Общение

Сейчас 642 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Представление для кукольного театра в двух действиях.

Действие первое.


Действующие лица:

Никита Фиолетов – человек, детский писатель-сказочник

Аполлинарий Дормидонтович – червяк, самый длинный

Виолетта – бабочка-красавица

Улита Никитична – улитка

Муравьи, кузнечики, божьи коровки, стрекозы, пчелы и прочие букашки.

Никита Фиолетов. Добрый день, друзья! Добрый день! Как я рад, что мы, наконец, встретились с вами! То есть, вовсе даже не рад, совершенно не рад. Нет, не рад! Не рад, а просто счастлив, что мы, наконец, встретились! Стало быть, можно начинать?  А для начала  давайте знакомиться. Меня зовут Никита Фиолетов. (Кланяется.) Я известный детский писатель-сказочник. (Кланяется.) Ой, простите, я сказал «известный»? Нет, конечно, ошибся, с кем не бывает… Какой же я известный? Совершенно даже не известный. Не известный, а ВСЕМ ИЗВЕСТНЫЙ! Точнее, просто знаменитый. Вы, конечно, слышали обо мне? (Удивленно.) Нет? А уши вы за обедом мыли? Тогда тем более странно. Ну, да ладно. Я на детей не обижаюсь. А с вашими родителями мы после поговорим. А теперь скажите, зачем вы сюда пришли? Какую сказку? Дело в том, что у меня их восемь, скоро будет девять, и я не знаю, с какой из них начать наше представление. Пожалуй, лучше всего начать со сказки про самого длинного червяка.  А знаете, почему?   Да потому что это очень хорошая сказка! То есть, нет, не очень хорошая. Я, видите ли, немного волнуюсь и потому путаю слова. Дело в том, что сказка про самого длинного червяка не очень хорошая… А, можно сказать, одна из лучших моих сказок!


Про самого длинного червяка.


ЗАНАВЕС ОТКРЫВАЕТСЯ.


СЦЕНА ПЕРВАЯ. ПОЛЯНА.

Перед нами волшебный лес. Вместо деревьев в этом лесу цветы и травы. Желтые одуванчики размером с подсолнухи. Будто розовые фонарики, в вышине качаются цветки клевера. А под одним листком подорожника, словно под зеленым зонтом, может укрыться от дождя даже такой знаменитый писатель как Фиолетов.


Никита Фиолетов. А теперь я расскажу вам не очень длинную историю про очень длинного червяка. Даже имя у этого червяка было очень длинное – его звали Аполлинарий Дормидонтович. У Аполлинария Дормидонтовича была очень длинная родословная, но ни один из его предков не отличался особой длиной. Аполлинарий Дормидонтович был не просто очень длинным, а очень-очень-очень-преочень длинным червяком.


В это время становится заметным, что между стеблей и листьев, извиваясь, петляя и закручиваясь, проползает туловище Аполлинария Доримидонтовича.


 Никита Фиолетов. Один мой знакомый художник решил нарисовать портрет Аполлинария Дормидонтовича в профиль, так ему понадобилось для этого целых три страницы. (Достает из внутреннего кармана сложенный втрое длинный портрет. Расправляет его и, на вытянутых руках,  демонстрирует всем зрителям.) Видели вы где-нибудь таких червяков? Ничего, скоро увидите. (Уходит.)


Появляется голова Аполлинария Дормидонтовича. Вверху, на цветке клевера, собирает нектар пчела. 


Аполлинарий Дормидонтович. Здравствуйте, уважаемая пчела. Все трудитесь?

Пчела. Тружусь, милок. Надо трудиться. А ты куда собрался?

Аполлинарий Дормидонтович. Меня Улита Никитична в гости к себе пригласила. Мне было очень приятно встретить вас на этой поляне, а теперь позвольте откланяться, я приглашен к обеду и если задержусь, Улита Никитична будет волноваться. Всего доброго!

Пчела. Ступай, милок. Привет Улите Никитичне. (Зрителям.)  С одной стороны, а именно со стороны головы, Аполлинарий Дормидонтович всегда был  очень веселым и общительным червяком.   А с другой стороны, то есть,  с хвоста, он был мрачен, угрюм и обидчив. У него были на это свои причины…

Голова Аполлинария Дормидонтовича уже давно скрылась из виду, и теперь на горизонте возник его хвост. Бедный, он то и дело запутывался и застревал под корягами, сверху, откуда ни возьмись,  валились на него шишки. Он стукался о стебли, царапался о ветки и, видимо из-за этого, местами он был забинтован, местами заклеен пластырем, а на самый кончик Аполлинарию Дормидонтовичу даже пришлось наложить гипс. Озорной кузнечик, увидев хвост, обрадовался и запрыгнул на него с разбегу: «Эх, прокачусь!». Хвост, почувствовав незваного седока, нервно задергался, застучал кончиком по земле и сбросил с себя кузнечика.

Кузнечик (потирая ушибленный бок). Вредина! Ну что ему стоит прокатить меня вон до той ромашки?! Представляете, на прошлой неделе на него наступила каракатица! Ха-ха-ха! Так ему и надо! А вчера!... (смеется) Вчера он застрял в терновнике и, пока его оттуда вытаскивали, он запутался в узелок! Вот умора!  

Пчела (строго грозит кузнечику). Из-за этого всего у хвоста совершенно испортился характер. (Печально.)  Хвост сделался нелюдим и все реже выходил из дому.


СЦЕНА ВТОРАЯ. КВАРТИРА АПОЛЛИНАРИЯ ДОРМИДОНТОВИЧА.

            Никита Фиолетов. Как известно, червяки живут под землей. Вот и у Аполлинария Дормидонтовича была своя, немного тесноватая и мрачноватая, зато чистая и уютная земляная избушка. Сам Аполлинарий Дормидонтович проводил в ней не очень много времени, он предпочитал прогуливаться и ходить в гости, а домой возвращался, лишь чтобы поспать да покушать. Все домашние хлопоты взял на себя его хвост. Он уже давно перестал выходить из дому и день ото дня становился все мрачнее и тоскливее.

Аполлинарий Дормидонтович (примеряя перед зеркалом шляпу). Эй, хвост! Пойдем со мной! Сегодня Улита Никитична опять прислала нам приглашение на чашечку ароматного брусничного чая!

Хвост не реагирует.

Аполлинарий Дормидонтович. Ты слышишь меня, хвост? Хватит тебе сидеть дома. На улице замечательная погода!

Хвост, не желая ничего слышать, прячется под кровать.

Аполлинарий Дормидонтович. Почему бы нам не прогуляться вместе? Тем более, что Улита Никитична наша соседка и живет совсем близко.

Хвост не отвечает.

Аполлинарий Дормидонтович. Даже для здоровья вредно так долго жить без свежего воздуха. Ну же, не ленись. (Он пытается вытащить хвост из-под кровати. Хвост упирается, цепляется за ножки кровати.) Эй! А ну отцепляйся! Так не честно! Не упрямься, пойдем, вот увидишь, тебе понравится.

Они долго тянут друг друга каждый с свою сторону, то вдруг кажется, что победа на стороне головы, то начинает побеждать хвост… Наконец, оба выбились из сил, перестали бороться.

Аполлинарий Дормидонтович (тяжело дыша). Да, силой тут ничего не решишь. Послушай, хвост, давай поговорим по-хорошему. Ты уже вторую неделю не выходишь из дому. Это, конечно, твое дело, но, по-моему, так нельзя. Посмотри на себя – все твои болячки уже прошли, вчера мы сняли гипс, и ты опять как новенький. Не бойся, дружок, пойдем вместе, а я обещаю тебе, что с сегодняшнего дня буду ползать аккуратней, внимательнее. Просто мне очень тяжело следить за тобой, ведь ты такой длинный. Очень длинный. Даже слишком длинный…

Наконец, хвост выглянул из своего укрытия. Отрицательно помотал своим кончиком, как люди качают головой,  в смысле «Нет, не пойду».  Потом он помахал кончиком, как люди машут рукой на прощанье, в смысле «Пока-покедова!»  Потом он вздохнул, как это делают люди, которым очень плохо, лег на кровать и накрылся сверху подушкой, в смысле «Как мне это все надоело!»

Никита Фиолетов. Так хвост Аполлиннария Дормидонтовича снова остался один. А в одиночестве, его постоянно одолевали грустные мысли. На этот раз они одолели его до такой степени, что хвост Аполлиннария Дормидонтовича решил утопиться в реке.

Вдруг хвост резко поднялся с кровати и решительно выполз  из домика.


СЦЕНА ТРЕТЬЯ. В ГОСТЯХ У УЛИТКИ.

Никита Фиолетов. До чего ж хорошо дружить с улиткой! Никогда не надо беспокоиться, дома ли ваша подруга. Бывает, идешь к кому-нибудь в гости, а сам волнуешься, вдруг хозяин ушел куда-нибудь? Вдруг зря ты к нему направляешься? А Улита Никитична всегда дома, потому что она свой домик на спине носит. Правда, иной раз и ей захочется вдруг попутешествовать. Опять же волноваться не стоит. Далеко не уйдет. Потому что, во-первых, у нее целый дом на спине, а во-вторых, ползают  и вообще все делают улитки  ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ МЕД-ЛЕН-НО…


Аполлинарий Дормидонтович торопится в гости к улитке. А она уже давно выглядывает из своего домика, поджидая соседа.


Аполлинарий Дормидонтович (на ходу, еще издалека). Здравствуйте, уважаемая соседка! А вот и я! Простите, я, кажется, опоздал немного? Я так спешил!

Улита Никитична. Не спешите, Аполлинарий Дормидонтович! Куда нам торопиться? Чай только что вскипел. Моя матушка всегда мне говорила: «Не торопись, дочка. Нам спешить некуда. Тише едешь – дальше будешь. Поспешишь – людей насмешишь».

Аполлинарий Дормидонтович за это время уже совершенно подполз к столику и даже втянул носом аромат брусничного чая.

Аполлинарий Дормидонтович.  Золотые слова, Улита Никитична. Права была ваша матушка, спешка до добра не доводит. Я, к примеру, когда тороплюсь, то и дело зацепляюсь за что-нибудь хвостом. Из-за этого он больше не желает со мной гулять и сегодня снова остался дома.

Улита Никитична. Очень жаль, что ваш уважаемый хвост не пришел с вами. Передавайте ему большой привет, когда увидите.

Аполлинарий Дормидонтович (отпивая чай из блюдца). Непременно передам. А знаете, почему я так спешил к вам?

Улита Никитична. Нет, Аполлинарий Дормидонтович, не знаю. Только матушка моя говорила: «Кто никуда не спешит, тот никуда не опаздывает. А спешка хороша лишь при ловле блох». Так-то, Аполлинарий Дормидонтович.

Аполлинарий Дормидонтович. Дело в том, что сегодня утром я сочинил для вас стихи. И мне не терпится поскорее их вам прочесть.

Улита Никитична (радостно). Как? Опять стихи? Новые? Читайте! Читайте!

Аполлинарий Дормидонтович (вдохновенно).

Свой дом за плечами таскает улитка.

А в нем табурет, холодильник и плитка,

Диван, телевизор и шкаф-шифоньер.

И это, пожалуй, достойный пример!

На колесах дом с трубой, из трубы дымок.

Крыша едет за тобой, чтобы в дождь не мок.

Чтоб при встрече каждый раз говорить знакомым:

«Я не знаю, как у вас, а у нас…»

Улита Никитична (радостно). Все дома! (хлопает в ладоши) Замечательные стихи! Просто гениальные! Какая рифма! Какой слог! Какой глубокий в них смысл! Вы, Аполлинарий Дормидонтович, настоящий поэт!

Аполлинарий Дормидонтович (смущенно). Вы, правда, так думаете?

Улита Никитична. Конечно. А теперь, я прошу вас, прочтите еще раз про то, как дымок из трубы и что-то там такое…

Аполлинарий Дормидонтович (откашлялся).

На колесах дом с трубой, из трубы дымок,

Крыша едет за тобой… Ой! Ой!

Вдруг Аполлинарий Дормидонтович страшно испугался чего-то, сбился и, кажется, совсем позабыл и про стихи,  и про чай.

Аполлинарий Дормидонтович (испуганно выпучил глаза). Ой! Ой-ой-ой! Ой-ой-ой-ой-ой-ой!

Улита Никитична (от неожиданности чуть не захлебнулась брусничным чаем). Что с вами, Аполлинарий Дормидонтович?!

Аполлинарий Дормидонтович (взволнованно). Улита Никитична! Простите меня, ваш чай удивительно вкусен, но я, кажется, вынужден вас покинуть. Видите ли, я ещё сам не знаю точно, в чем дело, но, по-моему, у меня такое впечатление, или даже предчувствие, то есть, у меня складывается ощущение, что с моим хвостом опять что-то нехорошо. Вы понимаете?.. Извините… Мне нужно спешить…

Улита Никитична (удивленно). Куда же вы? Зачем спешить? Не торопитесь, постойте. (И уже себе под нос, ворчливо.) Поспешишь – людей насмешишь. Тише едешь – дальше будешь. Кто никуда не торопится – тот никуда не опаздывает…


СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ. У РЕЧКИ.

Никита Фиолетов. Тем временем, хвост Аполлинария Дормидонтовича переполз одуванчиковый лес, потом ромашковую рощу, потом пригорок, потом овраг - и оказался на берегу. Сначала он  опустил в воду только самый свой кончик, чтобы проверить, не слишком ли вода холодна для утопания. Да, вода была холодновата. Аполлинарий Дормидонтович, почувствовав, что его хвост обмакнули в холодную воду, бросился за ним вдогонку  и в скором времени весь оказался на берегу реки. Он увидел, что его хвост ползает в нерешительности туда-сюда у самой кромки воды.

Аполлинарий Дормидонтович. Та-а-а-к, здрасьте-мордасьте, давно не виделись. Ты чего это мне тут устраиваешь?! (И он поглядел на свой хвост строго в упор.) Я, видите ли, сижу, пью чай из блюдечка… А он!.. А ты!.. Ты чего это выдумал в речку нырять? Простудиться решил? А? Чего молчишь?

Хвост действительно молчал.

Аполлинарий Дормидонтович .Чего молчишь?! Отвечай, когда тебя спрашивают!

Хвост не отвечал.

Аполлинарий Дормидонтович (в ярости). Отвечай! Кому говорят!?

Хвост постучал своим кончиком сначала по дереву, а потом по голове Аполлинария Дормидонтовича. Тогда Аполлинарий Дормидонтович начал понимать.

Аполлинарий Дормидонтович. А-а-а, понимаю. Ты молчишь, потому что у тебя нет языка.

Кончик хвоста утвердительно кивнул.

Аполлинарий Дормидонтович. Ну, извини, прости меня, дорогой хвостик, как же я сразу не догадался. А зачем ты сюда приполз? Наверное, тебе захотелось порыбачить? Но ведь я много раз тебе говорил, что рыбалка очень опасна для нас, червяков.

Хвост отрицательно помотал своим кончиком.

Аполлинарий Дормидонтович. Значит, дело не в рыбалке. А в чем же? Может быть, ты хотел набрать гладких камушков для коллекции? Опять неправильно? Но неужели ты, такой молодой и красивый, решил утопиться в реке?

Хвост кивнул утвердительно.

Аполлинарий Дормидонтович (с ужасом). Я тебя не понимаю! Мы столько лет с тобой прожили вместе, конечно, бывало всякое… Да, несколько раз на тебя наступали лапой рассеянные зверушки, случалось тебе запутываться в колючем кустарнике, однажды тебя прищемили дверью… Но в остальном ведь все было отлично. Видимо дело в том, что ты почему-то перестал ходить вместе со мной по гостям. А дома тебе наверняка было очень грустно и одиноко.

Хвост согласился и даже, кажется, вздохнул.

Аполлинарий Дормидонтович. Бедненький, ты, наверное, почувствовал себя лишним и совсем не нужным.

Хвост кивнул и пригорюнился.

Аполлинарий Дормидонтович. Нет, дорогой мой хвостик, это не так. Поверь, я тобой очень дорожу, ты очень мне нужен.

Хвост изогнулся вопросительным знаком, как бы желая спросить «А зачем?»

Аполлинарий Дормидонтович. Ты хочешь спросить меня, зачем ты мне такой длинный… Ох… (Он тоже вздохнул.)

Никита Фиолетов. Честно признаться, Аполлинарий Дормидонтович и сам не знал, зачем же у него вырос такой длинный хвост.

 Аполлинарий Дормидонтович. Ты мне нужен… для того чтобы… для того, чтобы я… для того, чтобы мы с тобой вместе… чтобы мы вместе с тобой могли бы…

 Аполлинарий Дормидонтович никак не мог закончить свою мысль и вдруг он замолчал.

Он замолчал, потому что увидел очаровательную, неземной красоты бабочку. Она сидела на листике подорожника и тихонько дрожала.

Аполлинарий Дормидонтович. Здравствуйте, милая бабочка, у вас удивительные глаза и необыкновенный узор на крылышках. Я вас раньше здесь не видел.

Бабочка. Здравствуйте, уважаемый червяк. Вы не видели меня, потому что мой дом находится на другом берегу реки.

Бабочка вздохнула, и блестящая слезинка скатилась из ее удивительного глаза.

Аполлинарий Дормидонтович . Почему же вы плачете?

Бабочка. Я плачу, потому что никак не могу вернуться домой. Я порхала над берегом, любовалась, как солнечные лучи отражаются в воде бликами, и вдруг налетел порыв ветра, подхватил меня, и я чуть было не утонула. У меня намокло правое крылышко, и теперь я не могу летать.

Аполлинарий Дормидонтович .Какая досада. Совсем не можете?

Бабочка. Дома, в золотой пудренице, у меня хранится цветочная пыльца. Когда крылышко высохнет, я покрою его этой пыльцой и снова смогу летать. Но как мне попасть домой? На другой берег?

Аполлинарий Дормидонтович. Я очень, очень, очень хочу вам помочь. Что же делать?  (Он почесал в затылке кончиком хвоста, ему нужно было время, чтобы подумать.) Нужен мост!

Бабочка. Но здесь нет моста. Я погибну! 

Аполлинарий Дормидонтович. Вы не погибнете! Нет! Если хотите, я могу быть вашим мостом.

Аполлинарий Дормидонтович сложился кольцами, а потом выстрелил собой, как пружина. Голова его оказалась на другом берегу реки, а хвост остался на этом. Он выгнул спину дугой и, честное слово, из него получился замечательный мостик.

Бабочка. Ах! Вы настоящий друг.

И она осторожно перебралась по спине Аполлинария Дормидонтовича с одного берега на другой.

Бабочка. Спасибо вам, вы самый лучший мостик и самый добрый червяк. Как это замечательно, что есть на свете такие длинные и такие добрые червяки! Простите, но я даже не знаю, как вас зовут?

Аполлинарий Дормидонтович. Меня зовут Аполлинарий Дормидонтович.  Можно просто Аполлинарий. А вас?

Бабочка. Меня зовут Виолетта. Вы разрешите мне называть  вас Аполлоном?

Аполлинарий Дормидонтович. Конечно.


И Виолетта чмокнула его в щеку. Аполлинарий Дормидонтович ужасно засмущался, покраснел и вдруг почувствовал, что по его спине быстро-быстро побежали мурашки. Это были рыжие муравьи, их было пятеро.


Аполлинарий Дормидонтович. (оглядываясь, муравьям). А вы куда?

Муравьи. Мы – в гости, черные муравьи на том берегу построили новый муравейник, сегодня у них новоселье.

Аполлинарий Дормидонтович. А, ну хорошо, тогда передайте им мои поздравления.

Муравьи. Уважаемый Аполлинарий Дормидонтович, мы очень просим вас прийти на речку вечером и снова поработать мостиком, чтобы мы могли переправиться обратно, на свой берег.

Аполлинарий Дормидонтович. Извините, но сначала я должен посоветоваться со своим хвостом. (Обращаясь к хвосту). Друг мой, тебя не затруднит прогуляться со мной вечером до речки и опять поработать мостиком?


Хвост, не раздумывая, можно даже сказать, с радостью согласился.


Аполлинарий Дормидонтович. Мы согласны.


Никита Фиолетов.  И на том, и на другом берегу оказалось много разных букашек, таракашек, сороконожек – любителей попутешествовать. Аполлинарий Дормидонтович стал работать мостиком каждый день утром и вечером. Все лесные жители относились теперь к нему с почтительным уважением. На хвост уже никто больше не наступал. Наоборот, при встрече каждый благодарно пожимал кончик хвоста Аполлинария Дормидонтовича и ему, чего скрывать, это было по душе. Аполлинарий Дормидонтович с головы до кончика хвоста чувствовал себя очень полезным и нужным. А со спасенной им бабочкой у него завязалась сказочная дружба. Надо будет написать об этом другую сказку, потому что эта уже кончилась.


По спине Аполлинария Дормидонтовича с того берега на этот быстро пробежала серая мышка. Огляделась кругом и юркнула к себе в норку.


Никита Фиолетов (зрителям). Вы видели? Кто это был? Мышка? Но это не простая мышка, это героиня моей новой сказки. А вы знаете, почему молочные зубы надо отдавать мышке? Я расскажу вам об этом очень скоро. Сразу после антракта. Только, чур, не опаздывать. А сейчас…

АНТРАКТ!



Действие второе.

Почему молочные зубы надо отдавать мышке?

Действующие лица:

Никита Фиолетов

Король-отец

Королева-мать

Королева-бабушка

Принцесса Роза-Мария

Церемониймейстер

Придворный лекарь

Три королевских мудреца

Музыканты, ювелиры, поэты, певцы, танцоры и прочие бродячие артисты.


СЦЕНА ПЕРВАЯ. ПЛОЩАДЬ ПЕРЕД ДВОРЦОМ.

Никита Фиолетов. В одном королевстве лет сто, а может быть, двести тому назад у короля с королевой родилась (шепелявя) шовершенно бежжубая дочь. Вначале никто не обратил внимания на то, что принцесса была без зубов. Как известно, все дети такими рождаются, ничего страшного в этом нет.


На площади перед дворцом музыканты исполняют торжественную мелодию, пляшут бродячие артисты, в небо взметнулся праздничный салют. Раздаются крики: «Да здравствует наследница!», «Да здравствует принцесса!» С балкона приветственно машет всем рукой сам король, рядом с ним королева с младенцем на руках.


Никита Фиолетов. Рождение наследницы престола отпраздновали чрезвычайно пышно и торжественно. Целый месяц на главной площади королевства поэты читали стихи, музыканты играли вальсы, певцы пели, танцоры танцевали, а бродячий цирк шапито раскинул свой шатер и показывал веселые представления. Все потому, что, во-первых, король был безумно счастлив, а во-вторых, он просто очень любил праздники и знал в этом толк. Когда торжества по случаю рождения принцессы все-таки закончились, король поскучал недельку-другую и вызвал к себе церемониймейстера.

Король (тоскливо взирая с балкона на опустевшую площадь). Послушай-ка, любезный, не подскажешь ли, какой следующий праздник в нашем королевстве, когда он будет и не пора ли начать подготовку?

Церемониймейстер (раскрыл толстую книгу в бархатном переплете). Согласно Большой Книге Праздников и Счастливых Событий, примерно через четыре-пять месяцев у принцессы начнут резаться зубки и мы будем отмечать Праздник Первого Зуба. Помимо обычных в таких случаях оркестра и фейерверков, необходимо подготовить традиционный подарок, а именно – золотую чайную ложечку.

Король. Так пойди же и немедленно распорядись, чтобы лучшие ювелиры королевства изготовили такую чайную ложечку, каких свет не видел.

Церемониймейстер. Внимание! Внимание! Его Величество король приказал лучшим ювелирам королевства подготовить небывалой красоты ложку к Празднику Первого Зуба!


СЦЕНА ВТОРАЯ. В КОРОЛЕВСКОМ ДВОРЦЕ.


Никита Фиолетов. Точно в срок лучшие ювелиры прислали во дворец золотую ложечку, на ручке которой сверкали рубины и бриллианты, а на обратной стороне красовался изящный вензель – розочка, переходящая в букву «М» (имя принцессы было Роза-Мария). Король щедро наградил ювелиров, теперь все было готово к Празднику Первого Зуба. Все, кроме самого Первого Зуба. Роза-Мария очень мило улыбалась своим беззубым ротиком, а придворный лекарь объяснял, что оснований для беспокойства пока нет.

Лекарь (заглядывая ребенку в рот). Всему свое время, нам просто стоит набраться терпения и ждать.

Королева. Ну, что ж…


И никто не заметил, как из своей норки выглянула мышка, озабоченно покачала головой и скрылась обратно.


Никита Фиолетов. Все набрались терпения и ждали, ждали, ждали… Малышке шел уже десятый месяц, а зубки никак не прорезывались.


Придворные музыканты начали, было, играть что-то торжественно-праздничное, да перепутали ноты, сбились и замолчали.


Никита Фиолетов. Золотая ложечка пылилась в своем футляре.

Церемониймейстер. Вальс, который музыканты из оркестра разучили специально к празднику, успел выйти из моды, и им пришлось разучивать новый. Порох для фейерверков два раза вымок под дождем и дважды успел высохнуть.

Никита Фиолетов.  Король затосковал, терпение его иссякало. Лекарь на все вопросы отвечал как-то уклончиво и туманно, а однажды утром собрал свой докторский чемоданчик и тихо сбежал из города.

Король. Измена! Давно надо было его казнить.

Королева. Милый, я так беспокоюсь. Может быть, нам следует посоветоваться со знающими людьми?

Король. Ну, конечно. Ведь именно для этого и существует Совет Королевских Мудрецов. Никита Фиолетов. Мудрецы советовались три дня и три ночи и вынесли такое решение…

Старший Мудрец. В целом ребенок весел и здоров,  пускай главный дантист Его королевского величества изготовит для Розы-Марии детские золотые зубки, которые прослужат девочке дольше молочных. И все дела.

Король. Ай да мудрецы! (захлопал в ладоши). Мудро рассудили, похоже, я не напрасно плачу вам двойное жалование. Дантиста ко мне!..

Королева. Постой, когда у ребенка полон рот золотых зубов, ему грозит опасная болезнь – золотуха.

Король (мудрецам). Так, что вы на это скажете?

Старший Мудрец. Мы приносим Вашему величеству извинения за то, что не предусмотрели возможности заболевания опасной золотухой. Позвольте взять дополнительный срок.

Никита Фиолетов. Через три дня и три ночи ответ перед королем держал Средний Мудрец.

Средний Мудрец. Наукой доказано, что молочные зубы – явление в жизни ребенка непостоянное. В возрасте шести лет они начинают шататься и выпадать, а в семь лет на их месте вырастают так называемые костяные, то есть, постоянные зубы.

Король. Ну, и что вы предлагаете? 

Средний Мудрец (робко). Мы предлагаем еще немножко подождать.

Король (грозно). Немножко – это сколько?

Средний Мудрец. Всего лишь семь лет… в сущности, малая песчинка по сравнению с вечностью…

Король (королеве). Пожалуй, я прикажу их казнить.

Королева. Но зачем? Во-первых, это не прибавит зубов нашей крошке, а во-вторых, какие ни есть, а все же они мудрецы. Очень глупо и недальновидно оставлять государство без его умнейших людей. (И она сама обратилась к мудрецам.) Пожалуйста, дорогие мои, подумайте еще разочек, почитайте свои ученые книги, произведите необходимые вычисления… На вас вся наша надежда.

Королева заплакала, а король стал лихорадочно почесывать нос.

Мудрецы не смогли вынести этой тяжелой сцены и поспешно удалились, пообещав сделать все, что в их силах.

Они вновь принялись листать древние книги, долго спорили о чем-то между собой и даже зачем-то подходили на улице к разным людям, заглядывали им в рот, что-то записывали… Люди же, все как один, добродушно пожимали плечами, улыбаясь, разводили руками и постоянно указывали на мышиную норку.

Никита Фиолетов. Долго тянулись следующие три дня и три ночи. На четвертый день мудрецы явились к королю. Слово взял самый Младший Мудрец.

Младший Мудрец. В одной старинной книге мы прочли о том, что выпавшие молочные зубы следует отдавать мышке. Мы провели исследование среди нашего народа. Выяснилось, что и крестьяне, и ремесленники, и музыканты – все знают об этом и поступают с молочными зубами так, как указано в книге. Закон этот настолько древний, что не сохранилось точного объяснения, зачем мышке детские зубы. Однако мне думается, что разгадка кроется именно здесь.

И он тоже указал на мышиную норку.

Средний Мудрец (королю). Поскольку Ее величество королева, Ваша жена, родилась и выросла за границей, ее молочные зубки остались далеко за океаном.

Старший Мудрец.  Значит, мы должны выяснить, что произошло с зубами Его, то есть Вашего величества.

Младший Мудрец. Пригласите, пожалуйста, сюда королеву-бабушку, нам нужно задать ей несколько вопросов.

Никита Фиолетов. Королева-бабушка, мать короля, уже давно отошла от дел и теперь беззаботно гуляла по лугу, собирала одуванчики и кормила ими божьих коровок. Там, на лугу, ее и разыскали. Сначала ей очень не хотелось бросать одуванчики и идти во дворец. Но когда ей растолковали, что дело касается ее любимой внучки, королева-бабушка согласилась туда пойти, тем более что не обязательно бросать одуванчики, а можно взять их с собой в виде букета.

Король. Скажите, матушка, что случилось с моими молочными зубами?

Королева-бабушка (припоминая). Сначала они зашатались… потом они выпали все по очереди… а потом я положила их на полку. Ну, да, на полку! Там они до сих пор и  лежат, в шкатулке, вместе с твоим первым состриженным локоном и первыми маленькими ботиночками.

Король. Но зачем, вы, мама, положили их на полку? Неужели вы не знали, что молочные зубы надо отдавать мышке?  

Королева-бабушка. Ах, знала, конечно, знала. Вернее, слышала что-то такое. Но я так любила тебя, сынок, и мне так жаль было отдавать твои миленькие зубики кому бы то ни было.

Младший Мудрец. Но, позвольте узнать,  для чего именно вам нужны были молочные зубы Его величества?

Средний Мудрец.  А также первый состриженный локон?

Старший Мудрец. И маленькие ботинки?

Королева-бабушка (немного смутившись). Ну, когда я открываю шкатулку, я перебираю все его зубики, глажу золотой локон, целую ботиночек и вспоминаю, как была счастлива много лет назад.

Королева (с тревогой). Но разве сейчас  вы несчастливы? 

Королева-бабушка. Отчего же, сейчас я счастлива вполне. У меня прекрасный сын, добрая невестка и очаровательная внучка Роза-Мария. Просто это так приятно – еще раз вспомнить молодость.

Три мудреца посовещались недолго.

Старший Мудрец. Был нарушен древний закон. Чтобы у Розы-Марии выросли зубки, Вам, уважаемая королева-бабушка, придется расстаться с теми зубками, что лежат в шкатулке на полке. Однако Вы можете продолжать хранить, гладить и целовать локон и пару ботиночек. Зубки же надлежит бросить в дворцовый чулан, туда, где около плинтуса имеется мышиная норка.

Король (взмолился). Пожалуйста, сделайте это, матушка!

Королева.  Сделайте это ради Вашей любимой внучки!

Королева-бабушка не стала спорить. Она  сейчас же принесла свою памятную шкатулку и выполнила то, что советовали мудрецы.

Мышка, дождавшись, когда все утихло, осторожно выглянула из норки и забрала все до одного молочные зубки короля.


СЦЕНА ТРЕТЬЯ. ПЛОЩАДЬ ПЕРЕД ДВОРЦОМ.

Никита Фиолетов. На следующее утро у Розы-Марии прорезался первый зубик – снизу, посередине.

Королева (королю). На следующее утро у Розы-Марии прорезался первый зубик – снизу, посередине!

Король (церемониймейстеру). На следующее утро у Розы-Марии прорезался первый зубик – снизу, посередине!!

Церемониймейстер с поклоном  вручает Королю приготовленную в подарок принцессе ложечку.

Церемониймейстер (народу). У Розы-Марии прорезался первый зубик – снизу, посередине!!!


 САЛЮТ.


Никита Фиолетов. Король-отец на радостях приказал палить из всех пушек, затем устроил фейерверк, танцы, гуляния и маскарад.


Вновь на дворцовой площади праздник. Музыканты и артисты, певцы и жонглеры… На балкон вышел Король, все затихли.


Король (церемониймейстеру). А теперь, любезнейший, огласи мой новый указ.

Церемониймейстер (народу). Внимание! Внимание! Слушайте все! Указ Его Величества, посвященный вопросу о правильном отношении к выпавшим зубам. Его Величество строжайше повелевает отдавать мышке не только молочные, но и вообще все выпавшие зубы, исключая  гнилые и поломанные.  И  ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не складывать зубы на полку!


 ФЕЙЕРВЕРК.


Никита Фиолетов. Торжества, как обычно, затянулись на месяц. А через месяц – новый праздник – Розе-Марии исполнился ровно год! Она сидела у папы на ручках, с хрустом  грызла морковку и улыбалась всем своей белозубой улыбкой.  (Кланяется.) Да, вот такой вот счастливый конец.


Из норки выглядывает мышка, Никита замечает ее.

Никита Фиолетов. Ах, да чуть не забыл!  (обращаясь к мышке). Я, к сожалению, так и не понял, зачем же нужно отдавать тебе молочные зубы?

Мышка. Чего же тут непонятного? Затем, чтоб у ваших малышей вырастали новые зубки. (собирается убежать).

Никита Фиолетов. Постой, погоди! Это мне как раз понятно. Мне непонятно другое -  что ты с ними делаешь, с этими выпавшими, никому не нужными зубками?

Мышка. Тебе не понятно?

Никита Фиолетов. Нет, не понятно. То есть, да, непонятно.

Мышка. А ты очень хочешь узнать об этом?

Никита Фиолетов. Ну, конечно.

Мышка. А кто ты такой, чтобы задавать здесь вопросы?

Никита Фиолетов. Я – сказочник.

Мышка. О том, что делают мыши с молочными зубами, мне по секрету рассказала моя матушка. Ей рассказала об этом ее матушка – моя бабушка. Сама она узнала об этом от своей матушки – моей прабабушки. А моя прабабушка узнала все это от своей…

Никита Фиолетов. Послушай, ты меня не путай. Просто скажи, что именно сказала тебе твоя матушка?

Мышка. Она сказала мне, что это самая важная наша мышиная тайна и что мы никогда не должны раскрывать ее людям.  (Убежала.)

Никита Фиолетов (развел руками). Ну, что ж, тайна – значит тайна. В конце концов, это не так уж важно. Главное, чтобы зубы у всех детей были на месте!


ЗАНАВЕС.
26.02.03

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования