Общение

Сейчас 446 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

АКТУАЛЬНО!

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Пьеса-игра М. РОЩИНА

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

    ГРУППА ПЕРВАЯ – приличные, положительные и благородные герои

ДЖИМ ХОКИНС     –смелый и смышленый мальчик. Не лентяй. Везде успевает.

МИССИС ХОКИНС     – его матушка. Женщина далеко не старая, деловая и, хоть иногда падает в обморок, за себя постоит и своего не отдаст. К чему это может привести, мы увидим.

ДЖОН ТРЕЛОНИ    – сквайр. Хозяин судна и руководитель экспедиции. Солиден, внушителен, но человек легкомысленный, увлекающийся. Богат и без сокровищ.

ДОКТОР ЛИВСИ    – благороден, прекрасные манеры и одежда. Изящен, ироничен, хорош собой, реалист. Естественник, как сказали бы в былые времена.

КАПИТАН СМОЛЛЕТ     – ну, капитан Смоллет – это капитан Смоллет. Моряк. Закаленный человек. Правда, обидчив.

ТОМ РЕДРУТ    – старый слуга сквайра. Преданный, но устает. При всей добропорядочности может сыграть в первой картине Слепого Пью, негодяя.

БЕН ГАНН    – неплохой, но дикий человек. Три года людей не видел, слова не с кем было сказать. Неимоверно счастлив.


    ГРУППА ВТОРАЯ – злые и нехорошие, хоть и не лишенные обаяния персонажи, пираты и разбойники.

БИЛЛИ БОНС    – старая развалина. Еще кипятится, но годы, болезни и страх сделали свое дело. Не доживает до второй картины. Но опять же, по контрасту, может после своей «смерти» играть Бена Ганна.

СЛЕПОЙ ПЬЮ    – откровенный негодяй. Но, как уже сказано, может играть Редрута. Или пусть заменит Дика, или Хэндса, а Дик сыграет Бена Ганна, а Бонса Редрут, или … Словом – как угодно.

ЧЕРНЫЙ ПЕС    – хитрый и подлый трус.

    ТОМ МОРГАН    – спокойный человек. Даже работящий.

ИЗРАЭЛЬ ХЕНДС    – беспощаден. Видно, натворил много зла.
ДЖОРДЖ МЕРРИ    – тщеславный и жадный парень. Из крестьян. Все время хочет занять место главаря шайки, хотя данных для этого никаких нет.

О`БРАЙЕН    –  прозвище – Красный Колпак, пьяница и, как все пьяницы, незлой человек.

ДЖОБ ЭНДЕРСОН    – боцман, грубое животное. Постоянно пытается раньше времени поубивать к чертям приличных и благородных героев. Драчун и ругатель.

ВЕСЕЛЫЙ ДИК    – этот умеет петь и больше ничего. Так получилось.

СИЛЬВЕР    – главарь пиратов. Самый умный и хитрый. Старая лиса. Но он лишь жалкий последыш великих пиратов прошлого, каперов и корсаров. Правильно про него говорят, что он буржуа, конформист. Видимо, поэтому так легко удастся входить ему в доверие к нашим благородным героям, которые, как известно, тоже ведь не за манной кашей приехали.

КАПИТАН ФЛИНТ    – попугай. Широко известный всему свету своим криком «Пиастры! Пиастры!» Отъявленный соучастник.
______________________________________

*Все персонажи, хоть это теперь и не принято, делятся на две группы положительных и отрицательных.



КАРТИНА, ИЛИ ГЛАВА ПЕРВАЯ. ТАИНСТВЕННАЯ, В КОТОРОЙ РАССКАЗЫВАЕТСЯ О СТАРОМ МОРСКОМ ВОЛКЕ БИЛЛИ БОНСЕ, СЛЕПОМ ПЬЮ, ТАЙНЕ МАТРОССКОГО СУНДУКА, ОДНОНОГОМ СИЛЬВЕРЕ И ДРУГИХ ИНТЕРЕСНЫХ ВЕЩАХ

    Перед нами вывеска, крыльцо и одновременно внутреннее помещение старого придорожного трактира «Адмирал Бенбоу». Камин, тяжелые скамьи и столы, два кресла перед камином, ставни, лестница вверх – хотелось бы, чтобы декорация была фактурна, вещественна, сочна, чтобы было на что посмотреть.
    Трактир стилизован под корабль, повсюду разбросаны элементы парусника: торчит бушприт с длинным утлетарем, на верхней площадке, куда ведет лестница, как бы прибито к стене рулевое колесо, фалы и канаты протягиваются даже в зал. Все это затем, чтобы в следующей сцене трактир легко можно было превратить в шхуну, его зал – в каюту, верхний этаж или антресоль – в мостик, а вывеску перевернуть и укрепить на борту как название корабля «Испаньола».
    Но пока что трактир стоит на дороге, и мы видим часть ее перед домом и дальний изгиб, теряющийся за холмом. А там море и небо, легкие мачты случайного парусника, ветер с океана, таинственная даль неведомых морей и неоткрытых материков – словом, ВЕЛИКАЯ МОРСКАЯ РОМАНТИКА, волновавшая сто поколений мальчиков и сто поколений мужчин.
    Орнаментальным элементом должны служить цветы вереска и чертополоха – символы Шотландии. В трактире (а потом каюте) пусть висит овальный портрет Роберта Льюиса Стивенсона – отдадим должное  нестареющему автору и его мужественной родине.
Итак, в креслах у камина, покуривая длинные трубки, сидят ДОКТОР Ливси и СКВАЙР Джон Трелони. Что это за люди, мы уже знаем (вернее, как они должны выглядеть). На докторе белый парик, кружевные манжеты. Сквайр тоже в парике, руки его усеяны перстнями. Попивают эль.
В стороне, отдельно, нарушая благопристойность одним своим видом, у окна сидит БИЛЛИ БОНС. Камзол его обтрепан, на щеке страшный шрам. Он бормочет, дремлет, вскрикивает – живет сам по себе.
За небольшой стойкой находится МИССИС ХОКИНС, скромно и приятно одетая, в милом чепце. Иногда нежно посматривает в сторону доктора.
Наш герой, ДЖИМ ХОКИНС, в бедном камзольчике, с короткой косичкой, носится туда-сюда: подает кружки, поправляет огонь в камине, протирает столы, выбегает на крыльцо, ухаживает за посетителями. Но все слышит все видит, всем интересуется.
Еще день, светло, все мирно и тихо, и никто не подозревает, какие события произойдут к ночи.

            №1
Как пылают закаты
Тех забытых времен,
Что воспел нам когда-то
Роберт Эл Стивенсон.

Из сегодняшней дали
Вспоминаем опять,
Всё, что не дочитали
Не смогли доиграть.

Что ночами нам снилось,
Но забыто в веках,
То что с детства таилось
Здесь на дне сундука.

И забытая ярость
Вновь пылает в груди,
Поднимается парус,
Все еще впереди.

Над грот-мачтою веет
Черный с черепом флаг,
И надежду лелеют
Души вечных бродяг.

ДЖИМ.    Сегодня, мы с вами, достопочтенные леди и джентльмены, облачаемся в эти пестрые тряпки, извлеченные со дна старого морского сундука, не менее трех раз обогнувшего свет… и не скрывая никаких подробностей мысленно возвращаемся в трактир «Адмирал Бенбоу»…

МИССИС ХОКИНС. Мой трактир, леди и джентльмены. Цены умеренные. На втором этаже уютные номера. Белье меняем каждую неделю. Все как в лучших домах. С двух часов дня до получки все спиртные напитки, какие только можно достать за деньги. Заходите, не прогадаете.

1
        Если тароваты и удачливы,
Если доверху набит карман,
Бьюсь я об заклад, что не иначе вы,    
Завернете в этот дивный ресторан.

О происхожденье ваших денежек
Здесь нескромный не встает вопрос
От кинжала в спину тот не денется,
Кто привык во все совать свой нос.

Эй, лужи со столов немедля вытрите,
Ром пролился, это не вода!
Миссис Хокинс – дама аппетитная
ДЖИМ    – Миссис Хокинс – мама хоть куда.
2
                         Драку затевать вам не годится и
        Имя Бога всуе поминать.
        В добрых отношениях с полицией,
        Я всегда предпочитаю пребывать.

        Пусть слегка подкормятся легавые –
        Каждому желателен навар.
        Вряд ли нанесет урон державе мой
    Не всегда обандероленный товар.

    Расступитесь, головы еловые,
    Всех вас расшвыряю без труда.
    Миссис Хокинс – женщина бедовая!
ДЖИМ    – Миссис Хокинс – мама хоть куда!


    ГЛАВА ПЕРВАЯ
ТАИНСТВЕННАЯ

СКВАЙР    (заканчивая какой-то рассказ). Вот, голубчик, какие вещи бывают на свете.
ДОКТОР    (усмехаясь). Да нет, сэр, это все легенды. Ну какие пираты в наше время? Смешно.
СКВАЙР.    Вы не верите? Эй, Джим, ты слышал? Доктор не верит! А ты? Как по-твоему, есть еще пираты на свете?
ДЖИМ.    Конечно, сэр.
СКВАЙР.    Послушайте Джима, сэр, он смышленый парень и не станет верить во всякую чепуху.
ДЖИМ.    А потом я умею читать, и мистер Стивенсон… если вы знаете его книги…
СКВАЙР.    Я что-то слышал о нем, говорят, что он наш парень, этот Стивенсон.
ДОКТОР.    Это легенды, уважаемый сквайр, только легенды.
СКВАЙР.    Ну хорошо, а Морган, Красный корсар, а Флинт – это тоже легенды?
БОНС.    (просыпаясь) Кто сказал Флинт? Где Флинт?.. Проклятье!.. (Джиму) Эй, как тебя, Джим! Кому сказали закрыть все ставни, к дьяволу! Ну! (Как ругательство) Пятнадцать человек на сундук мертвеца!..
ДЖИМ.    Но ведь еще день, сэр!
БОНС.    Молчать! Пока тебя не вздернули на рее! Ты забыл?
ДЖИМ.    Что, сэр?
БОНС.    Что «сэр?» Поди сюда! Ты забыл?
                ДЖИМ подходит, он притягивает его к себе.
    Я тебе обещал четыре пенса серебром, если ты будешь смотреть в оба и немедленно скажешь мне, когда появится какой-нибудь парень на одной ноге. На одной, ты понял?
ДЖИМ.     (смело). Но вы нам вообще не заплатили еще ни пенса, сэр!
БОНС.    Молчать! Моряк на одной ноге. Понял?
МИССИС ХОКИНС.  Не спорь с ним, Джим.
БОНС.    (отвлекаясь). Юнгу, который много разговаривает, за борт! Йо-хо-хо!. На острове Тортуга, дьявол меня забери, мы зажарили такого парнишку на костре и съели его до последнего хрящика… (Хохочет.) Что там за бриг впереди? Эндрюс! Билли! Наверх! Все спят, собаки! (Задремывает, опустив голову на стол.)
ДОКТОР.    Беспокойный постоялец у вас, миссис Хокинс!
МИССИС ХОКИНС. И не говорите, доктор! Живет уже пятую неделю, все время вот в таком виде. (Стесняется сказать: пьян). Распугал нам всех посетителей и, видит Бог, нам с Джимом приходится нелегко. Кто поможет бедной женщине!
ДОКТОР.    Ну, Джим у вас молодчина! Из него выйдет отличный хозяин. Не правда ли, Джим? И вы сами, миссис Хокинс, извините, тоже…
МИССИС ХОКИНС. Спасибо, сэр, на добром слове...
ДЖИМ.        (скромно) Я буду моряком, сэр.
МИССИС ХОКИНС. Джим! Ты же знаешь, как меня расстраивают такие разговоры!..
СКВАЙР.    Правильно, парень! Моряком! Ха! Что может сравниться с тем мигом, когда ветер надувает паруса, когда ложится волна за волною и чайки, понимаете ли…
ДОКТОР.     Кстати, к нашему разговору: по-моему все самые большие пираты давно перебрались на сушу и осели в банках и фирмах.
МИССИС ХОКИНС. (грустно). Святая правда,
СКВАЙР.    Ну-ну, сэр, я не люблю, когда плохо говорят о своей стране… Не слушай их, мальчик. Море есть море, и парус есть парус.    
ДОКТОР.     (все с той же иронией). Мистер Трелони, в наши дни местом самых острых битв стало не море и не земля, а прилавок. Вы говорили о каперах и корсарах, о Моргане и Флинте, но последний настоящий пират давно сгнил в тюрьме Олд-Бейли…   
БОНС.     (не поднимая головы). Кто сказал Флинт? О, тысяча чертей! Джон, собака! Я вижу тебя, уйди! Уйди, Джон! (Во сне.) А, и ты тут, Джоб! И ты, Хендс!

И тут из всех углов появляются привидевшиеся Бонсу во сне пираты во главе с одноногим СИЛЬВЕРОМ. Один страшнее другого. Они движутся к БОНСУ, окружая его. В руках ножи и пистолеты. ДОКТОР и СКВАЙР продолжают мирно беседовать, не замечая их, МИССИС ХОКИНС тоже спокойно перетирает посуду, и только ДЖИМ отскочил в сторону и с интересом наблюдает. БОНС воет и стонет во сне, мучимый этим кошмаром. Двое пиратов останавливаются за спиной доктора. Это старый разбойник ТОМ МОРГАН, вроде бы добродушный и старательный, он потом все время, как мы говорили, что-то делает, плотничает, напевает. И ДЖОБ ЭНДЕРСОН, боцман.

                ПЕСНЯ ПИРАТОВ
    Пятнадцать человек на сундук мертвеца!
    Йо-хо-хо-хо-хо и бутылка рому.
Пей! И дьявол тебя доведет до конца.
Йо-хо-хо-хо-хо и бутылка рому.

Ушли они в море удачу искать,
Их было на палубе семьдесят пять.
Все семьдесят пять не вернулись домой,
Они потонули в пучине морской.
Йо-хо-хо-хо-хо и бутылка рому.
БОНС.    Прочь! Все, все заодно! Сокровища! Сокровища тебе. Еще шаг – и, клянусь, я проткну тебя, как зайца.
ДЖИМ.    Капитан! Капитан!
БОНС.    Карту? Заколю! Нак… рыли!… рому! Р-р-рому, каналья!    
СКВАЙР.    Да что за дьявол, нельзя спокойно поговорить!
ДОКТОР (смеется). Я хочу сказать, мистер Трелони, что если и остались пираты, то только в «Адмирале Бенбоу», и вид их, как вы можете убедиться, весьма плачевен. Вот так это выглядит теперь, сэр!
БОНС (вдруг). Эй, там, на палубе! Молчать!    
ДОКТОР.     Это вы мне, сэр?
БОНС.     Именно вам, черт побери ваши финтифлюшки, кружева и всякую дрянь! 
ДОКТОР.     Ого! (Сквайру). Извините! (Встает).
СКВАЙР.     Не стоит.
БОНС.     Расплодились как тараканы! Одни бабы в королевстве. Не осталось ни одного мужчины. Ну, что вытаращился?
ДОКТОР.     Не беспокойтесь, миссис Хокинс! (Бонсу). Ну, в таком случае я могу сказать вам только одно. Как медик. Если вы не перестанете пьянствовать и безобразничать, да еще в общественном месте, то очень скоро мир избавится от одного из самых гнусных мерзавцев. Ву компрэнэ?
БОНС.     Что, что вы сказали, слизняк? (Задыхаясь, выхватывает кортик, полез из-за стола). Убью-у-у-у!..
ДОКТОР     (снова сел в кресло, невозмутимо повернувшись к Бонсу спиной). Уберите сейчас же вашу игрушку и сядьте на место, если не хотите болтаться на виселице после первой же сессии нашего разъездного суда.
МИССИС ХОКИНС. Сэр, сэр, прекратите! Доктор Ливси не просто доктор, он еще и судья у нас…
БОНС.     Как? (Рычит в бессилии). Доктора, судьи!.. У-у-у! Попадись мне эти судьи в другое время…
МИССИС ХОКИНС. Хватит, хватит, в самом деле. Пользуетесь, понимаете, что тут одна слабая женщина (при этом так встряхивает и сажает Бонса на скамью, что он выпучивает глаза), и выкомариваете Бог знает что! Тихо! И ни капли рому ему больше, Джим! Нет, когда он трезвый, – ничего, но только трезвым не бывает…
СКВАЙР.     Н-да, испортил нам столь приятную беседу (смотрит на часы). Но и  напомнил о времени. Дела не ждут (встает).
ДОКТОР. Мы действительно заговорились. Мне тоже пора. Я ведь только, собственно, завернул выпить кружку эля. Прекрасная хозяйка миссис Хокинс!
СКВАЙР.     О да! И вообще (подмигивает Джиму, бросает деньги). Только место             тут довольно  глухое! Миссис Хокинс смелая женщина!
ДОКТОР.     Ну что ж, сэр, очень рад был повидаться с вами. (Пожимает руку).
СКВАЙР.     Нам надо как-нибудь продолжить наш спор. Нет, что бы вы ни говорили, но пираты все-таки…
ДОКТОР.     Легенды…
СКВАЙР.     Вот в этой земле эти разбойники зарыли сто!.. Двести! Триста кораблей золота, и эти сокровища по сей день…
(Уходят, и тут из-за угла дома выскальзывает один из пиратов, по кличке ЧЕРНЫЙ ПЁС. Он довольно молод, осторожен, подвижен, хитер, но трусоват).
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Минутку, сынок!.. Не обижайся, это у меня присказка такая: сынок. Это и есть, значит, «Адмирал Бенбоу»?
ДЖИМ.     Да, вот видите? (показывает на вывеску).
ЧЕРНЫЙ ПЕС. А я, сынок, неграмотный. Как-то не до школы мне было, прямо скажем... Значит, «Бенбоу»? Отлично. И выпить можно, и отдохнуть? Может, принесешь стаканчик?
ДЖИМ.     Извольте, сэр. (Готов бежать за ромом, но Черный Пес тут же вскакивает на крыльцо, становится как бы выше и шире, больно хватает Джима за руку, тот корчится).
ЧЕРНЫЙ ПЕС (зловеще). Спокойно, сынок. Не спеши.
ДЖИМ.     Пустите, что вы! Больно!
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Тс-с-с! Билли здесь?
ДЖИМ.     Кто?
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Билли! Мой старый друг штурман Билли. У него вот такой шрам (показывает на щеку) и очень приятное обхождение, особенно когда он надрызгается. А?
ДЖИМ.      Пустите. Не знаю я никакого Билли. У нас живет человек со шрамом, но мы зовем его капитаном…
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Ах, капитаном! Отлично, сынок, отлично, Билли вполне может сойти за капитана. Если б ты поплавал с ним, то сразу б это понял. Я-то с ним, ходил, слава богу! Во, видишь! (Раздирает рот, показывая выбитые зубы, снимает шляпу и берет Джима за руку, чтобы тот пощупал шрамы. Показывает кисть без двух пальцев). Все наш дорогой Билли Бонс, сынок, так он нас учил, бывало… Ну, ничего, теперь мы его поучим. Представляешь, как он обрадуется, когда увидит своего старого боевого товарища, а?.. Н-да… (Сам боится). Он там? (Распахивает плащ и вынимает кинжал). Спокойно, сынок, не бойся… Ну! Вперед, вперед, я за тобой. (Прячась за Джима, входит в дом и так оказывается перед Бонсом).
                        Тот поднимает голову.
БОНС.     А, Джим! Рому!
ЧЕРНЫЙ ПЕС (выдвигаясь из-за Джима). Билли!
                БОНС вскрикивает и во все глаза глядит на пирата.
Билли! (отступает). Ты что, не узнаешь меня? Не узнаешь своего старого товарища? А? 
БОНС (задыхаясь). Черный Пес!
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Он самый, с вашего разрешения. Черный Пес пришел проведать своего старого приятеля. Дай, думаю, проведаю Билли, как он там поживает, что-то грустно мне без него. А то как-то все на месте, зубы, пальцы (показывает беспалую руку), сколько уж воды утекло, как я лишился по чьей-то милости двух своих когтей…
БОНС.     Ну, хватит. Ты был пес и остался псом. Ты вынюхал, где я. Но теперь покороче: что надо?
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Ох, Билли! Ну зачем так? Вот всегда ты был такой несдержанный. Давай посидим, поговорим, разопьем бутылочку. Нам же есть что вспомнить. (Джиму). Сынок, принеси винца старым друзьям… (Тут же, быстро). Куда? Двери не закрывать! Не отлучаться!..    
БОНС.     А ты дрожишь, Пес! Ты всегда был трус, подлая твоя морда!
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Не надо, Билли! Ну зачем так? (Наклоняется и начинает шептать).
БОНС.     Нет. Нет. Уйди. Не желаю даже слушать.
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Ну нет, подожди, все-таки послушай. (Снова шепчет).
БОНС.     Ха-ха! Нет, уж если дойдет до виселицы, пусть на ней болтаются все!
                        Снова шепот.
Что? Это ты мне? Падаль! (Вскакивает). Щенок! Ты не пес, ты…(Скрещиваются сразу два клинка).
БОНС выскакивает из-за стола, ЧЕРНЫЙ ПЕС бежит, зажимая рану в плече, БОНС за ним, швыряет кортик.
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Ты пожалеешь об этом, Билли Бонс, старая шкура! (Убегает).
БОНС (задыхаясь). Рому! Джим! Рому!.. Ах, мерзавцы! Все-таки узнали! Вынюхали!
ДЖИМ.     Вы не ранены?
БОНС.     К черту! Ничего мне не сделается! Надо только убираться отсюда, немедленно! Ах, пятнадцать мертвецов. Поддержи меня, Джим, худо мне! Фу, черт!
ДЖИМ.     Может, вам лечь пойти?
БОНС.     Нет, брат, мне не ложиться, мне топать отсюда надо. Без оглядки. Ноги в руки – и чесать, пока духу хватит. Эх, что ж это со мной! (Пытается встать и не может). Давай ещё рому, Джим, много рому!
ДЖИМ.     Доктор ведь вам сказал, сэр, что вам…
БОНС.     А, доктор, доктор! Все они сухопутные крысы! Я бывал в таких странах, где жарко, как в кипящей смоле, и люди там мрут от лихорадки как мухи. Был там твой доктор? А я там жил только ромом, понял? Ром был для меня и мясом, и водой, и женой, и другом. Если я не пью ром, Джим, мой мальчик, я делаюсь как старый корабль, выброшенный штормом на сушу. Гинею, Джим, гинею за кружку! И я стану человеком, и я еще им покажу старого Билли Бонса, если они сюда сунутся! (Откидывается в изнеможении).
                            Джим дает ему ром.
    Да, Билли, худо твое дело. (Пьет). Бр-р-р! Что-то не идет. Это уж совсем… Послушай, Джим… Сюда, сюда. (Тихо). Если ты опять увидишь этого Черного Пса или одноногого… нет… слушай, не так. Если они, если я… Словом, если мне не удастся выбраться и они пришлют мне черную метку…
ДЖИМ.     Что?
БОНС.     Черную метку. Ну, это что-то вроде повестки, приятель, вроде приглашения на тот свет. Так вот, если пришлют, то знай, что они охотятся за моим сундуком, понял?..
ДЖИМ.    Может, позвать доктора?
БОНС (зло). Стой! Я прирежу тебя как зайчонка, если ты скажешь хоть слово! Слышишь?
На дворе вечер.
И вот в этом освещении начинает стучать палка СЛЕПОГО ПЬЮ.
БОНС тяжело дышит. Страшный, оборванный, уродливый ПЬЮ появляется на дороге.
ПЬЮ (гнусит нараспев). Не скажет ли какой-нибудь добрый человек несчастному слепому, потерявшему зрение на войне, защищая от врагов нашу родину, – да хранит Бог короля Георга и Англию! – в какой местности он находится?
ДЖИМ     (преодолевая страх, но не в силах быть невежливым). Вы в бухте Черного Холма, добрый человек, возле трактира «Адмирал Бенбоу».
ПЬЮ.     «Бенбоу»? Трактир? О, слава тебе, господи!.. Я слышу молодой голос. Дайте мне руку, добрый молодой человек, будьте благодетелем, отведите несчастного слепого в этот дом, я так устал!.. Ну, пожалуйста! Не бойтесь! Какое зло может причинить вам несчастный калека?..
ДЖИМ протягивает наконец руку, ПЬЮ хватает ее и шипит.
    Ишь, змееныш, испугался! А теперь давай веди меня к капитану! Веди, я кому сказал.
ДЖИМ.     Ой, сломаете руку, вы что?!
ПЬЮ.     Именно сломаю, именно! Не твоя первая… Иди, говорю! (Вывернув Джиму руку, ведет его перед собой). И как войдем, сразу крикни: «Вот ваш друг, Билли!» Понял? Не крикнешь – укокошу, честное слово!
ДЖИМ.     Да что ж вы меня сегодня все укокошиваете!
ПЬЮ.     Цыц! Вперед!
                    Они входят. Джим сдавленно кричит.
ДЖИМ.     Вот ваш друг, Билли!
            БОНС вскидывает голову, силится и не может встать. Он в ужасе.
ПЬЮ.     Ничего, Билли, сиди где сидишь. Я тебя не вижу, но слышу, как ты дрожишь, старая акула. (Приближается с помощью Джима). Ха, здорово, Бонс!.. Давай-ка руку-то, давай. Дело есть дело… Ты, парень, возьми-ка его правую руку, давай сюда. Так. Да не дрожи, Билли, чего уж ты так.
                БОНС мучительно стонет, сжимая что-то в кулаке.
    Ну и порядочек. Дело сделано, хм! (С неожиданным проворством сам выскочил из комнаты и побежал по дороге, стуча палкой).
БОНС (выходя из оцепенения и разжимая руку, наклоняясь к огню, который Джим поправляет в камине). Вот она, черная метка, приятель!.. В десять часов!.. В десять!.. (Вдруг). Есть еще время! Мы им покажем, Джим! (Падает, хватаясь за сердце). О, пятнадцать человек!..
ДЖИМ (пятясь). Мама!
                        Вбегает МИССИС ХОКИНС
МИССИС ХОКИНС. В чем дело? Что тут, Джим? О господи! Этого еще не хватало!.. Нет, ну надо же! И говорят, и пишут, и чего только не делают, а пьянство вот до чего доводит! В гробу будут лежать, а за бутылкой…
ДЖИМ.     Мама, это пираты! Это шайка Флинта! В десять часов они будут здесь!.. Ты понимаешь?
МИССИС ХОКИНС. Какие еще пираты? Эй, капитан! А ну-ка!
ДЖИМ.     Мама, не трогай! Вон там, в руке, у него черная метка…
МИССИС ХОКИНС. Метка! Он за два месяца не заплатил ни пенса! Не думай, что я просто дам ему помереть! А ну-ка! (Пытается поднять Бонса за плечи и замирает в этой позе). Джим!
                        ДЖИМ кивает.
Он… того… Как же это?… Джим! (Опускает Бонса и отходит). Святая дева! Теперь же к нам вообще ни одного человека не заманишь!.. (никак не может отойти от своих мыслей). Нет, ну что за люди! Пить, есть, не заплатить ни копейки, да еще тут же и помереть! Ну, не свинство?!.. Джим, ты что? Ты куда?
ДЖИМ.     Надо срочно вызвать дока. Капитан был из шайки Флинта, слепой принес ему черную метку, в десять пираты будут здесь. Запрись и никому не открывай.
МИССИС ХОКИНС. Да ты что? Чтоб я осталась с покойником? (Падает в обморок).
ДЖИМ.     Ну вот! Этого не хватало!.. Мама, мам! Очнись!
МИССИС ХОКИНС (томно). Глоточек рому, Джим! (поднимается, выпив ром). Нервы совсем ни к черту!.. (Допивает ром, крякает, чуть засучивает рукава, деловито). Так. Ну, теперь слушай меня. Это его сундук?
ДЖИМ.         Да, да, они за ним охотятся, тут спрятано…
МИССИС ХОКИНС. Ладно, все ясно. Запри-ка дверь!.. Запри, запри, делай, что я тебе говорю! И опусти шторы!.. Шайки, понимаешь, разбойники, а мы, бедные люди, расплачивайся за всю эту катавасию! Нет уж, дудки!.. Так, жил он у нас с двадцать четвертого ноября… (Подсчитывает про себя). День приезда – день отъезда – один день… так…
ДЖИМ.     Что ты хочешь делать?
МИССИС ХОКИНС. Ты поищи-ка, где у него ключ от сундука. Я честная женщина, и я возьму ровно столько, сколько он нам задолжал. Остальное пусть берут его дружки или кто там явится… Ну, ищи, ищи, чего ты боишься? Живых надо бояться, а не покойников.
ДЖИМ (преодолевая отвращение, обшаривает карманы). Наперсток, табак, нож, компас… Нет, ключа нет…
МИССИС ХОКИНС. На шее посмотри.
ДЖИМ.     На шее?
МИССИС ХОКИНС. Ну, не бойся, не бойся! Ты ж мужчина!
ДЖИМ.     Есть! Вот, на шнурке.
МИССИС ХОКИНС. Так, хорошо. Давай сюда… Тихо! (Замирает). Нет, мне послышалось… Ну, посмотрим, что тут у него за сокровища… (С трудом открывает сундук, поднимает крышку). Фу! Ну и табачищем несет!.. Эх! Что-то золото здесь не блещет!.. Так, сюртук. Новый, хороший сюртук, ничего… Пистолеты… Осторожнее, Джим! (Вынимает вещи). А это что?
ДЖИМ (возбужденно). Это компас, мам! А это квадрант…
МИССИС ХОКИНС. Раковины какие-то, компасы! Деньги-то где? Тоже мне – разбойник!
ДЖИМ. Вот, наверное. На самом дне.
МИССИС ХОКИНС. Ага, давай-ка! Вот, это уже на что-то похоже.
Монеты звенят в мешочке.
    На-ка, держи, еще какой-то пакет… Так, я честная женщина, не возьму ни фартинга сверх того, что он нам должен! (Садится и высыпает монеты в фартук). Святая дева! Ты только посмотри – будто он обшаривал карманы по всему миру! Испанские дублоны, французские луидоры! А это что? Хаммурапи какой-то!… Нет, я знаю свои гинеи и буду считать только гинеи!… Ну и капитан!
И в это время слышится уже знакомый нам стук палки СЛЕПОГО ПЬЮ. МИССИС ХОКИНС и ДЖИМ замирают.
ДЖИМ.     Мама! Все! Они идут! Это слепой! Пью!
МИССИС ХОКИНС. Какой слепой? Подожди, а как же деньги?
ДЖИМ.     Бросай все, я тебе говорю! Тише!..
            СЛЕПОЙ ПЬЮ поднимается на крыльцо.
    …Ну, пропали мы теперь! Говорил я тебе!
МИССИС ХОКИНС. Ну-ну, не суетись. Возьми пистолеты!
ДЖИМ.     Да что мы сделаем? Их знаешь сколько!
МИССИС ХОКИНС. Ну, не сидеть же сложа руки, когда бандиты лезут в твой дом!
ПЬЮ (дергает дверь). Странно. Дверей в трактирах не запирают. Очень странно (Пронзительно свистит). Дверь к черту! Быстрее!
О`БРАЙЕН. Есть, сэр! А ну, навались, ребята! (С гиканьем и криком ломают           
                       дверь).
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Ищите!
Пираты врываются и остолбеневают у трупа Бонса, у раскрытого сундука.
ХЕНДС.     Фью! Билли-то! Того!
ПЬЮ.     Что, что? Чего стали, канальи?
ТОМ.     Да не вопи ты! Старый Билли лег на дно!
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Да, сынок, дела… (О`Брайену). Еще сегодня с ним разговаривал, вот как с тобой…
О`БРАЙЕН. Н-да, старое повидло!
ДЖОБ.     Эх, не успели, камбуз-мамбуз!
ДЖОРДЖ.     А все пьянка!
ПЬЮ.     Да дьявол с ним! Хватит причитать! Где сундук? Сундук ищите! Обшарь Бонса, Пес! Ищи ключ!
ТОМ.     Что ты разоряешься? Не видишь, так спроси. Сундук тут! Только кто-то уже покопался в нем до нас. Все вверх дном! (Роется).
ХЕНДС.    Дублоны, братцы, пиастры!
                    ВСЕ наваливаются.
ПЬЮ.     Что? Ах, собаки! Где? Где он? Пустите! Бумаги должны быть, бумаги Флинта…
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Бумаг не видно.
ПЬЮ.     На теле, на теле смотрите, дайте я, где он лежит?
ДИК.     Да нет, его обшарили до нас, я смотрел.
ПЬЮ.     Ах, проклятье! Я понял! Это трактирщица! И этот щенок! Ах, болван я, что не выколол ему глаза!
Пираты между тем тайком от Пью делят деньги. О`Брайен пьет у стойки.
ПЬЮ.     Ищите их! Они где-нибудь здесь! Дверь была заперта изнутри! Ах, негодяй парень, эх, негодяй!
ТОМ.     Разбойник, что говорить!
ДЖОБ.     Ну, поймаю – так головенку и отвинчу! Грот-шпрот!
ДИК (смеется). Ловкач!
ПЬЮ.    Да ищите! Ищите! Все переройте. Ах, где мои глаза! Я бы нашел!
Пираты переворачивают весь дом, незаметно превращая его в шхуну.
Вдруг слышится далекий свист. Все замирают.
ХЕНДС.     Ого, это Дэрк! Надо сматываться!
ТОМ.     Да, бежим, ребята, видно, кто-то скачет сюда.
ПЬЮ.     Бежим? Я тебе побегу, старый каторжник! Дэрк болван, он тени испугается! Ищите, я говорю! Ищите! У вас в руках тысячи! Если мы найдем бумагу, мы станем богаче королевы! Трусы! Никто из вас не хотел нести черную метку Билли, это сделал я! А вы – поганые зайцы!
                    Снова свист.
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Э, ребята, кому охота болтаться на виселице!
Покидают трактир.
Вбегают ДОКТОР ЛИВСИ и СКВАЙР.
СКВАЙР (очень возбужден). Надо прочесать берег, они не могли далеко уйти!
ДОКТОР (уже в доме). Джим! Миссис Хокинс!.. Слава богу, вы живы-здоровы? Господи, что ж тут происходило? Нам сообщили о шайке, появившейся в бухте Черного Холма, и мы тут же подумали о вас и помчались…
СКВАЙР. Хо-хо! Ну, что я вам говорил, доктор?.. Ого, я вижу следы сражения! Скольких вы негодяев уложили, Джим, из этих прекрасных пистолетов? А, вижу, вижу! (про Бонса). Дохулиганился?
МИССИС ХОКИНС. Все. «Адмирала Бенбоу» больше нет. Видите, что наделали эти негодяи!
ДЖИМ.     Не плачь, мама, все будет о`кей! (Подходит к ДОКТОРУ, дает ему пакет). Это бумаги Флинта, сэр. Билли Бонс сказал мне перед смертью, что здесь карта того острова, где спрятаны сокровища. За ними-то и охотилась эта шайка, сэр.
ДОКТОР.     Бумаги Флинта, ты говоришь? (Вертит в руках пакет). Знаменитого пирата?
ДЖИМ.     Да, сэр. Это точно.
СКВАЙР.     Сокровища Флинта? Ха-ха! Это вам не фунт изюма! Дайте посмотреть! Если  это действительно так, я завтра же отправляюсь в Бристоль, снаряжаю лучшее судно, беру вас, сэр, и вашего друга Джима… Хо-хо-хо! Мы добудем их, хотя бы нам пришлось путешествовать целый год! А, Джим? Как ты на это смотришь?
ДЖИМ.     Я смотрю на это очень хорошо, сэр! (Улыбается). Вот только как мама?
МИССИС ХОКИНС (с неожиданной увлеченностью). Йо-хо-хо! И бутылка рому! Я тоже с вами! Я заставлю их заплатить мне за все!
ДОКТОР     (учтиво). О, теперь я понимаю, в кого пошел Джим!.. Ну, если так, то я открываю. С твоего разрешения, Хокинс, ты не против?
                ДОКТОР открывает пакет.
ВСЕ     (в один голос). Карта!
ДЖИМ.     Ура!
СКВАЙР     (деловито). Ну, так. Я пошел за кораблем.


КАРТИНА ИЛИ ГЛАВА ВТОРАЯ, РОМАНТИЧЕСКАЯ, РАСКАЗЫВАЮЩАЯ О МОРСКОМ ПОХОДЕ, КАПИТАНЕ СМОЛЛЕТЕ, ПОПУГАЕ ФЛИНТЕ И О ТОМ, ЧТО УСЛЫШАЛ ДЖИМ, СИДЯ В БОЧКЕ ИЗ-ПОД ЯБЛОК

Та же декорация, только старый трактир теперь окончательно превратился в новенькую шхуну. Вокруг море и небо, вместо дороги и крыльца часть палубы, скажем, шканцы, там стоит большая бочка. У руля – рулевой. Где-то вверху надуты ветром и наполнены солнцем паруса. Повсюду хлопочут матросы в синих куртках и беретах. Даже можно сделать им одинаковые, бодрые и розовые, улыбающиеся маски. Песня.
На мостике, рядом с рулевым, стоит КАПИТАН СМОЛЛЕТ – глядит в подзорную трубу и покуривает трубку. Он строг, сухощав, точен – воплощение всех поколений британских моряков.
В каюте с открытыми солнечными иллюминаторами сидят ДОКТОР и СКВАЙР, у них прекрасное настроение, хотя они, по обыкновению, спорят. Доктор без парика, а сквайр в расстегнутом морском синем мундире. Им прислуживает старый слуга сквайра ТОМ РЕДРУТ, человек пожилой и болезненный, уставший от путешествий и своего хозяина.
Сбоку, в тесном камбузе, весело хлопочет кок в такой же, как у всех, розовой маске, и мы не должны сразу узнать в нем СИЛЬВЕРА. Рядом с ним накрытая платком клетка с попугаем.
ДЖИМ болтается на веревочной лестнице, глядит вдаль и восторженно распевает.
ДЖИМ.     Море! Море! Пахнет солью и смоленым канатом! И кораблем! И я плыву с ними! И все о`кей! И капитан на мостике, и боцман свистит, и веселые матросы поют! и ветер унес нас в море, мы мчим на всех парусах, и ждет нас неведомый остров, и сокровища там лежат в земле и ждут не дождутся нас! Йо-хо-хо!
КАПИТАН (уже нахмурясь, отдает какое-то распоряжение рулевому, спускается вниз, видит Джима). Эт-то еще что? Эй, юнга!
            ДЖИМ спрыгивает и вытягивается.
    Па-ачему без дела? Я сказал, что не потреплю любимчиков на судне!.. А?.. На-а камбуз! Ко-ку по-мо-гать!
ДЖИМ. Есть, сэр!
КАПИТАН. Пораспускались! (Он направляется к каюте, заглядывает по пути повсюду, протирая платком то борт, то палубу).
ДЖИМ тем временем прибежал на камбуз, и кок радостно встречает его.
А в каюте идет свой разговор.
СКВАЙР (тоже напевает сначала). Нет, док, как хотите, нет на свете ничего лучше моря! Эх! Когда судно поднимает якорь, звучат команды: «Отдать кормовой! Малый вперед! По местам стоять!..» А матросы рассыпаются по вантам…
ДОКТОР.     Да, кстати, сэр, вы думаете, там наберется на приличную сумму?
СКВАЙР.     Где?.. А, вы про это! Ну, вы просто ребенок, сэр! Я вам говорю, Флинт был самым большим разбойником, какие когда-либо плавали по морям
ДОКТОР.     Хорошо, сэр, это понятно. Но были ли у него деньги?
СКВАЙР.     Вы что? Вы думаете, он плавал ради географических открытий или занимался китовым промыслом? Он был богаче испанского короля! Ах, док, ну что за жизнь! К черту сокровища! Мы в море, сэр! Попутный ветер несет нас и кружит мне голову! Что деньги! Я сам готов приплатить за такое дело!
РЕДРУТ.     О, господи! Ну, пусть скитаются по свету те, у кого угла своего нету! Ну, а мы-то зачем?..
КАПИТАН (входит). Прошу прощения, джентльмены…
ДОКТОР.     О, капитан! Доброе утро! Что новенького?
СКВАЙР (иронически). Новенького! Будто вы не знаете, что может сказать капитан Смоллет! Эта экспедиция ему не нравится, помощники ему не нравятся. Я ему тоже не нравлюсь!
ДОКТОР.     Ну, полно, мистер Трелони!
СКВАЙР.     Да нет, ну в самом деле! Я зафрахтовал лучшую шхуну в Бристоле. Причем очень выгодно…
РЕДРУТ.     О господи!
СКВАЙР.     …Затем с помощью этого добрейшего малого, нашего кока…
РЕДРУТ.     О! Беда, беда!..
СКВАЙР.     …набрал первоклассную команду…
РЕДРУТ.     Ох, спаси и помилуй!
СКВАЙР.     … и видит Бог, все идет отлично!
РЕДРУТ.     Видит Бог, видит Бог!     
СКВАЙР.     Перестань бормотать, Том!.. Капитан Смоллет вообще считает, что я…
КАПИТАН. Прошу прощения, мы не в первый раз говорим об этом, но если вы не понимаете…
СКВАЙР.     Чего там понимать!… Вон они, голуби! Поют! Трудятся! В поте лица! Орлы! От таких матросов не отказался бы сам адмирал Хок! А вы?.. Э!.
РЕДРУТ.     Дьявол бы от них не отказался…
КАПИТАН. Меня не посвящали в цели путешествия, и я, по-моему, ни о чем не спрашивал. Но когда я убедился, что самый последний матрос знает больше меня…
СКВАЙР.     Что знает? Что знает?
КАПИТАН. Да все! И про сокровища, и про остров, вплоть до координат… такие игры вообще не по мне, в наше время сокровища…
ДОКТОР (подхватывает). Лежат в сейфах, а не в земле.
КАПИТАН. Вот именно! Да еще когда секрет выболтан…
СКВАЙР.     Вы еще скажите, что это я разболтал!
РЕДРУТ.     Ой-ей-ей!..
КАПИТАН. Не знаю, кто. Но даже самому честному матросу, когда он увидит, как вы грузите на борт золото, придет на ум, что…
ДОКТОР.     Вы опасаетесь бунта?
СКВАЙР.     Он боится!  Не видите, что ли?
                        Пауза.
КАПИТАН (оскорблен). Мне не хотелось бы, сэр, чтобы мы дожили до обстоятельств, которые показали бы вам, боится ли чего-нибудь капитан Смоллет. Но пока я капитан, я требую элементарного. Прежде всего, чтобы вы не баловали команду. До добра это не доведет. Под всяким предлогом матросам выдают порцию грога, оделяют всех пудингом, каждому справляют день рождения! Бочка с яблоками стоит на палубе, как будто здесь не шхуна, а рай. Клянусь, с тех пор как Ной впервые пустился в море, ни на одном корабле такого не было!..
РЕДРУТ.     Баловство!
СКВАЙР.     Ну и прекрасно! Если вам не по вкусу демократия, служили бы в военном флоте!
КАПИТАН. Посмотрим! Вы еще наплачетесь с этой демократией!
ДОКТОР.     Ну, джентльмены, джентльмены, стоит ли так?.. мистер Трелони!.. Капитан!.. Ну, в самом деле, как показывает опыт, подозрительность не очень хорошая штука. Не преувеличиваете ли вы, кэп? Помните хотя бы это… Когда Хокинс впервые увидел нашего кока, этого на самом деле прекрасного человека, он прибежал с выпученными глазами и стал говорит, что покойный Билли Бонс все время твердил о каком-то одноногом разбойнике? Но мало ли одноногих на свете! И смотрите, что получилось? Джим узнал этого человека поближе и теперь души в нем не чает!
РЕДРУТ (со вздохом). Не чает, не чает…
КАПИТАН машет рукой и уходит,
СКВАЙР начинает бегать и махать руками, его разговор с ДОКТОРОМ продолжается, но наше внимание переключается на камбуз.
Кок и ДЖИМ вместе стряпают, поют, им очень весело.
СИЛЬВЕР. Хо-хо! Они у нас сегодня пальчики оближут! Как, а?
ДЖИМ.     Вкусно!
СИЛЬВЕР. То-то! Это вам не старое повидло, как говорил один пьяница пират, о котором я читал в какой-то книжке. Ещё чуть-чуть перчика – и порядок!
ДЖИМ.     Вы любите читать, сэр?
СИЛЬВЕР. О, ещё как! Чтение книг заменяет мне общение с людьми, мальчик. Есть две вещи на свете, которые я делаю с истинным удовольствием: люблю, знаешь, стряпать и хорошую книжечку почитать. Из классики что-нибудь… Жена-то у меня дома и не готовит никогда. Да! И не подпускаю!… Чего смеешься?
ДЖИМ.     Хороший вы человек, сэр!
СИЛЬВЕР. Я-то? (Скромно). Ну, нехорошо, конечно, хвастаться, но если без ложной скромности – неплохой. Я, брат, думаешь, стал бы раз… то есть вот плавать, штормы, бури, то-сё? Я уж, сам видишь, немолод, тяжеленько. И был бы достаток – эх! – сидел бы я себе дома, готовил бы голубиный паштет своей старушке, читал бы ей вслух что-нибудь о войне Алой и Белой Розы, и, милые мои, как бы хорошо-то было!.. Но надо! Приходят люди, просят сами: так и так, Джон, есть дельце… то есть выручай, говорят, старина. Без твоего варева пропадем. Ну, и все такое… 
                Какие-то звуки из клетки.
    О, тихо, его светлость проснулись! (Снимает платок). Он, ты знаешь, все время предсказывает, что наше плавание окончится удачей Не правда ли, старик?
ПОПУГАЙ. Пиастры! Пиастры! Пиастры! Черрррт бы вас всех побрал!
СИЛЬВЕР. Ну, понял? На что намекает? Вот!
ПОПУГАЙ (сварливо). Дур-р-рачье!.. Игде мы идем, Окорок?
СИЛЬВЕР. Ну-ну, капитан, спокойно… Кто-то назвал бедную, безобидную птицу Капитаном Флинтом. Говорят, был такой пират.
ДЖИМ.     Был, был, сэр! Я знаю! Я могу вам рассказать!
СИЛЬВЕР. Ой, не надо! Я уже наслушался от него, знаешь! Птичке этой лет двести, Хокинс! Вот кто повидал-то! Дьявол столько не повидал!
ПОПУГАЙ. Повор-рачивай на другой галс... Аристократы!.. Парня на рею, гр-рафиню в кубрик! (Хихикает). А кр-ровищи-то!
СИЛЬВЕР. Ну, ну, Флинт, не болтай лишнего… Старая невинная птица ругается как тысяча чертей. Но она не виновата, мальчик, поживешь среди дегтя – поневоле испачкаешься…
ДЖИМ (изумленно). Но как она попала к вам, сэр?
СИЛЬВЕР. Ко мне? Да совсем случайно, так как-то… Я тебе как-нибудь расскажу…
ПОПУГАЙ. Не болтай лишнего, дур-рак!
СИЛЬВЕР. Ну, хватит, хватит, разошелся! (Накрывает клетку). Вот так, мальчик. Ну, иди погуляй, я тоже маленько выйду, проветрюсь, жарко…
ДЖИМ.     Пиастры! Пиастры!
ДЖИМ выбегает на палубу и сталкивается с МИССИС ХОКИНС, которая выходит на прогулку. На ней чуть фантастический дорожно-морской костюм, нечто вроде амазонки, а, может быть, просто брючки.
ДЖИМ.     Мама! Ну, ты у меня просто красавица!
МИССИС ХОКИНС. Хэллоу, Джим!.. Ты находишь? Я ты все бегаешь сломя голову? Сколько раз я тебе говорила: будь осторожнее, просто сердце обрывается смотреть, как ты взбираешься по этим штукам…
ДЖИМ.     Это ванты, мама.
            Появляется ДОКТОР Ливси, она видит его.
МИССИС ХОКИНС. Ну, беги, беги, но, ради бога, осторожнее!
ДЖИМ убегает, ДОКТОР приближается,
МИССИС ХОКИНС, стоя у борта, мечтательно глядит вдаль.
ДОКТОР.     Гуд дэй, миссис Хокинс!
МИССИС ХОКИНС. Ах, это вы, доктор! Гуд дэй!
ДОКТОР.     Как ваше самочувствие, миссис Хокинс? Мне кажется, морской воздух вам на пользу, у вас очаровательный цвет лица сегодня.
МИССИС ХОКИНС. Благодарю вас, сэр.
ДОКТОР.     Мне кажется, вам как-то особенно к лицу этот простор, синева. Отсвет парусов придает вашей коже особенный оттенок… Право, наше путешествие было бы в десять раз менее прелестным, если бы не вы, миссис Хокинс.
                        Пауза.
МИССИС ХОКИНС. Капитан Смоллет, кажется, недоволен тем, что на судне женщина?
ДОКТОР.     Ну что вы! Капитан Смоллет джентльмен, и вообще я беру его на себя. Если хотите, мы даже можем подняться на мостик, вы посмотрите в подзорную трубу. Хотите посмотреть в подзорную трубу?
МИССИС ХОКИНС. Да, сэр, я бы посмотрела в подзорную трубу. Сегодня такой чистый воздух!
ДОКТОР.     Да, погода удивительная. Прошу вас, миссис Хокинс…
МИССИС ХОКИНС. А вчера? Какой был закат!
ДОКТОР.     Да, что-то исключительное…
                    Удаляются.
МИССИС ХОКИНС. Вы что больше любите, закаты или восходы?
ДОКТОР.     Видите ли, закаты, конечно… Сюда, миссис Хокинс, вашу ручку…
Уходят. Сверху по вантам спускается ДЖИМ, напевая, идет по палубе и замечает присевших в тенечке двоих матросов. Он умолкает и прислушивается издали. Один из матросов, обнажив плечо, морщась, бинтует его, другой вертит в руках и нюхает кружку. ДЖИМ подозрительно всматривается.
ПЕРВЫЙ.     Вот так-то, сынок. Не хвати его инфаркт, я б ему показал! Мало он меня калечил, так и напоследок добавил!
ВТОРОЙ.     Нда, старое повидло! Ему-то хорошо! А я как вспомню тот бочонок, что стоял у трактирщицы…
ПЕРВЫЙ.     Бочонок! Она и сама-то была ничего, сынок… Тихо! (Замечает Джима, накрывается курткой, другим тоном). Да, братец, так вот мне мама, бывало, и говорит: «Алик, – говорит, – чтобы в семь был дома». И думаешь, что? Я всегда в семь – дома. А то без пяти приду или без десяти. Очень был послушный, честно тебе скажу.
ВТОРОЙ.     Это точно, старое это… Мне вот тоже… этот… как его?.. Папа!.. Ка-ак бывало, вреже… нет!… я говорю, что в семье, правда, никто никогда в рот не брал. Трезвая была семья, дружная… очень хорошая семья…
ПЕРВЫЙ.     Ну ладно, ладно, пойдем…
ВТОРОЙ.     Нет, хорошая, честно… Я, правда, не застал…
ПЕРВЫЙ.     Пошли! А то мы юнге плохой пример показываем: сидим, не работаем…
ДЖИМ.    Нет, я ничего…
ПЕРВЫЙ.    Работать надо, мальчик, работать. Очень много работать. Обезьяна с трудом человеком стала!
                        Бодро уходят.
ДЖИМ (растерянно). Ничего не понимаю! Нет, видно, померещилось! (Идет, задумавшись и натыкается на бочку). Яблочко, что ли, съесть? (Заглядывает в бочку, присвистнул). На самом донышке! (Лезет в бочку, показывается оттуда, кусая яблоко). А тут ничего, уютно! (Видит двоих приближающихся матросов). Сейчас пугнем! (Прячется).
                Матросы подходят, садятся, достают трубки.
ПЕРВЫЙ.     Ну, как тебе все это нравится?
                        Второй рычит.
Тише!
                        Второй рычит.
Еще день-другой – и мой пистолет начнет стрелять сам.
ВТОРОЙ.     Первую пулю – Сильверу!
            Появляется Сильвер и проворно ковыляет сюда же.
СИЛЬВЕР. Хэлло, ребятки! Чего надулись-то? А? (Садится, опираясь спиной о бочку).
ДЖОБ.     Да тебе бы, бом-брам-стеньга, вторую ножонку-то ампутировать к свиньям!
ХЕНДС.     Вот именно.
Над краем бочки появляются и тут же исчезают вытаращенные глаза Джима.
СИЛЬВЕР. Ну-ну, без глупостей! Еще немного – и мы у цели. Скажите спасибо папе Сильверу, болваны. У кого из вас хватило бы ума так обстряпать дельце?
ДЖОБ (ревет). Спасибо?!
ХЕНДС.     Иди ты со своим умом!
СИЛЬВЕР.     Да вы что? Озверели? Кровожадных только из себя не стройте, знаю я вам цену!.. просто идиоты, ей-богу! Этот осел, этот сквайр тире романтик, нанял нас на корабль, превосходный моряк капитан Смоллет благополучно прокладывает нам курс…
ХЕНДС.     Да дьявол его побери! Мне надоело слушаться каждого его слова! До каких пор мы будем вилять, как маркитантская лодка?
ДЖОБ.     Да! Шкот-штаг!
ХЕНДС.    Я хочу сам жить в капитанской каюте и потягивать винцо!..
ДЖОБ     Да! Штат в шкот!
            Подходят другие матросы. Снимают маски. Все – пираты.
ТОМ МОРГАН. И пожевать, что ты им готовишь!
ДЖОБ.    Да! (Ищет слово).
О`БРАЙЕН (подсказывает ему). Старое повидло!
ДЖОБ.     Да! Старое повидло!
МЕРРИ.     И не верить Сильверу, который к ним подлизывается.
ЧЕРНЫЙ ПЕС (сладостно). А этих всех выстроить вот тут на шканцах и – пу! пу! пу! (как бы расстреливает).
ДЖОБ.     Да!
ХЕНДС.     Ты потому так легко вошел к ним в доверие, Окорок, что ты сам такой же!
ДЖОБ.     Да!
МЕРРИ.     Долой его! За борт!
                            Пауза.
СИЛЬВЕР. Все? Все высказались? Теперь послушайте меня.
МЕРРИ.     Нечего его слушать, он нам опять мозги запудрит!
СИЛЬВЕР. Ты, Джордж Мерри, сядь, о тебе потом… Ты, Дик, лучше пой, потому что поешь ты своим голосом, а говоришь с чужого. И вы все, остальные, тоже помолчите… А ты, Израэль Хендс, меня удивляешь. Впрочем, у тебя никогда не было мозгов. Но зато уши у тебя длинные, и ты можешь кое-что услышать. Так вот. Ты будешь валяться в кубрике, жрать солонину, будешь послушен и вежлив и не выпьешь ни капли, пока я тебе этого не позволю. Понял?
ДЖОБ.     Да я тя! (замахивается).
СИЛЬВЕР. Если у нас лопнет форштевень, мы поставим вместо него тебя, Джоб, – лучшего бревна не найти. Побереги свою силу.
ХЕНДС.     Ладно, Джоб! (Сильверу). Мы и без того все делаем, но сколько можно?
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Да, хотелось бы узнать, когда это кончится?
СИЛЬВЕР. Когда? Да как можно позже, болваны, вот когда! Да-да! Вот ты, ты знаешь, где сквайр и доктор прячут карту?
ДЖОБ (поддакивая теперь Сильверу). Да! Крюйс-марс!
СИЛЬВЕР.     А ты? Ты сумеешь проложить курс, как капитан Смоллет?
ДЖОБ.     Да!
СИЛЬВЕР. Или, может, поручим это О`Брайену? Ему все равно море по колено!
ДЖОБ.     Да! Старое повидло!
СИЛЬВЕР.    Молчите? То-то! Пусть-ка они доставят нас на место…
ДЖОБ.     А то (соображает).
СИЛЬВЕР.    …покормят нас пудингами…
ДЖОБ.     Ага! (гогочет).
СИЛЬВЕР.     Потом найдут и выкопают сокровища…
ДЖОБ    (беспокойно). Так.
СИЛЬВЕР.     …погрузят. И пусть капитан выведет нас назад хотя бы до пассата.
ДЖОБ.     Пра-вильно! Пра-вильно! А?
ТОМ.     Ну, уж не знаю, кто это будет стоять и смотреть, как они  выкапывают сокровища.
ДЖОБ.     Да!
ВСЕ.    Верно, Том! Смотреть!.. Ха-ха! Мы им поможем! До пассата! Йо-хо-хо!
СИЛЬВЕР.     Ну что за дурачьё! А еще джентльмены удачи! Павианы вы, а не джентльмены! И не удачи, а мелкого воровства! (Мерри). Ну, вот ты? Что ты оскалился? Деревня!.. Сколько я видел прекрасных кораблей, которые погибли попусту! И сколько я видел таких молодцов, которых повесили сушиться на солнышке. А все потому, что спешили. Вам бы только – пу! пу! А нет чтобы шариками покрутить!
МЕРРИ.     Это ты привык загребать жар чужими руками!
СИЛЬВЕР.    А ты к чему привык? Я плавал с Инглендом, я плавал с Флинтом. А теперь я вышел в море сам, потому что это я здесь хозяин, а не сквайр!
ТОМ.    Ну, ты все-таки не очень-то, Окорок, у нас тоже самолюбие есть.
МЕРРИ.     Ты за борт его! И всех этих! Тонконогих!
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Правильно, сынок, давно руки чешутся. Из-за угла бы! В спину! Под покровом темноты!
Вдруг свист. Все замирают, принимают прежние позы. Мимо проходит МИССИС ХОКИНС.
СИЛЬВЕР     (шепотом). Ну ладно, так и быть, расправимся с ними на острове, но не раньше, чем найдем сокровища. Ясно? Господи, просто душа болит, как подумаешь, что придется возвращаться с такими бандитами. Мерри, приведи себя в порядок!..
МЕРРИ.     Чихал я на тебя!
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Тише вы! (поклон). Наше почтение, миссис.
ДЖОБ.     Бабу везем, киль-грот. Да я б ей, папа римский, давно бы ножонки повывинтил – и все!
СИЛЬВЕР. Мы хотим, чтобы вы выслушали песенку, которую Джордж споет вам. Ему как-то крупно не повезло в жизни. Он охотился на котиков у берегов России, там ему довелось слышать балладу о русском пирате сэре Стэнли Разине. Джордж плохо помнит текст, еще хуже мотив, но за суть он ручается. Валяй, старина.
     БАЛЛАДА ДЖОРДЖА МЕРРИ О РУССКОМ ПИРАТЕ СТЭНЛИ РАЗИНЕ.
По Волге, бурой от грязи,
Где ветер катит валы,
Плыл русский пират сэр Разин
С дочкою аятоллы.

Усы окуная в виски
И вспоминая мать,
На прелести одалиски
Команда стала роптать.

Поскольку присутствие дамы
На боевом корабле
Весьма понижает тем самым
Ваш шанс воротиться к земле.

Неужто, сэр, вы готовы
На леди нас променять?
Тут следует русское слово,
Рифмующееся с «мать»…

СИЛЬВЕР.     Любопытная история! И что же было дальше? Кончилось-то чем?
 МЕРРИ.     Грустно рассказывать. Всякий раз рыдаю, когда вспоминаю эту историю.
ДЖОБ.     Утопил он ее!
СИЛЬВЕР.    Как самочувствие, миссис Хокинс? Погодка-то, а?
МИССИС ХОКИНС. Да, благодарю вас, Сильвер.
СИЛЬВЕР. Может, яблочка, миссис? Джоб, нырни-ка в бочку, угости…
МИССИС ХОКИНС. Нет, нет, спасибо, они не мытые.
МЕРРИ.    Помоем.
ТОМ.     Не к добру баба на корабле…
                Появляется КАПИТАН Смоллет.
КАПИТАН. Что такое? По-че-му сидим?
СИЛЬВЕР.     Это так, капитан, перекур.
КАПИТАН и СИЛЬВЕР (Вместе ) По местам!
СИЛЬВЕР. Есть, сэр. Ну-ка, ребята, по местам.
    Матросы не успевают скрыться, как раздается крик сверху: «Земля!» Общее возбуждение, все смотрят в одну сторону, где постепенно начинают проявляться очертания Острова Сокровищ.
                    Конец I акта.
ВТОРОЙ АКТ

КАПИТАН (зычно). По местам стоять! Боцман, свистать всех наверх! Паруса убрать!
        Его никто не слушает, отмахиваются, строят ему рожи. Тогда на каком-то противоположном возвышении появляется СИЛЬВЕР и так же зычно командует.
СИЛЬВЕР.     Боцман, все наверх!
ДЖОБ.    Все наверху, сэр!
СИЛЬВЕР. По местам стоять! Слушать капитана Смоллета! Убрать паруса!
ДЖОБ свистит в дудку, все бросаются выполнять команду и быстро возвращаются.
КАПИТАН (глядя на часы и вверх на паруса). Эй, ребята, видел ли кто-нибудь эту землю раньше? Где тут лучше встать на якорь?
СИЛЬВЕР. Я видел, сэр! Я был коком на торговом судне, мы однажды брали здесь воду. Еще чуть вперед – и можно стать вот за этим островочком… он, между прочим, называется остров Скелета. А вот эта гора зовется Фок-мачтой. А эта, самая высокая, – Грот-мачтой, или еще Подзорной трубой… а разве у вас нет карты, сэр?
КАПИТАН. У меня есть карта (достает карту).
                Матросы замирают.
СИЛЬВЕР. Позвольте взглянуть, сэр! (Спешит к капитану и проворно поднимается на мостик). Так, точно! Этот самый остров! Но… (Делает знак своим, что, мол, это не то, что нужно). Но тут как будто чего-то не хватает…
КАПИТАН. Все, все, это точная копия той карты, которая находится… Так ты говоришь – здесь? (Склоняется над картой). 
СИЛЬВЕР. Да, сэр. Правильно, это стоянка Кидда. Здесь сильное течение к югу. Вы правильно пошли в крутой бейдевинд, сэр, лучшего места для стоянки не найти… А что, есть еще карта?..
КАПИТАН. Спасибо. Я вижу, вы брали здесь воду не один день… Лево руля! Еще лево!.. Стоп! Отдать якоря!..
ДЖОБ.    Есть отдать якоря, сэр!
И снова начинается нечто невообразимое. Крики, вопли.
МЕРРИ и Черный ПЕС бросаются к шлюпке.
КАПИТАН. Эй, в чем дело! Не трогать шлюпку! Ни один человек не ступит на берег без моей команды! Назад!
            Его не слушают, посылают к черту.
СИЛЬВЕР. Простите, сэр, люди давно не видели берега, у них закружилась голова. Позвольте мне с ними потолковать. А вам пока лучше уйти… Мерри, еще шаг – и пеняй на себя!.. Не обижайтесь, сэр, я вас очень уважаю, но вы же видите, что делается… Том, Том, ты-то куда? Уйдите, сэр…
ПИРАТЫ.    
В паруса дует леди Фортуна,
Мистер Случай вращает штурвал.
Вышла в море веселая шхуна
Замарьяжить солидный причал.

Не молитесь за нас, мамаши!
Не молитесь, отец мой и брат!
Подозрение есть, что наши
Души дьяволу принадлежат!

Смерть и деньги всегда будут рядом,
Между ними – извечная связь.
Мы на землю направлены адом,
Проследить, чтоб она не рвалась!

Нестерпимая жажда наживы
Сушит наши сердца и умы.
Если вы и богаты и живы –
Значит, с вами /НЕ?/встретились мы!..

СИЛЬВЕР. Джим! Джим! Где ты был, парень?.. подай-ка мой костыль, эти дьяволы совсем сбесились! Их нельзя отпускать одних на берег!.. Джоб! Том! Опомнитесь!.. Хендс, хоть ты-то пошевели мозгами, куриная голова! Вы хотите лишиться корабля! (Вскакивает, подбегает к борту, смотрит вниз). Набились! Обрадовались! О`Брайен, старое повидло, назад! Ты останешься на судне! И ты, Хендс! Со шлюпкой пойду я, если уж вам так не терпится!.. Хендс, слушай меня…
                Шепчутся, поглядывая на мостик.

    И ты мне головой отвечаешь за шхуну! Эх, пятнадцать человек на сундук мертвеца!.. Помоги-ка мне, Джим! (Перелезает через борт, скрывается, продолжая говорить). Смотри, Хендс! Вся надежда на тебя!.. Эх, дурни, все спешите, спешите!..
Из каюты выходят СКВАЙР и ДОКТОР, КАПИТАН Смоллет поднимается на мостик. Вдруг появляется Том Морган без маски, в своем прежнем немыслимом пиратском костюме, с пистолетом за поясом, с серьгой в ухе. На плече его кирка. И на глазах у всех он проходит и тоже лезет через борт в шлюпку, скорчив под конец самую мерзкую рожу.
СКВАЙР.      Что ж это делается, ледиз энд джентльмен!
МИССИС ХОКИНС. Ох! (Медленно опускается на палубу).
        Все внимание переключается на нее; оставшиеся ХЕНДС и О`БРАЙЕН тоже повернули головы, и в этот миг КАПИТАН Смоллет тайком подзывает к себе ДЖИМА.
КАПИТАН. Юнга Джим Хокинс!
ДЖИМ.     Так точно, сэр!
КАПИТАН (таинственно и доверительно). Вы видите, что происходит, матрос Джим Хокинс?
ДЖИМ.     Я юнга, сэр!
КАПИТАН. Прошу не перебивать, гардемарин Джим Хокинс! Вам поручается особо важное задание. Вы обладаете всеми необходимыми качествами, и, клянусь моей трубкой, чин лейтенанта флота ее величества и голубой морской крест ждут вас, если… Лейтенант Хокинс! Надо немедленно стать пиратом, вы меня понимаете? Войти в доверие!
ДЖИМ.     Все ясно, сэр! Разрешите исполнять?
КАПИТАН. Исполняйте!.. (Обмякнув и приобняв Джима). И береги себя.
ДЖИМ,     Есть! (перелезает через борт).
            ДОКТОР возле МИССИС ХОКИНС.
МИССИС ХОКИНС. Ой, Джим! Немедленно вернись! Тебя укусит акула! Я упаду сейчас в обморок. Джим! Я уже падаю! (Окончательно падает в обморок).
СКВАЙР (бросается к борту). Джим! Джим! Миссис Хокинс! Вернись! Она в обмороке!
ГОЛОС ДЖИМА. Дайте ей рому, сэр! Глоточек!
СКВАЙР.     Том! Рому! Господи, этого еще не хватало!
        РЕДРУТ появляется с другой стороны с ружьем в руках.
РЕДРУТ.    Мне некогда, сэр!.. А ну-ка, руки вверх, старое повидло!
ХЕНДС хватается за пистолет, но КАПИТАН Смоллет уже целится в него с мостика.
КАПИТАН. Спокойно, Хендс! И ни звука!
            Пиратов оттесняют к двери кубрика.
ПОПУГАЙ. Допр-рыгались! Р-разбойники! Окорок! Окорок!..
СКВАЙР.     Капитан, нам ничего не стоит расправиться с этими негодяями! Поднимайте якорь и уходим! Пусть сгниют здесь, потому что не знаю, как насчет сокровищ, но лихорадка здесь есть!
ДОКТОР.     А как же Джим?
МИССИС ХОКИНС. Да, Джим! (Благодарно пожимает руку доктору).
СКВАЙР.     Да, да, Джим! И что его понесло туда?
КАПИТАН. Во-первых, Джим. Во-вторых, надо все-таки выяснить насчет ваших сокровищ… А в третьих, нас мало, чтобы управляться со шхуной.

РЕДРУТ.     У нас  почти не осталось пресной воды.
ДОКТОР.     Так или иначе нам придется вступить в бой с этой шайкой и заставить их подчиниться, или…
КАПИТАН. Все идет как надо. Здесь, на карте, обозначен какой-то частокол, что-то вроде укрепления. У нас есть вторая шлюпка, и кому-то надо отправиться на разведку…
ДОКТОР.     Пойду я!
МИССИС ХОКИНС. Доктор очень смелый человек… И вы спасете моего сына, не правда ли?..
КАПИТАН. Еще посмотрим, кто кого спасет…

КАРТИНА ИЛИ ГЛАВА ТРЕТЬЯ, ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКАЯ, РАССКАЗЫВАЮЩАЯ О ТАЙНЕ СОКРОВИЩ, ТАИНСТВЕННОМ ОСТРОВИТЯНИНЕ, ТАЙНЫХ ПЕРЕГОВОРАХ, ЗАБРОШЕННОМ ТАЙНИКЕ И ПРОЧИХ ОПАСНОСТЯХ, ТАЯЩИХСЯ НА ОСТРОВЕ.             
Остров Сокровищ. Причудливая тропическая растительность, гомон птиц. Несколько планов: горы, деревья, лужайка, ручей. Обтрепанный, загорелый и лохматый БЕН ГАНН у входа в пещеру занят каким-то исследованием: в руках его сосуд или даже реторта с черной жидкостью, которую он нюхает. Колода с зарубками.
БЕН ГАНН. Чует мое сердце, что назревают какие-то события… Все спрячем, все уберем, враг не дремлет… Сегодня как раз три года, как я брошен здесь этими негодяями! И с тех пор питаюсь одной козлятиной, ягодами и устрицами. Может человек есть устриц без лимона?.. Но что хуже всего – я не сказал за это время ни с кем ни слова! Легко ли?.. сейчас это я так, сам с собой разговариваю, внутренний голос… Ой! Кто-то идет! Не будь я Бен Ганн! Я чувствовал! (тихо) Ура!.. Да, но кто это? (Прячется).
        Появляется ДЖИМ. На нем пиратский наряд, два пистолета за поясом. Идет осторожно, всматривается, вслушивается.
ДЖИМ.     Так. Кончились приключения на море, начались приключения на суше. (Видит Бена Ганна, перебежавшего от дерева к дереву). Кто здесь? Я спрашиваю: кто здесь? Ну, выходите!
БЕН ГАНН. Нет, я не выйду, я больше не имею никаких дел с пиратами.
ДЖИМ.     Бог мой, да я же не пират, я Джим. Джим Хокинс.
БЕН ГАНН. Э, приятель, меня не проведешь!
ДЖИМ (бросается вперед, выхватывает пистолет, выволакивает Бена Ганна. Тот падает на колени).
БЕН ГАНН. Пощадите!.. я ничего плохого… Я три года… три года не разговаривал ни с одним человеком…
ДЖИМ.     Три года?
БЕН ГАНН. Я несчастный Бен Ганн. Я уже три года питаюсь всякой дрянью – козлятиной, устрицами. (Почти плачет). Если бы вы знали, как хочется простой человеческой еды! Ма-а-аленький кусочек сыру! Во сне вижу!
ДЖИМ.     Вернусь на шхуну – так и быть, подарю вам целую голову сыру.
БЕН ГАНН. Голову? Боже мой! Я вижу, ты добрый человек, Джим Хокинс, хоть и пират… Голову! Да за это не жалко отдать все сокровища!
ДЖИМ.     Сокровища? Что вам известно о сокровищах?
БЕН ГАНН. Как что? Думаете, Бен Ганн здесь даром время терял? Э, приятель, я тут такое раскопал!… Господи! Живой человек! Юный! Разговаривает! А сыру нет?
ДЖИМ.     Отстаньте со своим сыром! Что с сокровищами?
БЕН ГАНН. Не скажу, приятель. Я с пиратами теперь никаких дел. Решительно. Знаю я вашего брата: закуси, выпей, то-се, а потом так в свою шайку и затянете. Поверишь ли ты, глядя на меня, что я сын доброй, благочестивой женщины и сам рос вежливым, благовоспитанным мальчиком? А с чего началось? С того, что я стал ходить с пацанами на кладбище играть в орлянку… Умеешь в орлянку? Нет? Мелочь есть? (Роется в лохмотьях, достает несколько золотых монет).
ДЖИМ.     Золотые гинеи? Откуда? Говорите сейчас же!
БЕН ГАНН. Спокойно, приятель! Ха-ха! Гинеи – это что! Я тут такое откопал!
ДЖИМ.      Или вы скажете мне, или…
БЕН ГАНН. Пиратам – никогда! Ненавижу пиратов! Бросить товарища на необитаемом острове!..
ДЖИМ.     Тише! А я, чтобы вы знали, не пират. Люди Флинта хотят захватить сокровища и наш корабль, понимаете? И капитан Смоллет поручил мне…
БЕН ГАНН. Вообще-то ты непохож на пирата. В орлянку не умеешь…
ДЖИМ.     Тихо! Никому ни слова об этом! Если Сильвер узнает…
БЕН ГАНН. Сильвер? Одноногий? Он здесь?
ДЖИМ.     Да, тише! Они идут за мной.. Слышите их голоса? Так что насчет сокровищ? Мне же надо дать знать нашим…
БЕН ГАНН. Не так скоро, Джим, не так скоро. Вот принесешь сыру, тогда поговорим.
ДЖИМ.     О, пятнадцать сундуков! То есть мертвецов!.. Дьявол вас побери с этим сыром!.. Прячьтесь! И ни слова Сильверу! Явка в полночь на этом месте. Пароль: э… «Это ты, Бен?» – ответ: «Я».
БЕН ГАНН. Тоже мне пароль! Давай лучше: «Сыр есть?» а ты ответишь: «Есть!».
ДЖИМ.    Ладно! Прячьтесь!
                    БЕН ГАНН скрывается.
    Ну и история!
        Появляются пираты во главе с СИЛЬВЕРОМ. ТОМ МОРГАН каждый шаг сопровождает ударом кирки по земле, ЧЕРНЫЙ ПЕС зыркает по сторонам, МЕРРИ тоже с лопатой, плюет на ладони и раскапывает каждый бугорок и т.д.
ПОПУГАЙ. Игде мы идем, Сильвер? Игде пиастры?
СИЛЬВЕР. Отстань!.. Ну что, Джим? Какие новости?
ДЖИМ.     Никаких, сэр, чуть на змею не наступил. Кстати, осторожнее, змей здесь полно! Я вообще думаю, что это не метод, так мы ничего не найдем…
СИЛЬВЕР. Ну! А я что толкую этим болванам! Том! Ну что ты тюкаешь этой киркой, дырявая твоя голова! Кто так ищет сокровища? Вон даже Джим понимает, что нужен план, карта, распределение маршрутов…
ТОМ.     Что мы, геологи, что ли?
ДЖОБ.     Да, зюйд-вест!
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Разве мы не можем наткнуться на какие-то знаки?
ДЖОБ.    Да!
ДИК,     ты, Окорок, сам говорил, что все тут знаешь!
ДЖОБ.    Да!
МЕРРИ.    Земля-то тут – чернозем. За один год весь остров вскопать можно!
СИЛЬВЕР. Ну и копайте! Вам английским языком говорят, что надо подождать, что без карты мы как без рук, что мы можем получить сокровища без всяких хлопот…
ПОПУГАЙ. Пиастры! Пиастры!
СИЛЬВЕР. Замолчи!.. Джоб, перестань рыть землю, как собака! Тебе поручено быть в арьергарде и смотреть в оба! Даю вторую ногу наотрез, что капитан Смоллет постарается высадиться на берег, на шхуне кончается вода…
                        Удар пушки.
    Ну, я так и знал! Что-то случилось! Джим!
                    ДЖИМ лезет на дерево.
    Том! Дик!
            ДИК раздвигает кусты и всматривается вдаль.
    Мерри, да перестань ты копать, черти б закопали твою бабушку!
                        Еще удар.
    О, гром и три молнии! Дело дрянь, если они захватят шхуну! Будем тут загорать и играть в камешки своим золотом! Что там, Джим?
ДЖИМ.    Наши пристали и высаживаются на берег, со шхуны ведут по ним огонь!
СИЛЬВЕР. Как они посмели оставить шхуну, негодяи! Ну, Хендс, ты мне заплатишь за это!
ДИК (из кустов). Капитан, доктор и остальные высаживаются, а Хендс стреляет!
СИЛЬВЕР. Дьявол! Что ж ты кричишь «наши», Джим?
ДЖИМ.     Извините, сэр, еще не привык.
ТОМ.    Я тебе говорил, Сильвер, парень станет… это… нашим-вашим!
ДЖОБ.     Да! Слезай-ка, бомс-кромс, кишочки живо выпущу!
СИЛЬВЕР. Прекратить! А ты, Джим, смотри у меня!.. Ну-ка, вперед! Наперерез! Если добром не отдадут карту, пусть пеняют на себя! Джим! Слезай! И если отойдешь от меня хоть на шаг – пристрелю.
ПОПУГАЙ. Кар-рту! Кар-рту! За мной, бродяги!
            ВСЕ убегают. БЕН ГАНН выглядывает.
БЕН ГАНН. Ай-я-яй! Три года тихо было, спокойно! Не успели приехать – орут, стреляют, копают – ну и ну! Паренек-то, похоже, и вправду лазутчик. Ну, посмотрим, посмотрим. А вообще-то ничего, и голос прорезался! (Поет). Леди, леди, умоляю, пожалей меня-я! Тс-с. (Снова прячется).
Выходят один за другим КАПИТАН, СКВАЙР, РЕДРУТ, МИССИС ХОКИНС и ДОКТОР. Они нагружены всевозможными припасами, вооружены, идут осторожно.
КАПИТАН. Сюда! Здесь, кажется, подходящее местечко. Ручей и отличная зона обстрела. Привал!
РЕДРУТ.    Наконец-то! И что не сидеть бы дома!..
ДОКТОР.    Мы, кается, их надули! Вы устали, миссис Хокинс? Ничего? С вашего разрешения, я сниму парик, чертовски жарко…
МИССИС ХОКИНС. Конечно, сэр, вам так даже больше идет…
СКВАЙР.     Что может быть лучше джунглей, львиного рыка, шипения змей!..
КАПИТАН. Не забывайте, что Сильвер знает остров как свои пять пальцев. Им ничего не стоит окружить нас. Итак, джентльмены… Прошу прощения, леди и джентльмены… Редрут, не теряйте времени, расставляйте ружья, порох вон туда, к пещере…
МИССИС ХОКИНС. Джентльмены, мне бы не хотелось обременять вас. Мы держали трактир на большой дороге, и муж на всякий случай научил меня обращаться с оружием…
КАПИТАН. Не хочу даже слышать, миссис Хокинс! Вы отойдете в самое безопасное место и приготовите все на случай перевязки. (Отворачивается от нее). Мистер Трелони, сэр, вы как лучший стрелок возьмете на себя вот эту зону обстрела. Посмотрите…
СКВАЙР.    Зона обстрела!.. Что может быть лучше таких слов! (Отходит).
МИССИС ХОКИНС. Доктор, но скажите хоть вы! Вы же видите, я сильная и еще, надеюсь, не старая женщина, мой сын где-то в руках бандитов. Дайте мне пистолет, и вы увидите, чего я тою!
ДОКТОР.    Все это не лишено смысла, миссис Хокинс, но может ли джентльмен позволить даме…
МИССИС ХОКИНС. Что за чушь! Простите, сэр. Стирать, стряпать, рожать детей, крутиться целый день как белка в колесе можно, а шарахнуть из пистолета нельзя? Да все ваши войны чепуха по сравнению с наймом служанки!..
ДОКТОР.    Вы меня обезоруживаете, миссис Хокинс. Редрут, дайте миссис Хокинс пистолет.
МИССИС ХОКИНС. Два! А остальное предоставьте мне!
КАПИТАН (Доктору). Вы будете держать под прицелом северную сторону. И приготовьте ножи на случай рукопашного боя…
Отходит в сторону, ближе к кустам, и вдруг оттуда высовывается рука и похлопывает Капитана по плечу.
…Да? В чем дело? (Оборачивается, рука машет белым платочком). Парламентеры?
        Выглядывает СИЛЬВЕР, прижимая палец к губам.
Что вам угодно?
СИЛЬВЕР     (шепотом). Надо бы потолковать, сэр. Но именно с вами, конфиденциально, как капитан с капитаном…
КАПИТАН. Вы капитан? Забавно… ну-ну, я слушаю. Хотя у меня нет секретов от моих друзей…
СИЛЬВЕР.         Зато у меня от моих есть. (Так они и разговаривают). Так дело-то видите в чем…
КАПИТАН. Вижу. Нам вообще все известно, Сильвер, и вы можете не объяснять. К делу! (Издали). Доктор Ливси, сэр, я советую вам поставить к этому дереву лишний мушкет… А вы не подглядывайте, Сильвер.
СИЛЬВЕР.    Нет-нет, сэр, не беспокойтесь. Да и глаза у меня уж не те… Итак, хотелось бы договориться. Ребята, сами понимаете, страшно заинтересовались сокровищами, но без карты как без рук. А вам, как я понимаю, хотелось бы спасти сою жизнь. Так вот, я хотел сказать, что ребята из-за этой карты черт знает что могут натворить. Джоб, например, вне себя, если только вы ему попадетесь, он просто будет всех перекусывать пополам… Но дело-то, я хочу сказать, простое. Вы нам – карту, мы выкапываем сокровища, потом берем вас на борт и честно высаживаем где-нибудь в целости и сохранности. Никакого кровопролития, все чинно-благородно. Идет? А то ведь поубивают, глазом не моргнут…
 КАПИТАН. Это все?
СИЛЬВЕР.    Не усмехайтесь так, кэп, вы не знаете этих людей. Страшные разбойники, клянусь своей деревяшкой. Давайте договоримся, а то начнут говорить ружья, и будет поздно.
КАПИТАН. Ну вот что, Сильвер, я все понял. И послушайте теперь меня. Вы предатели и наглецы. И я требую, чтобы до заката солнца вы по одному, без оружия, пришли сюда и честно сдались в плен нашему правосудию в лице доктора Ливси. А я обязуюсь заковать вас в кандалы и доставить в Англию. Если же этого не будет, то запомните, что меня зовут Александр Смоллет и я вас всех отправлю к дьяволу! Ясно? Это последнее доброе слово, которое вы от меня слышите!
СИЛЬВЕР.    Значит, не хотите? Но надо же тоже совесть иметь, кэп! Мы грабили, трудились, отдали свои души дьяволу, а вы приехали на готовенькое, да еще хотите забрать сокровище без всяких хлопот! Я вам дело говорю, а вы мне: кандалы, правосудие, Александр Смоллет! Нам ничего не стоит перестрелять вас как зайцев.
КАПИТАН. Оставьте, Сильвер, мне надоела ваша болтовня. Все равно мы с вами не договоримся, вы как известно, коварно и подло на нас нападете, а у меня еще к бою ничего не готово. Хватит.
СИЛЬВЕР.    Мы подождем, готовьтесь… Но все-таки, может, договоримся? Может, сделаем так: вы ищите, и мы будем искать. Кто первый найдет, тому и сокровища. Так даже интересней будет. Спортивно как-то… А?
КАПИТАН. Я вижу, вы просто трусите, Сильвер. Вот уж не думал.
СИЛЬВЕР.    Сэр! Просто годы не те. И охота домой вернуться, пожить еще, денежек привезти. Всю жизнь ведь, сэр, вы не поверите, бух, трах, бомс, воюем, сражаемся…
КАПИТАН. Довольно. Переговоры окончены. Зная ваше коварство, я начинаю подозревать, что вы меня просто отвлекаете, а сами стягиваете ударные силы.
СИЛЬВЕР. Да ну, будет вам, что уж вы из меня такого подлеца делаете. Так как? Может, посоревнуемся? А то я сквайра в плен возьму, его подговорю соревноваться, он на это дело пойдет.
КАПИТАН. Только попробуйте, будете иметь дело со мной. Прощайте! (Уходит).
СИЛЬВЕР.    Зашелся! Обиделся! (Вздыхает). Воевать будет, не иначе… Ну, ладно, капитан Смоллет, в таком случае держитесь! (Исчезает).
РЕДРУТ (Капитану) простите, сэр, если я кого-нибудь увижу, надо стрелять?
КАПИТАН. Еще бы! А что?
РЕДРУТ.    Нет, ничего. (прицеливается и стреляет).
            И начинается страшная пальба. «По местам!» – кричит Капитан. «Вперед, ребятки!» – кричит Сильвер. Со всех сторон наступают пираты. «Каррту!» – кричит Попугай. Дым затягивает сцену. Вопли, крики, обрывки песен, возгласы «Куда!», «Ты не очень-то!», «Размахался!», «Дымовую завесу, ребята, дымовую завесу!» и т.д.
МИССИС ХОКИНС. Стойте! Стойте!..
ВСЕ.    Что? В чем дело? Опять баба лезет? Что случилось?
МИССИС ХОКИНС. Редрута убили!
ДЖОБ.    А, брамс-марс-шкот-оверштаг-брамсель-фок! На кой черт тогда бой!
СИЛЬВЕР. Ну ладно, ладно, помолчи. (Склоняется, как и все, над Редрутом). Да, похоже, ухлопали парня, увлеклись.
СКВАЙР.    Редрут! Голубчик! Я помню его с пеленок, это был самый преданный из моих слуг…
КАПИТАН. Да, жалко. Но что делать, сэр, без жертв, как говорится…
ДОКТОР.    Сэр, поверьте, я скорблю вместе с вами, но преданный слуга обычно так и кончает: гибнет за своего господина.
ТОМ (всхлипывает). Жалко. Славный был мужик. Мухи не обидит.
               
КАПИТАН. Доктор прав. Кто-то все равно должен это… Мне пока нельзя…
СКВАЙР.    Нет, вам нельзя.
КАПИТАН. Доктору тоже.
СКВАЙР.    Мне нельзя тоже.
МИССИС ХОКИНС. А может, он ранен, а?
РЕДРУТ  стонет.
ВСЕ.        Ну слава богу, ура, все в порядке!
            ВСЕ дружно подхватывают Редрута, относят в сторонку, бережно укладывают.
КАПИТАН. Ну что, продолжим? Все по местам! Огонь!
МИССИС ХОКИНС.        
Что толку, леди, в жалобе?
Мужчины – шалопаи.
Одна нога на палубе,
На берегу другая.
Что с них возьмешь?
Слова их – ложь.
Но в грусти толку мало.
Весь мир хорош, когда поешь:
Та-ра-ра-лала-лала!
Зачем нам плакать? Лучше петь.
Весной грустить не велено.
Мужчины женщин ловят в сеть
С тех пор, как весны зелены.
Что с них возьмешь?
Слова их – ложь.
Но в грусти толку мало.
Весь мир хорош, когда поешь:
Та-ра-ра-лала-лала!
    Бой продолжается, пираты отступают. Во время боя ДЖИМ сражается на стороне пиратов, но все время стреляет в воздух. Напоследок он дерется а Капитаном на саблях и незаметно передает ему записку. Дым рассеивается, тишина. РЕДРУТ стонет, МИССИС ХОКИНС в обмороке, у КАПИТАНА по щеке струится кровь. Он разбирает записку.
КАПИТАН. Так, все отлично, джентльмены! Теперь они не скоро вернутся к нам. Ничего, доктор, пустяки, чуть задело…
ДОКТОР.    Надо забинтовать, сэр. Сейчас. Вот только осмотрю миссис Хокинс.
СКВАЙР (Редруту). Ну что, старина, больно? Сейчас доктор все сделает… Но как мы их, а? (приободрился).
РЕДРУТ.     Сидели бы дома, сэр. Уж так хорошо у нас дома.
КАПИТАН (читая). Бен Ганн?.. Послушайте, тут живет человек на острове… Доктор, мистер Трелони, это очень важно! Он все знает… Если дать ему кусочек сыру… (Кричит). Бен Ганн!
ДОКТОР.    Ничего не понимаю. Это ведь необитаемый остров?
КАПИТАН. Бен! Сыр есть!
        Появляется БЕН ГАНН. Держится в стороне, опасается.
МИССИС ХОКИНС. Ой (падает в обморок).
ДОКТОР.    Ну и чучело, разрази меня гром!
КАПИТАН. Вы Бен Ганн? (Наставляет пистолет). Отвечайте!
        БЕН ГАНН манит его пальцем к себе. КАПИТАН подходит.
БЕН ГАНН (шепотом). Сыр есть?
КАПИТАН. Ничего не понимаю… Да, кажется, у меня был сэндвич... (Достает из кармана хлеб с сыром, БЕН выхватывает из рук).
БЕН ГАНН. О! О! (Нюхает, кружится на месте, ликует). Сыр! Настоящий! Человеческий! О!.. (Быстро). А вы меня возьмете с собой? Вы меня не оставите? А? Нет, не могу, я откушу кусочек… О! О! Сыр! (Ложится на землю, изнемогая от счастья).
КАПИТАН. Ничего не понимаю.
БЕН ГАНН (Доктору). А чего это вы там даете этой леди из фляжечки? (Подбегает и нюхает). Да это ром, приятель! Нет, нет, не предлагай! Нет! С этой минуты Бен Ганн начинает новую жизнь!.. Дай глоточек! За новую жизнь! (выхватывает фляжку и делает глоток). Ро-ом!
КАПИТАН. Да это черт знает что! Нам некогда, любезнейший, глядеть на всю эту комедию!
БЕН ГАНН. Я! Я нашел сокровища! Я не терял времени даром! Пошли!
МИССИС ХОКИНС. Где сокровища?
БЕН ГАНН. У меня, миссис! А одноногий пусть поищет, пусть попрыгает!
ДОКТОР. Минуточку! Послушайте, как вас? Бен! Вы в самом деле нашли сокровища?
БЕН ГАНН. Еще сыра даете? Рому даете? Закурить даете?.. в орлянку играешь?
                ДОКТОР кивает.
    Вот человек! Вот наконец вижу человека! Пошли, приятель!… Только, чур, (шепчет) пятнадцать процентов мне!
КАПИТАН пожалуй, нам надо пойти за ним! Этот бред похож на правду!
______________________
                    В лагере пиратов.
ДИК.    Держи, стой!
ТОМ.    Куда?!
    (Крики пиратов: «Не уйдешь!», «Ишь ты!», «Ребята, сюда!», «Попался, голубчик!») выбегает ДЖИМ, за ним гонятся пираты, он прыгает с конструкции, пролетает на канате и т.д. В конце концов пираты набрасываются на Джима, скручивают его.
СИЛЬВЕР. Что за шум? В чем дело?
ТОМ.    Вот! Бежал! Уйти хотел. Его взяли!
ДИК.     Кусался! Грозился!
СИЛЬВЕР. Что за шутки, Джим?.. Да отпустите вы его.
ПОПУГАЙ. Вот те и пиастры. Измена!
СИЛЬВЕР.    Помолчи! Опустите его!
ТОМ.    Мы, значит, ловим, а ты отпускаешь? Не видишь, что ли? Допросить надо!
МЕРРИ.    Он всегда был ловкий малый, я сразу ему не верил.
ДЖОБ.     Да я ему сейчас сердчишко-то вырежу да погляжу, что у него там. Фок-бизань!
ДИК.    К Смоллету бежал!
СИЛЬВЕР. Ты это что, Джим? Это правда?
                ДЖИМ молчит.
    Уж не собирался ли ты подзаложить нас  в самом деле, а?
ЧЕРНЫЙ ПЕС. А чего ж? Своих продал в трудную минуту. Почему бы теперь нас не продать? Так, сынок?
СИЛЬВЕР. Значит, ты собрался провести старого Сильвера? Ну и ну! Я скажу, Джим, что у меня на уме. Ты мне всегда был по сердцу, потому что не робкого десятка. Глядя на тебя, я вспоминаю то время, когда и я был такой же молодой и красивый. Я всегда хотел, чтобы ты перешел к нам, получил бы свою долю сокровищ и умер в роскоши богатым джентльменом. Но, если тебе это не нравится, Джим, ты можешь свободно сказать «Нет», ничего не боясь. Видишь, я говорю с тобой справедливо, честь по чести.
ДЖИМ (связанный). А теперь я должен выбирать?
СИЛЬВЕР. Да, теперь ты должен выбирать.
ДЖИМ.     Ладно. Я не так глуп и знаю, что меня ждет. Делайте со мной что хотите, мне все равно. С тех пор, как я встретился с вами, я привык смотреть смерти в лицо. Но прежде я хочу вам кое о чем рассказать. Это я, Сильвер! Я вытащил карту из сундука Билли Бонса и отдал ее доктору. Это я сидел в бочке и все подслушал. Это мне капитан Смоллет приказал следить за вами. Я боюсь вас не больше, чем мухи. Положение ваше скверное. Карты у вас нет! И потом, моя смерть не принесет вам никакой пользы. Если вы пощадите меня, я забуду все прошлое, и когда вас будут судить, попытаюсь спасти вас от петли. Теперь ваш черед выбирать.
                        Пауза.
ХЕНДС.    Пустить ему кровь!
ТОМ.     Смерть ему!
МЕРРИ.    Наконец-то ты попался нам в руки!
ТОМ.    Смерть ему!
СИЛЬВЕР. Ни с места! Кто ты такой, Джордж Мерри? Может быть, ты думаешь, что ты здесь капитан? Клянусь, я научу тебя слушаться!
МЕРРИ.     Клянусь виселицей, Джон Сильвер, я не позволю тебе мной помыкать!
СИЛЬВЕР. Джентльмены, кто из вас хочет потолковать со мной по душам? Или вы онемели? Выходи, кто хочет, я жду. Я не для того прожил столько лет на земле, чтобы какой-нибудь забулдыга становился мне поперек дороги.
ХЕНДС.    Заткнись, Сильвер, ты провалили все дело! Мы тебя видим насквозь. Ты ведешь двойную игру, раз заступаешься за этого мальчишку. Ты все время нарушаешь наши обычаи, Сильвер, но есть обычай, который даже тебе не по зубам! Мы собираем матросскую сходку, капитан.
        Пираты отходят в сторону, о чем-то тихо переговариваются.
СИЛЬВЕР. Ну, Джим, молись богу! Но услуга за услугу: если я смогу спасти тебя, то ты, если придет время, должен спасти старого Сильвера и рассказать всем, что он для тебя сделал.
                    Выходят пираты.
БАЛЛАДА о ЧЕРНОЙ МЕТКЕ.
Для неясной задачи
Мы на свет рождены –
Джентльмены удачи,
Фавориты луны.
Без отцовского крова,
Без понятия «честь»
Под кровавым покровом
Нас лелеяла месть.
Романтической славы не поможет туман.
Меж свинцом и отравой
Выбирай, капитан.
ТОМ.    Дай руку, Сильвер!
        ТОМ МОРГАН передает СИЛЬВЕРУ «черную метку».
СИЛЬВЕР. Черная метка! Так я и думал. Клянусь, мне тошно разговаривать с вами. Удивляюсь, как это ваши мамаши отпустили вас в море! Это вы-то джентльмены удачи! Уж лучше бы вы стали портными!.. да ведь этот мальчишка – заложник. За-лож-ник! Неужели мы должны попусту уничтожать заложника? Он, может быть, последняя наша надежда. Кто тронет его, будет иметь дело со мной. Вы будете охранять его пуще собственного ока, а я пойду к Трелони и предложу обменять этого щенка на карту. Думаю, что они согласятся. У них нет другого выбора. А после поглядим. В противном случае выбирайте себе другого капитана. С меня довольно.
МЕРРИ.    Сильвера, Сильвера в капитаны!
ДИК.    Пусть Сильвер будет капитаном.
                Остальные пираты молчат.
СИЛЬВЕР. Ну вот и хорошо. Но предупреждаю тебя, том Морган, еще одно нахальное слово, и я буду драться с тобой.
ТОМ.    Да что там, Джон… Ладно…
СИЛЬВЕР. То-то! Ваше счастье, приятели, что у вас есть Джон Сильвер, который всегда за вас думает. Охраняйте заложника. (Уходит).

    ДЖИМ привязан к столбу или дереву, пираты расположились рядом.
ДИК.    Темнеет.
ДЖОБ.    Да, бромс-кромс.
ТОМ.    А ведь сокровища где-то здесь…
ДЖОБ.    Да, фок-бизань…
МЕРРИ.     Но без карты как их отыскать?
ДЖОБ.    Да, грот-шкот…
ДИК.    А может, поищем? Чего сидеть без дела?
МЕРРИ.    А что? Пошли! Наплевать на него! Я вообще не хотел делить с ним добычу поровну! А то примазался, понимаешь, в последний момент. Надо идти. А то мы вроде сквайра: поехали за добром, а все приключениями разными занимаемся… Пошли.
ПИРАТЫ расползаются искать сокровища. В это время тихо и незаметно появляется БЕН ГАНН. Он ножом разрезает веревки, которыми связан Джим и освобождает его.
ДЖИМ.     Спасибо, Бен!
БЕН ГАНН. Тихо! (Прислушивается). Ты славный малый, Джим. Скажи, как отнесутся твои друзья к человеку, который выручил тебя из беды?
ДЖИМ.     Мои друзья – самые щедрые люди на свете.
БЕН ГАНН. Так-то оно так, но я хочу знать, согласятся ли они дать мне хотя бы тысячу фунтов из сокровищ Флинта?
ДЖИМ.     Уверен, что дадут. Каждый должен получить свою долю.
БЕН ГАНН. И доставят меня домой?
ДЖИМ.      Конечно. Они настоящие джентльмены. Кроме того, нам нужна будет твоя помощь на корабле.
БЕН ГАНН. Так. Я доверяю тебе. Идем!
ДЖИМ.     Нет, я не могу. Есть еще одно дельце…
БЕН ГАНН. Какое?
ДЖИМ.     «Испаньола».
                  Появляется СИЛЬВЕР.
СИЛЬВЕР. Эй, где вы там, заснули, что ли?
МЕРРИ.     Нет, что ты, мы этот тут… рядом. (Свистит).
            Появляются остальные пираты.
СИЛЬВЕР. Дело сделано! Они на все согласны! Сейчас они в зубах притащат сюда карту! А где малыш? Сынок, где ты? Сынок, выходи, не бойся… Кретины, вы упустили его! (Лупит пиратов костылем). Мерзавцы! Акула вам в глотку!
            Появляются ДОКТОР и СКВАЙР.
СКВАЙР.     Мы вам не помешали, мистер Сильвер?
            Пираты занимают оборону.
СИЛЬВЕР. Кого я вижу! Доктор Ливси, мистер Трелони! Добро пожаловать. А мы заждались вас.
СКВАЙР (вытаскивает карту). Мы умеем держать слово (бросает карту на сундук). Где Джим?
СИЛЬВЕР. Мерри, а где Джим?
МЕРРИ.     Да где-то тут!
СИЛЬВЕР. Джим, мальчик мой! Мерри, приведи сюда Джима.
ДЖИМ (неожиданно появляется). Это ловушка! Спасайтесь!
        ПИРАТЫ, ДОКТОР и СКВАЙР вынули пистолеты. Некоторое время они стоят без движения. Вдруг раздается голос ФЛИНТА: «ДАРБИ МАК-ГРОЙ! ПОДАЙ МНЕ РОМУ! ДАРБИ-И…»
МЕРРИ.    Это Флинт!
_______________        Пираты разбегаются. Слышны выстрелы.

                    «Испаньола».
ДЖИМ.    Вот я опять здесь, мистер Хендс!
ХЕНДС.    Дьявол, чудится мне, что ли?.. Откуда ты взялся?
ДЖИМ.    Что ж вы тут так насвинятничали? Все вверх дном! Ни с места, Хендс, или вы будете иметь дело с Джимом Хокинсом! (подбирает и сует за пояс пистолет).
ХЕНДС.    Кто-то разговаривает… Где ж мой… моя… вооружение…
ДЖИМ.    Ни с места!
ХЕНДС.    Правильно, я и не могу с места… (Роняет голову).
О`БРАЙЕН. Эх, колпак, проснешься теперь на виселице!
ДЖИМ.    Все, «Испаньола» наша!
ХЕНДС.    Вот что вино с людьми делает! Еще в молодости говорили мне дядюшка: «Не пей, Хендс, чертов парень!..»
Улучив момент, он вдруг вскакивает и бросается на Джима с ножом. Тот едва увертывается, стреляет.
ДЖИМ.    А, Хендс, змея! Вот ты как! Ну держись!
ХЕНДС.    Сам держись, щенок! Я тебя – чик, и все!
                    ДЖИМ стреляет.
ХЕНДС.    Ага, осечка!..
ДЖИМ.    Прекрати, Хендс! Все равно ваша песенка спета! Слышишь? Дай мне спокойно вас арестовать…
ХЕНДС.     Прощайся с жизнью, волчонок!
            Бросается вперед, но тут О`БРАЙЕН с криком «Ага, попался!» хватает его за ноги. Хендс падает. Джим накрывает его сетью и сталкивает в трюм, люк закрывает бочкой.
ДЖИМ.    Вот так вас! Вот так! Посидишь пока. Ну, Хендс, ты еще свое получишь.

    ЭПИЗОД №______
«СОКРОВИЩА ФЛИНТА»

СИЛЬВЕР (в руках у него карта). Тихо, ребята, не шуметь. Вот это место!
                Пираты начинают рыть.
ТОМ.    Но, похоже, здесь уже рыли.
СИЛЬВЕР. Не может быть!
МЕРРИ.     Здесь ничего нет!
О`БРАЙЕН. А…а…а… Старое повидло, обокрали!
    И вдруг в ночи пронзительный крик: «ПЯТНАДЦАТЬ ЧЕЛОВЕК НА СУНДУК МЕРТВЕЦА! ЙО-ХО-ХО, И БУТЫЛКА РОМУ!» все ЗАМИРАЮТ В УЖАСЕ.
ВСЕ.    Это Флинт! Флинт! Его голос! Мамочка родная! Назад!
СИЛЬВЕР. Трусы! Какой там Флинт! Я не боялся его живого! Семьсот тысяч стерлингов ждут нас, и пусть все привидения Англии…
ГОЛОС.     Дарби Мак-Грой! Подай мне рому! А-ха-ха!
ПОПУГАЙ. (трясясь от страха). П-п-пи-ас-тры1
СИЛЬВЕР.     О, дьявол, это были его последние слова!
КАПИТАН (появляясь во главе своего отряда). Ни с места! Кто пошевелится – стреляю, не будь я Александр Смоллет!
            Пираты медленно поднимают руки.
БЕН ГАНН (голосом Флинта). Ха-ха-ха! Дарби Мак-Грой, ты дурак.
ПОПУГАЙ. Дур-рак… дур-рак!
СИЛЬВЕР.     Бен Ганн, обезьянья твоя рожа?
ДОКТОР.    Миссис Хокинс, прошу вас!
МИССИС ХОКИНС. Где Джим, где мой мальчик?
СИЛЬВЕР.     Откуда я знаю?
БЕН ГАНН. Это я, это все я! Я нашел сокровища как раз на этом месте, но все сундуки пришлось перепрятать.
ВСЕ.     Сундуки?.. Сокровища?.. Где они?.. Значит, были?.. О, проклятье!..
БЕН ГАНН. Я закопал их в другом месте. А то птички растаскивали монеты. Не волнуйтесь.
СИЛЬВЕР. Ну, Бен Ганн!
КАПИТАН. Спокойно, Сильвер! Вы признаете свое поражение? Мистер Трелони, сэр, не откажите в любезности, наденьте на них наручники. Я обязуюсь, джентльмены удачи, в целости и сохранности доставить вас в Лондон, прямехонько в тюрьму Олд-Бейли.
МЕРРИ.    А я не поеду. Я останусь. Земля тут – благодать. У нас разве найдешь такую?
СИЛЬВЕР.    Да, видно, ваша взяла, капитан. Но только вы рано радуетесь. На чем вы будете нас доставлять? «Испаньолы»-то нет?
ДЖОБ.    Да! Камбуз-мамбуз!
    На горизонте появляется «Испаньола».
ДЖИМ.     Эй, капитан! Капитан! «Испаньола» наша!
ВСЕ.    Джим!.. Это Джим!.. Мальчишка!.. Ура!..
ДЖИМ.     Капитан! Все в порядке! (срывает пиратский флаг «Веселый Роджер», размахивает им, затем бросает).
СИЛЬВЕР.     Дурачок, на память бы оставил…
    На борт поднимаются БЕН ГАНН, ДОКТОР, СКВАЙР, КАПИТАН и остальные. Под их охраной – закованные в цепи пираты, которых отводят в сторону. Из-под бочки освобождают, чтобы тут же заковать их тоже, ХЕНДСА и О`БРАЙЕНА. Веселье, все поздравляют Джима, МИССИС ХОКИНС едва не упала в обморок, но ей тут же дают глоток из фляжки.
КАПИТАН. Потом, потом все объятия и поцелуи! Потом, господа! Все по местам! Пока дует зюйд, надо перевести шхуну к северной стоянке. Там все и погрузим… Верно, Бен Ганн?.. Джим, к рулю!
ДЖИМ.    Мне, сэр?
КАПИТАН.    Да, тебе, лейтенант Хокинс!
ДЖИМ. Есть, сэр!
        Идет к рулю, счастливый, под общими взглядами.
МИССИС ХОКИНС. Сокровище мое!
СКВАЙР. У, разбойники!.. (Доктору). И все-таки мне их жаль, сэр, ну, попросите капитана, пусть он разрешит им немного пудинга…
ДЖОБ.    Да, сэр!
ЧЕРНЫЙ ПЕС. Немножечко!
О`БРАЙЕН. Хоть со старым повидлом!
ДОКТОР.     Хорошо, хорошо… Обещаю вам даже рому!
                «Ура!» – кричат пираты.
    (Потихоньку, Сквайру). Ведь по сути говоря, они грабили кого-то, а мы ограбили их. А, сэр?
СКВАЙР.    Да ведь дело не в деньгах, сэр! Бог мой, сколько раз вам говорить! Дело в приключениях! В путешествиях, в разных похождениях…
МИССИС ХОКИНС. Вы удивительно правы, сэр, именно в похождениях… Джим, мой сын, не простудись там, на мостике! Капитан Смоллет, там не дует?
КАПИТАН. Тут дует, миссис Хокинс! И пусть дует! Так, лейтенант Хокинс?
ДЖИМ (восторженно). Так точно, сэр!
СИЛЬВЕР.    Эх, не надивлюсь я на парня! Меня! Сильвера! И перехитрил! А?
БЕН ГАНН. Романтик!
ДОКТОР.    Да, все-таки наука наукой, реализм реализмом, а…
ДЖОБ.    Да!
СКВАЙР.    А я что говорил? А!
СИЛЬВЕР. А пиастры пиастрами…
                Снимает платок с клетки.
    Как, Флинт?
ПОПУГАЙ. Конечно, пиастры!
ДЖИМ.     Не в пиастрах счастье, люди! Хо-хо!

                    КОНЕЦ.

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования