Общение

Сейчас 794 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • ozornin1971

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Комедия в 2-х действиях

Действующие лица:
Альфонсо Мальдини - почетный гражданин Флоренции, 68 лет, с усиками и маленькой аккуратно подстриженной бородкой, достаточно подвижный, но может придать себе сдержанность и солидность, если того требует ситуация
Няня Клара
Каллисто - мальчик, служащий во дворе сеньора Альфонсо
Игнацио - мальчик, служащий во дворе сеньора Альфонсо
Кларета - служанка сеньоры Изабеллы
Сеньора Изабелла - молодая, знатная дама
Сапожник.

Место действия: Италия, Верона.

Время действия:ХУИ век, предмаскарадные и маскарадные дни.

Действие 1.

Каллисто
Игнацио
Альфонсо.

Во время разговора мальчиков в помещение входит сеньор Альфонсо, незаметно и крадучись, а затем внимательно слушает разговор мальчиков. Часов девять утра, мальчики несут корзину свежеиспеченной выпечки детям сиротам. (Ежемесячное благотворительное пожертвование семьи Мальдини) Каллисто ставит корзину на пол с тяжелым вздохом, вытирая пот со лба.

Каллисто. Ух-у-х, хороший сегодня денек, только вот корзинка больно тяжелая.
Игнацио (продолжая один тащить корзину.) Не ленись, ты знаешь, как нас отчитывает Клара за задержку.
Каллисто. Ну вот, ты опять бурчишь, а может, она и не узнает.
Игнацио (остановился.) Да, конечно, не узнает. Нас же настоятельница, наверняка, уже у порога дожидается со своими часиками.
Каллисто. А что нам сеньорита Джулия, она же нас не ругает и даже подзатыльников не даёт.
Игнацио. Она-то не даёт, а время у нее всегда засекается, на сколько мы опоздали, всегда в свою книжечку записывает.
Каллисто. И что, записывает, пусть себе и записывает.
Игнацио. Ну как ты, балда, не понимаешь, у этих женщин ведь всегда так, любая информация, записанная в книжечке Джулии, это живая сплетня, и они по своему сплетня-проводу разносят её, как ветер.
Каллисто. Что ещё за сплетня-провод такой?
Игнацио (осматриваясь по сторонам и шепча Каллисто на ухо). От Джулии Аннете, от Аннеты Исабелле, от нее продавщице в булочной, от продавщицы Кларе!
Каллисто. Да, коварная система передачи, прямо, сплетне-вереница, сплетне-цепочка какая-то.
Игнацио. Вот так и выходит, что мужчины запутаны и вплетены во всемирную женскую сплетне-сеть.
Каллисто. Ой, какая жуть, бедные особи мужского пола, страшно даже.
Игнацио. Ага, мне самому страшно стало.
Каллисто. Ну, давай и заедим наш страх этими лепёшками.
Игнацио. Да ты решительно ничего не понимаешь, мы сделали великое открытие, раскрыли женскую тайну, а ты про лепёшки.
Каллисто. Ну, ты же сам говорил, в черном всегда надо видеть белое, ну, я и подумал, пусть мы у них и в плену, но питание у нас отменное.
Игнацио. Подумать только, ведь Клара самая большая сплетница...
Каллисто. Что компенсируется вкусом и питательностью её изделий. И, по-моему, я готов съесть эту лепёшку и принять её в счет компенсации.
Игнацио. Слушай, компенсация-то компенсацией, но съесть я тебе её не дам, нам и так за опоздание влетит.
Каллисто. Ну, Игнацио, эта лепёшка так жалобно на меня смотрит, прямо, как будто говорит: «Каллисто, возьми меня в качестве компенсации этой смертной, и прости ей все грехи».
Игнацио. Правда, что ли? (И всматривается в лепёшку, которую держит в руке Каллисто, а затем, прищурившись, смотрит на него самого.) Ты чувствуешь, чем это попахивает?
Каллисто. Ты о том, что за нехватку лепёшек сделает с нами Клара?
Игнацио. Да нет, ты, ведь, не возьмёшь эту взятку?
Каллисто (бросает лепёшку в корзину.) Да ни за что!
Игнацио. Решено, отныне не будем брать лепёшки!
Каллисто (похныкивающим голосом). Да, не будем.
Игнацио. Ну, бежим скорей, а то совсем опоздаем.

Они в судорожном предчувствии наказания хватают корзину и мчатся вон из комнаты.

Альфонсо. Да, бессмысленное обещание, наверняка, завтра же будут выпрашивать у Клары кусочек чего-нибудь лакомого. А, хотя, их глубинная логика весьма очевидна. Ах, побольше бы таких, как они, ведь на своём опыте знаю, что их «открытие» совершает каждый в своей жизни, ну, я в том числе. Помнится, надавал я много таких обещаний... И если мне не изменяет память, то все свои решения записывал в дневник, а его, наверное, уже давно выбросили со старым хламом... Ну, а зачем он мне сейчас, ведь столько лет с тех пор прошло.

Входит Клара с большой коробкой на тележке и по пути бросает туда всё, что ей попадётся под руку, видно, что она сегодня не в настроении. Проходя мимо стола, она, не глядя, сбрасывает в свою ношу книгу, попавшуюся ей под горячую руку.

Альфонсо. Э-э-эй, поаккуратней. (Бросаясь к коробке, куда приземлилась эта книга.)
Клара. Ах, простите, сеньор, я сегодня не в духе.
Альфонсо. Клара, вы что, опять с Уберто повздорили.
Клара. Да он, нахал, первый начал, я всего лишь вышла повесить бельё, а он тут как тут и, главное, важный такой, хотя по рангу не выше меня , ему, говорит, зарплату выдали, и он теперь и без меня обойдется.

В это время Альфонсо подходит к коробке и начинает перебирать то, что в гневе Кларе скинула, не смотря, что попалось под руку.

Ну, я тоже завелась, и всего лишь шмякнула его тазом с бельём, а он говорит: «Ты бьёшь потому, что ревнуешь». Ну, всё такое, ну, мне же надо выкрутиться, и я, заметьте, как вы учили, избегая конфликтной ситуации, пошла дипломатическим путём, довесила бельё, избегая лишних высказываний, как вы учили, сдерживая эмоции... Взяла и самым дружелюбным конфликтно избегающим образом облила его ледяной водой. Ох, как завизжал, аж подпрыгнул голубчик, и припустился наутёк, балда окаянный. Ну, вот вы всё учите меня, учите, а из науки вашей ничего не выходит.
Альфонсо. Клара, да вы мой монокль и часы, и чернильницу (достаёт свои вещи), да как это у вас выходит... Ой, да вы еще и четыре тома энциклопедии по анатомии прихватили, а я их обыскался.
Клара. Да, сеньор Альфонсо, они уже как года четыре на чердаке среди пыли и старья чахнут, знаете, что у меня свободного времени нету, так что берите все. (Вытаскивает из коробки стопку книг и даёт Альфонсо.) Ладно, всего наилучшего. (Уходит.)
Альфонсо. Времени у неё нет, а на кручение из Уберто верёвки, значит, время есть....Так, что тут у нас? (Смотрит, что ему дала Клара, периодически сдувая пыль и чихая.) Анатомия... первый... второй... апчхи.... третий... ого сколько, говорит они там лежали четыре года да залежались... эй, а это что? Посмотрим... Так, да это мой дневник, что за везенье, «Альфонсо Мальдини», годы жизни «1613 до тех пор пока не очистится совесть» ...да умный я и в детстве был, ну и мечтал о заоблачном.... Так, где у меня тут список задач, помнится я был примерным мальчиком. Значит, двадцать девятая страница, ого, так, посмотрим: «Дёрнуть Кларету за косичку, напугать сеньориту Изабеллу», ну и желания: «Погонять голубей с крыши сеньора Больятти, разыграть хмурого сапожника», да, честно говоря, это бы не помешало и в эти дни. «Залезть на крышу и спрыгнуть в стог сена, разбить окно камнем из рогатки»... (Захлопнул книжку.) Нет, ну, что за желания, должно же быть объяснение тому, что примерный мальчик хочет исполнить хулиганские замыслы.

Альфонсо снова открывает свой дневник, теперь уже на последней странице.

Странно, здесь письмо. Адресат: «Альфонсо Мальдини после смерти». Что за бред, ведь если я умру, то некому будет прочитать это, наверняка, секретное послание, но даже если я в детстве предусмотрел то, чтобы письмо определило мёртв я или жив и, в зависимости от этого, дало бы или не дало бы мне себя прочитать.... Что за бред я несу, оно у меня? Да. Адресовано мне? Да. Значит, никакой ошибки нет. (Разворачивает письмо.)

«Здравствуй дорогой я!
Может быть, ты прочитаешь письмо, хотя я на это и не рассчитывал, но раз оно у тебя, значит, так должно быть. После прочтения того, что ты написал в детстве, у тебя, наверняка, возник вопрос:
«Зачем такому правильному мальчику, как я, такие неправильные жизненные мечты?»
Что ж, в этом письме ты получишь ответ.
Дело в том, что, по-моему, если ты не испытаешь в жизни желание навредить всему свету, чтобы тот не знал, что это ты, то твоя жизнь лишится некого наслаждения, без которого жизнь человеческого существа настолько неполноценна, что не имеет смысла существовать.
Ты спросишь, если у тебя в детстве были такие высокие идеалы по этому поводу, что же ты не исполнил свои мечты тогда, когда осознал всё это?
Ответ прост, и думаю, что ты, даже взрослый, пожилой и после смерти, со мной согласишься. Дело в том, что я, то есть ты, в детстве был слишком хорошо воспитан, не мог себе позволить даже такую пакость, как подложить учительнице на стул дохлую крысу.
Ну, сам понимаешь, вот, я и решил перенести день пакости миру на завтра, но, как убедился, и завтра, и послезавтра, и через неделю ничего у меня не вышло, и я так и остался грешником в пакостной жизни (ты ведь помнишь мою теорию о двуличности человеческой жизни). Так вот, если ты не прочитаешь моё послание или у тебя будет такой статус, что твои детские мечты будет не позволительно исполнить (что весьма уважительная причина), не отчаивайся, моя попытка в пакостничестве, выраженная в этом письме, учтется на суде перед Господом.
И в заключение:
Ещё одна открытая тобой в детстве мудрость:
«Завтра не наступит никогда». Из чего следует, что если ты решил что-то сделать, не откладывай это на завтра.
Альфонсо».

Да, умел же я излагать мысли таким заковыристым образом. И всё-таки, я полностью согласен с тезисами данного послания.

В комнату вбегают Каллисто и Игнацио с ватрушками, подпрыгивая и радуясь улову. Замечая Альфонсо, они охлаждают свой пыл и стараются пройти как можно спокойней.

Откуда идёте, друзья мои?
Игнацио. Доброе утро, сеньор Альфонсо, мы относили лепёшки, которые испекла Клара детям сиротам.
Каллисто. Мы даже добежали вовремя, и сестра Джулия угостила нас этими ватрушками.

Игнацио дёргает Каллисто за рукав, но тот всё равно с гордостью крутит ватрушку у носа Альфонсо.

Альфонсо. Да, заслуженная награда, но я тут слышал про теорию женских сплетен и компенсацию давления со стороны информации лакомыми изделиями, дайте-ка припомнить, чьи это правдивые высказывания?
Игнацио. Понятия не имеем, наверняка, такие мудрёные вещи замечают только высокообразованные люди, как вы, сеньор Альфонсо.

Каллисто хочет что-то добавить, но Игнацио наступает ему на ногу, и оба с поклонами, спрятав ватрушки за спину, и глупыми улыбками удаляются к выходу. Оказавшись в двух шагах от двери, оба кидаются в нее, застревают и пропихиваются.

Альфонсо. Даже на примере таких мальчишек, как они, видна неспособность сдерживать обещания, которые ты сам себе дал. Умно, надо записать в книжечку, чтобы не забыть. (Достаёт книжечку, перо, хочет записать, но останавливается.) Но есть же исключения из правил, хотя пока будешь их искать, вся жизнь пройдёт мимо. А если не искать, а самому стать таким индивидуумом. Так, что тут у нас в дневнике!

Действие 2.

Альфонсо
Сапожник
Кларета
Изабелла
Клара

Улица города, дом Альфонсо, мастерская сапожника на летней веранде, дом Бальятти, рядом с одним из домов телега со стогом сена. Улица пустая, входит Альфонсо, осматривается, в руках у него чемоданчик. Он останавливается.

Альфонсо. Вовремя я нашёл мой дневник, как раз самое подходящее время для анонимных проделок, ведь сегодня первый день карнавала, кроме того, я преждевременно, а что более важно, в тайне от Клары заказал себе несколько маскарадных костюмов и масок. Сейчас все готовятся и принаряжаются, чувствую весёлый выдастся денёк. (И, как бы уже в роли, ускользает в заднюю дверь своего дома).

На улицу, вертясь в праздничной суматохе, выбегает молодая девушка, с веснушками и двумя рыжими косичками, в руках у неё корзина с лепестками. Она подбрасывает лепестки вверх.

Кларета. Радуйся, радуйся народ, в этот праздничный день вы можете лицезреть самую неподражаемую и великолепнейшую сеньору Изабеллу.

За ней выходит изощренная дама и показывается со всех сторон, делает реверансы и машет ручкой. Из окна высовывается сеньор Альфонсо.

Альфонсо. Да уж, сеньорита Изабелла известная в светских кругах, а вот её Кларета - милая девчонка, заядлая сплетница, как и её подруга Кларета старшая, обе из одних сплетен и состоят, ну думаю, капелька лести в них тоже есть. Впрочем, мне без разницы, в дневнике я про Кларету писал, ну, эта тоже подойдёт. (Убирает голову.)
Изабелла. Кларета, ты чего меня мою коронную походку выделывать заставила, тут ведь никакого народа нет, а я тренировалась, я старалась, думала, тут какие-нибудь господа важные. Кларета, Кларета, бестолковая ты, перестань немедленно зря разбрасывать лепестки, ты меня слышишь?
Кларета. Ой, простите, миледи.
Изабелла. Что ещё за «миледи»?
Кларета. Когда вы позавчера были на приёме у сеньора Адам- сана, он вас назвал так, и я подумала, что вам будет приятно услышать такое красивое выражение.
Изабелла. Да, он ко мне так обратился, но так к таким синьорам, как я, обращаются только мужчины.
Кларета. Прошу прощение, ваша светлость, я это учту.
Изабелла. Ну, ладно, снимаю с тебя вину, но в следующий раз употребляй только те обращения, в значении и употреблении которых ты точно и бесповоротно уверена.
Кларета. Как будет угодно вашей милости.

Изабелла в знак одобрения подаёт ей знак веером, и они чинно следуют дальше.
Тут из-за угла выбегает толпа ярко одетых в праздничные костюмы людей, в то же мгновение в неё вливается сеньор Альфонсо. Они шумным водоворотом налетают на двух дам. Изабелла при этом делает изящный поклон, а Кларета, не успевая повторить за хозяйкой, закручивается, и тут сеньор Альфонсо дергает её за косичку. Толпа продолжает своё движение, а Кларета всё крутится, наконец, падает и начинает всхлипывать.

Изабелла. Дорогуша, ты чего тут такой вид сморщила? Люди же смотрят.
Кларета (ноющим и подвывающим голосом). Эти бандиты меня за косичку дёрнули.
Изабелла. Хватит выдумывать, не ной, пошли. Мне надо навестить сеньориту Бальятти. А хотя, лучше подожди меня здесь. (Заходит в дом к Бальятти.)

Из-за угла выглядывает сеньор Альфонсо. Из его дома выходит Клара. Во время разговора Клары и Клареты Альфонсо проскальзывает в дом, переодевается и садится без маски у окна, слушая разговор двух сплетниц. Через некоторое время он выходит из дома и не замеченный девушками забирается на крышу дома Бальятти с мешком, дожидаясь выхода Изабеллы.

Клара. Ох, Кларентиночка моя, что ж ты здесь расселась, давненько я тебя не встречала.

Кларета быстро встаёт, вытирает слёзы и подходит к Кларе.

Кларета. Действительно, давно не виделись.
Клара. Как поживаешь, есть какие-нибудь новости?
Кларета. А как же, я с моей синьориной по балам и приёмам не просто так шатаюсь, столько всего и в голове не удержишь.
Клара. Ну что, говори скорее!
Кларета. Да ничего особенного, всего лишь граф из Лондона приезжал по делам, да поразвлечься.
Клара. Ну, про это и я слыхала.
Кларета. Так сеньора у него на балу была.
Клара. Правда что ли, говорят, это был самый богатый бал, так ты его видела?
Кларета. Бал?
Клара. Нет же, графа!
Кларета. Ну, конечно, ходил такой важный, как индюк среди первых красавиц. Все женщины млели, если он хоть взглядом по ним скользнёт. А моя дама никакого восхищения не выражала, только вот у неё ноги подкашивались, когда он мимо проходил.
Клара. Ну, ты не про мамазель свою рассказывай, а про графа.
Кларета. Так вот, он галантный такой кавалер, сеньорите ручку целовал, комплементы делал, два танца она с ним протанцевала, а потом пригласил в парк гулять.
Клара. И что?!
Кларета. Ну, ты же знаешь этих мужчин, одарил комплементами и упорхнул этот голубь сизокрылый, так бы ему крылышки и подрезала, подарил он Изабелле пустую надежду.
Клара. Да, я так и думала, все мужчины в богатстве одинаковые, ни на кого рассчитывать нельзя.
Кларета. Но это ещё цветочки, вот только что выбежала на нас с синьориной толпа, они раньше всех переоделись и пошли шалить.
Клара. И что же они натворили?
Кларета. А вот налетели на нас как водопад с неба, представь себе, меня, Кларету, служанку благородной семьи Урбиньоти, в третьем поколении, взял какой-то и дёрнул за мою прелестную косичку.
Клара. Да ты что!? Вот разбойник!!. (Придвинулась поближе к Кларете.) А симпатичный?
Кларета. Откуда я знаю, он в маске был.
Клара. А по фигуре?
Кларета (показывает). Ух, ох, высокий, стройный...
Клара. Значит, точно влюбился!
Кларета. Что?! (Придвигается поближе к Кларе.)
Клара. Гарантирую, ты же меня знаешь, я любовь за километр чую.
Кларета. Да что ты говоришь?
Клара. Ты ведь знаешь, что моя прапрабабушка была гадалкой, вот оттуда все способности.
Кларета. Значит, у меня скоро жених появится?
Клара. Жди его, моя прапрабабушка никогда не ошибалась. Иди, направь свои помыслы на любовь и добродетель, и судьба одарит тебя счастьем.

Изабелла выходит из двери.

Изабелла. Пойдём, Кларета.
Кларета (Кларе). Спасибо, подруга.

Спешит к своей госпоже, подходит на крыльцо дома. И тут Альфонсо свешивает мешок с мукой, на котором нарисована ужасная страшная морда. Изабелла падает в обморок, Кларета орёт.

Клара. Караул!!!

Альфонсо сбрасывает мешок, а сам бежит по крыше и, спрыгнув в стог сена, удирает от Клары, которая бежит за ним. Она возвращается.

Клара. Чьи это дурацкие шутки?
Изабелла приходит в себя.
Изабелла. Кларета, что произошло?
Клара. Вас напугал какой-то хулиган.
Кларета. Синьорина, с вами всё в порядке?
Изабелла. Да, вроде всё хорошо, только вот ноги заплетаются.

Клара и Кларета берут Изабеллу под руки и уходят. В это время проходит весёлая толпа, они шумят, смеются, поют. На терраску выходит сапожник в ночном колпаке.
Сапожник. Вы чего расшумелись?! Спать пора!

Толпа убредает.

От этого праздника только шум и никакого веселья.

Поздний вечер, огни погасли, на улицу выходит Альфонсо в очередном костюме. Он целится из заряженной рогатки в окна, но не решается. Потом переходит на другое окно, но с таким же успехом переходит к последующим. Всё время, пока он целится, сапожник смотрит на него. Странный тип, который целится и не стреляет, всё больше заинтересовывает и забавляет его. Наконец, Альфонсо подходит к самому ограждению террасы сапожника и целится в свой дом. Сапожник стучит ему по плечу.

Сапожник. Добрый вечер.
Альфонсо. Привет, человек.
Сапожник. Не советую в этот дом, здесь живёт Альфонсо Мальдини, он влиятельный человек.
Альфонсо (снимает маску.) Это я.
Сапожник. А-а-а (Успокоился, хочет идти спать.) A-а, а вы хотите разбить окно своего дома?
Альфонсо. Это мой долг.
Сапожник. Перед кем?
Альфонсо. Перед собой. (Продолжает целиться, вдруг опоминается.) Господин сапожник! (Бросается к нему в ноги.)
Сапожник. А, что, чем могу служить!!!
Альфонсо. Господин сапожник, умоляю вас, я дам вам сколько угодно денег. Какую хотите награду, пожалуйста, разбейте окно моего дома!
Сапожник. Прошу прощения, у вас с головой все в порядке? Я, конечно, могу разбить ваше окно, но какой в этом смысл?

Альфонсо разочарованно садится, сапожник в колпаке и ночной рубашке садится рядом с ним.

Альфонсо. Мой друг, была ли у вас в детстве мечта?
Сапожник. Разумеется, как у нормального ребёнка, и думаю даже не одна.
Альфонсо. А вы их исполнили?
Сапожник. Нет, как я мог их исполнить, если я их даже не помню.
Альфонсо. Вот то-то и оно, все мы так, а мне вот выпал такой шанс, я нашел свой дневник с записями. Там были все мои желания.
Сапожник. Повезло, а что у вас в детстве за желания были?
Альфонсо. Да так, пустяки, половину уже исполнил: дёрнуть Кларету за косичку; напугать синьору Изабеллу; погонять голубей на крыше у сеньора Бальятти; спрыгнуть с крыши в стог сена, и ещё разбить окно, а на это я никак не могу решиться.
Сапожник. Так значит вот кто такой переполох во всём городе устроил, все девушки об этом болтают.
Альфонсо. Да, в детстве я был слишком примерным мальчиком, а сейчас мне терять нечего, но никак я не могу дело до конца довести. Кстати, передо мной стояла задача вас разыграть...
Сапожник. Да упаси Бог. (Вскакивает.) Давайте решим так: вы со мной ничего не делаете, а я вам помогаю преодолеть ваше воспитание и выполнить последнее желание.
Альфонсо (пожимая сапожнику руку). Да, думаю на это я согласен. (Шепчет ему на ухо). Только вы не будьте таким хмурым, а то мне все-таки придется с вами сделать, что положено.
Сапожник. Буду стараться изо всех сил.
Альфонсо. Давайте приступим.
Сапожник. Значит так, давайте сначала потренируемся на моём окне.

Альфонсо целится, натягивает рогатку, напрягается изо всех сил, но в последний момент опускает своё оружие.

Сапожник. Ну что же вы, сеньор?
Альфонсо. Не могу.
Сапожник. Да, серьёзно подошли к вашему воспитанию родители, что ж, когда-нибудь ведь надо перевоспитываться. Что ж, это когда-нибудь настало сейчас. Глубоко вздохните, так, теперь поднимите рогатку, положите камушек... Ну, что вы дрожите, прекратите, вы мужчина и как настоящий сеньор должны хоть раз в жизни разбить окно, сами же говорили - это ваш долг.
Альфонсо. Долг-то долгом...
Сапожник. Дайте сюда. (Берёт у него рогатку и разбивает своё окно.) Вот так, от шума проснётся весь город, сейчас или никогда.
Альфонсо хватается за рогатку и разбивает своё окно. Счастливые оба прячутся за кусты.
Альфонсо. Благодарю, сам бы я не решился.
Сапожник. И чем теперь будете промышлять?
Альфонсо. Ну, умирать теперь буду со спокойной совестью. А до смерти, думаю, у меня есть одна идейка. (Собирается уходить, но сапожник его останавливает, хватая за рукав.)
Сапожник. Надеюсь, меня это не касается?
Альфонсо. Нет, а что?
Сапожник. Я должен быть уверен, что ваши действия не приведут к подобным последствиям.
Альфонсо. А, вот вы о чем. Пожалуй, я начну с того, что разберу на чердаке, там у меня, если не изменяет память, есть кукольный театр. Может, не так уж много заработаю, но мне же для души.
Сапожник. На благо детям. Слушайте, если понадобится пара кусочков кожи для костюмов, обращайтесь.
Альфонсо. Спасибо, я учту. (И быстро, что есть мочи, забегает в заднюю дверь, сапожник следует его примеру.)

Выбегает Клара с криком «караул», загораются окна в домах и слышится ропот людей.

Занавес опускается.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования