Общение

Сейчас 852 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

(Пьеса - сказка)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ  ЛИЦА

ЗАЯЦ
БЕЛКА
МЕДВЕДЬ
ЛИСА
ВОЛК
ВЕСНА - КРАСНА

Лес.  Весна. Но снег в лесу еще не сошел.
Опушка леса. На ней дуб с дуплом, в котором устроен Белкин дом: лесенка, балкончик, ставенки, дверь. Рядом с дубом медвежья берлога - крепкая, надежно сложенная   из толстых бревен. Над дверью надпись “МЕДВЕЖЬЯ БЕРЛОГА”.  Рядом с дверью плакат: “ДО ВЕСНЫ НЕ БУДИТЬ, А ТО... (Многоточие!)  “МЕДВЕДЬ”.
Поляна перед дубом направо переходит в катальную горку. С этой горы на Масленицу катались на санях. Одни сани, забытые людьми,  стоят на вершине горы, готовые, как кажется, сорваться вниз. В санях стоит забытое чучело Масленицы.
БЕЛКА (выходя на балкон). Брр, как холодно! В деревнях люди уже давно Масленицу отгуляли, зиму проводили, весну встретили, а у нас в лесу все мороз! И все из-за чучела этой Масленицы, что на катальной горе забытое стоит. Привезти его - привезли, а с горы не спустили, огнем не опалили. Вот потому и Медведь спит, печь не топит, лес не греет. Нет, не дождемся мы в этом году весны, не дождемся... Ой, что это там за елками огоньком сверкнуло? (Смотрит.) Эх, я то думала, что это красно солнышко, а это – лисий хвост. Никак,  опять за Зайцем охотится.
На полянку выбегает Лиса.
ЛИСА. Ну, подожди, косой, все равно найду, куда ты спрятался! Будешь ты еще со мной в догонялки играть! Все равно я тебя поймаю. Рано ты свой зимний  наряд на летнюю шубку сменил: снег кругом белый лежит. А ты, Заяц, серый, приметный! Куда ты от меня денешься? (Неожиданно  видит чучело Масленицы.) Ой! Проклятое чучело! Опять я его за человека  приняла, испугалась! Хоть бы уже сжег его кто! Как это там, у людей поётся? “...Напустили пожар по дубраве, все елки-сосенки погорели и сама Масленица опалилась!”. Тьфу, тьфу, на тебя, противная!
Лиса убегает.
БЕЛКА. Вот все говорят, что Лиса умна, да хитра. Может быть и хитра, но не умна, нет! Надо же такое придумать: “Чтобы елки, да сосенки погорели!”. Как будто сама не в лесу живет.
С катальной горы кубарем скатывается Заяц.
Ой, чуть ты меня до смерти не напугал!
ЗАЯЦ. И  я тебя испугался - за Лису принял.
БЕЛКА. Да разве Лисы по деревьям лазают?
ЗАЯЦ. От Лисы всего можно ожидать, рыжая.
БЕЛКА. Я не рыжая! Я - каштановая!
ЗАЯЦ. Сегодня мне не до оттенков – Лиса за мной гонится, а я от неё то за кочку, то под куст прятаться бегу, следы путаю.
БЕЛКА. И сейчас, кажется, опять побежишь: Лиса твой след распутала, сюда спешит.
ЗАЯЦ. Спрячь меня куда-нибудь, Белочка?
БЕЛКА. А ты к Мишке, в берлогу, спрячься! Видишь, из трубы дым не идет! Значит, Медведь еще спит - полезай смело!
ЗАЯЦ. Боязно!
БЕЛКА. Двум смертям не бывать, а Лисы тебе, поверь, не миновать!
Заяц   прячется в берлоге. На поляну тут же выбегает Лиса. Она бежит по следам Зайца.
ЛИСА. Так, тут он пошел налево... Теперь прямо, прямо... Опять налево, и... И что? Не на дерево же он залез? А! Он, наверное, за него спрятался! (Обегает дуб.) Нет, не спрятался. Вернее, спрятался, но не за дуб...  А тогда куда? (Ищет след.)  А, вот он куда побежал... (Подходит к берлоге.) Вот, тут ты мне и попался, пухленький! Погодите, что это тут написано? (Читает.) “МЕДВЕЖЬЯ БЕРЛОГА”. Что же это такое? Мне нюх, что ли, стал изменять? Чуть Медведя с Зайцем не перепутала. Что-то там еще накарябано? “ДО ВЕСНЫ ПРОШУ НЕ БУДИТЬ, А-ТО... (МНОГОТОЧИЕ!) “МЕДВЕДЬ”. Все-таки хорошо, что я грамоту знаю, а-то быть бы мне сейчас битой. Но куда же все-таки Заяц-то подевался? (Оборачивается, видит чучело Масленицы, пугается его.) Ой! Тьфу! Опять это чучело!  И почему я его так боюсь? Да потому, что очень уж оно на охотника похоже!
БЕЛКА. А, по-моему, совсем не похоже.
ЛИСА. Ой, живое, разговаривает! О, великий... То  есть,  о великое и несравненное чучело из чучел! Не обижай меня, такую маленькую, такую несчастненькую Лисичку. Я тебе, вместо себя, большого и счастливого Медведя подарю.
БЕЛКА. Ох, и бессовестная ты, Лиса! За свою шкуру готова кого угодно продать!
ЛИСА.  Что же делать, о, Великое Чучело: своя-то шкура ближе к телу.
БЕЛКА. Противно тебя слушать. Вот, тебе за это! (Кидает в Лису шишкой.)
ЛИСА (оборачивается, видит Белку). Ах, это ты меня чуть до смерти не напугала, негодная! Погоди, вот я до тебя доберусь!
БЕЛКА. Или у тебя, Лиса, крылья выросли?
ЛИСА. Смейся, смейся! Я, вот, лестницу и деревни принесу...
БЕЛКА. На Куков день, жду тебя, рыжая, с лестницей.
ЛИСА. Это когда же?
БЕЛКА. После дождичка в четверг!
ЛИСА. Когда, когда?
БЕЛКА. Когда рак на горе свиснет!
ЛИСА. Ну, погоди! Я тебе еще отомщу! Не сама, так охотников напущу... Пожалеешь.
БЕЛКА. Может, и пожалею, а пока, как бы тебе себя, Лисонька, не пожалеть: вон, мужик в лес по дрова едет.
ЛИСА. Мужик, по дрова? А посмотри, Белка, за лошадью жеребенок не бежит?
БЕЛКА. Бежит.
ЛИСА.  А хвост у жеребенка, какой - метелкой или крючком?
БЕЛКА. Крючком.
ЛИСА. Ну, так прощай, Белка. Не досуг  мне с тобой разговоры разговаривать - по делам спешить надо...
Лиса, поспешно, убегает.
БЕЛКА. Все говорят, что хитрее Лисы в лесу зверя нет. А вот, поди, ж ты - всегда я её  на одну и ту же хитрость ловлю.
Из берлоги выглядывает Заяц.
ЗАЯЦ. Ох, и страху я, Белочка, натерпелся! Сижу в берлоге - за стеной Лиса рыщет, меня ищет, а я боюсь шевельнуться лишку, чтобы не потревожить Мишку.
БЕЛКА. Спит, значит, косолапый?
ЗАЯЦ. Спит, на весь дом храпит!
БЕЛКА. Вот это беда, так беда! Пока Медведь печь не затопит, пока не пойдет из его трубы дымок, не  придет в наш лес весна, а за ней и лето. И чего это ты, Заяц раньше  времени расфорсился, в летний наряд нарядился?
ЗАЯЦ. Жарко уже в зимней-то шубе в полях бегать. Там, в полях-то, уже давно весна.
БЕЛКА. Вот потому, рыжая, в зимний лес тебя и загнала. Тут она тебя серого на белом быстро поймает. Залезет она на пригорок, посмотрит кругом, да – бух! – на тебя сверху!..
Сани, с чучелом Масленицы, вдруг, срываются с горы. Масленица из саней валится прямо на Зайца.
ЗАЯЦ. А вот и она! Пропал я, совсем пропал! (Лишается чувств.)
       БЕЛКА (спускается с дерева, чтобы помочь Зайцу). Вот беда-то! И что они все так этого чучела боятся? Очнись, трусишка, не Лиса это.  Просто  чучело Масленицы на тебя свалилось.
ЗАЯЦ. Здравствуй, Масленица. Ты с чем пришла?
БЕЛКА. С синяками, да шишками.
ЗАЯЦ. Да с мокрыми штанишками... А весны не видать?
БЕЛКА. Откуда: косолапый-то спит.
ЗАЯЦ. Так давай его разбудим.
БЕЛКА. Это кто же его будить осмелится? Уж не ты ли?
ЗАЯЦ. А хоть и я. Я, вон, одной смертью не помер, глядишь, и другая меня не возьмет. Не замерзать же мне  в мокром летнем наряде!
БЕЛКА. Ты  же говорил, что тебе жарко от Лисы бегать?
ЗАЯЦ. Так-то бегать. А каково под кустом сидеть, да от страха дрожать?
БЕЛКА. А  от чего тебе лучше  дрожать - от  страха или от холода?
ЗАЯЦ. Все, Белка, в мире относительно...
БЕЛКА. А вот сейчас ты относительно чего дрожишь?
ЗАЯЦ. Сейчас - относительно холода...
БЕЛКА. Ну, тогда буди, Медведя, и дрожи относительно страха.
ЗАЯЦ. И разбужу... Только не я, а Масленица.
Заяц встает за чучело Масленицы, и начинает с ним работать, как с большой куклой.
БЕЛКА. Ну, ты и выдумщик.
Заяц подводит чучело к берлоге, и стучит в ее дверь.
ЗАЯЦ. Эй, Мишка-медведь, просыпайся.
ГОЛОС МЕДВЕДЯ. Ох, сон сладок!
ЗАЯЦ. Из берлоги поднимайся.
ГОЛОС МЕДВЕДЯ. Это кто же осмеливается меня будить?
ЗАЯЦ. Я - Весна красна.
ГОЛОС МЕДВЕДЯ. Весна?
ЗАЯЦ. Вставай, косолапый.
ГОЛОС МЕДВЕДЯ. Встаю, встаю...
ЗАЯЦ. Одевайся, обувайся…
ГОЛОС МЕДВЕДЯ. Одеваюсь, обуваюсь...
ЗАЯЦ. Пора тебе в лес за дровами идти...
ГОЛОС МЕДВЕДЯ. Иду, иду...
Медведь выходит из берлоги, потягивается после сладкого сна, но тут же ежится от холода.
МЕДВЕДЬ. Холод-то, какой! А где же Весна красна?
ЗАЯЦ. Я здесь!
МЕДВЕДЬ. Какая же ты  Весна? Ты Масленица.  Выходит, еще зиму не проводили, Масленицу огнем не опалили. Зачем же вы меня так рано разбудили? Ишь, какой холод!
БЕЛКА. Потому,  Мишенька, и холод, что ты печь не затопил.
МЕДВЕДЬ. Да ты что, соседка, обычая не знаешь? Всему свой срок: сначала Масленицу отгуляйте, зиму проводите, а потом уж и Медведя будите.
БЕЛКА. У людей-то, Миша, давно весна. Про Масленицу-то уж в деревнях и думать забыли. А эта тут по ошибке осталась. Так что давай, разгуливайся, печь топи.  А мы будем песни петь: “жаворонки, прилетите, студену зиму унесите, теплу весну  принесите...”
МЕДВЕДЬ. Весна, весна, а кругом снег. Ни травки, ни корешка пожевать. Голодно.
БЕЛКА. Потому и голодно, “что зима нам надоела, весь хлеб у нас поела. Ни крошки, ни зернышка не осталось...”
МЕДВЕДЬ. Не осталось?
БЕЛКА И ЗАЯЦ (вместе). Нет!
МЕДВЕДЬ.  Ну, тогда... я дальше спать пойду.  Рано вы меня разбудили - ни травки, ни листика...  (Заходит в берлогу, из дверей.) Зря меня не будить! А-то вон оно – многоточие-то!
Медведь, хлопнув дверью, скрывается в берлоге. Заяц смотрит в окошечко.
ЗАЯЦ. Эх, опять залег!
БЕЛКА. Вот этого я и боялась. Мишка пока не поест, лапой о лапу не ударит. Пойду-ка я у себя в чулане посмотрю, может, что-нибудь вкусное ему отыщу. А ты пока ставь чучело на место, – оно нам еще пригодится...
ЗАЯЦ (ставя чучело в сани). Ой!
БЕЛКА. Что!
ЗАЯЦ.  Тут в санях кадушка, а из нее так вкусно пахнет...
БЕЛКА. Ах, какой аромат! Что же там?
Открывают кадушку.
БЕЛКА И ЗАЯЦ (вместе). Блины!
ЗАЯЦ. И масло.
БЕЛКА (достав по  блину, пробует). Вкусно.
ЗАЯЦ. Еще как вкусно!
БЕЛКА. Никогда ничего вкуснее не пробовала. Жалко, что масло замерзло.
ЗАЯЦ. Да, с маслом бы мы все блины съели.
БЕЛКА. Лопнуть нам, что ли? И так, поди, на свой балкончик не поднимусь. (Поднимается по приставной лесенке.) Нет, смотри ты, забралась.
ЗАЯЦ (кушая блины). Появись сейчас Лиса, – с места не сдвинусь! Так она меня с блинной начинкой и слопает.
БЕЛКА. Помянул ты плутовку, и она уж и тут как тут.
ЗАЯЦ. Где?
БЕЛКА. А вон, за елочками.
ЗАЯЦ. Как же я теперь с полным брюхом побегу?
БЕЛКА. Только без паники! Опять в медвежью берлогу, марш!
ЗАЯЦ. А вдруг Мишка еще не уснул?
БЕЛКА. Вот и проверишь...
ЗАЯЦ. А многоточие!?
БЕЛКА. А Лиса!
Заяц опять прячется в берлогу. На полянку выбегает Лиса и сразу натыкается на чучело Масленицы.
ЛИСА. О, горе мне, горе! Пропала я несчастная! Не убивай меня добрый охотник, пожалей моих детушек!
БЕЛКА. Знаешь, Лиса, это уже не смешно. Ты бы хоть что-нибудь новенькое придумала, чем этому чучелу-то кланяться?
ЛИСА. Как, опять эта Масленица? Кто ее сюда прикатил?
БЕЛКА. Никто, сама с горки съехала.
ЛИСА. Ну, сейчас я ее унесу подальше, с глаз долой! (Берется за  чучело.) Ой, а чем это так вкусно пахнет?
БЕЛКА. Ох, как бы она наши блины не нашла. (Лисе.) Это Зайцем так вкусно пахнет. Заяц тут недавно пробегал. Вон, в том лесочке скрылся.
ЛИСА. Нет, это не зайчатина. (Находит кадку с блинами.) Я так и думала: блины! (Набрасывается на блины, ест.)
БЕЛКА. Э, рыжая, ты не сильно на блины-то налегай, а то вдруг, они испортились?
ЛИСА. Что им будет на морозе-то? (Ест.) Ах, до чего свежие! Как будто только что со сковороды. Снесу-ка я их к себе в нору. Там у меня и сковородочка и очажок есть... (Пробует поднять кадку с блинами.)   Ух, тяжелая какая, не поднять! Очень уж блинов много. Надо еще  маленько отъесть. (Ест и пробует опять поднять кадочку.) Никак! Это хорошо, конечно, что блинов много, но одна я их не унесу. Надо кого-то на помощь звать. А это значит, что делиться придется. Ох, как я ни с кем ничем делиться не люблю! (Опять пробует поднять кадку.) Ни как, хоть плачь! Надо Волка на помощь позвать. Он блинов не ест, а за помощь я ему Зайца пообещаю. Какая мне теперь охота за косым бегать, когда у меня такое богатство! Значит – решено: Волку - Заяц, а мне – блины! Да, но зайца же еще поймать надо... Ай, Волку надо, пусть он и ловит! Мое дело – пообещать, а обещанного-то и по три года ждут. Ладно, я пошла за Волком. (Обнимает кадочку.) Блиночки мои, блиночки, подождите меня до ночки. (Убегает.)
ЗАЯЦ (выглядывая из берлоги.) Ушла?
БЕЛКА. Уйти-то ушла, да наши блины нашла.
Заяц бросается к кадушке, заглядывает в нее.
ЗАЯЦ. Ух, ты, сколько отъела!
БЕЛКА. Ты не блины жалей, а себя! Сейчас она сюда с Волком придет.
ЗАЯЦ. Все, пропала моя молодая жизнь  
БЕЛКА. Ты это что задумал?
ЗАЯЦ. Сейчас все блины съем!
БЕЛКА. Смотри, умрешь от обжорства.
ЗАЯЦ. Уж лучше я умру оттого, что сам ем, чем оттого, что меня едят!
БЕЛКА. Не тронь блины! У меня план есть: лучше мы Медведя этими блинами накормим. А он за это тебя в обиду не даст, а потом печь затопит, и лес обогреет. Буди, его!
ЗАЯЦ. Ура, весна придет! Ну, Масленица, послужи нам еще раз.
Заяц опять, пользуясь чучелом, стучит в берлогу, будит Медведя.
ГОЛОС МЕДВЕДЯ. Кто там?
ЗАЯЦ. Это я - Масленица.
ГОЛОС МЕДВЕДЯ.  Я  же сказал: меня до весны не будить, а-то, когда я сердит, то очень есть хочу!
ЗАЯЦ. Поднимайся, Миша, я тебе поесть принесла.
ГОЛОС МЕДВЕДЯ. Поднимаюсь.
ЗАЯЦ. Блинков напекла.
ГОЛОС МЕДВЕДЯ. Одеваюсь.
ЗАЯЦ. С маслицем.
ГОЛОС МЕДВЕДЯ. Обуваюсь.
ЗАЯЦ. Полную кадочку.
МЕДВЕДЬ (выходя из берлоги.) А вот он и я! Где блины?
ЗАЯЦ (прячась за чучелом.) Пожалуйте откушать, Михаил Потапович.
Медведь ест блины.
МЕДВЕДЬ. Ох, и вкусно! А где же маслице?
БЕЛКА. А маслице, ты уж извини, замерзло.
МЕДВЕДЬ. Какая жалость... Немазаными блинами-то и подавиться можно.
БЕЛКА. А ты, Миша, печь затопи, да маслице на плите растопи. Вот, у меня и сковородочка подходящая есть, – лови!
МЕДВЕДЬ (ловя сковородку.) Осторожнее! А если бы ты мне этой сковородкой по голове попала? Ведь сковорода-то чугунная, он же расколоться могла. На чем бы я тогда маслице растопил?
БЕЛКА. Видимо ты, Миша, не сильно голоден: болтаешь, и болтаешь! Ты в лес иди, за дровами!
МЕДВЕДЬ. Бегу, бегу. Это я мигом! (Уходит.)
БЕЛКА. Ну вот, сейчас Миша печь затопит, лес обогреет...
ЗАЯЦ. Травка вырастет, листочки распустятся. Глядишь, в таких-то зарослях и меня Лиса не поймает.
БЕЛКА. А вот на это не надейся: вон она - сюда бежит. Прячься скорее в берлогу!
Заяц прячется в берлогу. Появляется Лиса. Она сразу бросается к кадушке с блинами.
ЛИСА. Вот они мои блиночки! Ты, Белка, моих блинов не ела? Так и есть - ела! Ну, ничего в лесу без присмотра оставить нельзя! Ничего, сейчас Волк подойдет,  и отнесем мы с ним мои блины в мою нору.
БЕЛКА. Нора, Лисонька, может быть и твоя, а вот блины  - не твои.
ЛИСА. А чьи же они? Мои, мои!
БЕЛКА. А я говорю, что не твои, а Михаила Потаповича.
ЛИСА. Медведя? Да он еще спит.
БЕЛКА. А вот и нет. Давно проснулся, и за дровами пошел. Придет, будет печку топить, да свои блинки с маслицем кушать. А тебя увидит рядом с кадушкой - все, несдобровать тебе!
ЛИСА. Вот беда! Что же мне теперь, бедненькой делать? Куда же это Волк-то запропастился, почему на помощь не спешит?
БЕЛКА. Поспешит, и ему от Медведя попадет.
ЛИСА. Ой, только не пугай ты меня раньше времени! Медведь еще далеко, а блиночки вот они, рядом. Попробую еще раз сама унести. (Пробует поднять кадушку.) Ой, ой! Только спина заболела! Что же я,  глупая,  делаю? Зачем мне эту кадку на себе таскать, если ее можно на санках увезти!
Лиса берется за сани и тянет их. Сани катятся. Тут из берлоги  выскакивает Заяц и, ухватившись за сани сзади, держит их, не пускает Лису.
Что это с санями стало? Примерзли они, что ли?
Лиса оглядывается. Заяц,  пригибаясь, прячется за санями.
Попробую еще раз. (Опять тянет сани.)
Заяц опять держит сани, не давая им тронутся.
Может быть, мне их сзади подтолкнуть?
Лиса идет от передка саней к задку. Заяц, прячась за санями, движется в обратном направлении - от задка к передку саней. Лиса толкает сани вперед. Заяц,  упираясь, толкает их назад. Ему трудно противостоять Лисе и он, потеряв бдительность, оказывается  глаза в глаза перед Лисой.
Э, так это ты, косой, мне мешаешь? А я-то тут мучаюсь, надрываюсь! А ну,  уйди с дороги, а-то  вот я тебя!
ЗАЯЦ. И не проси, Лиса, не уйду.
ЛИСА. Да ты что? Или забыл уже, как от меня бегал?
ЗАЯЦ. Ага, забыл. Хочу с тобой, рыжая, в догонялки поиграть.
ЛИСА. Рыжая! Вот я тебя!... (Бежит было за Зайцем вокруг саней, но догнать его не может.) Ох, и зачем я только та блинов наелась!
ЗАЯЦ. Ну, что же ты? Догоняй!
ЛИСА (гладя себя по животу). Видишь ли, косой: я сегодня уже надогонялась. Ты ко мне завтра, с утра, приходи, пока я еще не завтракала. Вот там мы с тобой в догонялки и поиграем.
ЗАЯЦ. Завтра мне, Лиса, будет некогда.
ЛИСА. Отстань, косой!
В это время на косогоре появляется Волк. Он стоит и слушает  разговор Лисы и Зайца.
ЗАЯЦ. И не проси, Лиса, не отстану, до тех пор, пока ты не согласишься со мной в догонялки поиграть.
ВОЛК. А давай, серенький, я с тобой в догонялки поиграю?
Заяц,  испуганно ойкнув, прячется в медвежью берлогу.
 (Подходит к берлоге, принюхивается.) Ох, и вкусно же зайчатинка пахнет! Ну, спасибо тебе, Патрикеевна, уважила,  не обманула насчет Зайца-то.
ЛИСА. Да когда же я тебя, кум, обманывала?
ВОЛК (без обиды). Да всегда.
БЕЛКА. И  теперь обманывает: Зайца-то еще поймать надо.
ВОЛК. А что его ловить? Вон он. Сам себя запер, достать только.
БЕЛКА. Достань, достань на свою голову!  Только сначала прочитай, что над дверью написано, и потом не говори, что я тебя не предупредила.
ВОЛК. Вообще-то, я не шибко грамотный. Прочти-ка ты, рыжая.
БЕЛКА. Я не рыжая! Я - каштановая!
ВОЛК. Да не о тебе и речь. Прочти, кума.
ЛИСА. Я  бы с удовольствием прочла, да вот очки дома забыла.
ВОЛК. Ох, до чего же я сам читать не люблю... Если только что про охоту... А так, совсем не охота.
ЛИСА. Как это не охота? Там же Заяц!
ВОЛК. Ага, Заяц. Зайчатинки охота, а читать, не охота!
БЕЛКА. Охота, не охота, а лучше прочти.
ВОЛК. Ладно, попробую. (Пробует читать по сладам.) К... Т... О... “Кто”, написано. А вот чего  “ Кто”?
ЛИСА.  А того и написано, что кто поймает Зайца, может его съесть, а то... Ой, это я уже лишнее прочитала.
ВОЛК. Нет, кума, ты уж все  теперь читай. Впредь-то все читано было. Что значит - “А-то...”?
ЛИСА. Да ничего - многоточие...
ВОЛК. Вот! Не нравятся мне эти многоточия! Еще было бы интересно знать - чьи они?
БЕЛКА. Известно, чьи – Медвежьи!
ВОЛК.  Медвежьи? Интересно, а что бы оно значило?
БЕЛКА. А значит оно то, что берлога эта Медвежья. Но сейчас в ней, временно, проживает Заяц. Потому, что они с Михаилом Потаповичем закадычные друзья. А Лиса тебя Волк, как всегда обманывает.
 ВОЛК. Ты это чего, кума?  Ты что, меня с Медведем поссорить хочешь? Нет, мне эти разборки не к чему.
ЛИСА. Да врет она все, а ты уши развесил. Я этого Зайца сама всю зиму лично гоняла, и до того загоняла, что он со страху в медвежью берлогу залез. Хочешь, сам его ешь, а не хочешь, я из него паштет сделаю, да с блинами, да с маслицем...
ВОЛК. Все понял, кума. Покумимся, кума, покумимся. Нас с тобою не браниться, век дружиться! (Стучит в берлогу.) Эй, Заинька, выходи. Серенький, попляши! Вот как, вот как попляши, лапкой Волку помаши! А ну, выходи, серый, а-то хуже будет!
Заяц обречено выходит из берлоги.
Слушай, кума, и какой это грамотей Зайца, как и Волка, серым прозвал?
ЛИСА. Народ.
ВОЛК.  Странный это народ, если зайца и волка одним именем зовет. Я, лично, этого не понимаю.
ЛИСА. А что тут понимать? Заяц он от страха серый, а ты, Волк…
БЕЛКА. От глупости.
ВОЛК. Замолчи ты... рыжая.
БЕЛКА. Я  - каштановая.
ВОЛК. Рыжая! Рыжая, как и Лиса! И вот, рыжие, я опять не понимаю: ты, кума, если рыжая, так народ тебя рыжей и зовет.  А, вот, она тоже рыжая, а зовут ее - белкой. Где логика, не понимаю!
БЕЛКА. И не поймешь, потому, что ты – серый!
ВОЛК. Замолкни ты... Вот, и обозвать-то ее как не знаешь! Обидно! Ну, ничего мы эту обиду сейчас вмиг забудем, после вкусного завтрака! А ну, Заинька, попляши! А ну, серенький ты мой от страха, попляши! Кума, а чье это милое дитя?
ЛИСА. Твоё, кум, твоё!
ВОЛК. А кому его есть?
ЛИСА. Тебе, кум, тебе.
БЕЛКА. Не смейте обижать маленького!
ВОЛК. Вот что, каштановая, застегни роток на все пуговки, и помалкивай! Видишь, мы с Лисой добычу делим!
На косогоре появляется Медведь.
Так, и чего же ты, кума, хочешь за серенького?
ЛИСА. Шильце, мыльце, белое белильце, пакет  с халвой...
МЕДВЕДЬ. И по спине метлой!
БЕЛКА. Они, Мишенька, хотели твои блины забрать, а Заяц им не отдавал. Так теперь они его за это съесть хотят!
МЕДВЕДЬ. Что? Моих друзей обижать! А вот я вас!
Медведь бросает дрова наземь. Лиса и Волк, стремглав, убегают.
А тебе, Заяц, спасибо. Уберег ты блины, а значит, и я не усну, а печь растоплю, лес обогрею! А то посмотрел сейчас, а там-то, за бугром, давно лето!
БЕЛКА. За бугор, Миша, нечего смотреть - там своя жизнь, а нам, в нашей глуши, свою устраивать надо... Идите-ка печь топите. Да кадку с блинами с собой заберите, чтоб никому от нее соблазна не было. А я в кладовку к себе загляну, может, еще  у меня и вареньице осталось...
Все расходятся. Крадучись появляются Лиса и Волк.
ВОЛК. Ну, что ты опять задумала, кума?
ЛИСА.  Я без блинов не уйду! Все равно мы их обманем!
ВОЛК. Ой, ли...
ЛИСА. Смотри, в санях шкуры какие-то свалены! Не наши шкуры, не лесные! Давай в них нарядимся, и притворимся кем-нибудь. Например, ты будешь заморским купцом, а я твоим переводчиком...
ВОЛК.  Я по-заморски-то не слова не знаю. Что же я скажу?
ЛИСА. Говори то, что все заморские купцы говорят: ес, ес, ес!
ВОЛК. Да откуда же мне знать, кто там за морем кого ест?
ЛИСА. А тебе и знать нечего. Главное тут, не то, что ты говорить станешь, а что я переводить буду.
ВОЛК (уже завернутый в баранью шкуру).  Узнают тебя,  рыжую!
ЛИСА. А я наизнанку вывернусь, и тоже себе на голову рога прилажу. Вот, хоть эти, коровьи...
БЕЛКА (с балкончика). А я все слышала, а я все видела, а я никого обмануть не позволю!
ЛИСА. А ну-ка, Волк, достань мне ее!
ВОЛК. Я вообще-то, кума, и в детстве-то по деревьям не мастак лазить был... Не умею я этого.
ЛИСА. Да что тут уметь! А ну - давай, я тебя подсажу
Лиса помогает Волку забраться на дерево.
БЕЛКА. А я от вас в дупло спрячусь.
Белка прячется в дупло.
ЛИСА. Вот и хорошо! Волк, запри ее там, и ставенки закрой.
Волк запирает Белку, закрывает ставенки.
ВОЛК. Готово. А как мне теперь слезть?
ЛИСА. Какой ты, кум, беспомощный! Ничего сам не можешь! Ладно, я тебя там не оставлю, сейчас помогу спуститься.
Лиса жердью спихивает Волка с дерева. Волк падает наземь.
ВОЛК. Ой, ей-ей! Вот так помогла, кума! Я  же чуть не убился!
ЛИСА. Не убился же? Вот и нечего кричать!
Волк пробует подняться с земли, охает. На шум паденья, на “охи” Волка, из берлоги выходят Медведь и Заяц.
МЕДВЕДЬ. Что это тут за шум? Как будто,  что-то  о землю стукнулось.  Уж не Белка ли это  с дуба рухнула?
ЛИСА (Волку). Вставай же, горе ты мое!
ЗАЯЦ. Нет, Миша, это не Белка.  Это вообще какие-то не наши, не лесные звери.
МЕДВЕДЬ. Вы кто такие будете? Что вы в нашем лесу делаете?
ЛИСА. Мы есть заграничные купцы-туристы. Мы из-за моря к вам прилетели. Да вот, не совсем удачно приземлились. Господин купец никак подняться не может.
МЕДВЕДЬ. Ну, это мы поможем. Мы гостям завсегда рады. (Ставит Волка на ноги, прислоняет его к дереву.) Вот так... Осторожнее вам надо было летать. Я тут, как-то, за медом лазил, да упал, и-то спины три дня не чуял. Это с дерева-то.  А вы вон, откуда, аж из-за моря свалились. Удивляюсь, как и живы-то остались. Ну, давайте, однако, знакомиться. Это - Заяц, а я - Медведь. Михал Потапыч. (Трясет Волку лапу.) А вас как величать прикажете?
ВОЛК. Ой, больно же!
МЕДВЕДЬ. Какое странное имя?
ЛИСА. Ничего странного: обыкновенное заграничное имя - Больноже! Мусье Больноже.                                                    
МЕДВЕДЬ. Мусье?.. Это вы из каковских же будете?
ЛИСА. Из хранцузских.
МЕДВЕДЬ. Из хранцузских? А вы ему не супругой приходитесь?
ЛИСА. Нет, я при них переводчицей состою.
МЕДВЕДЬ. Перевозчицей? Что ж вы его так не осторожно перевозите?
ЛИСА. Да не перевозчица я, а переводчица! Что господин купец вам не скажет, я тут же вам перескажу.
ЗАЯЦ. А откуда вам известно, что они нам не скажут?
ЛИСА. Что вы меня путаете! Как это они не скажут? Он скажет, обязательно скажет. Но только по своему, по-заморски. А уж, я вам с заморского, на ваш, лесной язык, все переведу, потому, что он, по вашему, по лесному, ну, ни слова не понимает. (Волку.) Так?
ВОЛК. Угу!
ЛИСА. Ага, говорит.
МЕДВЕДЬ. Ишь ты – по нашему “угу”, а по ихнему - “ага”!
Раздается стук. Это Белка стучит в своем домике.
ЗАЯЦ. Стучится кто-то?
ЛИСА. Да это дятел, не обращайте внимания.
МЕДВЕДЬ. А, простите, вас как зовут?
ЛИСА. Патрикеевна...
МЕДВЕДЬ И ЗАЯЦ (вместе). Как?
ЛИСА. Патрике... Мадам Патрике.  А можно, я вас тоже по хранцузски буду называть?
МЕДВЕДЬ. Это как же?
ЛИСА. Мишель!
МЕДВЕДЬ (польщен). Ищь ты – Мишель!
ЗАЯЦ. А как меня по хранцузски звать?
ЛИСА. Заяц?
ЗАЯЦ. Заяц, Заяц...
ЛИСА. Заяц по хранцузски будет – Кролик.
ЗАЯЦ. Кролик?
ЛИСА. Да - Кролик-косоглаз!
ЗАЯЦ. Его так Мишель,  а  меня,  так - Косоглаз...
МЕДВЕДЬ. А что вас привело в наши глухие края?
ЛИСА. Интерес. Так, мусье Больноже?
ВОЛК. Ес, ес.
МЕДВЕДЬ. Есть хотите?
ВОЛК. Ес, ес...
ЛИСА. Нет, нет. “Ес”, по нашему, по-заморски, да - означает.
МЕДВЕДЬ. Так я не понял? Есть - да, или есть - нет?
ВОЛК. Да-да!
ЛИСА. Нет-нет! Мусье Болноже интересуется вашей экзотикой.
МЕДВЕДЬ. А...  это что же такое?
ЗАЯЦ. Экзотика, Миша, это когда Зайцы - косые, а Медведи - косолапые.
ВОЛК. Ес, ес, ес!
МЕДВЕДЬ. А,  по-моему, он все-таки, чего-то просит?..
ЛИСА. Нет, это он так выражает свое восхищение вашим бытом. Например, посмотрите на эту бочку...
МЕДВЕДЬ. Это не бочка. Это - кадушка.
ЛИСА. Кадушка! Прелестно, прелестно! Ах, какая у нее форма!
МЕДВЕДЬ. Что форма?! Если б вы знали, какое в ней содержание. Она полна блинов!
ЛИСА. Вы слышали, мусье Болноже, - блины!
ВОЛК. О, ес, ес!
ЗАЯЦ. А это уж кто  поест, а кто и посмотрит!
ЛИСА. Так себя вести не политично.
ЗАЯЦ. А косоглазым называть – политично?
ЛИСА. Так это ж по хранцузски. Мишель, а вы не могли бы нам эту кадушку презентовать? Мосье Больноже отвез бы ее в самую Хранцию. В наиглавнейшую столицу Иропы, город Шалиш и поставил бы там ее в музеуме.
МЕДВЕДЬ. Музеум это что?
ЛИСА. Музеум - это такая большая - пребольшая берлога, где в экспозициях экспонируются экспонентно и экспромтом  экспрессивные экспонаты,     полные  экспрессионистической  экспрессии.
МЕДВЕДЬ. О! Придется дать, ради такого случая.
                  ЛИСА. Мы там, вашу кадушечку, поставим рядом с нашим Наполоном!
МЕДВЕДЬ. Наполон это кто?
ЛИСА. Наполон - это наиглавнейший античный герой Хранции. Хранцузы его просто обожают.
ЗАЯЦ. Мы блины тоже обожаем.
ЛИСА. Наполон рядом с вашей кадушкой, очень бы гармонировал.
ЗАЯЦ. Чего бы он делал?
МЕДВЕДЬ.  Это я знаю - на гармони бы играл.
Слышен стук из белкиного дома.
ЗАЯЦ. Все-таки, кто-то стучит.
ЛИСА. Дятел это, дятел.
МЕДВЕДЬ. И что это он сегодня никак не уймется - про гармонь поговорить не дает. А скажите, мадам Патрике, а ваш гармонист, Наполон этот, он наши блины не заиграет?
ЛИСА. Стоит вам из-за них беспокоится. Вам мусье Больноже вместо них целый бочонок меду пришлет.
МЕДВЕДЬ. Меду?
ВОЛК. Ес, ес!
МЕДВЕДЬ. А какого?
ЛИСА. Конечно же, липового!
МЕДВЕДЬ.  Точно липового?
ЛИСА. Да у нас во Хранции все липовое, причем намного липовее вашего, так что -  можете не сомневаться.
ВОЛК. Ес, ес!
МЕДВЕДЬ. Вот за это спасибо. (Трясет Волку лапу.)
ВОЛК. Ой, больно же!
МЕДВЕДЬ. Ты чего это, мусью, знакомились уже?
Белка опять стучит.
И, правда, что это дятел сегодня расстучался?
ЛИСА. Работник значит хороший, все работает, работает. Да и нам пора, дела ждут...
МЕДВЕДЬ. Погодите, а поговорить?
ЛИСА. О чем? Все уже кажется, переговорили.
МЕДВЕДЬ.  А я хотел вас спросить: почему мы такие разные? И липа, поглядишь, у вас липовей, и рога у вас на голове растут, а у нас нет. Почему это так, мусье Больноже?
ВОЛК. То бишь... тудыт, то бишь, туды туби!
МЕДВЕДЬ. Это чего же он такое сказал?
ЛИСА (про себя). Хотела бы я сама это знать? (Медведю.) Он говорит, что больше не может тут находится: голова у него от этого стука сильно болеть начинает.
МЕДВЕДЬ. Жалко, а то бы еще посидели, поговорили... Вы бы, глядишь, надоумили нас, как нам нашу лесную жизнь обустроить.
ЛИСА. Нет уж, увольте. От этих вечных ваших дум, не только у нас, у хранцузов, но уже и у гличан, и у липонцев их умные головы разболелись. Прямо в висках стучит...
МЕДВЕДЬ. Да это не в висках – это дятел на сосне.
ЛИСА. Вот вы с дятлом об этом и думайте, у вас с дятлом голова не болит. А наши, хранцузские головы, к этому стуку очень чувствительны. Нам с мусью, давно уже отсюда сматываться пора.
ВОЛК. Ес, ес!
                  ЛИСА. Вы нам под кадку санки не уступите, что бы нам до Хранции легче бечь было?
МЕДВЕДЬ. Ну, куда от вас денешься – берите и санки. Может быть, и чучело прихватите? Наша Масленица с вашим Наполоном в музеумной берлоге с удовольствием бы, рядом постояла. Сплясала бы, глядишь, чего под его гармонию.
ЛИСА. Ну, нет. Ни к чему нам хранцузский народ заздря вашими чучелами пугать. Лучше вы ее в свою берлогу заприте, да и пляшите с ней. А лучше, давайте, я ее  за берлогу унесу, с глаз подальше! (Уносит чучело Масленицы за берлогу, возвращается.) Эй, мосье Больноже, хватит уже столбиком-то стоять! Впрягайся в сани, экспонат повезем. Да живее, а-то нам, до столицы Хранции, города Шалиш, еще шагать, да шагать.
Лиса и Волк уходят и увозят с собой сани с бочонком блинов.
МЕДВЕДЬ (глядя им вслед). Знаешь, Зайка, какая между нами и ими разница?  Эти гости заморские о жизни думать не умеют. У них от таких дум голова раскалывается, и потому из нее всякая дрянь лезет... Рога-то, чай,  у них не спроста выросли! (Оборачивается на стук из Белкиного дома.) Что это сегодня с дятлом: и стучит, и стучит... Этак и наши, умные головы, разболеться могут.
ЗАЯЦ. А что это Белка, среди бела дня ставни позакрывала?
МЕДВЕДЬ. А вот мы сейчас поглядим. (Лезет на дерево, открывает ставенки, отпирает двери.) Ты что это, соседка, позакрывалась? Не заболела?
БЕЛКА. Я? Я вам стучу, стучу…
ЗАЯЦ. Мы думали это дятел.
МЕДВЕДЬ. И хранцузы сказали, что дятел.
БЕЛКА. Какие еще хранцузы? Еще скажите ниспанцы с мерканцами! Это Лиса с Волком  так вырядились, чтобы у вас блины выманить.
МЕДВЕДЬ. Ой, беда! Теперь у нас весны никогда не будет, а будет только зима.
Как бы в подтверждение его слов завыл ветер, пошел снег, резко потемнело.
ЗАЯЦ. Допрыгались!
МЕДВЕДЬ. Пропали!
БЕЛКА. Эх, вы, герои! Ты, Миша, печь растопил?
МЕДВЕДЬ. Давно горит...
БЕЛКА. Ну, так мы сейчас сами блинов напечем, Масленицу проводим, весну песнями встретим.
Все уходят в берлогу. Ветер завывает сильнее. Появляются Волк и Лиса. Они   с трудом тянут свою поклажу.
ЛИСА. Как, опять медвежья берлога?
ВОЛК. Похоже, мы с тобой, Лиса, в пурге заблудились.
ЛИСА. Поворачивай, кум, сани - обратно пойдем.
ВОЛК. Пропадем, замерзнем.
ЛИСА. Не замерзнем - дай только до норы добраться!
ВОЛК. У тебя хоть нора есть. А мое логово, чай, уже снегом замело, не сыскать теперь. Давай, кума, попросимся к ним погреться.
ЛИСА. Попросись! Там тебя быстро согреют - косолапый-то скор на расправу!
ВОЛК. Авось, простят горемычных...
Медведь, Белка и Заяц  выходят из берлоги.
ЛИСА. Прячься, кум, и сани прячь!
Лиса  и Волк прячутся за косогором.
ЗАЯЦ. Ух, и метет!
МЕДВЕДЬ. Удастся ли нам весну умаслить?
БЕЛКА. Разводите костер. Будем через него прыгать, весну зазывать. Сажайте печеных жаворонков на ветки, пойте за мной:
ВСЕ (поют). Чивиль, чивиль, жаворонок!
                                          Вот твой дитенок!
                                          Дай нам лето!
                                          Зима нам надоела:
                                          Весь хлеб  поела!
Звери начинают прыгать через костер.
                      Гори, гори ясно!
                        Чтобы не погасло!
                         Глянь на небо -
                         Птички летят,
                         Колокольчики звенят!
ВОЛК. Чего это они, Лиса?
ЛИСА. Весну зазывают, греются.
ВОЛК. Пойдем и мы, кума, весну звать – авось, согреемся.
ЛИСА. Предрассудки все это!
БЕЛКА. Ух, жарко!
ЗАЯЦ. Тепло.
БЕЛКА. А вот не украли бы у вас Лиса с Волком блины, умаслили бы мы ими Масленицу давно бы тепло наступило.
Звери продолжают греться у костра, петь песни.
ВОЛК. Опять ты, кума, меня обманула! Давай вернем длины, покаемся.
ЛИСА. Еще чего! Лучше наедимся досыта. В животе тепло станет, зачем нам тогда и весна?
ВОЛК. Нет, кума! Еда - едой, а весна - весной! Отдадим блины!
ЛИСА. Нет, кум.
ВОЛК. Да, кума.
ЛИСА. Да какой ты мне после этого кум?
ВОЛК. Раскумимся, кума, раскумимся. Не сварясь, не бранясь, ладно живучи, припеваючи!
Волк садится в сани и лихо съезжает с горы. Звери замирают от неожиданности, смотрят на него.
ВОЛК.           Братцы, сестрицы!
                                         Примите меня!
                                         Братцы, сестрицы!
                                         Простите меня!
Простите меня за все, чем я навредил вам. А блины-то вот они, возьмите, целехоньки.
БЕЛКА. Ладно,  Волк, так и быть, прощаем тебя. 
МЕДВЕДЬ. Прости и ты нас, что не так.
ЗАЯЦ.            Чур!
                                   Играть!                     
                                   Не воровать!
                                          Без вороху!
                                          Без промаху!
                                          Без  щелку!
ВОЛК.           Прощай, Масленица!
                       Пересмешница.
ВСЕ.              Как на масляной неделе
                       В потолок длины летели...
ЗАЯЦ. Погодите, а где же Масленица?
Из-за берлоги выходит Красна девица в наряде Масленицы.
ВСЕ. Масленица!
ВЕСНА. Я не Масленица, я - Весна-красна.  Слышите: ветер  утих...
МЕДВЕДЬ. И снег не идет...
ВОЛК. Солнышко греет!
ЗАЯЦ. Капель звенит!
МЕДВЕДЬ. А скоро ли цветочки расцветут?
ВЕСНА. Как только почки распустятся...
БЕЛКА.        Весна - красна,
                                         Ты на чем пришла?
ВЕСНА.        На кобыле вороной.
                                         С сохой, да бороной!
                                         На овсяном снопочку,
                                         На ржаном колосочку,
                                         На пшеничном зернушку!
ВСЕ. Весна-красна, ты, что нам принесла?
ВЕСНА. Красно летичко!
Все поют: “Гори, гори ясно...”     Во  время  песни снег тает, лес зеленеет, птички поют весело.
Занавес.
                                                          КОНЕЦ.



Илюхов Владимир Васильевич.
Вологда.
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования