Общение

Сейчас 1017 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • artist1206

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

    Сказка в двух действиях
   
    Участники:
    Еж Пши-Пшу
    Белка Свири-Твир
    Чижиха Пью-Фью
    Чижата, синицы
    Великаны – взрослые и дети
    Скрытни маленькие: Олак, Тинк, Финго, Прити, Стук
    Скрытни взрослые:
    Трик – отец Олака
    Нарита – мама Олака
    Лана – мама Тинка
    Прак-путешественник – отец Прити
    Мудрый Орик
    Кузнец Сминк
    ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
    Поляна в лесу. Справа каменистый склон холма. Ранняя весна; большая часть снега уже стаяла, но кое-где еще лежат рыхлые сугробы. С одного края поляны из-за кустов выходит Пши-Пшу, с другого выбегает Свири-Твир.
    Свири-Твир. Привет, сосед! Что, грибы ищешь?
    Пши-Пшу. Здравствуй, соседка! Какие же в это время грибы? Рано еще грибы искать. А вот Лесному Народу просыпаться самое время. Я и пришел проведать – не вышел ли кто.
    Свири-Твир. А и правда! Я и забыла: это же их поляна. А тут (показывает на холм) – Главный Вход. Значит, скоро выйдут… Беспокойства, однако, от них много. В самых неожиданных местах появляются! Прыгнешь на ветку – а она вдруг зашевелится, и окажется не ветка, а человечек!
    Пши-Пшу. Так ведь не зря их скрытнями зовут! Им и положено лучше всех прятаться и скрываться. Беспокойство от них, конечно, есть… Проделки всякие устраивают… Зато с ними веселее. А еще истории интересные умеют рассказывать. Помню, как-то раз…
    Свири-Твир. Смотри, смотри, открывают! Давай спрячемся, не будем мешать. Будем сами с тобой, как скрытни!
    Прячутся в кустах. В старом пне, что растет на склоне холма, распахивается дверца. Оттуда появляется маленький человечек в зеленой курточке и таких же штанах. Это Прак-путешественник. За ним вылезает Мудрый Орик.
    Прак. Ну вот, все, как я говорил: снег сошел, земля оттаяла, трава растет. Можно из подземелья выходить, наверх переселяться.
    Орик. Погоди, дай проверить.
    Спускается на поляну, ложится, нюхает землю.
    Так, земля оттаяла на три четверти. Трава… (меряет) трава на две ладони поднялась. Старая листва вся высохла. Значит, зиме возврата нет!
    Прак. А еще соседи проснулись. Вон за тем кустом уважаемый Пши-Пшу прячется, а за тем пеньком – тетушка Свири-Твир.
    Пши-Пшу (появляясь из укрытия). Разве от вас скроешься! Приветствую тебя, Мудрый Орик! И тебя, Прак-путешественник!
    Свири-Твир. Поздравляем вас с весной!
    Орик. И вас поздравляю и приветствую! Как зимовали? Морозы не слишком донимали?
    Пши-Пшу. Я сладко спал, так что ничего сказать не могу.
    Свири-Твир. А я могу, могу! Я скакала с ветки на ветку, учила бельчат шишки собирать. Метель нас ловила, глаза снегом залепляла, мороз за лапки кусал. Когда совсем туго приходилось, мы в дупле прятались. Все бельчата живы и здоровы, так что зиму мы пережили хорошо. А у вас как дела?
    Орик. Мы зимовали с большой пользой. Дети в школу ходили, женщины одежду шили, мужчины снасти готовили. Кузнец Сминк сковал дюжину ножей и две дюжины иголок, дедушка Скрип сочинил новые сказки, а я вел записи в Главной Книге. Приходил за помощью молодой Крот – он наткнулся на острый камень и поранил лапу. Уважаемая Олига его вылечила. Еще мыши приходили, просили яблок, грибов сушеных – у них все запасы кончились. Мы, конечно, помогли. А сейчас нам пора переселяться на летние квартиры. (Обращаясь к Праку). Давай, Прак, зови народ. Пускай все наверх поднимаются.
    Прак скрывается за дверью. Орик продолжает говорить ему вслед.
    Только скажи, пускай не толпятся, вылезают чинно, постепенно, соблюдая порядок. А то в прошлом году как все толпой кинулись, так старому Окику ногу отдавили. Так что пусть…
    Дверь в подземелье распахивается, и оттуда выбегают Олак, Тинк, Прити, Финго и Стук.
    Стук. Смотрите, трава!
    Тинк. И листья сухие!
    Финго. Бегать можно!
    Прити. И в прятки играть!
    Олак. И летать!
    Начинают кататься по поляне, прыгать друг через дружку.
    Орик. Олак, Прити, вы это почему вперед взрослых вылезли? Отчего такой непорядок?
    Олак. Так они еле идут! Тетя Лана говорит, ступеньки слишком скользкие…
    Прити. А дедушка Скрип – что слишком высокие.
    Тинк. А тетя Олига поднялась до середины, да вспомнила, что какую-то важную траву на полке забыла, и обратно пошла.
    Стук. А мы без ступенек, прямо по стеночке – и выбрались.
    Орик. Ладно, играйте, только далеко не уходите. Особенно ты, Тинк, ты самый маленький. Носач или Рыжуха поблизости бродить могут. Они весной голодные, хватают все подряд.
    Тинк. Не успеют! Мы от них на дерево залезем.
    Олак. Хотя бы на наш дуб – вот он стоит. За зиму ни чуточки не изменился!
    Прити. Смотри-ка, и дядюшка Пши тут, и Свири-Твир пришла!
    Свири-Твир. И ничего я не пришла! Я все время тут была. Это вы на мою голову пришли. Опять, небось, озорничать станете, шишками кидаться?
    Олак. Так ты же нас сама просила!
    Тинк. Говорила, что с тонких веток достать не можешь!
    Свири-Твир. Разве я просила? Что кидали – помню, а что я сама просила – не помню…
    Олак. Мы же тебе помогали, а ты…
    Орик. Не обижайтесь на тетушку Свири-Твир. У нее, как у всех белок, память короткая.
    Олак. Ладно, мы не обижаемся.
    Прити. Этой осенью, как шишки поспеют, опять будет нас просить ей помочь.
    Олак. Что ж, мы поможем: ведь мы не злопамятные. А сейчас пора по деревьям полазить.
    Пробует забраться на дуб, проваливается в снег.
    Олак. Ой, а что это такое мокрое возле дуба лежит?
    Прити. Как что? Так это же снег! Ты что, забыл, что в школе учили?
    Олак. Ну, в школе многое учили…
    Прити. Уважаемая Олига рассказывала про круговорот воды в природе. Про то, что зимой вода застывает и превращается в лед и снег, а весной снова тает и становится водой!
    Олак. Так это, выходит, вода?
    Набирает в ладонь снега, лепит.
    Ой, смотри, что получилось! Вроде камешек, а мягкий! Стук, лови!
    Бросает снежок в Стука.
    Стук. Ах, ты так?
    Лепит свой снежок, запускает в Олака. К ним присоединяются Тинк и Прити. Слышатся возгласы: «Попал!», «Промазал! А вот я попал!»
    Свири-Твир. Я же говорила: будет от них беспокойство. Вот, уже началось! Пойду, пока снегом не закидали.
    Пши-Пшу. Никто тебя не закидает. Но уходить и правда пора: ведь у них сейчас Большая Уборка начнется. Не будем мешать.
    Уходят. Из подземелья показываются взрослые: Прак, кузнец Сминк, Нарита, Лана и Трик. Они несут топоры, пилы, метлы.
    Орик. Так, игры пока в сторону! Надо заняться уборкой, готовить поляну к лету. Давайте, дети, помогайте взрослым!
    Все начинают пилить и убирать упавшие на поляну ветки, распрямлять согнутые упавшими корягами деревца, отбрасывать в кусты снег, подметать листья; чистят дупла; в развилках толстых ветвей устраивают постели. При этом поют:
    Солнце, грей! Дождик, лей!
    Станет небо голубей,
    Станет ягода спелей,
    Лес – в листву одетым.
    Что упало – уберем,
    Что согнулось – разогнем,
    Что весною мы начнем,
    То закончим летом.
    Орик. Ну, кажется, главное сделали, свой дом в порядок привели. Теперь можно заняться и другими делами.
    Трик. Олак, пойдем к реке, посмотрим, цела ли наша лодка. Если ее половодьем унесло, придется новую делать.
    Орик. А я пойду для уважаемой Олиги березовый сок собирать – он для настоев самый полезный.
    Нарита. А мы с Ланой – корзины плести.
    Все расходятся, на поляне остается только Стук. Садится на пенек, вытягивает губы и начинает щелкать соловьем. С ветвей дуба ему отвечают несколько соловьев. Стук выслушивает их песню, издает новую трель. В это время появляется Прити.
    Прити. А что это ты делаешь?
    Стук. Тише, не мешай. Не слышишь, что ли, - с соловьями разговариваю.
    Прити. Я и не знала, что ты умеешь! Когда научился?
    Стук. Зимой, когда ж еще. Меня уважаемая Олига научила, она их язык давно знает.
    Прити. А трудно это – по-соловьиному разговаривать?
    Стук. Еще как трудно! Иногда все губы наизнанку вывернешь, а все равно не получается. Некоторые звуки я до сих пор издавать не могу. Понимать понимаю, а сказать не получается.
    Прити. И о чем вы сейчас говорили?
    Стук. Я спросил, где они зимой были, что видели. Они ответили, что были очень далеко от наших мест, в другой стране. Лететь пришлось через горы, через моря и пустыни. Пока долетели, очень устали. Зато в этой новой стране было все по-другому и полно разных чудес.
    Прити. Ой, как интересно! А что дальше?
    Стук. А дальше ты пришла и прервала рассказ на самом интересном месте.
    Прити. Ой, я же не знала! Стук, миленький, спроси, что за чудеса они видели!
    Стук. Сейчас попробую. Не знаю, правда, захотят ли они говорить после того, как их так грубо прервали.
    Издает короткую трель. В ответ в разных концах поляны начинают петь несколько соловьев.
    Стук. Ну вот, слушай. Они рассказали, что земля в этой стране красная, елки не растут, зато растут вкусные плоды и ягоды, каких у нас нет. Живут там удивительные животные: немного похожи на наших Сохатых, но шея длинная, как целое дерево. А еще есть другие, у которых вместо носа – рука растет! И они этой рукой все хватают и в рот кладут.
    Прити. Быть такого не может!
    Стук. Мне тоже не верится, но соловьи врать не будут. Тетя Олига говорила, что они никогда не врут. Еще они рассказали, что там в морях живут рыбы, которые умеют летать, а в степях - птицы, которые летать совсем не умеют, зато бегают быстрей оленя.
    Прити. Как здорово! А еще спроси что-нибудь!
    Стук. Нет, на сегодня рассказы закончились. Им пора гнезда строить. Да и мне надо пойти мха набрать: мама поручила дупло к ночи подготовить.
    Прити. Ой, а я же сачок для рыбы не доделала! А он папе к утру нужен!
    Уходят. Солнце начинает садиться, на небе появляется месяц, и на поляну один за другим выходят скрытни: Олига с кувшином сока, Нарита и Лана с корзинами, Трик с удочкой, Прити с сачком, Стук с охапкой мха. Начинают устраиваться на ночлег: кто-то залезает в дупло, кто-то делает постель в развилках деревьев. Только Тинк и Олак бегают друг за дружкой, держа в руках светлячков.
    Нарита. Поднимайся, сынок, спать пора! я тебе уже одеяло приготовила!
    Олак. Иду, мама!
    Лана. Тинк, иди скорей, а то места не останется!
    Тинк. Останется, останется! Я знаю, это ты шутишь!
    Олак поднимается в развилку дуба, Тинк залезает в дупло.
    Нарита. Спокойной ночи, соседи!
    Лана. И вам спать спокойно, чтобы никто не тревожил!
    Наступает ночь. Слышен крик филина: «У-у! У-у!». По поляне деловито проходит Пши-Пшу, за ним ежиха с ежатами. Навстречу им пробегает заяц. Небо на востоке начинает краснеть, появляется солнце. Становится видно, что деревья покрылись листвой, трава стала гуще и зеленей. С одного дерева спускается Трик, отец Олака, вытаскивает из-под корней удочки; с другого слезает кузнец Сминк, достает сачок. Встречаются посреди поляны.
    Трик. Вот и лето пришло! Ух, как травой пахнет! Чувствуешь, сосед, как липой потянуло?
    Сминк. Да, запах духовитый! А вот горчинкой пахнуло – значит, чабрец зацвел. Ну что, на реку?
    Трик. Да, утренняя ловля – самая удачная.
    Уходят. Тогда с развилки дуба слезает Олак. Бежит к березе, на которой живет Тинк. Забирается к дуплу, тянет друга за ногу.
    Тинк. Ты чего? Куда? Зачем?
    Олак. Тише, не кричи, а то разбудишь всех! Видишь, какая погода сегодня?
    Тинк. Какая погода? Рано еще, солнце над деревьями не поднялось. Вот поднимется, тогда и будет погода. А чего?
    Олак. Чего-чего. Ветер сегодня, вот чего! А когда солнце и ветер, летать можно! Помнишь, вчера договаривались?
    Тинк. (Вылезает из дупла). Да, верно! А чего так рано? Можно подождать, позавтракать, тогда и лететь…
    Олак. Ну ты даешь! Кто же после еды летает? Ты тогда тяжелый будешь, полетишь, словно камень в пруд. И вообще, когда взрослые встанут, уже ничего стоящего делать нельзя будет. Скажут: «опасно, мол, расшибетесь»… Ну что, ты идешь, или мне одному на сосну лезть?
    Тинк. Иду, иду! Башмаки вот только надену – и иду.
    Олак. Башмаки ладно, главное – курточку не забудь!
    Друзья забираются на высокую сосну, растущую на краю поляны, встают на ветку.
    Олак. Ты не забыл, что делать надо?
    Тинк. Вроде не забыл…
    Олак. А не боишься?
    Тинк. Вроде не боюсь…
    Олак. А чего тогда такой бледный, словно корешок, когда его из земли вынут? И чего дрожишь?
    Тинк. Это я так… от холода дрожу…
    Олак. Ты не бойся! Вспомни: мы же в прошлом году уже летали! Надо только курточку расстегнуть и за полы покрепче держать, чтобы крылья получились. Вот так (показывает)! А потом набрать в грудь побольше воздуха – и вперед! Ну что, набрал?
    Тинк. Я ничего… сейчас наберу…
    Олак. А знаешь что? Поодиночке мы уже летали, а вместе еще не пробовали! Давай сегодня попробуем? Вот, бери меня за руку. Так надежней будет. Ну, теперь не боишься?
    Тинк. Теперь – точно не боюсь.
    Олак. Тогда полетели! Раз, два, три!
    Прыгают с ветки и начинают кружиться над поляной, медленно опускаясь на землю.
    Олак. Ну что, получилось? Теперь можешь один лететь?
    Тинк. Могу! Я вспомнил! Ух, как здорово!
    Олак. Тогда расцепляемся!
    Расцепляют руки и порознь приземляются.
    Тинк. Вот здорово! Просто мировецки! Давай еще раз!
    Олак. Хорошо, давай еще разок, пока народ не проснулся.
    Бегут к сосне, но тут навстречу им выходит Мудрый Орик.
    Орик. Я вижу, вы уже проснулись. И даже зарядку сделали.
    Олак. Да, мы уже спустились… То есть встали…
    Тинк. Мы как раз собирались…
    Орик. Это хорошо, что вы такие бодрые и полные сил. Потому что вам предстоит сложная и ответственная работа. Взрослые, конечно, тоже будут участвовать, но вам отведена важная роль.
    При этих словах со своего дерева слезает Прити.
    Прити. А какая работа, уважаемый Орик?
    Орик. Сегодня пойдем через лес, через овраги, на Великанские поляны собирать ягоду. Вы с вашими мамами будете собирать, а я с твоим отцом будем вас охранять.
    Прити. А от кого охранять?
    Орик. От Великанов, конечно. Они туда частенько заходят – поляны-то Великанские.
    Олак. Ура! Пойдем через овраги! Можно будет клубочком покататься!
    Прити. И ягоды поесть! А она такая сладкая!
    Тинк. И Великанов увидеть! А то я их еще ни разу не видел!
    Дети начинают ходить по поляне колесом, кататься клубочком и прыгать друг через дружку. Тем временем собираются женщины с корзинками. Орик и Прак встают во главе процессии.
    Орик. Ну что, все собрались? Тогда вперед!
    Уходят в правую кулису. Декорации меняются: теперь на сцене большая поляна, вся покрытая кустиками спелой земляники. Посредине растет большой раскидистый дуб. Из левой кулисы выходят скрытни.
    Нарита. Вот она, Великанская поляна!
    Лана. Ого, сколько здесь ягоды!
    Орик. Мы с Праком будем сидеть вон в тех кустах возле дороги. Если появятся Великаны, Прак прокричит филином, а я выпью. Тогда скорей уходите.
    Нарита. Хорошо, будем держать ушки на макушке. Ну, дети, за дело!
    Все начинают собирать ягоду; при этом поют:
    Если кто мечтает скрыться, -
    Приходите к нам учиться.
    Поиграем в прятки!
    Притворимся мы травой,
    И камнями, и землей, -
    Зададим загадки!
    Олак. Какая крупная здесь ягода! Еле унесешь! Прямо какая-то великанская!
    Прити. Так и должно быть. Поляны Великанские – вот и ягода великанская!
    Олак. (Чешет в затылке). Да, наверно… Слушай, а давай вон там, под дубом собирать – там, мне кажется, она еще крупнее.
    Прити. Давай.
    Перебираются ближе к дубу. Между тем Нарита с Ланой относят в кусты полные до краев корзинки, приносят пустые. Уже почти вся ягода на поляне собрана. Вдруг с той стороны, где сидят в засаде Орик и Прак, доносится крики филина и выпи.
    Нарита. Беда, Великаны идут! Дети, скорей сюда!
    Прити. Бежим!
    Олак. Не успеем! Давай лучше на дубе спрячемся!
    Прити. Давай; а корзину можно бросить.
    Олак. Нет уж, ягоду я не брошу.
    Лана, Нарита и остальные прячутся в кустах, а Олак и Прити – на дубе, причем Олак затаскивает наверх корзину с земляникой. С правой стороны выходят люди: мужчина, женщина и девочка. Это и есть Великаны.
    Великан. Смотрите, вот хорошая поляна. Давайте здесь поищем!
    Великанша. Листьев земляничных много, а ягоды нет. Кто-то здесь уже побывал, всю ягоду собрал.
    Великан (оглядывая поляну). Да, кто-то здесь хорошо поработал. Ладно, зато можно под дубом посидеть, отдохнуть. А то Настенька, наверно, устала уже.
    Девочка. Я сама не устала, только ноги устали. Они все шли, шли… И еще глаза: они глядели, искали… А руки чего? Руками я почти ничего и не делала.
    Вся садятся под дубом.
    Девочка. Эх, ягодки хочется…
    Великанша. На, поешь отсюда (протягивает корзинку).
    Девочка. Зачем же собранное есть? Тогда домой ничего не принесем. Из чего будем варенье варить?
    Великан. Смотрите, вот тут одну ягодку оставили. (Срывает, протягивает девочке). Вот, бери.
    Девочка. Какая крупная! Прямо великанская ягода! Эх, жалко, что ее всю собрали… (Вытирает слезы).
    Тут прямо перед ней в траву падает крупная ягода. Это Олак бросил с дуба.
    Девочка. Ой, смотрите – земляника! (подбирает) Это ты, папа, не заметил. Какая сладкая! Эх, еще бы одну…
    Олак кидает еще.
    Девочка. А вот еще одна! (Подбирает).
    Великан. Странно! Я только что здесь смотрел – никакой ягоды не было…
    Девочка. Может, это кто-то нам подбрасывает? А можно еще одну? Ну пожалуйста!
    Олак кидает третью ягоду.
    Великанша. Она с дуба упала! Я видела!
    Великан. Да, я тоже заметил. Может, там белка сидит и роняет?
    Великанша. Нет, белки ягоду не собирают. Да и с чего бы она стала ее ронять?
    Девочка. Я знаю: это леший там сидит!
    Великан. Надо посмотреть…
    Все встают, разглядывают дуб. Олак и Прити притворяются ветками, при этом Олак закрывает собой корзинку.
    Великан. Нет, не видать никого… Только сучья какие-то торчат (показывает на Прити).
    Великанша. А там нарост какой-то. (Показывает на Олака).
    Великан. Такие наросты на деревьях бывают, у них научное название есть.
    Девочка. Я же говорю – это леший. А лешего увидеть нельзя, пока он сам не захочет.
    Великан. Может, слазить, посмотреть? Я, пожалуй, мог бы забраться…
    Примеривается, хочет залезть на нижнюю ветку. В это время с одного края поляны начинает кричать филин, с другого – выпь, а кусты начинают раскачиваться.
    Девочка. Не надо, пап! Видишь – леший сердится! Обломит под тобой ветку – упадешь! Давай скажем ему спасибо за ягоду, да пойдем отсюда.
    Великанша. И правда, пойдем. Зловещее какое-то место, дикое…
    Великан. Ладно, идем… Хотя залезть можно было бы…
    Девочка. Спасибо тебе, дяденька леший, за ягоду!
    Уходят. Олак и Прити спускаются с дуба, остальные выходят из кустов.
    Орик. Ты зачем так делал? Зачем ягоду кидал?
    Олак. Девчонку эту великанскую жалко стало. Ей так ягоды хотелось…
    Нарита. А если бы он на дуб полез?
    Олак. Я бы его в руку уколол!
    Прити. А я за башмак зацепила!
    Орик. Ну и что хорошего? Свалился бы Великан с дуба, ушибся бы.
    Лана. Они же не как мы, летать не умеют.
    Прак. Нет уж, если спрятался – то сиди тихо. На то ты и скрытень!
    Олак. Ладно, я понял… Больше так не буду…
    Орик. То-то же!
    Прити (тихо шепчет Олаку). А все-таки весело было, когда ты стал эту ягоду кидать!
    Все уходят, напевая:
    Если кто мечтает скрыться, -
    Приходите к нам учиться.
    Поиграем в прятки!
    Занавес.
    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
    Поляна скрытней. Только теперь листья на деревьях желтые и красные, упавшие листья лежат на траве. Посреди поляны стоит Тинк, смотрит в небо.
    Тинк. Эй, смотрите, смотрите! Журавли летят!
    Из-за деревьев появляется Прити.
    Прити. Где?
    Тинк. Вон, гляди!
    Смотрят в небо.
    Прити. Красиво как летят…
    Тинк. А вон чижи! Вон в той стороне!
    Показывает в другую сторону. Из-за деревьев выходят Олак, Стук и Финго.
    Олак. А чего вы в небо глядите?
    Тинк. Смотрим, как птицы улетают.
    Финго. Птицы улетают – значит, осень.
    Прити. А осенью хорошо в прятки играть!
    Олак. Давайте, а то мы давно не играли, все некогда было.
    Прити. Ну что, все будут? Вставайте, считаться будем, кому водить.
    Все встают в кружок, и Прити говорит считалку:
    Ежик спрятался за пень,
    Уж заполз в густую тень,
    Солнце село за горой, Жук накрыл себя корой.
    Выходи скорей искать,
    Назови себя - …
    Жребий выпадает на Тинка.
    Прити. Назови себя – Тинк! Тебе водить.
    Тинк. Ладно. Только чур за деревом не прятаться и к обрыву не убегать.
    Встает к дубу и начинает считать: «Первая сова полетела, вторая сова полетела…» - и так до пяти сов. В это время Олак зарылся в кучу листьев, Прити залезла на березу, Финго спрятался за куст, а Стук - за дерево. Тинк кончает считать, начинает ходить по поляне, искать спрятавшихся. Вдруг срывается с места, бежит к дубу с криком:
    Мышка Стук за липой! Мышка Стук за липой!
    Стук. Вот, всегда меня первого находят!
    Тинк начинает снова искать, и тут Олак выскакивает из листьев с криком:
    Мышка в норке! Мышка уже в норке!
    Тинк. Вон ты где сидел! Как же я не догадался! Ладно, сейчас…
    Начинает снова искать и находит Финго. А Прити спрыгивает с дерева с криком «Мышка Прити в норке!». Начинают снова выбирать водящего, уже только среди тех, кого нашли. Теперь выпадает очередь Стука. Он встает к дубу, начинает считать, и в это время на пенек рядом с дубом садится чижиха Пью-Фью. Стук заканчивает считать сов, осматривается и видит чижиху.
    Стук. Слушай, зря ты тут села: сейчас тут бегать будут, как бы тебя не задели.
    Пью-Фью. Заденут, раздавят – и пусть! Так даже лучше!
    Стук. Погоди, так ведь ваши все улетели. Только что улетели, я сам видел! А ты чего осталась? Ты что, заболела?
    Пью-Фью. Больна, ранена, не залечить ничем! Все улетели в теплые края, а я останусь, замерзну, и пусть! Бедные дети!
    Стук. Так что случилось? Если у тебя сломано крыло, или лапка, то я могу перевязать, я умею. А если ребрышко, надо позвать тетю Олигу, она вылечит. И при чем тут дети?
    Пью-Фью. Дети – вот моя рана! Они играли на Дальних полянах, я отлучилась на минуту, и тут щелк – и все! Как я полечу без них?
    Стук. Значит, их схватил ястреб? Или Рыжуха?
    Пью-Фью. Нет, не лиса – Великаны, злые Великаны! У них хитрые ловушки, какими вы ловите рыбу, их совсем не видно, вот мои дети и попались! Ах, мои бедные детки!
    Стук. А что, эти Великаны уже ушли?
    Пью-Фью. Нет, не ушли, но и что с того? Я все равно не смогу открыть дверцу клетки. Кого там только нет! Великаны всех ловят: чижей, щеглов, синиц, скворцов, овсянок… Они будут сидеть весь день, пока не набьют свои клетки птицами. Но к чему эти расспросы? Я понимаю: ты мне сочувствуешь. Вы, скрытни, всегда сочувствуете, а иногда и помогаете. Но тут ничем не поможешь!
    Стук. А вот посмотрим. Народ, выходи! Игра кончена, дело есть.
    Из укрытий выходят остальные.
    Прити. Что случилось?
    Стук. Беда случилась. Великаны поймали детей Пью-Фью. Держат их вместе с другими птицами в клетке на Дальних полянах. Если до вечера мы их не освободим, Великаны их унесут к себе. А без детей Пью-Фью не хочет лететь в теплые края.
    Финго. Если она останется здесь, то замерзнет.
    Олак. Надо помочь!
    Прити. Вот тоже, сделал открытие! Это и так понятно, что надо помочь. Вопрос – как?
    Тинк. Я знаю! Надо поступить с ними, как с Носачём. Помните, весной Носач погнался за Стуком? Может, голодный был, а может, еще отчего-то разозлился и погнался. Стук тогда залез на молоденькую березку, а Носач стал корни рыть, дерево ломать…
    Олак. Верно, было дело. Мы тогда стали кидать шишки с соседней сосны, Носач кинулся нас искать, а Стук спустился и убежал.
    Тинк. Вот и сейчас надо так сделать! Надо кидать в Великанов шишки, а когда они отойдут, кто-то один подберется и откроет клетку.
    Финго. Ничего не выйдет! Великаны – это тебе не Носачи. Они сразу не бросятся, а сначала посмотрят, кто кидает.
    Прити. И что, скажешь, они нас увидят? Да они слепые, как кроты! Мы с Олаком полдня у них над головами просидели, а они прямо на нас смотрели – и ничего не разглядели!
    Финго. Видят они, может, и плохо, зато по деревьям лазают почти как Медведь. И даже если они за нами не полезут, они знаешь, что сделают? Отойдут от деревьев подальше, к середине поляны, и все!
    Прити. Тогда надо их напугать! Все знают, что Великаны пугливые. Простого крика боятся, а уж если запеть, вовсе затрясутся. А еще ветками качать можно, кустами шевелить…
    Финго. Да, напугать можно. Но это вечером надо делать, или ночью, а сейчас день. И потом, если хорошенько напугать, они возьмут свои клетки и уйдут. И никого мы не выручим.
    Прити. Да, это верно. Как же быть?
    Олак. Кажется, я придумал!
    Стук. Что? Давай, говори!
    Олак. Надо их выманить!
    Финго. Куда выманить?
    Олак. В лес, конечно.
    Прити. А как?
    Олак. Надо, чтобы кто-нибудь выскочил из леса, а потом убежал. Тогда Великаны за ним побегут. Они же птиц пришли ловить, верно? Значит, и других ловить будут.
    Тинк. Точно! Выскочим из леса, поманим их, а потом убежим!
    Прити. Нет, нам нельзя. Нас они испугаются и никуда не побегут. Надо кого-то другого…
    Стук. Может, белку?
    Финго. Нет, Свири-Твир непонятливая, ее уговаривать долго придется. А может и вовсе отказаться.
    Олак. Я знаю! Чижу поможет ёж!
    Прити. Верно! Пошли искать Пши-Пшу!
    Скрываются за деревьями. Затем показываются у другого края сцены; там под кустом спит Пши-Пшу.
    Олак. Дядя Пши, просыпайся! Дело есть!
    Пши-Пшу (вскакивает, тут же сворачивается в клубок, одна мордочка торчит). Что? Где? Что случилось? Волк? Рыжуха?
    Прити. Не волк и не Рыжуха, а Великаны поймали маленьких чижат и других птиц.
    Стук. Поймали и держат в клетках. Если птиц не выручить, Великаны унесут их к себе и съедят!
    Олак. Надо, чтобы ты выманил Великанов с поляны, а мы откроем клетки и всех выпустим!
    Прити. Пойдем, надо помочь!
    Пши-Пшу. Помочь, помочь… Смотреть надо было, прежде чем лезть в ловушку! И кто сказал, что Великаны ваших птиц съедят? Глупости какие! Великаны поселят их у себя в пещерах и будут хорошо кормить.
    Тинк. А зачем?
    Пши-Пшу. Чтобы время узнавать, вот зачем. Они же совсем не разбираются во времени, это всем известно. Сорока рассказывала, что Великаны вешают клетки с птицами в своих пещерах. И когда утром птицы начинают петь, Великаны просыпаются и выходят из пещер наружу. Вот так. И нечего попусту бегать по лесу и всех будить.
    Снова укладывается спать.
    Олак. Скажи, а если бы они тебя самого поймали и стали держать в пещере, ты бы обрадовался?
    Пши-Пшу. Чему тут радоваться? Кто же променяет жизнь в лесу на рабство у Великанов? Где я там смогу поохотиться на мышей? Где покопаюсь в земле?
    Прити. Ну вот, и чижата не хотят там жить! И другие птицы тоже! Давай им поможем!
    Олак. Мы же тебя выручали! Помнишь, в прошлом году мы с Тинком помогли тебе сбежать от Рыжухи?
    Тинк. Так и знай: если ты сейчас нам не поможешь, нашей дружбе конец!
    Пши-Пшу. Да что вы все набросились! Я тут спросонья… Только раз сказал, а они уже… И дались вам эти чижи! А если меня самого поймают?
    Олак. Не поймают! Я придумал план. Пошли, по дороге расскажу. Сделаем так…
    Уходят за край сцены. В это время декорация меняется. На сцене поляна, на которой скрытни собирали землянику. Под дубом сидят двое мальчишек; возле них ловушка и две клетки с пойманными птицами. Птицы кричат: «Выпустите нас! Нам тесно! Нам душно!»
    1-й Великан. Ну вот, еще пяток поймаем, и можно на базар идти.
    2-й Великан. Да, улов сегодня неплохой…
    С левого края из-за кустов выглядывают скрытни и Пши-Пшу.
    Олак (объясняет ежу). Выйдешь вот сюда, чтобы они тебя заметили. А как заметят, сразу беги обратно. А тем временем кто-нибудь из нас откроет клетки.
    Тинк. Давай я! Я самый маленький, меня не заметят.
    Финго. А ты знаешь, как клетка открывается?
    Тинк. Не-а…
    Финго. Ну и не лезь. Идти надо мне. Я кузнецу Сминку помогал, знаю, как с железом обращаться. И потом, я сильный; если не догадаюсь, как открыть, сломаю запор.
    Прити. Как же, сломаешь ты его! Это же великанский запор! Нет, тут надо тому, кто быстрее всех соображает. То есть мне.
    Стук. Нет, идти надо мне. Я знаю, как великанские запоры открываются.
    Прити. Откуда?
    Стук. Мне соловей рассказал. А ему одна синица, которую держали в клетке, а потом выпустили.
    Олак. Почему выпустили?
    Стук. Этого я не знаю. Но знаю, как открыть запор.
    Олак. Что ж, иди ты. И знаешь что? Надо прокрасться туда сейчас и спрятаться на дубе, где мы с Прити сидели. Так у тебя будет больше времени.
    Финго. Иди, а мы их отвлечем.
    Уходят. Спустя минуту кусты на другом краю сцены начинают раскачиваться.
    1-й Великан. Гляди, чего это?
    2-й Великан. Где?
    1-й Великан. Видишь, кусты качаются.
    Смотрят в ту сторону. В это время Стук пробегает к дубу и залезает на него. Все успокаивается. Затем с левого края сцены появляется Пши-Пшу и начинает бродить по поляне, словно что-то ищет.
    1-й Великан. Гляди, ёж!
    2-й Великан. Точно! Давай поймаем!
    Один из Великанов хватает мешок, и они начинают подкрадываться к Пши-Пшу. Тот разворачивается и бежит в лес.
    1-Великан. Удирает!
    2-й Великан. За ним!
    Убегают. С дуба спускается Стук. Старается открыть клетку.
    Стук. Как же она открывается? Когда соловей рассказывал, все было понятно… Нажать на один конец и потянуть дверцу на себя. Но куда нажимать?
    Из леса доносится испуганный крик одного из Великанов: «Ой, что это?!» Второй издает нечленораздельный вопль.
    1-й чижонок. Ой, скрытень пришел!
    2-й чижонок. А зачем, а зачем?
    1-я синичка. Наверно, хочет к нам залезть.
    2-я синичка. Не надо, не надо! Тут и так тесно!
    Из леса доносятся жуткое завывание, хохот, мяуканье, а затем новые вопли Великанов.
    Стук (поворачиваясь к залу). А вы случайно не знаете, как эта клетка открывается? Может, подскажете? Как-как? Ага, понял!
    Открывает клетку.
    Стук. Быстрей, летите! Чего сидите!
    1-й чижонок. Ой, кажется, можно лететь!
    1-я синичка. И правда, и правда!
    Птицы выбираются из клетки, разлетаются (или разбегаются) в разные стороны. Стук тем временем открывает и вторую клетку. На сцену из кустов вываливаются Великаны. Рубашки у них порваны, в волосах застряли ветки, лица расцарапаны. При их появлении Стук быстро взбирается на дерево и прячется.
    1-й Великан. Гляди, клетка!
    2-й Великан. Стой, куда!
    Подбегают к клеткам.
    1-й Великан. Все разлетелись, весь улов!
    2-й Великан. Слушай, я видел, как вроде кто-то на дерево забрался. Маленький такой… Может, посмотрим?
    1-й Великан. Нет уж, хватит на сегодня оборотней! То ежом прикинутся, то еще кем… Ты видел, какие у него зубы?
    2-й Великан. А глазищи какие жуткие!
    1-й Великан. А пенек? Я сам видел, как он мне под ноги бросился!
    2-й Великан. А меня береза за волосы схватила! Больно так!
    1-й Великан. А в меня сосна шишками кидалась!
    2-й Великан. Пойдем скорей отсюда, а то вон смеркается уже. Самое время для всякой нечистой силы!
    Из лесу доносится новый жуткий вопль.
    1-й Великан. Ты слышал?! Бежим!
    2-й Великан. И никогда больше в это место не придем!
    Хватают клетки, сетки и убегают. На поляну выходят скрытни и еж Пши-Пшу. Прити вдогонку убегающим испускает еще пару воплей.
    Тинк. Как они струсили, когда я ветками качать начал! Вот здорово!
    Прити. А меня, меня как испугались! Всего-то кору березовую на зубы надела (показывает) – а они аж позеленели от страха!
    Олак. А как мы с Финго пенек сделали? Великан бабах – и на землю!
    Прити (обращаясь к Финго). А ты чего за бок держишься?
    Финго. Болит! Великан ногой об меня задел – прямо в бок попал.
    Олак. Ничего, пройдет. Тетя Олига мазью помажет, и все пройдет.
    Прити. А самый большой молодец у нас Стук. Разобрался все же в великанском запоре. Трудно было?
    Стук. Да, не сразу получилось. Мне вот ребята помогли, подсказали. Спасибо им.
    Пши-Пшу. А что же обо мне никто не скажет? Все они да они, как будто, кроме скрытней, тут никого и не было!
    Олак. Да, ты молодец, дядя Пши! Ты настоящий герой! О тебе будут петь песни и рассказывать легенды все лесные народы!
    Прити. А пока что в знак нашего уважения мы тебя докатим до самого дома!
    Пши-Пшу. Не надо меня катать! Я этого не люблю!
    Олак. Надо, потерпи. А то как все узнают, что ты герой?
    Стук и Олак катят ежа, Прити и Тинк, прыгая и напевая, идут рядом, Финго за ними. Скрываются. Декорация меняется, на сцене вновь поляна скрытней. Выходят все участники освобождения птиц, кроме ежа. У Финго на боку наложена повязка.
    Олак. Ну, а теперь, когда дело сделано, можно и полетать. А то уже осень настала, в а мы с Тинком всего разок летали.
    Прити. Давайте!
    Все залезают на сосну.
    Прити. Только я знаете что придумала? Давайте не просто так летать, а с мечтой!
    Тинк. Это как?
    Прити. Пусть каждый задумает, что бы он хотел сделать. Ну, чего достичь. И когда полетим, пусть каждый о своей мечте прокричит – словно он ее сверху видит.
    Олак. Вроде понятно… То есть можно кричать не только то, и правда будет, а совсем такое… невозможное?
    Прити. Любое можно. Потому что папа говорит, что ничего невозможного нет. Всего можно добиться, все зависит от силы желания.
    Стук. Тогда понятно. Только в таком случае всем надо рядом лететь, чтобы слышно было, кто что задумал.
    Тинк. И еще подумать сперва надо. Может, я не одно дело задумаю, а два или три.
    Прити. Хорошо, давай подумаем.
    Садятся на корни, на пеньки, думают.
    Прити. Я уже придумала!
    Олак. Я тоже!
    Тинк. И я!
    Финго. И я!
    Прити. Ну, тогда полетели! Прыгаем все вместе по команде. Раз, два, три!
    Прыгают и кружатся над поляной.
    Олак. Я вижу, что научился летать, как древние скрытни, или как птицы!
    Тинк. А я с папой поймал самую большую рыбу, такую, что в лодке не умещается!
    Прити. А я научилась у тети Олиги лечить любые раны и болезни!
    Стук. А я выучил великанский язык, пробрался в великанскую пещеру и все про них узнал!
    Финго. А я сковал острый меч, которого боится и Рыжуха, и Носач!
    На поляну выходят еж Пши-Пшу, белка Свири-Твир, взрослые скрытни – Нарита, Лана, Орик, Прак, Сминк, Трик, смотрят на небо.
    Свири-Твир. Ну, вот и скрытни полетели! Значит, скоро зима.
    Нарита. Скоро, скоро! Вот и первый снежок порхает. (Начинают падать редкие снежинки). Пора вещи собирать, под гору переселяться.
    Лана. А собирать много придется! Одного варенья вон сколько наварили!
    Дети приземляются. Все вместе образуют хоровод, кружатся и поют:
    Травы суше, дни короче,
    Холоднее стали ночи;
    Стужа за углом.
    Косолапый лег в берлогу,
    Птицы собрались в дорогу,
    К югу, за теплом.
    Зажигайте лампы, свечи,
    Собирайте ваши вещи –
    Подземелье ждет.
    Там в пещерах, коридорах,
    В спорах, играх, разговорах
    И зима пройдет.
    И зима пройдет.
    Занавес
    Написано в 2010 году

 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования