Общение

Сейчас 458 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

По  мотивам  сказок  Г.Х.  Андерсена,  стихи  Г.Х.  Андерсена,  М.Ю.  Лермонтова, духовный  стих  из  сборника  отца  Николая  (Гурьянова).
К  200-ЛЕТИЮ  Г.Х.  АНДЕРСЕНА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ  ЛИЦА  (в  порядке  появления):

БАБУШКА
ЯЛЬМАР
ОЛЕ
ГЕНЕРАЛ
ПАСТУШКА
ТРУБОЧИСТ
КИТАЕЦ
ПОЭТ
ДАМА
ОФИЦЕР
ПРАДЕДУШКА
СОЛДАТ
КОЛДУНЬЯ
ТРАКТИРЩИЦА
КОРОЛЬ
ФРЕЙЛИНА
СОБАКА
ПРИНЦЕССА
СНЕГОВИК
ДЕВОЧКА
АНГЕЛ

Один  актер  может  исполнять  несколько  ролей.

Поздний  вечер.  В  комнате  Бабушка  и  Яльмар.

БАБУШКА  (с  негодованием).  Надо  быть  отщепенцем,  чтобы  не  находить  нашу  страну  самой  лучшей  в  мире!  Такой  недостоин  и  жить  в  ней!
ЯЛЬМАР  (через  паузу).  Ну?
БАБУШКА.  Говоря  это,  курица  даже  заплакала  и  тут  же  вспомнила  про  капусту  в  своем  огороде:  «Ах,  какая  она   зеленая!  Не  знаю,  что  может  быть  красивее!»
ЯЛЬМАР.  А  дальше?
БАБУШКА.  Тут  и  сказочке  конец!
ЯЛЬМАР  (серьезно).  Мы  тоже  летом  поедем  на  дачу  в  деревню,  и  будем  гулять  в  огороде  с  капустой.
БАБУШКА.  На  том  и  порешим.   (Зевает.)
ЯЛЬМАР.  А  еще?
БАБУШКА.  Последнюю  тебе  рассказала.  Больше  и  не  вспомню.
ЯЛЬМАР  (капризно).  Ну,  бабушка!
БАБУШКА.  И  не  проси.  Все,  что  помнила,  -  все  сказки  тебе  пересказала.
ЯЛЬМАР.  Ну,  хоть  одну!  Самую-самую  последнюю!  Ну,  ты  же  все-все  сказки  знаешь!
БАБУШКА.  Гм!  Никто  на  свете  не  знает  столько  сказок,  сколько  знает  их  Оле-Лукойе. Вот  мастер-то  рассказывать!
ЯЛЬМАР  (испуганно).  Оле…  Лу…    Он  страшный?
БАБУШКА.  Тебе  не  стоит  его  бояться.  У  тебя  ведь  хорошие  отметки  за  поведение?
ЯЛЬМАР.  Угу.
БАБУШКА.  Значит,  Оле  обязательно  навестит  тебя  и  расскажет  свои  лучшие  сказки.
ЯЛЬМАР.  Расскажи  про  Оле!
БАБУШКА.  Вот  еще!  Он  сам  про  себя  расскажет,  когда  заявится.

Из  окна  появляется  Оле,  он  больше  похож  на  чиновника, чем  на  сказочного  персонажа;  вид  у  него  запыхавшийся,  в  руках  он  держит  портфель.

ОЛЕ  (недовольно).  Грубо!  «Заявится»  -  это  просторечное  выражение,  совсем  не  подходящее  для  описания  визита  таких  волшебных  особ,  как  я…
ЯЛЬМАР  (Бабушке).  Ну,  хоть  немножко  расскажи!  Хоть  чуть-чуть!
БАБУШКА.  Оле  появляется  всегда  под  вечер.  В   одних  чулках   он  тихо-тихо  подымается  по  лестнице…
ОЛЕ.  Как  видите,  наоборот,  спускаюсь…  и  не  в  чулках…
БАБУШКА (продолжая).  Потом  осторожно  приотворит  дверь…
ОЛЕ.  Сегодня  я  решил  появиться  из  окна…
БАБУШКА.  И  слегка  прыскает  детям  в  глаза  сладким  молоком…
ОЛЕ.  От  молочка  я  бы  сам  не  отказался!
БАБУШКА.   Тогда  веки  у  детей  начинают  слипаться,  а  Оле,  подкравшись  сзади,  начинает  легонько  дуть  им  в  затылки…
ОЛЕ.  Это  еще  зачем?
БАБУШКА.  Подует  -  и  головки  у  детей  отяжелеют…
ОЛЕ.  Честно говоря,  я  уже  давно  отказался  от  этой  технологии.  Теперь  достаточно  одного  щелчка  по  носу…  (Щелкает  Яльмара  по  носу,  тот  начинает  клевать  носом.)
БАБУШКА.  Ну  вот,  и  угомонился  наш  Яльмар.
ОЛЕ.    Мальчугана  зовут  Яльмар?
БАБУШКА  (с  нежностью).  Яльмарчик!
ОЛЕ (записывая  в  конторскую  книгу).  Будет  сто  тысяч  пятьсот  семьдесят  первым…
БАБУШКА  (укрывая  Яльмара  пледом).  Когда  дети  заснут,  Оле-Лукойе  присаживается  к  ним  на  постель…
ОЛЕ.  Ну,  это  уже  ваши  личные  домыслы!  И  где  вы  тут  увидели  постель?  И  вообще,  сделали  свое  дело,  так   ступайте  себе…

Бабушка  вздыхает.

Да  не  проснется  он,  если  я  не  захочу!

Бабушка  уходит.

ОЛЕ  (возмущенно).  Просто  не  верится,  сколько  есть  пожилых  людей,  которым  страх  как  хочется  залучить  меня  к  себе!  Особенно  желают  этого  те,  кто  сделал  что-нибудь  дурное.  «Добренький,  миленький  Оле, - говорят  они  мне, - мы  не  можем  сомкнуть  глаз,  лежим  без  сна  всю  ночь  напролет  и  видим  вокруг  себя  все  свои  дурные  дела.  Прогони  их!  Мы  с  удовольствием  заплатим  тебе!»…
БАБУШКА  (заглядывая  в  комнату).  Да,  кстати!  Денежки  я  положу  на  окно  в  кухне.  Спокойной  же  ночи,  Оле!  (Скрывается.)
ОЛЕ.  Да  что  мне  деньги!  Я  ни  к  кому  не  прихожу  за  деньги…
ЯЛЬМАР  (проснувшись).  Ах!
ОЛЕ.  И  с  тебя  я  ничего  не  возьму,  даже  не  смей  и  предлагать  мне!  Обижусь!  Просто  выбери  сказку,  и  я  расскажу  тебе  ее.  (Достает  билетики,  наподобие  лотерейных.)  Какую   тебе  рассказать  сегодня?  Про  пять  зеленых  горошин,  родившихся  в  одном  стручке,  про  петушиную  ногу,  которая  ухаживала  за  куриной  ногой,  или  про  штопальную  иглу,  что  воображала  себя  швейной  иголкой?  (Предлагает  билетики.)  Выбирай,  только  быстро!  
ЯЛЬМАР  (читает  на  билете).  Пастушка  и  трубочист.
ОЛЕ  (недовольно  вздыхая).  Опять  про  свадьбу  рассказывать?  Это  уж  было  сто  раз!
ЯЛЬМАР  (настойчиво).  Пастушка  и  трубочист!
ОЛЕ.  Все!  Надоело!  Со  свадьбами  я  завязываю!  
ЯЛЬМАР  (так же).  Пастушка  и  трубочист!
БАБУШКА  (возвращаясь).  Вспомнила!  Вспомнила  еще  одну  сказочку…
ЯЛЬМАР.  Какую?
БАБУШКА.  Ах,  шалун,  ты  только  притворился  спящим!
ЯЛЬМАР.  Расскажи  сказку,  тогда  я  засну  по-настоящему.
БАБУШКА.  Это  история  про  пастушку  и  трубочиста…
ЯЛЬМАР.  Вот  здорово!
ОЛЕ  (указывая  на  Бабушку).   Пусть  она  и  рассказывает!  
ЯЛЬМАР  (Оле).  А  ты?
ОЛЕ.  Я  лучше  спою.   (Поет.)

У  бабушки  моей  был  дар  такой,
Что  раньше  бы  сожгли  ее  живой.
Ведь  ей  известно  все  и  даже  боле:
Грядущее  узнать  -  в  ее  то  было  воле.

Но  бабушка,  искусная  в  коварстве,
На  мой  вопрос  «Что  будет  в государстве?»
Молчит  упрямо  и  в  ответ  ни  слова
И  за  назойливость  побить  меня  готова.

Но  как  ей  устоять,  где  взять  старушке  сил?
Ведь  я  ее  любимцем  был.

БАБУШКА  (Яльмару).  Видишь,  мой  милый,   вон  тот  старинный  шкаф?
ЯЛЬМАР.  Наследство  после  прадедушки?  
БАБУШКА.  Когда-то  он  был  весь  покрыт  резьбой  - розами,  тюльпанами,  а  по  самой  середине  был  вырезан  целый  человечек.
ЯЛЬМАР.  Как  его  звали?
БАБУШКА.   Мы,  дети,  звали  его  обер-унтер-генерал-адмирал-сержант  Козлоног!
ОЛЕ.  Трудно  выговорить  такое  имя,  Оле-Лукойе – куда  проще!
ЯЛЬМАР  (пробует  выговорить).  Обер…  унтер…  генерал…
ГЕНЕРАЛ  (появляясь).  Обер-унтер-генерал-адмирал-сержант  Козлоног!
ЯЛЬМАР.  Он  из  золота?
БАБУШКА.  Только  сверху  позолочен.  
ОЛЕ  (поет).
Да  позолота-то  сотрется,
Свиная  ж  кожа  остается.

БАБУШКА.  Генерал  всегда  глядел  туда,  где  стояла   фарфоровая   пастушка.

Появляется  Пастушка.

ЯЛЬМАР.  Какая  хорошенькая!
БАБУШКА.  А  рядом  с  нею  стоял  молоденький  трубочист…

Появляется  Трубочист.

ЯЛЬМАР.  Тоже  из  фарфора?
БАБУШКА.  Неправда  ли,  отличная  парочка?
ОЛЕ  (поет).
Затянем  песенку  дружней,
Как  ветер  пусть  несется!
Хотя  чета  наша,  ей-ей,
Ничем  не  отзовется.
Стекляшки  оба  и  стоят
Без  звука,  без  движенья,
Зато  роскошен  их  наряд –
Глазам  на  загляденье!
Давай  прославим  песней  их:
Ура,  невеста  и  жених!

БАБУШКА.  Но  была  и  еще  одна  кукла  -  старый  китаец…

Появляется  Китаец.

ЯЛЬМАР.  И  он  из  фарфора?
БАБУШКА.  Угу.  Он  называл  себя  дедушкой  нашей  пастушки…
ЯЛЬМАР.  Это  правда?
ОЛЕ  (строго).  Пусть  предъявит  документ!
БАБУШКА.  Доказать  этого,  кажется,  он  не  мог.  Но  он  считал  своим  долгом  распорядиться  ее  судьбой…
КИТАЕЦ  (коверкая  слова).  Молодезь  долзен  слусать  стальсих!
ГЕНЕРАЛ.  Вот именно! (Пастушке,  категорично.)   Я  уже  три  недели  жду  ответа  на  мое  предложение  руки  и  сердца!
ТРУБОЧИСТ.  Разве  у  вас  есть  сердце?
ГЕНЕРАЛ.  Помолчи,  чумазая  рожа!  Не  то  велю  забрать  тебя  в  солдаты!
ПАСТУШКА  (испуганно).  Ах!
ГЕНЕРАЛ  (Пастушке).  Так  что  же?  Так  как  же?
ПАСТУШКА  (растерянно).  Я,  право,  не  знаю…
КИТАЕЦ.  Она  сделает  так,  как  сказет  ей  дедуська.  Вельно,  внусенька?
ПАСТУШКА  (вздыхая).   Ах!
ТРУБОЧИСТ.  А  как  же  я?
КИТАЕЦ.  Ти  глязный  -  лоза  в  сазе,  а  он  (указывая  на  Генерала)  сделает  ее  обел-унтел-генелал-адмилал-сесзантзей!  У  тебя  только  пыль  в  калман,  а  у  него  целый  скаф  селебла!
ПАСТУШКА (в  отчаянии).  Я  не  хочу  в  шкаф!  Говорят,  у  генерала  там  десять  фарфоровых  жен!
ОЛЕ  (уточняя).  Одиннадцать…
КИТАЕЦ.  Ти  будесь  двенасась!
ГЕНЕРАЛ.  Сегодня  бы  ночью  и  сыграть  свадьбу!
КИТАЕЦ.  Да,  да,  не  будь  я  китайцем!  
ГЕНЕРАЛ.  Обручальные  кольца  я  закажу  из  чистого  серебра!  (Уходит.)
КИТАЕЦ  (Пастушке). Ладуйся,  вот  так  муз  у  тебя  будет! (Уходит.)
ТРУБОЧИСТ  (хватаясь  за  голову).   Ужас!  Кошмар!  Катастрофа!
ПАСТУШКА  (заламывая  руки).  Я  разобьюсь  от  отчаяния!
ЯЛЬМАР.  Оле,  что  же  делать?  Помоги  им!
ОЛЕ  (пожимая  плечами).  Нельзя  быть  такой  красавицей  безнаказанно!
ПАСТУШКА.  Я  не  хочу  замуж!  (Топает  ножкой.)  Не  хочу!  Не  хочу!  Я  еще  очень  молода!
ТРУБОЧИСТ.   А  как  же  я?  Ведь  ты  обручена   со  мной.
ПАСТУШКА.  Ты  очень  милый…  и  смешной…  чумазый!   Но  ты  ведь  согласен  просто  стоять  рядом.  А  что  будет  в  темном  шкафу…  (Рыдает.)
ТРУБОЧИСТ.  Ты  должна  отказаться!
ПАСТУШКА.  А  дедушка?
ТРУБОЧИСТ.  Один  достойный  человек,  у  которого  я  недавно  чистил  трубы,  сказал,  что  жить  надо  своим  умом -  и  чем  раньше,  тем  лучше!
ПАСТУШКА.  Ну  и  как  он?
ТРУБОЧИСТ.  Что?
ПАСТУШКА.  Живет  своим  умом.
ТРУБОЧИСТ.  По-моему,  неплохо.  Только  трубы  у  него  вечно  забиты  какой-то  гадостью…
ПАСТУШКА  (горячо).  Распоряжаться  чужой  молодостью  -  вот  настоящая  гадость!
ТРУБОЧИСТ.  Твой  дедушка  думает  только  о  серебре.
ПАСТУШКА  (вздыхая).  Серебро  -  не  последняя  вещь  в  жизни!  А  тебе  много  ли  платят  за  твою  грязную  работу?
ТРУБОЧИСТ.  Как  придется.  С  бедной  вдовы  я  и  сам  ничего  не  возьму.
ПАСТУШКА.  А  какие  кольца  ты  бы  заказал для  нашей  свадьбы?
ТРУБОЧИСТ  (патетично).  О!  Это  будут  кольца  дыма  из  печной  трубы  на  самой  высокой  крыше  нашего  города…
ПАСТУШКА  (насмешливо).  Ты   глупый!
ТРУБОЧИСТ.   Нет,  я   находчивый!
ПАСТУШКА.  Ты  чумазый!
ТРУБОЧИСТ.  Зато  чистый  сердцем!
ПАСТУШКА.  Ты…
ТРУБОЧИСТ.  А  ты…  такая  красивая!  Я  люблю  тебя!  

Целуются.

ПАСТУШКА.  Прошу  тебя,  давай  убежим  отсюда!
ТРУБОЧИСТ.  Куда?
ПАСТУШКА.  Куда  глаза  глядят!
ТРУБОЧИСТ.   Твое  желание  для  меня  -  закон!  
ПАСТУШКА.  Тогда…  чего  же  мы  ждем?
ТРУБОЧИСТ.  Я  уверен,  что  смогу  показать  тебе  весь  мир…
ПАСТУШКА.  Ах,  все  равно!  Только  бы  не  в  шкаф!

Бегут.

ОЛЕ  (кричит).  Караул!  Сбежали!  Держи  беглецов!
ЯЛЬМАР.  Зачем  ты  это  делаешь?
ОЛЕ.  Чтобы  история  имела  продолжение.
ЯЛЬМАР.  И  что  было  дальше?
БАБУШКА.  Поднялся  страшный  переполох.
ГОЛОС  КИТАЙЦА.  Делзи  их! Делзи  их!
ГОЛОС  ГЕНЕРАЛА.  Держи!  Хватай!  Стреляй!  Убивай!  
ЯЛЬМАР  (беглецам).  Эй!  Хотите,  я  спрячу  вас  в  своем  кукольном  театре?
ТРУБОЧИСТ.  А  мы  там  не  помешаем?
ЯЛЬМАР.  Нет.  Все  куклы  сейчас  заняты  в  представлении.
ПАСТУШКА.  Ах,  я  хочу  посмотреть  это  представление!

Располагаются  в  театральных  креслах.  Появляются  куклы:  Дама  и  Поэт.

ПОЭТ  
(читает  свои  стихи)
«Будь  я  богат, - мальчишкой  я  мечтал, -
Я  непременно  б  офицером  стал,
Носил  бы  форму,  саблю  и  плюмаж!»
Но  оказалось,  что  мечты – мираж…

ДАМА
Ты  эполеты  так  и  не  надел,
И  бедность,  как  и  прежде, – твой  удел.

ПОЭТ
Веселым  мальчиком,  в  вечерний  час,
Когда,  ты  помнишь,  я  бывал  у  вас,
Тебя  я  детской  сказкой  забавлял…

ДАМА
Что  составляло  весь  твой  капитал.

ПОЭТ
Ты  удивлялась,  милое  дитя,
И  целовала  губы  мне,  шутя.

ДАМА
Ты  этой  шутке  был  безумно  рад.

ОФИЦЕР  (появляясь)
Мы  опоздаем,  душка,  в  маскарад!

ПОЭТ
Будь  я  богат…


ОФИЦЕР
Ты  б  и  сейчас  мечтал
О  той,  что  безвозвратно  потерял!


ДАМА  (Поэту)
Да,  я  теперь  красива  и  умна!
Но  до  сих  пор  сума  твоя  бедна,
А  сказки  не  заменят  капитал,
Которого  господь  тебе  не  дал.

ПОЭТ
Будь  я  богат,  я  б  горечи  не  знал
И  на  бумаге  скорбь  не  изливал,
Но  в  эти  строки  душу  я  вложил
И  посвятил  их  той,  которую  любил.

ОФИЦЕР  (Даме)
Пойдем  со  мной,  я  жду  твоей  любви!
С  дороги  прочь,  бедняк!   (Уводит  Даму.)

ПОЭТ  (вслед  Даме)
Господь  тебя  храни!

ТРУБОЧИСТ.  Кажется,  у  меня  сейчас  разорвется  сердце   от  огорчения!
ПАСТУШКА.   Гадкое  зрелище!  Уйдем  отсюда!

Бегут.

ГОЛОС  КИТАЙЦА.  Делзи  их! Делзи  их!
ГОЛОС  ГЕНЕРАЛА.  Держи!  Хватай!  Стреляй!  Убивай!  
ЯЛЬМАР  (в  отчаянии).  Я  не  знаю,  как  им  помочь!
ОЛЕ.  Оставь  их,  сами  выпутаются.
БАБУШКА.  Они  могли  бы  спрятаться  в  той  вазе  (показывает  на  большую  напольную вазу)  с  сушеными  травами  и  цветами…
ТРУБОЧИСТ.  Отличная  идея!  (Пастушке).  Лезем  в  нее!  Там  мы  будем  лежать  на  розах  и  лаванде,  а  если  китаец  и  генерал  приблизятся   к  нам…
ПАСТУШКА.   Засыплем  им  глаза  солью!
ТРУБОЧИСТ.  Давай  руку!
ПАСТУШКА.  Нет,  постой!  (С  обидой  в  голосе.)  Чем  лежание  в  вазе  лучше  сидения  в  темном  шкафу?!
ОЛЕ.  Лично  я  затрудняюсь  ответить.
ЯЛЬМАР.  Я  тоже.
ТРУБОЧИСТ.  Гм!

Пауза,  во  время  которой  все  впадают  в  задумчивость.

БАБУШКА.  Что  ж,  остается  только  пуститься  по  белу  свету   куда  глаза  глядят!
ТРУБОЧИСТ  (Пастушке).  Хватит  ли  у  тебя  мужества   следовать  за  мною  повсюду?
ПАСТУШКА.  Да!
ТРУБОЧИСТ.  Поразмыслила  ли  ты  о  том,  как  велик  мир?  
ПАСТУШКА.  Да!
ТРУБОЧИСТ.  Приняла  ли  во  внимание  тот  факт,  что  нам  нельзя  будет  вернуться  назад?
ОЛЕ  (чихает).  Апчхи!  (Сморкается.)  Извините,  у  меня  аллергия  на  патетические  моменты.  А   эта  сцена  напоминает  обряд  венчания,  когда  священник  перед  алтарем  спрашивает:  «Согласен  ли  ты,  грязный  трубочист,  взять  в  жены  эту  прелестную  пастушку?»
ТРУБОЧИСТ  (Оле).  Да.
ОЛЕ  (Пастушке).  Согласна  ли  ты,  милая…  вся  такая  чистенькая,  взять  в  мужья…
ПАСТУШКА.  Извините,  мы  очень  торопимся!
ЯЛЬМАР.  За  ними  же  гонятся!
ТРУБОЧИСТ.  У  нас  одна  дорога  -  через  печную  трубу.  Мы  заберемся  так  высоко,  что  нас  никто  не  достанет!
ПАСТУШКА.  А  как  же  мое  платье!
БАБУШКА.  Да  уж,  платье  точно  запачкается.
ТРУБОЧИСТ.  А  как  же  наша  любовь!
ЯЛЬМАР  (подсказывая).  Платье  можно  и  постирать.

Трубочист  и  Пастушка  залезают  в  трубу,  поднимаются  все  выше  и  выше.

ТРУБОЧИСТ.  Вот  мы  и  в  трубе!   Видишь,  прямо  над  нами  в  небе  сияет  звездочка!
ОЛЕ  (поет).
Вверху  одна
Горит  звезда;
Мой  взор  она
Манит  всегда;
Мои  мечты
Она  влечет
И  с  высоты
Меня  зовет!

ПАСТУШКА  (чихает).  Апчхи!  Какая  тут  повсюду  грязь!  Кто  только  чистит  эти  трубы!
ТРУБОЧИСТ.  Вот   мы   на  самом   верху!  Смотри,  отсюда  виден  весь  мир!
ОЛЕ  (поет).
Прекрасный  край!  Передо  мной
Монблан  белеет  вдалеке.
Здесь  был  бы,  право,  рай  земной,
Будь  больше  денег  в  кошельке.

ТРУБОЧИСТ  (Пастушке).  Ты  плачешь?
ПАСТУШКА  (всхлипывая).  Конечно!  Заставил  меня  лезть  по  грязной  трубе,  потом  выпихнул  на  крышу…   Здесь  только  ветер  и  больше  ничего!  А  что  мы  будем  сегодня  есть?  Где  я  лягу  спать?  Мне  нужно  зеркало!  Я  не  могу  без  зеркала!  Ты  скучный!  Ничего  не  рассказываешь…
ТРУБОЧИСТ.  Я  люблю  тебя!
ПАСТУШКА  (отмахиваясь  от  него).  Ах!.. Как  дедушка,  верно,  беспокоится  обо  мне!  И  генерал…  Он,  в  сущности,  не  такой  плохой,  если  бы  не  хотел  все  время  жениться…
ТРУБОЧИСТ.  Я  женюсь  на  тебе  сразу,  как  только  мы  выберемся  отсюда!
ПАСТУШКА  (капризно).  Что  это  сегодня  на  всех  нашло?  Все  поголовно  хотят  выдать  меня  замуж  или  жениться  на  мне!
ОЛЕ  (усмехаясь).  Гм!..
ЯЛЬМАР  (простодушно).  Это  правда!
ПАСТУШКА.  Ну,  хватит!  Пора  зажить  своим  умом,  а  не  быть  игрушкой  чужих  интересов  и  не  идти  на  поводу  у  мимолетных  чувств.
ТРУБОЧИСТ.  Только  скажи,  милая,  и  я  выполню  любое  твое  желание!
ПАСТУШКА  (категорично).  Итак,  я  не  успокоюсь  до  тех  пор,  пока  не  вернусь  обратно!  Я  пошла  за  тобою  куда  глаза  глядят,  теперь  же  проводи  меня  обратно…  если,  конечно,  еще  любишь  меня!
ТРУБОЧИСТ.  А  как  же  китаец?  А  генерал  Козлоног?
ПАСТУШКА.  Плевать  я  на  них  хотела  с  высокой  печки!

Спускаются  вниз.

ОЛЕ  (поет).
Нет,  печка  больно  высока,
И  не  годится  для  плевка.
Когда  поближе  подойдешь,
В  китайца  верно  попадешь.

ПАСТУШКА  (оглядываясь  по  сторонам).  Где  мой  любимый  китайский  дедушка?
БАБУШКА  (Яльмару).  В  погоне  за  беглецами  старый  китаец   упал  и  разбился.
ПАСТУШКА.   Ах,  какой  ужас!  Я  не  переживу  этого!
ТРУБОЧИСТ.   Не  огорчайся!  Его  наверняка  можно  починить!  
ОЛЕ.  Ну  да!  Ему  приклеят  спину,  а  в  затылок  вобьют  хорошую  заклепку.
ТРУБОЧИСТ.  Будет,  как  новый,  и  успеет  еще  наделать  нам  массу  неприятностей.
ПАСТУШКА.  А  что  с  генералом?
БАБУШКА.   Генерал  Козлоног  не  долго  горевал,  и  в  ту  же  ночь  женился  на  фарфоровой  супнице…
ЯЛЬМАР.  Из  прадедушкиного  наследства?
БАБУШКА.  Угу.    Тем  более,  что  обручальные  кольца  были  уже  заказаны.
ПАСТУШКА.  Я  рада  за  него  и  обязательно  поздравлю  новобрачных.
ТРУБОЧИСТ.  Значит,  все  препятствия  устранены,  и   мы  тоже  можем  пожениться!  (Протягивая  руки.)  Любимая!
ПАСТУШКА.  Милый,  а  стоит  ли  торопить  события?  Теперь  ты    можешь,  как прежде,  стоять  рядом  и  любоваться  моей  красотой…
ТРУБОЧИСТ.  Но…
ПАСТУШКА.  И  никаких  «но»!  
ТРУБОЧИСТ.  Чего  же  ты  хочешь,  на  самом  деле?
ПАСТУШКА.  Я?  Хочу…  (Задумывается.)
ОЛЕ.  Вот  тут,  поди  и  разбери,  чего  хочет  женщина!  (Поет.)

Конфет,  а  может, молока?
А  может,  мужнина  пинка?
Загадку  мне  не  разгадать…

БАБУШКА.
Яльмар,  тебе  пора  в  кровать!  

ЯЛЬМАР.  Сейчас!  Только  кое  о  чем  спрошу  у  Оле.
БАБУШКА  (Пастушке  и  Трубочисту).  А  вам,  я  думаю,  больше  всего  сейчас  хочется умыть  лицо…
ПАСТУШКА.  И  постирать  платье!  А  зеркало  у  вас есть?
БАБУШКА.  Разумеется.

Пастушка,  Трубочист  и  Бабушка  уходят.

ЯЛЬМАР.  Оле!  Бабушка,  конечно,  интересно  рассказывает,  но  я  хочу  услышать  сказку  от  тебя.
ОЛЕ.   Некогда,  дружок!  Надо  принарядить  к  завтрашнему  дню  весь  мир.  Завтра  ведь  праздник!  Надо  пойти  на  колокольню – посмотреть,  вычистили  ли  церковные  карлики  все  колокола,  не  то завтра  они  плохо  будут  звонить;  потом  снять  с  неба  и  перечистить  все  звездочки.  Это  работа  не  из  легких,  приходится  ведь  нумеровать  каждую  звездочку  и  каждую  дырочку,  где  она  сидела,  чтобы  потом  разместить  их  все  по  местам,  иначе,  они  хлипко  будут  держаться,  и  посыплются  с  неба  одна  за  другой…
ПРАДЕДУШКА  (ожив  в  портрете).  Послушайте-ка,  господин…  как  вас  там!
ОЛЕ  (испуганно).  Кто  тут?
ЯЛЬМАР.  Это  мой  прадедушка.  Не  бойся,  он  нарисованный.
ПРАДЕДУШКА.   Это  верно,  что  я  нарисован,  но,  тем  не  менее,  я  не  могу  равнодушно  смотреть  на  то,  что  здесь  происходит!
ОЛЕ.  А  что  собственно  тут  такого…
ПРАДЕДУШКА.  В  своем  изложении  вы  зашли  слишком  далеко!
ОЛЕ.  По-моему,  излагала  здесь  бабушка…
ПРАДЕДУШКА.  Я  не  о  том.  Бог  с  ними,  с  этой  парочкой  фарфоровых   истуканов!  Мне  даже  понравились  куплеты  в  вашем  исполнении.  Весьма  остроумно!  Я  и  сам  был  когда-то  не  прочь…  (Напевает.)

Вот  сердце  женщины:  она  искала
От  неба  даже скрыть  свои дела
И  многим  это  сердце  обещала
И  никому  его  не  отдала.

ОЛЕ  (Яльмару).  Я  не  понимаю,  чем  он  не  доволен.
ЯЛЬМАР  (пожимая  плечами).  Гм!
ПРАДЕДУШКА  (строго).  Милостивый государь!  Вы  не  должны  извращать  понятий  этого  ребенка!  (Пауза.)  Звезды  нельзя  снимать  с  неба  и  чистить.  Звезды  -  такие  же  светила,  как  наша  Земля,  тем-то  они  и  хороши!
ОЛЕ  (язвительно).  Спасибо  тебе,  прадедушка!  Ты – глава  фамилии,  родоначальник  и  прочее,  но  я  все-таки  постарше  тебя!  Я  старый  язычник;  римляне  и  греки  звали  меня  богом  сновидений!  Я  имел  и  имею  вход  в  знатнейшие  дома  и  знаю,  как  надо  обходиться  и  с  большими  и  с  малыми!  (Уходит  с  обиженным  видом.)
ЯЛЬМАР.   Оле,  постой!  Не  уходи!   (Портрету.)  Что  ты  наделал!
ПРАДЕДУШКА.  Ну,  уж  нельзя  и  высказать  своего  мнения!  
ЯЛЬМАР.  Значит,  теперь  рассказывай  сам!
ПРАДЕДУШКА.  Что  я  должен  рассказать?
ЯЛЬМАР.  Какую-нибудь  необыкновенную  историю.
ПРАДЕДУШКА  (в  затруднении).  М-м-м…  Необыкновенную…
ЯЛЬМАР.  Неужели  у  тебя  в  молодости  не  было  приключений?
ПРАДЕДУШКА.  Я  был  солдат  и  верно  служил  своему  королю!  (Вспомнив.)  Ах!  Тогда-то  я  и  повстречался  с  одной  особой,  которая  впоследствии  стала  твоей…  
ЯЛЬМАР  (с  интересом).  Прабабушкой?
ПРАДЕДУШКА.  Впрочем,  тебе,  наверное,  еще  рано  об  этом…
ЯЛЬМАР.  Нет  уж!  Коли  начал,  так  продолжай!
ПРАДЕДУШКА.  Если  превратиться  в  стороннего  наблюдателя,  то  дело  выглядело  следующим  образом.
ГОЛОС  СОЛДАТА.
Левой-правой!
Левой-правой!
Ать-два!  Ать-два!

ПРАДЕДУШКА  (рассказывает).  Шел  солдат  по  дороге.  Гол,  как  сокол.  За  всю  военную  службу  король  заплатил  ему  шиш  да  ни  шиша.

Появляется  Солдат.

СОЛДАТ.
Ать-два!  Ать-два!
Ничего,  что  денег  нету,  -
Уцелела  голова!

КОЛДУНЬЯ (появляясь,  задорно).  Здорово,  служивый!  
СОЛДАТ.  И  тебе  здравствуй,  коли,  не  шутишь.
КОЛДУНЬЯ.  А  ну-ка,  скажи,  бравый  солдат,  чего  тебе  больше  всего  хочется  на  белом  свете?
СОЛДАТ.  Были  б  деньжата,  купил  бы  у  тебя,  старая  ведьма,  счастья  полный  котелок!
КОЛДУНЬЯ.  А  что  для  тебя   счастье,  служивый?
СОЛДАТ.  Голова  на  плечах  у  меня  есть,  руки-ноги  целы,  духом  я  молодец,  а  молодцу  для  полного  счастья  надо  жену-красавицу.
КОЛДУНЬЯ (посмеиваясь).  Я-то  не  подойду?    
СОЛДАТ  (оглядев  ее).  Старовата  будешь.  Поизносилась.  И   без  глаза  ты!
КОЛДУНЬЯ.  Ну,  как  знаешь!  Я  ведь  к  тебе  со  всей  душой.  
СОЛДАТ.  Не  серчай,  бабуля.  Может  быть,  в  другой  жизни.
КОЛДУНЬЯ.  Хоть  поцеловал  бы!  Вдруг   я  превращусь  в  принцессу,  первую  в  мире  красавицу…
СОЛДАТ.  Что  ж,  меня  не  убудет.  (Целует  колдунью,  та  крепко  обнимает  его.)  Эй, эй,  довольно!  (С  огорчением.)  С  принцессой,  как  видно,  мимо…
КОЛДУНЬЯ.  Не  печалься,  служивый.  За  твой  поцелуй  я  тебя  награжу!
СОЛДАТ.  Не  нужно  мне  ничего   от  тебя.
КОЛДУНЬЯ.  Целовать  не  побрезговал,  так  и  подарочек  от  меня  прими.  Всего-то  огниво,  чтоб  пламя  высекать.  (Серьезно.)  К  вечеру  доберешься  до  города,  поселишься  в  трактире  напротив  королевского  дворца.  Как  стемнеет,  чиркнешь  об  огниво,  а  что  дальше  будет  -  сам  увидишь…   Только  не  пугайся.  Я  зла  тебе  не  желаю.  Понравился  ты  мне.  (Вздыхая.)  Молоденький!  (Потянулась  к  нему  поцеловать.)
СОЛДАТ  (отстраняясь).  Будет  с  тебя  того  раза!  
КОЛДУНЬЯ  (подавая  огниво).  Вот  огниво!  Ступай,  служивый.  Еще  свидимся.
СОЛДАТ.  Это  вряд  ли.  Прощай,  бабуля.   (Хочет  идти.)  А,  видно,  до  поцелуев  ты  большая  охотница.
КОЛДУНЬЯ (кружась  на  месте).  Так  сладко  меня  еще  никто  не  целовал!  (Уходит.)
СОЛДАТ (маршируя).
Левой-правой! Левой-правой!
Ать-два!  Ать-два!
Полюбить  солдата  можно
Раз и  навсегда!

(Озираясь.)  Вот  уж  и  темнеет.  Права  была  старуха,  до  города  я  добрался.  Теперь  отыскать  трактир,  где  б  заночевать…

Появляется  Трактирщица.

ТРАКТИРЩИЦА.  Эй,  служивый!  Ты    трактир  ищешь?  Так  я  его  хозяйка.  Вставай  на  постой.  Только  денежки  вперед  плати.  Знаю  ведь  я  вашего  брата…  (Вздыхает.)  Навидалась!
СОЛДАТ  (мнется).  С  деньгами-то  у  меня  туго.  Вот  как  вернут  мне  должок,  так  сразу  и  расплачусь…  
ТРАКТИРЩИЦА.  Кто  ж  тебе  должен?  И  много  ли?
СОЛДАТ.  За  всю  мою  службу  солдатскую.  А  должен  мне  сам  король,  который  живет  в  том  дворце  через  площадь.
ТРАКТИРЩИЦА.  Ты  совсем  глупый  или  прикидываешься!  Чтоб  тебе,  голи  перекатной,  наш  король  что-нибудь  должен  был!..
СОЛДАТ.  Я  честно  за  него  сражался,  пусть  и  он  поступит  со  мной  честь  по  чести.  Вот  тогда  с  тобой  и  рассчитаюсь  за  постой.
ТРАКТИРЩИЦА.  Нет,  так  не  пойдет.  Убирайся  подобру-поздорову,  а  не  то  я    стражников  кликну!
СОЛДАТ.  Позволь  хоть  на  комнату  взглянуть.  Может,  у  тебя  там  мыши  да  тараканы…   Так  я  от  такого  жилья  сам  откажусь.
ТРАКТИРЩИЦА.  Ах  ты,  охальник!  У  меня  тараканы!  Да  я  сроду  их  не  видывала.  Ах  ты,  негодяй!  Мыши,  говорит…   Ах  ты,  злодей  на  мою  душу!..
СОЛДАТ.  Да  не  ругайся  ты.  Дай  ключи  от  комнаты!
ТРАКТИРЩИЦА.  Ах  ты,  такой-разэдакий!..
СОЛДАТ.   Да   заткнешься  ты!..  (Целует  ее.)
ТРАКТИРЩИЦА (обмякнув).  Ах  ты…  Ключи – вот.  Комната…  лучшая…  наверху…
СОЛДАТ.  Вот  спасибо.
ТРАКТИРЩИЦА.  Идем!  Сама  тебя  провожу.
ПРАДЕДУШКА (рассказывает).  Отвела  трактирщица  солдата  в  комнату,  самую  лучшую,  окнами  на  королевский  дворец.  А  во  дворце  тем  временем  король  пересчитывал  денежки,  которые  утаил  от  солдата.

Появляется  Король  со  счетами  и  казной.

КОРОЛЬ  (считая).  Всего  за  триста  шестьдесят  пять  дней  и  триста  шестьдесят  пять  ночей…   Ого-го  сколько  набирается!  Неужели  я  расстанусь  с  таким  сокровищем!  Да  на  эти  деньги  можно  купить  себе  целый  ящик  киндер-сюрпризов  да  еще  на два  чупа-чупса  останется.

Появляется  Фрейлина.

ФПЕЙЛИНА  (обеспокоенно). Ваше  величество,  лучше  бы  купили  принцессе  новые  туфли,  у  нее  совсем  развалились…
КОРОЛЬ.  Как  ты  смеешь  подслушивать  королевские  мысли,  ты,  жалкая  фрейлина  моей  дочери!..  (Строго.)  Которая,  я  надеюсь,  уже  выпила  на  ночь  стакан  простокваши  и  заснула  на  своей  мягкой  перине!
ФРЕЙЛИНА.  Перина  давно  свалялась  и  перестала  быть  мягкой.  Не  мешало  бы  купить  новую…
КОРОЛЬ.  Замолчи!  Тебе  бы  только  тратить  королевские  сбережения.
ФРЕЙЛИНА  (со слезами).  Не  о  себе  пекусь,  ваше  величество!  Все  мои  хлопоты  лишь  об  одной  принцессе,  краше  которой…
КОРОЛЬ  (перебивая).  Вот-вот!  Моя  дочь  и  без  того  красива  и  миловидна,  так  что  новые  туфли  ей  ни к  чему.  А  что  касается  перины,  так  на  мягком  - долго  ли  испортить  осанку  и  превратиться  в  горбунью!  Поэтому,  фрейлина,  не  надоедай  мне  со  своими  глупыми  речами!  Ступай  к  принцессе  и  оберегай  ее  покой.  Я  лучше  знаю,  что  нужно  моей  дочери!
ФРЙЛИНА  (вздыхая).  Спокойной  ночи, ваше  величество!
КОРОЛЬ.  Да-да!  И  смотри,  не  засни  возле  двери  принцессы,  чтоб  ее  не  похитил  какой-нибудь  злодей.  Моя  дочь  мне  дороже  жизни!

Фрейлина  уходит.

(Отдуваясь.)  Уф!  Только  все  и  думают,  как  бы  опустошить  мою  казну!  Этого  я  никому  не  позволю,  даже  родной  дочери!   (Считает.)  Значит,  так.  Сколько  я  заработал  сегодня?  На  два  чупа-чупса  и…    Ах!  А  ведь  это  выручка  только  от  одного  солдата,  у  меня  же  их  -  целая  армия!  (Довольный,  уходит,  пукает.)
ПРАДЕДУШКА  (рассказывает).  Когда  король  радуется,  у  него  улучшается  пищеварение,  а  от  этого  ему  в  голову  приходят  счастливые  мысли  о  том,  кому  бы  еще  не  заплатить  денег,  чтоб  королевская  казна  не  пустела.  А  солдат  в  это  время  выворачивал  свои  карманы  в  надежде  найти  хоть  одну  монету,  чтобы  заплатить  за  ночлег  доброй  трактирщице.
СОЛДАТ  (печально).  Ничего!  Ни  одной  монеты.  Только  огниво,  которое  подарила  мне старая  колдунья  со  словами…  Постой-постой!  Что  она  такое  говорила?
ГОЛОС КОЛДУНЬИ.  Как  стемнеет,  чиркнешь  об  огниво, а  что  дальше  будет  -  сам  увидишь…
СОЛДАТ.  И  что  же  я  увижу?   (Чиркает  об  огниво.)

Появляется  Собака.

СОБАКА.  Гав-гав!
СОЛДАТ  (удивленно).  Собака?
СОБАКА.  Отныне  я  твой  верный  слуга.  Что  угодно,  хозяин?
СОЛДАТ.  Ты  можешь  исполнить  любое  желание?
СОБАКА.  Могу,  гав-гав,  кое-что.
СОЛДАТ.  Эй,  добудь  мне  деньжонок!
СОБАКА.  Будет  исполнено!  Гав!  (Убегает.)
СОЛДАТ.  Вот  чудеса!  Не  обманула  старуха.  За  такой  подарок  я  бы  ее  и  еще  разок…

Возвращается  Собака  с  королевской  казной.

СОБАКА.  Возьми,  хозяин.  Хватит  ли  на  первое  время?
СОЛДАТ.  Это  все  мне?  Да  я  богач!
СОБАКА.  Если  понадоблюсь,  чиркни  об  огниво. Гав!  Пока,  хозяин.   (Уходит.)
СОЛДАТ.  Мне  за  всю  жизнь  столько  не  потратить.

Слышен  голос  Трактирщицы.

ТРАКТИРЩИЦА  (гневно).  Он  думает,  поцеловал  разок,  и  я  растаяла.  А  то,  что  за  комнату  надо  платить,  милый  друг,  ты  уже  позабыл!  (Входит.) Ты  думаешь,  мне  нужен  твой  поцелуй?  Давай  плати  или  выметайся  из  моего  трактира!
СОЛДАТ.  Не  шуми,  разбудишь  соседей.  Сколько  стоит  поселиться  здесь,  ну  хотя  бы  до  утра?
ТРАКТИРЩИЦА.  Одна  ночь – одна  монета.  А  утром  ты  куда  же?
СОЛДАТ.  С  моими капиталами  я  могу  снять  себе  весь  королевский  дворец.
ТРАКТИРЩИЦА.  Балаболка!  Гони  монету  или  проваливай!  Я  устала  и  хочу  спать.
СОЛДАТ.  Пожалуйста!   (Расплачивается.)
ТРАКТИРЩИЦА  (пробуя  монету  на  зуб).  Вроде  настоящая.   (Кокетливо.)  А  ты  думал,  я  такая  дура,  что  польщусь  на  твои  поцелуи?  Да  я  б  давно  в  трубу  вылетела, если  б  брала  поцелуями.  Вас  целая  армия,  а  я  одна.
СОЛДАТ.  Вот  и  я  один.  (Мечтательно.)  При  свете  утра  мы  посмотрим   друг  на  друга,  и,  может  быть,  я  скажу  тебе:  «Милая!  Краше  тебя  нет  на  всем  белом  свете.  Будь  моей  принцессой!»
ТРАКТИРЩИЦА  (усмехаясь).  Хе!  Принцессой!  Принцесса  живет  во  дворце,  там  ее  и  ищи.  
СОЛДАТ.  Она  красивая?
ТРАКТИРЩИЦА.  Первый  сорт!  Такая   нежная,  что  учует  горошину  под  периной.  Словом,  настоящая  принцесса!
СОЛДАТ.  Можно  ли  увидеть  ее?
ТРАКТИРЩИЦА.  Ишь,  чего  захотел!  Король  бережет  ее  пуще  глаза!  Замуж  отдаст  за  того,  у  кого  денег  будет  столько  же,  сколько  в  его  казне.  А  казна  у  него  несметная,  потому  что  наш  король  умеет  денежки  заколачивать.
СОЛДАТ.  Я  тоже  парень  не  промах.  И  кое-что  умею  не  хуже  короля.
ТРАКТИРЩИЦА.  Ну  да,  целоваться  ты  мастер!  А  ну-ка,  поцелуй  меня  еще  разок.
СОЛДАТ.  Один  поцелуй  -  одна  монета.
ТРАКТИРЩИЦА.  Проходимец!
СОЛДАТ.  А  ты  думала!  Вас  много,  а  я  один.
ТРАКТИРЩИЦА.  Э-эх!  (Уходит.)
СОЛДАТ  (один).  Уже  ночь, но  мне  до  смерти  хочется  увидеть  принцессу.  (Чиркает  об  огниво.)  Взглянуть  бы  на  нее  хоть  одним  глазком!

Появляется  Собака.

СОБАКА.  Гав-гав!  Что  угодно,  хозяин?
СОЛДАТ.  Хочу  увидеть  принцессу!  Хоть  на  одну  минуточку!
СОБАКА.  Будет  исполнено!  Гав!  (Уходит.)
СОЛДАТ.  Неужели?

За  сценой  раздается  крик  Фрейлины.

ФРЕЙЛИНА.  Караул!  На  помощь!  Похитили!  Принцессу  похитили!
СОЛДАТ.  Кто  похитил  принцессу?
СОБАКА  (вбегает  с  Принцессой,  лицо  ее  закрыто  покрывалом).  Я  похитил!  Гав!  У  тебя  есть  ровно  одна  минутка, хозяин,  чтобы  полюбоваться  на  нее.
СОЛДАТ  (поднимая  покрывало).  Какая  красивая!  Можно,  я  поцелую  ее?
СОБАКА.  Давай,  только  быстро!

Солдат  целует  Принцессу.  За  сценой  крики:  «Караул!  Похитили  принцессу!»  Пробегают  Король  и  Фрейлина.

КОРОЛЬ.  Где  моя  дочь?  Кто  украл  мое  сокровище?
ФРЕЙЛИНА.  Караул!  На  помощь!

Убегают.

СОБАКА.  Эй,  хозяин!  Мне  надо  вернуть  ее  обратно.  Слышишь,  какой  переполох  поднялся?
СОЛДАТ.  Нет!  Я  не  могу  с  ней  расстаться.  (Снова  целует  Принцессу.)
СОБАКА.  Быть  беде!
СОЛДАТ.  Будь  что  будет!
СОБАКА.  Как  знаешь,  хозяин!  Только  я  тебе  больше  не  служу.  Отдай  огниво,  гав!  И  прощай!  (Уходит.)
СОЛДАТ.  Милая,  краше  тебя  нет  на  всем  белом  свете.  Будь  моей,  принцесса!

Вбегает  Трактирщица.

ТРАКТИРЩИЦА  (Солдату).  Эй,  ты!  Слышал?  Украли  принцессу!  Кто  найдет,  тому  тысяча  монет.  Кто  это  с  тобой?
СОЛДАТ.  Моя  принцесса!  Я  нашел  ее.
ТРАКТИРЩИЦА.  Ты  украл  ее!  (Убегает.)

За  сценой  крики.

ФРЕЙЛИНА.  Караул!  Принцессу  украли!
КОРОЛЬ.  Черт  с  ней  с  принцессой,  у  меня  казну  украли!  Караул!  Держи  вора!
ТРАКТИРЩИЦА.  Нашла  вора!  Я  нашла  вора!

Вбегают  Король,  Фрейлина,  Трактирщица.

ФРЕЙЛИНА.  Где  он?
КОРОЛЬ.  Где  он?
ТРАКТИРЩИЦА  (указывая  на  Солдата).  Вот!  Он  украл  принцессу.  Я  нашла  ее.  Я  получу  тысячу  монет.
КОРОЛЬ.  Хрен  тебе  с  редькой!  Мою  казну  украли.  Не  получишь  ты  ничего!
ФРЕЙЛИНА  (Солдату).  Господин  злодей!  Немедленно  верните  принцессу,  вы  нарушаете  ее режим.
СОЛДАТ.  Нет,  я  не  верну  ее.  Потому  что  женюсь  на  ней.
ФРЕЙЛИНА.  Ах!  (Падает в  обморок.)
КОРОЛЬ  (Солдату).  Ты  знаешь  мое условие?
СОЛДАТ.  Конечно,  ваше  величество.  Вы  отдадите  ее  замуж  за  того,  кто  имеет  казну,  такую  же,  как  у  вас.
КОРОЛЬ.  Ну  и…
СОЛДАТ.  Хотите  убедиться?  Вот.  Считайте!
КОРОЛЬ.  Ах!  Ну,  в  точности,  как  у  меня.  (Считает  деньги.)
ФРЕЙЛИНА  (покорно).  Когда  прикажете  устроить  свадьбу,  ваше  величество?
КОРОЛЬ  (в  нерешительности).  М-м-м…
СОЛДАТ.  Сегодня  же!
КОРОЛЬ.  Да-да,  чего  откладывать!
ФРЕЙЛИНА.  Будет  исполнено.
ТРАКТИРЩИЦА  (смеется).  Ха-ха-ха!  Здорово  вы  тут  порешили!  А  спросил  ли  кто-нибудь  принцессу,  пойдет  ли  она  замуж  за  такого  охламона?
КОРОЛЬ.  Что?
ФРЕЙЛИНА.  Как?
ТРАКТИРЩИЦА.  А  вот  так!  Сейчас-то  она  во  сне,  а  когда  проснется,  да  узнает  про  ваше  решение,  да  взглянет  на  женишка…
СОЛДАТ.  Замолчи!  (Отходит  в  сторону.)
ТРАКТИРЩИЦА.  Умом  бы  не  тронулась.
ФРЕЙЛИНА.  Бедная  моя  девочка!  
КОРОЛЬ.  Вовсе  не  бедная – за  такого   богача  выходит!
ФРЕЙЛИНА (поднимает  покрывало, открывая  лицо  Принцессы).  Принцесса!  Ваше  высочество!  Проснитесь!
ПРИНЦЕССА  (просыпаясь).  Ах!  Я  видела  сон.  Очень  странный  сон.  Меня  схватила  собака  и  принесла  в  незнакомое  место.  Там  был  человек.  И  он…  поцеловал  меня…  И  это  было…  так  восхитительно!  Я  хочу  увидеть  его!
СОЛДАТ.  Принцесса!
ПРИНЦЕССА.  Это  он!  Он   поцеловал  меня.
СОЛДАТ.  Будь  моей  женой!
ПРИНЦЕССА.  Я  согласна.  (Берет  его  за  руку,  вдвоем  встают  на  колени  перед  королем.)  Папенька!
КОРОЛЬ (обнимая  их).  Доченька!  Дети  мои!  Будьте  счастливы!

Вбегает  Собака,  держит  фату.

СОБАКА.  Тили-тили  тесто,  жених  и   невеста!  Гав!
ТРАКТИРЩИЦА.  Пойду  готовить  свадебный  обед!
ФРЕЙЛИНА.  А  я  -  собирать  приданое.
КОРОЛЬ.  А  я  должен  все  пересчитать.

Уходят.

СОЛДАТ.  Милая  принцесса,  как  только  я  тебя  увидел,  сразу  полюбил  на  всю  жизнь.
ПРИНЦЕССА.  И  я  полюбила  тебя  сразу,  как  только  увидела.  (Озираясь.)  Только  это  было  не  здесь…  И  я  была  не  принцессой…

Собака  подает  ей  огниво.

Ах!  Это  мое  огниво.  А  я-то  обыскалась  его.  Спасибо,  что  нашел,  Джек!  (Гладит  Собаку.)
СОЛДАТ.  Джек?  Огниво?
ПРИНЦЕССА  (с  хитрым  видом).  Милый,  уж  не  кажется  ли  тебе,  что  все  это  кто-то  нарочно  подстроил?

Появляются  остальные  персонажи  этой  сказки  и,  указывая  на  Солдата,  весело смеются,  после  чего  все  вместе  удаляются.

ПРАДЕДУШКА.  Неправда  ли,  здорово  меня  тогда  разыграли?
ЯЛЬМАР.  Значит,  моя  прабабушка  была…
ПРАДЕДУШКА  (испуганно).  Тсс!  Никому  об  этом  не  рассказывай!
ЯЛЬМАР.   Веселенькая  история!
ОЛЕ  (появляясь).  Ну,  повеселились,  и  хватит!  (Яльмару.)  Я  должен   показать  тебе  кое-что.  (Подходит  к  окну.)  Видишь?  Это  мой  брат,  его  тоже  зовут  Оле-Лукойе,  но  он  ни  к  кому  не  является  больше  одного  раза  в  жизни.  Люди  также  называют  его  Смертью.
ЯЛЬМАР  (глядя  в  окно).  Зачем  он  схватил  эту  девочку?
ОЛЕ.  Значит,  настал  ее  час.  Но  не  бойся  за  нее,  мой  брат  расскажет  ей  чудесную  сказку…
ЯЛЬМАР.  Я  тоже  хочу  ее  послушать!
ОЛЕ.  И  услышишь  когда-нибудь…  от  него  самого…  А  пока  я  расскажу  тебе  об  этой  девочке.  (Поет.)
До  свиданья,  Старый Год!
Грустно  расставаться.
Вот  и   Новый  настает:
Бьют  часы  двенадцать!

Был  как  раз  последний  вечер  в  году…
СНЕГОВИК  (появляясь).  Ух,  славный  морозец!  Так  и  кусает  за  щеки!  Просто  любо-дорого!
СОБАКА  (появляясь).  Много  ты  смыслишь!  Погода  переменится!  Я  чую  -  левая  нога  заныла!  Гав!  
СНЕГОВИК  (мечтательно).  Эх,  кабы  сдвинуться  мне  с  места!  Побежал  бы  туда  на  лед - покататься,  как  давеча  мальчишки!
СОБАКА  (ворчит).  Погоди,  весной  солнце  выучит  тебя  двигаться!  Я  видел,  что  было  в  прошлом  году  с  таким,  как  ты,  и  в  позапрошлом  тоже!
СНЕГОВИК.  Не  пойму  я  тебя  что-то!  А  сдается,  ты  сулишь  мне  недоброе!

Появляются  Дама  и  Офицер.

ДАМА  (указывая  на  снеговика).  Ах,  смотри,  какого  здесь  вылепили!
ОФИЦЕР.  Нос  бы  я  поправил…
ДАМА.  Не  трогай  его!  Он  просто  прелесть!
ОФИЦЕР.  Нет,  нос  совсем  неприличный…
ДАМА.  Идем  же!  Какой  ты  зануда!
ОФИЦЕР.  Я  зануда?  Ну,  знаешь!
ДАМА.  Да  идем  же  скорей! (Увлекает  за  собой  Офицера).  Мне  кажется,  что  он  чем-то  похож  на   тебя.  (Хохочет.)
ОФИЦЕР.  Ну,  знаешь!

Уходят.

СНЕГОВИК  (испуганно).  Кто  эти  двое?
СОБАКА.  Ишь  как  напугали-то  тебя!  
СНЕГОВИК.  Дался  им  мой  нос!  Сами-то  они  из  себя   что  изображают?
СОБАКА.  Пар-рочку!  Вот  поселятся  вдвоем  в  конуре  и  будут  вместе  глодать  кости!  Гав!  Гав!
СНЕГОВИК.  Ну,  а  значат  они  что-нибудь,  как  вот  я  да  ты?
СОБАКА.  Они  господа!  Гав!  А  ты…  Тьфу!  (Плюет.)  Понимаешь  разницу?
СНЕГОВИК.  Ой,  только  не  греми  цепью,  а  то  меня  коробит.
СОБАКА  (раздраженно).  Я  всех  знаю  здесь!  Гав!  И  знавал  времена  получше,  не  мерз  тут  в  холоде  на  цепи!  Гав!  Гав!
СНЕГОВИК.  Славный  морозец!  Ну,  рассказывай,  рассказывай.
СОБАКА.  Я  был  щенком  и  лежал  на  бархатных  креслах  там,  в  доме,   у  знатных  господ!  Меня  целовали  в  мордочку  и  вытирали  лапки  вышитыми  платками! Звали  Милкой,  Крошкой!..  Потом  я  подрос,  и  меня  подарили  ключнице,  так  я  оказался  в  подвале.  Там  хоть  и  пониже,  да  зато  спокойнее,  чем  наверху:  не  тискают  дети.  Ел  я  тоже  не  хуже,  у  меня  была  своя  подушка,  и  еще  там  была  печка,  самая  расчудесная  вещь   в  такие  холода!  Лежать  рядом  с  нею -  настоящее  блаженство!
СНЕГОВИК.  Чем  уж  так  она  хороша,  печка-то?  Похожа  она  на  меня?
СОБАКА.  Ничуть!  О,  я  и  теперь  еще  мечтаю  об  этой  печке!  Гав!  Гав!

Появляется  Девочка,  одета  в  лохмотья,  дрожит  от  холода.

ДЕВОЧКА  (под  нос  себе).

Цветочек  лесной,  поскорей  распускайся!
Ты,  вербочка,  мягким  пушком  одевайся!
Кукушки,  скворцы,  прилетайте,
Весну  нам  красну  воспевайте!

СНЕГОВИК.  Что  она   там  бормочет?
СОБАКА.  Бред!
СНЕГОВИК.  Прогони  ее!
СОБАКА.  Она  меня  гладила,  я  таких  не  кусаю.
ДЕВОЧКА  (так  же).
И  мы  вам  подтянем:  ай,  люли-люли,
Деньки  наши  красные  снова  пришли!
(Гладит  Собаку.)
СОБАКА  (Девочке).  Много  продала  сегодня  спичек?
ДЕВОЧКА.  Ни одной.  Отец  прибьет  меня.   Лучше  домой  не  пойду.  Да  и  там  тоже  холодно.
Гуляет  ветер  по  чердаку,
Стучит  по  стенам:  тук-тук,  тук-тук!

СОБАКА.  Почему  ты  босая?
ДЕВОЧКА.  Одна  туфля  утонула  в  сугробе,  другую  утащил  мальчишка,  сказал,  что  из  нее  выйдет  люлька  для  его  будущих  детей.
СНЕГОВИК  (возмущенно).  Негодяй!   Мерзавец!  Воришка!
ДЕВОЧКА  (через  паузу,  серьезно).   «Если  не  будете  как  дети,  не  войдете  в  царствие  небесное!»  -   говорила  бабушка.
СНЕГОВИК.  Кто  такая?  Она  похожа  на  печку?
ДЕВОЧКА.  О,  да!
Печка  пылает,  подкинь  еще  дров,
Ярче  гори  в  моем  сердце  любовь!

СОБАКА.  Бабушка  ее  два  года  как  померла.
ДЕВОЧКА.  Настанет  весна,  пойду  на  ее  могилку,  все-все  ей  расскажу!
СНЕГОВИК  (Собаке).  А  твоя  печка  тоже…  скончалась?
СОБАКА.  Нет.
СНЕГОВИК.  Ты  сам  покинул  ее?  Но  почему?
СОБАКА.  Пришлось  поневоле!  Господа  вышвырнули  меня  и  посадили  на  цепь.  Я  укусил  за  ногу  младшего  барчука, –  он  хотел  отнять  у  меня  кусок  говядины  на  кости!
СНЕГОВИК.  Ах,  понимаю:  кость  за  кость!
ДЕВОЧКА  (задумчиво).  Печка…  Говядина…  (Вдруг.)  Почему  говядина?  На  Новый  год  полагается   есть  жареного  гуся!
СОБАКА.  Я  бы  не  отказался!
СНЕГОВИК.  Вижу!  Вижу!  Вон  его  уже  понесли  на  стол.
ДЕВОЧКА.  Где?
СОБАКА.  Где?

Сильный  порыв  ветра.  Девочка  падает.

СНЕГОВИК.  Разве  не  так?  (Продолжая  всматриваться.)  А  что  там  такое  мерцает  в  углу?
СОБАКА.  Глупый,  это  и  есть  печка!
ДЕВОЧКА  (дрожит).  Вот  бы  туда  попасть!
СНЕГОВИК.  А  я  чувствую  -  мне  не  стоит  с  ней  знакомиться.  
ДЕВОЧКА  (сидит,  съежившись).  Тепла…   Хоть  немного  тепла…
СОБАКА.  У  тебя  есть  спички.  Зажги  их.
ДЕВОЧКА.  Нет.  Я  должна  их  продать.
СОБАКА.  Вряд  ли  уже  сыщешь  покупателей,  ночь  на  дворе.
ДЕВОЧКА.  Завтра…  Потом…  Продать…
СОБАКА.  Замерзнешь,  как  собака!
СНЕГОВИК.  А  мне,  чем  морознее,  тем  веселей!
ДЕВОЧКА  (слабея).
Розы  цветут…  Красота,  красота!
Скоро  узрим  мы  младенца  Христа!

СОБАКА.  Все!  Кончается!  Э-эх!
СНЕГОВИК  (удивленно).  Что  же  тут  можно  предпринять?
СОБАКА.  Если  бы  ты  умел  зажигать  спички!
СНЕГОВИК.  Я  их  отроду  не  видывал.  А  ты  умеешь?
СОБАКА.  Не  приспособлены  лапы!  Позвать  кого-нибудь!  Гав!  Гав!

Вспыхивают  фейерверки.  Громко  играет  музыка.  Пробегают  смеющиеся  люди,  кричат: «С  Новым  годом!  С  новым  счастьем!».

(Осипшим  голосом.)  Гав!  Гав!  Не  слышат…
СНЕГОВИК  (с  тревогой).  Она  умрет?  
СОБАКА.  Как  пить  дать,  отправится  вслед  за  своей  бабушкой  -  и  ничем  тут  не поможешь.  Разве  что  прижаться  к  ней…   (Садится  рядом  с  Девочкой.)

ДЕВОЧКА  (еле  слышно).  Бабушка!
СНЕГОВИК.  Зовет  кого-то.  Значит,  жива  еще.
СОБАКА.  Тсс!..
ДЕВОЧКА.  Бабушка!

Появляется  Бабушка.

Помнишь  ли  ты   меня?

БАБУШКА.
Дитя  мое,  тебя вспоминаю
Почти  каждый  день,  каждый  час!
Сказать  не могу,  как  желаю
Тебя  увидать  вновь  хоть  раз!
Тебя  ведь  я  в  люльке  качала,
Учила  ходить,  говорить,
И  в  щечки  и  в  лоб  целовала,
Так  как  мне  тебя  не  любить!
Люблю  тебя,  ангел   ты  мой  дорогой!
Да  будет  вовеки  господь  бог  с  тобой!

ДЕВОЧКА.    Возьми  меня  к  себе!

Бабушка  печально  вздыхает,  хочет  идти.

Не  уходи!   (Достает  коробок  спичек.)  Ты  говорила:  «Когда  падает  звездочка,  чья-то  душа  отлетает  к  Богу».  (Зажигает  спичку.)  Вот!  (Роняет  спичку.)  Звездочка  упала!
ОЛЕ  (поет).
Люблю  бывать  по  временам,
Где  скрыта  тайна  жизни  нашей,
Где, может  быть,  сокроюсь  сам
Вслед  за  испитой  жизни  чашей.

Здесь  я  минуты  провожу,
Томим  уныньем  неисцельно,
И  здесь  отраду  нахожу,
Когда  душа  скорбит  смертельно.

Смолкает  тут  житейский  шум,
И  вместо  мыслей  горделивых
Приходит  ряд  суровых  дум,
Судей  нелестных,  справедливых.

Ведь  мы  лишь  гости  на  земле,
И  нам  лежит  туда  дорога,
Идем  по  ней  в  какой-то  мгле,
Не  видя  вечности  порога.

Мы  забываем  тот  урок,
Который  смерть  нам  повторяет,
Что  жизнь  дана  на  краткий  срок,
И  детство  дважды  не  бывает.

О  смерть!  Кому  ты  не  страшна?
Кому  ты  только  вожделенна?
Блажен,  кто  ждет  тебя,  как  сна,
Кто  помнит,  что  душа  бессмертна.

И  нет  несчастнее  того,
Кто  вспомнить  о  тебе  страшится,
Вся  жизнь  мученье  для  него,
И  той,  однако,  он  лишится.


Пока  Оле  поет,  появляется  Ангел,  берет  Девочку  за   руку  и  подводит  к  Бабушке; они  радостно  обнимаются,  потом  уходят  вслед  за  Ангелом.  

СНЕГОВИК  (вздыхая).  Вспомнит ли  кто  обо  мне,  когда  настанет  мой  час?
СОБАКА  (    воет).  У-у-у-у-у!..

И  вместе  они  растворяются  в  темноте.

ОЛЕ  (заканчивает  петь).

Люблю  бывать  по  временам,
Где  скрыта  тайна  жизни  нашей,
Где, может  быть,  сокроюсь  сам
Вслед  за  испитой  жизни  чашей.

ЯЛЬМАР  (храбрясь).  Но  ведь  Смерть  -  чудеснейший  Оле-Лукойе!  И  я  ничуть  не  боюсь  его!
ОЛЕ.  Да  и  нечего  бояться!  Смотри  только,  чтобы  у  тебя  всегда  были   хорошие  отметки.  (Взбирается  на  окно.)
ПРАДЕДУШКА.  Вот  это  поучительно!  Это  я  одобряю!
ГОЛОС  БАБУШКИ.  Яльмар,  немедленно  отправляйся  в  кровать!
ПРАДЕДУШКА.  Да,  уже  ночь,  и  тебе  давно  пора  спать,  мой  мальчик.  (Зевая.)  Я  и  сам…   Спокойной  ночи,  Яльмар!
ЯЛЬМАР.  И  тебе  спокойной  ночи!  (С  надеждой.)  Оле,  ты  придешь  завтра  опять?
ОЛЕ  (пожимая  плечами).  Поживем  -  увидим!


ЗАНАВЕС

©  Юрий  Дунаев
/926/ 265-92-77                                                            Другие  пьесы  автора  на
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.                                            http://www.theatre-library.ru/authors/d/dunaev

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования