Общение

Сейчас 805 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Внимательный анализ детских историй дает много информации о внутреннем мире ребенка. В сказке отражаются его чувства и переживания, новые впечатления и нерешенные проблемы. При этом сам ребенок считает, что он лишь рассказывает сказку, не думая о том, что психолог или педагог пытается глубже понять его эмоциональный внутренний мир. Сочинение сказочных историй — наиболее безопасный для психики ребенка способ диагностики. Сочинение историй приносит не только снятие эмоционального и физического напряжения для ребенка, но понимание и принятие его внутреннего мира взрослым.
Во время практических занятий мы внимательно наблюдали за тем, как дети сочиняют сказки, рисуют комиксы, делают куклы, проигрывают свои истории при помощи масок. Мы организовали наши занятия так, чтобы ребята могли сочинять, писать и рисовать все, что им приходит в голову. Ведь основной целью занятий было не научить их сочинять истории, рисовать комиксы или мастерить куклы. Наши занятия должны были стать для них возможностью снять эмоциональное и физическое напряжение, научиться выражать свои эмоции и налаживать положительные отношения со сверстниками.
В течение учебного года содержание историй и эмоциональный настрой детей на уроках менялись. Мы условно обозначили эти яркие периоды как время знакомства, время историй-табу, время страхов, время счастливых историй.
Время знакомства. Первые 3—4 занятия происходило знакомство с педагогом и друг другом. Дети принимали „правила занятий и осваивались. Занятия носили достаточно спокойный характер. Игры нравились детям, а задания вызывали интерес. В сказочных историях слова часто «слеплены» друг с другом случайно, концовки оборваны. Ребята только пробуют свои силы.
Время историй-табу. Через несколько занятий дети поняли, что на «уроках сказок» можно вести себя свободно, а ведущий поощряет любые их рисунки и рассказы. В творчестве детей начали проявляться яркие эмоции, поведение стало более раскрепощенным. В детских историях стали проявляться эмоциональные переживания, связанные с агрессией и сексуальной сферой. Этот этап мы условно обозначили как время историй-табу.
Впервые это название встречается у Джанни Родари. Проработав несколько лет по созданию сказочных сюжетов с детьми, известный сказочник назвал историями-табу определенную группу историй, касающихся так называемых «запретных» тем (Родари Дж. Грамматика фантазии: Введение в искусство придумывания историй. — : Прогресс, 1978. С. 24).
Атмосфера наших занятий (а также отсутствие на них классных руководителей) дала детям право, по выражению Джанни Родари, «придумывать истории про какашку» (Там же. С. 129). Родари отмечал, что дети, «когда им на самом деле дают волю (придумывайте любые истории и разговаривайте обо всем, что вас интересует!), какое-то время употребляют так называемые «плохие слова» беспрестанно, агрессивно, почти маниакально» (Там же, С. 129). Наши занятия дали подобный эффект.
В течение нескольких занятий дети буквально выплескивали из себя «табушные» и агрессивные слова. Особенно это проявилось, когда ребятам была предложена игра «Кто это был?», в которой авторство установить невозможно. Они сдали в конце занятия листки со следующими ответами на поставленные вопросы (приводим в качестве примеров лишь относительно цензурные слова):
Кто это был? — бомж, наркоман, лошок в серобуро-козявчатых трусах, козел, Саша в трусах, лысый и облезлый дядька, самый тупой человек в мире и козявка, придурок и т.п.
Где находился? — в унитазе, в мусорке, в ванне с соплями и креветками, в стриптиз-баре, в канализации, в помойке, на ферме свиней и коров, в динамите и т.п.
Что делал? — курил, мочил Сережу, обзывал хлебно-обидными словами, пил пиво, снимал трусы и бегал, пил, курил, разбивал ящики башкой, бегал в трусах, Саша в подгузниках спал в блохе и бредил и т.п.
Что сказал? — я сейчас как заору, я лох, как хорошо быть бомжом, мне надо в сортир, ой, у меня трусы слетели, иди в унитаз, я сижу на унитазе и т.п.
Что сказали люди? — он бич, ты козел, человечек в трусиках бегает, идиот, у нас все лицо в козюльках, ты такой тупой и т.п.
Чем кончилось? — попугай сдох, что он утонул в унитазе, что его забрала мусорка-монстр к себе домой, дырявым унитазом большой бабкой с семечками и трусами, дохлой прыщавой собакой и т.п.
Гоша и туалет! Жил-был Гоша и у него был рог. Он играл в туалете. И упал в унитаз. Потом мама его достала из туалета. Он был весь в... Его помыли. С тех пор он не ходит в туалет. (Миша, 11 лет)

Жил-был навозный человек. От него ужасно воняло. Однажды он пошел в сопливый сад. Он увидел там слюнявый цветок. И вдруг неожиданно цветок пукнул. И навозный человек впервые почувствовал вонь. Тогда навозный человек хотел остановить ужасный запах. Навозный человек начал умирать: «Я сейчас сдохну». И он подумал, что нужно сделать: ему надо было пукнуть. И он сделал вот что: «Выходи за меня». И они поженились и пукнули на весь мир. И они остались одни.
(Миша, 11 лет)
Работы девочек более мягкие по лексике:
Кошка нюхнула вонючий носок,
Круто стошнило ее в кошелек. (Кристина, 10 лет)
Карабас-Варабас Протирал унитаз. Смело нюхнул он какашку простую, В миску стошнило его неспроста. Вот и остался он без хвоста. (Кристина, 10 лет)
Работы детей носят «взрывной», агрессивный, протестующий против условностей характер. Они переполнены словами, обозначающими половые органы, органы выделения и процессы выделения. При этом характерно поведение детей: смех (часто подавленный — хихиканье), общее возбуждение (дети не могут спокойно сидеть, вскакивают, бегают), а также просьбы «прочитать вслух» свои работы. При спокойном прочтении: взрывы хохота, общий восторг. Все это,— показатели снятия напряжения, возможность «обесстрашить эту тему, восстановить в этом вопросе равновесие, вырваться из тисков будоражащих впечатлений» (Родари Дж. Грамматика фантазии: Введение в искусство придумывания историй. — М.г Прогресс, 1978. — С. 126).
Особенностью этих и некоторых других работ является направление вырывающейся «табушной» агрессии на одно-классников или учеников параллельных классов. Обратимся к приведенной выше работе Миши «Гоша и туалет». Из поведения на занятии (которое проводилось совместно с параллельным классом) очевидно, что в комиксе Миша имел ввиду Гошу — мальчика из параллельного класса. Кроме того, в черновике имя Гоша зачеркнута и заменено именем Полина. Учитывая, опять же, поведение мальчика на уроке, можно с уверенностью сказать, что Миша таким образом выразил свою неприязнь к девочке из того же классам.
Занятия, носившие столь «вонючий» (придуманное самими детьми определение этой области слов и историй) характер, дали свои результаты. Прежде всего, они раскрепостили детей, дали им возможность более свободно чувствовать себя на дальнейших занятиях. Во-вторых, они помогли снять эмоциональное и физическое напряжение (смех, передвижения по классу) по отношению не только к «запретной» теме. Подтверждением этому может служить следующая ситуация. Маша (11 лет),, спокойная, общительная и веселая девочка, сдала в конце занятия свою работу. Комикс обрывочный, картинки мало связаны друг с другом, однако в них фигурирует персонаж — девочка Полина, по отношению к которой явно испытываются негативные чувства.
Жила-была Полина. Однажды она пошла на конкурс. Она увидела там лес и маму. И вдруг неожиданно она улетела на Марс. Тогда она стояла 2 часа. 2 года. И она подумала, что нужно сделать и придумала: дерево. И она сделала вот что: повесилась, но ее спас жюри. (На следующей картинке изображено тело в гробу). И они поженились, и она выиграла. (На следующей картинке изображена могильная плита).
Занятие проводилось совместно с параллельным классом, Полина — девочка из параллельного класса. При мягкой, спокойной просьбе объяснить, почему Маша сочинила обидную историю про конкретного человека, девочка объяснила, что Полина ее раздражает («Она меня раздражает!» — вполголоса, опустив глаза и топая нотой). При просьбе рассказать, что она чувствовала, когда сочиняла и рисовала свою историю, Маша ответила: «Когда рисуешь, столько злости выходит». На вопрос: «Тебе стало легче?» — кивнула головой и улыбнулась. «Хорошо. Давай договоримся. Вы не будете выплескивать свое раздражение друг на друга и ссориться. Если опять случится такая ситуация, нарисуй комикс. Пусть вся ваша злость останется на бумаге».
Описание в сказочной истории конкретного, настоящего человека, встречается в работах детей не очень часто, и служит для ребят способом выразить не только свою обиду, неприязнь, но и положительные чувства. Так, две близкие подружки Эльмира и Эльвира постоянно писали истории друг про друга.
Выражение агрессии, ее подавления и выхода мы видим в истории про ромашку и куст (Полина, 11 лет, рис. 65): «Жила-была ромашка, она ела шоколадку. И кует злился (агрессия). И еще сильнее злился: «А-а-а-а!» (нарастание агрессии). И злился», но терпел! (подавление агрессии) Потом он ее съел (выход агрессии). И умер (наказание за вышедшую агрессию)».

Настроение девочки во время и после сочинения истории — приподнятое, на лице довольная и лукавая улыбка.
К «запретным» темам относятся и интимные взаимоотношения полов. Как правило, переживание этой темы-табу в младшем школьном возрасте проявляется в «женитьбах» героев сказочных историй. Это приемлемая с точки зрения социальных норм возможность показать свой интерес. Проявляется в основном в работах девочек. Обычные фразы для их сказочных историй: «И тогда он женился на ней!» (Полина, 11 лет), «Они поженились. Happy End.» (Таня, 10 лет), «Они полюбили друг друга и поженились. Но у девочки был парень, он их разлучил, и они расстались.» (Настя, 10 лет) «Она подросла, ей стало 18 лет, волк ее выплюнул, и они поженились» (Юлиана, 11 лет), «Буратино ожидает очень горячая любовь, от которой он может сгореть» (Юлиана, 11 лет).
Период «запретных тем» — очень ответственный этап для ведущего, он требует психологического опыта, педагогического такта и терпения. Сейчас важно сохранить равновесие: с одной стороны, удержать дисциплину на заня-тии в необходимых рамках (нельзя допускать драки, ссоры и оскорбления в адрес детей и педагога со стороны «разошедшихся» ребят), с другой — дать понять детям, что ко всем их чувствам и рассказам относятся с уважением. Так, неоднократно приходилось «выдерживать» лицо в игре «Кто это был?», читая вслух ответы детей. Если на листке было написано нецензурное слово, ведущий спокойно говорил: «Ребята, это неприличное (вонючее) слово. Мы все вместе составили правила в начале занятий. Помните: на уроке мы не употребляем ругательства и оскорбления. Хорошо?». Как правило, написавшие непристойность дети были видны как на ладони: хихикали, краснели, отворачивались, толкали друг друга локтями и т.п. Так выплескивались эмоции, связанные с сильными социальными запретами.
Не нужно бояться этого периода. Через какое-то время дети «наругаются» и запретные слова сойдут на нет.
Время страхов. Через несколько занятий «вонючая буря» улеглась, и в работах детей сильнее проявились другие переживания — переживания собственных страхов и тревоги.
Младший школьный возраст является границей между детством и подростничеством и, как всякий переход, включает в себя переживания раннего и последующего этапов. Мы наблюдали, как в сказочных сюжетах детей находили свое выражение два вида страхов: физические, свойственные больше дошкольному возрасту (страх смерти, болезни, чудовищ, транспорта) и социальные страхи, свойственные более старшему возрасту (страх быть отвергнутым свер-стниками, крах жизненных ценностей).
Страх рождает эмоциональное переживание, соответственно, можно судить по различным проявлениям страха в работах детей об их внутренних переживаниях. Как правило, это негативные эмоции и настроения.
Страх смерти (страх убийства). В большинстве детских работ (особенно в начале и середине занятий) отсутствует хороший конец в обычном понимании этого слова. Как правило, один или все их герои погибают. Часто погибает положительный герой, которого убивают. Очень редко главный герой воскресает. Если герой не убит, то он, как правило, болен, страдает либо поставлен в трудные условия (золотой человечек, женившийся на побившей его скалкой банкирше (Полина, 11 лет), дети, живущие под асфальтом с осьминогом (Даша, 11 лет) и др.). Ситуация, когда все герои чувствуют себя хорошо, встречается в этот период нечасто.
Однажды дедушка и внучка отправились в лес за грибами. Вдруг*, гриб съел дедушку, и потом грибы всего его съели, а потом все грибы съели всех людей, и потом умерли. И в лес больше никто не ходил. А чего туда ходить, там же теперь ни людей, ни грибов.
(Полина, 11 лет)
Однажды мальчик смотрел мультфильм по телевизору. Вдруг телевизор взорвался и оттуда вылез зомби. Зомби схватил мальчика и размазал его по стене так, что мокрое пятно и одни глаза остались... А потом пришла мама, он и ее убил. А потом из телевизора вылезали еще и еще зомби, и они потом убили всю семью, а потом и весь город!.. (Ваня, 11 лет)
Страх крови. Страх крови проявляется в «кровожадности» детских работ.

Захаров А.И. отмечает, что данному возрасту присуща не только «кровожадность», но и все, что часто связывается с кровью и смертью, — всевозможные колдовские поверья, истории про вампиров, привидения и т.п. (Захаров А.И. Как преодолеть страхи у детей. — М.: Педагогика, 1986. С. 68).
Хотя само слово «кровь» в сказочных историях детей появляется не так уж и часто, однако действия героев подразумевают «кровавость» из-за своей жестокости; много изображений крови и в рисунках детей.
...пошел на речку красную от крови и стал купаться (Настя, 10 лет)
...кровавый человечек (Саша, 10 лет)
...размазал по стене так, что мокрое пятно и одни глаза остались... (Ваня, 11 лет)
...Я проткну тебя в сердце!!! Ножиком, ножиком, ножиком!!! (Данил, 10 лет)
Гороскоп на неделю для Кощея Бессмертного. Сегодня у вас будет кружиться голова, кишки вылетят наружу, мозг взорвется, все время будет рвать, вы будете в беспамятстве, а глаза превратятся в коровью лепешку. Вы будете бегать как бык! (Кристина, 10 лет)
Страх чудовищ (зомби, грибы, ожившие вещи и пр.).
Этот страх сохранился с дошкольного возраста. Упоминание чудовищ в историях детей связано, с одной стороны, с проживанием этого страха, а с другой — с так называемым магическим мышлением, о котором упоминает Захаров А.И. (Захаров А.И. Как преодолеть страхи у детей. — М.: Педагогика, 1986. С. 68). Магическому мышлению свойственен интерес к всевозможным «страшилкам», привидениям, ведьмам, колдунам и прочим чудовищам.
Однажды девочка гуляла в парке. Вдруг... она видит: едет машина, в ней сидит странное животное — оно было с Юпитера. И странное животное забрало девочку к себе домой и стал делать над ней эксперименты, и потом оно ее убило. (Эльвира, 10 лет)
Жил-был мальчик, и он иногда превращался в чудовище. Один раз он вышел во двор и он забыл, что каждый час он превращается в Чудовище. И тогда он превратился в чудовище и съел всех своих друзей, но потом пошел домой и он ни с кем не мог дружить. (Таня, 10 лет)
Жил-был мутант. Однажды он шел-шел и нашел клад. И вдруг он его открыл. А там была нефть. И тогда нефть убила его. (Толя, 7 лет)
Иногда в рассказах детей присутствует попытка обыграть чудовище, превратить его в доброе или смешное:
Жила-была девочка. Однажды она разбила мамину вазу... «Что же теперь будет?». Из вазы, выскочило чудовище. «Какой красивый чудик!» — сказала девочка. Чудик ответил: «Хе-хе-хе». Девочке понравился чудик, она ему говорит: «Давай с тобой играть», а он: «Сначала убери вазу, а потом будем играть». Девочка взяла веник, и осколки вазы начала загребать под кровать. «Все, я подмела» — «Тогда давай играть». Они начали играть... (Даша, 11 лет)
страх аварий, катастроф, взрывов, терроризма. Современный ребенок не может представить себя без телевизора. Многие каналы стремятся показать самые горячие и шокирующие кадры взрывов и аварий в новостях. Фильмы и сериалы изобилуют сценами взрывов, разрушенных домов, ситуациями захвата заложников» Страшные кадры оказывают сильное впечатление на формирующуюся психику ребенка.
Взрослый человек подавляет в себе страх перед взрывами при помощи рационализации или шуток (вспомним, как после трагедии 11 сентября в Нью-Йорке появились карикатуры и анекдоты про «две сорванные башни»). Это есте-ственное стремление осмеять панический страх и сделать его нейтральным, нестрашным. Как правило, подобные шутки подавляются общественным мнением и- принятыми нормами поведения — смеяться над трагедией неприлично.
Дети также совершенно естественно проявляют свои страхи терроризма, взрывов, катастроф в сказочных историях и рисунках.
… телевизор взорвался и оттуда вылез зомби (Ваня, И лет) …
самолет разбился вдребезги (Эльвира, 10 лет)
...туалет взорвался (Лена, 11 лет)
попытка обыграть взрыв смешно. ...а шуба была с бомбой. Бумс! (Алеша, 10 лет)
Утро. Сын собирается в школу. Вдруг в комнату заходит мама и... кладет сыну в портфель динамит. Он пришел в школу и взорвался на уроке и взорвал с собой школу. (Саша, 10 лет)
Страх болезни. Страх болезни как страх боли и травм проявляется в причинении героям (часто — всем подряд) каких-либо увечий. Сродни страху болезни — страх врачей и страх быть увезенным в больницу.
… она его побила скалкой (Полина, 11 лет)
попытка обыграть избиение со смехом
...Кощей Бессмертный... заболеет белухой и попадет в больницу (Таня, 10 лет)

Раньше девочки гуляли,
Во дворах они играли.
Вот случилась та беда,
Перестали навсегда
Бегать, прыгать да скакать
И в русалочек играть. (Кристина, 10 лет)
Жил-был паук на машине. Однажды он ехал на машине и врезался в столб, вылетел из машины. И его отвезли в больницу. С той поры он никогда не ездил на машине. (Алеша, 10 лет)

Страх быть отвергнутым (родителями, сверстниками).
Этот страх относится к социальным страхам, которые особенно сильно проявятся в подростковом возрасте. В рабо-тах детей можно увидеть следующие его проявления.
Это прежде всего страх быть отвергнутым, покинутым, непонятым родителями (матерью). В некоторых работах присутствует страх потерять мать и близких.
… в одном городе жил волшебник. Он был зол на своего сына. (Таня, 10 лет)
… но вдруг поезд позвала его мама: «Сыночек!» (Ксюша, И лет)
стремление стать ближе к матери, проявление материнской ласки как заботы и любви
… его ожидает потеря близких. (Юлиана, 11 лет)
Однажды мальчик смотрел мультфильм по телевизору. Вдруг телевизор взорвался. Вдруг заходит и говорит: «Иди в школу». А мама положила ему тихонечко динамит. И он пошел в школу, и школа взорвалась. А мама превратилась в марсианку с планеты Пур-пур-пурная планета и полетела туда. Ее убили за то, что она опоздала на встречу к самому главному марсианину... (Артем, 10 лет)
Проявляется и страх быть отвергнутым (осмеянным) сверстниками из-за внешности или внутренних качеств.
...Краб вылил краску на кита. И кит очень расстроился: «Как я пойду на дискотеку?» (Даша, 11 лет)

...ей сказали : «Ты глупая!». Она ушла со слезами. (Алеша, 10 лет)
Страх одиночества. Этот страх впервые проявляется в раннем возрасте и особенно сильным становится в подростковом возрасте, когда интимно-личностное общение со сверстниками становится ведущей деятельностью. В младшем школьном возрасте этот страх также присутствует и тесно связан со страхом быть отвергнутым.
...и потом она осталась одна в могиле: «Я осталась одна?» (Алеша, 10 лет)
...продавец сказал: «Я остался один». (Лена, 11 лет)
Школьные страхи. Школьные страхи связаны со спецификой ведущей деятельности в младшем школьном возрасте — учебной. Все, что связано с учебной деятельностью, является важным для ребенка, через его учебу оценивается он сам. К школьным страхам относится и страх плохой оценки, страх быть отруганным учителем, страх опоздать в школу и т.п.
Дети стали учиться с осьминогом, а он говорил : «Какие ужасные дети».» (Даша, 11 лет)
...Учитель поругал Эльвиру, потому что она опоздала в школу. (Эльмира, 10 лет)
Кэт и Кейт играли в прятки,
Нету дела до зарядки.
Прогуляли весь урок,
Не услышали звонок.
(Кристина, 10 лет)
Страх транспорта. Страх транспорта выражается в детских работах в описании аварий, наездов и т.п. Однако во время наших занятий с детьми этот страх менее всего был выражен в детских работах, часто присутствовала попытка обыграть страх, сделать транспортное средство полезным.
Жил-был паук на машине. Однажды он ехал на машине и врезался в столб, вылетел из машины. И его отвезли в больницу. С той поры он никогда не ездил на машине. (Алеша, 10 лет)
… главным врагом дедушки-паука были ножницы. И они постоянно перерезали его паутину. Однажды его верный друг поезд помог поймать згой ножницы. (Ксюша, 11 лет)
… бабуся и дядька взобрались на крышу поезда, едут на крыше. (Юлиана, 11 лет)
Переживания, связанные с собственной внешностью.
9—11 лет — это граница между ребенком и подростком. Тема красивой внешности становится для подростков одной из волнующих тем. Переживания, связанных с собственной внешностью, с понятиями красоты, уже появляются в работах детей (как правило, девочек, потому что их физическое и эмоциональное созревание начинается раньше, чем у мальчиков).
Оранжевый кит всем радовался, потому что вечером он собирался на дискотеку. Но внизу жил краб: «Ты не пойдешь на дискотеку!». Краб вылил краску на кита. И кит очень расстроился: «Что он наделал!», а краб его дразнил: «Ой, рева-корова!». «Как я пойду на дискотеку?» — расстраивался кит, а потом посмотрел на себя в зеркало и подумал: «А вообще неплохо смотрится...». Кит был самым красивым на дискотеке». (Даша, 11 лет)
… Он пошел на болото, где была красивая девочка. И он обалдел, когда ее увидел. Она была в ботах на каблуках и в короткой юбке с черной сумкой: «Я крутая». И они полюбили друг друга и поженились... (Настя, 10 лет)
Позитивные переживания и стремление к хорошему завершению историй.
Когда дети наиграются в «вонючие истории», убьют, взорвут и закопают всех своих героев (а вместе с ними и часть страхов), наступает время счастливых историй. В нашем случае истории-табу, агрессивные и страшные детские истории занимали почти целый учебный год. К апрелю-маю в работах и рисунках стали появляться по-настоящему позитивные истории.   
Мы специально не призывали детей создавать «хэппи энды». В этом случае могла сработать защитная реакция, и ребята начали бы заканчивать истории хорошо просто так, потому что им так посоветовали (например, в течение всей истории герои убивают друг друга, а в конце — «и они стали жить-поживать и добра наживать!»).
Ребенок сам стремится не только разрушить свой страх, проблему через историю и рисунок к ней, но и найти способ решения, вывести их на уровень положительных переживаний. В рисунках детей появляется все больше ярких цветов, а в рассказах — положительных эмоций. Герои рассказов пытаются найти достойный, приносящий удовольствие выход из проблемных ситуаций: кит приходит к выводу, что он красивый в любом виде, нужно только изменить свое отношение к вылившейся на него в буквальном смысле проблеме; принц, хорошенько подумав, решает взять в жены проклятую принцессу, поняв и приняв ее и даже совершенно изменившись сам (превратившись в чудо-юдо); бабуся с помощью бескорыстию помогшего ей дядьки отправляется в дальний поход на поезде и находит себе любимую Крысю. Это самые настоящие решения проблем через сказочную историю!
В одном черном-черном городе на черной-черной улице стоял дом. А в доме была принцесса, и на ней было проклятие. И в один прекрасный день приехал принц. И она упала в яму. И превратилась в чудо-юдо. И он ее испугался. И убежал далеко-предалеко... И потом подумал... И сам превратился в чудо-юдо. И пошел к ней. Они поженились. (Таня, 10 лет)
Жила-была бабуся, у нее не было домашних животных. «Эх! Иметь бы животных!». Однажды, она пошла на прогулку в город. Она увидела там толстого дядьку. «У тебя нет животных? Да?». И вдруг неожиданно он ей говорит: «Поедем за животными», И он протянул ей билет для бабусь. Тогда она согласилась поехать за животными. Бабка и дядька пошли на вокзал. Бабуся и дядька взобрались на крышу поезда, едут на крыше. И тут они приехали за животными. (На рисунке бабуся обнимает крысу со слбвами: «Любимая ты моя Крыся!») (Юлиана, 11 лет)
Самое приятное то, что дети сами, без помощи руководителя, пришли к этим продуктивным решениям, заменив, таким образом, в своих сказочных историях страхи отвержения и одиночества на эмоции принятия себя и удовлетворения собой, эмоции дружбы и любви.
Таким образом, занятия, направленные на развитие воображения и снятие эмоционального и физического напряжения, принесли видимый результат. Они стали для детей возможностью снять (частично или полностью) эмоциональное и физическое напряжение с помощью выражения своих переживаний в сказочных сюжетах, а также попытаться исправить свои негативные переживания на положительные с помощью решения определенных проблем через сказочные истории.
Напоследок мы хотим рассказать особо запомнившуюся историю про девочку-первоклассницу. На первом занятии мы создавали «флаг первоклассников»: расстелили на ковре большое белое полотно и предложили детям обвести свои ладошки на ткани, а потом подписать и украсить их. Ребята с удовольствием принялись за дело, и вскоре многие из них были перемазаны фломастерами. Мы обратили внимание на Юлю, которая в уголке полотна нарисовала от руки крохотную аккуратную ладошку со своим именем. Мы спросили, почему она не обвела свою ладонь карандашом. Юля опустила глаза и тихо сказала, что не хочет.
На следующих занятиях выяснилось, что Юлечка аккуратна до крайности. Было видно, что сильная боязнь испачкаться мешает ей спокойно играть, рисовать и общаться со сверстниками. Она не могла надеть на голову маску-пакет и другие детали для драматизации (ушки, корону и т.п.). Ей сложно было работать с красками и фломастерами (делать кляксы она отказалась). Однажды я застала ее рыдающей в раздевалке. Оказалось, что она испачкала брючки компотом, и страшно боялась, что мама ее отругает.
На каждом занятии мы предлагали ей принять участие в постановках сказок, но она отказывалась. Она играла в спокойные игры, рисовала карандашами картинки, материла куклы, но в основном тихо сидела за партой и наблюдала за другими.
Ситуация изменилась, когда Юле подарили щенка кокер-спаниеля. С этого времени в рассказах девочки фигурировал только один герой — обожаемый Джой (см. рис 51). Она рисовала про собаку картинки, сочиняла истории и однажды на занятиях решилась надеть на голову ободок с собачьими ушками. Через несколько минут она не просто играла Джоя. Она опустилась на четвереньки и носилась по ковру, взвизгивая и взлаивая. Она буквально каталась по полу, забыв про одежду, волосы и руки. Теперь она была не Юлей, а Джоем. Самое интересное, что после занятия она не вспомнила, что ее могут отругать за помятую блузку или пылинку в волосах.
С этого времени она все время играла Джоя. Она стала веселее, общительнее, и предложения порисовать красками уже не вызывали панический страх. Вот так маленький кокер-спаниель и возможность побыть в сказке стала для Юли лекарством от «чистой» зависимости. Потому что сказка несет нашим детям свободу, здоровье и любовь.

Кузнецова Светлана Алексеевна
«УРОКИ СКАЗОК»
Программы занятий по творческому развитию детей

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования