Общение

Сейчас 377 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

зимняя сказка в двух действиях
по мотивам русских народных сказок.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
КОЛОБОК.
ЗАЯЦ КОСОЙ.
МЕДВЕДЬ-МЕДВЕДУХНО.
ВОЛК СЕРЫЙ СМЕЛЫЙ.
ЛИСИЦА-ХИТРИЦА.
МУЖИК да БАБА.


Место действия: Поле. Изба.
Время: Зима, стужа лютая.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.
Звериная сторона. Чисто поле. Сидят на бревнышке ВОЛК да МЕДВЕДЬ, ЛИСА да ЗАЯЦ. Друг к дружке поближе жмутся – косточки греют. ВОЛК зубами стучит, МЕДВЕДЬ вздыхает, ЛИСА сказку сказывает, а ЗАЯЦ КОСОЙ плачет.
ЛИСА. В некотором царстве, в некотором государстве... в том, в котором мы живем, под номером седьмым, где мы сидим... снег горел – соломой тушили, много народу покрушили, тем дела не решили...
Это-ть присказка, а сказка-то будет после обеда, поевши мягкого хлеба...
ЗАЯЦ еще пуще заплакал.
МЕДВЕДЬ. Про что ты, зайчик косой, плачешь?
ЗАЯЦ. Как же мне, зайцу, не плакать, – когда у меня во рту вот уж который день – ни былинки, ни кро-о-о-шки-и-и-!
ЛИСА. Голодно тебе, зайчик?
ЗАЯЦ. Еще как голодно-то!
ЛИСА. А тебе, медведь?
МЕДВЕДЬ. Ох, голодно, лисафья...
ЛИСА. А тебе, волчок, голодно?
ВОЛК в ответ лишь зубами щелкнул.
ЛИСА. Нут-ко, братья, полно нам даром лясы точить, вон что надумала: станем, звери, голос тянуть, а кто не дотянет – того и съедим...
Помолчали ЗВЕРИ. Задумались.
МЕДВЕДЬ. Ох, станем, звери, делать, как лиса говорит... А то ж и помирать недалече...
ЗАЯЦ только всхлипнул в ответ, а ВОЛК зубами защелкал.
ЛИСА. Только уговор: кто не дотянет – того чтоб – сразу и рвать! А коли и я не вытяну – и меня чтобы рвать да есть – все равно!
Приосанились ЗВЕРИ. ЗАЯЦ встал, МЕДВЕДЬ кашлянул.
ЛИСА. Как чихну – так и начнем. Ну, с Богом. Ап-хчи-и!
Стали ЗВЕРИ голос тянуть. Тянут-потянут, а тут ВОЛК возьми да поперхнись – не вытянул стало быть...
ЛИСА. Уж ты не бессудь, любезный кум...
МЕДВЕДЬ. Жалко мне тебя, волк-волчок... ан, голодать-то в праздник – тяже-е-е-лый грех...
ЗАЯЦ. Уж и какой грех-то, Мишенька! И-и-и!
ВОЛК на такие слова как ощерится, да как рявкнет:
ВОЛК. А ну, подходи сюда, косой черт! Я, волк серый смелый, тебя, пострел, да и все ваше собацкое собрание в куски раздеру! Аву! Аву! Есть хочу!
ЛИСА. Голодно тебе, волк-волчок?
ВОЛК. Еще как голодно, лисафья. Так бы тебя и слопал...
ЛИСА. А тебе, зайчик косой, голодно?
ЗАЯЦ. Да все уж кишочки подвело, как голодно...
ЛИСА. А тебе, Мишенька?
МЕДВЕДЬ. Дак как не голодно-то, рыжая? День сидим, два сидим, – ан, жрать все охота...
ЛИСА. Дак и мне, мои любезные, голодно... Я вон что надумала: давайте, звери, того съедим, кто всех моложе. А ну как и я моложе – так и меня рвать станем – все равно.
МЕДВЕДЬ. Станем, братья, делать, как лиса говорит – все одно – помирать!
ЛИСА. Как чихну – так и будем, стало быть, свои годочки подсчитывать... Ну с Богом! А-а-ап-чхи-и-и!
Чихнула ЛИСА да сама первая и начала.
ЛИСА.
Вас-ить не было на свете –
Я была стара уж, дети...
МЕДВЕДЬ.
С ваших ранних детских лет
Был медведь уж стар н сед...
ЗАЯЦ.
Только народился свет –
Был косой и стар и сед!
ВОЛК думал-думал, башкою тряс – да как заорет не в склад да не в рифму...
ВОЛК.
На мне нет ни одной сединки!
Аву, аву, есть хочу!!!
МЕДВЕДЬ. Ну вот, на тебя, волхухно, жребий пал – тебя, стало быть, и есть станем...
ВОЛК. Ан, врешь, толстомясый. Еще поканаемся, кто кого будет есть!
МЕДВЕДЕ. Так ведь уговор...
ЗАЯЦ. Уговор-то был, волк-волчок...
ВОЛК. Уговор-то был, да весь вышел! Нут-ко подходи,– злобесная тварь, – тебя – живьем заглочу, а после – у толстопятого кусок выкушу! Аву! Аву! Есть хочу!
ЛИСА. Голодно тебе, волк серый смелый?
ВОЛК. Ох, и голодно, лиса! Ох, и голодно... Так бы ваше окаянное скодбище и слопал...
ЛИСА. А тебе, медведь-медведухно?
МЕДВЕДЬ. Голодно, голодно, лисонька...
ЛИСА. А тебе, голодно, зайчик косой?
ЗАЯЦ. Таз голодно, лисонька,– аж глазам темно!
ЛИСА. Так и мне, братья мои болезные, голодно...
М о л ч а н и е .
ЗВЕРИ на Лису глядят.
ЛИСА. Ох-хо-хо... Ан, я вот что надумала: станем, звери, имена петь – чье имечко лучше, а чье хуже – того и съедим.
МЕДВЕДЬ. И правда, сделаем, как лиса говорит! А то – не ровен час – помрем...
ЛИСА. Как чихну – так и начнем, стало быть. Ну, с Богом. А-пчхи-и!
ЗВЕРИ затянули хором:
ЗВЕРИ (поют хором).
Медведь-медведухно – имячко хорошее...
Лиса-олисава – имячко хорошее...
Волк-волхучно – имячко хорошее...
Заяц-зайчухно – имячко хорошее...
МЕДВЕДЬ. Про что, ты зайчик косой плачешь?
ЗАЯЦ. Дак как же мне, зайцу, не плакать? Кого ж мы – теперь есть да рвать станем?
ВОЛК. Не плач, заяц косой! Тебя-то и слопаем!
ЗАЯЦ. Дак как же меня-то,– когда ты сам же и пел:"«заяц-зайчухно – имячко хорошее»?
ВОЛК. Ну так толстомясого...
МЕДВЕДЬ. Так где ж толстомясого, сам, небось, слыхал: «медведь-медведухно – имячко хорошее»!
ВОЛК. А что ж и лису!
МЕДВЕДЬ. Так и у лисы-то имя хорошо... И у тебя, бирюк...
ЗАЯЦ еще пуще заплакал.
ЛИСА. Про что ты, зайчик косой, плачешь?! Давайте-ко лучше снова имена петь – чье имячко хорошее, а чье хуже – того и слопаем!
Снова запели ЗВЕРИ.
ЗВЕРИ.
Лиса-олисава – имячко хорошее...
Волк-волчухано – имячко хорошее...
Мужикова сторона. Изба. Изба не изба – два столба в землю врыты, а третьим покрыты. МУЖИК на полатях спит, а БАБА на скамейке расселась, голову ладошкой подперла, да сказку сказывает.
БАБА. В некотором царстве, в некотором государстве... в том, в котором мы живем, под номером седьмым, где мы сидим... снег горел... соломой тушили – много народу покрушили, тем дела не решили... Это-ть присказка, а сказка... Мужик! Ты дремлешь?
МУЖИК. Не-а... Я думу думаю.
БАБА. А что у тебя за дума?
МУЖИК. А что, сколько народу ни мрет, – а живет еще больше... Сколько пшеницу да овес в поле ни жнут,– а они все растут... Испеки мне, старая, колобок.
БАБА. Из чего печь-то? Муки-то нету.
МУЖИК. А что есть?
БАБА.
Липовых два котла – да и те сгорели дотла...
Чайник без крышки без дна – только ручка одна!
Сито с обечайкой, да веник с шайкой...
МУЖИК. А ты по коробу поскреби, да по сусеку помети – авось, муки-то и наберешь!
БАБА. Дак где ж ее наберешь? Ты б вот – с полатей встал, надел б порты, лошадей – саврасу да пегу – упряг, землю б вспахал, пшеницу сжал, обмолотил, смолол, да в короб снес!
МУЖИК. Не-а. Я думу думаю.
БАБА. Какая твоя дума-то?
МУЖИК. А что, сколько лесу ни жгут, ни рубят – а он все шумит... Сколько пряников да сластей с базару ни несут – а там все не убудет... Испеки мне, старая, колобок...
БАБА. Из чего печь-то? Муки-то нету.
МУЖИК. А чего есть?
БАБА.
Липовых два котла – да и те сгорели дотла...
Чайник без крышки без дна – только ручка одна... Сито с обечайкой да веник с шайкой...
Да еще... деревянный полок,
                на котором черт орехи толок...
МУЖИК. А ты по коробу поскреби, да по сусеку помети – глядь – муки-то и наберешь!
БАБА. Да где ж ее наберешь?! Ты б с полатей встал, порты б натянул, схватил ружо, да в чисто поле побег; медведей да зайцев настрелял, с них шкурки содрал, – да в город б свез, на муку сменял – да в короб снес!
МУЖИК. Не-а. Я думу думаю.
БАБА. Да какая твоя дума-то?
МУЖИК. А сколько овец да быков ни режь – а они все по полю ходют.. Сколько хлебов, да квасу в утробу ни суй – а все мало... Испеки мне, старая, колобок...
БАБА. Дак из чего печь? Муки-то нет!
МУЖИК. А что есть-то?!
БАБА. Липовые два котла...
МУЖИК (перебивает). А ты по коробу поскреби, по сусеку помети – муки-то и наберешь.
БАБА. Да где ж ее наберешь? Ты б с полатей слез, порты б натянул, взял бы гусли да бубен... По людским дворам бы песни играл, да байки приговаривал... Народ бы тебя любил, да в шапку деньги кидал, а ты б их в поташечку сложил, у соседа Мифокла муки купил, да в короб снес.
МУЖИК. Не могу. Я думу думаю.
БАБА. Некошна дума твоя! Уж лучше спи! Дай-ко, я тебе песенку спою...
П о е т .
Я качаю день и ночь...
Отойди, бессонье, прочь.
Отойди да отвались,
В темном лесе заблудись.
В темном лесе во кустах
Во малиновых листах.
МУЖИК (вскакивает с полатей). Лист малиновый, да под ним – ягода красна... да к ней – молочка студенаго глиняный горшок, да белаго хлеба кусок! Что за песни поешь – весь сон – вон! Испеки мне, старая, колобок!
БАБА. Из чего печь – мужи-то нет... Лежи уж – да косточки грей...
П о е т.
Я качаю день и ночь...
Отойди, бессонье, прочь!
Отойди да отвались,
В темном лесе заблудись.
В темном лесе, во кустах...
Во осиновых листах.
МУЖИК (вскакивает на полатях). Осина! Осина – не горит без керосина! Во печи огонь горит – на печи горшок стоит! В горшке – щи да каша – пища наша! Испеки мне, старая, колобок!
БАБА (поет).
Я качаю день и ночь...
Отойди, бесонье, прочь.
Отойди да отвались,
В темном лесе заблудись.
В темном лесе; во кустах...
Во... енотовых листах!
МУЖИК (вскочил на полатях). Енот?! Енот – что Федот – зубов полон рот! Он не беден не богат – полна горница ребят... Полна горница ребят – все по лавочкам сидят – Кашу масляну едят! Каша – масляна! Ложка – крашена! Что за песни! поешь – весь сон – вон!!! Испеки мне, старая, колобок!
БАБА. Тьфу! Пропади ты пропадом, прожора! Али голодно тебе?
МУЖИК. Да как же не голодно?! Ажно в глазах бело, да в кишках – звон! Ради праздничка святога, Христоса нашего – младенца да ангела... ужо и Богородицею тебя склинаю: испеки мне, старая, колобок...
Помолчала БАБА. Задумалась.
БАБА. Из чего печь-то?... Муки-то нету...
МУЖИК. А ты по коробу посреби, да по сусеку помети – авось муки-то и наберется!
БАБА. Ладно. И по коробу помету – авось что и вымету... по сусеку посребу – небось что и выскребу...
МУЖИК. Вот и ладно, старая. А я покамест подремлю...
Звериная сторона. ВОЛК да ЗАЯЦ, ЛИСА и МЕДВЕДЬ сидят на бревнышке – имена поют.
ЗВЕРИ (поют).
Волк-волхухно – имячко хорошее...
Волк-волхухно – имячко хорошее...
Медведь-медведухно – имячко хорошее...
Лиса-олисава – имечко хорошее...
Заяц-зайчухно – имячко плохое...
ВОЛК. Фу-фф... Стало быть, зайца и слопаем.
ЗАЯЦ. Волк, а волк! Чем же это мое имячко-то плохо?
ВОЛК. Не спрашивая меня, заяц, лису спрашивай.
ЗАЯЦ. Лиса-олисава! Чем ж мое имя плохо?
ЛИСА. Не спрашивай у меня, косой, – у медведя спроси...
ЗАЯЦ. Медведь-медведь! Чем мое имячко плохое?
МЕДВЕДЬ. Да ничем.
ЗАЯЦ. Дак что же ты спел тогда «заяц-зайчухно – имячко плохое»?!
МЕДВЕДЬ. А мне лиса моргнула.
ЗАЯЦ. Лиса-лиса! Зачем ты медведю моргнула?
ЛИСА. А меня волк толкнул.
ЗАЯЦ. Волк, а волк! Зачем ты лису толкнул?
ВОЛК. Я есть захотел – мне господь повелел! Давай-ко, рыжая зайца делить.
ЛИСА. Ох-хо-хо-нюшки, братья вы мои милые... Дак как же мы будем-то с вами зайца делишь, – коли у него четыре лапки, а нас-то – только трое-то и осталось...
МЕДВЕДЬ. Ан, нет, врешь, лисафья, нас-то – четверо!
ЛИСА. Трое, Мишенька.
МЕДВЕДЬ. Волк – раз. Лиса – два. Медведь – три. Заяц – четыре. Четверо как раз.
ЛИСА. Ан, заяц-то не в счет!
МЕДВЕДЬ. В счет!
ЛИСА. Нет, не в счет!
МЕДВЕДЬ. В счет! Это не по-божески, по-божески – когда по ровному делят! Тебе лапку, мне лапку, волку одну, да зайцу одну!
ЛИСА. Да ты рассуди, Мишенька, мы ж его съедим?
МЕДВЕДЬ. Съедим.
ЛИСА. Так на что ж тогда ему лапка?!
ВОЛК. Да что за собацкое сборище! Аву! Аву! Есть хочу! Давай, лисафья, зайца делить!
ЛИСА. Давай, куманек. Я так рассужу: тебе – лапка, медведю – лапка, а мне, рыжей, – остаточки...
ВОЛК. Ах, тебе, стало быть, две лапки?!
МЕДВЕДЬ. Это не по-божески, по-божески – когда поровну делят!
ЛИСА. Я только потому так говорю, что я старше.
ВОЛК. А я хыть и младше – зайца ужо схвачу – да в лес сволоку! Аву! Аву! Есть хочу!
ЛИСА. Я вот что надумала: станем звери голос тянуть – кто выше всех вытянет – тому, стало быть, и две лапки, а другим – по одной. Ты, заяц, не тяни.
МЕДВЕДЬ. И правда... Че те глотку попусту драть...
ЛИСА. Как чихну – так и потянем. А-пчхи!
Стали ВОЛК, МЕДВЕДЬ да ЛИСА голос тянуть.
Тут. ЗАЯЦ как закричит, да как подскочит...
ЗАЯЦ. Лиса-олисава! Волк да медведь! Гляньте: в мужиковей-то стороне дым пошел!
МЕДВЕДЬ. А?! Где?...
ЗАЯЦ. В мужиковой стороне! Во-о-он! Во деревне!
ВОЛК. Где? Да где же?!
ЛИСА. Да вон, иль ослеп, ты, серый?! Никак баба печь истопила...
ЗВЕРИ на цыпочках потянулись: воздух нюхают.
ВОЛК. Фу-у-уфф! Сто лет духу русского не видано да не слыхано было...
ЛИСА. Правда твоя, волчок... Русский дух долго спал – да скоро на ножки встал... Гляньте: зарево...
МЕДВЕДЬ. Дак что ж теперь будет-то? Ишь – звезды в небе горят...
ВОЛК. Сто лет живал – на босу ногу топор надевал – а такого не упомню, чтобы во деревне печка топилась, да русский дух по всему лесу разгуливал...
ЗАЯЦ. А ты, лиса, небось помнишь?
ЛИСА. Да я-то не упомню, да бабка мне сказывала, а ей – ея бабка, а той – та еще... как запалит баба печь, по коробу поскребет, да по сусеку мести станет... В белом масле пряжот, да на окошко поставит студить...
МЕДВЕДЬ. Дак что поставит-то? Что?
ВОЛК. Кого?
ЛИСА. А того, кого вкуснее да слаще на всем белом свете не сыскать!
Он по коробу скребен
По сусеку метен
На сметане мешан
В белом масле пряжон
На окошке стужен...
ЗАЯЦ. Да кто ж он – зверь али человек?
ЛИСА. Да не зверь да не человек...
МЕДВЕДЬ. Да кто ж тогда?
ЛИСА. Колобок. Колобок-колобок...
ВОЛК. Аву! Аву...
П р и н ю х и в а е т с я .
Колобок-колобок, я тебя съем...
МЕДВЕДЬ (принюхивается). Колобок-колобок! Я тебе съем...
ЛИСА. Колобок-колобок, я тебя съем... А ты, косой, тут покудова посиди...
ЛИСА, ВОЛК и МЕДВЕДЬ разбредаются.
ЗАЯЦ сидит на бревнышке.
ЗАЯЦ. Колобок-колобок... Колобок-колобок! Колобок-колобок!
Снова Изба.
МУЖИК на полатях спит, а БАБА над Колобком колдует: набрала в рот воды и ну его прыскать... Потом полотенце льняно взяла и ну махать над ним да приговаривать:
БАБА. Русский дух долго спал – да скоро на ножки встал – не велик, не мал! И по коробу скребен, по сусеку метен, на сметане мешан, в белом масле пряжон... Мужик! Ты дремлешь? Вот проснется Мужик, глянет на тебя, да охнет, да съест от корки до крошки...
И-и-и-их! Взбрыкнет в нем сила молодецкая – встанет он с пола­тей, порты натянет, подымет ружо – да в лес, что хромой бес...
Стрельнет лисицу-хитрицу, да зайца косого...
Пульнет в медведя толстопятого, да в волка злющего...
Будет у нас тогда мясо да шкурки, гривны да полтины в кожурке...
Будем жить-поживать, злого горя не знать да не мыкать...
Слышь?! Мужи-и-ик? Ты дремлешь?
Снова БАБА колдует над Колобком.
Ах, какой ты круглый да ровный – не черен, да не бел, не велик, не мал... И по коробу метен... по сусеку скребен... в белом масле пряжон... Мужик! А му-у-жик! Вставай! Вста-а-а-а-а... А-а-а! А! А-а-а!
А ну как проснется Мужик... глянет на тебя, охнет... да съест от норки до крошки... Взбрыкнет в нем сила молодецкая – встанет с полатей, порты натянет, подымет ружо...
Стрельнет в злющего волка – а попадет в соседа Мифокла?
Пульнет в медведя толстопятого – а попадет – в зыбку с робятам?
Пульнет в зайца косого – а убьет – монаха святога?
Стрельнет в рыжу лисицу - а попадет... в Божью десницу?!
Как не станет нам ни покою, ни благодати... Ни божьего миру, ни чести, ни знати... Уж лучше лежать ему на полати...
К о л о б к у.
Ступайко ты, милай, со двора да на волю по Божьему полю. Покатися по белому свету: по крылечку, по двору да по полю снежному... Ишь, звезды в небе горят – промеж собой говорят... Поле не меряно, овцы не считаны... Ну, ступай...
Толкнула она легонечко КОЛОБОК – а тот и покатился с крылечка во двор, со двора да на улицу... Тут БАБА и спохватилась.
БАБА. Мужи-и-ик! А мужиик!!! Ох, горе горемычное да беда! Беда да горе!
МУЖИК. А?! Поскребла да помела?! Готов колобок?
БАБА.
Готов колобок – дак в чисто поле убег!
МУЖИК.
Что ж ты, бесовская тварь, глядела?!
БАБА.
Дак скрестивши руки сидела.
А кабы встала – небо достала!
МУЖИК. Дак на что ж тебе Господь руки да ноги дал?!
БАБА.
Ах, кабы руки – связала.
А кабы ноги – догнала!
МУЖИК. Дак на что ж тебе Господь наш небесный язык да глаза приставил?
БАБА.
Кабы глаза – увидала
Кабы язык – рассказала!
МУЖИК. Окаянное твое житье! Злобесный разум!
МУЖИК вскакивает на полатях.
Вон он! Да вон! Подавай порты – с крыльца спрыгнул!
БАБА.
Дак порты твои – мало ношены –
Только в помойну яму заброшены!
МУЖИК. Спрягай лошадей – по дороге бежит!
БАБА.
Дак лошадь пега – по полю бегат...
А лошадь савраса – на ней вся шкура в груду собралася!
МУЖИК. Уу-у-у! Проклятье! Ввел дьявол в беду – а сам – да и в сторону?! Подавай ружо – в лес кинулся!
БАБА.
Да ружо твое ново зело –
В позапрошлого году в землю вросло!
МУЖИК. Сапоги тащи – в поле катится!
БАБА.
Дак они ж на тебе уж сто лет обуты –
Да только не хожены ни минуты!
МУЖИК. Глянь: никак по небу пошел?! Лесенку давай! Лесенку!
БАБА.
Дак по колышку расщепила да печку сложила...
Сожгла дотла – колобок пекла...
МУЖИК. Ну тогда – вой!
БАБА. Ой-ой!

Конец первого действия.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Звериная сторона. Чисто поле. Катится, катится КОЛОБОК, а навстречу ему – ЗАЯЦ. Сидит ЗАЙЧИК да плачет. Слезы горькие из глаз текут – на морозе стынут...
КОЛОБОК. Про что ты, зайчик косой, плачешь?
ЗАЯЦ. Как же мне, зайцу, не плакать? Затеяли мы с волком, Лисой да медведем имя петь: чье имячко хорошее, а чье плохое – того чтоб и съесть. И затянули:
Лиса-олисава – имячко хорошее,
Медведь-медведухно – имячко хорошее,
Волк-волчухано – имячко хорошее,
Заяц-зайчухно... заяц-зайчухно... имячко... плохо-ой-ой-ой-ой!
П л а ч е т.
КОЛОБОК. Про что ж ты, зайчик косой, плачешь?
ЗАЯЦ. Да как же мне, зайцу не плакать,– когда уж они и лапки мои промежду собой поделили?! Ой-ой-ой! А-а-а-а! Пропадай моя шкурка белая, пропадай мой хвостик пушистый! А-а-а-а!
КОЛОБОК. Про что ж ты, зайчик косой, плачешь?!
ЗАЯЦ. Дак как же мне, зайцу, не плакать?! Что ж мне делать тогда?!
КОЛОБОК. Дак сесть посреди поля да заорать что есть мочи:
Заяц-зайчухно – имячко хорошее,
Заяц-зайчухно – имячко хорошее,
Заяц-зайчухно – имячко хорошее –
Лиса-олисава – имячко плохое!!
А я тебе, косой, подпевать стану. Лиса-то услышит – и ну бежать! В нору забьется, да хвост запрячет! А мы с тобой:
Заяц-зайчухно – имячко хорошее,
Заяц-зайчухно – имячко хорошее!
Заяц-зайчухно – имячко хорошее!
Волк-волчухано – имячко плохое!
А волк-то пойдет мимо как раз, услышит, да как себя за лапу укусит! да и похромает прочь! А мы – про медведя петь! А он – заслышит да с ужасу на дерево запрыгнет да так там до весны и провисит! Вот и некому тебя есть да рвать станет!
ЗАЯЦ. А ежели они все вместе пойдут?
КОЛОБОК. А мы – в сугроб спрячемся; я-то посвистом засвищу, а ты – кричи: Братцы волк да лиса да медведь! Спасите-схороните! Меня, косо­го, черти в ад волокут! Они испугаются и ну бежать! А мы – за ними!
ЗАЯЦ. А ну как они в сугроб заглянут?
КОЛОБОК. А мы их щекотать!
ЗАЯЦ. А коли смеяться не станут?
КОЛОБОК. А мы – ходы рыть!
ЗАЯЦ. А ну – углядят?
КОЛОБОК. А мы – мертвяками в снег кинемся!
ЗАЯЦ. А коли учуют?
КОЛОБОК. А мы – к сороке на хвост!
ЗАЯЦ. А коли поймают?
КОЛОБОК. А мы – в саже измажемся и ну плясать!
ЗАЯЦ. А коли узнают?
КОЛОБОК. Ну тогда, заяц косой, плакать будем.
Подумал-подумал ЗАЯЦ, утер слезы.
ЗАЯЦ. А что? А давай! Тут что ли сядем?
Уселись ЗАЯЦ и КОЛОБОК на бревнышко.
КОЛОБОК и ЗАЯЦ (поют).
Заяц-зайчухно – имячко хорошее...
Заяц-зайчухно – имячко хорошее...
Тут ЗАЯЦ примолк.
КОЛОБОК (поет).
Заяц-зайчухно – имячко хорошее...
ЗАЯЦ. Стой! Ишь, хитрющий какой: мое-то имячко – на весь лес горланить, а твое-то – молчок?! Нет, коли на то пошло – давай-ко и твое имя петь!
КОЛОБОК. А что ж! И Давай!
ЗАЯЦ. А ну!
КОЛОБОК. А чего?
ЗАЯЦ. Дак как тебя звать-то?
КОЛОБОК. Дак... не помню...
ЗАЯЦ. А ты вспоминай! Как тебя другие-то кличут?
КОЛОБОК. Помню, бабка сказывала: русский дух долго спал, да скоро на ножки встал... А как звала-то и забыл...
ЗАЯЦ аж подскочил, да на лапки задние присел, ухи навострил да носом повел по ветру...
ЗАЯЦ. Ты по коробу метен?
КОЛОБОК. Метен.
ЗАЯЦ. По сусеку скребен?
КОЛОБОК. Скребен.
ЗАЯЦ. В белом масле пряжон?
КОЛОБОК. Пряжон.
ЗАЯЦ. На окошке стужен?
КОЛОБОК. Стужен.
ЗАЯЦ. И от бабки ушел?
КОЛОБОК. Ушел!
ЗАЯЦ. И от дедки ушел?
КОЛОБОК. Ушел!
ЗАЯЦ. Ой-ой-ой! А-а-а-а!
И заплакал ЗАЯЦ пуще прежнего.
КОЛОБОК. Про что ты, зайчик косой, плачешь?
ЗАЯЦ. Как же мне, зайцу, не плакать?! Колобок, колобок, я тебя съем!
КОЛОБОК. А ты не ешь меня, заяц косой!
ЗАЯЦ. Дай как же мне тебя не съесть, ежели, лиса сказывала, что ничего-то вкусней да мягчее тебя на всем белом свете не сыщешь! А-а-а! Пропадай моя шкурка белая!
КОЛОБОК. Про что ты, зайчик косой, плачешь?
ЗАЯЦ. Как же мне, зайцу, не плакать? Съем тебя – кто ж со мною на весь лес горланить будет: заяц-зайчухно – имячко хорошее?!
КОЛОБОК. Дак ты не ешь меня, заяц косой.
ЗАЯЦ. Съем. Уж лучше я перед смертью утробу набью, чем потом всю жизнь каяться, что счастье свое упустил, по ветру развеял...
КОЛОБОК. Что ж, чему быть – того не миновать. Прощай, заяц косой.
Протянул КОЛОБОК ЗАЙЦУ руку, ЗАЯЦ –  хвать! И обжегся – завизжал, запрыгал, запричитал...
КОЛОБОК. Про что ты, зайчик косой, плачешь?
ЗАЯЦ. Как же мне, зайцу не плакать?! Пропадай моя шкурка пушистая! Ты по коробу метен?
КОЛОБОК. Метен.
ЗАЯЦ. По сусеку скребен?
КОЛОБОК. Скребен.
ЗАЯЦ. В белом масле пряжон?
КОЛОБОК. Пряжон.
ЗАЯЦ. На окошке стужен?
КОЛОБОК. Стужен.
ЗАЯЦ. Стужен, стужен, да не выстужен! Как же я тебя теперь есть стану!? А-а-а-а! Ой! Ой-ой-ой!
КОЛОБОК. А ты простуди меня, заяц косой, по снегу белому, да подуй; а потом уж и съешь. А я тебе, покуда, песенку спою.
 ЗАЯЦ. А ну... А давай-ко...
Стал ЗАЯЦ Колобка студить. Катает его по снегу белому, а тот ему сказку рассказывает...
КОЛОБОК. В некотором царстве, в некотором государстве... в том, в котором мы живем, под номером седьмым, где мы сидим... Жил заяц-белоус, надел на голову арбуз, а на нос огурец и построил великолепный дворец... Это присказка-ть длинна, а сказка-та еще длинней будет... Студи меня, заяц косой...
Вот пришли раз к дворцу тому волк, медведь да лиса, поразила их хоромов краса, стук-постук – никого нет вокруг. Сорока пролетала – хвостом взмахнет: кто в домике живет? – спрашизают волк, медведь да лиса... Сорока в ответ: никого теперь нет! Жил заяц-белоус, надел на голову арбуз, а на нос огурец и построил великолепный дворец... Вот, – говорит лиса, – заяц придет, а мы его – хоп! – и сжуем да славно в домике заживем! А заяц-то белоус пришел да и слушает... А медведь его учуял да и за уши!
ЗАЯЦ. Не нравится мне твоя песенка, колобок! Уж лучше я тебя теперь съем – ты, верно, простыл уж...
КОЛОБОК. Как знаешь, косой... А ну как песенка моя тебя потом от волка да медведя, да от лисы упасет?
ЗАЯЦ. А ну как не упасет?
КОЛОБОК. А ну как – выручит?
ЗАЯЦ. Ладно... досказывай, коли начал...
КОЛОБОК. Отвечает им заяц-белоус: ох, вы милые мои звери... не того зайца вы чуть было не съели: смотрите: какой я щуплый да худой – где ж мне дворец построить?.. Ваш-то заяц – большой да мясистый – теперь в колодце сидит, ноги студит – там его и ловите. Пошли к колодцу, заяц – всех впереди – дорогу указывает. Вот пришли они – заяц-то первый в колодец заглянул – лиса, волк да медведь – за ним... Видят: в колодце заяц сидит – огромный да пригожий – ну и прыг туда все! Да и потонули... А заяц-белоус во дворец вернулся... капустку ест, морковку жует – так там и живет. Все, сказке конец, а кто слушал – молодец. А теперь – ешь меня, заяц косой!
ЗАЯЦ. Колобок-колобок, дак как же они в колодце зайца-то углядели?
КОЛОБОК. А ты загляни в колодец – вдруг да и ты его там увидишь?
Подошел ЗАЯЦ к колодцу, заглянул.
ЗАЯЦ. Дак там темень одна.
КОЛОБОК. А ты гляди-гляди , а как месяц на небо выйдет – так его и увидишь... А я покудова тебя здесь подожду.
ЗАЯЦ опустил голову в колодец, да так и застыл.
А тут из лесу ВОЛК вышел. Принюхался.
ВОЛК. Фу-ффу-фу... Прежде русского духа видом не видывал, слыхом не слыхивал, а теперь – русский дух сам в рот катится!
КОЛОБОК. Здорово, волк-волчухано!
ВОЛК. Ты по коробу метен?
КОЛОБОК. Метен.
ВОЛК. По сусеку скребен?
КОЛОБОК. Скребен. На сметане мешон. В белом масле пряжон. На окошке стужен. И от бабки ушел. И от дедки ушел. И от зайца ушел.
ВОЛК. Тебя-то мне и надобно. Фуфф. Колобок-колобок, я тебя съем.
КОЛОБОК. Не ешь меня, волк-волчухано, – я тебе песенку спою. В некотором царстве в некотором государстве в том, в котором мы живем, под номером седьмым, где мы сидим... жил-был баран в сто семьдесят лет – глаз не видит да зубов нет... шел он раз по дороге, а навстречу ему волк-зубами-щелк-пощелк. Говорит волк: баран, баран, я тебя съем, мне Господь повелел. Отвечает ему баран в сто семьдесят лет – глаз не видит да зубов нет – съешь меня, волк-волчок, – я старый баран – мне жизнь не мила... Становись под горою, да разивай свою пасть, а я стану на горе, разбегусь – да прямо в рот тебе и вскочу... Послушался волк барана, встал под горою, а тот как разбежится да как вдарит волка своим бараньим лбом. Из того и дух вон. А баран-то дальше поплелся. Вот и сказке конец.
ВОЛК. Не нравится мне твоя песенка, колобок.
КОЛОБОК. А не нравится – так бери оглобли, впряги кота в решето, да езжай в тридевятое царство в тридесятое государство под номером седьмым, где мы сидим...
ВОЛК. Колобок-колобок, я тебя съем!
КОЛОБОК. Что ж... какова стрела – такова судьба. Прощай, волк серый смелый...
Протянул КОЛОБОК ВОЛКУ на прощание руку, тот ее и схватил...
ВОЛК. Аву! Аву! Да что ж ты такой скверный да черствый!? Лисафья-то говорила давеча, что ничего вкусней да мягчей тебя на всем белом свете не сыщешь!
КОЛОБОК. Так меня уж заяц косой студил-студил, да и выстудил.
ВОЛК. А-а-а! Злобесная тварь. Погоди... теперь вот тебя съем, да за него примусь! Аву! Аву! Есть хочу!
КОЛОБОК. И вправду, волк-волхухано, что тебе за радость теперь об меня свои молодые зубья-то ломать?
ВОЛК. Так надо ж чего-нибудь поесть!
КОЛОБОК. А ты – вот что – становись-ка вот тут да и пасть разивай, а я – разбегусь да прямо к тебе в рот целиком и вскочу!
ВОЛК. И то правда. Тут что ли встать?
КОЛОБОК. Хотя бы и тут.
Разинул ВОЛК пасть, а КОЛОБОК разбежался и – р-р-раз!- ему в лоб. Рухнул ВОЛК на землю – ни мертв ни жив – а КОЛОБОК вздохнул и рядом уселся.
Долго ли коротко ли сидел – глядь: МЕДВЕДЬ по полю бредет. Подошел, увидал ВОЛКА, башкою потряс. Увидал ЗАЙЦА, что в колодец глядит да и спрашивает у него:
МЕДВЕДЬ. Ии-и-и! Никак покойник? О-о-ох... Что ж за судьба-кручина, не щупна лучина... Кто ж его прибил-то, зайчик? Эй! Заяц! Ты дрыхнешь?
КОЛОБОК. Наладился волк-куманек меня съесть, да я заместо пасти с разбегу да и влети ему прямо в лоб... Лежит теперь да стонет....
МЕДВЕДЬ. Живой, стало быть?
КОЛОБОК. Живой-то живой... дак в себя нейдет.
МЕДВЕДЬ. Так и поделом ему, разбойнику да безбожнику! Скольких коровенок да лошадей, баранов да ишаков изгрыз, курой – и той не побрезгует! Зверь – да и только! Тебя – вон какую малявочку – и ту не щадит... А ты-т – что за чудо? Сколько лет по лесу да по полям брожу – а такого зверя не видывал...
КОЛОБОК. Я-то? Родом меньшой да разумом большой...
МЕДВЕДЬ. А как звать-то тебя?
КОЛОБОК. А звать меня: ни дров, ни лучины – живу себе без кручины.
МЕДВЕДЬ (принюхался, насторожился). И-и-и! Ты мне хитрость не строй! Русским духом, небось, не даром пахнет... Ты по коробу метен?
КОЛОБОК. По сусеку скребен.
МЕДВЕДЬ. В белом масле пряжон?
КОЛОБОК. На окошке стужен.
МЕДВЕДЬ. И от бабки...
КОЛОБОК. Ушел. И от дедки ушел.
МЕДВЕДЬ. И от зайца ушел?
КОЛОБОК. И от волка ушел!
МЕДВЕДЬ. Колобок, колобок, я тебя съем.
КОЛОБОК. А ты не ешь меня, медведь-медведухно.
МЕДВЕДЬ. Дак что ж мне делать, когда я есть хочу?
КОЛОБОК. А я тебе песенку спою: в некотором царстве в некотором государстве... в том, в котором мы живем под номером седьмым, где мы сидим... На море на окияне на острове Кидане стоит бык кормленый в правом боку нож точеный... Приходи, ножом быка режь, говядину ешь, да помалкивай... А бык-то сказки тебе сказывает да хвостом помахивает... А мясо-т его – сколько ни ешь, а все растет... А в другом-то краю...
МЕДВЕДЬ. Стой! С начала сказывай, где бычок стоит.
КОЛОБОК. В некотором царстве...
МЕДВЕДЬ. Стой! Сядь-ко от волка в аршин, да от меня в вершок – не ровен час – очнется волк – я и ахнуть не поспею, а он тебя уж и слопает.
КОЛОБОК на ноги встал, хотел пересесть было...
МЕДВЕДЬ. Стой! Дай-ко я тебя сам понесу – не ровен час удерешь от меня...
Схватил МЕДВЕДЬ КОЛОБКА, уволок от ВОЛКА подальше.
КОЛОБОК. Так ладно?
МЕДВЕДЬ. Ан-нет, неладно... К зайцу близко. Я хыть и силен, да больно не прыток. Я тяжел, а заяц увертлив. Проснется – я и ахнуть не поспею – а он уж тебя и съест.
Снова перетащил МЕДВЕДЬ Колобка.
КОЛОБОК. Так ладно?
МЕДВЕДЬ. Ладно-то ладно... Так ведь теперь – лес недалече... Выйдет рыжая лиса – и ахнуть не поспеем с тобой – она уж оближется...
Поволок МЕДВЕДЬ Колобка на другую сторону.
КОЛОБОК. Так ладно?
МЕДВЕДЬ. Ладно-неладно, а только теперь – к деревне близко... А ну как возьмет мужик ружо да и стрельнет? Меня наповал, да и тебя за обедом слопает...
Снова схватил МЕДВЕДЬ КОЛОБКА, понес да и посадил на бревнышко, где КОЛОБОК и сидел сначала...
МЕДВЕДЬ (отдуваясь). Ох, и тяжел ты, братец... Садись-ко сюда на бревнышко... Авось досюда не добегут, не поймают...
КОЛОБОК. В некотором царстве...
МЕДВЕДЬ. Стой! Снова неладно! К волку близко. Колобок-колобок, я тебя съем. А ты у меня в кишочках, в тепле да уюте, песни петь станешь.
КОЛОБОК. Чтож, я и не упорствую, что ты меня съешь – дай только я сперва тебя смеряю.
МЕДВЕДЬ. На что ж тебе с меня мерок снимать – чай не шубу шить?
КОЛОБОК. Вот дурень. Дай же я только смеряю, влезу ль я еще в тебя-то?
МЕДВЕДЬ. А что ж... И смеряй. А долго ль мерить-то?
КОЛОБОК. Долгонько...
МЕДВЕДЬ. Дак я прилягу тогда... Али нельзя?
КОЛОБОК. Ложись. Лежи поперек дороги да храпи да в небо гляди. А я на дерево влезу, да засвищу посвистом... а как мой свист да твой храп до неба дойдут, как полетят по небу волки серые – считай, что я, медведь-медведухно, тебя измерил.
Улегся медведь, да захрапел, а тут и ВОЛК очнулся. Сел, глаза раскрыл.
ВОЛК. Ты ...по коробу метен?
КОЛОБОК. Метен.
ВОЛК. По сусеку скребен?
КОЛОБОК. Скребен.
ВОЛК. В белом масле пряжон. На окошке стужен. И от бабки ушел. И от дедки ушел. И от зайца ушел.
КОЛОБОК. От медведя ушел!
ВОЛК. Колобок-колобок, я тебя съем!
КОЛОБОК аж подпрыгнул да как стал по снегу кататься да хохотать
КОЛОБОК. Ой, не могу... Ой, уморил... Ой! Да что ты, волк серый смелый? Так ты ж меня давеча-то уж и съел!
ВОЛК. Как так – съел-то?
КОЛОБОК. А вот как... Ты меня волк-волхухано, в чистом поле поймал?
ВОЛК. Поймал.
КОЛОБОК. Тут, на этом месте, стоял?
ВОЛК. Стоял.
КОЛОБОК. Пасть свою разивал?
ВОЛК. Разивал.
КОЛОБОК. Я в пасть к тебе с разбегу скакал?
ВОЛК. Скакал.
КОЛОБОК. А ты зубами щелкал?
ВОЛК. Щелкал.
КОЛОБОК. Так значит, волк-куманек, ты меня съел?
ВОЛК. Съел.... Аа-а-а! Фу-фф Фуф. Кабы я тебя съел – то брюхо у меня было б полнехонько?
КОЛОБОК. Полнехонько.
ВОЛК. Так ведь брюхо-то у меня пусто! Значит, ты, бездельник, меня обманул.
КОЛОБОК. А ну как брюхо у тебя не пусто?
ВОЛК. Как это не пусто – когда я аву! аву! есть хочу! Колобок, колобок, я тебя съем.
КОЛОБОК. Как же ты меня, волк серый смелый, есть станешь – а может, я у тебя в брюхе сижу?
ВОЛК. А коли нет тебя там? Что ж мне, опять голодному по лесу рыскать?
КОЛОБОК. А давай с тобою, волк-волчухано, в небо прыгать. Коли я тебя перепрыгну – значит, ты тяжелее и брюхо у тебя полное, а стало быть, – моя правда...
ВОЛК. Ну уж коли я тебя перепрыгну – то и брюхо у меня пустое – так и моя правда тогда. И съем тебя, стало быть!
КОЛОБОК. Идет.
ВОЛК. Как чихну – так значит, и прыгаем. Ну с Богом. А-пчхи!
Прыгнули ВОЛК да КОЛОБОК в небо синее, да исчезли.
МЕДВЕДЬ храпит да не видит ничего, а тут ЗАЯЦ из колодца голову вынул да в небо поглядел.
ЗАЯЦ. Ой! Ой! Волки по небу летят! Брат мой заяц-белоус в колодце сидит!
Снова сунул голову в колодец, а тут КОЛОБОК да ВОЛК с неба упали.
КОЛОБОК. Ну что, брате волк, высоко ли прыгнул?
ВОЛК. Ох, высоко...
КОЛОБОК. Так ведь и я высоко... А что ты видал?
ВОЛК. Видал? Леса кромку, да деревню с избами, белогород с церквами да бело поле, да землю...
КОЛОБОК. А велика ли земля была?
ВОЛК. С жернов...
КОЛОБОК. И моя с жернов...
ВОЛК. Давай, стало быть, опять. Ну, с Богом. А-пчхи!
Снова прыгнули КОЛОБОК да ВОЛК. А тут как раз МЕДВЕДЬ проснулся да как заревет:
МЕДВЕДЬ. Во-о-олкк! Волки по небу летят! Колобок, колобок, ты меня смерил?
Снова упали ВОЛК и КОЛОБОК.
КОЛОБОК. Ну что, брате волк, высоко ли прыгнул?
ВОЛК. Высоко...
КОЛОБОК. Дак ведь и я высоко... А велика ли земля была?
ВОЛК. С яичну сердцевину...
КОЛОБОК. И моя с сердцевину.
ВОЛК. Давай, стало быть, опять в небо прыгать.
МЕДВЕДЬ. Колобок-колобок! Волки-то по небу уж летели, да все на землю упали! Смерил ты меня, али нет еще?
КОЛОБОК. Смерил, медведухно, еще как смерил.
МЕДВЕДЬ. Дак что ж... дак стало быть... колобок-колобок, я тебя съем...
ВОЛК. Что?! Ишь, чего захотел, толстомясая тварь! А ну, подходи, коли жизнь не мила...Я – волк серый смелый!
МЕДВЕДЬ. Что же, волк серый смелый... Давай силу пытать.
ВОЛК с разбегу ударил медведя, а МЕДВЕДЬ – волка... ВОЛК упал, а МЕДВЕДЬ пропал. КОЛОБОК только вздохнул тяжело да возле волка уселся. ЗАЯЦ КОСОЙ в колодец глядит – не шелохнется... А тут – откуда ни возьмись – ЛИСА бежит, следы хвостом заметает.
ЛИСА. Ох-хо-хо-нюшки-хо-хо... Раньше-то духу русского видом не видывала, слыхом не слыхивала – а нынче-то русский дух сам на язычок скачет!
КОЛОБОК. Здорово, лисица-хитрица!
ЛИСА. Здравствуй, колобочек, миленький дружочек. Колобок-колобок, я тебя съем.
КОЛОБОК. Не ешь меня, рыжая лиса – я тебя песенку спою. В некото...
ЛИСА. Ан, нет, мил дружок, не по себе сук рубишь! Песни-то распевать и я, рыжая лисица, – мастерица. Али спеть тебе мою песенку?
КОЛОБОК. А что ж. И спой.
ЛИСА. В некотором царстве в некотором государстве, в том, в котором мы живем, под номером седьмым, где мы сидим... катится-катится колобок, а навстречу ему лиса: колобок-колобок, я тебя съем! А он ей: не ешь меня, мати лисица, я тебе песенку спою: «Я по коробу метен, по сусекам скребен, в белом масле пряжон, на сметане мешон, на окошке стужен, я от бабки ушел, я от дедки ушел, я от зайца ушел, я от волка ушел, от медведя ушел... а от тебя, лиса – и подавно уйду!»
А лиса-то ему в ответ: ах, какая славная песенка, вот бы послушать еще разочек. Только вот я стара стала да плохо слышу... Сядь-ко ко мне на носок да пропой еще разок! Он и сел. Как начал петь:”«Я по коробу...»," а она его «ам»! –  и съела! Понравилась тебе моя песенка, колобок? Что глядишь да моргаешь?
КОЛОБОК. Вижу, в тебе много лести – хочешь ты меня съести...
ЛИСА. Что ж тут поделаешь? Вот уж и съем!
КОЛОБОК. Дак коли сам плох – так не поможет Бог. Прощай, рыжая... Как говорится: вот и сказке конец, а кто слушал – молодец!
Помолчала ЛИСА. Помедлила. Потом и говорит:
ЛИСА. Ан, нет, погоди да постой. Скоро сказка сказывается – да не­скоро дело делается... Съесть-то тебя дело нехитрое,...
КОЛОБОК. А нехитрое – дак и съешь!
ЛИСА. Ты от бабки ушел?
КОЛОБОК. Ушел.
ЛИСА. Ты от дедки ушел?
КОЛОБОК. Ушел.
ЛИСА. И от зайца?
КОЛОБОК. Ушел.
ЛИСА. От медведе?
КОЛОБОК. Ушел.
ЛИСА. И от волка?!
КОЛОБОК. Ушел. А от тебя, рыжая, и подавно, уйду.
ЛИСА. Уж больно ты хитер да мудер... Колобок-колобок, давай с тобою хитростью сменяемся!
КОЛОБОК. И-и-и! рыжая... Нет у меня никакой такой хитрости, а лучше ты меня съешь!
ЛИСА. Ан, нет, не буду! Колобок-колобок, давай с тобою хитростию да умом меняться!
КОЛОБОК. Ан, нет, не хочу! Ешь меня, рыжая лиса!
ЛИСА. Ан, нет не стану! Давай меняться!
КОЛОБОК. Ну, Бог с тобою, сменяемся...
ЛИСА. Нет, не перехитришь ты меня! Лучше я тебя съем.
КОЛОБОК. Ох, не перехитришь тебя, лисанька! Ешь!
ЛИСА. Нет, не стану! Колобочек, миленький дружочек, давай хитростью сменяемся!
КОЛОБОК. А что ж! А давай!
ЛИСА. Ан, нет, уж больно в широки сани садишься! лучше-ко я тебя съем!
КОЛОБОК. Съешь!
ЛИСА. Ах, ты надо мною издевку строить? Не съем!
КОЛОБОК. И не надо!
ЛИСА. А вот и съем!
КОЛОБОК. Ешь!
ЛИСА. Не хочу! Не стану! Бесовская хитрость! не проведешь! Не обманешь! Совесть прокаженная! Съем! Не съем!!!
Совсем разметалась старая, раскашлялась, на белый снег повалилась, заохала, запричитала... КОЛОБОК ей снегу меж ушей посыпал, растер, а сам – рядышком сел.
КОЛОБОК. А что, мати лисица... Коли исполню враз три твоих желанья заветных – отпустишь меня на волю гулять по свету белому?
ЛИСА. Дак где ж тебе моих желаний исполнить-то? Кто ты – человек, али неведомый бес? Чо те имя?
КОЛОБОК. А какие ж твои желанья – заветные, не продажные? Говори, али сама не ведаешь?
ЛИСА. Знать-то ведаю... ведать-то знаю...
КОЛОБОК. Ан, нет! Не знаешь! Не ведаешь!
ЛИСА. Накорми ты меня досыта, напои ты меня допьяна да летать научи... Вот и отпущу тебя с Богом в чисто поле гулять... Ан, не накормишь, не напоишь, да не научишь.
КОЛОБОК. Дак это рази служба, рыжая лиса? Перво-наперво – накормлю я тебя досыта...
ЛИСА. Не накормишь... Уж сколько лет живала – а досыта не едала...
КОЛОБОК. Ан, слушай... Вот тебе моя песенка... В некотором царстве в некотором государстве... в том, в котором мы живем... под номером седьмым, где мы сидим, отправилась лиса в брянские лиса... А там – сидит петух на дубу... Говорит лиса петуху: ты есть грешник, ты есть беззаконник: у тебя семь жен – ты завсегда грешен! Я есть духовная ваша мать... слезь ко мне, раскайся ты мне! На том свете есть пшеница яровая и озимая, я вас туда пускаю, хорошим кормом наслаждаю. Досыта ли, хитрая лиса,– али дальше сказывать?
ЛИСА. Нет, не досыта, колобок, не досыта!
КОЛОБОК. Тот петух польстился на лисий дух, с сука на сук спускался, с деревом прощался, да и сел лисе на голову. Схватила лиса петуха себе в уста, понесла его в густые куста... Досыта ли, лисанька?
ЛИСА. Нет, не досыта...
КОЛОБОК. Съела она петуха, отвисла у ней требуха, пошла она к реке жажду затушать. Пришел серый воли, взял лису за спину, сдернул с нее кожурину, съел ее до остатка и показалось волку сладко...
Досыта ли теперь?
ЛИСА молчит.
Досыта ли, лисонька, али дальше сказывать?
ЛИСА. Досыта, колобок, досыта...
КОЛОБОК. Ан, то еще полслужба... Теперь напою я тебя допьяна, мати-лиса...
ЛИСА. Не напоишь...
КОЛОБОК. Уж, напою...
ЛИСА. Сколько живала – пила-пила – а уж допьяна не пивала...
КОЛОБОК. В некотором царства в некотором государстве... в том, в котором мы живем... под номером седьмым, где мы сидим, повадилась хитрая лиса у мужика кур таскать. А мужик – возьми да повесь на забор кувшин... ветер дует, а кувшин: бу-бу-бу! Приходит хитрая лиса, слушает: что такое гудет? Увидала кувшин, схватила, надела к себе на шею: погоди, кувшинище-дурачище, я тебя утоплю! Понесла кувшин в прорубь, стала его топить, кувшин-то захлебнулся водою – бурк, бурк – и тянет хитрющую лису на дно. Лиса просит: кувшин-кувшин, не топи меня – я ж тебя только постращала, а кувшинище-дурачище не слушает, все тянет на дно... И утопил лису. Ну что, хитрая лиса, напоил я тебя допьяна или дальше сказывать?
ЛИСА. Сгинь, бесовская сила! Да кто ж ты есть, наконец, человек – али неведомый зверь?
КОЛОБОК? А теперь садись-ко на меня, мати-лисица, я тя летать выучу...
ЛИСА. Ан, нет, не выучишь... Где ж то видано на белом свете,– чтобы лисицы рыжие по небу летали, хвостом помахивали?
КОЛОБОК. А вот и поглядим, да только крепче держись! И-и-и-и!
Подпрыгнул КОЛОБОК да и в небе с Лисой вместе исчез... А тут – МУЖИК да БАБА бегут, новую лесенку на плечах тянут. МУЖИК вдруг застыл да ткнул в небо рукою.
МУЖИК. Вон! Во-о-он!
БАБА. Да где же?
МУЖИК. Во-о-он! Али ослепла, старая? Вон!
БАБА. Да где ж вон-то, мужик?!
МУЖИК. Да над лесом!
БАБА. Вон! Там что ли?
МУЖИК. Углядела?
БАБА. Тепереча углядела... В небе – будто луна летит, а, в нее лисица красна вцепилась – али тучка нашла?
МУЖИК. А коли углядела – дак что ж на месте застыла?
БАБА. Дак среди поля стою да в небо гляжу...
МУЖИК. Дак что глядеть-то – беги!
БАБА. Бегу!
МУЖИК. Дай беги!
БАБА. Бегу!
МУЖИК с БАБОЮ в лес умчались, а тут ЗАЯЦ КОСОЙ из колодца поднял башку да как завизжит:
ЗАЯЦ. Вон! Во-о-он! Ай! Ой! Ой-ой-ой!
Стал КОСОЙ вокруг колодца скакать да прыгать – на ВОЛКА наскочил – тот и очнулся.
ВОЛК. Про что ты, заяц косой плачешь?
ЗАЯЦ. Дак как же мне, зайцу не плакать? Брат мой – заяц-белоус в колодце сидит да лапы тянет!
ВОЛК. Да где ж он?
ЗАЯЦ. Гляди! Не ровен час – потонет! Слышь: воет да пищит! Ой! А-а!
ВОЛК. Ишь, какой лохматый да толстомясый... Неужто такие зайцы бывают?!
ЗАЯЦ. Еще как бывают! Этот – заяц сильный да храбрый – мне не чета! Он... медведей да волков за ужином лопает! Ой! Ой-ой! Слышь, воет, словно на помощь кличет... Волк, а волк! Станем зайца из колодца тащить?
ВОЛК. Да как его тащить-то?! Ни веревки, ни лыка!
ЗАЯЦ. А хвост твой на что?! А ну-ка, серый, опускай хвост в колодец, а я тебя за башку держать буду!
ВОЛК. Эх-ма... Жалко мне хвоста-то...
ЗАЯЦ. Делай, как говорят! Брат мой – заяц богатый да знатный – он тебе весной на базаре сто хвостов мытых да пушистых наладит! А ну!
Делать нечего – сунул Волк хвост в колодец, а ЗАЯЦ его за башку держит. ВОЛК-то как завопит:
ВОЛК. Тяни, косой! Тяни!
ЗАЯЦ. Тяну!
ВОЛК. Тяни да вытягивай!
Еле-еле вытянул ЗАЯЦ Волка. А хвост – в колодце остался...
ВОЛК. Тяни! Тяни теперь хвост!
ЗАЯЦ. Тяну-тяну, да не вытяну!
Вытянули ЗАЯЦ с ВОЛКОМ волчий хвост, а за его конец – МЕДВЕДЬ уцепился! Вылез из колодца МЕДВЕДЬ – весь мятый да седой. Встал да в пояс Волку и Зайцу поклонился.
МЕДВЕДЬ. Спасибо вам, брате заяц да волк! Век помнить буду.
ВОЛК. Дак ты кто ж такой?!
МЕДВЕДЬ. Ты что, брате волк, белены наелся? Али забыл: как стали мы с тобою рядиться, чей колобок,– так ты ж меня в лоб и наладил – дак я ажно сквозь землю к чертям на сковородку слетел... А они меня – ну щекотать,– насилу убег... Да хыть согрелся, да ихней пищи наелся. Черти тебе, волчухно, кланялись, да в гости звали!
ЗАЯЦ. Дак ты – медведь?!
МЕДВЕДЬ. А ты кто?!
ЗАЯЦ. Да я-то – заяц косой. А кого ты там в колодце еще-то видал?
МЕДВЕДЬ. Ан, никого, окромя меня да воды не видал...
ЗАЯЦ. Ой! А-а-а! Ой-ой-ой! И-и-и-и!
МЕДВЕДЬ. Про что ты, зайчик косой, плачешь?
ЗАЯЦ. Дак как же мне, зайцу, не плакать? Потонул мой заяц-белоус!
ВОЛК. И-ех! Небось, потонул! А может, и не бывало его вовсе? Сто лет живал, на босу ногу топор надевал, а такого не видывал: чтобы зайцы косые на ужин волков да медведей лопали да после в колодцах плавали...
МЕДВЕДЬ. Гляньте, звери! Никак рыжая лиса с неба падает?!
ВОЛК. Она! Эй! Рыжая!
ЗАЯЦ. В меня прямехонько летит! И-и-и!
ЗВЕРИ бросаются врассыпную. ЛИСА падает на землю, лежит недвижна. Постояли ЗВЕРИ, поближе подоили...
ВОЛК. Что ж, рыжая... Высоко ль летала?
ЛИСА. Ой, высоко...
ВОЛК. А много ль видела?
ЛИСА. Много ль? Да все видала: небо сине да звезды, солнце да землю...
ВОЛК. А велика ли земля была?
ЛИСА. С ячменно зерно...
ВОЛК. Ох-хо-хо... Эко ж тебя угораздило..:
ЛИСА. И-и-и! Эх-эх-эх!
Грозит рукою небу.
Обманул, обхитрил все-таки, куманек! И накормил-то меня досыта, и напоил-то меня допьяна, ан, летать-то не выучил! Колобок-колобок...
МЕДВЕДЬ. Дак где ж тебе, рыжая, летать-то учиться?! Вишь, как ты стара да мудра – что тебе в небеса-то?! Меня! Меня учить надобно! Колобок, колобок!
ВОЛК. Да что с тебя за летун, туша тостомясая! Ты ж и ходить-то как следует не умеешь! Я-то уж и в небо скакал... Меня, стало быть, и учить! Колобок, колобок!
ЗАЯЦ. Ой, не могу! Ой, уморил! Уморил ты меня, волк-волчухано! Где тебе, серый, в небо летать?! Тут уж ум да отвага нужны! Колобок! Колобок! Меня! Меня выучи! Колобок, колобок...
Стоят ЗВЕРИ посреди поля – в небо глядят. Тут МУЖИК да БАБА снова с лесенкою бегут.
МУЖИК. Вон! Тепереча во-он!
БАБА. Где?
МУЖИК. Да над полем! Видишь?! Летит!
БАБА. Да где ж?
МУЖИК. А коли не видишь – лесенку держи!
БАБА. Держу!
МУЖИК. Держи! Крепко ли держишь?
БАБА. Крепко, мужик, крепко!
МУЖИК (лезет в небо). Все. Тепереча не уйдет! Э-эх!
ЗАЯЦ. Вон он!
ВОЛК, ЛИСА, МЕДВЕДЬ. Где же?! Да где?
ЗАЯЦ. Да вон! Над полем висит! Держи, старая, лесенку!
Лезет в небо.
БАБА. Держу, зайчик, крепко держу!
МЕДВЕДЬ. Во-он! Держи, баба, крепче!
Лезет за Зайцем вслед.
БАБА. Держу, Мишенька, держу, батюшка...
ВОЛК. Вон! Вон он! Колобок! Колобок!
Лезет вслед за Медведем.
БАБА. Держу-держу крепко! Мужи-и-ик! Далеко ль до неба еще?
МУЖИК. Далече!
ЛИСА. Ах, вот ты где, куманек! Держи, старая крепче!
Лезет в небо.
БАБА. Держу, лисонька, крепко держу...
МУЖИК. А-а-а-а!
БАБА. Эй, мужик! Много ль осталось?
МУЖИК. Дак недалече! Вон висит – рукою подать. А-а-а-а!
БАБА. Что ж ты воешь?
МУЖИК. Дак лесенка окончилась! Ох-ох-ох! Ай-ай! Уу-у-у!
МЕДВЕДЬ. Ох, мужик, не хорошо ты воешь! Найми меня, что ли, повыть...
МУЖИК. Наймись, медведь, наймись, зверь...
МЕДВЕДЬ. И-и-и-и! И-и-и!
ВОЛК. Мужик, а мужик! Найми меня выть-то – что ж медведь один воет?
МУЖИК. Наймись, волкушко...
ВОЛК. Аву-у-у-у! Аву-у-у-у!
ЗАЯЦ. Мужик, а мужик! Найми меня ужо с ними выть!
МУЖИК. Наймись, зверюшка! Наймись, батюшка!
ЗАЯЦ. Ой! Ой-ой! А-а-а! Ы-ы-ы!
ЛИСА. Мужик, мужик! Найми меня выть-то – что они воют?! МУЖИК. Наймись, кумушка... Наймись, голубушка...
ЛИСА. Увы! Увы! Увы-ы-ы-ы!
МУЖИК. А ты, старая, что ж не воешь?
БАБА. Ох, милые вы мои любезные звери... И хорошо-то ему теперь в синем небе... Стоит там река – вся из молока... берега из киселя... Стоит церковь из пирогов складена, оладьями подвешена, блинами покрыта...
МУЖИК. А-а-а!
МЕДВЕДЬ. И-и-и!
ВОЛК. Аву-у-у! Аву-у-у!!
ЗАЯЦ. Ыы-ы-ы-ы!
ЛИСА. Увыы-ы-ы! Увы-ы-ы-ы!
В о ю т .

К О Н Е Ц.

«Клуб-96» – Москва, тел.(095) 261–84–18
автор – Наталья СКОРОХОД
Санкт-Петербург, тел.(812) 314–01–14

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования