Общение

Сейчас 449 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Действующие лица:
Мальчик. Просто мальчик, без имени и фамилии, потому что имя его и фамилия — это мы — такие разные, но и такие похожие — дети!..
Ненависть и Любовь. На протяжении спектакля эти непримиримые чувства будут жить не только в душе мальчика, но и перед вами на сцене. Так что же такое — человек с изнанки?
Ребята. Самые обыкновенные одноклассники, какие только бывают на свете.
Директор и Тамара Сергеевна, завуч. Не хочу писать о них ничего: ненавижу их и презираю.


Полумрак. На заднем плане, склонив голову и прикрыв лицо руками, сидит Мальчик. На краю сцены навзничь лежит Любовь, а на середине стоит Ненависть, он сейчас все-силен...

Ненависть. Я ненавижу вас! Я ненавижу вас всех, циников, эгоистов и предате-лей... Я так хочу свободы, но до сих пор сижу в вашей гнилой утробе. Беспомощного, несамостоятельного, вы питаете меня своими соками, и это “великое” дело превращает меня в вашего раба, чье рабство называется благодарностью и уважением: “Я тебя воспитываю, я учу, я содержу, и потом буду делать с тобой все, что захочу, а остальное тебя не касается, ведь я — “взрослый”! (Это страшно... Это вызов и это бессилие.)
Любовь (обращается к Мальчику). Зачем ты это сделал?
Ненависть. Он просто уже давно вырос из твоих наивных сказок о доброте.
Любовь. Зачем ты это сделал?
Ненависть. Она грызла его с первого класса! Она лезла ему под шкуру на каж-дом уроке, да она просто объявила нам войну... но мы победили!
Любовь. Проиграли...
Ненависть. Проиграл-то, как раз, ты!
Любовь. Пока я жив в его сердце, я не проиграл! А ты  готовься к новому бою, разве не знаешь, кто сюда сейчас придет?
Ненависть. Как же, как же! Стая крысиных заступничков во главе с директором. (Его голос полновластен, движения все более и более резки.)
Любовь (обращается к Мальчику). Они любят тебя, хотят помочь.
Ненависть. Любят только в пошлых романах, а они придумали это слово, чтобы выгораживать свои подлые поступки: “Ведь я это сделал от того, что люблю тебя!” Браво! Вот увидишь, как они будут лицемерить... хотя нет, не будут, не перед кем.
Любовь (обращается к Мальчику). Я прошу тебя только об одном: опомнись, ос-тановись! Делай только то, за что тебе потом не будет стыдно: на совести пятна не отмы-ваются...
Ненависть. Меня уже тошнит от твоих кислых нотаций.

Слышны голоса и шаги, вспыхивает свет, и мы уже можем разглядеть школьный класс. Любовь и Ненависть расступаются, чтобы освободить место для происходящих событий, но они здесь, они живут: любят и ненавидят. Мальчик все так же недвижим.

Завуч. Я такого еще в своей практике не встречала!
Директор. Успокойтесь, успокойтесь, сейчас все выясним.
Завуч. Вот! Вот! Полюбуйтесь, какой подлец! Спит! И ни чуточки в нем не дрог-нет! Это же не человек. Что с ним выяснять!
Директор. Плачет, по-моему...
Завуч. Да что с Вами? Проснитесь, наконец. Анна Ивановна сейчас плачет, до глубины души униженная и оскорбленная. И ведь кем? Этим... Да я до сих пор не могу в это поверить...
Директор. Перестаньте...
Завуч. Перестаньте?! Да знаете ли вы Анну Ивановну? Это заслуженнейший, поч-теннейший работник нашей школы, интереснейший педагог и, наконец, добрый, чуткий, искренний человек. Сколько сил, самоотдачи, безвозмездного каторжного труда и, конеч-но, здоровья отдала Анна Ивановна школе. И в результате — лучшие выпуски, десятки любящих глаз, сотни благодарных родителей. Такого человека вы не встретите нигде. А что же сделал в своей жизни ТЫ, преступник, наркоман, малолетний вор и насильник? Кто ТЫ? И как же ТЫ мог... Ты, ничтожество, которое не стоит ее мизинца!

Любовь мучается, испытывает страшную боль, стонет, почти умирает. Ненависть торжествует, но не радуется, ведь радоваться он не умеет...

Директор. Вам пора остановиться!
Завуч. Нет! Я только начала. Я хочу посмотреть в эти глаза, глаза... Подними го-лову! (Подходит к Мальчику и презрительно наклоняется.) Подними голову, я сказала! (Но Мальчик все так же неподвижен.) Ну, я тебя заставлю! (Хватает Мальчика за воло-сы и в бешенстве пытается поднять его голову, но...)
Директор. Что вы себе позволяете?! Это же ребенок!
Завуч. Это?!
Директор. Именно. И не “это”, а ребенок. И вообще, я вам давно хотел сказать, что с вашими замашками поищите место в зоопарке, а не в школе.

При этих словах Любовь, чувствующий каждое слово, каждую интонацию, начинает обретать силы, силы помощи и понимания. Ненависть отступает.

Завуч. Да как вы смеете говорить это мне, мне, учителю со стажем, с таким опытом работы!..
Директор. Это мы уже где-то слышали.
Завуч. Ну, хорошо... (Она совершенно ошеломлена, но уже знает, что делать.) Хорошо, хорошо... Прекрасно! (Уходит.)
Мальчик. Спасибо...
Директор (уже испуган и подавлен). Ну, что “спасибо”?.. Что вам всем от меня надо? Я что, Иисус Христос, что ли?.. Тебе трудно было промолчать тогда? Зачем вам все-гда так жизненно важно связываться с этими акулами... Теперь и я из-за тебя влип — она меня сгноит...
Мальчик. Извините...
Директор. Поздно уже, поздно. (Нерешительное молчание, как будто что-то ломается внутри мальчика, что-то очень важное...) Ты мне лучше вот что скажи... Что тебе дома-то будет?
Мальчик. Я домой не поеду.
Директор. Ты что меня?! Я... просто... ты меня должен понять...

Все в напряжении ждут, какая же будет следующая фраза? Кто прав? Любовь протягивает слабеющие руки...

Господи! Как противно! В общем, мне придется позвонить твоим родителям... и вы-звать инспектора по делам несовершеннолетних... а то не жить.  

При этих словах Любовь, обманувшись, бессильно падает на пол, а директор уже не тот, что был раньше. Он в своем страхе...

Да, и еще просьба: давай забудем, что я сейчас тут говорил... Ну, про акул, и там... Сорвался — нервы. В общем, я был не прав с Тамарой Сергеевной и переменил свое ре-шение, погорячился... Вот видишь, какой я нервный. Ну, давай, готовься к уроку, готовь-ся, а я... (Уходит.)
Ненависть. Он трус, он такой же трус и предатель, как и все они, трус и преда-тель.

Слышны детские голоса, вбегают ребята.
Ребята.
-Вот он, тут! Слышите? Идите сюда!
-Это правда, что тебя из школы выгоняют? Ты не представляешь, что они из этого де-ла раздули... Убить тебя готовы.
-Все уроки нам из-за тебя мозги промывали.
-Да он им просто на больную мозоль наступил. Ты сам-то, как? Держишься?
Мальчик.Не могу я больше так... она же меня с грязью смешала.
Ребята.
-Кто?
-Да завучиха приходила с директором, я видела...
Мальчик. Она бы ничего не увидела в моих глазах, ничего... а только прочитала бы там свои давно заученные фразы... Я ненавижу их...
Ребята.
-Да ты наплюй, что ты так переживаешь. Сдалась тебе эта шизофреничка.
-Они все против тебя сейчас настроены, даже Татьяна сегодня на литературе как твое сочинение раздолбала, за душой, говорит, ни одной доброй человеческой мысли, а... ой... Извини меня.
Мальчик. Где оно?

Ребята отдают тетрадь.

Ребята.
-Я, понимаешь, тоже от нее такого не ожидал...
-Она же всегда тебя так хвалила, любила даже.
Мальчик. Любовь бывает только в пошлых романах!
Ребята.
-И правильно Татьяна говорила: все ты всегда врешь... стихи, поэмы... — всю жизнь выделываешься!
-А тебя тут вообще никто не спрашивает.
-А разве не правда? Перед ней хвостом виляет, а за спиной материт.
-Да ты просто завидуешь.
-Я завидую?
-Ну, не я же.

Во время этого спора измученный, разочарованный, возможно в последний раз пыта-ясь что-то доказать, а, может быть, просто от бессилия, Мальчик поднялся. Не произ-нося ни слова, встал на стул и открыл тетрадь. Удивленные, все замолчали, и каждый как будто почувствовал, что не надо ничего спрашивать сейчас... Мальчик начал чи-тать.

Мальчик. Солнце спряталось за мягкие линии багровых лесов, успокоился ветер, деревья укутались нежным туманом, погасли и опустели добрые глаза старых домов. Суе-та, ругань и злость забились в темные уголочки усталого города. Солнце из последних сил попыталось одолеть тьму, но все проходит, и настал черед ночи. Под ржавым прилавком старого рынка лежит щенок — черный комочек шерсти, он ищет тепло, прислонившись к холодной трубе, и изредка вздрагивает, чтобы отогнать дрожь, подступившую к ослабевшим лапкам.
Ничего сегодня не нарушает эту вязкую картину. Словно все живое на свете спрята-лось, укрылось, ожидая чего-то неотвратимо страшного.
Чувство одиночества не присуще собакам, но они умеют чувствовать голод, холод и боль от человеческих рук. Милый, умный, добрый мой! В чем ты виноват перед людьми?
Скоро рассвет, и хозяин, распираемый злостью от домашних неурядиц, изобьет тебя за то, что вот уже неделю ты не появляешься в его доме, пропитанном запахом спирта. Вместе с солнцем проснется твое горе, и жизнь, с камнями и побоями, пойдет своим чере-дом.
Собрались тучи, словно не позволяя солнцу пробиться в новый день. Небо нахмури-лось, но ни одной слезинки не упало с его седого лица, и лишь в этот миг оно осознало свое одиночество.

Ребята постепенно застывают и стоят неподвижно. Закончив читать и опустив голову, замирает Мальчик.

Ненависть (Мальчику). Не старайся, им не понять тебя. Им не понять, что такое предательство, ведь в отличие от тебя эти счастливчики приспособлены к жизни: сегодня они ненавидят, но терпят и покорно унижаются, а завтра будут отыгрываться на таких же, какими сами были вчера.
Любовь (Мальчику). В чем же ты виноват перед ними?
Ненависть. В том, что сегодня плохая погода и не платят деньги, в том, что в сумке тонна непроверенных тетрадей, а в троллейбусе кто-то наступил на ногу... а в конце концов просто в том, что ты есть...
Любовь (обращается к Ненависти). Ты очень много говоришь и мало думаешь. Подумай хоть раз не о себе.
Ненависть. О тебе? Ты умрешь сейчас, умрешь, как умирал уже тысячи и тысячи раз, и я тебя за это ненавижу и возненавижу Его...  (Подходит к Мальчику.) Он теперь мой!

Любовь умирает. Мальчик швыряет свою тетрадь и уходит. Гаснет свет. В тем-ноте высвечивается тетрадь, лежащая на полу. Подходит девочка, поднимает тетрад-ку и читает.

Девочка.
Асфальт заплакал под дождем,
И мы в слезах с моим окном.
Дышу неровно в грустный стол —
Мой слон ушел.
И вот промокший серый дом
Мне машет весело хвостом,
Тепло и чудно, словно сон...
Ушел мой слон.

Ошпарив руки жизнью злой,
Искал я нежный хобот твой,
Глаз добрых-добрых небосклон,
Тебя, мой слон.

Большой мой, теплый, сильный мой,
Я шел сквозь холод лишь с тобой.
Зачем прощаться ты не стал?
Зачем пропал?

И вата туч махнула мне
Огромным ухом в вышине...
Прошу тебя, в глаза всмотрись,
Мой слон, вернись!..


* * *

Комментарии   

 
0 #1 Мэрлин 10.02.2014 08:55
Подскажите,как скачать
 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования