Общение

Сейчас 534 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

По  мотивам  пьесы  Дениса Фонвизина «Недоросль»

Действующие лица

Простаков.
Г-жа Простакова, жена его.
Митрофан, сын их, недоросль.
Еремеевна, мамка Митрофанова.
Учитель.
Тришка, портной.

Действие в деревне Простаковых.

*Звуки  утра:  петух,  гуси,  корова.
Вбегает  Митрофанушка,  прячется  за  диван.  Еремеевна  входит,  зовёт,  ищет  под  столом.  Уходит.  Появляется  Тришка,  несёт  самовар  мимо  дивана,  Митрофан  выскакивает,  пугая  Тришку, гавкает.  Тришка  уходит.  За  окном  начинает  лаять  собака.  Митрофан  подходит к  окну,  лает  в  ответ.  Входит Г-жа Простакова, за  ней  - Еремеевна.

Г-жа Простакова (оттаскивает  сына  от  окна, осматривая кафтан на Митрофане). Кафтан весь испорчен. Еремеевна, введи сюда мошенника Тришку. (Еремеевна отходит.) Он, вор, везде его обузил. Митрофанушка, друг мой! Я чаю, тебя жмет до смерти. (даёт  ему  петушка  сахарного  на  палочке).  Позови сюда отца.
Митрофан отходит.  Входят  Еремееевна  и  Тришка.

Г-жа Простакова (Тришке). А ты, скот, подойди поближе. Не говорила ль я тебе, воровская харя, чтоб ты кафтан пустил шире. Дитя, первое, растет… Скажи, болван, чем ты оправдаешься?
Тришка. Да ведь я, сударыня, учился самоучкой. Я тогда же вам докладывал: ну, да извольте отдавать портному.
Г-жа Простакова. Так разве необходимо надобно быть портным, чтобы уметь сшить кафтан хорошенько. Экое скотское рассуждение!
Тришка. Да вить портной-то учился, сударыня, а я нет.
Г-жа Простакова. Ища он же и спорит. Портной учился у другого, другой у третьего, да  первой-то   портной  у  кого  же  учился? Говори,  скот! (даёт  ему  оплеуху).
Тришка.  Да  первоет  портной,  может  быть,  шил  хуже  и  моего.
Митрофан  (вбегает)  Звал  батюшку.  Изволил  сказать:  тотчас.
Г-жа Простакова. Так поди же вытащи его, коли добром не дозовешься.
Митрофан. Да вот и батюшка.

Те же и Простаков.
Г-жа Простакова. Что, что ты  от меня прятаться изволишь? Вот, сударь, до чего я дожила
с твоим потворством. Какова сыну обновка к дядину сговору? Каков кафтанец Тришка
сшить изволил?
Простаков (от робости запинаясь). Ме... мешковат немного.
Г-жа Простакова. Сам ты мешковат, умная голова.
Простаков. Да я думал, матушка, что тебе так кажется.
Г-жа Простакова. А ты сам разве ослеп?
Простаков. При твоих глазах мои ничего не видят.
Г-жа Простакова.  Вот каким муженьком наградил меня господь: не разобрать, что широко, что узко.
Простаков. В этом я тебе, матушка, и верил и верю.
Г-жа Простакова. Так верь же и тому, что я холопям потакать не намерена!..  Митрофанушка, подойди сюда. Мешковат ли этот кафтан?
Простаков. Да я и сам уже вижу, матушка, что он узок.
Г-жа Простакова (Тришке). Выйди вон, скот.
Тришка  уходит.
Г-жа Простакова (Еремеевне.) Поди ж, Еремеевна, дай позавтракать робенку. Вить, я чаю, скоро и учители придут.
Еремеевна. Он уже и так, матушка, пять булочек скушать изволил.
Г-жа Простакова. Так тебе жаль шестой, бестия? Вот какое усердие! Изволь смотреть.  Еремеевна. Да во здравие, матушка. Я вить сказала это для Митрофана же Терентьевича. Протосковал до самого_утра.
Митрофанушка  лёг  на  диван.
Г-жа Простакова. Ах, мати божия! Что с тобою сделалось, Митрофанушка?
Митрофан. Так, матушка. Вчера после ужина схватило.
Простаков. Да видно, поужинал ты плотно.
Митрофан. А я почти и вовсе не ужинал.-
Простаков. Помнится, друг мой, ты что-то скушать изволил.
Митрофан. Да что! Солонины ломтика три, да подовых, не помню, пять, не помню,
шесть.
Еремеевна. Ночью то и дело испить просил. Квасу целый кувшинец выкушать изволил.
Митрофан. И теперь как шальной хожу. Ночь всю така дрянь в глаза лезла.
Г-жа Простакова. Какая ж дрянь, Митрофанушка?
Митрофан. Да то ты, матушка, то батюшка.
Г-жа Простакова. Как же это?
Митрофан. Лишь стану засыпать, то и вижу, будто ты, матушка, изволишь бить батюшку.
Простаков (в сторону). Ну, беда моя! Сон в руку!
Митрофан (разнежасъ). Так мне и жаль стало…
Г-жа Простакова (с досадою). Кого, Митрофанушка?
Митрофан. Тебя, матушка: ты так устала, колотя батюшку.
Г-жа Простакова. Обоими меня, друг мой сердечный! (сын  нехотя  подошёл,  положил  голову  ей  на  колени). Вот сынок, одно мое утешение. (Встал  и  отошёл).
Еремеевна. Только теперь забавник наш стоит что-то нахмурясь.
Г-жа Простакова. Уж не послать ли за доктором в город?
Митрофан. Нет, нет, матушка. Я уж лучше сам выздоровлю. Побегу-тка теперь на голубятню, так авось-либо...
Г-жа Простакова. Так авось-либо господь милостив. Поди, порезвись, Митрофанушка.
Митрофан с Еремеевною отходят. Махнула  Простакову – иди!

Звук  мухи,  кружит  над  Простаковой,  та  отмахивается  платочком,  потом  - хлоп  по  столу – убила.
 Г-жа Простакова. Вот, я чаю, учитель Митрофанушкин скоро придет. Уж года четыре как учится. Нечего, грех сказать, чтоб мы не старались воспитывать Митрофанушку.
Для грамоты ходит к нему учитель, арихметике учит, по-французски и всем наукам... Правду сказать, и мы им довольны. Он ребенка не неволит. Вить, пока Митрофанушка еще в недорослях, пота его и понежить; а там лет через десяток, как войдет, избави боже, в службу, всего натерпится. Как кому счастье на роду написано. Из нашей же фамилии Простаковых, смотри-тка, на боку лежа, летят себе в чины. Чем же плоше их  Митрофанушка?

Лай  собаки,  крики  Митрофана,  вбегает,  за  ним – Еремеевна.
Еремеевна. Да поучись хоть немножечко.
Митрофан. Ну, еще слово молви, щур? хрычовка! Уж я те отделаю; я опять нажалуюсь    матушке, так она тебе изволит дать таску по-вчерашнему.    (к  маме  на  диванчик)
Г-жа Простакова.  Одна моя забота, одна моя отрада — Митрофанушка. Мой век проходит. Его готовлю в люди.  Авось-либо господь милостив, и счастье на роду ему написано... Ну, так теперь хотя по-русски прочти зады, Митрофанушка.
Митрофан. Да, зады, как не так.
Г-жа Простакова. Век живи, век учись, друг мой сердешный! Такое дело.
Митрофан. Как не такое! Пойдет на ум ученье.  (залез  под  стол)
 Г-жа Простакова. Что? Что такое? (испугавшись). Что, что ты хочешь делать? Опомнись,  душенька!
Митрофан. Вить здесь и река близко. Нырну, так поминай как звали.
Г-жа Простакова (вне себя). Уморил! Уморил! Бог с тобой!
Еремеевна. Все дядюшка напугал. Чуть было в волоски ему не вцепился. А ни за что... ни                про что...
Г-жа Простакова (в злобе). Ну...
Еремеевна. Пристал к нему: хочешь ли жениться?..
Г-жа Простакова. Ну...
Еремеевна. Дитя не потаил, уж давно-де, дядюшка, охота берет. Как он остервенится, моя матушка, как вскинется!..
Г-жа Простакова (дрожа). Ну,  а ты, бестия, остолбенела, а ты не впилась братцу в харю, а ты не раздернула ему рыла по уши...
Еремеевна. Приняла было! Ох, приняла, да...
Г-жа Простакова. Да... да что... не твое дитя, бестия! По тебе ребенка хоть убей до смерти.
Еремеевна. Ах, создатель, спаси и помилуй! Да кабы братец в ту ж минуту отойти не изволил, то б я с ним поломалась. Вот что б бог не поставил. Притупились бы эти (указывая на ногти), я б и клыков беречь не стала.
Г-жа Простакова. Все вы, бестии, усердны на одних словах, а не на деле...
Еремеевна (заплакав). Я не усердна нам, матушка! Уж как больше служить, не знаешь...
рада бы не токмо что... живота не жалеешь... а все не угодно.
Г-жа Простакова. Ты ж еще, ведьма, и разревелась. (К Митрофану.) Пойдем со мною,
Митрофанушка. Я тебя из глаз теперь не выпущу. Не век тебе, моему другу, не век тебе учиться. Пусть же все добрые  люди увидят, что мама и что мать родная.
Еремеевна (в слезах). Нелегкая меня не приберет! Столько лет служу, а милость все та же...
Входит  учитель.  Еремеевна  ушла.  Митрофан  прячется  за  диван.

Г-жа Простакова (увидя учителя). Вот и учитель! Митрофанушка мой ни днем, ни ночью покою не имеет. Свое дитя хвалить дурно, а куда не бессчастна будет та, которую приведет бог быть его женою…  (пошла  искать  сына)
Учитель. За неволю призадумаешься... Дал мне бог ученичка, боярского сынка. Бьюсь с ним третий год: трех перечесть не умеет. По сесть час, кроме задов, новой строки не разберет; да и зады мямлит, прости господи, без складу по складам, без толку по толкам. Г-жа Простакова. (достала  сына  из-за  дивана,  отряхивает). Пока, друг мой, ты хоть для виду поучись, Митрофанушка.
Митрофан. Ну! А там что?
Г-жа Простакова. А там и женисся.
Митрофан. Слушай, матушка. Я те потешу. Поучусь; только чтоб это был последний раз
Г-жа Простакова. Придет час воли божией!.
Митрофан. Час моей воли пришел. Не хочу учиться, хочу жениться!.. (увидел  взгляд  матушки).  Вот я сел.
Г-жа Простакова. А я тут же присяду. (раскладывает  пасьянс  за  столом).
Митрофан   (учителю). Ну! Давай доску! Задавай, что писать.
Учитель. Ваше благородие, завсегда без дела лаяться изволите.
Г-жа Простакова. Ах, господи боже мой! Уж ребенок не смей и избранить!
Уж и разгневался!
Учитель. За что разгневаться, ваше благородно? У нас российская пословица: собака
лает, ветер носит.
Митрофан. Задавай же зады, поворачивайся.
Учитель. Всё зады, ваше благородие. Вить с задами-то век назади останесся.
Г-жа Простакова. Не твое дело! Мне очень мило, что Митрофанушка вперед шагать не любит. С его умом, да залететь далеко, да и боже избави!
Учитель. Задача. Изволил ты, на приклад, идти по дороге со мною. Ну, хоть возьмем с собою Тришку. Нашли мы трое...
Митрофан (пишет). Трое.
Учитель. На дороге, на приклад же, триста рублев.
Митрофан (пишет). Триста.
Учитель. Дошло дело до дележа. Смекни-тко, по чему на брата?
Митрофан (вычисляя, шепчет). Единожды три — три. Единожды ноль — ноль.
Единожды ноль — ноль.
Г-жа Простакова. Что, что до дележа?
Митрофан. Вишь, триста рублев, что нашли, троим разделить.
Г-жа Простакова. Врет он, друг мой сердечный! Нашел деньги, ни с кем не делись. Все
себе возьми, Митрофанушка. Не учись этой дурацкой науке.
Митрофан. Слышь, задавай другую.
Учитель. Пиши, ваше благородие. За ученье жалуете мне в год десять рублев.
Митрофан. Десять.
Учитель. Теперь, правда, не за что, а кабы ты, барин, что-нибудь у меня перенял, не грех бы тогда было и еще прибавить десять.
Митрофан (пишет). Ну, ну, десять.
Учитель. Сколько ж бы на год?
Митрофан (вычисляя, шепчет). Нуль да нуль — нуль. Один да один... (Задумался.}
Г-жа Простакова. Не трудись по-пустому, друг мой! Гроша не прибавлю; да и не за что. Наука не такая. Лишь тебе мученье, а все, вижу, пустота. Денег нет — что считать? I Деньги есть — сочтем и без вас хорошохонько.
Митрофан. Не бось, брат. Матушка тут сама не ошибется. Ступай-ка ты теперь, проучи вчерашнее.
Учитель (открывает часослов, Митрофан берет указку). Начнем благословясь. За мною, со вниманием. «Аз же есмь червь...»
Митрофан. «Аз же семь червь...»
Учитель (учебным голосом}. «А не человек».
Митрофан (так же). «А не человек».
Г-жа Простакова. Митрофанушка, друг мой, коли ученье так опасно для твоей
головушки, так по мне перестань.
Митрофан. А по мне и подавно.
Учитель (затворяя часослов}. Конец и богу слава.
Учитель  ушёл. Еремеевна  приносит  Митрофану  стакан  молока  и  булку,  тот  садится  за  стол  есть.  Входит  Простаков.

Г-жа Простакова (сыну).  Всё ль с тобою, друг мой?
Митрофан. Ну, да уж не заботься.
Простаков. Любопытен бы я был послушать, чему учитель-то его выучил.
Г-жа Простакова. Всем наукам! Всему, чему изволишь.
Простаков (Митрофану). Чему ж бы, например?
Митрофан (подает ему книгу). Вот, грамматике.
Простаков (взяв книгу). Вижу. Это грамматика. Что ж ты в ней знаешь?
Митрофан. Много. Существительна да прилагателъна...
Простаков. Дверь, например, какое имя: существительное или прилагательное?
Митрофан. Дверь, котора дверь?
Простаков. Котора дверь! Вот эта.
Митрофан. Эта? Прилагательна.
Простаков. Почему же?
Митрофан. Потому что она приложена к своему месту. Вон у чулана шеста неделя дверь стоит еще не навещена: так та покамест существительна.
Г-жа Простакова. Что, каково?
Простаков. Нельзя лучше. В грамматике он силен. А   учились и географии?
Г-жа Простакова (сыну). Слышишь, друг мой сердечный? Это что за наука?
Митрофан (тихо матери). А я почем знаю.
Г-жа Простакова (тихо Митрофану). Не упрямься, душенька. Теперь-то себя и показать.
Митрофан (тихо матери). Да я не возьму в толк, о чем спрашивают.
Г-жа Простакова . Как он назвал науку-то?
Еремеевна. География.
Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия.
Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу.
Г-жа Простакова (Простакову). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая
это наука-то, он ее и расскажет.
Простаков.  Описание земли.
 Г-жа Простакова . А к чему бы это служило на первый случай?
Простаков. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь.
Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, — свезут, куда изволишь.  Без наук люди живут и жили.
Простаков  уходит.

Г-жа Простакова  (бросаясь обнимать сына). Один ты   у меня, мой сердечный друг, Митрофанушка!
Митрофан. Да отвяжись, матушка, как навязалась... (уходит.  За  ним – Еремеевна)

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования