Общение

Сейчас 1053 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • andrey19-63

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Пьеса-сказка
Действующие лица:
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ – женщина
ШИШ – домовой дух
ЦАРЬ
СУДЬЯ
КОТ
ДВА СОЛДАТА
 
По сцене марширует молодой СОЛДАТ. Он весело напевает:
Солдатушки, бравы ребятушки,
Где же ваши жены?
Наши жены – ружья заряжены,
Вот, где наши жены.
Солдатушки, бравы ребятушки,
Где же ваши дети?
Наши дети – славные победы,
Вот где наши дети!..
Идет он прямо, никуда не сворачивает, марширует красиво, одет с иголочки, погоны, пуговицы, кокарда и бляха ремня, ордена и винтовка блестят; словом, солдат во всей красе.
Вдруг натыкается на ИЗБУ – невеликую, но и не маленькую, с крыльцом, с трубой, с окошками, с палисадником впереди, со скамеечкой рядом и с садом-огородом сзади.
Солдат останавливается, снимает с плеч ранец, вынимает из него большое многокрасочное приспособление с ручкой впереди и с красной лампочкой наверху. Ставит приспособление на землю и начинает крутить ручку. Лампочка загорается.
Стучит в окно.
ГОЛОС: Кто там? Кого Бог послал?
СОЛДАТ: Это я – солдат.
ГОЛОС: Милости просим, служивый. Заходи. Время вечерять. Топор с собой?
СОЛДАТ: Какой топор?
ГОЛОС: Чтобы кашу варить. Крупа, масло, вода, дрова есть. Топора не хватает.
СОЛДАТ: А топор зачем?
ГОЛОС: Опять двадцать пять. Чтобы кашу варить. Бери топор – и заходи.
СОЛДАТ: Никак нет. Не могу-с.
ГОЛОС: Так ведь ноги устали, избил на дорогах. Притомился, небось? Заходи, гостем будешь.
СОЛДАТ: Это точно. Но зайти не могу.
ГОЛОС: Почему?
СОЛДАТ: Потому, как мина.
ГОЛОС: Какая мина?
СОЛДАТ: Вот эта. (показывает на приспособление): Сейчас как рванет!
ГОЛОС: Зачем?
СОЛДАТ: Приказ.
ГОЛОС: Чей приказ?
СОЛДАТ: Царя-батюшки. ( Вариант : Родины )
ГОЛОС: Так это ж дом, жилище. В нем люди…
СОЛДАТ: Людьми велено жертвовать во имя великой цели.
ГОЛОС: Совесть у тебя есть?
СОЛДАТ: Не могу знать. Приказ – наш отец, дисциплина – мать родная.
ГОЛОС: Ведь дом же! Сто лет простоял! Пять поколений родилось в нем. Жили, старились, умирали, новые нарождались…
СОЛДАТ: Это как водится. В каждом доме так говорят.
ГОЛОС: И что?...
СОЛДАТ: Взрываем.
ГОЛОС: И не жалко?
СОЛДАТ: Конечно жалко, не извольте беспокоиться. Иной раз так рванет, что слезу вышибает. Давеча детский приют взрывали, так, поверишь, три с половиной слезы пролил. Очень уж детки плакали.
ГОЛОС: Помилуй Бог! Что ты говоришь?
СОЛДАТ: Правду говорю. Я вообще – солдат честный: взяток не беру, в сговор с противником не вхожу. Вот ты, к примеру, кто?
ГОЛОС: Шишки мы.
С этими словами появляется за спиной СОЛДАТА ШИШ. Он одет в вывернутый полушубок, обут в лапти, на голове – съехавшая набок шапка-ушанка.
СОЛДАТ: Вот, вот. Все ясно. Самый зловредный народ.
ШИШ: Почему?
СОЛДАТ: Не по порядку живете, не по форме. Дисциплины не придерживаетесь, Уставов не знаете, строем не ходите, хором не поете… ( стучит в окно): Открывай, говорю. Мне сегодня еще шестьдесят три дома взрывать и две фермы. Время не терпит.
ШИШ: Не открою.
СОЛДАТ: Я тебе не открою. Сейчас как выбью окно!
ШИШ: Не выбьешь. Стекло заговоренное.
СОЛДАТ пытается разбить окно – не получается. Оглядывается – видит ШИША.
СОЛДАТ: Эй, ты! А ну, помоги!
ШИШ: Не буду.
СОЛДАТ: Да, я тебя!.. (вынимает из-за пазухи маленький автомат): Знаешь, что такое? Пальцем шевельну – и тебя в клочки.
ШИШ: А кто тебе поможет?
СОЛДАТ: Это точно. А ну, помоги!
ШИШ: Не буду.
СОЛДАТ: А ну, как шевельну!
ШИШ: Опять двадцать пять. Без помощника-то тебе не обойтись.
СОЛДАТ: Издеваешься, да? (внимательно осматривает его): Никак Домовой?
ШИШ: Да, солдат. Я – домовой дух этого вот жилища. Его душа, его шишок.
СОЛДАТ: Так это ты заговорил окошко? А ну, расколдуй. У меня времени нет со всякой халупой возиться. Дело делать надо.
ШИШ: Да какое это дело? Дело – это сотворять что-то: человека ли, дом ли строить, картошку растить, хлеб печь. А твоя забота разбоем называется.
СОЛДАТ: Ну, ты мне надоел! (стреляет в ШИША в упор): Вот тебе! Знай наших.
ШИШ (ему пули не приносят вреда): Видишь: еще и душегубец.
СОЛДАТ: Ах, так! Тогда я хоть уголок дома, а взорву! (ставит мину возле дома)
ШИШ: Ставь. Лампочка-то не светится. Не взорвется твоя машинка.
СОЛДАТ: Я ее исправлю, заново заведу. (берется за ручку)
ШИШ: Ну, уж нет… (бросается на СОЛДАТА, борется, внезапно отталкивает от себя, удивленно произносит): Баба!
СОЛДАТ(оправив на себе гимнастерку; сурово): Рядовой очередного полка внеочередного призыва сверхсекретной дивизии великой армии Его Величества, полный кавалер ордена взорванных домов, мостов, плотин, заводов, фабрик игрушек…
ШИШ: Да какой ты кавалер? Ты – дама.
СОЛДАТ: За оскорбление чести и достоинства армии, флота, авиации, артиллерии, танковых, ракетных и прочих родов войск солдат Его величества вынужден тебя арестовать и препроводить в Трибунал.
ШИШ: А дом взрывать не будешь?
СОЛДАТ: Пока что нет. Сначала сдадим тебя в трибунал. Руки за спину. Вперед шагом марш!
ШИШ с руками за спиной и с ведущим его под конвоем СОЛДАТОМ уходят.
Окна дома распахиваются, машут, словно прощаясь с ШИШОМ.
Дом с подвывом поет:
Ох, куда ты, мой Шишок,
Ох, куда ты!
Не ходил бы ты, Шишок,
В суд с солдатом!
У солдата ружьецо
Ох, стреляет!
И живого человека
Убивает!
Без Шишка во дворе
Будет пусто!
Лишь мышей да тараканов
Станет густо!
2
ШИШ возвращается. На этот раз его ведут под конвоем уже ДВА СОЛДАТА. За ними катятся на колесиках стол, кресло, на котором сидит СУДЬЯ. Он в черной мантии и при белом парике с буклями. На ногах – красные сапоги с отворотами у колен. На груди – огромная золотая медаль.
И идет ПЕРВЫЙ СОЛДАТ. Она уже без винтовки, без наград, без погон, еле волочит ноги.
СУДЬЯ: На месте стой! Раз-два! Соорудить скамью для подсудимых !
ДВА СОЛДАТА быстро вырывают стоящую рядом с домом скамейку, ставят ее перед столом СУДЬИ.
СУДЬЯ: Огородить скамью для подсудимого!
ДВА СОЛДАТА хватают ограду палисадника перед домом и ставят между столом СУДЬИ и скамейкой.
СУДЬЯ: Усадить подсудимого на скамью подсудимых!
ДВА СОЛДАТА заворачивают руки стоящему спокойно ШИШУ и швыряют на скамейку. Сами встают сзади него в виде конвоя.
СУДЬЯ: Свидетель разжалованный солдат!
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Я здесь!
СУДЬЯ: Докладывайте!
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Так точно!
СУДЬЯ: Подсудимый, что вы можете сказать в свое оправдание?
ШИШ: Мне не в чем оправдываться.
СУДЬЯ: Подсудимый признал себя виновным. Слово предоставляется адвокату.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Не могу знать!
СУДЬЯ: Слово представляется прокурору. (откашливается): Виновен в терроризме, покушении на существующий строй, в неповиновении властям, в подрывной деятельности против Его Величества… (откашливается): Суд удаляется на совещание…(отворачивается на кресле от ШИША, засыпает) .
ШИШ(ПЕРВОМУ СОЛДАТУ): Слушай, а где твои… (показывает на грудь) побрякушки?
СОЛДАТ: Лишена наград и понижена в звании.
ШИШ: За что?
СОЛДАТ: За связь с враждебным элементом.
ШИШ: С каким?
СОЛДАТ: С тобой.
ШИШ: Не понял. Какая связь?
СОЛДАТ: Я разговаривала с тобой.
ШИШ(жалостливо): Эва как! Из-за меня, стало быть, пострадала. Платят, небось, меньше. Кормят хуже… А ты уйди, смени работу…
СОЛДАТ: Я не работаю, я служу. Работает мой муж.
ШИШ: Где?
СОЛДАТ: На военном заводе. Делает мины.
ШИШ: А зачем ему мины?
СОЛДАТ: :Он должен кормить семью.
ШИШ: Кормить семью минами?
СОЛДАТ: Нет, он должен делать мины, чтобы получать за это жалованье, а на деньги покупать еду.
ШИШ: Я никогда не думал, что чтобы получить еду, надо делать мины.
СОЛДАТ: Мы раньше тоже не думали. Была у нас ферма – и мы сами кормили себя. Но пришел царь-батюшка – и взорвал ферму…
ШИШ: И теперь вас кормит царь-батюшка.
СОЛАТ: Да.
ШИШ: У тебя есть дети?
СОЛДАТ: У меня есть Родина.
ШИШ: У тебя есть Родина, Родине нужны мины, чтобы муж мог работать на царя и кормить тебя. Так?
СОЛДАТ: Так точно!
ШИШ: С мужем ясно. Ты не работаешь, ты служишь. Вопрос кому: Родине или семье?
СОЛДАТ: Не могу знать!
СУДЬЯ разворачивает кресло и глядит на ШИША.
СУДЬЯ: Разжалованный рядовой! За разглашение государственной тайны приговариваешься к расстрелу.
ДВА СОЛДАТА идут к ПЕРВОМУ СОЛДАТУ и, скрутив тому руки, ставят спиной к стене. Сами отступают на несколько шагов назад и встают "на караул"
ШИШ: Не трогайте ее! Она не виновна. Ведь судят меня!
СУДЬЯ(ему): А тебя возможно расстрелять?
ШИШ: Нет. Пока цел дом – жив буду и я.
СУДЬЯ: А ее расстрелять можно. (СОЛДАТАМ): Исполняйте.
ШИШ (СОЛДАТАМ): Замри!
ДВА СОЛДАТА застывают, как замороженные.
ШИШ: Тебя могут убить, девочка. И закопать в землю.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Нет ничего прекрасней смерти за Родину!
ШИШ: И неродившиеся дети твои никогда не узнают, как прекрасен мир.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Любая жертва во имя Родины прекрасней тысячи детей!
ШИШ: Твой муж попечалится по тебе, попечалится – и найдет другую…
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Нет!
ШИШ: Он полюбит другую женщину и женится на ней…
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Нет! Нет!
ШИШ: И они родят детей, которые узнают как прекрасен мир без солдата.
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ: Нет! Нет! И нет!
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ срывается с места и уносится прочь, растолкав замороженных ДВУХ СОЛДАТ. Те падают, продолжая лежать в тех позах, в которых стояли.
ШИШ: Приговор приведен в исполнение.
Появляется СУДЬЯ.
СУДЬЯ: Чей приговор? Кому?
ШИШ: Ее уж нет. (показывает на место, где стоял ПЕРВЫЙ СОЛДАТ)
СУДЬЯ: Смыть позор кровью – вот высшая доблесть солдата! (взмахивает руками – звучит похоронный марш): Вечная слава героям! (звучит маршевая музыка): Вечная память! (звучит веселый перепляс) .
ШИШ: Ну, я пошел?
СУДЬЯ(смахивая что-то с глаз): Непрошеная слеза… Иди… (ШИШ было делает шаг, но СУДЬЯ его останавливает): Стой!. (достает из стола другую мину): Вот. Возьми.
ШИШ: Зачем?
СУДЬЯ: На добрую память. Соскучишься, вот тут покрутишь…(показывает, как крутить ручку) лампочка загорится – и оставь в доме. А сам беги.
ШИШ: Куда бежать?
СУДЬЯ: Из дома, милый, из дома. Куда ж еще?
ШИШ: Но ведь я же – домовой дух. Я должен быть всегда при доме.
СУДЬЯ: Я про то и говорю: оставь в доме – и беги, что есть духу.
ШИШ: Но это же – дом! Понимаешь – дом?! Мой дом.
СУДЬЯ: Понятно, дом твой - не хоромы. Дворец жалко, а дом… что дом? Дом – трах! – и нету… (сует мину в руки ШИШУ): Бери – и уходи. И не забудь сказать спасибо… (смотрит на часы): Некогда мне. Там очередь ждет?
ШИШ: Кого?
СУДЬЯ: Меня.
ШИШ: Очередь кого?
СУДЬЯ: Виновных. Вон – видишь сколько? (смотрит из-под приложенной козырьком руки в зал): И дальше за дверями, и дальше, дальше…
ШИШ: Ты будешь их судить?
СУДЬЯ(пожимая плечами): Приговаривать…
ШИШ: И всем дашь по такой? (показывает на мину)
СУДЬЯ: Зачем всем? У многих есть своя. Индустрия у нас работает отменно. Мы выпустили столько мин, что хватит каждому человеку на планете по сто шестьдесят шесть штук.
ШИШ: Зачем?
СУДЬЯ: Чтобы у людей была работа.
ШИШ: А зачем нужна такая работа?
СУДЬЯ: Чтобы богаче жить.
ШИШ: Жить – чтобы убивать?
СУДЬЯ: Нет. Убивать, чтобы жить.
ШИШ: Но кому жить, если каждый может умереть сто шестьдесят шесть раз?
СУДЬЯ: Кто-то умрет триста тридцать два раза, а кто-то останется жить… Поставь мину – и беги. Все поймешь, когда увидишь.
ШИШ: А у тебя?
СУДЬЯ: Что – у меня?
ШИШ: У тебя такая штука… (показывает на мину) есть?
СУДЬЯ: Есть. И не одна.
ШИШ: Сколько?
СУДЬЯ; Как раз триста тридцать две.
ШИШ: Почему?
СУДЬЯ: Его Величество царь-батюшка подарил. Свои собственные.
ШИШ: Выходит, сам царь хочет жить?
СУДЬЯ: Разумеется. Он – символ Государства, он вечен.
ШИШ: А ты?
СУДЬЯ: А я – Закон Державы, ее порядок. Я оберегаю покой Его Величества царя-батюшки и всех вас сирых. (опять показывает на зрителей в зале) .
ШИШ: А я оберегаю покой дома. Своего дома. Я в нем живу уже больше ста лет. (ставит мину на пол): Мне это не нужно.
СУДЬЯ распахивает рот – звучит пожарная сирена.
Появляется ЦАРЬ. Это весьма тучный мужчина с безвольными губами, с широким, брыластым лицом. Одет в парадный костюм, но обут в тапочки. При короне. На плечах горностаевая мантия, в руках скипетр и держава.
ЦАРЬ(ШИШУ): Ты кто?
ШИШ: Дед Пыхто.
ЦАРЬ(СУДЬЕ): Пиши: "Пыхто". (ШИШУ): Твоя мина ?
ШИШ(кивает в сторону СУДЬИ): Его.
ЦАРЬ(СУДЬЕ): Пиши: "Террорист". (ШИШУ): Любишь меня?
ШИШ: Срам какой! (прикрывает лицо руками)
ЦАРЬ: Пиши: "Расстрел"… (идет дальше, последние слова говоря уже через плечо)
СУДЬЯ и ШИШ.
СУДЬЯ(плачущим голосом): Вот видишь? Все из-за тебя…
ШИШ: А что случилось?
СУДЬЯ: А то: расстрелять тебя нельзя, а приговор вынесен. И ни кем-нибудь, а самим Его Величеством. А мне исполнять.
ШИШ: Привык убивать чужими руками?
СУДЬЯ: Я маме скажу! (плачет, размазывая по лицу слезы): Мама!
ШИШ: Ты что? Ты что? (подходит к СУДЬЕ, гладит того по голове, жалеет): Ну, не надо… Хочешь возьму это? (показывает в сторону мины): Ну, хочешь? (СУДЬЯ плачет, но кивает): Сейчас… (отходит от СУДЬИ, берет мину, возвращается): Вот, видишь – взял. Ты только не плач. Ладно?..
СУДЬЯ(сквозь слезы): Прижми к себе, крути ручку и беги… Беги отсюда… Далеко беги! И побыстрей!…
ШИШ прижимает мину к себе, крутит ручку и бежит, мигая лампочкой, прочь.
СУДЬЯ, проводив его взглядом, прислушивается; раздается взрыв. СУДЬЯ довольно потирает руки.
СУДЬЯ(громко, во все горло): Ваше Величество! Повеление ваше выполнено! Преступник уничтожен! (подходит к продолжающим лежать по стойке смирно ДВУМ СОЛДАТАМ, берет их за ноги и утаскивает со сцены прочь; поет при этом):
Мы рождены,
Чтоб в этом государстве
Довлел над всем Порядок и Закон.
Сам Государь дал полноту нам власти
Для уничтожения чужих домов.
Все выше и выше, и выше
Запасы растут наших мин.
И в каждом разрыве мы слышим:
"В Державе один Господин".
Сцена пустеет. Мелодия из ритма гимна понемногу переходит в печальную, тягучую...
3
Под эту мелодию раскрывается сначала одна фрамуга окна, потом другая.
На подоконнике появляется черный КОТ.
КОТ: Дурак.
ДОМ: Кто дурак?
КОТ: Шишок.
ДОМ: Так нельзя говорить. Он меня спас.
КОТ: Разве это – спас? Что есть дом без Домового? Клетка. (передергивает зябко плечами): Бр-р-р…
ДОМ: А взорвали бы меня – были бы руины.
КОТ: В руинах можно жить. А в клетке… Нет, я от тебя уйду.
ДОМ: Куда?
КОТ: В другой дом. К другому домовому.
ДОМ: А туда опять придут солдаты с миной. Опять взорвут.
КОТ: Пойду в третий.
ДОМ(печально): И пятый взорвут, и десятый, и шестьдесят третий. Шишки все вымрут. А ты будешь блуждать и блуждать…
КОТ: Зато останется Порядок.
ДОМ: Порядок и мины… Слушай. А что будет потом?
КОТ: Когда?
ДОМ: Когда все дома взорвут. А мины будут производить и производить. Что потом?
КОТ: Не знаю. Мне все равно.
ДОМ: Государство должно изготовлять мины, чтобы давать людям работу. Людям нужна работа, чтобы кормить семьи. Получается, царь-батюшка кормит семьи, пока есть дома, которые можно взрывать минами. А когда дома кончатся, что они станут взрывать?
КОТ(безразлично): Ничего.
ДОМ: Они взорвут тебя.
КОТ(вздыбив шерсть и выгнув дугой спину; вопит): Меня?!
ДОМ: Тебя и все живое …
КОТ: Меня? (спрыгивает с подоконника): Они не посмеют! Я – личность свободная!
Появляется ЦАРЬ. На этот раз он не только в тапочках на босу ногу, но и гол по пояс, но по-прежнему в короне и в мантии.
ЦАРЬ: Все солдаты были когда-то свободными. (не глядя, приказывает идущим за ним ДВУМ СОЛДАТАМ): Побрить, одеть, вооружить, обучить…
ДВА СОЛДАТА хватают КОТА и, заломив ему лапы за спину, уводят.
ЦАРЬ(осматривает ДОМ): Так… Окна, стены, труба… Значит, так… (щелкает пальцами – тут же возникает СУДЬЯ. Он уже без мантии, но все еще при парике и медали): Это что?
СУДЬЯ: Дом, Ваше Величество.
ЦАРЬ: И дальше что?
СУДЬЯ: Что, Ваше Величество?
ЦАРЬ: Дом цел?
СУДЬЯ: По документам дом взорван, Ваше Величество. (достает из папки лист бумаги): Вот… Адрес… Израсходовано мин: одна штука.
ЦАРЬ(заглянув в бумагу): Правильно. Одна штука… (смотрит на ДОМ): Странно. Такой неказистый – и одной мины мало. (СУДЬЕ): Запиши: еще две мины. Из моего личного запаса.
СУДЬЯ(весь сияет) : Так точно, Ваше Величество! Теперь у меня на две мины меньше!
ЦАРЬ: Ничего. Родина тебя не забудет. Первые же две новые мины – твои.
СУДЬЯ(разом скисает): Рад стараться, Ваше Величество!
ЦАРЬ: Исполнять!
СУДЬЯ уходит.
ЦАРЬ: Родина – это я. То, что не я – это не Родина. А что не Родина – это враг. Дом – не Родина. Дом – враг. Я уничтожу дом.
ДОМ: А я и не прошу пощады.
ЦАРЬ: И правильно делаешь. Я уничтожу тебя, как уничтожил Домового. Был Шишок – и нет Шишка. Был дом – и нет дома. Остался порядок.
ДОМ: Какой это порядок – без дома?
ЦАРЬ: Наивысший! Тебе его не понять. Да и зачем? Пройдет несколько минут – и тебя взорвут. Потому что мины должны работать. Чтобы уступать место другим минам. А те, взорвавшись, уступят место новым минам. Так было испокон веков и так будет всегда. Потому что мир без войны – и не мир вовсе. (щелкает пальцами)
Появляется КОТ. Он одет в солдатскую форму. За плечами у него винтовка. Но бос. В руках у КОТА две мины.
ЦАРЬ(брезгливо): Это еще что такое?
КОТ: Рядовой Вашего Величества очередного полка последней дивизии. Рад стараться и всегда готов!
ЦАРЬ: Почему без сапог?
КОТ(восторженно): Кончились, Ваше Величество! И сапожники кончились! Все стали солдатами.
ЦАРЬ: Ничего, обуем после победы. (указывает на мину): Пользоваться умеешь ?
КОТ: Так точно, Ваше Величество! Обучен шагать строем, стрелять и взрывать!
ЦАРЬ: Так взорви этот дом.
КОТ: Слушаюсь, Ваше Величество, взорвать этот дом! Разрешите выполнять!
ЦАРЬ: И немедленно.
ЦАРЬ, подхватив руками полы мантии, стремглав несется прочь со сцены.
4
КОТ идет к дому с намерением забросить мины в ДОМ.
Но ДОМ захлопывает окна.
КОТ: А ну, открой.
ДОМ не отвечает.
КОТ: Открой, говорю… По-хорошему прошу. Ты меня знаешь.
ДОМ: Оказывается, не знаю.
КОТ: Вот потому тебя надо взорвать. Открой, говорю.
ДОМ: Предателям нет места в этом доме .
КОТ: Я – не предатель. Я исполняю свой долг.
ДОМ: Долг перед кем?
КОТ: Долг перед царем-батюшкой.
ДОМ: Ты здесь родился, вырос, стал гулять. Это и твой дом.
КОТ: Дом без Домового – не дом. Ты – клетка. И тебе конец. Открывай окно.
Сзади КОТА возникает ШИШ.
ШИШ: Здравы будьте оба.
ДОМ: Дорого здоровья, хозяин.
КОТ аж подпрыгивает, выгибает спину дугой, шипит, но тут же спохватывается и, бросив мины на пол, снимает с плеча винтовку, целится в ШИША.
КОТ: На месте стой! Не шевелись. Буду стрелять.
ШИШ: Опять двадцать пять. Да что у вас других слов что ли нет? "Стой", "буду стрелять". Сам лаптей себе сплести не может, ходит босой, а туда же – командует.
КОТ: Я – не сапожник. Я – солдат.
ШИШ(приглядывается): Да ты – мой кот.
КОТ: Был кот, да весь вышел. Теперь я – защитник Родины и Его Величества. Руки вверх – или буду стрелять.
ШИШ: Так ведь это же я – твой хозяин. Я тебя маленьким нянчил, я тебя молочком поил.
КОТ: Ты убит. Тебя нету.
ШИШ: Как нет? Почему?
КОТ: По документам. Погиб смертью героя, подорвался на мине. Посмертно награжден. Похоронен в братской могиле.
ШИШ: Но вот он же я.
КОТ: По документам тебя нет. Руки вверх.
ШИШ: По документам, значит, меня нет, а руки вверх?
КОТ: Да, тебя нет, но руки вверх. Считаю до трех… Раз…
ШИШ: А если я не подниму?
КОТ: Тогда я выстрелю… Два…
ШИШ: Выстрелишь в того, кого нет?
КОТ: Выстрелю в тебя… Два с половиной…
ШИШ: Но если стрелять в того, кого нет, то можно выстрелить просто в воздух.
КОТ: Так точно! (поднимает ствол винтовки) Три! (стреляет, тут же поет) :
А мы взрывальщики,
Взрывальщики-солдаты,
Бережем царя мы от врага
Слушай враг,
Тверже шаг… (марширует прочь)
Навстречу КОТУ выходит ЦАРЬ. Теперь он без мантии, бос и в одних нательных штанах, но при короне.
ЦАРЬ: На месте стой! Раз-два! (КОТ останавливается): Кто стрелял?
КОТ: Я, Ваше Величество!
ЦАРЬ: В кого?
КОТ: В того, кого нет, Ваше Величество!
ЦАРЬ: Попал?
КОТ: Так точно, Ваше Величество!
ЦАРЬ: Благодарю за службу!
КОТ: Ура! Ура! Ура!
ЦАРЬ: Вот тебе орден . (достает из кармана штанов орден, цепляет его на грудь КОТА)
КОТ: Служу Вашему Величеству!
ЦАРЬ(великодушно): Ну, полно, полно…(замечает ШИША): А это кто?
КОТ: Тот, кого нет, Ваше Величество! Похоронен с почестями. Как герой.
ЦАРЬ: Но ты в него стрелял?
КОТ: Стрелял.
ЦАРЬ: Попал?
КОТ: Попал.
ЦАРЬ: Но он жив?
КОТ: Никак нет, Ваше Величество. По документам он покойник.
ШИШ в продолжении этого разговора подходит к дому, открывает дверь и исчезает за ней.
ЦАРЬ(оборачивается): Стало быть, Домового нет?
КОТ: Так точно, нет!
ЦАРЬ: А дом стоит…
КОТ: Так точно, стоит!
ЦАРЬ(орет): Так почему же, поганая морда, вонючий герой, свиное рыло, босоногий кретин, дом стоит цел?
КОТ(у него трясутся ноги): Помилуйте Ваше…
ЦАРЬ: Мины в руки – и взорвать!
КОТ хватает мины в охапку и бросается к дому.
КОТ(жалобно): Откройте окно! Очень вас прошу. Пожалейте меня!
ДОМ: Ни за что!
КОТ: Но меня накажут. Царь-батюшка строг, но справедлив. Дом, открой окно.
Из окна высовывается рука ЩИША и выхватывает мины у КОТА – окна тотчас захлопываются.
КОТ(орет): Ложись! (бросается прочь и валится на пол, закрывая лапами голову)
ЦАРЬ следует его примеру. Корона слетает с его головы и катится прочь.
ПЕСНЯ МИНЫ:
"Осторожно!"
"Осторожно!" -
Это обо мне.
Невозможно,
Невозможно,
Как в кошмарном сне,
В живых остаться,
Не взорваться ,
Если рядом я.
Силой взрыва
Любоваться
И как горит земля.
Взрывы грубо
В руин груды
Превращают дом.
Мины высшее искусство –
Все крушить кругом!
Громкий взрыв.
В окнах ДОМА отражается пожар.
ЦАРЬ(вскакивает; радостно): Свершилось! Кот! Ты – герой!
КОТ ( поднимается; осторожно): Не уверен.
Оба поворачиваются к ДОМУ и видят, что тот цел.
ЦАРЬ: Кот! Ты – обманщик! Предатель! Арестовать!
Выскакивает СУДЬЯ. Он тоже полугол, только парик с буклями и медаль напоминает о его должности. Он отбирает у КОТА винтовку.
ЦАРЬ: Наград лишить!
СУДЬЯ срывает с груди КОТА орден и кладет себе в карман.
КОТ плачет.
ЦАРЬ: За измену Родине расстрелять!
КОТ идет медленным шагом к стене, становится к ней спиной.
СУДЬЯ возится с винтовкой, но явно видно, что он держит в руках оружие в первый раз.
ЦАРЬ: Саботаж! Расстрелять!
СУДЬЯ опускает винтовку, оглядывается.
ЦАРЬ: Расстрелять! Немедленно! Сейчас же!
СУДЬЯ идет к стене и становится рядом с КОТОМ. Парик с СУДЬИ падает на пол.
ЦАРЬ: Стража! Армия! Полиция! Все вместе!
ЦАРЬ оглядывается – никто к нему не подходит. Тогда он хватает сам винтовку, возится с ней и в сердцах бросает.
ЦАРЬ: Дрянь! Игрушка! Не работает! (оглядывается): Где мины?
СУДЬЯ: Мин нет, Ваше Величество.
ЦАРЬ: Как нет?
СУДЬЯ: Так нет. Все взорвались.
ЦАРЬ: Как взорвались?
СУДЬЯ: А так… Копились, копились на заводах, на складах – и взорвались. Все разом.
КОТ(растерянно): Все разом… Бух…
СУДЬЯ: Количество переросло в качество.
ЦАРЬ(ищет корону): Я – банкрот… (поникает головой, плечами, бредет прочь. По дороге натыкается на корону, пинает ее перед собой, как футбольный мяч)
СУДЬЯ: Ваше Величество! А как же расстрел?
ЦАРЬ(обречено отмахивается от него): А! (уходит)
СУДЬЯ(бежит за ним): Ваше Величество! Ваше Величество! А как же Закон? Как же Порядок? (исчезает вслед за ЦАРЕМ)
КОТ(скинув форму): Порядок? Порядок – это когда в доме есть теплая печь, есть молоко в блюдечке… (идет к ДОМУ, осторожно стучит в окно): Пустите меня. Пожалуйста. Я замерз. Я соскучился.
Окно ДОМА нехотя открывается.
КОТ, издав восторженный вопль, прыгает внутрь.
ДОМ поет:
Был рожден в добрый день добрый Шиш.
Поселилась в тот день в доме мышь.
Шиш ее в тот же миг приютил,
Хлебом, сыром, зерном одарил.
Говорят, что доброта –
Это будто хуже даже воровства.
Только сказка совсем не о том,
Сказка дружит извечно с добром.
Вслед за мышкой пришел к дому кот,
За котом – пес, корова – и вот:
С человеком под крышей одной
Все живут они дружной семьей.
Говорят, что доброта –
Это будто хуже даже воровства.
Только сказка совсем не о том,
Сказка дружит извечно с добром.
Дом растет не по дням – по часам,
Все животные съехались к нам:
Овцы, конь, куры, гусь, две свиньи.
Не дворец, словом – дом для семьи.
Говорят, что доброта –
Это будто хуже даже воровства.
Только сказка совсем не о том,
Сказка дружит извечно с добром.
5
Появляется ПЕРВЫЙ СОЛДАТ. Теперь она одета в платье и вообще во все женское. Идет печальная, потухшая. Останавливается.
ОНА: Дом… Откуда на земле этой дом?.. Один-единственный дом… Все взорвали, все уничтожили… (подходит ближе): Нет… Все-таки дом… Настоящий дом… (трогает рукой): И вправду дом…
КОТ(выглядывая из окна): Убери руки! Руки, говорю, убери! Не твой – не трогай!
ОНА: И кот… настоящий кот… (ласково): Кис-кис-кис…
КОТ: Я тебе – не киска. Ишь, тоже мне!.. Нашлась! Проваливай.
ОНА: Куда?
КОТ: А хоть куда! Валяй от нашего дома.
ОНА: Мне некуда идти.
КОТ: А мне какое дело? Проваливай.
Дверь ДОМА медленно распахивается.
ДОМ: Милости просим. Гостям всегда рады.
КОТ: Эй, ты что?! Здесь мы живем! Зачем нам лишний рот? Пусть проваливает!
ДОМ: Не слушай Кота, гостья. Будь хозяйкой в доме.
На пороге ДОМА возникает ШИШ.
КОТ при его появлении разом мягчеет, улыбается.
КОТ: Мур-мяу… Хозяин.
ШИШ: Здравствуй, милая. А где твой муж?
КОТ исчезает в доме.
ОНА: Погиб… Делал мины – и погиб… Они все погибли… Солдаты, генералы… и те, кто делал мины… Все… А я осталась. Одна. Я не делала мин. И перестала быть солдатом…(наклоняется, поднимает с пола изгородь и ставит на место перед палисадником ): Я всегда хотела иметь дом, иметь семью, детей. Чтобы они бегали по двору и смеялись… Чтобы они шалили иногда…( идет к скамейке )
ШИШ: А ты бы их прощала.
ОНА: Иногда бы и наказывала.
ОНИ берут скамейку с двух сторон и несут ее на место. Садятся на нее вместе, кладут руки рядом.
ШИШ: Надо строить новые дома и селить в них людей.
ОНА: Зачем? Чтобы делали новые мины?
ШИШ: Нет. Они поумнели. Чему-то научились. Я надеюсь на это.
ОНА: Разве одной надежды достаточно?
ШИШ: Нет, надо работать. Но с надеждой в душе стоит жить…
Руки ЕЕ и ШИША соединяются.
Тихая, лирическая мелодия.
Передняя стена ДОМА распахивается. Там стоит огромный лапоть, в котором сидят много маленьких домовых – уменьшенных точных копий ШИША.
Лапоть этот выкатывает на сцену КОТ.
ВСЕ ПОЮТ:
Светит путеводная звезда,
Снова мы стремимся к новой цели,
Снова мы построим здесь дома,
Где смеялись дети бы и пели
Надежда – наш компас земной,
А удача – награда за смелость.
А песни довольно одной –
Лишь только бы о доме в ней пелось….
Надо только выучиться ждать,
Надо быть спокойным и упрямым,
Чтоб порой от жизни получать
Радости простые телеграммы
Надежда – наш компас земной,
А удача – награда за смелость.
А песни довольно одной –
Лишь только бы о доме в ней пелось….
Во время исполнения песни на сцену выходят:
ЦАРЬ без короны, но с косой в руках,
СУДЬЯ без парика, без медали и без мантии, с плотницким ящиком и топором,
ДВА СОЛДАТА уже без погон, но с двуручной пилой.
ШИШ(в зал): За работу, друзья! Надо строить. Все заново!
КОНЕЦ

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования