Общение

Сейчас 494 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

пьеса


     ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

                      ОЛЯ
                      АЛЁША

                           КАРТИНА 1

     Посреди сцены лежит большой  валун,  напоминающий  лошадиную
голову. Слева от него - садовый стол со скамейками. Справа - пирс,
устремлённый в зрительный зал, как в море. Негромко слышен прибой.
     У стола возится с удочкой восьмилетний Алёша. Подходит шест-
надцатилетняя Оля.
     В спектакле  должна звучать какая-нибудь нежная,  то печаль-
ная, то влекущая музыка.

ОЛЯ. Алёша...
АЛЁША. У...
ОЛЯ. Ты что делаешь?
АЛЁША. Что надо.
ОЛЯ. (Понимающе). А-а... (Не сдаваясь). А если поконкретней?
АЛЁША. Это удочка.
ОЛЯ. Ты на рыбалку идёшь?
АЛЁША. У...
ОЛЯ. Возьми меня с собой.
АЛЁША. Тебе что - делать нечего?
ОЛЯ. Нечего. Я же тут ещё ничего не знаю.
АЛЁША. А чего знать-то? Иди да купайся.
ОЛЯ. Я  не люблю одна.  Одной как-то грустно.  Тётя Катя сказала,
     что ты зовёшь меня с собой на рыбалку.
АЛЁША. Я? Зову? Это... Почему я? Вон пусть Андрюха с тобой ходит.
     Он старший - он пусть за гостей и отвечает.
ОЛЯ. А он с вечера не появлялся. У него... какие-то дела.
АЛЁША. А у меня что - дел нету?
ОЛЯ. А ты в каком классе?
АЛЁША. В третий пойду.
ОЛЯ. А я в десятый.
АЛЁША. Знаю. Как Андрюха.
ОЛЯ. А  я,  представляешь,  первый раз на море.  Маме врачи такое
     жаркое солнце запрещают.  А одну она меня не отпускала. Если
     бы тётя Катя не пригласила,  я бы,  наверное, ещё долго моря
     бы не увидела. А вы, счастливые, каждый день купаться можете.
АЛЁША. У. (Хочет идти).
ОЛЯ. Ой!  Только тётя Катя сказал,  чтобы ты, не поевши, не уходил.
     Вот - она тут оставила,  проинструктировала меня. (Открывает
     миски и кастрюльки на столе).
АЛЁША. (Морщится). Тоже мне - фрекен Бок. За собой следи.
ОЛЯ. Не будешь есть?
АЛЁША. Ел уже.
ОЛЯ. Я не понимаю, за что ты на меня злишься?
АЛЁША. Ладно. Если идёшь со мной - давай пошли.
ОЛЯ. Можно? Да?
АЛЁША. Купальник-то взяла?
ОЛЯ. Давно в нём.
                               ________________

     Сидят на пирсе.  Алёша ловит рыбу. Оля ногами болтает. Она - в
купальнике.

ОЛЯ. Вот ты когда-нибудь в Москву приедешь, я  тебя  тоже  всюду
     буду водить - и в зоопарк, и в цирк.
АЛЁША. Я это... в телевизоре видал.
ОЛЯ. А ты почему не купаешься?
АЛЁША. Надоело.
ОЛЯ. Ну, вот... Мой папа - он брат дяди Серёжи. А дядя Серёжа же-
     нился на тёте Гале.  А у тёти Гали тоже есть брат - дядя Са-
     ша, который женился на тёте Кате, и получился ты.
АЛЁША. Ну, и кто ты мне?
ОЛЯ. Не  знаю,  как  это  называется.  Надо у тёти Кати спросить.
     Седьмая вода на киселе, в общем.
АЛЁША. Значит,  ты  - не близкая родственница.  На тебе можно же-
     ниться.
ОЛЯ. Как это?
АЛЁША. Ну, близкая - это когда жениться нельзя.
ОЛЯ. А ты б на мне женился?
АЛЁША. Я ещё маленький.
ОЛЯ. Ну, а так... вообще?
АЛЁША. Вообще, жениться надо на своих - на местных. Мать так Анд-
     рюхе говорит.
ОЛЯ. А... А он что... часто на всю ночь уходит?
АЛЁША. Да нет.  Бывает, конечно. Это он в Рыбное к ребятам уехал.
     Там спортлагель... международный. Они в волейбол играют: на-
     ши против лагерных.
ОЛЯ. У него там, наверное, девушка.
АЛЁША. Тебе-то что? Влюбилась что ли?
ОЛЯ. Я?  Да я его видела всего пару раз - на вокзале - когда  они
     меня с тётей Катей встречали.  И здесь мельком.  Он ко мне и
     не подходит.
АЛЁША. Этого хватит.  В Андрюху все влюбляются.  Мать говорит, он
     ей удался.
ОЛЯ. А ты?
АЛЁША. А я ещё неизвестно что.
ОЛЯ. Ты тоже красивый будешь. Это уже сейчас видно.
АЛЁША. Что это - буду?
ОЛЯ. Ну, то есть, уже, конечно, красивый. Ой, смотри, сорвалось!
АЛЁША. Ты меня отвлекаешь. Я с тобой ничего не наловлю.

     Оля некоторое время сидит молча.

ОЛЯ. А ты с рыбой что потом делаешь? Вялишь или сушишь?
АЛЁША. Смотря какая рыба.
ОЛЯ. А знаешь, такая книжка есть - про человека-амфибию.
АЛЁША. Чего?
ОЛЯ. Ну, про человека-рыбу. Как ему лёгкие жабрами заменили.
АЛЁША. А... Я кино смотрел.
ОЛЯ. (Огорчившись). Всё-то ты смотрел.
АЛЁША. А зимой чего ещё делать?
ОЛЯ. (Опять помолчав, поискав тему для разговора). Хочешь, я тебе
     фантастику какую-нибудь  расскажу?  У того же писателя,  что
     про амфибию написал есть ещё "Голова профессора Доуэля".
АЛЁША. А кино такое есть?
ОЛЯ. Не знаю. Может быть. Я не видела.
АЛЁША. Снимут - посмотрим.
ОЛЯ. А если не снимут, что ж, так никогда и не узнаешь?
АЛЁША. Если  стоящая  вещь  -  обязательно снимут.  А не снимут -
     значит, барахло.
ОЛЯ. Что ж, не рассказывать?
АЛЁША. А ты молчать-то, вообще, умеешь?

     Оля замолкает надолго, потом начинает сдержанно рыдать.

АЛЁША. Ты чего?..  Ну,  приехали. (Придвигается к ней, трогает за
     плечо). Ну? Этого не хватало.
ОЛЯ. Зачем мне это море?  Зачем мне это всё?.. Ты, наверное, дума-
     ешь, я совсем идиотка, да?
АЛЁША. (Помолчав). Не совсем.
ОЛЯ. Я думала, здесь со мной что-то необыкновенное будет.
АЛЁША. Чего тут может быть необыкновенного?
ОЛЯ. Уже пять дней прошло, а я сижу дома. И всего неделя осталась.
      Всё детство болела - каждую неделю  -  бронхит.  Понимаешь,
     что это  такое?  Я  в  школе ни с кем подружиться не успева-
     ла. Все распределились по кучкам,  а я всегда  одна.  Знаешь,
     как это - всегда одной.
АЛЁША. И хорошо - никто не дёргает.
ОЛЯ. Ты... самодостаточный.
АЛЁША. Само - какой?
ОЛЯ. Ну,  когда всё в тебе есть и тебе с самим собой не скучно. А
     я... пустая какая-то. Ты хоть понимаешь, о чём я говорю, ма-
     лявка?
АЛЁША. Какая же ты пустая?  Вон сколько книжек прочла... Ну, лад-
     но, давай про эту свою голову... какого там профессора?
ОЛЯ. Доуэля.
АЛЁША. У.
ОЛЯ. Со мной только летом дружили в пионерлагере...  и то, потому
     что я истории по ночам всей палате рассказывала. "Тайна горы
     Джомолунгмы", "Лунный камень", "Чёрная стрела"...
АЛЁША. Ну, может, не только поэтому?
ОЛЯ. Я же знаю!  Даже на танцах мальчишки наперебой приглашали  -
     чтобы быстрее других продолжение узнать. Я с одним мальчиком
     потом несколько лет переписывалась,  а позапрошлой зимой  он
     написал, что у него появилась девушка,  и он не может больше
     переписываться, потому что они (смеётся) уже  целуются.  Как
     будто я  к  нему целоваться лезла.  Мама говорит: "Ты боишься
     людей". Мне через год в институт поступать, а я боюсь людей.
АЛЁША. И меня что ли боишься?
ОЛЯ. Побаиваюсь, вообще-то. Но с тобой хоть как-то можно разгова-
     ривать, а с Андрюхой твоим я даже заговорить боюсь.  Не могу
     же я к нему с "Головой профессора Доуэля" приставать.
АЛЁША. А что? Он, наверняка, не читал. Ты попробуй.
ОЛЯ. Да иди ты. (Опять начинает плакать).
АЛЁША. А ты... ругаться умеешь?
ОЛЯ. Зачем?
АЛЁША. Как - зачем? Когда плохо - первое дело - поругаться! Сразу
     легче становится.
ОЛЯ. (Заинтересованно). Да?
АЛЁША. И лучше если в полный голос.
ОЛЯ. В полный голос. Не смогу. Я все ссоры, вообще, перемалчиваю.
АЛЁША. Ну и зря!  Я если на кого обижаюсь,  уходу,  чтоб никто не
     слышал в глухое место и ругаюсь!
ОЛЯ. А на кого мне обижаться?
АЛЁША. ...На всех!  Вот,  давай, попробуем. Повторяй за мной! Се-
     лёдки вы все варёные!
ОЛЯ. А разве селёдка варёная бывает?
АЛЁША. Какая разница! Здесь главное громко! Ты, главное, не заду-
     мывайся. Давай! Селёдки вы все варёные!
ОЛЯ. Селёдки вы все варёные!
АЛЁША. Дураки!
ОЛЯ. Дураки.
ЛЁША. Без  души ругаешься!  Так не поможет.  Громко!  Финтифлюшки
     подгорелые!
ОЛЯ. Финтифлюшки подгорелые!
АЛЁША. Карабашки сопатые!
ОЛЯ. Ты что - на ходу придумываешь?
АЛЁША. (Вдохновенно).  Не отвлекайся!  Поганки заморские!  Олухи!
     Барбосы! Лопухи недозрелые! Фигушки вам всем! Не дождётесь!
ОЛЯ. Барбосы, Лопухи недозрелые! Не дождётесь!
АЛЁША. Фигушки вам!
ОЛЯ, Фигушки вам!
АЛЁША. Всё равно мне лучше всех!
ОЛЯ. Всё равно мне лучше всех!
АЛЁША. Ну? Легче?
ОЛЯ. (Смеясь). Гораздо!
АЛЁША. Вот видишь?! Я ж говорил. (Смеются).
ОЛЯ. А у тебя хохолок на макушке колышится, когда ты смеёшься.
АЛЁША. Посмотри, там только одна макушка?
ОЛЯ. (Смотрит). Кажется, одна.
АЛЁША. Значит,  вторая ещё не выросла. Говорят, если две макушки,
     то счастливый.
ОЛЯ. Ты думаешь, вторая должна вырасти?
АЛЁША. Конечно. не могу же я всю жизнь в несчастных проходить.
ОЛЯ. Я думаю,  это всё ерунда насчёт макушек. Ты всё равно будешь
     счастливым. Ты... уже счастливый.
АЛЁША. Не совсем.
ОЛЯ. А что?
АЛЁША. Ну... есть у меня сложности...
ОЛЯ. У тебя? Какие?
АЛЁША. Потом как-нибудь расскажу. (Давая ей удочку). На, вот, дер-
     жи, попробуй сама.
                                     ______________

     Они сидят за столом - чистят рыбу.

ОЛЯ. Эта девушка - Мари Лоран - вошла в лабораторию и увидела жи-
     вую человеческую голову на стеклянном столике. Одну, без те-
     ла, понимаешь?  А к ней всякие проводки подведены, аппараты,
     чтобы она дышала и жила. А рядом билось сердце.
АЛЁША. Наука - великая вещь.  Андрюха говорит,  из меня учёный не
     выйдет. Я трудно схватываю.
ОЛЯ. Ой, можно подумать, из него выйдет.
АЛЁША. А он и не хочет.  А я бы...  хотел сидеть  себе,  исследо-
     вать... чью-нибудь голову...
ОЛЯ. А он кем хочет быть?
АЛЁША. Куда мать скажет.  Шофёром или поваром. Чтобы в армии при-
     годилось. Он,  кстати,  завтра опять в Рыбное собирается, на
     соревнования. Велел тебя спросить - поедешь с ним?
ОЛЯ. А что ж он сам не спросит?
АЛЁША. Я откуда знаю?  Гордый.  Если не поедешь – чего зря с тобой
     заговаривать?
ОЛЯ. Что я - не человек что ли?
АЛЁША. Ну, я в общем-то ему и сказал, что вряд ли.
ОЛЯ. Что - вряд ли?
АЛЁША. Что вряд ли поедешь.
ОЛЯ. Нет, ты скажи, что поеду.
АЛЁША. (Огорчившись).  Поезжай, конечно, прошвырнёшься. Чего тебе
     со мной сидеть?
ОЛЯ. Я же не долго... А ты мне ещё обещал место какое-то показать.
АЛЁША. А ты его никому больше не покажешь?
ОЛЯ. Зуб даю.
АЛЁША. Смотри, беззубой не останешься. Пораздаёшь все. (Смеются).

                              __________________.

     Алёша и Оля босиком пробираются к камню, похожему на лошадиную голову.

АЛЁША. Сюда иди.
ОЛЯ. Долго ещё?
АЛЁША. Уже пришли.
ОЛЯ. Все ноги побила.  Ты бы сказал, что по камням, я бы хоть бо-
     соножки надела.
АЛЁША. Камни надо ногами чувствовать, а то какой смысл.
ОЛЯ. Тоже мне философ. Какой же здесь смысл?
АЛЁША. Сейчас поймёшь. Я словами не умею. Вот.
ОЛЯ. Что - вот?
АЛЁША. (Показывает валун). Вот видишь?
ОЛЯ. Этот камень?
АЛЁША. На что похож?
ОЛЯ. На лошадиную голову.
АЛЁША. Ну, слава богу. Поняла.
ОЛЯ. Чего тут понимать-то?
АЛЁША. Ты могла сказать,  что он похож на коровью морду, или
     на полуостров Крым, или на валун как валун. Тогда бы ты была
     не наш человек.
ОЛЯ. А так - ваш?
АЛЁША. У.
ОЛЯ. Чей - ваш-то?
АЛЁША. Ну,  наш с лошадью.  (Поглаживает камень).  Правда,  здесь
     здорово?
ОЛЯ. Да, красивый вид.  И грот такой закрытый - никому  не  дога-
     даться, что ты здесь. Это сюда ты ругаться убегаешь?
АЛЁША. Нет. Тут ругаться нельзя. Ты что? Тут это... гармония.
ОЛЯ. Слова какие знаешь.
АЛЁША. В телевизоре объясняли. Это когда всё у тебя складывается,
     как тебе надо. И ты находишься... в соответствии...
ОЛЯ. С чем?
АЛЁША. ...Не важно с чем. В соответствии да и всё.
ОЛЯ. А что здесь можно?
АЛЁША. Встать на камень.  Вставай-вставай.  Руки подними,  вдохни
     глубоко. (Оля всё это делает). Чего хочется?
ОЛЯ. Петь... или нет... кричать!
АЛЁША. Кричи!
ОЛЯ. (Тихо). А-а-а! (Оглядывается).
АЛЁША. Да никто тут не услышит.  не бойся. Смотри. (Сам встаёт на
     камень, держа её за руку.  Изо всей силы).  А-а-а!(В сторону
     грота). А-а-а!  (В сторону моря).  А-а-а! (Эхо повторяет его
     голос). А-а-а!
ОЛЯ. Я тоже! А-а-а!
ВМЕСТЕ. А-а-а-а!  У-у-у!  О-о-о!  Ого-го! Эй! У-лю-лю! Тра-та-та!
     Чик-чирик! Гав-гав! А-а-а!

     Оля опускается на камень и  начинает плакать,  на  этот
     раз тихо.

АЛЁША. Опять?
ОЛЯ. Нет. Хорошо. Правда, хорошо.
АЛЁША. А ты меня зря  философом обзывала.
ОЛЯ. Я и сейчас от своих слов не отказываюсь.
АЛЁША. Ах так!
ОЛЯ. Так-так-так!

     Оба вскакивают. Алёша начинает гоняться за Олей вокруг камня,
догоняет, дёргает  за волосы,  потом она гонится за ним,  пытаясь
ухватить за вихор... Визжат, валятся на землю, возятся, катаются,
играют.
   
                         _________________

     Оля и Алёша сидят на пирсе, болтают ногами, смотрят на закат.

АЛЁША. Солнце хорошо садится - день жаркий будет.
ОЛЯ. Если Робинзон определил, то я не сомневаюсь.
АЛЁША. А вернёшься с Андрюхой из Рыбного - пойдём в горы.  Я тебе
     такие тропинки покажу.
ОЛЯ. Обязательно пойдём. Робинзона-Робинзона, я твой Пятница.
АЛЁША. Ты чего как китаец говоришь?  Пятница был не  китайцем,  а
     туземцем.
ОЛЯ. А я не знаю, как говорят туземцы.
АЛЁША. Я думаю, они вообще не говорят, а так только - звуками.
ОЛЯ. Как мы на камне.
АЛЁША. Примерно.
ОЛЯ. Ты ещё про свои сложности не рассказал.  Ну, что жизньу тебя
     не совсем счастливая. Почему?
АЛЁША. А... Ничего.
ОЛЯ. Скажи. Мы же теперь друзья... Вдруг я могу помочь?
АЛЁША. Ты не врач.
ОЛЯ. А ты болеешь?
АЛЁША. Мне операцию должны делать... Пупок перезавязывать.
ОЛЯ. Чего?
АЛЁША. Ну,  пупок. В детстве завязали как-то неправильно. Он гно-
     ится иногда,  воспаляется. Наша врачиха сказала: подрастёшь -
     перезавяжем. Я вот теперь года считаю - когда его  перезавя-
     зывать. Выходит - следующей зимой.
ОЛЯ. А это обязательно?
АЛЁША. Мать говорит - обязательно. скорей бы уж...
ОЛЯ. И ты про это всё время думаешь?
АЛЁША. У...
ОЛЯ. Ты не думай.  Это,  наверное, быстро - чик и всё. Разговоров
     больше. Это ж тебе не аппендицит. Мне вот аппендицит выреза-
     ли - так полживота разрезали.
АЛЁША. Покажи.
ОЛЯ. (Показывает). Знаешь, какой был? Гнойный, гангренозный, раз-
     литой. Вот. Еле спасли.
АЛЁША. У…
ОЛЯ. И то ничего. А ты - пупок.
АЛЁША. А ещё можно Андрюхину лодку взять - к скалам сплавать.
ОЛЯ. Ой, хочу к скалам! Обещаешь?
АЛЁША. Железно.  Значит,  сначала - в горы,  а на другой день - к
     скалам. Поныряем. Учти только - там змеи.
ОЛЯ. Ядовитые?
АЛЁША. Сдрефила?
ОЛЯ. С вами, мой Робинзон, никогда!
АЛЁША. То-то.

     Они встают, уходят с пирса.

ОЛЯ. Слушай, а вишня насовсем уже сошла? Ни горсточки не осталось?
АЛЁША. У нас - вся.  Мать ещё на той неделе варенье варила. Прав-
     да, я знаю одно место... так и быть. В пользу отдыхающих.
ОЛЯ. А знаешь, песня есть: "Созрели вишни в саду у дяди Вани..."
АЛЁША. (Подхватывает). "У дяди Вани в саду созрели вишни..."

      Шум прибоя,  дискотечные  ритмы,  звук  моторки,
крики чаек, опять дискотечная музыка и шум прибоя.
                  
     Алёша  возится со своей удочкой, закидывает её, потом складывает,
отбрасывает в сторону, долго смотрит в море, идёт к камню, встаёт на него,
негромко произносит: А-а-а!
     Ему явно не кричится,  гармонии нет. Он садится на камень, обхватив колени
и замирает.
     К камню побирается Оля.  Алёша замечает её, но не шевелится. Она подходит
и садится рядом - у его ног.

АЛЁША. Чего пришла? Соскучилась что ли?
ОЛЯ. Да. Не веришь?
АЛЁША. Не верю.
ОЛЯ. Мне уезжать сегодня.
АЛЁША. Знаю.
ОЛЯ. Я тебя обыскалась...  Попрощаться. Потом поняла, что ты тут.
     Если б не поняла, ты что - так бы и не пришёл?
АЛЁША. Прощаться ещё. Не люблю соплей.
ОЛЯ. Прости меня, пожалуйста.
АЛЁША. С Андрюхой иди прощайся. А то ещё не напрыгалась с ним не-
     бось.
ОЛЯ. Злишься...
АЛЁША. Очень надо.
ОЛЯ. Я думала,  ты поймёшь - мне же  хотелось  жизнь  посмотреть.
     Дискотеки всякие,  шашлыки, ночные катера. У меня же никогда
     такого не было. А, может, и не будет.
АЛЁША. Ну, посмотрела?
ОЛЯ. Посмотрела.
АЛЁША. У тебя навалом этого будет.
ОЛЯ. Не знаю.
АЛЁША. Понравилось? Нечего было сюда приходить. Тут тебе дискотек
     не устраивают.
ОЛЯ. Не сердись. Я знаю - я предатель.  Но ты меня прости. Не
     могла же  я  на  дискотеку  тебя  в качестве кавалера брать.
     Ты... ещё маленький.
АЛЁША. А  в горы ходить тоже маленький?  Да эти все альпинисты из
     Рыбного, думаешь,  такие тропинки знают?  А к скалам плавать
     на Андрюхиной лодке тоже маленький? Так вы вообще вдвоём уп-
     лыли - не позвали даже.  Я б и сам отказался... Красивого  он
     тебе рапана вытащил.
ОЛЯ. Я думала,  тебе Андрюша сказал,  что мы плывём...  Я думала,
     если ты захочешь, то с нами...
АЛЁША. Сказал!  Он-то сказал!  "Чтоб я тебя рядом не видел!"
ОЛЯ. Я не знала.
АЛЁША. Только у него всё равно ничего не вышло.
ОЛЯ. Как это? Что не вышло?
АЛЁША. Ты когда уже к лодке на берег ушла, мать ему на кухне ска-
     зала: "Смотри у меня с этой девочкой! Убъю!"
ОЛЯ. Вот в чём дело. Ясно... .
АЛЁША. Уезжай в свою Москву.
ОЛЯ. Лёшенька, миленький, я не уеду, пока мы с тобой не помиримся.
АЛЁША. Что, и поезд пропустишь?
ОЛЯ. (Решительно).  Пропущу.  Вот не сдвинусь с этого места, пока
     не простишь.
АЛЁША. Ну и сиди себе.  Пойду скажу Андрюхе,  чтоб он тебя отсюда
     забрал. (Хочет уйти).
ОЛЯ. Но  ведь тогда он узнает про это место!  Про лошадиную голо-
     ву...
АЛЁША. Т ему  до сих пор не проболталась?
ОЛЯ. Конечно,  нет.  Это же самое-самое наше с тобой...  Это наша
     тайна... И потом... он бы не понял...

     Алёша возвращается, садится рядом.

АЛЁША. Сколько тебе ещё?
ОЛЯ. Полчаса... Я очень по тебе буду скучать. Правда.
АЛЁША. На будущий год приедешь?
ОЛЯ. На будущий год в институт...
АЛЁША. У. (Алёша начинает что-то строить из камней).
ОЛЯ. Но я обязательно когда-нибудь приеду.  Через два года, через
     три -  всё равно приеду. Ты меня ждать будешь? (Алёша мол-
     ча укладывает камни,  Оля начинает ему помогать).  Ты не  думай.
     Время быстро летит. А потом ты вырастешь и приедешь в Москву
     - тоже в институт.  И я тебе всё покажу - потому что телевизор
     это совсем не то.
АЛЁША. Ладно.
ОЛЯ. А что мы строим?
АЛЁША. Вот. Это замок. Для тебя.
ОЛЯ. Для меня?
АЛЁША. Представь, что ты принцесса и живёшь в нём.
ОЛЯ. Я?
АЛЁША. Я знаю,  что ты - настоящая принцесса. Только больше никто
     об этом не догадывается. Но ты сама-то помни, что ты - прин-
     цесса и веди себя, как принцесса. Ясно?
ОЛЯ. Ясно. А говорил - соплей не любишь.
АЛЁША. Это не сопли...
ОЛЯ. Я постараюсь.
АЛЁША. Ну, топай давай. Тебя, небось, уже ищут с собаками.
ОЛЯ. Не поедешь меня на поезд провожать?
АЛЁША. Что я - поездов не видел?

     Оля обнимает его, целует и уходит.
    


                              КАРТИНА 2

     Яхта.
     На палубе, в темноте сидит парень (лет 23-х) , курит.
     Скрип тормозов, свет фар.
     Свист. Парень встаёт, пропадает из виду.
     Мотор уезжающей машины.
     Парень ведёт женщину. Он освещает перед собой путь карманным
фонариком.  У женщины завязаны глаза и сзади связаны руки.  Па-
рень подводит её к трапу.

АЛЁША. Вот здесь... осторожней.
ОЛЯ. (Оступаясь). Ой!
АЛЁША. Я же сказал - осторожней. Не брыкайся, а то кости себе пе-
     реломаешь раньше времени.
ОЛЯ. Куда меня привезли?
АЛЁША. Куда надо. Иди не разговаривай.
ОЛЯ. Пожалуйста,  развяжите мне руки.  Я ведь никуда не убегу,  я
     только буду за вас держаться.
АЛЁША. Я лучше сам тебя подержу.

     Он всё же развязывает ей руки и помогает спуститься в каюту.

ОЛЯ. Мы на берегу? Да? Волны слышно. На каком-то корабле? Я наде-
     юсь, вы не торговцы живым товаром?
АЛЁША. Надейся.
ОЛЯ. Ой, держите же меня!
АЛЙША. Уже падать некуда.
ОЛЯ. Можно я сниму повязку?
АЛЁША. Пока нельзя. Иди-ка... Вот так...

     Он быстро берёт её руку и приковывает наручниками к балке.

ОЛЯ. Ой! Зачем вы? Я же не сопротивляюсь.
АЛЁША (гасит фонарик). Вот теперь снимай.
ОЛЯ (снимает повязку). Хорошо, что вы меня  схватили, а не сына.
АЛЁША. Ещё с детьми канителиться.
ОЛЯ. Пожалуйста, не пугайте. Скажите мне сразу - зачем я вам
    нужна и что со мной будет.
АЛЁША. (Включает фонарь,  направляет на  неё,  она  закрывается).
     Мне-то ты на фиг не нужна.  А что с тобой будет - решать не мне.
ОЛЯ. А кому?
АЛЁША. Кому надо.
ОЛЯ. А нормального света здесь не предполагается?
АЛЁША. Щас попробуем. (Возится с керосиновой лампой).
ОЛЯ. Яхта. Это яхта?.. Послушайте, юноша, я не знаю,.. как это? -
     на кого вы работаете,.. но мой муж... он будет меня искать и
     обязательно найдёт.
АЛЁША. Если заплатит, то, может, и найдёт... живой.
ОЛЯ. А сколько вам надо? Вдруг у нас столько нет?
АЛЁША. Есть.
ОЛЯ. Вы так уверены?
АЛЁША. Уверен.
ОЛЯ. Сколько сможет - конечно, заплатит...
АЛЁША. Это понятно, иначе б ты тут не сидела.
ОЛЯ. А.  Дело только в этом? Это только вымогательство, да? А
     больше мне ничего не будет?
АЛЁША. Смотря как твой мужик себя поведёт. Если по-умному, то ни-
     чего не будет.
ОЛЯ. Вообще-то, он умный. И сдержанный.
АЛЁША. Вот и поглядим.

     Он делает свет сильнее.  Пристально смотрит.

ОЛЯ. Что вы на меня так смотрите?
АЛЁША. Ничего. Показалось.
ОЛЯ. Я похожа на Елену Соловей в молодости.  Мне все так говорят.
     Да?
АЛЁША. Кто это?
ОЛЯ. Ну, как же! "Раба любви".
АЛЁША. Не смотрел.
ОЛЯ. Давайте знакомиться? Вас как зовут?
АЛЁША. Икс. Или игрек. Как вам удобней.
ОЛЯ. А меня тогда бета-гамма.
АЛЁША. Очень приятно.
ОЛЯ. А вы давно... как это... меня пасли?
АЛЁША. Сколько надо.
ОЛЯ. Это такой черноморский бизнес? Да? Сильные мужчины зарабаты-
     вают на слабых женщинах? Очень красиво. По-другому день-
     ги зарабатывать не умеете?
АЛЁША. Можешь не распинаться, я не слушаю...(Уходит наверх).
ОЛЯ. Эй! Игрек! Альфа-омега!
АЛЁША. (Возвращается). Ну, что?
ОЛЯ. А кормить жертву тут полагается? исхудаю - буду плохо выгля-
     деть - муж не захочет меня выкупать.
АЛЁША. Тебя ж после ресторана взяли. Неужели не наелась? Два часа
     там сидели.
ОЛЯ. А  я,  может,  снова  есть  хочу - на нервной почве.  У меня
     стресс. Пожалуйста, не оставляй меня тут одну, в этом трюме,
     а то мне кажется,  что я тону, а выбежать нельзя, потому что
     прикована... Во сюжет для фильма.
АЛЁША. Мы на мели.
ОЛЯ. Господи,  он там, наверное, с ума сходит. Я тебя убъю, если у него
будет плохо с сердцем!
АЛЁША. Ладно, убьёшь. (Опять уходит).

     Оля плачет.
     Вдруг где-то рядом звонит сотовый телефон. Она вздраги-
вает, оглядывается.  Вбегает Алёша, хватает трубку.

АЛЁША. Да!  Алё!..  Да,  порядок. Ты сомневался?.. Хорошо ведёт -
     без истерик.  ..  А я-то что?  ...  А он с вами? Сейчас дам.
     (Оле). На. Поговори с мужем. Если скажешь, что на яхте, я за
     его жизнь не отвечаю.
ОЛЯ. (Берёт трубку).  Лёва?..  Алё... У меня всё нормально. Ты не
     беспокойся. Лёва,  только  маме  не звони... И я тебя
     люблю... Алё... Алё... Лёва, как Лёлик? Алё...

     Он забирает у неё трубку. Слушает.

АЛЁША. Понял… Понял. (Выключает телефон).
ОЛЯ. А когда?.. Он не сказал, когда?
АЛЁША. Поживём - увидим.
ОЛЯ. Ты - непробиваем.
АЛЁША. На том стоим.
ОЛЯ. Нашёл чем гордиться.  Со мной справиться легко. Тебе-то
     какой процент  будет за работу?
АЛЁША. Не твоё дело.
ОЛЯ. Ты знаешь,  как Лёва пашет с утра до вечера? У него уже
     давление, зрение,  сосуды...  Всё...  Это тебе не с девушкой
     ночку на яхте посидеть. Непыльная у тебя профессия.
АЛЁША. Я и не жалуюсь.
ОЛЯ. Ты где такие мускулы накачал, Робин Гуд? Армия?
АЛЁША. Армия.
ОЛЯ. В горячих точках был?
АЛЁША. Был.
ОЛЯ. Убивал?
АЛЁША. Убивал.
ОЛЯ. И меня мог бы убить?
АЛЁША. А  ты  думаешь,  какая-нибудь особенная,  что и убить тебя
     нельзя? Все так думают...
ОЛЯ. Но ведь есть же, наверное, кто-то, кого ты не мог бы убить?
АЛЁША. Ну, есть.
ОЛЯ. Мама. Да?
АЛЁША. Понятно.
ОЛЯ. Отец,  брат,  сёстры... Не на Луне живёшь.
АЛЁША. Как сказать...
ОЛЯ. Девушка какая-нибудь. Девушка у тебя есть?
АЛЁША. Чтоб не мог убить?.. Нет, пожалуй.
ОЛЯ. (Помолчав).  Бедный ты бедный. Что же у тебя и любви никогда
     не было?
АЛЁША. У тебя что ли любовь с этим боровом?
ОЛЯ. От нервной работы располнел. Обмен веществ.
АЛЁША. Просто жрёт много. Смотри, и ты потолстеешь.
     (Начинает накрывать на стол. Молча ставит "Шампанское",
     конфеты).  Велено ни в чём не отказывать - мужик
     твой наличными обещал заплатить.
ОЛЯ. А я здесь в детстве была...  В  посёлке.  А  потом  никак не могла
     сюда вернуться.  То одно, то другое. Только в этом году Лёву
     уговорила отдохнуть...  Хоть десять дней... И никого не нашла.
     И дома этого уже нет, и люди переехали... Слушай, а ты ведь,
     наверное, местный?
АЛЁША. У.
ОЛЯ. Ты  ведь  берег,  наверное,  знаешь. Здесь где-то должен валун
     лежать... такой большой - похожий  на лошадиную голову...
     (Алёша берёт лампу и подходит к Оле). Что ему сделается валуну?
     Куда он мог деваться?.

     Алёша рассматривает её совсем близко.

АЛЁША. Валун остался...

     Оля вглядывается в него.

ОЛЯ. Ну, что? Выросла у тебя вторая макушка?
АЛЁША. Похоже, выросла.
ОЛЯ. Ты?.. Ты... Ты!..

     Она вскакивает, но прикованная рука мешает ей.

ОЛЯ. Неужели? Неужели это ты?

     Алёша ставит лампу и освобождает Олю.

ОЛЯ. А тётя Катя где?
АЛЁША. Умерла. Уже пять лет скоро.
ОЛЯ. А Андрюша?
АЛЁША. На север подался, на заработки, в Уренгой. Женился.
ОЛЯ. А ты где живёшь?
АЛЁША. Мне квартиру дали в Рыбном.
ОЛЯ. А про отца ты знаешь?
АЛЁША. Как ушёл - ничего не знаю. И знать не хочу.
ОЛЯ. Он когда в Москву перебрался, маме моей запретил с тётей Ка-
     тей переписываться... Мама так его уговаривала: "Саш, ну, как
     же так можно? Ведь двое сыновей!" А он говорил: "Я их уже вы-
     растил - могу теперь для себя пожить".
АЛЁША. А что - красивая она была? Ну, эта его курортница?
ОЛЯ. Ничего особенного. Тётя Катя лучше.
АЛЁША. Ешь садись.
ОЛЯ. Ты меня отпустишь?
АЛЁША. Иди...
ОЛЯ. (Серьёзно).  Правда?  Правда? (Делает шаг к двери).
     А тебе ничего не будет?
АЛЁША. Убьют.
ОЛЯ. (Возвращается). Никогда этого не понимала!
АЛЁША. Чего?
ОЛЯ. Ну,  вас, бандитов:  это же так неинтересно  - брать чужое!
     Вот своими руками что-то делать!..  Я  вот видела, как посуду
     расписывают... Или вот... у меня знакомый в ювелирной мастерской
     работает!.. А тут чик-брик - убил, не убил... Разве - нет?
АЛЁША. Заработаю денег - начну строить.
ОЛЯ. На  такие  деньги не построишь. Они тебе всё равно аукнутся.
АЛЁША. Ты что - до сих пор в том замке живёшь?
ОЛЯ. В общем, да. Не забываю, что я принцесса. Лёва всё для это-
     го делает.
АЛЁША. А знаешь, что именно он делает?
ОЛЯ.  Что?
АЛЁША. Мне говорили, один мужик из-за него застрелился..
ОЛЯ. Как это?
АЛЁША. Семье  угрожали  - деньги требовали.  А Лёва твой ему долг
     всё никак на счёт не переводил.
ОЛЯ. Не может быть. Он не знал. Надо было объяснить ему...
АЛЁША. Всё он знал.  Это ты его дел не знаешь.  Если б он вовремя
     расплачивался - ты бы сейчас тут не сидела.
ОЛЯ. Алёша, миленький, что же ты здесь про-
     падаешь с какой-то уголовщиной? Тебе учиться надо. Поедем
     в Москву.  Я тебя устрою. В институт. Или работать на фирму.
АЛЁША. Лёва твой устроит?
ОЛЯ. У меня и у самой есть друзья...
АЛЁША. Его друзья?
ОЛЯ. Нельзя так, нельзя тут... Поедем?
АЛЁША. Как я поеду? Кем? Кто я тебе?
ОЛЯ. ... Дальний родственник.
АЛЁША. Я тебя ждал тогда... всё детство...
ОЛЯ. Алёша...
АЛЁША. После школы дёрнул в Москву.  Поступать. Думал: поступлю -
     тогда позвоню тебе.  В медицинский. "Голова профессора Доуэ-
     ля". Провалился.
ОЛЯ. Был в Москве и не позвонил!
АЛЁША. Не мог. Стыдно было.
ОЛЯ. Вот глупый.
АЛЁША. Какой есть.  Потом армия. Война. Вернулся... Ребята все...
     вот этим заняты.  Ну и пошло...
ОЛЯ. А пупок тебе перезавязали?
АЛЁША. Да.
ОЛЯ. Больно?
АЛЁША. Под наркозом. Ничего. Вот когда ранило  - это
     вот да... Два раза.
ОЛЯ. Где?
АЛЁША. Прошло всё.
ОЛЯ. Где?
АЛЁША. (Показывает). Тут… И тут…

     Звонит сотовый телефон. Они замирают. Алёша берёт трубку.

АЛЁША. Да... Да... Хорошо... Я понял... (Кладёт трубку).
ОЛЯ. Что?
АЛЁША. Всё...
ОЛЯ. Что - всё?
АЛЁША. Едут за тобой.  Через пятнадцать минут тут будут...  Любит
     он тебя. Ещё ни разу не было, чтоб так быстро деньги находи-
     ли. Минимум - день. Максимум - неделя.
ОЛЯ. Любит.
АЛЁША. А ты - его?
ОЛЯ. ... Да... Очень... А всё остальное... Это... ностальгия. Ил-
     люзия.
АЛЁША. Тебе видней.
ОЛЯ. Ты в детстве часто смеялся.  Помнишь,  хохолок  дро-
     жал?..
АЛЁША. Было дело.
ОЛЯ. Есть на этом пиратском бриге ручка и листочек?  (Алёша нахо-
     дит и даёт ей,  Оля пишет).  Вот. Мой  адрес и телефон.
     Пожалуйста, приезжай.
АЛЁША. На белом коне.
ОЛЯ. Приезжай - какой есть...  Алёша...  Я хотела тебя найти... Я
     тебя нашла...
АЛЁША. Действительно… Тебе, правда, там хорошо?
ОЛЯ. ...Правда.  А  знаешь, как зовут моего сына? Алёша. Ему
     сейчас, как тебе тогда - девять.  Я хотела, чтобы он был, как
     ты, весь в себе. Серьёзный и свободный.
АЛЁША. Ну и как?
ОЛЯ. Как?..  Избалованный,  нахальный, обаятельный... Да ты ведь
     тоже не тот.  Разве это свобода – сторожить пленных тёток?
АЛЁША. Не старайся.  Не надо. У меня всё будет - я знаю, чего хочу.
ОЛЯ. Чего?
АЛЁША. (Подходит к ней совсем близко). У тебя с Андрюхой любовь была?

     Шум подъезжающей машины, свет фар, сигнал.

ОЛЯ. У! Селёдки варёные! Барбосы! Карабашки сопатые! Алёша! Алё-
     ша, пусти руки. Мне больно... Пусти меня...

     Опять сигнал.

АЛЁША. Иди. Они отвезут тебя к мужу.

     Оля идёт, спотыкается.

ОЛЯ. Проводи меня, здесь темно.

     Алёша берёт фонарь и помогает Оле уйти.
     Слышен звук отъезжающей машины.
    

                              КАРТИНА 3

     Комната в московской квартире. Звонит телефон. Оля подходит,
снимает трубку.

ОЛЯ. Алё...  Привет,  мой свет. Откуда ты звонишь?.. Да ты уж, не-
     бось, надоел Иришке.  Сколько можно у неё торчать? И вчера, и
     позавчера. Её мама уже вправе потребовать, чтобы ты женил-
     ся... А сколько ещё курсовую делать?.. А. Ну,  ладно. Занимай-
     тесь. Когда тебя ждать?..  Звони,  котёночек.  Пока. (Кладёт
     трубку, опять снимает, набирает номер). Надь, приходи, я те-
     бя подстригу… Сколько?  Как всегда … Ага...  За жизнь пожалуемся. 
     Давай. Жду. ( Опять телефонный звонок.) Да!..
     Это я...  Кто - а это я?..  Кто?!.  Господи,  Алёша...  Ты в
     Москве?.. Давно?.. Ты  знаешь,  я...  я как-то не готова прямо сейчас в
     ресторан... Может быть, завтра?.. Нет-нет,  я очень хочу тебя видеть... Я
     просто подумала... Может быть,  лучше ты приедешь прямо сюда... ко
     мне... Удобно, конечно, удобно... А Лёва... в объезде... в команди-
     ровке... Подожди - адрес!.. Знаешь?.. Хорошо.

     Оля кладёт  трубку и начинает лихорадочно метаться по комна-
те: переодевается,  убирается, что-то неожиданно вспоминает, бро-
сается к телефону, набирает номер.

ОЛЯ. Надь!  Слава богу,  ты ещё не вышла! Надь, ты меня извини, у
     меня тут планы поменялись,  я сейчас никак не  могу...  Нет,
     что ты,  я ни в коем случае не отказываюсь, я совсем без де-
     нег. Ну, хоть завтра?.. Спасибо... Да тут... родственник один позвонил –
     проездом в Москве...  Ну,  говорю же  родственник... Да ну тебя,  у тебя
     испорченное  воображение.  (Подхихикивает). Целую...(Кладёт трубку,
     идёт к зеркалу,  внимательно оглядывает себя, остаётся недовольна
     собой).

     Звонок в дверь. Оля замирает, закрывает глаза, открывает.

ОЛЯ. Господи...

     Опять настойчивый звонок. Оля идёт открывать. Она распахива-
ет дверь.  На пороге стоит Алёша - 33-летний загорелый красавец с
букетом чайных роз и большой сумкой.
     Они молча смотрят друг на друга.

ОЛЯ. Какие розы! (Алёша молчит).  Что? Очень изменилась? Да?
АЛЁША. Всё сейчас уроню, если не поможешь...
ОЛЯ. Ой, Алёша! (Разгружает его). Да куда ты столько?!
АЛЁША. (Достаёт бутылку вина). Это куда поставить?
ОЛЯ. Вот... вот...
АЛЁША. Здесь фрукты. Ты варенье-то варить умеешь?  А то тут много –
      пропадут... Или домработнице скажи. Есть у тебя?
ОЛЯ. Я сама.
АЛЁША. Что ж он тебя эксплуатирует? Разорился что ли? (Выкладывает
     фрукты на стол). Вот ещё баклажаны.  Одна не справишься. Одной тут
     ночь колупаться.
ОЛЯ. Ничего,  как-нибудь.  Соседку позову.  Господи, да о чём мы?
     Алёшка! Ты!
АЛЁША (торжественным жестом вынимает  ожерелье).
     Это море тебе прислало.
ОЛЯ. Откуда?
АЛЁША. Это мы сами делаем. Своими руками.
ОЛЯ. Кто это - мы?
АЛЁША. Ну... моя фирма.
ОЛЯ. У тебя фирма?  Поздравляю.  Ты садись,  садись...  Рассказы-
     вай... Я сейчас, раз пошла такая пьянка и вообще... (Достаёт
     фужеры).  Ты так быстро.  Я даже в магазин  не успела сбегать...
АЛЁША. Не суетись ты...  Сядь.  (Усаживает её,  достаёт из  своей
     сумки конфеты и персики).  Это мытые.  Налетай.  Вот. Больше
     ничего не надо.
ОЛЯ. Но ведь ты - мужчина. Тебе надо мясо. Ты этим не наешься.
АЛЁША. Я сыт. В гостинице ел. Не есть же я сюда приехал, ОЛя. Я к
     тебе пришёл. Оля... (Берёт её за руку). Как ты тут?
ОЛЯ. Я... нормально. Живу вот...
АЛЁША. Как сын?
ОЛЯ. В медицинский поступил.  Там у них олимпиада  была,
     так его работу в институте мозга рассматривали.
АЛЁША. Наш человек. Будет делом заниматься, а не спекуля-
     цией. А как...
ОЛЯ.  Ты ничего про себя не рассказываешь!
АЛЁША. (Открывает и разливает вино).  Да, ничего особенного. Тур-
     база у меня,  катамаран прогулочный,  ресторанчик на берегу,
     небольшой, но популярный уже. Мастерская - там резьба по де-
     реву и вот - ракушечный этот промысел. В общем, всего понемножку.
     Экскурсионное бюро раскручиваю.  Хочу турагентство своё  открыть,  и
     чтоб представительство в Москве.
ОЛЯ. Ну, ты даёшь.
АЛЁША. Ты же ругалась, что я без дела пропадаю. Вот - не пропал.
ОЛЯ. Какой ты молодец,  Алёша,  какой ты молодец. Я даже подумать
     не могла.
АЛЁША. Не только твоему магнату делами-то крутить.
ОЛЯ. Да.. какой он магнат... Так... Средне...
АЛЁША. А что? (Оглядывая квартиру). Обанкротился?
ОЛЯ. Нет, почему? Лучше прежнего.
АЛЁША. Не заметно.
ОЛЯ. Я роскошь не люблю.
АЛЁША. А насчёт безопасности?  Ладно,  охранником к тебе не прис-
     тавляет, хоть бы кон на подъезде починили.
ОЛЯ. Давно меня не воровали. Вот он и расслабился. Давай о тебе!
     Ты женат? Дети?
АЛЁША. Женат. Дети.
ОЛЯ. Двое?
АЛЁША. Трое.
ОЛЯ. Боже мой, когда же ты успел?
АЛЁША. Двое  не  мои - Серёгины.  Помнишь,  я тебе говорил – мужик,
      который из-за твоего мужа самоубился.
ОЛЯ. А... Да-да, помню.
АЛЁША. Вот...  Собственно, жена его из наших мест ... Ходил-ходил к ней,
     помогал...
ОЛЯ. Так бывает.
АЛЁША. А три года назад сын родился.
ОЛЯ. Три года. Ну, считай человек. Сформировался.
АЛЁША. Это точно. Характер упрямый.
ОЛЯ. Молчаливый он?
АЛЁША. Есть немножко.
ОЛЯ. Как зовут?
АЛЁША. Андрюха.
ОЛЯ. А... А как Андрюха-старший поживает?
АЛЁША. Замёрз пьяный там у себя - на севере.  Пять лет назад. Так
     что я теперь и его семье деньги шлю.
ОЛЯ. Ты... ты - просто настоящий поилец и кормилец..
АЛЁША. Ты одна живёшь, Оля?
ОЛЯ. С чего ты взял?
АЛЁША. Чувствую.
ОЛЯ. Нет.  Вовсе нет. Мы просто разъехались с Лёвой, чтобы не ме-
     шать ему работать. У него постоянные гости, банкеты, приёмы.
     А мы с Лёликом такую бурную жизнь не выносим. Лёва приезжает
     к нам отдыхать... от самого себя.
АЛЁША. Он бросил тебя? Да?
ОЛЯ. Зачем бы я стала тебе врать?
АЛЁША. Например, чтобы не выглядеть несчастной.
ОЛЯ. А что - выгляжу?
АЛЁША. В общем... да.
ОЛЯ. (Смеётся).  Это ужасно.  Я не хочу такой  выглядеть!..  Лёва
     сбежал в Англию.  Ему надо было куда-то сбежать,  потому что
     здесь за ним охотились.  Правда,  нас он бросил ещё  раньше,
     когда я узнала, что, кроме меня, существуют ещё женщины. Это
     в их среде нормально.  Но он сказал: "С  тобой  я  всё  время
     чувствую себя предателем.  Это невыносимо".  И ушёл. Мужчины
     не любят чувствовать себя виноватыми.  Как дети. Дети часто,
     если виноваты, Начинают обижаться и плакать...
АЛЁША. Он же так тебя любил.
ОЛЯ. Я ему мешала. Любовь мешала. Она его заставляла
     оставаться человеком,  а в его деле, как я потом поняла, это
     категорически воспрещается.  И  он  от любви избавился - ис-
     кусственно удалил… Он сейчас присылает весточки с оказией.  Звонит,
     когда соскучится. Лёлика зовёт учиться в Англию.  Лёлик не реагирует.
     Пока Лёлик со мной - Лёва денег на учёбу не даст.  Сами всё как-то.
      Я говорю - поезжай,  а Лёлик  говорит: "Ты же без меня станешь
      истеричкой."
АЛЁША. Разве ты можешь стать истеричкой?
ОЛЯ. Всю жизнь учусь - не получается. Знаешь, мы когда с Лёвой молчаливо
     ссорились,  я думала, вот сейчас бы устроить хорошенькую истерику - и
     он сломается,  и  сделает всё, как мне надо. Его бабы так и поступали
     потом. А у меня не выходит.
АЛЁША. Забудь про этого подонка.
ОЛЯ. Не надо, Алёша.
АЛЁША. Мне здесь представитель нужен.  Согласишься.  Я хорошо буду
     платить.
ОЛЯ. Ты... за этим меня разыскал?
АЛЁША. Ну, да... Мне только свои люди нужны. Проверенные.
ОЛЯ. А чем я проверена?
АЛЁША. Лошадиной головой.
ОЛЯ. Ты будешь моим начальником?
АЛЁША. У.
ОЛЯ. Самое  смешное,  что я ничего не умею.  Лёва не позволял мне
     работать... Я только недавно с горя курсы парикмахеров окон-
     чила. Но  клиентов находить не получается.  Только подружки,
     которых я и раньше стригла, и теперь почти за бесплатно.
АЛЁША. Забудь о них. Ты согласна?
ОЛЯ. Я не потяну.
АЛЁША. Потянешь. Я научу.
ОЛЯ. Это способ мне помочь? Да?
АЛЁША. Думай, как хочешь. Ты мне нужна.
ОЛЯ. Алёша, теперь ты со мной нечестный. Скажи, зачем ты пришёл?
АЛЁША. (После долгой паузы). Я пришёл, потому что люблю тебя и не
     могу тебя забыть... Ты это хотела услышать?
ОЛЯ. Это...
АЛЁША. Замуж я тебя взять не могу.
ОЛЯ. Я вовсе и не...
АЛЁША. Но хочу, чтобы ты была со мной. Теперь я буду часто приез-
     жать в Москву... Ты готова принять эти условия?
ОЛЯ. Нет.
АЛЁША. Я так и чувствовал... Почему? Что теперь мешает?
ОЛЯ. Ты думаешь,.. пришёл такой победный - и всё в порядке?
АЛЁША. Я не думаю. Я, вообще, думать не могу, когда ты рядом.
ОЛЯ. Не надо, Алёша. Не надо со мной так...
АЛЁША. Ты кого-то ещё любишь?
ОЛЯ. Нет.
АЛЁША. А что? Что тогда?
ОЛЯ. Как ты не понимаешь?  Мы не разминулись только в  пространс-
     тве, а во времени мы давно разминулись... Ещё в твоём треть-
     ем классе.
АЛЁША. Ты накручиваешь, а всё проще.
ОЛЯ. Ты для меня - третьеклассник с хохолком на затылке. И всегда
     им останешься. Это тоже непонятно?
АЛЁША. Посмотри на меня повнимательней,  Оля...  Ну?  Я похож  на
     третьеклассника?
ОЛЯ. Смешно.
АЛЁША. Ты - мазохистка?
ОЛЯ. Не исключено... Да, я одна, и мне плохо, а тут ты - на белом
     коне - сильный и загорелый с кошельком и любовью!
АЛЁША. Ты стараешься меня обидеть?
ОЛЯ. Знаешь, зачем ты приехал?  Мир начал поворачиваться к тебе
     лицом, мир уже начал ложиться к твоим ногам, но для ощущения
     полной победы  тебе  надо  отметиться и по этому...  давнему
     пункту. Ты приехал, чтобы переспать со мной и успокоиться. И
     чтобы твои детские мечты больше не мучили тебя.  Осуществле-
     ние - страшная штука, Алёша. Я это видела по мужу.
АЛЁША. Ты совсем меня  не знаешь. Это  не удивительно,  мы всего то
     общались несколько  дней в жизни.
ОЛЯ. Не знаю и знать не хочу!  У меня есть тот идеальный выдуман-
     ный образ девятилетнего мальчика, с которым мне было хорошо,
     с которым мне было лучше всех на свете,  потому что  никогда
     больше не  было  такого человеческого…  и ни с кем я
     такой радости не испытывала, и не чувствовала жизнь так ост-
     ро... И пусть он останется. Не рушь мне его. У каждого чело-
     века должно остаться что-то самое сокровенное...  не смей  у
     меня это отнимать... да и у себя тоже.
АЛЁША. Я ничего отнимать не собирался.. Я хотел отдавать...
ОЛЯ. Я  для тебя всегда была недостижимой прекрасной мечтой.  Ты,
     наверное, разочарован.  Приехал  завоёвывать  великосветскую
     даму, жену  преуспевающего столичного воротилы,  а нашёл за-
     нудную стареющую женщину с комплексами старой девы. Успокой-
     ся. Я не стою всех этих твоих персиков... Видишь, какая радость.
     У меня, кажется, начинают проступать признаки истерички...
АЛЁША. Дура - дура - дура...  (Подходит к ней, обнимает). Ну, всё высказа-
     ла? Все теории привела?
ОЛЯ. Я боюсь. Я не хочу быть твоей десятой секретаршей.
АЛЁША. Не десятой, нет, никогда. Второй.
ОЛЯ. Издеваешься?  Я уже такого натерпелась от Лёвы, а с тобой...
     вообще повешусь.
АЛЁША. Ни разу ещё не слышал, чтобы вешались от счастья.
ОЛЯ. Ты... хитрый.
АЛЁША. Я никогда тебя не обижу.  Я  буду  тебя  беречь...  Оля...
     Оленька... (Целует её).
ОЛЯ. Какой ты стал красивый. На тебя просто больно смотреть - как
     на солнце.
АЛЁША. А ты не смотри - закрой глаза...

     Она закрывает глаза,  он медленно целует её лицо. Звонит те-
лефон.

АЛЁША. Опять тоже самое...
ОЛЯ. Как на яхте? (Смеётся). Никакого разнообразия в жизни.
АЛЁША. Выруби его.
ОЛЯ. Это может быть Лёлик.  (В трубку). Алё... Да. мой котёночек. Уже
     идёшь?.. А... ты...  всё уже.. отзанимался...так быстро? Ты не поссо-
     рились?.. Нет-нет,  жду, конечно... Иди... Хлеба купи по до-
     роге... Целую...(Кладёт трубку). Лёлик идёт.
АЛЁША. Отлично. Вот и познакомимся с тёзкой.
ОЛЯ. А я ничего на ужин не сделала...  Побегу в магазин... тут на
     первом этаже у нас... Алёша...
АЛЁША. Оля...
ОЛЯ. Алёша,  я хочу тебе сказать... Это всё очень серьёзно для ме-
     ня... Я в глазах  лёлика  не  могу  выглядеть...Ну,  вобщем,
     чёр-те чем выглядеть.  Поэтому ты реши...  Если для тебя это
     всё - блажь... Ты лучше сейчас смывайся... Смири себя и смы-
     вайся. Ты подумай,  Алёша...  Лучше,  чтобы он тебя тогда не
     видел... Ты подумай. А я в магазин.

     Оля уходит. Алёша некоторое время стоит, потом встаёт и идёт к двери.
     Ему навстречу возвращается Оля.

АЛЁША. Ты что? Кошелёк забыла?
ОЛЯ. Ключ. Будешь уходить – просто захлопни.
АЛЁША. Да, я буду уезжать надолго, да я не часто буду звонить, да
     у меня жена и трое детей,  которых я никогда не брошу... Да,
     я не могу идти дальше,  не перешагнув этот барьер. Ты угада-
     ла. Соглашайся,  Оля...  Пожалуйста.  Я очень несчастлив без
     тебя. Ты не представляешь,  как я рад,  что ты уже не крутая
     бизнесменская жена.  Тогда бы мне нечем было тебя удивить, а
     сейчас я могу радовать тебя даже баклажанами. Соглашайся как
     есть.
ОЛЯ. А баклажанов, кстати, я терпеть не могу. Приготовлю их тебе
    на ужин.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования