей!
ОЛЕЙ отрицательно мотает головой.
ОЛЕЙ. Нет. Бери мой велосипед, кати к своему «АМИ-СИСу»: мне кажется, он скоро понадобится нам.
ДЖЕФ. «Понадобится нам»? Но как же я поеду без бензина?
ОЛЕЙ. Мне кажется, в твоем «АМИ-СИСе» снова теперь полный бак.
ДЖЕФ. Псих! Там же не было ни капли!
ОЛЕЙ. Слушай, что я говорю, Джеф. Видишь?
ДЖЕФ (подняв голову). Что это? Какое-то свечение... Такое же было... Да! Точно! Когда прилетал тот, вчерашний...
ОЛЕЙ. Мчись, Джеф! И гони сюда свой «АМИ-СИС»!
Картина восьмая.
Ночь. Огород. Космическое сооружение ИПа. Спит на грядке РЕДИСКА. ОДУВАНЧИК медленно вращает колесо, над паутинками — серебряный тихий звон. Звездное мерцанье.
ИП (тихо, медленно).
    ОТ-ТО, ОТ-ТО, ОТ-ТО!
    У-ЛЮ, ЛЮ-ЛЮ, ЛЯ!
    ОККО, ОКО, КО-ПЬЯ!
    ОТ-ТО, ОТ-ТО, ОТ-ТО!
ОДУВАНЧИК. Не слышат...
ИП тихо, медленно, как заклинание, повторяет свои непонятные звуки. ОДУВАНЧИК вращает тележное колесо. Ночь. Тишь. Еле слышные колокольчики. Мерцанье.
(Вращая колесо). Вот они услышат, Ип, и прилетят, и вы покинете нас. Это очень грустно — встретить такого че... Да! Такого необыкновенного человека, как вы, и — потерять.
ИП. Отдохните, друг мой. Присядем, поговорим.
Садятся.
То, что вы сказали, очень радостно для меня. Вы, Оду­ванчик, назвали меня человеком. Это такое чудо — люди на Земле. Мы там, далеко, очень завидуем вам. Да, наша цивилизация далеко впереди. Да, мы существуем на миллионы лет дольше. Но — Земля, но — Люди... Это так удивительно прекрасно — быть Че­ловеком. Человеком на Земле.
ОДУВАНЧИК. Людей на земле много. Быть человеком на земле — это совсем другое.
ИП. Вот видите, даже одуванчики на земле это понимают. Но, дорогой Одуванчик, многие люди просто пока не догадываются, что они много, много, много лучше, чем они есть.
ОДУВАНЧИК. Чем они думают о себе.
ИП. Нет. Чем они есть.
ОДУВАНЧИК. Не понимаю. Объясните, Ип.
ИП. Вот Олей, официант. Он много, много лучше, чем есть. И только что об этом догадался. Это понял. И стало ему так радост­но, как не было никогда в жизни.
РЕДИСКА (вдруг подымаясь). Я это заметила. Хотя было так вкусно! Когда он глядел на тебя, Ип, у него стали совсем другие глаза!
ИП. Ты проснулась? Иди, посиди с нами, Редиска.
РЕДИСКА. А вы все крутите свое колесо? Скоро ночи конец, а вы все не уйметесь. Зачем тебе эти сигналы, Ип? Зачем тебе улетать? Будем жить здесь, на грядке. Ходить в город завтракать и обедать. Я буду стирать. Одуванчик — с тобой беседовать. А вечером мы будем ходить танцевать. Оставайся, Ип! Чем тебе плохо с нами? Поживи с годик, а уж если соскучишься...
Рев моторов, прожектора фар прерывают РЕДИСКУ.
ИП. Нет, Редиска. Слышишь? Видишь? Это они меня ищут. Люди, которые уже не узнают, что такое быть человеком на прекрасной Земле.
РЕДИСКА. Но ты поглядишь им в глаза!
ИП. Разве можно поглядеть всем в глаза сразу. И потом...
Пролетают моторы. Проносится свет фар. Тьма. Тишина. Только звезды.
И потом... Там... (ИП поднял руку) меня ждут.
РЕДИСКА. Твоя жена?
ИП (смутившись). Жена? Нет, у меня нет жены.
РЕДИСКА. Твоя невеста?
ИП. Мне 500 миллионов лет, Редиска.
РЕДИСКА. Тогда зачем же тебе нас покидать?
ИП. Меня ждет мой Корабль. Он — моя жена, моя невеста, дру­зья.
РЕДИСКА. У тебя и жена, и невеста — вместе?
ИП (тихо смеется). Ах, Редиска!..
ОДУВАНЧИК (он очень серьезен). Я вас понял, Ип. Сиди тихо, дорогая Редиска. Нам надо, чтобы Ипа услышал его Корабль. Ты поня­ла?
Снова нарастает, стихает шум моторов.
РЕДИСКА. Не хочу — тихо! Не хочу, чтобы он улетал! Хочу всегда, всегда (топает ножкой), чтобы мы все были вместе!
ИП (очень тихо и грустно). Это невозможно, Редиска. (ОДУВАН­ЧИКУ). Вращайте колесо, Одуванчик!
ОДУВАНЧИК медленно вращает колесо. ИП тихо, медленно повторяет свои: — ОТ-ТО, ОТ-ТО, ОТ-ТО!.. Повисает над паутинками серебряный звон.
И вдруг! — какой-то другой, тоже очень мело­дичный, но — другой звук перекрывает легкий звон паутинок. Он, этот другой звук нарастает, и мы вдруг слышим:
    — О-ЛЕ, О-ЛЕ, О-ЛЕ!
    — МЫ СЛЫШИМ, МЫ ТЕБЯ СЛЫШИМ, ГДЕ ТЫ? — медленно шевеля губами, переводит ИП.
ОДУВАНЧИК вращает колесо.
ИП.     А-ТА, У, И, И, И!
    — Я ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ!
    КУ-И, А-ТО, ВУ! — явственно доносится сверху. — ИДИ К ХОЛМАМ!
    К ХОЛМАМ!
    К ХОЛМАМ!
    — РО! ИДУ! — передал ИП и обернулся к ОДУВАНЧИКУ. — Теперь надо попасть в холмы, туда, где я отстал.
РЕДИСКА. Так пойдем! Если не хочешь остаться.
ИП. Это не так просто. Редиска: холмы оцеплены.
РЕДИСКА. Подумаешь! Что могут сделать Редиске и Одуванчику, которые гуляют с Огородным Пугалом?
ИП. Ты прелесть, Редиска! Идем! Вперед, Одуванчик!
Они перелезли изгородь и только ступили на дорогу, как в свете фар, подлетел «АМИ-СИС» с ОЛЕЕМ и ДЖЕФОМ.
ОЛЕЙ (Ипу). Доброй приятной ночи, сэр! Это — мой друг Джеф. Вы с ним знакомы, сэр. Вы у него завтракали.
ИП. Здравствуйте, Джеф! (Протягивает руку ДЖЕФУ).
РЕДИСКА. Привет, коль не шутишь!
ОДУВАНЧИК (вежливо). Добрый вечер!
ОЛЕЙ (Ипу). Холмы оцеплены, сэр. Вам не прорваться. Видите?
Все поднимают головы — как отсвет Северного сияния, неземной свет уже явно охватил полнеба.
Садитесь в машину, сэр. Операцией командует брат Джефа — Бут. Мы попробуем вам помочь.
РЕДИСКА. А мы?
ОЛЕЙ. Садитесь.
ИП, РЕДИСКА, ОДУВАНЧИК забираются в старенький «АМИ-СИС».
ДЖЕФ (на дороге). Ты с ума сошел, Олей! Что ты делаешь? Нас же убьют! И меня первого! Это же Бут!
ОЛЕЙ. Оставайся! Но запомни: ты всю жизнь потом будешь жа­леть об этом. (Было рванул дверцу, но...) Ты так ничего и не по­нял, Джеф: все должно быть, все будет хорошо. (ОЛЕЙ захлопывает дверцу).
Взревел мотор.
ДЖЕФ (вдруг). Стойте! Стойте! Подождите меня!
Но «АМИ-СИС» уже сорвался с места. Только пыль, ночь, нарастающее сияние и — задыхающийся ДЖЕФ, сломя голову бегущий к холмам.
Картина девятая /и последняя/.
Ночь. Холмы. Сияние. Вооруженные ЛЮДИ В ЧЕРНОМ и шеф их — БУТ — в кожаном черном шлеме с мотоциклетными очками на голове. Жужжит, тарахтит, приближаясь, машина Олея. ЛЮДИ В ЧЕРНОМ и там, и тут, — везде.
ГОЛОСА. Стой! Стой! Стой! Стреляем!
«Па-па-па!» — очередь трассирующих пуль.
ГОЛОСА. Стой! Стреляем!
«Па-па-па!» — пули, как зеленые, красные, белые пчелы, жужжа, летят через сцену.
ГОЛОСА. Стой! Стой! Стой!
Трассы пуль. Прожектора. Рев, тарахтенье (своеобразное тарахтенье, как трактор) двухцилиндрового старенького «АМИ-СИСа»
А сияние в небе все ближе, все ярче, и вот уже — небесная люстра НЕЗЕМНОГО КОРАБЛЯ зависла над сценой.
Останавливается «АМИ-СИС». ИП, ОДУВАНЧИК, РЕДИСКА, ОЛЕЙ выпрыгивают из машины и — бегут, бегут вверх, к вершине, к спу­скающемуся Кораблю.
«Ох!» — ОЛЕЙ хватается за грудь, падает.
«Ах!» — обхватывает пушистую голову ОДУВАНЧИК и — медленно клонится к земле.
«Ой!» — вскрикивает РЕДИСКА, пав ничком.
А с КОРАБЛЯ опускают лестницу, и... Вдруг становится тихо-тихо. Ни стрельбы. Ни прожекторов. Ни людей в черном. ... Ип подымается на одну ступеньку — встает, идет к трапу ОЛЕЙ, на вторую — подымается, идет к Кораблю ОДУВАНЧИК; на третью — оживает, бежит к ИПу РЕДИСКА; на четвертую — вбегает запыхавшийся ДЖЕФ.
ИП. Прощайте друзья!
РЕДИСКА. Что ж ты полез, Ип? Хоть бы обнял.
И — не успела договорить — как оказалась на трапе в объятиях ИПа.
ИП (нежно обнимает РЕДИСКУ). Полетишь со мной?
РЕДИСКА (мотает головой). Нет. У меня же есть моя грядка, Ип.
ИП. Одуванчик, вы?
ОДУВАНЧИК. Нет, Ип, мы остаемся. Мы будем ждать вас! Возвра­щайтесь!
ИП. Олей, вы?
ОЛЕЙ. Благодарю вас, сэр! Нет, сэр. Спасибо, сэр!
ИП. За что, Олей?
ОЛЕЙ. За все, сэр.
РЕДИСКА. Я тебя буду ждать всегда, Ип. Ты слышишь? Всегда! Я буду тебя ждать!
ДЖЕФ (опускается на колени). Простите нас, сэр! Простите меня! Простите!
ИП. Все хорошо, Джеф! Все хорошо! Прощайте! Прощайте, дру­зья! До свидания! Я — вернусь!
Медленно уходит в глубь корабля трап с ИПом. Необыкновенная, неземная музыка. И неземной корабль в неземном сиянии медленно, медленно покидает Землю.
Конец 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования