Общение

Сейчас 488 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

(музыкальная сказка по мотивам романа
                 Райдера Хаггарда "Дочь Монтесумы")

          ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


                           ТОМАС ВИНГФИЛД
                           ДЖЕФФРИ - его брат
                           МАТЬ
                           ХУАН ДЕ ГАРСИА
                           ЛИЛИ - невеста Томаса
                           МОНТЕСУМА - император  ацтеков
                           ОТОМИ - его дочь, принцесса
                           КУАУТЕМОК - принц
                           КОРТЕС
                           МАРИНА
                           ЖРЕЦЫ,ИНДЕЙЦЫ,МАТРОСЫ,СОЛДАТЫ КОРТЕСА










                          ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

     Долина Уэйвни.  Вдалеке течёт река, за нею - церковь.
Сад.  Дорога. В глубине сада виден небольшой уютный домик.
Идиллическая английская сельская местность. В правом углу сцены -
круглый стол со стульями накрыт к завраку.  В левом углу сцены -
старый дубовый стол со свечами,  пером и бумагой. Здесь и появля-
ется старик, перечитывает то, что уже написано, откладывает лист.
Обводит взглядом местность. Тихая лирическая музыка.

                           ТОМАС
                    Вот состарился вроде
                    И стою на краю -
                    В дитчингемском приходе
                    Жизнь кончая свою.
                    Я когда-то здесь вырос -
                    И уехал потом.
                    Что со мною случилось -
                    Не опишешь пером.
                    (Садится за стол)
                    Всё же надо, пожалуй,
                    Взяться мне за перо
                    И припомнить сначала
                    Всё, что произошло.
                    Как мотало по морю,
                    Как спасался с трудом
                    Между счастьем и горем,
                    Между злом и добром.
                    Да, пожил я на свете
                    И порядком устал.
                    Между жизнью и смертью
                    Я всего повидал.

     Я, Томас Вингфилд, прихожанин дитчингемского прихода,
     прежде чем успокоиться на нашем деревенском кладбище, хочу
     рассказать историю своей жизни. Мне есть чем поделиться с
     людьми, и тот, кто захочет, извлечёт из моей истории нема-
     лые уроки. Главная же истина,  которую я познал заключается
     в том, что зло никогда не приносит добра, зло порождает
     только зло и в конце концов обрушивается на голову того, кто
     его совершал,  и неважно - один это человек или целый народ.
     Я родился здесь - в Дитчингеме.  Отец мой был из старинного
     рода  Вингфилдов, а маму он привёз из далёкой Испании,
     когда в молодости путешествовал по свету. Рождённая в благо-
     родной семье де Гарсиа, она всегда очень тосковала по своей
     солнечной родине и часто рассказывала о ней. Благодаря маме
     мы с братом Джеффри ещё в детстве выучили испанский.

     Возле большого стола появляются Мать, и Джеффри,  са-
     дятся завтракать. Томас присоединяется к ним.

МАТЬ. Я так и вижу узенькие,  тихие севильские улочки. Дома выхо-
     дят на них замкнутыми с трёх сторон внутренними двориками,
     по-испански - патио.
ДЖЕФФРИ. Мама, тебе хочется вернуться туда?
МАТЬ. Нет, милые мои. нет. Я не могу туда вернуться.
ТОМАС. Почему?
МАТЬ. Там живёт один человек.  Мой враг и враг  вашего  отца.  Он
     причинил нам много горя и, если бы мог, убил бы меня.
ТОМАС. Что ты такое говоришь,  мама? Ты самая добрая и самая кра-
     сивая женщина на свете!
ДЖЕФФРИ. Кто осмелится тронуть тебя?
МАТЬ. Этот  человек  потому меня и ненавидит,  что я такая краси-
     вая,.. вернее, была такой красивой. Его имя - Хуан де Гарсиа
     - мой двоюродный брат. В детстве мы были обручены, и я долж-
     на была выйти за него замуж.
ТОМАС. Ты любила его?
МАТЬ. Никогда.  Как можно любить дьявола?  Этот человек обладал
     всеми пороками на свете.  Я только боялась его и оттягивала
     свадьбу. И тут познакомилась с вашим  отцом,  который  путе-
     шествовал по  нашей стране.  И мы с первого взгляда полюбили
     друг друга. Узнав об этом, де Гарсиа начал его преследовать,
     а в Испании он имел нешуточную власть и связи.  Чтобы не по-
     пасть в лапы Святого Судилища, мы бежали в Англию.
ТОМАС. Мама,  но ведь Джеффри уже девятнадцать, а мне - восемнад-
     цать, значит, это было так давно!
МАТЬ. А мне кажется - только вчера.
ДЖЕФФРИ. И ты до сих пор боишься этого человека?
МАТЬ. Он  поклялся найти меня и убить.  И я знаю,  что он сдержит
     своё слово.
ТОМАС (В зал). Тогда мы не придали словам матери большого значения.
     Испания была так далеко, а мы жили так дружно и счастливо.
     Джнффри любил копаться в земле,  а я увлёкся медициной и по-
     шёл в ученики к местному аптекарю.

     Юноши втают из-за стола.

ДЖЕФФРИ. Спасибо, мама.
МАТЬ(Целует его). На здоровье.
ТОМАС. Спасибо.
МАТЬ. Ты собрался в деревню?
ТОМАС. Да, к аптекарю.
МАТЬ. Я рада,  что тебе нравится эта учёба. Я бы хотела, чтобы ты
     лечил людей.
ДЖЕФФРИ. Как же к аптекарю! Небось спешишь встретиться с Лили!
ТОМАС. Аптекарь болен. Я должен буду обойти больных вместо него.
МАТЬ. Не  ревнуй,  Джеффри.  Если Лили выбрала Томаса,  ты должен
     смириться с этим и порадоваться за него.
ДЖЕФФРИ. Порадоваться?
МАТЬ. Иди, у тебя много дел.

     Джеффри уходит.

ТОМАС. Я после работы,  правда, иду к Лили, мама. Сегодня я хотел
     привести её в гости.
МАТЬ. Я буду рада.
ТОМАС. Правда?!
МАТЬ. Поцелуй меня перед уходом... Вот так. Не задерживайся, лад-
     но? За Джеффри я спокойна - он такой рассудительный.  А ты у
     меня - мечтатель. Как-то ты будешь жить?
ТОМАС. Почему ты так печально говоришь,  словно мы насовсем расс-
     таёмся?
МАТЬ. Это я так.  Иди, приготовлю тебе на ужин что-нибудь вкус-
     ное.

     Томас уходит.
                              МАТЬ
                     Далеко Испания моя.
                     Как по ней теперь тоскую я.
                     Ах, куда бы ни был ты влеком,
                     Никогда не предавай свой дом!

                     А влюбившись в твоего отца,
                     Я пошла с ним всюду, до конца -
                     Через все преграды - вновь и вновь -
                     Никогда не предавай любовь!

                     И друзья, и родина, и честь -
                     У тебя всё - слава Богу! - есть.
                     Заклинаю, веря и любя, -
                     Никогда не предавай себя!

     Мать исчезает.

ТОМАС. Денёк у меня выдался тяжёлый, как сейчас помню. Я обошёл
     всех больных и уже опаздывал на свидание к заветному боярыш-
     нику. Сегодня я собирался, наконец, объясниться с Лили, пока
     этого не сделал Джеффри.

                         А я с утра до ночи
                         Лечу любой недуг.
                         Мне до последней кочки
                         Известно всё вокруг.

                         Знакомых окон створки,
                         Где замедляю шаг,
                         И церковь на пригорке,
                         И лодка в камышах.

                         А там вон - на разъезде -
                         Дорога в Дитчингем.
                         Здесь каждый мне известен,
                         И я известен всем.

                         И я ношу аптеку
                         С собою по дворам,
                         Ведь это человеку
                         Так важно - трам-парам!

     Навстречу Томасу появляется Хуан де Гарсиа.

ГАРСИА. Э-э! Юноша! Прошу вас... Как говорить? Ярмут... Порт!
     Э-э. Как говорить - дорога?
ТОМАС. Добрый вечер. Вы, вероятно, заблудились?
ГАРСИА. Си... Испания. Дорога. Порт.
ТОМАС. А, вы испанец! Тогда говорите на своём языке - я вас пойму.
ГАРСИА. О, слава богу. Вы благородный юноша, знаете испанский?
     Как хорошо, а то я здесь запутался, и спросить некого.
     Моё судно стоит в порту - в Ярмуте. Как мне вернуться туда?
ТОМАС. Прямо по этой дороге, сеньор, и потом направо.
ГАРСИА. Благодарю.
ТОМАС. Я бы проводил вас до развилки, но очень спешу.
ГАРСИА. О,  я даже догадываюсь - куда. Вон там - за ручейком мель-
     кает белое платье. Будьте осторожны с женщиной, молодой че-
     ловек, поступауте  с  ней,  как вам хочется,  но никогда не
     верьте, а главное,  не женитесь, иначе однажды вам захочется
     её убить!
ТОМАС. Я как раз собираюсь жениться,  сеньор...  Не  знаю  вашего
     имени.
ГАРСИА. О, я путешествую инкогнито. У меня в вашей местности было
     тайное свидание с дамой. Мне неловко называть себя. Но если
     вы откроете мне своё имя - я буду рад знакомству.
ТОМАС. Меня зовут Томас Вингфилд, сеньор. Всего хорошего, мне на-
     до идти.

     Томас уходит, Гарсиа смотрит ему вслед, потом быстро скрыва-
     ется. Из-за деревьев появляется Лили.

ТОМАС. Быть может,  если бы я так не торопился к Лили,  то го-
     раздо сильнее бы заинтересовался этим незнакомцем. Но...

                                 ЛИЛИ
                       Опаздывает! Я с ума сойду!
                       Но это счастье - ждать его в саду -
                       Нет, ни на что не променяла б я.
                       Приди скорей ко мне, любовь моя.

                       Опаздывает. У него - дела.
                       Но я б хоть целый век его ждала,
                       Чтоб сквозь листву и пение ручья
                       Услышать снова:"Милая моя!"

                       О, как я потерять его страшусь!
                       Опаздывает. Я уже сержусь.
                       Я в этом платье вышла в первый раз! -
                       И вот одна гуляю целый час.

ТОМАС. (Подбегает к ней). Лили! Ты ещё здесь!
ЛИЛИ. Я уже думала, что ты не придёшь.
ТОМАС. Прости, я не мог вырваться раньше.
ЛИЛИ. Конечно, что интересного, собирать со мной боярышник. Ты же
     не девчонка.
ТОМАС. Было очень много работы.
ЛИЛИ. Уже поздно. Мне пора домой - там начнут волноваться.
ТОМАС. Пожалуйста, не уходи. Мне так надо поговорить с тобой!
ЛИЛИ. О чём поговорить?
ТОМАС. Я не знаю... как сказать это... прямо вот так сразу...
ЛИЛИ. Говори же, Томас...
ТОМАС. Я люблю тебя, Лили. С самого детства и... навсегда.
ЛИЛИ. Ты... точно это знаешь?
ТОМАС. Лили... Я уверен в этом сильнее всего на свете... Но...
     Ты не отвечаешь мне.
ЛИЛИ. Неужели ты сомневаешься?
ТОМАС. Лили... (Обнимаются, целуются).
ЛИЛИ. Я люблю тебя так сильно, что кажется, даже если бы я хотела
     разлюбить тебя - это не в моей власти.
ТОМАС. Мы всегда будем вместе - правда?
ЛИЛИ. Ты знаешь, что мой отец - против.
ТОМАС. Догадываюсь.  Ему,  наверное,  нравится  Джеффри.  Он ведь
     старший брат - и унаследует дом и землю.
ЛИЛИ. Я никогда не выйду за Джеффри.
ТОМАС. Ничего,  я тоже найду своё место в жизни.  Всё  устроится,
     Лили. надо только подождать. Я многого добьюсь - вот увидишь.
ЛИЛИ. Я согласна ждать - сколько угодно.
ТОМАС. Обещай мне,  Лили, что будешь мне верна и не станешь женой
     другого, пока я жив.
ЛИЛИ. Клянусь тебе, Томас! Это так. Только бы ты не разлюбил меня.
ТОМАС. Никогда,  любимая...  (Целуются).  Отец уехал на несколько
     дней в Дитчингем, но... мама дома, и я бы очень хотел, чтобы
     ты пошла к нам в гости.
ЛИЛИ. Прямо сейчас?
ТОМАС. Я говорил с мамой утром. Она сказала, что будет ждать нас.
ЛИЛИ. Чтож... Если  она ждёт...
ТОМАС. Она обещала испечь пирог.  Мы зайдём совсем  ненадолго,  а
     потом я провожу тебя.
ЛИЛИ. Ну, хорошо. Только Джеффри не очень обрадуется.
ТОМАС. Пусть привыкает к тому, что ты моя невеста.
ЛИЛИ. Невеста... невеста...

     Они идут к домику,  им навстречу выходит Джеффри.  Он  идёт,
почти ничего не видя, как пьяный.


ТОМАС. Джеффри, я веду к нам гостью...
ДЖЕФФРИ. (Загораживая дорогу в домик). Нет... туда нельзя...
ТОМАС. Что?
ДЖЕФФРИ. Томас... там... мама...
ТОМАС. Что с ней?

     Томас бежит в дом и застывает на пороге.

ДЖЕФФРИ. (Лили).  Я  пришёл  только что - перед вами.  Дверь была
     распахнута. Я вошёл... А она... лежит с кинжалом в груди и...
     сердце уже не бъётся...
ТОМАС. (Бледный, страшный, поворачивается к ним). Я знаю, кто это
     сделал.
ДЖЕФФРИ и ЛИЛИ. Кто? Кто? Говори же...
ТОМАС. Тот испанец...
ДЖЕФФРИ. Откуда он здесь?
ТОМАС. Я  встретил  его  сегодня на дороге в Ярмут.  Он спешил на
     свой корабль - я сам указал ему дорогу покороче.
ДЖЕФФРИ. Ты! Ты упустил его! Ты дал ему уйти?! И тебе не пришло в
     голову... (Плачет).
ТОМАС. Вся эта история казалась сказкой...
ДЖЕФФРИ. Будь ты проклят! Будь ты проклят! Ты не убил его!
ЛИЛИ. Но он же не знал.
ДЖЕФФРИ. Конечно, любезничать с Лили было куда важнее!
ТОМАС. Ты прав.  Это моя вина.  Я упустил его,  не догадался,  не
     придал значения... Собери мне что-нибудь на дорогу. Я поска-
     чу в Ярмут. Корабль де Гарсиа, наверняка, уже отплыл -
     я отправлюсь за ним в Испанию...  и всюду, всюду, куда бы он
     не поехал - пока не найду и не отомщу ему.

     Джеффри уходит.

ЛИЛИ. Томас...
ТОМАС. Прости меня. Я должен это сделать.
ЛИЛИ. Вот,  возьми это золотое кольцо,  всегда носи его с  собой.
     Пусть оно  хранит  тебя,  Томас.  Здесь  написано:"Пускай мы
     врозь, Зато душою вместе".

                                 ЛИЛИ

                 Ты уплываешь далеко, надолго,
                 Ведомый сердцем и ведомый долгом.
                 Я понимаю - это дело чести...
                 Мы будем врозь - зато душою вместе.

                 О, это море поглотило многих.
                 Побереги себя в краях далёких,
                 Чтоб не пришлось рыдать твоей невесте.
                 "Пускай мы врозь - зато душою вместе".

                 Я буду ждать, я знаю - ты вернёшься
                 И мне судьбой счастливой улыбнёшься.
                 И нежный ветер принесёт мне вести:
                 "Пускай мы врозь - зато душою вместе".


                 Беду любую отведу руками.
                 Я буду приходить сюда утрами.
                 Я буду ждать тебя на этом месте.
                 "Пускай мы врозь - зато душою вместе".

     Лили исчезает. Появляются матросы. Они танцуют под музыку.

ТОМАС. До Испании я добрался легко,  но на этом мои путешествия
     не кончились. несколько месяцев потратил я там на поиски Ху-
     ана де Гарсиа,  но всё безуспешно. Я уже начал терять надеж-
     ду, но,  наконец, мне точно удалось узнать, что человек, ко-
     торго я ищу,  отплыл на караке в Вестиндию,  куда часто отп-
     равляются люди с нечистой совестью, боясь правосудия на сво-
     ей родине.  Я думаю,  де Гарсиа знал, что я разыскиваю его и
     решил скрыться.  Мне пришлось проделать долгое и тяжёлое пу-
     тешествие по  океану  с  пьяными  матросами и авантюристским
     сбродом на борту. Не буду его долго описывать. Скажу только,
     что у самых берегов долгожданной земли наше судно  потерпело
     кораблекрушение. Доплыв до берега,  измождённый,  ненашедший
     никого из членов экипажа, я потерял сознание.

     Декорации в это время меняются. На сцене индейское жилище.
Вдалеке звуки бубнов. У огня хлопочет индианка - это Марина.
Томас лежит на расстеленных шкурах.

                                МАРИНА
                      Опять заснул, ресницы опустив.
                      О, незнакомец, как же ты красив!
                      Уж сколько солнце встречает он в бреду!
                      Как отвести мне от него беду?
                      Я вспомнила рецепт того питья,
                      Которое варила мать моя,
                      Чтоб в детстве мне, болеющей, помочь -
                      Всё проходило в первую же ночь.
                      Настойка на лягушках и жуках -
                      И к вечеру он будет на ногах!
                      Ну, что ж ещё? Ах, да - змеиный глаз!
                      Всё.(Пробует). Кажется, напиток в самый раз.

     Марина приподнимает голову Томаса,  заставляет  его  выпить,
опять укладывает его, бесчувственного, уходит.
     Тут звуки бубна нарастают,  появляются жрецы.  Они осторожно
подходят к  Томасу и начинают совершать над ним какие-то ритуаль-
ные движения,  приговаривая:"Тум- бара- тум- бара..."  Когда  они
уже собираются поднять его и унести, вновь появляется Марина.

МАРИНА. Стойте! Куда вы его несёте?
ПЕРВЫЙ ЖРЕЦ.  Отойди женщина. Этому чужеземцу место - на жертвен-
     ном камне.
МАРИНА. Но я еле выходила его!
ВТОРОЙ ЖРЕЦ.  Он чужой здесь.  Пусть умрёт,  пока не причинил нам
     никакого горя!
МАРИНА. Но  уже  посланы гонцы к Монтесуме!  Император сам должен
     решить - что с ним делать! Наш великий Монтесума давно
     изъявлял желание  увидеть хоть одного живого теуля своими
     собственными глазами. Оставьте его до приезда принца Куауте-
     мока. Принц скажет, что с ним делать.
ВТОРОЙ ЖРЕЦ. Пожалуй, она права. Не стоит навлекать на себя гнев
     Монтесумы.
ПЕРВЫЙ ЖРЕЦ. Чтож, пусть лежит. Но оставь двух воинов у входа.
     Нельзя доверять такое важное дело женщине.

     Жрецы уходят.  Пришедший  в  себя  Томас удивлённо смотрит по
     сторонам.

ТОМАС. Эй!
МАРИНА. О, наконец-то, ты очнулся, теуль!
ТОМАС. Кто ты?
МАРИНА. У меня сложное имя. Зови меня просто Марина.
ТОМАС. Марина... Где я?

                                МАРИНА
                        Тебя нашли на берегу
                        В обломках корабля.
                                ТОМАС
                        О, я поверить не могу,
                        Что подо мной земля!
                                МАРИНА
                        Болел ты несколько недель -
                        Выхаживала я.
                        И если бы не я - поверь -
                        Пришла бы смерть твоя!
                                ТОМАС
                        Я благодарен от души,
                        Но не пойму никак -
                        Куда же я попал? Скажи.
                                МАРИНА
                        В страну Анауак.
                                ТОМАС
                        Я много видел разных стран,
                        Но не слыхал такой.
                        Столица здесь?
                                МАРИНА
                                     Теночтетлан
                        Отсюда далеко.
                        Но послан был туда гонец -
                        И он к вождю спешил,
                        Чтоб Монтесума - наш отец -
                        Твою судьбу решил.
                                ТОМАС
                        И что ж? Ответ его каков?
                                МАРИНА
                        Благодари своих богов.
                        Тебя пока он не убъёт -
                        Он принца за тобой пришлёт.
                        Уже спешит на наш порог
                        Принц Куаутемок!
ТОМАС. Ты знаешь испанский?
МАРИНА. Ты не первый теуль на этом берегу, которого я нашла.
ТОМАС. И где же другие?
МАРИНА. Жрецы принесли их в жертву. У нас так принято.
ТОМАС. Их убили?
МАРИНА. Они удостоены великой чести - их сердца вынули из груди
     и отдали богу войны Уицилопочтли.
ТОМАС. Почему же меня миновала эта участь?
МАРИНА. Монтесума хочет поммотреть на тебя.  Ты больше всех похож
     на нашего любимого бога - Кецалькоатля.
ТОМАС. Любимого?
МАРИНА. У Кецалькоатлья тоже была белая кожа и тёмные волосы.
ТОМАС. У меня это от отца и матери. Отец был белокож, а мать тем-
     новолоса.
МАРИНА. Кецалькоатль жил среди моего народа очень- очень давно.
     Он научил нас многим искуссствам и ремёслам, он показал нам,
     как управлять государством. Кецалькоатль уплыл из Анауака
     много веков назад,  но обещал,  что когда-нибудь вернётся со
     своими многочисленными детьми.  Наш император думает -  мо-
     жет, уже наступило время его возвращения?
ТОМАС. Но я не бог и не сын бога. Я такой же человек, как и ты.
МАРИНА. Это не мне решать.
ТОМАС. Ерунда какая-то.
МАРИНА. Ты нравишься мне, теуль. Ты - добрый. Мы подружимся.
ТОМАС. Ты спасла мне жизнь. Чем я отплачу тебе?
МАРИНА. Помоги мне попасть в Теночтетлан, когда принц заберёт те-
     бя отсюда. Я хочу в столицу, надоела мне эта дыра.
ТОМАС. Я постараюсь.

     Бой барабанов,  индейская  музыка.  Торжественное  появление
принца Куаутемока.

КУАУТЕМОК. (С интересом разглядывая Томаса). Если я хоть чуть-чуть
     разбираюсь в людях, теуль, то мне кажетя, что мы равны с то-
     бой по происхождению и по возрасту.
ТОМАС. Там,  на моей родине я был человеком с именем  из  старого
     английского рода. Это так, принц. Но здесь, на вашей земле,
     я так понимаю, стал рабом, спасённым от жертвенного ножа.
КУАУТЕМОК. Если бы жрецы оборвали твою жизнь,  гнев Монтесумы об-
     рушился бы на весь город! Он хочет видеть белого теуля.
ТОМАС. Мне  помогла  Марина.  (Марина подходит ближе,  смотрит на
     принца влюблёнными глазами, но он не хочет её замечать).
КУАУТЕМОК. Собирайся, теуль. Мы отправимся к моему дяде Монтесуме
     - Путь отсюда неблизкий - через леса.
ТОМАС. Принц,  не можем ли мы взять с собой Марину? Она ухаживала
     за мной...
КУАУТЕМОК. В столице найдётся много женщин, способных позаботить-
     ся о тебе, теуль. А она... исполнила свой долг, и спасибо ей
     за это.
МАРИНА. Принц, позволь сказать твоей рабыне.
КУАУТЕМОК. (Неохотно). Говори, женщина.
МАРИНА. Я очень прошу тебя принц,  прошу об одном:  возьми меня с
     собой.
КУАУТЕМОК. (Рассмеявшись).  Ты откровенна женщина. Но в Теночтет-
     лане меня  ждёт  моя  царственная жена Течуишпо и ещё три
     знатные женщины, которые, к несчастью, ревнивы.
МАРИНА. Я не прошу брать меня в жёны.
КУАУТЕМОК. Но думаешь об этом.
МАРИНА. Ты отказываешь мне, принц.
КУАУТЕМОК. Я сказал.
МАРИНА. Что ж, возможно, придёт время,  и я возвышусь и без твоей
     помощи! Тогда я отплачу за это унижение  и  тебе,  и  твоему
     царственному роду.
КУАУТЕМОК. Ты забылась, рабыня! Тебя извиняет только то, что уяз-
     влена твоя женская гордость,  и ты сама не знаешь,  что гово-
     ришь. Поэтому я не стану посылать тебя на жертвенный камень.
     Я забуду твои слова. Живи.
МАРИНА. (Тихо ему вослед). Ты забудешь, но я - никогда!

     Пляска индейцев.

                              ТОМАС
                 Не хотел бы удаляться я от моря,
                 Но ведь с принцами наследными не спорят.
                 Вглубь страны - где леопарды, пумы, змеи...
                 Ох, я с ними обращаться не умею!
                 Ох, я с ними не умею обращаться!
                 Но пришлось нам с диким зверем повстречаться!
                 Словно кошка, он набросился на принца -
                 Ох, пришлось нам с этой пумой повозиться!
                 Ох, и сильно меня хищник поцарапал!
                 Ох, надолго я запомню эти лапы.
                 Но теперь зато я лучший друг - у принца.
                 Это, может быть, мне очень пригодится.

     Теночтетлан. Дворец Монтесумы.
     Индианки танцуют,  но  вот  в  их кругу появляется принцесса
Отоми, и все они замирают,  преклоняясь перед ней.  Она отпускает
их царственным жестом.

     Появляются Куаутемок и его воины, помогающие идти израненому
пумой Томасу.

ОТОМИ. Привет тебе, мой брат Куаутемок! Наконец-то ты вернулся!
КУАУТЕМОК. Привет тебе,  Отоми,  сестра моя. Путь от Табаско неб-
     лизкий. А тут ещё случилась беда. На меня в чаще набросилась
     огромная пума.  Воины  мои  были далеко.  И я неуверен,  что
     справился бы один, но наш новый друг - теуль - пришёл ко мне
     на помощь.  Он спас меня от её когтей, но сам был сильно из-
     ранен.
ОТОМИ.(Подходя к Томасу, разглядывая его). Ему уже лучше?
КУАУТЕМОК. Мы, как могли, перевязали его.
ТОМАС. Спасибо.  Мне уже хорошо.  И не такое приходилось выдержи-
     вать. Уж если я не погиб в океане во время шторма,  не попал
     на жертвенный камень и не проморгал эту хищную зверюгу -
     значит, я точно везучий.
ОТОМИ. Добро  пожаловать  в Теночтетлан,  теуль.  Ты не из нашего
     племени, но всё равно ты мне нравишься. Ты - смелый.

     Отоми уходит за отцом.

ТОМАС. Кто эта красивая женщина, Куаутемок?
КУАУТЕМОК. Это Отоми, принцесса племени отоми, любимая дочь импе-
     ратора Монтесумы. Ты ей понравился - это добрый знак.

     Бьют барабаны. Входит Монтесума. Рссматривает Томаса.

                            МОНТЕСУМА
                    Не видал я такого, дожив до седин.
                    Этот пленник красивей всех наших мужчин,
                    И к тому же он так белокож! -
                    Он на нашего бога похож!
                    Подойди, до тебя я дотронусь рукой -
                    Из какого ты племени? Кто ты такой?
                    И зачем появился здесь ты?
                    Ты, быть может, предвестник беды?..
                    Твои белые братья несут нам войну?
                    Для чего они жгут, разоряют страну?
                    Или мы прогневили богов,
                    И послали нам боги врагов?

МОНТЕСУМА. Скажи мне,  теуль, зачем твои собратья приходят в
     мои владения? Зачем они убивают и грабят мой народ?
ТОМАС. Я не знаю. повелитель. Эти люди не братья мне.
МОНТЕСУМА. Но ты похож на них!
ТОМАС. Моя  мать  была из их племени,  но вырос я в доме отца,  в
     другой стране, среди другого народа.
МОНТЕСУМА. Но ты приплыл на корабле теулей.
ТОМАС. Я приплыл сюда,  потому что ищу одного человека,  убившего
     мою мать. Я должен отомстить ему. Он находится среди теулей.
     Но вам я не собирался причинять зла.
МОНТЕСУМА. Я думаю,  что ты врёшь. Но... скажи мне... (С волнени-
     ем). Вы, правда, дети Кецалькоатля?
ТОМАС. Я из племени белых людей, отцом которых был Адам.
МОНТЕСУМА. Наверное,  это другое имя Кецалькоатля. Его дети возв-
     ращаются к нам... Но что же нам делать с этим пленником?

     С этим  вопросам император обращается к жрецам,  которые уже
подошли и столпились вокруг говорящих.  Жрецы с императором уеди-
няются и советуются.

ТОМАС. Принц, о чём они там?
КУАУТЕМОК. Жди, теуль. Тут ничего не поделаешь. Они решают.
ТОМАС. По опыту я уже догадываюсь,  что жрецы ничего хорошего ре-
     шить не могут.
ОТОМИ. Отец знает, что ты спас жизнь Куаутемоку.
МОНТЕСУМА.(Поворачиваясь к Томасу). О, Божественный сын Кецалько-
     атля! Будь благословен, вместилище духа Тескатлипоки,
     творца всего сущего!
ПЕРВЫЙ ЖРЕЦ. Повоелевай нами - мы все твои слуги!
ВТОРОЙ ЖРЕЦ. Любое твоё желание будет исполнено.
МОНТЕСУМА. О, Тескатлипока, я, Монтесума, твой раб, склоняюсь пе-
     ред тобой!
ГОЛОСА ДРУГИХ ЖРЕЦОВ.  Мы взываем к тебе! Мы склоняемся перед то-
     бой, Тескатлипока!
МОНТЕСУМА. Возрадуйтесь! Тескатлипока, что умер вчера, вернулся к
     нам сегодня в образе пленного теуля!
ТОМАС. Принц, они что все с ума посходили?
КУАУТЕМОК. Молчи.  Я потом объясню тебе. (Тоже преклоняется перед
     ним).
ТОМАС. Никогда ещё не чувствовал себя так глупо.
КУАУТЕМОК. Теперь ты величайший из богов ацтеков!
ТОМАС. Это хорошо или плохо?
КУАУТЕМОК. И хорошо и плохо.
МОНТЕСУМА. Пир! Пир в честь нашего новго бога!

     Музыка. Жрецы пляшут вокруг Томаса.

                              ЖРЕЦЫ
                    Вот наступили сроки -
                    И дух Тескатлипоки
                    Вновь на земле родился -
                    В теуля воплотился,
                    Пришёл на землю снова -
                    В теуля молодого!
                    О, дух Тескатлипоки! -
                    Мы вновь неодиноки.
                    Наш бог опять родился -
                    В теуле воплотился.
                    Теперь с утра до ночи
                    Мы будем рады очень
                    Служить Тескатлипоке!
                    Мы вновь неодиноки!
ПЕРВЫЙ ЖРЕЦ. Повелевай, Тескатлипока!
ТОМАС. Хочу чтобы отныне моё место на пирах было рядом с принцес-
     сой Отоми!(Берёт Отоми за руку).
ЖРЕЦЫ. Бог возлюбил принцессу Отоми! Повинуйтесь Тескатлипоке!

     Праздник постепенно смещается в сторону,  и Томас с принцес-
сой остаются в саду возле дворца.

ТОМАС. Пожалуйста, объясни мне, принцесса, что всё это значит?
ОТОМИ. В нашей стране есть такой обычай - каждый год выбирать мо-
лодого пленника и делать его земным воплощением бога  Тескатлипо-
ки. День твоего прибытия совпал с днём выбора новго воплощения. К
тому же ты из племени сыновей Кецалькоатля, и жрецы надеются, что
ты умилостивишь богов.
ТОМАС. Я простой человек.
ОТОМИ. Тебе будт возздавать почести, как богу, тебе выберут в жё-
     ны четырёх самых прекрасных девушек Анауака.
ТОМАС.(Заинтересованно). А кто их будет выбирать?
ОТОМИ. Иногда выбирает сам  бог,  иногда  жрецы.  Но  дело  не  в
этом...Я должна сказать тебе правду, теуль. Горькую правду.
ТОМАС. Какую Отоми?
ОТОМИ. Когда  ты насладишься всеми почестями, богатствами и жёна-
     ми... тебя принесут в жертву тому самому богу,  чей дух ты
     воплощаешь. Сердце  твоё  вырвут из груди,  а голову отделят
     от тела и насадят на кол.
ТОМАС. Будь прокляты боги Анауака и народ, который им поклоняется!
ОТОМИ. О, не говри так! Боги могут услышать! Они вездесущи!
ТОМАС. Пусть слышат.  Это ложные боги.  Они обречены, и идолопок-
     лонники вместе с ними!  Я знаю истинного бога!  И я взываю к
     нему! Он возздаст за проливаемую кровь!
МОНТЕСУМА. Смотрите! Смотрите! Какое страшное сияние на востоке!
ТОМАС.(Тихо). Такой свет обычно оставляет комета.
МОНТЕСУМА. Это знаменье богов!  Анауак обечён!  Дети Кецалькоатля
     высаживаются на моих берегах,  чтобы убивать моих детей!  О,
     оставьте меня, не мешайте мне оплакивать мой народ!

     Сполохи, трагическая музыка.

ТОМАС. Через какое-то время в Теночтитлан пришло сообщение,  что
     новый отряд испанцев высадился и продвигается вглубь страны.
     Это был Кортес. Но я тогда ещё не знал об этом. Я изучал
     всевозможные искусства и обряды,  которые положено знать богу,
     и в глубине души надеялся, что у меня ещё есть время что-ни-
     будь придумать и  спастись, опять выйдя сухим из воды.

     Монтесума подходит к Томасу.

МОНТЕСУМА. Послушай, теуль.
ТОМАС. (Обернувшись и почтительно поклонившись). Да, император.
МОНТЕСУМА. Расскажи мне об этом племени. Они жестоки?
ТОМАС.Боюсь, что да,  повелитель. Жестоки и ненасытны в жажде зо-
     лота.
МОНТЕСУМА. Для чего они явились в Анауак?
ТОМАС. Боюсь,  что они пришли захватить эту землю,  чтобы разгра-
     бить её сокровища и свергнуть её богов.
МОНТЕСУМА. И что ты посоветуешь мне? Как бороться с воинами, оде-
     тыми в металл и скачущими на свирепых зверях?
ТОМАС. На силу отвечают силой! Теулей мало, против каждого ты мо-
     жешь выставить тысячу воинов.  Напади первым - не жди,  пока
     они найдут себе союзников среди других племён.
МОНТЕСУМА. Но как я узнаю,  что против меня сражаются люди,  а не
     боги? Как я узнаю их истинные желания?
ТОМАС. Пошли меня - я всё разведаю для тебя.
МОНТЕСУМА. И это советует мне тот,  чья мать была из рода теулей!
     Ты принимаешь меня за глупца?  Ты пробрался сюда, чтобы раз-
     ведать о моей стране, а теперь хочешь вернуться обратно!
     Поостерегись давать мне лживые советы,  или  умрёшь  раньше,
     чем думаешь!  Я  нарочно  заговорил с тобой,  чтобы выведать
     твои тайные мысли!  Ты советуешь мне  сразиться  с  теулями?
     Значит, сражаться не надо!  Я встречу их ласковыми словами и
     подарками, ибо знаю: ты советуешь только то, что погубит ме-
     ня! Эй, Каутемок! Распорядись, чтобы теулей встретили с ува-
     жением -  они уже у ворот Теночтитлана!

     Куаутемок во время их беседы появляется на сцене  и  слушает
последние фразы разговора. Монтесума быстро уходит.

ТОМАС. Принц, ваш император безумен.
КУАУТЕМОК. Но он - император.
ТОМАС. Послушай,  наверное,  этот  ваш Кецалькоатль был хороший и
     добрый парень и многому научил ваш народ, но сейчас вашей
     верой в  него  и  в  легенду о его возвращении воспользуются
     очень злые люди.
КУАУТЕМОК. Друг мой теуль. Если бы я был императором Анауака, го-
     ловы этих теулей уже давно украшали бы карнизы нашего  глав-
     ного храма. Ты знаешь, кого взял себе в переводчицы их пред-
     водитель?
ТОМАС. Кого же?
КУАУТЕМОК. Твою  давнюю знакомую - Марину.  Думаю,  она не забыла
     нашей встречи.
ТОМАС. Вот как... Будь очень осторожен, принц. На переговорах
     будь очень осторожен.
КУАУТЕМОК. Лучше  подумай о себе,  Тескатлипока,  друг мой.  Твой
     срок приближается,  и я ничем не могу тебе  помочь.  Знаешь,
     какой сегодня день?
ТОМАС. Какой?
КУАУТЕМОК. Сегодня жрецы выбрали тебе жён. Вон идёт Отоми. Остав-
     лю вас.

     Куаутемок уходит. Появляется Отоми.

ОТОМИ.Я несу тебе весть, о Тескатлипока!
ТОМАС. Говори принцесса.
ОТОМИ. Твои жёны избраны.
ТОМАС. Кто же это?
ОТОМИ. Каутаки, Тичипути и Таукау.
ТОМАС. Но мне казалось, что их должно быть четыре...
ОТОМИ. Четвёртая и первая среди всех - я, Отоми, дочь Монтесумы.
ТОМАС. Ты-ы?
ОТОМИ. Я избрана жрецами как самая красивая девушка Анауака. Отец
     пришёл в ярость от того, что его дочь станет женой пленника,
     но потом сказал, что я должна решать сама. Я согласилась. Я
     надеялась обрести любовь хоть на короткий миг и умереть с
     тобой на алтаре, ибо обычай даёт мне на это право...
                О, знай, приплывший к нам на корабле!
                Мне нету равной на моей земле!
                Но я готова стать твоей рабой!
                Не нужен повелитель мне другой!
                Ты - пленник наш, и скоро ты умрёшь:
                Пронзит тебя жреца холодный нож.
                Но я могу и я хочу успеть
                С тобою разделить и жизнь, и смерть!

     Где-то вдалеке, в дымке, в тумане проступает силуэт Лили.

                              ЛИЛИ
                    Я буду ждать, я знаю - ты вернёшься
                    И мне судьбой счастливой улыбнёшься,
                    И нежный ветер принесёт мне вести:
                    "Пускай мы врозь, зато душою вместе!"

ОТОМИ. Но... я вижу ты не рад, О Тескатлипока!
ТОМАС. Как истолковать твои слова принцесса?  Я не могу поверить,
     что ты,  достойная любого властелина,  отдала своё сердце
     жалкому рабу.
ОТОМИ. В своём сердце ищи ответа.
ТОМАС. Послушай,  Отоми... Видишь это кольцо и надпись внутри не-
     го? Здесь написано "Пускай мы врозь, зато душою вместе".
     В далёкой стране,  откуда я пришёл,  живёт женщина,  которая
     любит меня, и я люблю её. Я могу жениться на тебе и на этих
     индианках, но душой я всё равно буду хранить ей верность.  Я
     не могу обманывать тебя, Отоми, прости.
ОТОМИ. Эта  женщина  за  морями касалась твоей руки также,  как я
     сейчас касаюсь тебя. Ты соединил нас и ты сделал нас с нею
     врагами. Но  ей  суждено потерять тебя,  как и мне.  Однако,
     спасибо, что сказал мне правду. Ты не любишь меня, и принад-
     лежать тебе,  как  мужчине,  теперь было бы для меня большим
     унижением. Я прошу тебя, теуль, хоть нас и соединят по обря-
     ду, обещай мне,  что будешь довольствоваться тремя другими
     женщинами.
ТОМАС. Пусть будет, как ты пожелаешь, принцесса...

     Слышны крики и звуки боя.

ОТОМИ. Что это? Что-то случилось...

     Вбегает Куаутемок.

КУАУТЕМОК. Монтесума открыл ворота перед теулями! Он хотел встре-
     тить их песнями и танцами!
ОТОМИ. О брат мой! Что там происходит? Крики совсем близко.
КУАУТЕМОК. Они напали на нас,  прорвались в город и убивают  даже
     безоружных. Твой отец оказался трусом,  Отоми...  Он превра-
     тился в женщину, в рабыню.
КРИКИ ИНДЕЙЦЕВ. Предатель! Изменник!
КУАУТЕМОК. Прости, сестра моя, но я должен был сам возглавить во-
     инов.
ОТОМИ. А где отец?
КУАУТЕМОК. Я убил его. Ты можешь меня проклясть.
ОТОМИ. Боги поразили его безумием раньше, чем ты своей стрелой.
КУАУТЕМОК. (Убегая). Эй, если остались в этом городе мужчины, они
     пойдут за мной! Бейте теулей!
ГОЛОСА. Эй, теули! Боги жаждут вашей корви! Уходите отсюда!
     Монтесума - предатель! Пусть нас ведёт Куаутемок!
ТОМАС. Отоми,  тебе  лучше не выходить из дворца,  а я,  пожалуй,
     присоединюсь к своему другу Куаутемоку.
ОТОМИ. Я никогда не сомневалась в тебе... муж мой.

     Томас бежит за Куаутемоком, но на его дороге появляются жре-
цы.

ГЛАВНЫЙ ЖРЕЦ. Вот он! Скорее! Эта жертва поможет нам умилостивить
     богов и одержать победу!
ЖРЕЦЫ. О, Тескатлипока!
ТОМАС. О, чёрт!

     Жрецы хватают его и несут на жертвенный камень.  Отоми бежит
за ними и ложится рядом с Томасом. Жрецы суетятся вокруг них, го-
товясь к обряду, рисуют на груди Томаса круг.

ТОМАС. Отоми, уходи отсюда!
ОТОМИ. Нет! Я не могу спасти тебя, но могу умереть вместе с тобой!
ТОМАС. Господи, почему ты допускаешь это?!
                              ОТОМИ
               Мы изменить своей судьбы не можем.
               Пусть этот камень станет брачным ложем.
                              ТОМАС
               Отоми, не хочу твоей я смерти!
                              ОТОМИ
               Но без тебя зачем мне жить на свете?
               Ты видишь, как снаружи светит солнце?
               Когда тот луч груди твоей коснётся,
               Тебя убъют, обычаю согласно,
               Потом меня.
                              ТОМАС
                            Принцесса, ты - прекрасна.
               В тебе пылает любящее сердце,
               И никуда мне от любви не деться.
               И я люблю тебя в наш час суровый!
                              ОТОМИ
               За это умереть сто раз готова!
                              ТОМАС
               Люблю тебя!
                              ОТОМИ
                            Люблю тебя!
                              ВМЕСТЕ
               Не страшно умирать, любя!
                              ЖРЕЦЫ
                     О, дух Тескатлипоки!
                     Испанцы так жестоки.
                     Спаси нас от испанцев,
                     От вредных иностранцев!
                     Помилуй нас, помилуй,
                     Чтоб хитростью и силой
                     Врагов мы одолели!
                   (Томас пытается вырваться)
                     Да что ты в самом деле?
                     Лежи-ка ты спокойно,
                     Ведь бога недостойно
                     Брыкаться и бороться...
                   (Луч ещё не упал на грудь)
                     Ох, медленное солнце!
         (Приближаются звуки боя,слышны крики и борьба)
                          ГЛАВНЫЙ ЖРЕЦ
                     Но что? Что там такое?
                          ПЕРВЫЙ ЖРЕЦ
                     Похоже, звуки боя.
                          ВТОРОЙ ЖРЕЦ
                     Похоже, дверь сломали!
                          ПЕРВЫЙ ЖРЕЦ
                     Бегут на теокалли!
                     Хотят сюда ворваться!
                             ОТОМИ
                     Спасите нас, испанцы!
                          ВТОРОЙ ЖРЕЦ
                     Скорей! теули рядом!
                          ГЛАВНЫЙ ЖРЕЦ
                     Но связан я обрядом!
                     Обряды предков святы...

    Врывается де Гарсиа.
                          ГАРСИА
                     Мы вовремя ребята!
         (Испанцы дерутся со жрецами и обезоруживают их).

ОТОМИ. Спасите, нас хотели убить!
КОРТЕС. (Вбегая).  Сюда,  друзья  мои!  эти дикари хотели кого-то
     убить на  алтаре!
ГАРСИА. Опоздай  я  хоть на секунду,  и дикарь проделал бы в этом
     парне дырку величиной с мою голову. А девочка недурна.
КОРТЕС. Да, ничего.
ГАРСИА. Ты отдашь мне её, Кортес?
ТОМАС. Де Гарсиа!..
ГАРСИА. Матерь Божья! Томас Вингфилд! И я сам спас ему жизнь!

     Де Гарсиа выхватывает меч и бегает за Томасом вокруг алтаря.

КОРТЕС. Хуан!  Ты обезумел от крови!  Оставь этого несчастного  в
     покое.
ГАРСИА. Это не индеец! Это английский шпион!
КОРТЕС. Точно обезумел. Откуда здесь англичанин?
ГАРСИА. Хватай! Вели схватить его, а потом я тебе объясню!

     Томаса связывают. Отоми не отходит от него.

КОРТЕС. Хуана держите тоже! Мы пришли спасать жертвы, как христи-
     ане, а не убивать их! Я этого не потерплю! Ну, объясни!

     Вбегает один из солдат Кортеса.

СОЛДАТ. Кортес!  Племена тласкаланцев взбунтовались против Монте-
     сумы и перешли на нашу сторону.  Идём!  Ты долхен показаться
     перед ними. Они хотят тебя видеть!

КОРТЕС. Этих заприте куда-нибудь и глаз не спускайте. Хуан, идём,
     потом разберёшься со своим шпионом.
ГАРСИА. Кажется, удача улыбнулась нам!

     Пляска битвы.  Музыка.

                           ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
     На сцене хижина,в которой заперт Томас. Сюда  же приводят
и бросают на пол почти бесчувственного Куаутемока.

ТОМАС. Принц! Ты жив!
КУАУТЕМОК. Жив.  Но лучше бы я умер, чем видеть, как погибает моя
     страна, а я ничего не могу сделать. Теночтетлан - весь в ог-
     не. Почти все мои воины убиты. Тласкаланцы предали нас.
     Скажи мне,  теуль,  помнишь ли ты, где мы с тобой спрятали
     сокровища моих предков перед приходом Кортеса?
ТОМАС. Да,  я хорошо запомнил это место, принц. Ведь ты велел за-
     помнить.
КУАУТЕМОК. Сможешь ли ты забыть об этом? Если - нет, то лучше те-
     бе лишиться жизни прямо сейчас.
ТОМАС. Я понял тебя, принц. Ты не должен беспокоиться об этом.

     К ним входят Кортес, де Грасиа, Марина и солдаты.

КУАУТЕМОК. Я сделал всё,  что  мог, чтобы  защитить  свой  народ.
     Взгляни на город, пришелец, - тебе достались одни руины.
КОРТЕС. Ты храбрый воин. Я уважаю тебя. И я буду обращаться с то-
     бой как с почётным пленником, но ты должен сказать мне одно:
     где спрятаны сокровища Монтесумы?
КУАУТЕМОК. Ты знаешь мой ответ.
КОРТЕС. Ну, а ты, англичанин, что скажешь?
ТОМАС. Я ничего не знаю о сокровищах, генерал.
КОРТЕС. Подумай.  Царства ацтеков больше нет.  Золото врага - моя
     законная добыча.
ТОМАС. Они не нападали на вашу родину, генерал.
КОРТЕС. Ты... смог бы вернуться домой.
ТОМАС. Я уже вам ответил.
КОРТЕС. Чтож,  тогда мне придётся отдать вас в руки вашего знако-
     мого. Хуан! Займись им. Индеец вряд ли что скажет. Он больше
     не нужен. А этот должен заговорить.
ГАРИА. Он заговорит.
КОРТЕС. (де Гарсиа). У тебя с этим парнем какие-то счёты?
ГАРСИА. Его мать была влюблена в меня, как кошка. И я убил на ду-
     эли его отца. Вот почему щенок ненавидит меня.
ТОМАС. Ты лжёшь, подлый убийца!
КОРТЕС. Я жду известий, Хуан.

     Кортес со свитой удаляется, Де Гарсиа провожает его.

КУАУТЕМОК. Теуль,  нам опять выпала возможность попрощаться. Бла-
     годарю тебя за всё: за дружбу, за помощь, за мужество.
ТОМАС. Ты проиграл,  Куаутемок, но это поражение сделает твоё имя
     бессмертным навеки...

     В хижину возвращается Марина.

МАРИНА. Привет тебе, теуль. Вот мы и увиделись снова. Бедный.
ТОМАС. Не плачь надо мной, Марина. Лучше помоги, если можешь.
МАРИНА. Я  не могу тебе помочь.  Скажи,  где сокровища,  и будешь
     свободен.
КУАУТЕМОК. Женщина, ты совсем потеряла совесть.
МАРИНА. Помнишь,  принц,  как ты оттолкнул меня?  Я сказала  тебе
     тогда, что  возвышусь без твоей помощи и отомщу!  Теперь я -
     любимая женщина Кортеса, а до чего дошёл ты?
КУАУТЕМОК. Женщина,  ты  предала свою родину,  а я умираю за неё.
     Жаль, что я не убил тебя тогда.  Но душа твоя проклята наве-
     ки, и Кортес когда-нибудь бросит тебя, и ты испытаешь страш-
     ную измену и унижение. Я, Куаутемок, проклинаю тебя.

     Марина убегает. Появляются де Гарсиа и солдаты.

ГАРСИА. Этого уведите.

     Солдаты уводят  Куаутемока.  Слышен его последний крик:"Про-
     щай,теуль".

                                ГАРСИА
                  Ну, вот и наступает твой конец!
                  За мать свою теперь сынок в ответе!
                  Да разве можешь ты понять, юнец,
                  Как трудно мне жилось на этом свете?

                  Тебя невеста за морями ждёт.
                  Тут по тебе страдают все дикарки.
                  В любви тебе неслыханно везёт -
                  Судьба везде дарит тебе подарки.

                  А я такие сотворял дела -
                  Молва людская с дъяволом равняла!
                  Ничья любовь меня не берегла!
                  Ничья любовь меня не сохраняла!

                  Я всюду был нежданным и чужим.
                  Я нёс с собою страх, вражду, опалу.
                  И обнажались шпаги и ножи!
                  И кровь густая в венах застревала.

                  И женщины боялись, не любя,
                  И, ненавидя, слушались матросы.
                  Теперь за это я убъю тебя,
                  Мой бледнолицый друг, темноволосый!

                  Один лишь раз любил по-правде я!
         (Шевелит горячиу угли, пододвигая их к ногам Томса)
                  Давай-ка угли подложу поближе.
                  Моя кузина - то есть мать твоя -
                  С твоим отцом сбежала... Ненавижу!

                  И сколько б с той поры ни делал зла -
                  Мне всё казалось - мало, мало, мало!
                  Ничья любовь меня не берегла!
                  Ничья любовь меня не сохраняла!

     Томас корчится от боли,  но молчит. Де Гарсиа потуже затяги-
вает верёвки, которыми тот привязан.

ГАРСИА. Что, милый мой Вингфилд? Устал немного? Ничего всё дело в
     привычке! Как тебе нравятся эти раскалённые угли?  После них
     ты вряд ли сможешь ходить. Молчишь? Ну, покричи хоть немного
     - станет легче.  Ну? Это ещё цветочки! Только бы ты не заго-
     ворил раньше времени. Я готов отказаться от своей доли золо-
     та, лишь бы провести с тобой ещё пару подобных деньков. Ког-
     да я мстил твоему отцу,  я поразил ту, которую он любил. Как
     ты думаешь,  что я сделаю теперь?.. Молчишь? Не знаешь ли ты
     некую знатную индианку... по имени Отоми?..
ТОМАС. Что с ней?
ГАРСИА. Вот ты и заговорил! Какая удача!
ТОМАС. Делай со мной всё, что хочешь, но её пощади.
ГАРСИА. Я не пощадил твою мать,  которую любил  больше  всего  на
     свете. Так что мне какая-то дикарка? Сейчас её приведут. Эту
     ночь отдохните, а с утра начнём. Пойду высплюсь.
ТОМАС. Ты устал от собственной жестокости?
ГАРСИА. Пусть так.  Я даю тебе ещё одну ночь жизни.  Ты бы не был
     со мной так великодушен.

     Приводят Отоми.

ОТОМИ. Мой любимый. Муж мой! Теули превзошли наших жрецов.Я виде-
     ла, как они убили Куаутемока. Жрецы убивали во имя богов,
     а эти во имя золота!  Что они с тобой сделали?
ТОМАС. Тот человек Хуан де Гарсиа - мой враг, Отоми. Именно за ним
     я гоняюсь по всему свету. Он убил мою мать.
ОТОМИ. Значит, он постарается и тебя убить. Как же нам быть?
ТОМАС. Послушай меня, любимая. Утром пытки возобновятся. О себе я
     не думаю, но не могу допустить, чтобы терзали тебя. Я не уве-
     рен, что смогу перенести это и не выдать тайну сокровищ.
ОТОМИ. Не говори так!
ТОМАС. Отоми,  этой ночью мы должны умереть. Вон там я видел ве-
     рёвки. Ты  всё  приготовишь,  а  потом поможешь мне затянуть
     петлю, так как я уже очень слаб...
ОТОМИ. Муж мой, печальна наша судьба, но впереди нас ждёт покой.

     Отоми делает петли. Входит Марина.

МАРИНА. Что вы делаете? Вы с ума сошли?
ОТОМИ. Муж мой, кто эта женщина? Почему она не даёт нам умереть?
ТОМАС. Это Марина. Я рассказывал тебе о ней.
МАРИНА. Я принесла вам одежду испанского слдата и одежду одной из
     тех женщин, что всегда следуют за войском. Может быть, в та-
     ком виде вам удастся выбраться из лагеря Кортеса? Охрана пе-
     репилась. все спят, даже де Гарсиа.
ОТОМИ. Ты - погубившая свою родину, пришла спасти нас?
ТОМАС. Отоми, время дорого.
ОТОМИ. Я бы лучше умерла,  чем принять от тебя спасение, но жизнь
     моего мужа слишком дорога мне.
ТОМАС. Тогда одевайся.

     Отоми переодевается, Марина помогает Томасу. Томас мучитель-
     но встаёт на ноги, женщины его поддерживают.

ТОМАС. Марина  вывела  нас из лагеря испанцев,  а сама вернулась
     обратно. Уцелевшие чудесным образом, мы остались одни посре-
     ди руин  анауака.  Единственным  местом,  где ещё можно было
     скрыться от теулей, была родина Отоми, горная страна её пле-
     мени, почти недосягаемая для чужаков.  С трудом добрались мы
     до Города сосен,  где выросла принцесса.  Народ отоми  любил
     свою единственную наследницу и беспрекословно подчинялся ей.
     Так я стал вождём её племени. Я понимал, что связывая себя с
     этим народом, навсегда должен забыть об Англии.

     Возникает домик в долине Уэйвни. Возле дома сидит Джеффри,
     Что-то мастерит. К нему подходит Лили.

ДЖЕФФРИ. Лили!
ЛИЛИ. Я пришла спросить. Что - никаких вестей?
ДЖЕФФРИ. Никаких.
ЛИЛИ. В порту видели испанский корабль. Я подумала...
ДЖЕФФРИ. Лили, не мучай себя надеждой. Неужели ты не понимаешь,
     что если бы он хотел, он бы давно вернулся.
ЛИЛИ. Значит, он ещё не рассчитался с де Грасиа.
ДЖЕФФРИ. Или де Гарсиа убил его.
ЛИЛИ. Не смей говорить так!
ДЖЕФФРИ. Лили, ты обманываешь себя. А жизнь проходит, Лили, люби-
     мая!
ЛИЛИ. Не называй меня так!
ДЖЕФФРИ. Но я люблю тебя.
ЛИЛИ. Пока мы точно не узнаем - что с ним,  ничьей другой любимой
     я не буду.
ДЖЕФФРИ. Как хорошо мы могли бы жить - спокойно  и  счастливо.  У
     нас были бы дети...
ЛИЛИ. Прости, Джеффри. (Уходит).

ОТОМИ. Муж мой, ты всё ещё вспоминаешь ту женщину за морями?
ТОМАС. Память трудно убить,  Отоми. Но тебя не должно это беспоко-
     ить. Я не вру,  когда говорю,  что люблю тебя. Мне хорошо с
     тобой и с нашим сыном. Ты подарила мне самые счастливые годы
     в моей жезни.(Отоми обнимает его.) Что? Что-то случилось?
     Плохие вести? Говори, я же вижу.
ОТОМИ. Испанцы идут на Город Сосен.  Им не нравится,  что отоми -
     преследнее племя, которое не платит им дань.
ТОМАС. Они нашли себе проводника?
ОТОМИ. В каждом народе есть предатели.
ТОМАС.(Устало). Чтож, мы примем бой.
ОТОМИ. О, я не сомневалась в тебе, муж мой.

     Музыка. Бой.

ТОМАС. Это была последняя осада.  Природа в горах суровая и ску-
     пая, запасы наши начали подходить к концу. Больным, женщинам
     и детям я предложил сдаться на милость победителя. Когда ис-
     панцы всё-таки ворвались в город, там остались только те,
     кто решил умереть свободным.  Испанцы не щадили никого, но и
     мы дрались ожесточённо. Нам нечего было терять!
ОТОМИ. Муж мой! Наш сын умер! Вон тот человек со шпагой убил его!
     Отомсти за нашего сына хотя бы перед смертью!
ТОМАС. Де Грасиа!
ГАРСИА. Вингфилд! Дъявол!
ТОМАС. Вместо того,  чтобы сразиться со мной,  убийца вдруг бро-
     сился бежать! Я погнался за ним. Сами того не замечая, в этой
     отчаянной погоне мы начали карабкаться вверх по склону ста-
     рого вулкана. Снег сверкал на самой вершине. Дымился кратер.
ТОМАС. Эй, приятель, смотри не оступись. Ты мне слишком дорог!
ГАРСИА. Не беспокойся! Я буду осторожен!
ТОМАС. Куда ты так торопишься?
ГАРСИА. Мне нравятся эти места, хочу разглядеть их получше!
ТОМАС. (В зал). Де Гарсиа уже шёл по остывшей лаве к кратеру.
       Я брёл за ним ним.(Де Гарсиа) Хватит, пора кончать. У тебя
       есть меч - защищайся.
ГАРСИА. Зачем?  Я обречён.  Перед смертью твоя мать сказала  мне,
     что ей явилось видение,  будто её сын убьёт меня, ввергнув в
     бездну ада среди огня, скал и снега.
ТОМАС. Ну... тогда это место здесь.
                                ГАРСИА
                 Ныла грудь на острие кинжала!
                 Было всё - коварство и любовь!
                 И она с отцом твоим сбежала,
                 Запятнав родительскую кровь!

                 И когда я отомстил ей всё же,
                 Умирая на моих руках,
                 Что она сказала мне, о Боже! -
                 Что умру я высоко в горах,

                 Что когда-то было ей виденье,
                 Будто смерть жестокую свою
                 Встречу я там, где оледененье,
                 У бурлящей бездны на краю.

                 (Обводит рукою местность).
                 Это здесь. У кратера вулкана.
                 Мне отсюда нет пути назад.
                 Но я не боюсь, и как ни странно,
                 Как ни странно, но я даже рад.

                 Я шагну легко и бесшабашно,
                 Даже если в ад я попаду,
                 Всё равно, мне ничего не страшно -
                 Я и на земле жил как в аду.
     Де Гарсиа  с криком шагает в жерло вулкана.  Томас некоторое
время стоит потрясённый, потом медленно возвращается к Отоми.

ОТОМИ. Убийца умер?
ТОМАС. Да, жена моя.
ОТОМИ. Я хочу говорить с тобой. Сядь рядом.
ТОМАС. Говори.
ОТОМИ. Всё это время ты был верен мне и моему народу,  хоть и был
     чужим.Видят боги, как я благодарна тебе за это. Но вот моего
     народа больше нет.  Сын, соединявший нас, тоже умер. На этой
     земле тебе больше нечего делать. Ты должен вернуться на ро-
     дину. Ведь ты хочешь этого.
ТОМАС. Я никогда тебя не покину.
ОТОМИ. Молчи. Не перебивай. У меня мало времени. Я знаю твоё бла-
     городное сердце и понимаю, что пока я жива, ты будешь со мной.
     Поэтому я выпила яд. Скоро он подействует.
ТОМАС. Что ты наделала, Отоми!
ОТОМИ. Я не хочу мешать тебе.  Ты вернёшься на родину,  встретишь
     любимую и ещё будешь счастлив.  Теперь ничто не удержит тебя
     здесь. Прощай. Вспоминай обо мне, теуль. Я очень любила тебя.
ТОМАС. Я похоронил жену и сына в древней усыпальнице их  предков
     и навсегда ушёл из этой страны.  Путь к морю лежал через Те-
     ночтетлан, который начинали отстраивать заново испанские ра-
     бы - бывшие свободные индейцы.
МАРИНА. Теуль! Ты ли это?
ТОМАС. Марина... А где Кортес?
МАРИНА. В Испани. Он женился на другой, теуль. А меня отдал в жё-
     ны своему подчинённому,  который взял меня из-за денег. Кор-
     тес был щедр к оставленной любовнице.  Проклятие  Куаутемока
     сбылось: прошла моя красота,  а вместе с ней и любовь Корте-
     са.
             Когда я предавала свой народ,
             не знала я на много лет вперёд,
             Как сложится потом судьба моя.
             Но ни о чём не пожалела я!

             Сбылось проклятье Куаутемока -
             Унижена, стара и одинока -
             Измену довелось и мне узнать.
             И всё-таки мне есть что вспоминать!
ТОМАС. Мне нужно домой, Марина.
МАРИНА. Возьми вот этот перстень - это один из знаков власти Кортеса.
     Когда доберёшься до моря, покажешь его капитану какой-нибудь
     караки, и он не откажет тебе.
ТОМАС. Спасибо тебе. Третий раз ты спасаешь меня. Прощай, Марина.
МАРИНА. Да хранит тебя твой Бог.

     Музыка. Пляска матросов.

                            ПЕСНЯ МАТРОСОВ
                    Давно уплывший, давно пропавший,
                    Уже легендой в народе ставший,
                    Ты много видел, ты много прожил,
                    Но что скитальцу всего дороже?
                    И было сердце всегда влекомо
                    К дому! К дому! К дому!
           ПРИПЕВ:
                    Ты солнцем опалён,
                    Ты солью просолён,
                    Ты штормом закалён,
                    Ты - самый смелый!
                    Минуя зюйд и норд,
                    Ты будешь рад и горд,
                    Когда увидит порт
                    Твой парус белый!

                    Пока тобою играло море,
                    Твоя невеста рыдала в горе.
                    Пока тобою судьба играла,
                    Она, быть может, старухой стала!
                    Узнать улыбку лица родного
                    Снова. Снова. Снова.

ТОМАС. Сердце  моё вылетало из груди,  когда я со стоном присло-
     нился головой к родной двери.
                                 ЛИЛИ
               Сквозь туман, сквозь судьбу, сквозь беду
               Ты однажды войдёшь в эти двери.
               Ты придёшь, потому что я жду,
               Потому что надеюсь и верю.

               Я тебе ни жена, ни вдова,
               Но с надеждою неугасимой
               Если я почему-то жива,
               Значит, ты ещё жив, мой любимый.
                                ТОМАС
               Сквозь беду, сквозь судьбу, сквозь туман
               Вдруг забрезжит надежда на счастье.
               Из далёких, немыслимых стран -
               Как я долго к тебе возвращался.

               Здесь в долине над тихой рекой
               Поле, церковь и сад возле дома.
               Только здесь обрету я покой,
               Где всё с детства мне было знакомо.

     Томас стучит. Лили открывает ему.

ТОМАС. Сеньора... Здесь когда-то жила семья Вингфилдов.
ЛИЛИ. Они давно уже умерли.  И мать, и отец, и старший сын. А вто-
     рой сын - Томас - пропал в чужих краях.
ТОМАС. Сеньора,  я испанец из отряда Кортеса. Я воевал с индейцами
     и встретил там одного человека. Его звали Томас Вингфилд. Он
     просил меня, если я попаду в Англию,  найти девушку по имени
     Лили Бозард.
ЛИЛИ. Это... я.
ТОМАС. Вы всё ещё носите это имя, сеньора?
ЛИЛИ. Да, я не замужем. После смерти моего отца, я переселилась в
     этот дом. Здесь я чувстую себя ближе к Томасу.
ТОМАС. Этот  человек,  он много пережил,  сеньора.  Он был вождём
     племени и мужем индейской принцессы.  Умирая, он передал мне
     вот это кольцо.
ЛИЛИ. "Пускай мы врозь,зато душою вместе".
ТОМАС. Он хотел,  чтобы вы сказали мне, его посланнику, любили ли
     вы его все эти годы и смогли бы вы простить его?
ЛИЛИ. Да,  Томас.  Я любила тебя все эти годы и ждала! Неужели ты
     думал, что я не узнаю тебя, любимый?
ТОМАС. Лили, я вернулся... Прости меня, Лили.
ЛИЛИ. Я прощаю тебе нарушенную клятву.  Я  понимаю,  что  мужчине
     трудно прожить одному столько лет,  да ещё в неведомых стра-
     нах.
ТОМАС. Ты выйдешь за меня замуж?
ЛИЛИ. Я согласилась много лет назад,  Томас. И с тех пор не изме-
     нилась.
                                ТОМАС
                        Гляжу сквозь слёзы на глазах
                        Я в небо голубое.
                        Надеюсь, что на небесах
                        Мы встретимся с тобою.
                        Иду по утренней росе
                        Над милою рекою.
                        Надеюсь, встретимся мы все -
                        Для счастья и покоя.
                        Когда войду я, наконец,
                        В твои ворота, Боже,
                        Там будут - мама и отец,
                        И сын мой будет тоже.
                   (Выходят те, кого он называет).
                        И будет светлым тот чертог,
                        И радостными речи.
                        И смуглый принц Куаутемок
                        Появится навстречу.
                        Ведь люди все - любых кровей -
                        Равны в небесном доме.
                        Походкой царственной своей
                        Ко мне придёт Отоми.
                        Легка, прекрасна и грустна,
                        Как ветерка касанье,
                        Придёт Лили - моя жена -
                        На вечное свиданье.
                        И мы сумеем вместе быть,
                        Преодолев разлуку,
                        И всё понять, и полюбить,
                        И всё простить друг другу.

                               ЗАНАВЕС

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования