Общение

Сейчас 825 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • artist1206

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

пьеса в двух действиях по мотивам сказки У. Теккерея «Кольцо и роза»

Действующие лица:
СТАРАЯ ВЕДЬМА
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА
АНЖЕЛИКА
БЕТСИНДА, она же РОЗАЛЬБА
ПЕРЕКОРИЛЬ
ОБАЛДУ
ГРАФ СПУСКУНЕТ
ГРАФИНЯ СПУСКУНЕТ
КОРОЛЬ ХРАБРУС
КОРОЛЕВА
КАПИТАН АТТАКУЙ
ДОКТОР СМИТ
ДОКТОР ДЖОН
БОЛЬНОЙ
ЛЕВ

Актёры могут исполнять по несколько ролей. Как мужских, так и женских.









ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Эпизод первый.
Час рожденья — час тревог...
Шум битвы. Три ведьмы помешивают в котле какое-то варево.
АНЖЕЛИКА, РОЗАЛЬБА, ПЕРЕКОРИЛЬ И ОБАЛДУ ожидают своего появления на свет.
СТАРАЯ ВЕДЬМА. Трижды взвизгнул пестрый кот.
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. Всхлипнул еж в четвертый раз.
СТАРАЯ ВЕДЬМА. Гарпия кричит "пора"....
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА.     Пламя жжет, бурлит вода,
    Яд и нечисть все туда!
ВЕДЬМЫ.     Пламя! Прядай, клокочи!
    Зелье, прей! Котел, урчи!
ОБАЛДУ. Нет! Но хочу! Я не хочу! Я не желаю больше ждать!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Терпи! Твой час еще не настал.
СТАРАЯ ВЕДЬМА.     Час рожденья — час тревог...
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. Мир велик и путь далек.
АНЖЕЛИКА. Господи, боже.... Ну когда же? Когда он закипит?! Когда?!!
ВЕДЬМЫ.     Пламя! Прядай, клокочи!
    Зелье, прей! Котел, урчи!
РОЗАЛЬБА. Здесь так холодно и темно.
ПЕРЕКОРИЛЬ. И так хочется поскорее увидеть свет.
ОБАЛДУ. Ну когда же он закипит?
АНЖЕЛИКА. Ну когда же?
РОЗАЛЬБА. Когда?
СТАРАЯ ВЕДЬМА.     Как только завершится бой,
    Победою страны одной.
РОЗАЛЬБА. Ну так пусть же бой закончится поскорей!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Не торопись, Розальба. Бедная дитя! В этом бою твой отец, законный король Понтии, будет в пух и прах войсками гнусного узурпатора Заграбастала I. Твой благородный отец падет на поле брани, а Заграбастал завладеет короной и воссядет на Понтийский престол.
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. Забыв про мудрость, честь и стыд
    Он страх, судьбу и смерть презрит!
СТАРАЯ ВЕДЬМА.     И гибель ждет его, как всех,
    Кто слишком верит в свой успех!!!!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Цыц! Это случится через много-много лет, а пока — ты лишишься короны и отца, а твоя мать умрет от слез и тоски, едва ты родишься на свет.
РОЗАЛЬБА. О, боже!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Вот такой подарок получишь ты от меня ко дню рождения, принцесса Розальба.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Бедняга!
ОБАЛДУ. А-а-а-а... я?..
СТАРАЯ ВЕДЬМА. Спроси.
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. Задай вопрос.
СТАРАЯ ВЕДЬМА. Ответ дадим.
ОБАЛДУ. А... какой подарок вы приготовили мне?..
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Несчастный. Я подарю эту розу. Никогда не расставайся с нею. И ты будешь всем на свете казаться милым, пригожим принцем.
АНЖЕЛИКА. А я?
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Ты будешь принцессой.
АНЖЕЛИКА. Ура. Надеюсь я буду красавицей.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. О да! Ты будешь чрезвычайно мила, я говорю о внешности разумеется... Ну а все остальное...
АНЖЕЛИКА. А все остальное меня не волнует.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Перекориль! Лучшим подарком тебе будет капелька невзгод.
ОБАЛДУ. А он тоже будет принцем?
СТАРАЯ ВЕДЬМА. И да, и нет. Ты ниже Обалду.
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. Но выше. Несчастней ты, зато счастливый.
ОБАЛДУ. Ни слова не понимаю, а ты?
ПЕРЕКОРИЛЬ. Какая разница.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Перекориль! За все невзгоды я награжу тебя красотой. А тот, кто носит это кольцо, кажется прекрасным всем людям.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Зачем оно мне? Ведь я буду мужчиной?!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Ты сможешь подарит его какой-нибудь девушке, когда вырастешь.
ВЕДЬМЫ.     Пламя! Прядай, клокочи!
    Зелье, прей! Котел, урчи!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Час настал!
Котел закипает. Гром. Плач новорожденных детей. Ведьмы улетают. Темнота.
Эпизод первый.
Стал привратник молотком....
Через много лет. У дверей королевского замка в Пафлагонии. ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА долго барабанит в ворота.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Откройте! Сейчас же отворите дверь! Слышите?!
Голос ГРАФА СПУСКУНЕТ. Дома нет! Никого нету дома!!!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Откройте! Я же прекрасно знаю, что король, королева, наследный принц и принцесса Анжелика...
ГРАФ СПУСКУНЕТ (приоткрывая дверь). Сказано, дома нет!!!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. А я говорю, что все они дома! (Не дает затворить дверь).
ГРАФ СПУСКУНЕТ. Убирайся прочь со своей клюкой! Для тебя хозяев нет дома. Вот и весь сказ! И вообще, что вы все время куда-то лезете, всюду суете свой нос. Если хотите знать, у нас сегодня торжественный ужин по случаю прибытия ко двору его высочества наследного принца Понтии. Семейное торжество. Частное дело. А она лезет! Ну что за гнусная фея!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Да знаешь ли ты, Дженкинс Спускунет, что я превратила множество злых, противных грубиянов в зверей! Птиц! Мельничные жернова! В сапожные рожки, зонты, брандспойты и просто во что попало!!! Я — Черная Палочка!
ГРАФ СПУСКУНЕТ. А какое мне дело до твоих сапожных рожков, жерновов и зонтиков?! Убирайся сейчас же! Уж не думаешь ли ты, что я буду торчать здесь, у дверей, весь день только потому что ты — фея?!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Ты будешь торчать у этих дверей весь день и всю ночь, ты будешь торчать здесь не год и не два...
Появляются ВЕДЬМЫ.
Ты будешь торчать здесь всю жизнь.
ГРАФ СПУСКУНЕТ. Что?! Что ты сказала?! Ха-ха-ха... А-а-а-а-а-а! (Последний вскрик). А-а-а-а-а.
Крик превращается в скрип, а ГРАФ СПУСКУНЕТ а дверной молоток.
ГРАФИНЯ СПУСКУНЕТ (голос). Дженкинс! Дженкинс Спускунет!! Ну где этот мерзкий пьяница? Развратник! Противная обезьяна! Дженкинс!!!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА (обращаясь к молотку). Дженкинс... Стал привратник молотком. Ну и что же? Поделом! (Подходит и стучит молотком в дверь).
    Все нахальные лакеи
    Помнят пусть про эту фею!
Музыка. ФЕЯ исчезает.
Эпизод третий.
Так о какой помолвке идет речь?
Гостиная во дворце. Принц ОБАЛДУ, КОРОЛЬ ХРАБРУС, КОРОЛЕВА сидят как «зрители» Перед «сценой» — площадкой оборудованной для домашнего спектакля.
ОБАЛДУ. Ну где же? Где же она? Когда же придет принцесса?
ХРАБРУС. Терпенье, ваше высочество. Мы приготовили для вас маленький домашний спектакль. Это история случилась в королевском парке много лет тому назад.
Музыка. На «сцене» появляется ГРАФИНЯ СПУСКУНЕТ.
СПУСКУНЕТ. Вот принцесса раз гуляла...
На «сцену» выходит АНЖЕЛИКА.
ОБАЛДУ. О-о-о-о. И-и-и. У-у-у. Я не могу смотреть.
КОРОЛЕВА. В чем дело, ваше высочество?
ОБАЛДУ. Я не могу раскрыть глаз: так ярко сияет красота принцессы Анжелики. Дайте же мне поскорей темные очки, иначе я ослепну.
ХРАБРУС. Подайте его высочеству очки, душечка.
КОРОЛЕВА. Принесите принцу темные очки, графиня.
СПУКУНЕТ. Очки его высочеству.
«Очки его высочеству!» — разносится по комнатам замка. Слуга приносит очки. ОБАЛДУ их надевает, «спектакль» продолжается
СПУСКУНЕТ.     Вот принцесса раз гуляла
    И бродяжку повстречала
На «сцене» появляется БЕТСИНДА. На ней львиная шкура.
ОБАЛДУ. А это что за прекрасная нимфа?
КОРОЛЕВА. Терпенье, терпенье выше высочество, скоро вы все узнаете.
СПУСКУНЕТ (БЕТСИНДЕ). Кто тебя впустил, негодница?
БЕТСИНДА (АНЖЕЛИКЕ). Дай булку. Я голодная.
АНЖЕЛИКА (отдает булку). А что значит "голодная?"
СПУСКУНЕТ. Ну сущий ангел! Взгляните, выше высочество, повстречала в саду эту замарашку и отдала ей — распрекрасная наша душечка — свою булочку...
АНЖЕЛИКА. А я ее не хотела.
СПУСКУНЕТ. Все равно, вы — наш маленький ангелочек.
БЕТСИНДА (доев булку).
    Что за вкусная еда!
    Будет пусть она всегда!
    Я пляшу и распеваю,
    Много фокусов я знаю.
Музыка. БЕТСИНДА, АНЖЕЛИКА И СПУСКУНЕТ, а затем и все присутствующие поют песню. В зале, незамеченная, появляется ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Все рассаживаются по местам, «спектакль» продолжается.
СПУСКУНЕТ. Откуда ты несчастная бродяжка? Кто твои родители?
БЕТСИНДА.     Братец-львенок, львица-мать.
    Раз, два, три, четыре, пять.
АНЖЕЛИКА. Ну, вот, что. Мой попугайчик вчера издох, а все старые игрушки мне надоели. И эта смешная замарашка меня позабавит. Возьму-ка я ее к себе и наряжу в старое платье.
СПУСКУНЕТ. Вы наш маленький ангелочек!
АНЖЕЛИКА. Молчать! Пойдешь ко мне жить, замарашка?
БЕТСИНДА.     В вашем доме буду жить,
    Сладко есть и сладко пить,
    В новом платьице ходить!
Музыка. «Спектакль» завершается, «актеры» уходят. ОБАЛДУ долго и неистово аплодирует.
ОБАЛДУ. Да неужели же эта история случилась на самом дело?
ХРАБРУС. Разумеется, ваше высочество.
ОБАЛДУ. А что стало с этой замарашкой?
ХРАБРУС. Она поселилась в замке, выросла и стала служанкой. И когда ее умыли, приодели и причесали — она стала вполне, знаете ли, милашкой.
КОРОЛЕВА. Ну, разумеется, не такой хорошенькой как принцесса.
ХРАБРУС. Конечно, конечно душечка, как можно сравнивать.
СПУСКУНЕТ. А чтобы девочка не возгордилась и не зазналась, я спрятала изодранный плащик и туфельку в котором ее нашли, в стеклянный ларец. Взгляните ваше высочество...
КОРОЛЕВА. И прочтите надпись... там, на крышке...
ОБАЛДУ (берет у СПУССИ ларец). В этом ру... у... ру... ру...
ХРАБРУС. Сдается мне, он неграмотный...
КОРОЛЕВА. Просто там так неразборчиво нацарапано...
ХРАБРУС. Да?
ОБАЛДУ. Ужасные каракули... и вообще... я неважно читаю по-пафлагонски.
СПУСКУНЕТ. Позвольте, ваше высочество. (Берет у него ларец). "В этом рубище..." действительно, какие ужасные каракули, я не могу разобрать ни слова... "в этом рубище была найдена малютка Бетсинда, когда ее высочество принцесса Анжелика в своей доброте и благородстве подобрала эту нищенку".
Входит АНЖЕЛИКА в обычном платье.
ОБАЛДУ. Вы так добры, принцесса... так ангельски хороши... так замечательно представили роль... Я тоже знаю один смешной фокус... А-а-а-а... (Неожиданно падает и роняет РОЗУ). А-а-а-а! Где она? Где моя роза?
ХРАБРУС. Ха-ха-ха... угораздило же его!
КОРОЛЕВА. Боже, как он неуклюж....
ХРАБРУС. В жизни не видывал эдаких принцев! Каракатица, да и только!
АНЖЕЛИКА. Боже всевышний... Мама, папа, а ведь он какой-то толстый, приземистый, рыжий... такой противный... фу...
ОБАЛДУ (он дополз, наконец, до своей розы). Вот она. Фу-у-у-у. Как я вам нравлюсь, графиня?
СПУСКУНЕТ. Вы обворожительны, принц. В жизни не видывала подобного красавца.
КОРОЛЕВА. Он, и в самом деле, мил и пригож. Не понимаю чему вы смеялись, сударыня.
АНЖЕЛИКА. Я и сама теперь не пойму. Принц! Вы не желаете взглянуть на мои вышивки и акварели?
ОБАЛДУ. С величайшим наслаждением, принцесса. Я готов без конца смотреть на ваши вышивки и... и... а... к...
СПУСКУНЕТ. Акварели.
ОБАЛДУ. Вот-вот. Если вы не будете возражать, Ваша милость...
ХРАБРУС. Буду. Долу время — потехе час.
КОРОЛЕВА. Да, дорогая. Принцу необходимо серьезно поговорить с папой.
АНЖЕЛИКА. Но ведь это не к спеху!
ХРАБРУС. К спеху. Вам бы все хиханьки. Прошу вас сударыни... Ну? Надеюсь, Анжелика, у тебя нет нужды в новых платьях? Счета твоих портных весьма внушительны...
АНЖЕЛИКА. Вы осел, папенька! Я как раз собираюсь заказать по случаю прибытия его высочества Принца одиннадцать... нет... восемнадцать новых нарядов!
ХРАБРУС. Значит, тебе есть чем заняться, милочка. А вам, дражайшая королева, надо позаботиться о предстоящих торжествах по случаю помолвки.
АНЖЕЛИКА и СПУСКУНЕТ уходят.
Я предпочел бы обеды, обеды, но, вы, конечно, потребуете чтобы мы давали балы. Я уже видеть не могу ваше голубое бархатное платье — сносу ему нет... А еще я хотел бы..., чтобы на вас было какое-нибудь новое ожерелье...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Так о какой помолвке вы изволите говорить, сэр?
ХРАБРУС. О помолвке ее высочества принцессы Анжелики.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. О помолвке ее высочества принцессы Анжелики...
ХРАБРУС. С его высочеством принцем...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Принцем....
КОРОЛЕВА. С его высочеством принцем Понтии Обалду.
ХРАБРУС. С принцем Обалду.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. А как же принц Перекориль, ваша милость? Ведь он влюблен в Анжелику...
ХРАБРУС. Пусть он идет...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Это о родном-то племяннике, сэр? Единственном сыне покойного монарха?
ХРАБРУС. Ну, что за мерзкая фея?? Кто? Кто ее сюда пустил? И почему она везде-везде лезет?!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Да знаешь ли ты, гнусный узурпатор, что я превратила множество злых спесивых монархов в зверей! Птиц! Мельничные жернова! И просто во что попало!
Музыка. Появляются ВЕДЬМЫ.
ХРАБРУС (КОРОЛЕВЕ). Душечка! Да уведите куда-нибудь поскорей эту... фею!!!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА.     Мало кто умеет жить.
    Своим счастьем дорожить.
КОРОЛЕВА. Идемте, фея — голубушка... У меня а голубой гостиной как раз накрывают вечерний чай.
ХРАБРУС. Все чаи распиваете...
КОРОЛЕВА. Уж лучше пить чай, чем портвейн или бренди с содовой.
ХРАБРУС. Я только хотел сказать, что вы большая чаевница, душечка.
КОРОЛЕВА, ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА и ВЕДЬМЫ уходят. ХРАБРУС тотчас бросается к шкафу, достает оттуда бутылку, наливает себе рюмочку, пьет. Наливает вторую, потом третью. Потом еще.
Эпизод четвертый.
Исповедь злодея.
ХРАБРУС. Теперь, Храбрус, ты снова человек! Увы! (ОБАЛДУ). Видите принц, что у нас туту творится! Портвейн? Бренди? Или, может быть...
ОБАЛДУ (перебивает). Нет-нет, спасибо... не надо. Я не хочу.
ХРАБРУС. Увы! Пока не стал я королем — не тянуло и меня к этой отраве. Верите ли, принц, я не пил ничего, кроме ключевой воды, а подогретого бренди и в рот не брал... Быстрее горного ручейка бегал я с мушкетом по лесу, стряхивая с веток росу, и стрелял куропаток, бекасов или рогатых оленей. Вы читали Шекспира, сэр?
ОБАЛДУ. Н-нет... то есть да, наверное... в детстве...
ХРАБРУС. Прекрасный, даровитый писатель. Воистину был прав он, говоря «Да, нелегко нам преклонить главу, когда она увенчана короной.» И зачем только я отнял ее у своего племянника?
ОБАЛДУ. Как? Разве вы... вы отняли корону?
ХРАБРУС (снимает с головы корону). Вот. Гляди. Ее я отнял у Перекориля.
ОБАЛДУ. У принца?! Вы?!!
ХРАБРУС. Что я сказал?!
    Нет! Нет!Не отнял, нет!
    Исчезни, это мерзостное слово!
    Но мог ли он, когда его отец,
    Монарх державный Сейвио скончался...
    Но мог ли разве бедный сей малыш,
    Сопливый хныкалка, что был при няньке
    И грудь просил, и клянчил леденца...
    Ну мог ли он короны тяжесть снесть?!!!
Выпивает еще и еще.
    Не отнял, нет! Я просто на главу
    Надел венец монарший Пафлагона...
    И ныне я держу в одной руке — наследный         скипетр.
    А другой рукой — державу пафлагонскую             сжимаю...
Скажи мой друг, ты Гамлета читал?
ОБАЛДУ. Я? Кажется... не помню точно... возможно читал... хотя...
ХРАБРУС. Жаль. Жаль... Ну слушай дальше. Я
    Хотел воздать за все Перекорилю,
    Отдав ему в супруги Анжелику,
    Принцессу пафлагонускую, там самым
    Ему корону в будущем вернуть...
    Но вдруг, на руку Анжелики претендуя,
    Явился ты, как вихрь,
    Тем самым все планы перепутались мои.
    Теперь скажи, что если принц наследный,
    Законный Пафлагонский монарх,
    Как Гамлет, опоясавшись мечом,
    Возжаждет нашей крови и короны?
    Что скажешь ты на это, Обалду?
ОБАЛДУ. Ох... Не знаю... воля ваша... Видите ли, ваше величество... у вас тут оказывается такая кутерьма и свистопляска... Да и вообще. Не очень-то мне хочется париться в жаркой мантии с такой вот штукой на голове... Мне, конечно, ужасно нравится прелестная душечка Анжелика... но раз существуют такие страшные преграды. Что ж... поеду-ка я пожалуй домой, в Понтию...
ХРАБРУС. Что слышу я?! Он хочет отступить?!
ОБАЛДУ. Но если наш брак с Анжеликой может огорчить принца Перекориля...
ХРАБРУС.     Как? Сдаться? Отступить?
    Когда сама
    Судьба нам шлет великую удачу?
    Счастливый шанс сим браком примирить                 навеки
    Два враждующих народа?! Нам отступить?
    Нам сдаться? И опять
    Понтийский, пафлагонский наш народ
    Столкнуть в пучину войн междоусобных?
    Нет, никогда. Стыдитесь, Обалду!
ОБАЛДУ. Но... если он будет возражать? Он начнет спорить, он вызовет меня на дуэль... или просто-напросто полезет драться?
ХРАБРУС. Боже мой... Или я не властитель Пафлагонии? Или нет у меня веревок, топоров, палачей и плах?! Разве под стенами замка не бежит речка? Не робей, мой мальчик! Мы с тобой разработаем план.
ОБАЛДУ. Какой план, Ваша милость?
ХРАБРУС.     Рука тверда. Дух черен. Крепок яд.
    Удобен миг. Ничей не видит взгляд.
СПУСКУНЕТ (появляется в зале). Дженкинс! Дженкинс Спускунет! Ну где этот мерзкий пьяница?
ХРАБРУС рычит.
Ох... Ваше величество. Вы не встречали сегодня моего мужа, привратника, Дженкинса Спускунета?
ХРАБРУС (рычит) Нет!!!
ГРАФИНЯ СПУСКУНЕТ. Прошу прощенья, ваша милость... Дженкинс!
Уходит.
ХРАБРУС.     Удобен миг... Ничей не видит взгляд.
Прислушивается.
    Теки, теки, верши свою расправу
    Гекате посвященная отрава...
ОБАЛДУ. А... (Пытается выпить яд).
ХРАБРУС. А!.. Все-таки, жаль, что вы не читали Шекспира, сударь... Мы должны составить заговор, обычный дворцовый заговор с целью извести законного наследника короны принца Перекориля.
Входит ПЕРЕКОРИЛЬ с книгой в руках.
Вот, кстати и он. Любезный принц Обалду! Разрешите представить вашему высочеству дорогого моему сердцу племянника, его высочество принца Перекориля. Будьте знакомы! Обнимите друг друга. Подай его высочеству руку, Перекориль.
Принцы пожимают друг другу руки.
Надеюсь, вы не станете скучать. Меня ж зовут державные заботы. (Уходит).
ОБАЛДУ (после небольшой паузы). Что вы читаете, принц?
ПЕРЕКОРИЛЬ. Слова, слова, слова... Я читаю Шекспира, милорд.
ОБАЛДУ. Ох... (Берет бутылку и стакан ХРАБРУСА). Позвольте мне выпить с вами, принц.
ПЕРКОРИЛЬ. Спасибо, не хочется.
ОБАЛДУ. Тогда я один. (Наливает, пьет, опять наливает, пьет). Ух! Теперь ты снова человек, Обалду!

Эпизод пятый.
Тинктура одиоза.
ГОЛОС АНЖЕЛИКИ. Ваше высочество? Ауу-у! Ваше высочество! Принц!
ПЕРЕКОРИЛЬ и ОБАЛДУ (вместе). Я здесь, принцесса!
В зал вбегает АНЖЕЛИКА. В руках у нее огромная склянка с микстурой, вата, бинты, градусник, большая ложка, — словом все необходимое для игры в "доктора"
АНЖЕЛИКА. Ох... И вы здесь, Перекориль... Разве вы уже здоровы? Ведь наш королевский доктор Плати-Глотай велел вам лежать в постели еще два дня!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Плевать я хотел... на вашего Плати-Глотая!
АНЖЕЛИКА (ОБАЛДУ). Ложитесь.
ОБАЛДУ. Принцесса... Я..?
АНЖЕЛИКА. Ну разумеется! (Она протянула ему градусник). Это вам!
ОБАЛДУ. Благодарю вас, душечка Анжелика...  (Он долго вертел его в руке, пока АНЖЕЛИКА не сунула градусник ему под мышку).
ПЕРЕКОРИЛЬ (попытался отобрать у ОБАЛДУ градусник). Ох... Простите, Анжелика... я хотел сказать, что мне сегодня лучше и что...
АНЖЕЛИКА (ПЕРЕКОРИЛЮ). А по моему, вы все еще чихаете! (ОБАЛДУ). Ну вот! Я так и знала. (Смотрит на градусник). У вас жар! Вы смертельно больны, коклюшем, скарлатиной, менингитом и свинкой. Вас может спасти tinktura sunt odioza. Я приготовила ее сама. (И она влила ему в рот ложку микстуры).
ОБАЛДУ А-а-а!
ПЕРКОРИЛЬ. Клянусь, я больше не чихаю!
АНЖЕЛИКА. Чихаете. (ОБАЛДУ). Лежите смирно! Вот так! (ПЕРЕКОРИЛЮ). Я слышала сегодня утром, как кто-то чихал из окна вашей комнаты.
ОБАЛДУ мычит.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Это не я чихал.
АНЖЕЛИКА. А кто же? (ОБАЛДУ). Ну-ка откройте пошире рот, дружище. (И она влила ему в рот еще четыре ложки микстуры).
ПЕРЕКОРИЛЬ. Это чихал граф Аттакуй...
ОБАЛДУ. А... О... У...
АНЖЕЛИКА (ПЕРЕКОРИЛЮ). Боже правый! Вы продолжаете проводить свое время в обществе этого солдафона? Грубого, тупого служаки? Этого мужлана? Этого простолюдина, который только и умеет, что играть в карты и пить портвейн!!! Это вместо того, чтобы заниматься науками и искусством, постигать законы бытия и тайны ремесел!
ОБАЛДУ. А-а-а-апчхи! Простите... Апчхи!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Будьте здоровы, ваше высочество!
ОБАЛДУ Спасибо... А-а-а-пчхи-и-и!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Будьте здоровы! Анжелика, по-моему, его высочеству, нужно срочно лечь в постель, или же он расхворается уже не на шутку.
АНЖЕЛИКА Ну, что за вздор! Ну-ка откройте пошире рот, дружище...
ОБАЛДУ (вскакивает). Аа-а-пчхи!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Принц, я могу одолжить вам свои пилюли или прислать своего доктора Плати-Глотая!
ОБАЛДУ. Ап-чхи! Ап-чхи! Спасибо... Не стоит беспокоиться принц, ап... Здесь немного прохладно... я должен переменить платье. Прошу прощенья, принцесса... Ап-чхи... ап-чхи-и-и... (Уходит).
Эпизод шестой.
Прочь, кошка...
АНЖЕЛИКА. Какой же вы все-таки невежа, Перекориль! Что за неуместные шутки с его высочеством принцем Понтии?!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Я плевать хотел на вашего толстого принца и на всю его Контию!!!
АНЖЕЛИКА. Понтию!!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Понтию.
АНЖЕЛИКА. Ну разумеется, вам все равно. Ручаюсь, вы и слыхом не слыхивали об этой стране. Ну сознайтесь, что не слыхивали! Даже, верно, не знаете, где она расположена, эта Понтия, на Красном море, или на Черном!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Нет, знаю, на Красном!
АНЖЕЛИКА. Вот дурачок-то! Ну как вас пускать в приличное общество?! Ну что вы на меня так уставились, сэр?
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ах, Анжелика, Анжелика... Как вы несправедливы ко мне... А я читал всю ночь напролет вот эту книгу... из тех, что вы мне послали три дня назад.
АНЖЕЛИКА. Читали книгу?! Вы?!!! Интересно, какую же?!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Сочинения Уильяма Шекспира. Я даже выучил наизусть.. кусочек. Вот, послушайте...
    Она затмила факелов лучи,
    Так блещет красота ее в ночи!
Анжелика! Когда я прочел трагедию о Ромео и Юлии, я невольно подумал о себе и о вас...
АНЖЕЛИКА. Ну что за глупое сравнение, сударь! Право, вы очень добры, только вот умны не очень.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Право, вы говорили со мной иначе, когда в саду дали мне это кольцо, а я подарил вам свое, а вы — подарили мне поцелуй....
АНЖЕЛИКА. Прочь, дерзкий нахал! И вы еще смеете напоминать мне о своей наглости?! А что до вашего грошового колечка... то... Как там написал ваш любимый Шекспир...     Принц, у меня от вас подарки есть,
    Я вам давно их возвратить хотела....
ПЕРЕКОРИЛЬ (испуганно). Нет, я не дарил вам ничего..
АНЖЕЛИКА. Нет, принц мой, вы дарили... Вот оно, ваше колечко! Ловите!
АНЖЕЛИКА швыряет кольцо, колечко долго катится по полу. Музыка. Появляются ВЕДЬМЫ.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Прекрасно, сударыня. (Пристально всматривается в АНЖЕЛИКУ). Вот это да... Неужели это вас я любил всю свою жизнь? Неужели я был так глуп, что растрачивал на вас свои чувства? Ведь вы, ей-богу, чуточку горбаты...
АНЖЕЛИКА. Негодяй!
ПЕРЕКОРИЛЬ. А еще, признаться, вы намного косите...
АНЖЕЛИКА. А-а-а-а....
ПЕРЕКОРИЛЬ. Волосы у вас рыжие, лицо в оспинах, а одно нога короче другой.
АНЖЕЛИКА. Ах, вы скотина! (Бьет его по щеке). Мерзавец!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Анжелика, не рвите на мне волосы, мне же больно! Пустите, ой! Ой-ои-ой! Погодите как там у Шекспира?!!!
    Прочь, кошка!
    Отцепись, отстань репейник!
    Прочь, горькое лекарство!
    Прочь, микстура!!!!
ГОЛОС СПУСКУНЕТ. Дженкинс! Дженкинс Спускунет! Что там за шум?
Входит ГРАФИНЯ СПУСКУНЕТ.
СПУСКУНЕТ. Боже правый! Анжелика! Перекориль! Стыдитесь, вы давно не дети. (АНЖЕЛИКЕ). Их величества ждут вас в розовой гостиной. (ПЕРЕКОРИЛЮ). А вас повсюду разыскивает доктор, сэр...
ПЕРЕКОРИЛЬ И АНЖЕЛИКА уходят а разные стороны.
Как плохо воспитывают нынче будущих королей и королев... Вечно они все разбрасывают... Дженкинс! Дженкинс! Ну где этот мерзкий пьяница?! Противный урод! Развратник! Дженкинс Спускунет! (Подбирает книгу, открывает наугад).
    Плох свет и хуже будет с каждым днем,
    Когда такое зло творится в нем...
Вот-вот, — хороший, жизненный автор. Интересно, как его фамилия? Так я и знала. ...Шекспир. Ой.. Кто-то обронил колечко...
Поднимает кольцо. Музыка. В гостиную, что-то напевая, входит капитан АТТАКУЙ.
Эпизод седьмой.
Она затмила факелов лучи...
СПУКУНЕТ (поет). Скажите, граф, вы не встречали сегодня моего мужа?
АТТАКУИ (пристально смотрит на СПУССИ). Бб..Хм.. нет.. не встречал.. Добр... бр... хм... вы сегодня ангельски хороши, прекрасная сударыня, не будь я капитан его величества королевской гвардии Аттакуй.
СПУСКУНЕТ. Солдафон! Побойтесь бога, граф. Скоро вы начнете приставать с вашими мерзкими ухаживаниями к древним старухам! Убирайтесь вон! Ну?
АТТАКУЙ. Не смею возражать, графиня.... (Уходит).
ПЕРЕКОРИЛЬ (входит). Вы не видели здесь моей книги, суда-ры...
    Она затмила факелов лучи...
    Так блещет красота ее в ночи!
Как мог я раньше не замечать вашей небесной красоты, графиня?
СПУСКУНЕТ. Стыдитесь, принц.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Мне нечего стыдиться, когда я вас всем сердцем полюбил!
СПУСКУНЕТ. Немедленно прекратите насмехаться надо мною, сэр! Я буду жаловаться их величествам.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Что должен сделать я для тебя, прекрасная, драгоценная моя Спусси, чтобы ты поверила в мою любовь? Заколоть Аттакуя? Выпрыгнуть из окна? Съесть крокодила? Скажи? Ответь мне дорогая? О, не отвергни, не отринь меня, моя радость, моя счастье, моя Спусси, мое божество. Я так одинок, всеми брошенный, отвергнутый, гонимый. Несчастный принц на коленях умоляет вас, сударыня: будьте его солнцем, его путеводным знаком, его ангелом-хранителем...
СПУСКУНЕТ. Постойте принц... Все это столь неожиданно.. Нет... Я этого не перенесу..... Я сейчас упаду в обморок.
ПЕРЕКОРИЛЬ. А я поймаю вас в свои объятия...
СПУСКУНЕТ. Но я... мне... уже... я же намного старше вас, ваше высочество...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Пустяки. Я бы охотно женился на вас! Да! Это прекрасная мысль! Самая замечательная мысль, которая когда-либо приходила мне в голову! Будьте мой женой!
СПУСКУНЕТ. Но я все еще не могу поверить, принц...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ах, так? Смотрите, драгоценная Спусси. (Вынимает из кармана таблетки). Здесь тридцать пилюль. Сейчас я выпью их разом и от этого наверняка умру. Умру с вашим именем на устах, жестокая Спусси.
СПУСКУНЕТ. Нет-нет! (Отбирает у него пилюли). Я вовсе не хочу чтобы ты умирал дружок. А что до доказательств твоей любви..... Вот бумага и карандаш. Напиши мне что-нибудь на память.
ПЕРЕКОРИЛЬ. О, конечно, моя радость. Как Уильям Шекспир, я сочиню поэму, где расскажу миру о твоей ангельской красоте.
СПУСКУНЕТ. Нет-нет. Пишите то, что я продиктую.... "Сим подтверждаю..." Нет. Просто оставьте мне на чистом листе, образец вашей драгоценной подписи.,. Вот так... Поставьте число. Я буду носить это с собой до могилы. О, мой Перекориль! О, мой королевич!
ПЕРЕКОРИПЬ. О, моя Спусси! О, моя невеста!
СПУСКУНЕТ. Тс-с-с-с. Я слышу шаги, нас не должны видеть вдвоем, милый! Ступай..... прощай..... до завтра, мой дружок...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Мне вечностью покажется минута...
ПЕРЕКОРИЛЬ уходит.
Эпизод восьмой.
А Бетсинда наша где?
В гостиную входит БЕТСИНДА.
СПУСКУНЕТ. Бетсинда! Бетсинда! Детка! Поди сюда, моя милая...
БЕТСИНДА. Да, графиня....
СПУСКУНЕТ. Ах, как мило ты причесала меня нынче, Бетсинда! Я, помнится, обещала тебе что-нибудь подарить... Вот тебе пять... Ах, нет... Вот тебе хорошенькое колечко. Я его наш... Вернее, я его когда-то носила.
БЕТСИНДА. Спасибо, сударыня... Ну в точности такое, как носила принцесса Анжелика.
СПУСКУНЕТ. Какой вздор! Его носила моя бабушка. Оно у меня сто лет. Ступай.
БЕТСИНДА. Слушаю, сударыня.
СПУСКУНЕТ. Поди и согрей грелкой постель юного Перекориля.
БЕТСИНДА. Думаю надо согреть постель обоих принцев, сударыня.
СПУСКУНЕТ. Конечно, разумеется... Потом распори мое зеленое платье, поднови чепец, и заштопай дырку на шелковом чулке. И сразу же ложись спать. Поняла? (Уходит).
Входит АНЖЕЛИКА.
АНЖЕЛИКА. Бетсинда!
БЕТСИНДА. Да, ваше высочество?
АНЖЕЛИКА. Закрути мне волосы в папильотки, потом дорисуй мой пейзаж, довари миро, закончи все вышивки. Да не забудь подшить бисером фиолетовое платье для завтрака. И ложись пораньше спать, ты неважно выглядишь, дорогая.
БЕТСИНДА. Слушаюсь, принцесса.
АНЖЕЛИКА уходит. В зал входят КОРОЛЕВА И ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА.
КОРОЛЕВА. Бетсинда!
БЕТСИНДА. Да, ваше величество!
КОРОЛЕВА. Проводи фею до ворот замка, потом сходи на кухню и проверь, все ли готово к завтраку, не пьян ли кучер, привезли ли дров для королевских печей... Вытри пыль в столовой, выгреби золу из камина... И сразу же ложись спать.
БЕТСИНДА. Слушаюсь, ваша милость.
КОРОЛЕВА. Прощайте милая фея. А что до вашего крестника Перекориля, — поверьте, мы обожаем его как родного сына... Завтра, я сама его навещу, как только вернусь от ювелира, и сразу же дам вам знать о его здоровье. (Уходит).
БЕТСИНДА. Бедный Перекориль... Принцесса Анжелика совсем перестала о нем вспоминать, с тех пор, как приехал этот смешной и толстый принц Понтии...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Зато я знаю кой-кого в этом замке, кто не устает вспоминать о нем сто раз за одну минуту.
БЕТСИНДА. Но я только бедная служанка... И принц часто забывает пожелать мне доброго утра...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Хороши же манеры у наших принцев. А что до тебя, милая...  Знавала я бедных девушек, которые назавтра превращались в принцесс. И принцесс, которые просыпались нищенками.
БЕТСИНДА. Ах, такое бывает только а сказках, сударыня...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Ты так думаешь? Постой, постой, откуда у тебя это колечко?
БЕТСИНДА. Графиня подарила. Она была ко мне так добра...
Музыка. Появляются ВЕДЬМЫ.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Ах, вот оно что... Но провожай меня, милая! Я вылечу в окно! Прощай!
БЕТСИНДА. Странные все таки существа, эти феи.
Эпизод девятый.
О, прелестная служаночка...
ОБАЛДУ (читает).     Безумный мир! Безумны короли!
    Безумен их союз...
Надо показать это место королю Храбрусу. Быть может, это его немного отрезвит. (Видит БЕТСИНДУ). А-а-а! О-о-о! У-у-у! Какая красотка! Ангел! Розанчик! А-а-а!
БЕТСИНДА. Что? Вы нас перепутали, ваше высочество! Я — Бетсинда, камеристка принцессы!
ОБАЛДУ. Бутончик! О богиня красоты, не отринь мое чистое сердце! А что до рыжеволосой Анжелики — так мне на нее наплевать!
БЕТСИНДА. Успокойтесь, ваше высочество! И умоляю: подите и ложитесь спать.
ПЕРЕКОРИЛЬ (входит с книгой в руках). А-а-а! О-о-о! У-у-у!
    Она затмила факелов лучи!
    Так блещет красота ее в ночи!
ОБАЛДУ.     Глаза твои сражают наповал!
    Понтийский принц к ногам твоим упал!
ПЕРЕКОРИЛЬ. О божественная Бетсинда! Как я мог пятнадцать лет жить с тобою бок о бок и не замечать твоей красоты?! Ну какая женщина в  Австралии, если бы она была уже открыта, посмеет сравниться с Бетсиндой?! Анжелика?
ОБАЛДУ. Фи!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Спускунет?
ОБАЛДУ. Фу!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Королева?
ОБАЛДУ. Ха-ха.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ты — моя королева! Ты — мой ангел!
БЕТСИНДА. Ну что вы, принц! Я всего лишь бедная служанка...
ОБАЛДУ. Будь моей подругой, повелительницей Понтии! Мой отец-король согласится на наш брак!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ах ты, несчастный выскочка! Ты мне ответишь за эти слова! (Отбрасывает его). Бетсинда! Разве не ты ходила за мной, когда я был болен и лежал, всеми покинутый?
ОБАЛДУ. О, богиня красоты, не отринь мое чистое сердце!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Да отправляйся ты спать, губошлеп противный! (Снова отбрасывает ОБАЛДУ). Бетсинда! Разве не эта нежная ручка оправляла мои подушки?
БЕТСИНДА. Что правда — то правда, милорд... А еще, ваше высочество, коли уж на то пошло, я пришила вашему высочеству все пуговицы на сорочке...
ОБАЛДУ (пыхтя, подползает к ним).
Не лягу спать! Не лягу до тех пор...
До той поры, пока не стану мужем
Прелестной скромницы, что во дворце здесь служит....
ПЕРЕКОРИЛЬ (отбрасывает его). Будь моей королевой! Будь моей звездой, Бетсинда!
БЕТСИНДА. Ах, ваше высочество... любезный принц, коли на то пошло... я должна сознаться, что я вот уже двенадцать лет подряд тайно люблю ваше высочество...
ОБАЛДУ. А-а-а-а! (Дерет себя за волосы). О горе мне, несчастному понтийцу!
ПЕРЕКОРИЛЬ (оборачивается к ОБАЛДУ). Ну что ты, губошлеп несчастный дерешь себе патлы там в углу? Ты мне ответишь за то, что обидел Бетсинду! Да как ты посмел встать на колени перед пафлагонской принцессой и целовать ей руку?!
ОБАЛДУ. Никакая она не пафлагонская принцесса! Она будет понтийской принцессой! Ни на ком другом я не женюсь!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ты жених моей кузины!
ОБАЛДУ. Опостылела мне твоя кузина!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ты мне ответишь за обиду!
ОБАЛДУ. Я тебя укокошу! (Хватает канделябр).
ПЕРЕКОРИЛЬ. Я проткну тебя насквозь! (Хватает шпагу).
ОБАЛДУ. Перережу глотку!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Вышибу мозги!
ОБАЛДУ. Оторву башку!
Появляется ХРАБРУС в ночном колпаке.
ХРАБРУС. Что за шум возле спальни монарха?
БЕТСИНДА. А... это принцы упражняются на шпагах, ваше величество.
ХРАБРУС. 0-о-о-о! Аа-а-а-а! Ууу-у-у! О прелестная служаночка! Выкинь из головы всех принцев! Обрати свой взор на почтенного самодержца, который никогда не был дурен собой!
БЕТСИНДА. Стыдитесь, сэр, что скажет ее величество?
ХРАБРУС. Ее величество? А мы ее вздернем! Или я не властитель Пафлагонии?! Или нет у меня веревок, топоров, палачей и плах? Разве не бежит под стенами замка речка? Разве не достает у нас мешков, чтобы зашивать в них жен?
БЕТСИНДА (с ужасом). Ваше величество...
ХРАБРУС.     Скажи мне только "Я — твоя" —
    В мешок зашью супругу я
    Тебя достойна роль сия!
ПЕРЕКОРИЛЬ (бьет ХРАБРУСА по голове изо всех сил). Крыса! Крыса!
БЕТСИНДА. Принц! Вы его убили! (Наклоняется над лежащим).
БЕТСИНДА, ПЕРЕКОРИЛЬ И ОБАЛДУ в ужасе разбегаются в разные стороны. КРИКИ «КОРОЛЬ убит!», «Злодейское убийство» и т.п. Вбегают АТТАКУЙ, СПУСКУНЕТ, ХРАБРУС стонет, начинает шевелиться.
Эпизод десятый.
Король встает...
СПУСКУНЕТ. Т-с-с-с-с. Король встает.
ХРАБРУС (поднимается, потирая ушибленное место). Ну вот. Повод нашелся. Повод есть. Позвать сюда капитана Аттакуя.
АТТАКУЙ. Я здесь, ваше величество.
ХРАБРУС. И прекрасно. Любезный Аттакуй! Схватите принца. Две минуты назад он кощунственной рукой стукнул по священному ночному колпаку своего монарха и ударом кулака поверг меня на пол.
    Хотел убить, на части растерзать.
    Но бог не дал свершиться злодеянью
    Подписывает приказ о казни.
    Спешите же    казнить злодея.
    Иначе — вас не пожалею.
(Удаляется в спальню).
АТТАКУЙ. Долг солдата повиноваться... Бедный. бедный Перекориль... Неужели эта рука должна повести тебя на плаху.
СПУСКУНЕТ. Что за вздор, Аттакуй! Король велел вам повесить принца?Ну и вешайте на здоровье!
АТТАКУЙ. Что-то я вас не пойму, сударыня...
СПУСКУНЕТ. Ах, простота! Он же не сказал, какого из двух.
АТТАКУЙ. И точно, не сказал... Ну-ка, ну-ка... (Читает приказ). «Препровожденного — обозглавить. Храбрус VIII.»
СПУСКУНЕТ. Так хватайте Обалду и казните. А Перекорилю велите сейчас же собрать свои вещи и бежать за границу. Ну?! Что вы уставились на меня, сударь?
АТТАКУЙ. Долг солдата — повиноваться, сударыня. А голова принца Обалду меня вполне устраивает! Благодарю вас графиня!
СПУСКУНЕТ. Э-нет1 Погодите-ка капитан. Услуга за услугу. Обещайте мне, что если это чудовище, этот развратник, мерзкий урод, крикун, противная обезьяна, — короче говоря, мой муж, Дженкинс Спускунет еще хоть раз появится на пороге замка, то вы капитан, без лишнего шума... (Шепчет ему на ухо). Идите же!
АТТАКУЙ. Долг солдата — повиноваться, сударыня... Никогда не думал, что у вас такое доброе сердце. (Уходит).
СПУСКУНЕТ. А что до этой гарпии, супостатки, бесовки, ведьмы, гордячки, ехидны Бетсинды — то принц милашечка не скоро ее отыщет, не будь я Барбара Гризельда графиня Спускунет... вдова усопшего Дженкинса Спускунета, эсквайра!
Эпизод одиннадцатый.
Завтрак царственных господ...
ХРАБРУС, КОРОЛЕВА, АНЖЕЛИКА, СПУСКУНЕТ, АТТАКУЙ...
ХРАБРУС. Как приятно завтракать, сударыня королева, когда во дворце  гости... Булочки дымятся, яйца сварены, как полагается... На столе — банка с малиновым вареньем. И кофе?!..  я не верю своим глазам... Неужели?... СОСИСКИ?!  Хм. Действительно. Начнем же поскорее. Скушайте одну.
КОРОЛЕВА. Спасибо, не хочется.
ХРАБРУС. Напрасно... напрасно... Все великие артистки — по утрам едят сосиски! А?! Каково? Что скажешь, душечка?
КОРОЛЕВА. Ничего. Я, в отличие от других, не артистка.
ХРАБРУС (жует). Божественно... Кстати, где Обалду? Где он, невольный виновник нашего торжества?
АНЖЕЛИКА. Я не знаю... Может быть, он еще спит?
ХРАБРУС. Ну так пошлите же кого-нибудь, чтобы его разбудили! Слава богу, во дворце еще хватает служанок! Эй! Бетсинда!
КОРОЛЕВА. Ошибаетесь, ваше величество. Этой служанки в нашем дворце уже нет.
ХРАБРУС. Что за глупости?! Как это, нет?!!!
АНЖЕЛИКА. Ей отказано от места.
ХРАБРУС. За что?
СПУСКУНЕТ. Слишком нерадива, ваше величество.
АНЖЕЛИКА. Она ленива.
КОРОЛЕВА. Глупа.
СПУСКУНЕТ. Неповоротлива.
АНЖЕЛИКА. Неопрятна.
КОРОЛЕВА. Да-да. Неряха.
СПУСКУНЕТ. Мерзавка.
АНЖЕЛИКА Змея!
КОРОЛЕВА. Гарпия!
СПУСКУНЕТ. Ехидна!
АНЖЕЛИКА. Прощелыжка!
КОРОЛЕВА. Тварь! Мы вышвырнули ее из дворца прямо на снег!
АНЖЕЛИКА. Без туфель, теплой накидки и платьям!!!
СПУСКУНЕТ. А вслед ей выкинули ларец...
АНЖЕЛИКА. С лохмотьями и башмачком...
КОРОЛЕВА. В которых нашли эту мерзавку...
СПУСКУНЕТ. Змею!
АНЖЕЛИКА. Дрянь!
И т.д. (по второму кругу)
ХРАБРУС (стучит кулаком по столу). Молчать!! Воистину был прав Шекспир, сказав: О женщины, ничтожество вам имя... Ну-с, и кто же теперь пойдет приглашать к завтраку их высочество? Может быть, вы, сударыня королева?! Или, может быть, я? Что ж, прекрасная мысль! (Поднимается). Схожу-ка разбужу принца, подам ему умыться, одеться, почищу его туфли... затем... (Идет к выходу).
АТТАКУЙ. Постойте, ваше величество...
ХРАБРУС. А?
АТТАКУЙ. Дело в том, ваша милость, что принц наш Обалду... того... давно уж встал...
ХРАБРУС. И где же он?
АТТАКУЙ. На площади.
ХРАБРУС. А что он там делает?
АТТАКУЙ. Он... это... того... его там казнят, ваша милость...
АНЖЕЛИКА. Что?
ХРАБРУС. Успокойтесь. Казнят не его. Аттакуй все перепутал...
АТТАКУЙ. Его, ваша милость. Его. Солдат знает одно — приказ. Вы велели казнить принца... я и взял этого... балду... Мог ли я подумать, что ваше величество хочет погубить собственного племянника?
ХРАБРУС. Ах, ты...
Входит ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА И ВЕДЬМЫ.
АНЖЕЛИКА. А-а-а-ай! (Падает без чувств).
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Боже мой! Что я вижу! Как? Неужели... Сосиски?! Ваше величество, скушайте одну.
ХРАБРУС мычит.
Напрасно, напрасно... Все великие артистки по утрам едят сосиски! А? Каково?
КОРОЛЕВА. Допрыгались...
ХРАБРУС. Так. Так. Полейте на ее высочество из чайника. Так. Весь вопрос в том, спешат мои часы или отстают. Если отстают — мы можем продолжать завтракать. А если спешат... тогда еще есть надежда спасти принца. Вот ведь история. Право, Аттакуй, меня так и подмывает казнить и тебя заодно.
АТТАКУЙ. Я только выполнял свой долг, ваше величество. Солдат знает одно: приказ. Не ждал я, что в награду за сорок лет верной службы...
АНЖЕЛИКА (приходит в себя). Да пропади вы все пропадом! Вам что, невдомек, что пока вы все здесь препираетесь, палач казнит моего Обалду!!!?
ХРАБРУС. А девочка, ей-богу, права, как всегда. И до чего же я забывчив. Ага! Слышите, бьют барабаны... Вот ведь история...
АНЖЕЛИКА. Вы осел, папенька! Пишите приказ о помиловании и я побегу с ним туда!
ХРАБРУС. Очков нет, что за оказия! Поднимись ко мне в спальню, Анжелика и поищи под подушкой... только под моей, не под маминой... Да погоди!.. Ну что за торопыги эти девочки! Графиня, бегите за ней и скажите, что под подушкой лежит ключ и что этим ключом надо отпереть конторку и достать очки... тьфу! Графиня, вернитесь! Передайте принцессе, чтобы она, уходя, всегда затворяла за собой дверь.
СПУСКУНЕТ уходит.
Ну и манеры у вашей дочери, мадам! Срам, да и только.
КОРОЛЕВА (мрачно). Теперь уж нам не избежать войны, сударь. Его отец, венценосный Заграбастал...
ХРАБРУС. Знаю. знаю, можешь не продолжать, душечка... Непременно объявит нам войну... Хотя... может быть и не объявит... Их двадцать у него... красавцев сыновей. И все подрастают. Попробуй — одели их наследством... Раздел державы, междоусобицы. Может статься, его величество нам еще и спасибо скажет...
АНЖЕЛИКА (вбегает). Быстрее, папенька, ну... быстрее...
ХРАБРУС (надевает очки, пишет). Казнить нельзя... помиловать... Где ставить запятую?
АНЖЕЛИКА. Ну здесь же, здесь!
ХРАБРУС. Ты уверена!? (Ставит печать). Лучше бы осталась и докушала булочки.
АНЖЕЛИКИ уже нет.
Что толку бежать? Все равно — не поспеешь. Ну вот... Бом-бом-бом. Бьет половину. Так я и знал. Душечка... Передайте-ка мне, сударыня-королева, баночку варенья...
КОРОЛЕВА. А не выпить ли вам лучше стаканчик подогретого бренди, сэр? (Удаляется в свои покои).
ХРАБРУС. Баночку... варенья...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Малинового?
ХРАБРУС. Малинового...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА (передает ему банку). Мне очень жаль, дружище, но... если бы я тебя сегодня не наказала, — то назавтра люди вообще перестали бы верить в могущество фей... Впрочем, скажу тебе по секрету, у нас еще есть надежда спасти принца. Гляди!
Эпизод двенадцатый.
О злодействе без содроганья.
Площадь. ОБАЛДУ. ПАЛАЧ. Часы бьют половину.
ПАЛАЧ (декламирует). ...Безумен мир, безумны короли, безумен их союз... Вообще-то, пора начинать казнь, ваше высочество... Но мне претит мысль, что вы умрете, так и не услышав этих будоражащих душу строк. Еще один, только один кусочек. Я читал его всем своим клиентам, милорд. Это из трагедии о Макбете:
    Давно я незнаком со вкусом страха.
    А ведь, бывало, чувства леденил
    Мне крик в ночи и при рассказе страшном
    Вставали волосы и у меня...
    Но ужасами я уж так пресыщен,
    Что о злодействе думать приучился без                                 содроганья...
АНЖЕЛИКА (вбегает). Жизнь... жизнь... жизнь... Вот... королевский указ. Казнить нельзя! Помиловать! О, мой принц! Мой суженый! Моя любовь! Мой Обалду! Твоя Анжелика поспела вовремя спасла твою бесценную жизнь! Казнить нельзя! Помиловать! (Бросается ему на шею).
ПАЛАЧ (убирает топор в ножны). Помиловать — так помиловать.
АНЖЕЛИКА. Не огорчайтесь, милейший. Кого-то, возможно, еще и казнят. Я поговорю с папой... хотите?
ПАЛАЧ. Порядочки. (Уходит).
АНЖЕЛИКА. Ну вот и рухнула последняя преграда, любимый.
ОБАЛДУ. Фу-у. Видишь ли Анжелика — я здесь сутки и такая у вас тут канитель и сумятица: все бранятся, дерутся, рубят головы и читают тебе при этом Шекспира... право... что-то потянуло меня домой в Понтию...
АНЖЕЛИКА. Сперва давай поженимся, мой дружок!
ОБАЛДУ (роняет розу). А! Роза!
АНЖЕЛИКА (проворно поднимает розу). Ах, что за душистая роза. Она цвела в устах моего Обалду в роковые минуты и теперь я с нею не расстанусь! Ведь вы же подарите этот цветок своей суженой, не правда ли, любезный Обалду?
ОБАЛДУ. Я дарю вам свою розу, свою любовь, руку, сердце, корону... еще секунда и я подарил бы вам свою голову! (Кричит). Свою голову и обезглавленный труп в придачу! Какого дьявола вам еще? (Смотрит на нее). А! О! У! Какая же красотка, какая милочка эта Анжелика, не будь я наследник Понтии Обалду! Ангел! Розанчик!
АНЖЕЛИКА (пристально смотрит на него). Фи! Что за пошлости? Розанчик?! Ничего получше вы не смогли придумать?
ОБАЛДУ. О, богиня красоты, не отринь мое чистое сердце! Оно преданнее того, что бьется в груди солдата!
Вбегают ХРАБРУС, КОРОЛЕВА, АТТАКУЙ, СПУСКУНЕТ.
ХРАБРУС. Подумать только. Успела. Молодец, девочка. Я рад, дорогой Обалду. То есть, я крайне огорчен. Тьфу, запутался. Скажи-ка вместо меня, душечка.
КОРОЛЕВА. Мы крайне скорбим, ваше высочество, о злополучной ошибке и бесконечно обрадованы счастливым завершением предприятия.
ХРАБРУС. Молодец. Поженим их поскорей и пойдем доканчивать завтрак!
КОРОЛЕВА. Поздравляю тебя, дорогая.
СПУСКУНЕТ. Как я рада вашему счастью, принцесса.
ХРАБРУС. Какой же ты все-таки, миляга, принц! Дай-ка тебя обниму...
АНЖЕЛИКА. Подождите! Да подождите вы обниматься, папенька! Я, право, не понимаю, чему вы радуетесь. Со свадьбой, по-моему, спешить некуда. Право, этот принц ничуть не умнее моего кузена, Перекориля. И потом, он такой ужасный толстяк... А воспитание! А манеры? Фи!..
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Ну что за вздор!
ХРАБРУС. Вздор!!! Хватит с нас этой канители!!!!!! Зовите архиепископа и пусть он их тут же обвенчает!!!!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Вот так-то лучше, Храбрус. Антракт.
ХРАБРУС. Антракт!!!
Конец первого действия. ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.
Эпизод тринадцатый.
Кто бедняжечку спасет?
Пустынная местность... ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА И ВЕДЬМЫ. Котел бурлит
СТАРАЯ ВЕДЬМА.     Трижды взвизгнул пестрый кот.
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. Всхлипнул еж в четвертый раз.
СТАРАЯ ВЕДЬМА.     Гарпия кричит: "Пора"...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА.     Сестры, мчимся чередой
    Над землей и над водой.
    Пусть замкнет волшебный круг
    Трижды каждая из нас:
    Трижды по три — девять раз.
ВЕДЬМЫ разлетаются, выходит измученная и замерзшая БЕТСИНДА.
СТАРАЯ ВЕДЬМА. Стой! Заклятие свершено!
ВЕДЬМЫ застывают.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА (бредет навстречу БЕТСИНДЕ по дороге, причитает, как нищенка).
    Сколько бедствий — страх берет
    Кто бедняжечку спасе-е-е-е-т...
БЕТСИНДА. Ах, как жаль, что мне нечего тебе подарить, бабушка... Взгляни, я ведь такая же как и ты... несчастная бродяжка... Послушай, а что, если нам ходить по дорогам вместе? Мне одиноко... Я не стану дармоедкой, гляди: (Танцует, поет).
    "Я пляшу и распеваю!
    Много фокусов я знаю!"
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Бедное дитя! Лучшим подарком тебе будет вот этот маленький бархатный башмачок...
БЕТСИНДА. Спасибо. Жаль, что он не влезет мне и на палец... Ой! Но ведь у меня — совершенно такой же!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. И этот бархатный лоскут.
БЕТСИНДА. Но ведь это обрывок моей накидки... Откуда у вас эти вещи, бабушка?.. (Приставляет лоскут к накидке). Теперь можно разобрать надпись... так... вот здесь на плаще "При... Роз... Арт..." а на лоскуте "нцесса... альба... икул 246" А если составить все вместе, то получается... То получается Принцесса Розальба, артикул 246.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Клочок этой разорванной мантии и туфельку нашли здесь поблизости, в лесу ровно двенадцать лет тому назад. Их терзали два львенка, которых застрелила охота Венценосного Заграбастала, нынешнего повелителя Понтии...
БЕТСИНДА. Да-да... я, конечно, слышала эту историю. Тогда все решили, что малютка Розальба погибла...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. К великой радости венценосного узурпатора!
БЕТСИНДА. Но принцесса Розальба не погибла... Потому что Розальба — это я.
СТАРАЯ ВЕДЬМА.     Кот мяукнул — нам пора!
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. Жаба ухнула — летим!
БЕТСИНДА. Нет! Подождите... Но, если я — живая законная повелительница Понтии...
СТАРАЯ ВЕДЬМА.     Все, кто смелы и честны...
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. За Розальбу встать должны!
БЕТСИНДА. Нет... Я не сумею... Ведь я всего лишь бедная служанка, которой, к тому же, отказали от места... Конечно, я прочла немало книг о дворцовых переворотах, войнах и знаю немало полезного о фортификации... Но... у меня нет не только доспехов, коня и оружия, но даже и туфель...
СТАРАЯ ВЕДЬМА.     Мешкать будешь ты в пути —
    Трона предков не спасти!
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. У людей такой уж нрав:
    С кем победа — тот и прав!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. А если у тебя будет в чем нужда — загляни в эту сумку, я дарю ее тебе, дорогая Бетсинда...
БЕТСИНДА. Помилуй Бог, откуда вы меня знаете, сударыня?
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Я много чего знаю. Я была кой у кого на крестинах... Я знавала людей, испорченных удачей, и таких, кто, надеюсь, стал лучше в беде. А теперь, дорогая, иди вперед и будь благодарна...
БЕТСИНДА. Но кому, сударыня?
СТАРАЯ ВЕДЬМА. Кот мяукнул — нам пора.
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. Жаба ухнула...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Летим!
ВЕДЬМЫ улетают.
РОЗАЛЬБА (одна). Боже, я королева... Что же мне теперь делать? Перекориль, Перекориль!
Темнота.
Эпизод четырнадцатый.
Доктор Кориль.
Университет в Босфоре. Медицинский факультет. Операционная. ПЕРЕКОРИЛЬ, которого все теперь называют ДОКТОРОМ КОРИЛЕМ, готовится оперировать БОЛЬНОГО, которого приносят на носилках ДОКТОР СМИТ и ДОКТОР ДЖОН, студенты-коллеги, однокашники и друзья КОРИЛЯ.
КОРИЛЬ. Servus. Ad opus.
СМИТ. Ventriculus aeger.
БОЛЬНОЙ. Скажите сударь, я не умру?..
СМИТ. Ну как не стыдно, любезнейший?..
ДЖОН. Вас оперирует сам доктор Кориль, бакалавр всех наук, пример для всего босфорского студенчества... Короче говоря, Primus inter pares!
КОРИЛЬ. Nomerus pro narkose...
ДЖОН. Nomero sex.
СМИТ и ДЖОН укладывают БОЛЬНОГО.
БОЛЬНОЙ. Так-то оно так,... сударь... а все равно, знаете ли... неуютно...
СМИТ. Глупости, милейший. (Старается уложить БОЛЬНОГО). Глупости.
ДЖОН. Разве вам неизвестно, сэр, что доктор Кориль получил в этом семестре награды по всем предметам?! По грамматике, чистописанию, истории, катехизису, арифметике, латыни...
БОЛЬНОЙ ворочается.
Ну и конечно, по анатомии, физиологии, патологии, пульмонологии, гастрологии, гастропатологии... ортопе...
СМИТ. Замолчи, он давно храпит.
КОРИЛЬ. Ad opus.
Делает надрез, все трое копаются во внутренностях БОЛЬНОГО.
ДЖОН. Ну и новости, друзья, прочитал в газетах я...
КОРИЛЬ. Dermatoma est.
СМИТ. Miotoma est.
ДЖОН (одной рукой ассистирует КОРИЛЮ, другой достает из кармана газету, читает). Вот послушай-ка... В прошлый вторник кучка джентльменов, верных прежнему дому короля Кавальфора, свергнутого, как известно, царствующим ныне королем Заграбастолом...
КОРИЛЬ. Ventriculus est.
СМИТ. Servus.
ДЖОН ...королем Заграбастолом... Так вот, эта кучка джентльменов вошла во всеоружии с криком: "Боже, храни Розальбу, законную понтийскую королеву, а в середине шла дама, как сообщают, необычайной красоты...
КОРИЛЬ (ДЖОНУ). Experere.
ДЖОН. Читай дальше, Смит. (Помогает КОРИЛЮ, извлекает из желудка БОЛЬНОГО камень). Modus vivendi.
СМИТ (читает). Особа, величающая себя Розальбой, законной принцессой Понтии, которая считалась погибшей в глубоком детстве, утверждает, что она якобы была найдена малюткой в дворцовом саду Бломбодинги, столицы Пафлагонии...
ДЖОН. ...Что с тобой, Кориль?
КОРИЛЬ. (прекратив оперировать, вырывает газету). ...И была оставлена во дворце служанкой под именем Бетсинда... За какую-то провинность ее уволили... год назад... захватив башмачок... Бедняжка! Нам стало известно, что отряд новоявленной Розальбы окружен и разбит сиятельным генералом Окаяном, а самозваная принцесса взята в плен и отправлена в столицу Понтии. Alea jacta est. Отважный Смит, бесстрашный Джон... Сотоварищи моих школьных дней! Я открою вам тайну, которая изумит вас.
СМИТ. Говори, не тяни.
ДЖОН. Выкладывай, старина!
КОРИЛЬ. К чему скрываться доле... Оставьте фамильярности, друзья. Итак, не скромный я студент Кориль — я королей потомок, принц наследный.
ДЖОН. Atavis edite regibus. (рожденный королевскими предками)
СМИТ. Какое...
КОРИЛЬ. Не преклоняй колена, Смит, и ты, мой верный Джон — на людях мы. Итак, я — Перекориль Пафлагонский.
Звучат трубы, ржание лошадей, топот, как будто мимо проносится войско.
Но что за шум доносится снаружи?
АТТАКУЙ (входит, вооруженный до зубов). Честь имею кланяться, джентльмены!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Кого я вижу!? Нет, не может быть! Да, это он... Не верится, ей-Богу! Мой друг отважный, верный Аттакуй! Служака, здравствуй! Иль не узнаешь ты принца? Ведь я — Перекориль!!!!
АТТАКУЙ. Что правда, то правда. Ваше высочество, вы Перекориль...
ПЕРЕКОРИЛЬ. С чего при полной амуниции вы нынче? Куда же держат путь солдаты-пафлагонцы?
АТТАКУЙ. Мой господин! Идем мы на подмогу, чтоб защитить от войска самозванки, Розальбою назвавшейся, монарха законного, союзника и друга. На помощь Заграбасталу идем.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Как?!! Вору этому, мой Аттакуй? Зверюге, лиходею, супостату?
АТТАКУЙ. Солдат, ваше высочество знает одно — приказ! А у меня приказ, идти на помощь его величеству Заграбастолу... И еще... Как ни тяжело мне в том признаться, у меня приказ схватить, если я повстречаю ненароком...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ох, не делил бы шкуру неубитого медведя...
АТТАКУЙ. Некоего Перекориля, в прошлом — Пафлагонского принца. Сопротивление бесполезно, ваше высочество. Глядите, нас — тридцать тысяч против вас одного.
СМИТ И ДЖОН. Троих!
АТТАКУЙ. Какая разница. (Совершенно подавлен). Нет, тут уж вам никак не спастись, ваше высочество. Отдайте меч...
ПЕРЕКОРИЛЬ. В уме ли ты?! Что б принц свой отдал меч?
    Зови солдат. И сто и двести тысяч
    Пасуют пред единым словом правды.
    Пусть слышит мир, и ты, мой Аттакуй,
    И Смит, и Джон, и доблестное войско
    Печальную до слез руладу принца...
    Увы! Когда я был еще младенцем,
    Мой бесчестный дядя похитил у меня
    Отцовскую корону и взрастил меня в                 незнание прав моих,
    Как это было с Гамлетом когда-то.
    И если начинал я сомневаться,
    Он говорил что все уладит скоро.
    Что мне сказать? Он был властолюбив.
    А я — младенец жалкий, несмышленыш...
    Ты помнишь, Аттакуй? Сдается мне,                 когда-то
    На палках фехтовал ты с тем, кого теперь
    Злодею на съедение хочешь бросить...
АТТАКУЙ. Что правда — то правда, мой добрый господин... И не раз и не два...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Я браком сочетаться должен был
    С наследницей престола Анжеликой
    Тогда бы мы воссели с ней на трон...
    То ложь была! Фальшивые слова!
    Фальшивые, как сердце Анжелики,
    Ее власы, румянец, зубы...
    Она, хоть и косила, но узрела,
    Мне предпочла младого Обалду.
    Ты помнишь, Аттакуй, как орошал                 слезами грудь твою,
    Обиду одному тебе поведав?
    Ты помнишь, мой капрал, что ты,
    Случалось, как старший брат, мне                 слезы утирал...
АТТАКУЙ. Что правда, то правда, мой принц, и не раз и на два...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Хоть и слеза мне веки застилала, но я тогда же взор свой обратил к Бетсинде, камеристке, А она...     Она же вдруг Розальбой обернулась.
    Тут понял я, какое совершенство,
    Богиня юности, лесная нимфа,
    Источник вдохновенья эта дева.
    Ты помнишь, Аттакуй, как пришивала
    Она своею трепетной рукой
    Златые галуны к твоим мундирам,
    Стирала, запыленные в боях,
    Войною прокопченные шинели...
АТТАКУЙ. Что правда — то правда, ваша милость... Стирала... И не раз и не два...
ПЕРЕКОРИЛЬ. И ты её задумал погубить?
    Богиню юности? Лесную нимфу?
    Какую лишь во сне увидеть можно?
    Мой верный Аттакуй! Ты хочешь крови!
    Страдания страны родной и стонов
    Отечества возлюбленных сынов.
    Топи в крови наследников законных!
    Служи примерно мерзким супостатам!
    Ты этого желаешь? Вот мой меч!
Протягивает неизвестно откуда взявшийся меч АТТАКУЮ.
АТТАКУЙ (плачет навзрыд). Да... Я... Да... Вы... Ва-ше-е-е... ве-ве... (Кричит). Славься! Славься! Да здравствует его величество Перекориль Пафлагонский. Да здравствует законная королева Понтии Розальба! Смерть супостатам! Ура!
СМИТ. Ура!
ДЖОН. Ура!
МНОГОТЫСЯЧНОЕ ВОЙСКО (где-то на улице). Славься! Ура! Перекориль! Ура! Ура!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Вот так-то лучше, славный генерал.
АТТАКУЙ. Совсем вы меня расстроили, ваше высочество... Раньше-то от вас таких слов я не слыхивал... Вот что значит — ученость!
ДЖОН.     Недосуг сидеть не месте!
    Принц! Спеши помочь невесте!
СМИТ.     Медлить будете в пути!
    Нам Розальбы не спасти!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ты прав, любезный Джон, и Смит разумный! Друзья! Я произвожу вас в капралы! Розальба навеки!
    Врага догоним смело и разгромим вконец!
    И пусть скорбит и плачет, теряя свой                 венец!!!
Уходят.
БОЛЬНОЙ (просыпается). Сударь! Сударь! Доктор Кориль! А как же... (Указывает на свой недошитый живот).
ДЖОН.     Не до книжек нынче тут!
СМИТ.     В бой скорей! Враги идут!
Убегают. Темнота...
Эпизод пятнадцатый.
Розальба навеки!
Арена цирка. РОЗАЛЬБА прикована цепями к стене. Кругом вооруженные до зубов СТРАЖНИКИ. ЗАГРАБАСТАЛ в ложе.
ЗАГРАБАСТАЛ. В последний раз спрашиваю: пойдешь за меня замуж, чертовка?
    А? Что? Иль не понтийский я монарх?
    Иль не прекрасен телом и душою?
    Иль мало у меня волос? Зубов?
    Не воин я? И не держу меча?
    И не казню строптивого вассала?!!!
    Ответьте, сэр!!!! Я требую!
РОЗАЛЬБА. Ах, ваше величество, если уж написано тебе на роду погибнуть в пасти свирепого льва — значит так тому и быть. Я вам уже четыре месяца твержу, что я люблю принца Пере...
ЗАГРАБАСТАЛ. О-о-охмм-м-м. (Заскрежетал зубами). Но муки суждены тебе, стенанья твои наполнят замок...
РОЗАЛЬБА.     Пусть! Коли на то пошло...
    Уж лучше мне теперь пойти на муку,
    Чем а брак вступить с убийцею отца!
    Розальба я! Законная принцесса!
    А ты — подлец, предатель, супостат!
ЗАГРАБАСТАЛ.     Проклятое отродье! Сгинь, бесовка!
    Готовься к смерти! Эй, пускайте                 льва!
Музыка. Трубы. На арену вместо льва выходит капитан АТТАКУЙ.
Что я вижу?! Эй, обождите со львом! Слон и башня! Этот рыцарь, коли мне не изменяет память, — доблестный капитан Аттакуй... Какие вести из Пафлагониии, милейший?
АТТАКУЙ. Перво-наперво обещайте мне неприкосновенность.
ЗАГРАБАСТАЛ. Ну, о чем речь, мой славный Аттакуй! Слово рыцаря...
АТТАКУЙ. А теперь, дозвольте мне огласить послание нашего повелителя, ваша милость.
ЗАГРАБАСТАЛ. Ваша милость, вы сказали? Не очень-то уместное обращение к помазаннику божьему... Ну, читайте, что там у вас?
АТТАКУЙ (читает). Всем, всем, всем! Настоящим объявляем, что мы, Перекориль, король Пафлагонии, вернули себе трон и корону отцов, некогда вероломно захваченную нашим дядей, который долго величал себя королем Пафлагонии.
ЗАГРАБАСТАЛ. Щенок.
АТТАКУЙ. А посему — требуем, чтобы лжец и предатель Заграбастал, именующий себя повелителем Понтии...
ЗАГРАБАСТАЛ. А?
АТТАКУЙ. Отпустил из подлой неволи свою августейшую повелительницу Розальбу, законную государыню Понтии, в противном случае я объявляю упомянутого Заграбастала подлецом, мошенником и трусом, изменником и вором, и обязуюсь доказать свою правоту на его мерзопакостном теле...
ЗАГРАБАСТАЛ. Все?
АТТАКУЙ. Все, ваша милость. Вот вам письмо. А вот перчатка с августейшей руки нашего государя.
ЗАГРАБАСТАЛ. Капитан, а что думают обо всем этом вздоре венценосный Храбрус, а также его зять, мой доблестный сын Обалду?
АТТАКУЙ. Королевский дядя низложен. Вся пафлагонская армия присягнула его величеству Перекорилю. Обалду... Обалду попал в полон — и теперь — заложник он! Он сидит у нас в плену и, если хоть один волос упадет с головы принцессы Розальбы — его ждут страшные муки.
РОЗАЛЬБА. Я спасена! Святая матерь божья! Перекориль!
ЗАГРАБАСТАЛ. Ах вот как? Спасена? Так вот, значит как?! Не надейся, дьявольское отродье! Обалду заложник? Тем хуже для Обалду!
    Их двадцать у меня — красавцев сыновей,
    Но только Обалду — надежда и оплот...
    Что ж... Стегайте Обалду! Порите!
    Морите голодом, крушите и терзайте!
Можете переломать все его крепкие кости, содрать с него кожу, изжарить его живьем! Ибо, как не мил мне Обалду — свет очей моих, но месть — ха-ха — мне дороже! Прощайте, Аттакуй! Довольно! Льва скорее выпускайте!
АТТАКУЙ. Прощай, принцесса-голубушка. Помни, ты будешь отомщена!
РОЗАЛЬБА. Прощайте, граф. До встречи в небесах. Скажи: я не желаю быть отмщенной.
АТТАКУЙ уходит.
ЗАГРАБАСТАЛ.     Богиня красоты. Святая. Нимфа.
    Эй, льва скорей пускайте,                 душегубы.
Музыка. На арену выходит свирепый и голодный ЛЕВ.
Ату ее! Ату!!! Ну! Рви ее на части! Лопай! Лопай! (Почти шепотом). Ату ее... ату...
РОЗАЛЬБА (лаская ЛЬВА). Голубчик лев, мой милый зверь, мой младший братик...
ЗАГРАБАСТАЛ. Фу, мерзость! Какой обман! Лев-то ручной! Небось из цирка! Ишь, как морочат публику, стыд и срам!
ЛЕВ, действительно, вместо того, чтобы разорвать на части и сожрать РОЗАЛЬБУ, мирно лег у ее ног. На арене появились ВЕДЬМЫ.
СТАРАЯ ВЕДЬМА. Что? Это кто же учинил обман?
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. И лев, значит, тоже — не лев?
МОЛОДЕНЬКАЯ ВЕДЬМА. Ну так пойдите и попробуйте побиться с ним, сэр!!
СТАРАЯ ВЕДЬМА. Ага, Заграбастал, трусишь?
ЗАГРАБАСТАЛ. Да я не побоюсь и ста тысяч львов!!!! Сюда мои доспехи! А впрочем, не надо. Я задушу вашего льва голыми руками! (Выходит на арену). Ну-ка иди сюда, чудовище...
ЛЕВ. Р-р-р-р-р...
ЗАГРАБАСТАЛ. У-у-у-у, собака... А! Ой!
ЛЕВ. Р-р-р-р-в-чч...
РОЗАЛЬБА. Святая Маргарита! Осторожней, ваше величество! Ведь он вас сейчас сожрет, ей-Богу!
ЗАГРАБАСТАЛ. В последний раз спрашиваю: пойдешь на меня замуж?
ЛЕВ поднимается и, рыча, надвигается на ЗАГРАБАСТАЛА.
Что? А? Гвардейцы? Измена! Стража! Пристрелить его! Немедленно...
Львиный рык становится громче. Темнота.
Эпизод шестнадцатый.
Битва королей.
В ставке ПЕРЕКОРИЛЯ. ДЖОН, СМИТ, АТТАКУЙ, ПЕРЕКОРИЛЬ.
ПЕРЕКОРИЛЬ. И видел ты, как бросили ее
    Свирепым львам? Как те вонзили зубы...
    Нет... я не верю... нет!
    Свирепый зверь в домашнего котенка
    Под взглядом девы юной превращен!
    Не так ли, друг?
АТТАКУЙ. Ах, мой добрый государь! Мочи моей не было глядеть, как львы станут рвать на куски раскрасавицу-принцессу. Я доставил Заграбасталу ваше августейшее послание и вам привез от него ответ.
СМИТ. Вы же уже докладывали об этом, капитан...
АТТАКУЙ. Знаю, что докладывал... а все же как-то не верится, что принцессу нашу... законную повелительницу... (Всхлипывает).
ПЕРЕКОРИЛЬ. Дракон отец! Бедняга сын! Позвать ко мне скорое Обалду.
ДЖОН. Иду!
СМИТ. Сейчас!
АТТАКУЙ. Так точно, ваша милость!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Постойте... Нет... Но как ему сказать? Как объявить о казни? Он, в сущности, довольно-таки милый молодой человек, хотя и немного ленивый, толстый и взбалмошный...
АТТАКУЙ. Что правда — то правда, ваша милость: милый и взбалмошный...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Капрал! Взгляните, чем он занят...
ДЖОН (возвращается). Играет в мраморные шарики с тюремщиками, ваше величество...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Святая простота... Капрал! Зовите его сюда.
СМИТ. Эй! Ваша светлость! Его высочество просит вас пожаловать в ставку.
ОБАЛДУ (появляется в кандалах). Я к вашим услугам, принц...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Несчастный Обалду, уж ты, наверно, знаешь, что родитель твой решил казнить Розальбу... так-то, Обалду...
ОБАЛДУ. Что?! Погубить Бетсинду?
    О, Бетсинда!
    Прекрасная и милая Бетсинда!
    Любил ее сильней, чем Анжелику,
    Жену свою законную, но вы
    Соперником счастливым оказались...
    Розальбы нет! Погублена Бетсинда!
    Отец-злодей мне больше не отец!!!
    Готов я присягнуть Перекорилю,
    Чтоб на убийцу войско повести!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Обалду, голубчик, спасибо... Мне жаль, принц, что мы раньше не знали друг друга как следует...
ОБАЛДУ. Я надеюсь, у нас будет теперь много времени, чтобы узнать друг друга получше...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Я сожалею, дорогой Обалду, но времени для этого почти не осталось...
ОБАЛДУ. Но отчего же?
ПЕРЕКОРИЛЬ. Нет, но могу, язык не поворачивается...
СМИТ. Потому что в цивилизованном королевстве — слово государя закон!
ДЖОН. А принц пообещал супостату Заграбасталу, что тот расплатится за смерть прекрасной Розальбы жизнью своего сына...
СМИТ. То есть теперь получается...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Обалду, голубчик, выходит, что тебя придется казнить...
АТТАКУЙ (снимает с ОБАЛДУ мерку).
    Обалду, крепись, мой друг!
    Я б — не вынес этих мук!
(Уходит).
ПЕРЕКОРИЛЬ. Пойми, я полагал, что он не решится... и пожалев свое дитя, отпустит Розальбу из плена или сохранит ей жизнь...
ОБАЛДУ. Ну да! Уж я-то знаю своего родителя! Небось рад-радешенек, что избавился от лишнего рта... Что ж... Делать нечего... Только уж казните меня побыстрей ваша милость, безо всяких судов и церемоний!
ПЕРЕКОРИЛЬ. О, да... Разумеется. Вот здесь и казним вас не откладывая, теперь же немедленно, сейчас же. Эй, палача!
СМИТ (обнимает ОБАЛДУ). Крепись. Будь ты на месте Перекориля, а он — на твоем, ты бы тоже его казнил бы, не правда ли?
ОБАЛДУ. Ну, разумеется. Только сейчас мне от этого не легче...
ПАЛАЧ (входит с плахой и топором). Кого прикажете казнить, ваше высочество?
ОБАЛДУ. Меня.
ПАЛАЧ. Ба... Да это же мой старый знакомый... Принц Обалду?! Милорд?
ОБАЛДУ. Он самый.
ПАЛАЧ. Да... Нечасто приходится два раза иметь дело с одним и том же клиентом... Помнится, а прошлый раз нас прервали на самом увлекательном месте, я читал вам сцену из трагедии о короле Макбете, сочинения Уильяма Шекспира... Сейчас... сейчас... (Роется в кармане).
ОБАЛДУ. К черту, к дьяволу, к собачьим свиньям вашего Шекспира, сударь! Принц! Мне было обещано, что меня казнят без всякой канители! Немедленно!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Да-да, конечно... не волнуйтесь, Обалду. Приступайте, любезнейший. И немедленно.
ДЖОН. Прощай, храбрец. Ты славный малый был...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Не поминайте, лихом, принц. Вот судьба... Если б не королевское слово... будь оно проклято.
Вбегает напуганный СОЛДАТ. Слышны вопли, крики, стенания.
СОЛДАТ. Тааам... там... (Убегает).
ПЕРЕКОРИЛЬ. В чем дело? Что за крики?
ДЖОН. Враги! Измена?!
СМИТ. Смута?!
РОЗАЛЬБА. Жизнь! Жизнь! Казнить нельзя — помиловать! (Въезжает верхом на льве).
ПЕРЕКОРИЛЬ. Помиловать... Нет, не верю... Спасена?
ЛЕВ ложится на землю и засыпает.
РОЗАЛЬБА. Вот мой спаситель. Тс-с-с-с1 Пусть отдохнет, мой славный добрый лев, мой младший братик... Он съел сначала дюжину гвардейцев и сто двадцать караульных... Потом на части рвал их, расчищая себе дорогу — есть уже не мог...
ОБАЛДУ. Голубчик лев, мой милый зверь, как же я рад тебя видеть и нашу дорогую Бетсинду, впрочем, нет, что я говорю... Королеву Розальбу!
РОЗАЛЬБА. Бедный Обалду, вас опять чуть было не казнили...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Я очень рад, голубчик Обалду, что королева вернулась жива-здорова.
ОБАЛДУ. А уж я-то как рад!
РОЗАЛЬБА. Здравствуй, палач!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ты больше не понадобишься, любезный... Ступай!
ПАЛАЧ. Я честный человек, ваше величество. Мне стыдно получать мое жалованье задарма. Вот уже восемь месяцев, как сижу без работы... Если так и дальше пойдет, — я вынужден буду эмигрировать...
СМИТ и ДЖОН склоняются перед РОЗАЛЬБОЙ.
СМИТ.     Она затмила факелов лучи
    Так блещет красота ее в ночи...
ДЖОН.     Встань у окна! Убей луну соседством,
    Она и так от зависти больна,
    Что ты ее затмила красотою...
Входит АТТАКУЙ. Он несет деревянный гроб.
АТТАКУЙ. Вот, ваше величество, самый распрекрасный гроб, который только можно достать за деньги. Фу-у-у. Всю округу обегал. Половина девятого, государь! Пора приступать к казни...
ОБАЛДУ. Вы, что рехнулись?
РОЗАЛЬБА. Я спасена, мой верный Аттакуй!
АТТАКУЙ. Доброе утро, сударыня королева... Так значит, принц Обалду прощен? Прощен! А я-то... (Хохочет).
Взрыв снарядов. Все бросаются на землю.
Ваше величество! Войска венценосного Загарабастала!
ПЕРЕКОРИЛЬ. По местам!
ДЖОН. Праздник из недолго был...
СМИТ. Враг их скоро осадил!
Снова взрыв. РОЗАЛЬБА падает в обморок.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Господи боже! Подержите же кто-нибудь ее величество!
ОБАЛДУ. Давайте-давайте! Что-то мне сегодня не хочется сражаться на поле брани...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Оставайтесь здесь! И если хоть один волос упадет с головы ее величества — поплатишься своей!
ОБАЛДУ. Ясно... Бог любит троицу, ваша милость...
РОЗАЛЬБА (приходит в себя). Что? Что случилось?
ПЕРЕКОРИЛЬ. Враг превосходит нас числом несметным. Иду на смерть. Прощай, моя любовь!
РОЗАЛЬБА. Перекориль, постой!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Сейчас не время!
РОЗАЛЬБА. Я совсем забыла... Вот сумка. Ее мне фея подарила. И все, чего не пожелаю, могу сейчас же из нее достать...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Так что же вы молчали?! Воистину был прав Шекспир, сказав: О женщины, вам имя — вероломство! Пожелайте же для меня немедленно волшебный меч, который сносил бы одним ударом тысячу... нет, три тысячи голов!
РОЗАЛЬБА. Сейчас... Сейчас... (Достает меч). Готово.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ну а теперь такой же меч для графа Аттакуя! Нет, для него — чтобы сносил две тысячи голов!
РОЗАЛЬБА (достает меч). Вот он!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ну, и для Смита с Джоном!
РОЗАЛЬБА. А по сколько голов?
ПЕРЕКОРИЛЬ. Не знаю... сообразите сами! И быстрее! Быстрей!
РОЗАЛЬБА (протягивает ему мечи). Принц... Скажите, отчего...
ПЕРЕКОРИЛЬ (не слушая ее). Вперед! Орудья — к бою! Я поведу войска! (Убегает).
ОБАЛДУ. Милая принцесса, сейчас, я боюсь, начнут сыпаться ядра. И стоит одному из них упасть на вашу королевскую голову — меня тотчас же прикажут казнить — и тут уж мне не отвертеться... А посему — срочно, немедленно пожелайте для нас с вами какое-нибудь защитное средство, волшебное приспособление, охраняющее от ядер и картечи!
РОЗАЛЬБА. А? Да-да, конечно... Скажите, вам не показалось, что его величество был со мною не так любезен, как прежде. Я не могу понять причину...
Свист ядра.
ОБАЛДУ. А-а-а-а! Всевышний боже!
РОЗАЛЬБА. Быть может, я дурно причесана?
Взрыв.
Пожалуйста, откройте сумку.
ОБАЛДУ (открывает сумку и достает оттуда гребень). Принцесса!!! Ну?! Скорей же! Следы от ран не красят молодых женщин!
РОЗАЛЬБА. Сейчас, сейчас... Никак не могу сосредоточиться. Готово.
ОБАЛДУ (открывает сумку и достает зеркало). О-о-о! Проклятье!
РОЗАЛЬБА. Простите... (Смотрится в зеркало, расчесывает волосы). Быть может, он разлюбил меня? Нет... не верю!
Вокруг давно уже идет битва.
ОБАЛДУ. Принцесса! Бога ради, что-нибудь... Укрыться нам от ядер и картечи!
РОЗАЛЬБА. Да пожелайте вы сами!
ОБАЛДУ. Да?! (Открывает сумку и достает оттуда огромный зонт). Фу-ф!
Крики «Вперед ребята!», «За мной, молодцы!», «Заграбастал навеки!» «А ну, наподдай им» и проч.
Вот теперь, можно, уютно устроившись, смотреть на...
РОЗАЛЬБА (перебивает). Кольцо! Святая Маргарита! Я потеряла свое колечко! (Выбегает из-под зонтика, ищет колечко).
ОБАЛДУ. Чертова кукла! Стойте!
Взрыв.
Боже всевышний... Что за глупость взбрела вам в голову! (Бегает за ней с зонтиком). Вы как нарочно стараетесь, чтобы меня казнили! А-а-а!
Взрыв совсем рядом. РОЗАЛЬБА и ОБАЛДУ падают.
РОЗАЛЬБА. Вот оно! (Надевает кольцо на палец).
ОБАЛДУ. Поймите, безмозглое существо! (Поднимается смотрит на РОЗАЛЬБУ). О-о-о-о! У-у-у-у! А-а-а-а-а! Богиня! Королева! Нимфа! А! О, эти руки! Волосы! Глаза! (Роняет зонтик).
Взрыв, но ОБАЛДУ не слышит.
РОЗАЛЬБА. Держите-ка покрепче свой зонт, сударь!
СМИТ (пробегая с левого фланга). Конница с правого фланга! Ура!
РОЗАЛЬБА. Ну, как там, капрал?
СМИТ. Там?... Там все, как всегда, принцесса:
    ...сыплются удары,
    Зияют раны... небо почернело от стрел...
    Ржут лошади, гремят барабаны, поют                 флейты,
    Солдаты орут, ругаются и вопят...
РОЗАЛЬБА. А где Перекориль? То есть его величество, король Пафлагонии?
СМИТ. Он там, где и подобает быть королям, принцесса. Скачет вперед впереди доблестного войска на белой лошади в сверкающих в лучах заходящего солнца доспехах...
ДЖОН (он слышит последние слова СМИТА). Браво! Я восхищаюсь вашим искусством, капрал: людей у вас убивают под звуки оркестра, точно в опере! Нет, голубка-королева, на самом деле война — это грубый, уродливый, неуклюжий идол, кровожадный, отвратительный и жестокий...
СМИТ. Что вы этим хотите сказать, толстяк несчастный?
ДЖОН. Сэр?!
Вдруг РОЗАЛЬБА снимает с руки кольцо. ДЖОН и СМИТ застывают.
АТТАКУЙ (пробегая). Сдается враг! Проклятый узурпатор — бежал! За ним погнался принц!
СМИТ. Туда идем.
ДЖОН. Прощайте, королева.
Уходят. РОЗАЛЬБА вновь надевает кольцо.
ОБАЛДУ. Богиня красоты, святая... нимфа!
РОЗАЛЬБА. Кольцо! Кольцо...
Вбегает ЗАГРАБАСТАЛ.
ЗАГРАБАСТАЛ. Как говорил духовный мой наставник: "Коня! Коня! Полцарства за коня!"
ПЕРЕКОРИЛЬ (вбегает).
    Остановись, предатель! Стой, Иуда!
    Вернись же, супостат, и защищайся.
    Ну погоди же деспот, трус, разбойник
    И венценосный гад!
    Твою снесу я мерзкую башку
    С поганых плеч!
(Тычет ЗАГРАБАСТАЛУ в спину волшебным мечом).
ЗАГРАБАСТАЛ (оборачивается и обрушивает на голову принца удар нечеловеческой силы). Вот, получай. (С удивлением обнаруживает, что его меч согнулся).
ПЕРЕКОРИЛЬ (с хохотом). Сдаешься, червь?
ЗАГРАБАСТАЛ (еще раз бьет ПЕРЕКОРИЛЯ, собрав последние силы). Ну что ты будешь делать!!!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Сдаешься, Заграбастал?
ЗАГРАБАСТАЛ. Ну если у вас меч и доспехи заколдованные — чего ради я буду с вами драться? Разумеется, я сдаюсь. Лежачего не бьют! Надеюсь, ваше величество не преступит этого честного правила...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ты признаешь Розальбу своей государыней?
ЗАГРАБАСТАЛ. Проиграл — плати...
Входят СМИТ, ДЖОН и АТТАКУЙ со связанным ХРАБРУСОМ.
АТТАКУЙ. А вот и наш низложенный монарх.
ХРАБРУС. С победой, ваше величество.
ПЕРЕКОРИЛЬ. В цепи заковать обоих.
СМИТ. Готово, принц.
ДЖОН. Не вырвутся теперь.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Мой приговор...
Появляется ПАЛАЧ с плахой и топором.
РОЗАЛЬБА (выходя из-под зонтика). Не будет столь жестоким. Не так ли, принц?
ПЕРЕКОРИЛЬ. Обоих свергнутых монархов... принудить подстричься в монахи самого сурового ордена — ордена Бичевателей.
ПАЛАЧ. Тьфу-у! Я вас предупреждал, ваше высочество. Значит, будем считать, что вы вынудили меня покинуть страну. Надеюсь, правители некоторых восточных королевств сумеют по достоинству оценить человека моей квалификации. Прощайте. (Уходит вместе с плахой и топором).
ОБАЛДУ (вылезая из-под зонтика). Вот и прекрасно. Я в восторге от ваших нововведений, Перекориль. Как-то, знаете легче дышится в государстве, из которого эмигрировал палач. Доброе утро, папаша...
ЗАГРАБАСТАЛ. Здравствуй, сынок.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Довольно о печальном. Уведите пленных.
ХРАБРУС (берет за руку ЗАГРАБАСТАЛА). Что ж... Благодарим за снисхождение, ваша милость... Хотя... немало живет на свете мертвецов... немало живых давно уже мертвы... Верите ли, принц, на протяжении стольких лет я читал на ночь одного Шекспира, а никаких других книжек в руки не брал... Жизненный, знаете ли, автор. Как в зеркало, в него смотрелся. Я прожил славную жизнь, племянник. Начинал, как король Джон... потом жил как славный Генрих IV, бывало, чувствовал, как Ромео... умру Ричардом II, или, почем знать, королем Лиром...
ЗАГРАБАСТАЛ. Эко хватил!
ХРАБРУС. Ты-то прожил закоренелым злодеем... Ричардом III, Макбетом... А у меня все же оставались кое-какие крупицы совести.
ЗАГРАБАСТАЛ. Что верно — то верно...
ХРАБРУС. Ну, ваше величество, наступает твой черед. Ты начинал жалким ягненком, как принц Артур... Затем вы захотели принцем Гамлетом, сударь, теперь вы...
ЗАГРАБАСТАЛ. Ричмонд...
ХРАБРУС. Пожалуй... А кем вы станете завтра, сэр? Вот, возьмите на память... (Протягивает ПЕРЕКОРИЛЮ книгу). Идем, Заграбастал. Мы будем бичевать друг друга смиренно, но истово.
ЗАГРАБАСТАЛ. Споемте, ваше величество? Споем. (Поют).
Низложенные короли уходят. Остальные долго смотрят им вслед, песенка еще долго слышна.
Эпизод семнадцатый
Пир победителей.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Капитан, я произвожу вас в фельдмаршалы!
АТТАКУЙ. Ура.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Джона и Смита — в генералы!
СМИТ. Ура.
ДЖОН. Ура...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Всем оставшимся в живых солдатам... жалую по ордену пафлагонского огурца. Дорогой фельдмаршал! Сейчас же прикажите жителям близлежащих деревень, чтобы они немедленно доставили сюда побольше вина и бутербродов! Довольно грустить. Будем веселиться и пировать! Ну?!
АТТАКУЙ. Дело в том, ваше величество, что за время битвы с узурпатором мы сожгли все до одной близлежащие деревни, а жители их разбежались кто куда...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ах, вот оно что... Жаль. Ну тогда зовите музыкантов! И раз нам нечего есть и пить — будем веселиться и танцевать! А пока музыканты настраивают скрипки... почему бы нам...
Появляется ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА с корзиной в руках. В корзине — вино и бутерброды.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Почему бы вам не вспомнить о старых друзьях, милорд!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Фея!
РОЗАЛЬБА. Фея! Голубушка!!!
Все набрасываются на пищу и вино.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Дети мои! Видите: капелька невзгод пошла вам на пользу. Ты, Перекориль, если бы рос в холе, то и читал бы, до сих пор, наверное, по складам...
АТТАКУЙ. Что верно, то верно, сударыня! Принц-то наш всегда ленился — впрочем, кто из них трудился?
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. А тебе, Розальба, лесть вскружила бы голову, как Анжелике, которая вообразила, что Перекориль ее недостоин... Дети мои! Да благословит вас бог. Вы нашли друг друга, и очень скоро будете счастливы...
ПЕРЕКОРИЛЬ. И вправду, не пора ли нам обвенчаться с ее высочеством?
РОЗАЛЬБА. Да... Если только вы меня и вправду любите, милорд...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Аттакуй, зовите архиепископа!
СМИТ. Прошу прощения, ваша милость. Я не смогу присутствовать при венчании.
ДЖОН. Нам необходимо закончить университетский курс, ваше величество. Мы возвращаемся в Босфор.
ПЕРЕКОРИЛЬ. В чем дело, генералы? И вы в мою невесту влюблены?
РОЗАЛЬБА. Все дело в волшебном кольце, милорд... Его подарила когда-то графиня и с тех пор все мужчины стали без памяти влюбляться в меня, в том числе и вы, сударь... В том числе и вы... (ОБАЛДУ). Любезный принц! Вот. Возьмите это маленькое колечко... Королева дарит вам его... (Она снимает с пальца кольцо).
Гром. Появляются ВЕДЬМЫ.
А теперь взгляните на меня, джентльмены! Ну, теперь-то вы видите, что я никакая не богиня, не нимфа, не ангел, а просто бедная служанка, которая волею судьбы и его величества стала королевой Понтии...
АТТАКУЙ. Ну что вы... Нет! Голубка королева, вы... ваше лицо ничуть не изменилось... поверьте мне, старому служаке!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ну что за вздор, Аттакуй! Лицо королевы изменилось. Госпожа моя и в половину не так прекрасна, какой казалась еще минуту назад...
РОЗАЛЬБА. Что ж... если я вам не нравлюсь такой, какая я есть, — возьмите назад свое королевское слово...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Что мне сказать? Как ответить этой гордячке, фельдмаршал?
АТТАКУЙ. Не знаю, ваше величество... Я только грубый солдат, вы — король.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Да, я король. Но какая теперь разница, король я или нищий нахлебник, полководец, герой сражений или бродяга... Помышлял ли я о короне, о ратных подвигах, о славе, зубрил ли ненавистную мне латынь — образ прекраснейшей из женщин неизменно маячил передо мною, заставляя карабкаться все выше и выше... Если бы ей потребовалась вся моя жизнь — видит Бог, я не пожалел бы и жизни. Будь у меня что-то лучшее — я и это отдал бы ей... Я любил ее, не рассуждая и не задумываясь, — как в сказке... И вот теперь, вместо награды, вы разрушили мою сказку, сударыня...
РОЗАЛЬБА. Человек может дать только то, что имеет, сударь... Вот так.
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Да разве ты не понимаешь, неуч! Настоящая любовь способна сама творить чудеса!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Настоящая любовь... бывает только в сказках, голубушка! Не бойтесь, милая двоечница-фея! Я не буду портить финала! Глупо отступать, когда музыканты уже настроили скрипки, в церквах зажигают венчальные свечи, а у гостей подвело живот в ожидании свадебного ужина! Вашу руку, сударыня королева!
РОЗАЛЬБА.     В вашем доме буду жить.
    Сладко есть и сладко пить.
    В новом платьице ходить...
(Подает ему руку).
Музыка. На площадку вбегает АНЖЕЛИКА с розой в руках.
АНЖЕЛИКА. Ах, милый кузен... То есть, я хотела сказать, ваше величество... я поздравляю вас со славной победой... В городе только и говорят о ваших подвигах, вашей учености...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Приветствую вас, сударыня...
АНЖЕЛИКА. Говорят, вы женитесь на королеве Понтии? Ах, не будь я дурой...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Не расстраивайтесь, кузина. Мы назначим тебе приличное содержание.
АНЖЕЛИКА. Надеюсь... ведь нас много связывало когда-то... Здравствуй, Бетсинда... То есть, я хотела сказать, доброе утро королева... А в городе ходили слухи о вашей неземной красоте...
РОЗАЛЬБА. Слухи, как всегда, все преувеличивают, Анжелика.
АНЖЕЛИКА. Я тоже так думаю... То есть я хотела сказать, это дело вкуса... Ну? Где мое чучело? Где мой Обалду?
ОБАЛДУ. Он здесь, неверная!
АНЖЕЛИКА. А-а-а-а-а! О-о-о-о! У-у-у-у! Мой Обалду! Мой принц! Моя любовь! Как он возмужал, не правда ли? Как он похорошел! Мой принц!
ПЕРЕКОРИЛЬ.     Смех, веселье, слезы, ласки...
    Все счастливые, как в сказке!
(ЧЕРНОЙ ПАЛОЧКЕ). Вы довольны, сударыня?
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Замолчи, негодник!
АТТАКУЙ. Одиннадцать, милорд! Нас ждут в церкви...
Музыка. ВЕДЬМЫ вводят ГРАФИНЮ СПУСКУНЕТ.
СПУСКУНЕТ. О, мой Перекориль! Нас ждут в церкви!
ПЕРЕКОРИЛЬ. И я стану счастливейшим из смертных...
СПУСКУНЕТ О, мой королевич! Уже ль наступил долгожданный час, и я стану супругой моего обожаемого Перекориля? Дайте мне скорее нюхательной соли — или я лишусь чувств!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Что такое? Моей супругой?
РОЗАЛЬБА. Супругой моего принца?
ПЕРЕКОРИЛЬ. Она рехнулась.
СПУСКУНЕТ. А кто же здесь, если не я, выходит замуж, хотела бы я знать? Или августейший Перекориль не обещал женится на своей милой Барбаре? Или это не его собственноручная подпись? И разве это... господин фельдмаршал, не означает, что его величество мой и только мой?
И она предъявила присутствующим бумагу.
АТТАКУЙ (читает). «Сим подтверждаю, что я, Перекориль Пафлагонский, возьму себе в жены прелестную Барбару — Гризельду Спускунет, вдову Дженкинса Спускунета, эсквайра...»
СПУСКУНЕТ. И неужели вы, молча будете смотреть, как обманывают бедное, доверчивое и любящее создание?
АТТАКУЙ. Н-да... Документ есть документ... Вопрос в том, ваша ли эта подпись, государь...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Но я...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Это твоя подпись, Перекориль?
ПЕРЕКОРИЛЬ. Да, но я не знал, что подписываю...
АТТАКУЙ. То привычка брат, плохая — ставить подпись, не читая...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Розальба, я не виноват...
РОЗАЛЬБА. Что ж... Я не стану твоей женою, Перекориль. Но я буду любить тебя всю жизнь. Я умру безмужней, подобно королеве Елизавете и завещаю свою корону вашим детям...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Нашим детям? Моим и этой гарпии? Помогите королеве, ей дурно! Послушайте! Но неужели же эта старуха предъявит на меня свои права?
СПУСКУНЕТ. Ну, а как же мне не предъявлять, Любимый, ведь я — твоя невеста!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ты моя невеста?! Но ведь ты — старая карга. Забери все деньги, все бриллианты короны, а ведь это — немалая сумма!
СПУСКУНЕТ. А я и так их получу, когда выйду за тебя замуж.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Возьми три четверти, пять шестых... девять десятых моего королевства...
СПУСКУНЕТ. Предлагай хоть всю Европу — без тебя не возьму, мой милый...
АТТАКУЙ.     Дрожь от этакого клада...
    А жениться всё же надо.
ПЕРЕКОРИЛЬ. Нет, я не хочу... Я не могу, я не в силах... Что делать, генералы?
ДЖОН. Отрубить ей голову, государь.
СМИТ. Бросит на растерзание диким львам. Утопить в речке...
ПЕРЕКОРИЛЬ. Зовите палача!
ДЖОН. Последний палач покинул государство сегодня утром.
СПУСКУНЕТ. Я требую правосудия!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ну что же мне делать?!
СПУСКУНЕТ. Правосудия!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ну, что прирезать мне графиню, фельдмаршал?
В руках у него оказывается кинжал.
АТТАКУЙ. Я только грубый солдат, ваша милость. Вы — король.
РОЗАЛЬБА. Фея, голубушка...
СПУСКУНЕТ. Я требую правосудия! Подайте мне мужа!
ПЕРЕКОРИЛЬ. Ты его получишь! (Приближается к ней медленно).
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Да знаешь ли ты, гадкий, отвратительный неуч, что я превратила множество... злых, непослушных грубиянов в зверей! Птиц! Мельничные жернова! И просто во что попало!
 Музыка. Темнота.
Я — Черная Палочка.
Когда свет зажигается вновь, ПЕРЕКОРИЛЯ на сцене нет. На руках у ЧЕРНОЙ ПАЛОЧКИ завернутый в одеяло младенец.
СПУСКУНЕТ. Правосудия! Мужа! Правосудия! Мужа!
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Ты хочешь мужа? Получай! (Бросает к ногам графини младенца).
Младенец плачет.
РОЗАЛЬБА.     Сколько бедствий — страх берет.
    Кто бедняжечку спасет?
(Берет младенца на руки, укачивает, напевает песенку).
СПУСКУНЕТ. Верните мне мужа... Верните мне мужа...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Мужа? Получай...
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА взмахивает тростью. Музыка. Появляются ВЕДЬМЫ. Где-то вдалеке возникает дверь с медным молотком. Гром. Молоток исчезает. Появляется ДЖЕНКИНС СПУСКУНЕТ, старый, седой. Он медленно приближается, обводит глазами присутствующих.
СПУСКУНЕТ. Дженкинс... Это ты, Дженкинс?...
АТТАКУЙ. Батюшки... Да это же... Дженкинс.. Дружище... Дженкинс, пропавший без вести муж графини...
СПУСКУНЕТ. Что же ты молчишь, Дженкинс?
ДЖЕНКИНС (голос у него еле слышен, скрипучий и больной). Хо... зяев... нет... до.. Хозяев нет... (Замечает ЧЕРНУЮ ПАЛОЧКУ). Ах, сударыня... Если вы назавтра повздорите с новым привратником, превратите-ка его лучше в воробья... в былинку, в ветер, или, на худой конец, в солнечный луч. Потому что ни один привратник, сударыня... А! Мне нечего добавить, любезная сударыня... Конец.
СТАРАЯ ВЕДЬМА. Кот мяукнул — нам пора!
МОЛОДАЯ ВЕДЬМА. Жаба ухнула-
ЧЕРНАЯ ПАЛОЧКА. Летим....
Гром. ВЕДЬМЫ улетают, предоставляя людям возможность самим разобраться в своих проблемах. Темнота.
Конец.
129075, Москва, а/я № 2, тел. (095) 216 5995
Агентство напоминает: постановка пьесы возможна
только с письменного согласия автора

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования