Общение

Сейчас 582 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ПЬЕСЫ С МУЗЫКОЙ

Маленькая Баба-Яга
Любовь без дураков
Шоколадная страна
Три слова о любви
Руки-ноги-голова
Снежная королева
Лоскутик и Облако
Мальчик-звезда
Кошкин дом
Сказочные истории об Эдварде Григе
Матошко Наталия. Серебряные сердечные дребезги
Северский Андрей. Солдат и Змей Горыныч
Галимова Алина. Кошка, гулявшая сама по себе

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

По мотивам 1 части повести Н.В.Гоголя «Мертвые души»
 
СЦЕНА 1.
Комната. На полу валяется  фрак, треуголка. В комнате только стул, накрытый темным плащом.Рядом стоит небольшой ларец( сундучок) .За стеной комнаты раздаются крики, голоса, звон бокалов, звуки гитар, льется веселая цыганская песня. В комнату входит слегка навеселе растрепанный Чичиков. За ним не спеша идет барышня с бокалом вина.
БАРЫШНЯ. Павлуша..
Он выхватывает из ее рук бокал и опустошает его. Начинает плясать и громко петь.
ЧИЧИКОВ. ( поет).
Я детинушка-сиротинушка, 
Бесприютная Я головушка!
Без отца я взрос и без матери,
На чужой дальней на сторонушке,
Нет ни батюшки, нет ни матушки,
Что ни братца-то, ни родной сестры, 
Что ни душечки молодой жены… 
Отдает бокал барышни.
ЧИЧИКОВ . Кто я есть? 
БАРЫШНЯ. Павлуша! 
ЧИЧИКОВ. Никакой я не Павлуша. Я Павел Иванович Чичиков! Я коллежский советник! Не красавец, но и не дурной наружности, не слишком толст, не слишком тонок, нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод. Оставьте меня! 
Чичиков выгоняет барышню из комнаты.Некоторое время стоит без движения. Вытаскивает из кармана карты, бросает на пол.Берет зеркало .За стеной музыка усиливается.Смотрится в зеркало.) И что я теперь? Проигрался, закутил, промотался, и еще имение расстроено, а служил исправно и что? А то, кто же зевает на должности? Все приобретают. За что мне такая судьба? Я ведь никому не сделал плохого: не ограбил вдову, не пустил никого по миру, пользовался только от избытков. Брал там, где всякий брал бы. А эти мерзавцы, которые по судам берут тысячи, и не то чтобы из казны, не богатых грабят, последнюю копейку сдирают с того, у кого нет ничего. Сколько я вложил сил, трудов, терпения, чтобы заработать копейку и такой удар. За что такая судьба? И почему я должен теперь пропасть червем? Черт бы меня подрал. 
На стуле оживает черный плащ.Музыка и голоса за сценой замолкают.Появляется человек с рожками.
ЧЕЛОВЕК. Опять задурил, сын мой? 
Чичиков видит в зеркале отражение черта. Чичиков перекрестился. Обернулся. Замирает от удивления.Перед ним отец.
ЧИЧИКОВ. Отец?! 
ОТЕЦ. Пришел посмотреть на тебя! 
ЧИЧИКОВ. Я думал, больше не свидимся, с тех пор как ты меня в детстве спровадил к дряблой старушонке. 
ОТЕЦ. Болел я часто, сын мой. Пришлось отвезти тебя в город, к родственнице, чтобы ты там жил и учился. 
ЧИЧИКОВ. А на прощание оставили одни только наставления. Не дури, не повесничай, а больше всего угождай учителям, начальникам..
ОТЕЦ. Правильно! А коли будешь угождать начальникам, то хоть и в науке не успеешь и таланту бог не дал, все пойдешь в ход и всех опередишь. А еще..(Чичиков молчит.) Не водись с товарищами. Они тебя добру не научат, держись от товарищей подальше!
ЧИЧИКОВ. Не было у меня ни друзей, ни товарищей.
ОТЕЦ. А если уж пошло на то, так водись с теми, которые побогаче, чтобы при случае могли быть тебе полезными.Не угощай и не потчевал никого, а веди себя лучше так, чтобы тебя угощали. А больше всего береги копейку и копи копейку. Копейка надежнее всего на свете. Товарищ или приятель тебя надует и в беде первый тебя выдаст, а копейка не выдаст, в какой бы беде ты ни был. Запомни на всю жизнь!  Все сделаешь и прошибешь на свете только копейкой.
ЧИЧИКОВ. Советы легко давать, папаша. А сами, что накопили? 
ОТЕЦ. Не суди меня, сын мой. Жизнь у меня была жалкая, ничтожная, бессмысленная. От судьбы не уйдешь.
ЧИЧИКОВ. От судьбы не уйдешь? А я впереди видел совсем другую жизнь: экипажи, вкусные обеды, балы, заграничная одежда, прибыльная служба, уютный, богатый, семейный дом, где бы меня встречала молодая, свежая, белолицая бабенка, обязательно из богатого сословия, которая бы знала музыку, и милые дети, мои маленькие Чичиковы - резвунчик мальчишка и красавица дочка, или даже два мальчугана, две и даже три девчонки в узорных бантиках, кружевах. Чтобы у них, непременно было достойное, безбедное будущее. Чтобы они гордились мной и знали, что я жил, а не так, что прошел какой-нибудь тенью или призраком по земле. И  чтобы не было стыдно и перед отечеством. Такую жизнь я хотел! А чтобы она воплотилась нужен был капитал и не малый. А какое вы мне оставили наследство?  ( оглянулся. Отца уже не было.) Не бог весть какое, четыре заношенные фуфайки, два старых сюртука, полтину меди. А еще кучу наставлений. А ими сыт не будешь. Но хотя бы тысяч сорок, тридцать серебром. Поэтому надеется было не на кого, только на свои руки, голову. После учебы пришлось продать ветхое дворишко с ничтожной землицей, уехать в город и с трудом поступить на службу. Стал работать, угождать, прогибаться, продвигаться, во многом себе отказывать, не досыпать, не доедать. Я много работал, работал, ничего не заработал. Но мечта о безбедном будущем не давала мне покоя.Решил сызнова начать карьеру. Перешел наконец в службу по таможне. Граница рядом, вокруг просвещенные люди, заграничные вещи, и главное можно было за год накопить большой капитал. Казалось, сама судьба подарила мне эту должность. Работал, работал и получил чин, повышение, достойное жалованье. Я всегда помнил отцовский совет.  «Береги копейку, копи  копейку, копейка надежнее всего на свете». Деньги стали смыслом моей жизни. Но чтобы в довольстве жить такого капитала было мало. Попробовал работать.. не честно. На миллионы сулило выгод дерзкое предприятие.
Появляется черт.Чичиков его не видит. 
ЧЕРТ. Бесчисленны, как морские пески, человеческие страсти..
ЧИЧИКОВ. Бесчисленны? Разоблачили меня. Конфисковали, описали все..Хотя оставили тысяч десять, несколько голландских рубашек, бричку, кучера, да лакея. И что я теперь? Куда я гожусь? Что мне скажут потом мои дети?
ЧЕРТ. Отец скотина, не оставил нам никакого состояния.
ЧИЧИКОВ. Плачем горю не поможешь..
ЧЕРТ. Нужно дело делать. 
ЧИЧИКОВ. Нужно дело делать!
Сзади себя Чичиков находит треуголку, кидает ее машинально черту.
ЧИЧИКОВ. Мне нужно попасть к юрисконсульту.
Где мой фрак.. 
Черт помогает Чичикову надеть фрак. Чичиков словно не замечает черта. 
ЧИЧИКОВ. Я еще коллежский советник.. в отставке. 
Черт продолжает ухаживать за Чичиковым. 
ЧЕРТ. Позвольте полюбопытствовать, зачем вам нужен юрисконсульт? 
ЧИЧИКОВ. Я бы хотел получить консультацию.
Черт надевает на себя треуголку.
ЧЕРТ. Я вас слушаю Павел Иванович Чичиков.
Чичиков видит секретаря. Делает небольшой поклон.
ЧИЧИКОВ. Почтеннейший, мой доверитель желает заложить в опекунский совет триста душ крестьян.
СЕКРЕТАРЬ. Это не возбраняется.
ЧИЧИКОВ. Надо сказать, что имение-то ведь расстроено в последней степени.
СЕКРЕТАРЬ. Разумеется, кто же хорошее имение будет в казну закладывать.
ЧИЧИКОВ. Зачем так строго?У меня имение расстроено скотскими падежами, неурожаями, плутом приказчиком. 
СЕКРЕТАРЬ. Да ведь я не один в совете, есть и другие.
ЧИЧИКОВ. Другие тоже не будут в обиде. Я сам служил, дело знаю. 
Чичиков дает деньги секретарю. Секретарь незаметно кладет их снова в карман Чичикову.
ЧИЧИКОВ. Но только вот какое обстоятельство: половина крестьян в этом имении вымерла, так чтобы не было потом каких-нибудь привязок.
СЕКРЕТАРЬ. Вот так имение! Мало того, что запущено и люди вымерли..
ЧИЧИКОВ. Уж, почтеннейший ..
Дает снова деньги секретарю.Секретарь снова незаметно возвращает их Чичикову.
СЕКРЕТАРЬ. По ревизской сказке они числятся?
ЧИЧИКОВ. Числятся. 
СЕКРЕТАРЬ. Ну, так чего ж вы оробели? Один умер, другой родится, а все в дело годится. 
Раздаются раскаты грома.
ЧИЧИКОВ. Один умер, другой родится, а все.. 
СЕКРЕТАРЬ…В дело годится ! 
ЧИЧИКОВ. Ах, я Аким -простота ищу рукавиц, а они вон обе за поясом.Вот голова..Да накупи я всех этих, которые вымерли. Пока еще не подавали новых ревизорских сказок. Приобрети их, положим тысячу, да положим, опекунский совет даст по двести рублей на душу. Получится двести тысяч живого капиталу! Ах, без земли нельзя ни купить, ни заложить.
СЕКРЕТАРЬ. Думай..
ЧИЧИКОВ.А если купить на вывод? Почему бы и нет? ( секретарь дает ему бумагу) Что это? ( читает) В Херсонской губернии земли отдаются даром .Соображаю.Я их всех переселю туда .Пусть там и живут покойнички! Ах, ведь захотят освидетельствовать купленных крестьян. ( секретарь дает другую бумажку.) Я представлю свидетельство! Время удобное, недавно была эпидемия, имения брошены, управляются как попало.Остается найти такое место в России, где можно удобнее и дешевле купить эти душонки. Это может быть какой-нибудь губернский городишко. Загляну под видом избрания места для жительства. Вот голова , черт! Это будет получше таможенной службы. Риску меньше, а выгода какая! Такой капитал и впереди безбедная жизнь! Будет трудно, хлопотливо, страшно. А ум на что дан человеку.Надо рисковать! Да никто не поверит! Никто! 
СЕКРЕТАРЬ. Давайте бумаги Павел Иванович.
Чичиков достает из сундучка бумаги протягивает секретарю. Секретарь пролистывает несколько страниц. Затем подписывает последний лист и отдает Чичикову.
СЕКРЕТАРЬ.Теперь ваша подпись Павел Иванович!
Чичиков подписывает лист. Раздаются раскаты грома.Секретарь снимает с себя треуголку.Он снова черт.
ЧЕРТ. Блажен избравший себе из всех прекраснейшую страсть, которая растет с каждым часом, минутой. Безмерно его блаженство.
Черт исчезает и оставляет на сундучке тетрадь.
ЧИЧИКОВ.Остается найти место в России, где можно удобнее и дешевле купить эти мертвые душонки. 
Чичиков подходит к сундучку. Видит тетрадь .Оглядывается по сторонам. Никого рядом нет. Открывает тетрадь. Читает.
ЧИЧИКОВ.Губернский город N. Город N? А почему бы и нет. Загляну под видом избрания места для жительства, перезнакомлюсь с богатыми помещиками и ..Селифан приготовь лошадей и бричку.Утром едем в губернский город N. 
СЦЕНА 2.
Раздается звук подъезжающей брички. В ней сидит Чичиков.Человек убирает мусор. 
ЧИЧИКОВ. Человек, что это за город?
ЧЕЛОВЕК. Губернский город N, барин.
ЧИЧИКОВ. Гостиница где? 
ЧЕЛОВЕК. Прямо, барин. 
Из гостиницы выбегает половой с салфеткой в руке. Половой проводит Чичикова в комнату. Чичиков отдает бумагу половому. Половой читает по слогам.
ПОЛОВОЙ. Колл-еж-с
ЧИЧИКОВ. Коллежский советник Павел Иванович Чичиков. Помещик. 
ПОЛОВОЙ. Сударь, вам ничего не нужно? 
Чичиков скидывает себя картуз, разматывает с шеи косынку. 
ЧИЧИКОВ. Любезнейший, я человек новый в вашей губернии и мне бы хотелось сразу получить кое-какую информацию.
ПОЛОВОЙ. Какую, сударь?
ЧИЧИКОВ. ( чихнул). Скажи любезнейший, кто у вас губернатор, кто председатель палаты, кто прокурор? 
ПОЛОВОЙ. Сударь, надо подумать..
ЧИЧИКОВ. (кидает монету). Думай и отвечай! Есть ли состоятельные помещики? Сколько у них крестьянских душ? ( снова кидает монету.) Не было ли каких болезней в вашей губернии?
Чичиков достает большую тетрадь с кожаным переплетом и начинает записывать информацию от полового. 
ЧИЧИКОВ. А хозяин этого трактира большой ли мошенник? 
ПОЛОВОЙ. О, большой, сударь! 
Половой уходит.
ЧИЧИКОВ. (смотрит записи). Городишко небольшой, а помещиков смотрю немало И семейные тут, и холостые.Помещик Мерзаев ..служит по особым поручениям. Мелкий чиновник. Этот тоже..Не надежные. Такие в мой план не входят. ( Начинает приводить себя в порядок.Переодевается. И продолжает читать дневник. Вспрыснул себя одеколоном.)Губернатор.. прокурор..полицеймейстер.. вот это нужные людишки..имеют отличное положение, сидят на своих местах надежно, крепко и в шкатулках благодать Божия.Дальше пошли ..местные помещики..Наверняка жадные и хитрые. Да и я не лыком шит. Главное, уговорить их продать мне умерших крестьян, как можно больше, и за бесценок. ( достает зеркало ) Какой у меня прекрасный подбородок.И, кто же я после этого буду ? Подлец? Почему же подлец? У нас подлецов нет. Есть люди благонамеренные, приятные, добродетели.Я хозяин. Нет лучше сказать, я приобретатель. Пора знакомиться!
СЦЕНА 3.
Звучит мазурка.Чичиков входит в зал. Он зажмурил глаза от блеска свечей, ярких ламп. Гости танцевали. Чичиков заложил руки назад и стал внимательно смотреть на танцующих. Подходит к Губернатору.Раскланивается. 
ЧИЧИКОВ. Ваше превосходительство, самой большой похвалы достойно правительство, которое назначает на места мудрых сановников.В губернии вашего превосходительства вьезжать, как в рай. Дороги везде бархатные. ( Обращается к следующему чиновнику.) Ваше превосходительство….драгоценнейший, Иван Григорьевич..Я испытал много на своем веку, претерпел на службе за правду, имел много неприятелей, покушавшихся даже на жизнь мою, и теперь, желая успокоиться, ищу избрать наконец место для жительства, где провести остаток жизни. ( Обращается к следующему чиновнику.) Мне пришлось много испытать в жизни, милейший Петр Петрович, претерпел на службе …за правду.(другому.) Мне пришлось много испытать в жизни, добрейший Григорий Иванович.. Жизнь мою можно уподобить как бы судну среди волн .(оглядывается , замечает , что говорит в пустоту.) Чиновники остались довольны. Губернатор , после моего к нему визита сказал, что я благонамеренный человек. Прокурор назвал меня не только дельным человеком, но и ученым. Жандармский полковник, когда я обедал у него пожав мне руку произнес « вы Павел Иванович почтенный человек». Но а жена полицеймейстера на балу призналась, что такого любезнейшего и обходительнейшего человека она еще не встречала. Словом, куда ни повороти, я выходит очень порядочный человек.
Чичиков достает дневник.
Помещик Манилов. Если приятель приглашает к себе в деревню за пятнадцать верст, это значит к ней все тридцать верст. 
 
СЦЕНА 4. 
Манилов стоит на возвышенности и смотрит вдаль.
МАНИЛОВ. Сто двадцать пять, сто двадцать шесть… сто тридцать.
К Манилову подходит жена и платочком вытирает ему пот со лба.
ЖЕНА. Душечка, ты, наверное, утомился?
МАНИЛОВ. Насчитал двести изб!
ЖЕНА. Разинь свой ротик, я тебе за это положу кусочек сахара.
(поцеловались.) А какая у нас беседка! С голубыми колоннами!
МАНИЛОВ. Не беседка, душечка, а храм уединенного размышления. (снова поцеловались.) Как бы душечка, хорошо было, если бы вдруг от нашего дома провести подземный ход до городской площади. Там театр..гуляют повсюду знатные и нужные люди..И мы будем прохаживаться туда..сюда..
ЖЕНА. (мужу). Проведи, душенька.
МАНИЛОВ. Как бы хорошо было, если еще чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, лавки…
ЖЕНА. Выстрой, душенька!
МАНИЛОВ. И чтобы в лавках сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян.
ЖЕНА. Разинь свой ротик, я тебе еще положу кусочек сахарку. Душенька, к нам приближается бричка.Какая красивая ..
МАНИЛОВ. Это едет к нам Павел Иванович Чичиков?
ЖЕНА. Тот самый Чичиков, с которым ты имел честь познакомиться на вечере у губернатора?
МАНИЛОВ. Да, душенька. Я от него был без памяти. Такая воспитанная личность.Умнейшая личность. Я его сразу пригласил к нам в деревню. Вот человек, дал слово и приехал. Пусть готовят обед. Я тебя позову.
Жена убегает.
МАНИЛОВ. Павел Иванович, вы таки нас вспомнили. 
ЧИЧИКОВ. Обещал навестить.
МАНИЛОВ. Богом забытое место! Вот и славно! Какая, для нас с женой, честь и радость. Прошу вас, проходите!
ЧИЧИКОВ. Только после вас.
МАНИЛОВ. Нет, Павел Иванович, вы гость.
ЧИЧИКОВ.А вы хозяин .Пожалуйста, проходите.
МАНИЛОВ. Ну, да уж извольте проходить вы.
ЧИЧИКОВ. Да отчего ж?
МАНИЛОВ. Ну, да уж оттого!
Вошли оба в дверь боком и несколько притиснули друг друга.
МАНИЛОВ. Позвольте мне вам представить жену мою. Душенька! Павел Иванович приехал!
ЖЕНА. Павел Иванович! Какая, для нас честь и радость. 
МАНИЛОВ. Моя прелестная супруга Лизонька. 
ЧИЧИКОВ.Очень приятно! Павел Иванов Чичиков. 
ЖЕНА. Уж такое право наслаждение! А я все спрашиваю мужа: «Да что же твой приятель не едет?» «Погоди приедет!» Вот вы и
приехали! Хотите сахарку?
ЧИЧИКОВ. Покорнейше, благодарю!
ЖЕНА. (мужу). Разинь, душенька и ты свой ротик, я и тебе положу кусочек. 
Они поцеловались.
ЧИЧИКОВ. Какие у вас высокие отношения! Можно позавидовать!
ЖЕНА.Какое счастье ,что вы нас посетили. Это Майский день! Именины сердца! 
ЧИЧИКОВ. А как я рад находиться в таком почтенном обществе. 
ЖЕНА. Павел Иванович, как вам показался наш город?
ЧИЧИКОВ. Прекрасный город! Общество самое обходительное.
ЖЕНА . А как вам наш губернатор?Не правда ли, прелюбезнейший человек?
МАНИЛОВ. Препочтеннейший человек!
ЧИЧИКОВ. Совершенная правда!А какой искусник. Как хорошо вышивает разные домашние узоры. Я даже никак не мог предполагать это.
МАНИЛОВ. А как вам наш вице-губернатор, не правда ли, какой милый человек?
ЧИЧИКОВ. Очень, очень достойный человек!
ЖЕНА. Ну, а как вам жена полицеймейстера? Не правда ли, прелюбезная женщина?
ЧИЧИКОВ. О, это одна из достойнейших женщин, каких только я знаю.
МАНИЛОВ. О, Павел Иванович, позвольте мне быть откровенным, я бы с радостью отдал половину всего моего состояния, чтобы иметь часть тех достоинств, которые имеете вы.
ЧИЧИКОВ. Да помилуйте, какие достоинства. Я никто по сравнению с вами. 
МАНИЛОВ. Павел Иванович, не скромничайте. Позвольте вас препроводить в гостиную. Прошу вас, проходите!
ЧИЧИКОВ. Сделайте милость, я пройду после.
МАНИЛОВ. Нет, Павел Иванович, вы гость. 
Чичиков проходит в комнату.
МАНИЛОВ.  Душенька, скажи завтра приказчику, чтобы он похлопотал, в эту комнату хоть на время нужно поставить мебель.
ЖЕНА. А это наши дети.
МАНИЛОВ. Старшему восьмой.
ЖЕНА. Его зовут Фемистоклюс. А меньшему вчера только минуло шесть.
МАНИЛОВ. Зовут младшего Алкид.
ЧИЧИКОВ. Милые дети!
ЖЕНА. А старший не по годам умный. Фемистоклюс, скажи нам, какой лучший город во Франции? 
Сын начинает бубнить.
ЖЕНА. Правильно Париж.
МАНИЛОВ. А у нас какой лучший город
Сын снова бубнит.
ЖЕНА. Правильно Петербург.
ЧИЧИКОВ. А еще какой?
ЖЕНА и МАНИЛОВ. Москва.
ЧИЧИКОВ. Скажите, однако ж в такие лета и уже такие сведения! В этом ребенке будут большие способности.
ЖЕНА. Я вас покину. Пойду распоряжусь по поводу обеда.
МАНИЛОВ. Вы извините, если у нас нет такого обеда, какой на паркетах и в столицах.
ЖЕНА. У нас по русскому обычаю щи, но от чистого сердца.
ЧИЧИКОВ. Покорнейше, покорнейше благодарю. Почтеннейший друг, я извиняюсь и понимаю, что сейчас ни время деловых бесед, но мне бы хотелось с вашего позволения поболтать с вами об одном очень важном деле.
МАНИЛОВ. С огромным удовольствием поболтаю с таким умнейшим человеком.Позвольте , тогда мне вас, дорогой друг попросить в мой кабинет.
ЧИЧИКОВ. Сделайте милость, не беспокойтесь так для меня, я пройду после.
МАНИЛОВ. Нет, Павел Иванович, нет, вы гость
Входят в кабинет.
МАНИЛОВ. Вот мой уголок.
ЧИЧИКОВ. Приятная комнатка.
МАНИЛОВ. Позвольте вас попросить расположиться. Только не на это кресло, оно еще не готово.
ЧИЧИКОВ. Позвольте я сяду на стуле.
МАНИЛОВ. Позвольте вам этого не позволить. Простите, здесь лежит книга «Сын Отечества». Читаю... Никак не дочитаю…Поболтаем ? 
ЧИЧИКОВ. Поболтаем! 
МАНИЛОВ.И о чем ?
ЧИЧИКОВ. А вот о чем ! 
МАНИЛОВ. Я внимательно вас слушаю Павел Иванович. 
ЧИЧИКОВ. Скажите со времени последней ревизии много у вас крепостных крестьян умерло? 
МАНИЛОВ. Умерло? Достаточно..Жизнь понимаете..Одни умирают ..А позвольте узнать для чего вам это нужно? 
ЧИЧИКОВ. Нужно! Я хотел бы купить крестьян.
МАНИЛОВ. Купить крестьян! Но позвольте спросить вас, как желаете вы купить крестьян - с землею или просто на вывод, то есть, без земли?
ЧИЧИКОВ. Как вам сказать? Нет, я не то, чтобы совершенно крестьян. Я желаю иметь мертвых.
МАНИЛОВ. Извините, я несколько туговат на ухо, мне послышалось престранное слово?
ЧИЧИКОВ. Я полагаю приобрести мертвых, которые, впрочем, значились бы по ревизии как живые. 
МАНИЛОВ. Каких? 
ЧИЧИКОВ. По закону живых, но в действительности не живых.
МАНИЛОВ. А !? Я пытаюсь понять.У меня , простите , конечно не такое блестящее образование, как у вас и мне ..Я понял вас! Вы изволили выразиться так для красоты слога? 
ЧИЧИКОВ. Нет, я говорю о тех душах, которые действительно уже умерли. Итак, если нет препятствий, то с Богом можно бы приступить к совершению купчей крепости.
МАНИЛОВ. Как, на мертвые души купчую?!
ЧИЧИКОВ. А, нет! Мы напишем, что они живы, так, как стоит в ревизской сказке. Я привык ни в чем не отступать от гражданских законов. Я уважаю закон и должен его исполнять. Я немею перед
законом. Может быть, вы имеете какие-нибудь сомнения?
МАНИЛОВ. Ничуть! Но позвольте, не будет ли это предприятие, или, чтобы еще более, так сказать, выразиться - негоция, несоответствующею гражданским постановлениям и дальнейшим видам России?
ЧИЧИКОВ. Никак. Казна получит даже выгоду, получит законные пошлины.
МАНИЛОВ. Так вы полагаете..?
ЧИЧИКОВ. Я полагаю, что это будет хорошо.
МАНИЛОВ.Хорошо! 
ЧИЧИКОВ.Теперь остается договориться в цене.
МАНИЛОВ. Как в цене? Неужели вы полагаете, что я стану брать деньги за души, которые, того.. мертвые. Если уж вам пришло такое, так сказать, фантастическое желание, я дарю их вам и купчую беру на себя.
ЧИЧИКОВ. Почтеннейший друг! 
Жмет руку Манилову .
МАНИЛОВ. Помилуйте, это для меня сущее ничего, а умершие души, в некотором роде - совершенная дрянь.
ЧИЧИКОВ. Очень не дрянь. Если бы вы знали, какую услугу вы мне оказали. Мне, человеку без племени и без роду!Человеку, которому в жизни пришлось такое пережить.. нужду, голод..Я, как барка какая-нибудь среди свирепых волн. (Внезапно.) Не плохо бы купчую совершить поскорее. 
МАНИЛОВ. Конечно! 
ЧИЧИКОВ.Вы уж, пожалуйста, сделайте подробный реестрик всех поименно.
МАНИЛОВ. Сделаю! Не беспокойтесь, друг наш любезный!
ЧИЧИКОВ. И, не плохо было бы, если бы вы сами наведались в город.
МАНИЛОВ. Наведаюсь .О, будьте уверены. Я с вами расстаюсь не надолго. 
ЧИЧИКОВ. Прощу прощения, но мне пора.Дела.
МАНИЛОВ. Как, вы уже покидаете нас? Лизанька, Павел Иванович оставляет нас.
ЖЕНА. (входя). Как вы уже уезжаете? Мы наверное надоели Павлу Ивановичу.
ЧИЧИКОВ. Что вы, сударыня! У вас прекрасный дом!У вас чудное ,благородное семейство!Здесь, вот где, да, здесь, в сердце, пребудет приятность времени, проведенного с вами! Прощайте!
ЖЕНА. Вы ничего не кушали.
ЧИЧИКОВ. Благодарю. Все было хорошо и достойно.Но дела! Не позабудьте просьбы.
МАНИЛОВ. Право, останьтесь, Павел Иванович. Посмотрите, какие тучи.
ЧИЧИКОВ. Это маленькие тучки.
Чичиков и Манилов обнимаются. Чичиков исчезает. Пауза.
МАНИЛОВ. (один). Не пошутил ли он?! Не спятил ли с ума невзначай! А? Нет, глаза были совершенно ясны! Мерт-вые?!
Чичиков делает пометку в дневнике.
ЧИЧИКОВ. Манилов!( подумал). Есть такие люди , известные под именем: люди так себе , ни то ни се, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан. ( записал .)Отказался от денег. Подарил мне мертвые души. Начало положено. 
 
СЦЕНА 5. 
Чичиков едет в бричке. Начался дождь.
ЧИЧИКОВ. Селифан, погляди-ка не видать деревни?
СЕЛИФАН. Нет, барин нигде не видно! Время-то такое, кнута не видишь. Такая потьма.
ЧИЧИКОВ. Держи, опрокинешь.
СЕЛИФАН. Нет, барин, как можно, чтоб я опрокинул.
ЧИЧИКОВ. Да ты пьян, как сапожник!
СЕЛИФАН. Нет, барин, я не пьян. С приятелем поговорил, потому что с хорошим человеком можно поговорить, в том нет худого; и закусили вместе.
ЧИЧИКОВ. Вот я тебя высеку, так ты у меня будешь знать, как говорить с хорошим человеком!
СЕЛИФАН. Коли за дело, то и посеки, почему ж не посечь?
Раздается собачий лай.
ЧИИКОВ. Усадьба. Погоняй лошадей.
Чичиков стучится в калитку. Лай собак. Мелькнул свет в окне.
ГОЛОС. Кто стучит?
ЧИЧИКОВ. Приезжие, матушка. С дороги сбились. Пусти переночевать.
ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Здесь тебе не постоялый двор. Помещица живет.
ЧИЧИКОВ. Далеко ли, матушка, до города?
ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Верст шестьдесят будет. В какое это время вас Бог принес! Гром такой.
ЧИЧИКОВ. Не ночевать же в такое время в степи.
СЕЛИФАН. Да, время темное, не хорошее.
ЧИЧИКОВ. Молчи дурак. Пусти переночевать.
ГОЛОС. Да кто вы такой?
ЧИЧИКОВ. Дворянин я, матушка.
ГОЛОС. Ладно, бог с вами. Заходите.
Чичиков входит в дом. В руках у него шкатулка (дорожная сумка).
ЧИЧИКОВ. Извините, матушка, что побеспокоил неожиданным приездом…
КОРОБОЧКА. Ничего, ничего. Вишь сумятица какая. С дороги бы следовало поесть чего-нибудь, да пора ночная. приготовить нельзя.
ЧИЧИКОВ. Благодарю, матушка. Ничего не нужно, кроме постели. Вы помещика Манилова знаете?
КОРОБОЧКА. Нет не знаю такого. Отец мой, да у тебя-то как у борова, вся спина и бок в грязи. Где так изволил засалиться?
ЧИЧИКОВ. Еще слава богу, что только засалился. Нужно благодарить, что не отломал совсем боков.
КОРОБОЧКА. Какие страсти! Снимай. Фетинья моя посушит.
ЧИЧИКОВ. (снимает фрак). А про помещика Собакевича не слыхали?
КОРОБОЧКА. Нет таких помещиков.
ЧИЧИКОВ. Какие же есть?
КОРОБОЧКА. Бобров, Свиньин, Кондратьев знаю.
ЧИЧИКОВ. Богатые или нет?
КОРОБОЧКА. У кого двадцать душ, а таких, чтоб по сотне, таких нет.
Коробочка забирает фрак.
КОРОБОЧКА. Батюшка, желаю покойной ночи. Да не нужно ли еще чего? Может, ты привык, чтобы кто-нибудь почесал на ночь пятки? Покойник мой без этого не засыпал.
ЧИЧИКОВ. Не нужно, матушка. Я лягу и сразу засну. Устал.
Коробочка уходит.
КОРОБОЧКА. Фетинья, возьми кафтан и просуши перед огнем, как делывали покойнику барину, а после перетри и выколоти хорошенько.
ФЕТИНЬЯ. Слушаю, сударыня.
Звук боя настенных часов.Чичиков ложится на диван и засыпает.Входит черт и вносит фрак Чичикова, затем накрывает его одеялом.Утро.За окном кричит домашняя птица. Чичиков встает и смотрит в окно.
ЧИЧИКОВ. Да деревушка не маленькая. Избы добротные, хозяйство 
Чичиков надевает приготовленный фрак.
КОРОБОЧКА. Фетинья, возьми мой чепец и надень на чучело. А потом переставь чучело ближе к огороду. (Коробочка сидит за чайным столиком.) Здравствуйте, батюшка. Каково почивали?
ЧИЧИКОВ. Хорошо! Вы как, матушка?
КОРОБОЧКА. Бессонница у меня. Спина болит.
ЧИЧИКОВ. (садится рядом в кресло). Пройдет.
КОРОБОЧКА. Пройдет! А чем прихлебаете чайку? Во фляжке фруктовая.
ЧИЧИКОВ. Недурно, матушка, хлебнем и фруктовый. (Чичиков пьет чай. ) У вас хорошая деревенька. матушка. Сколько в ней душ?
КОРОБОЧКА. Душ-то в ней, отец мой, без малого восемьдесят, да времена плохи. Вот и прошлый год был такой неурожай, что боже храни.
ЧИЧИКОВ. Однако ж мужички на вид дюжие, избенки крепкие. А позвольте узнать фамилию вашу. Я так рассеялся.
КОРОБОЧКА. Коробочка, коллежская секретарша.
ЧИЧИКОВ. А имя, отчество?
КОРОБОЧКА. Настасья Петровна.
ЧИЧИКОВ. Хорошее имя. У меня тетка, родная сестра моей матери, Настасья Петровна.
КОРОБОЧКА. А ваше имя как? Ведь вы, я чай, заседатель?
ЧИЧИКОВ. Нет, матушка, чай, не заседатель, а так- ездим по своим делишкам.
КОРОБОЧКА. А, так вы покупщик? Как же жаль, право, что я продала мед купцам так дешево. Ты бы, отец мой, у меня, верно, его купил.
ЧИЧИКОВ. А вот меду и не купил бы.
КОРОБОЧКА. Что ж другое?
ЧИЧИКОВ. Скажите, у вас умирали крестьяне?
КОРОБОЧКА. Ох, батюшка, осьмнадцать человек. И умер такой все славный народ. Кузнец у меня сгорел.
ЧИЧИКОВ. Разве у вас был пожар, матушка?
КОРОБОЧКА. Бог приберег. Сам сгорел, отец мой. Внутри у него как-то загорелось, чересчур выпил. Синий огонек пошел от него, истлел, истлел и почернел, как уголь. И теперь мне выехать не на чем. Некому лошадей подковать.
ЧИЧИКОВ. На все воля Божья, матушка. Против мудрости Божией ничего нельзя сказать. Продайте-ка их мне, Настасья Петровна.
КОРОБОЧКА. Кого, батюшка?
ЧИЧИКОВ. Да вот этих-то всех, что умерли.
КОРОБОЧКА. Да как же? Я, право, в толк не возьму. Нешто хочешь ты их откапывать из земли?
ЧИЧИКОВ. Э-э, матушка! Покупка будет значиться только на бумаге, а души будут прописаны как бы живые.
КОРОБОЧКА. (перекрестясь). Да на что ж они тебе?!
ЧИЧИКОВ. Это уж мое дело.
КОРОБОЧКА. Да ведь они же мертвые. (Подходит к окну.) Фетинья, яблони сетями накрой. И птицу выпусти из курятника.
ЧИЧИКОВ. Матушка, да кто же говорит, что они живые? Потому -то и в убыток вам, что мертвые. вы за них платите, а теперь я вас избавлю от хлопот и платежа. Понимаете? Да не только избавлю, еще, сверх того, дам пятнадцать рублей. Ну. теперь ясно?
КОРОБОЧКА. Пятнадцать рублей? Право, не знаю, ведь я мертвых никогда еще не продавала
ЧИЧИКОВ. Еще бы, матушка, по рукам, что ли?
КОРОБОЧКА. Право никогда еще не случалось продавать мне покойников. Боюсь на первых порах, чтобы как-нибудь не понести убытку. Может быть, ты, отец мой, меня обманываешь, а они того. Они больше как-нибудь стоят?
ЧИЧИКОВ. Послушайте, матушка. Эк, какие вы. Что ж они могут стоить? Ведь это прах. Понимаете ли? Просто прах. На что они нужны?
КОРОБОЧКА. Уж это точно, правда. Уж совсем ни на что не нужно. Да ведь меня только и останавливает, что они мертвые.
ЧИЧИКОВ. Вы, матушка или не хотите понимать слов моих, или так нарочно говорите, лишь бы что-нибудь говорить. Я вам даю деньги. Вы их на улице не сыщите. Признайтесь, почем продали мед?
КОРОБОЧКА. По двенадцати рублей пуд.
ЧИЧИКОВ. Так это за мед! Вы собирали его, может быть около года, с заботами, со старанием, хлопотами. Ездили, морили пчел, кормили их в погребе целую зиму. А мертвые души дело не от мира сего. За труд, за старания всего двенадцать рублей, а тут вы берете ни за что, даром да не двенадцать, а пятнадцать.
КОРОБОЧКА. Лучше уж я маленько повременю, авось понаедут купцы, да применюсь к ценам.
ЧИЧИКОВ. Страм, страм, матушка! Просто страм. Кто ж станет покупать их? Ну, какое употребление он может из них сделать?
КОРОБОЧКА. А может, в хозяйстве-то как-нибудь под случай понадобятся?
ЧИЧИКОВ. Мертвые в хозяйстве? Воробьев разве пугать по ночам в вашем огороде, что ли?
КОРОБОЧКА. С нами крестная сила! Какие ты страсти говоришь?
ЧИЧИКОВ. Да, впрочем, ведь кости и могилы -все вам останется, перевод только на бумаге. 
Коробочка застыла в позе.
ЧИЧИКОВ. Спина, матушка?
КОРОБОЧКА. Думаю!
ЧИЧИКОВ. О чем вы думаете, Настасья Петровна?
КОРОБОЧКА. Право, я все не приберу, как мне быть. Ей-богу, товар такой странный, совсем небывалый.
ЧИЧИКОВ. Чтоб тебе! Черт, черт!
КОРОБОЧКА. Ох, не припоминай его, Бог с ним! Ох, еще третьего дня всю ночь мне снился, окаянный. Такой гадкий привиделся, а рога-то длиннее бычачьих.
ЧИЧИКОВ. Я дивлюсь, как они вам десятками не снятся. Из одного христианского человеколюбия хотел. вижу, бедная вдова убивается, терпит нужду. Да пропади она и околей со всей вашей деревней!
КОРОБОЧКА. Ах, какие ты забранки пригинаешь!
ЧИЧИКОВ. Да не найдешь слов с вами. Право, словно какая-нибудь, не говоря дурного слова, дворняжка, что лежит на сене. И сама не ест, и другим не дает.
КОРОБОЧКА. Да чего ж ты рассердился так горячо? Знай я прежде, что ты такой сердитый, я бы не прекословила. (Остановилась. Села) Изволь, я готова отдать за пятнадцать ассигнацией. Только смотри. отец мой, а насчет подрядов-то. если случится муки брать ржаной, или круп. или скотины битой. так уж не обидь меня.
ЧИЧИКОВ. Не обижу, матушка. Фу, черт! (Отирает пот.) В городе какого-нибудь поверенного или знакомого имеете, которого могли бы уполномочить на совершение крепости?
КОРОБОЧКА. Как же. Протопопа отца Кирилла сын служит в палате.
ЧИЧИКОВ. Ну, вот и отлично. Надо вам написать к нему доверенное письмо. Ладно я сам напишу.
КОРОБОЧКА. Пишите. А я вас сейчас угощу пирогом с яйцом и блинчиками.
Коробочка уходит.
ЧИЧИКОВ. Эк, уморила меня проклятая старуха! (Достает из сумки бумаги.) Матушка, нужно подписать бумаги.
Чичиков уходит к Коробочке. Звучит песня крестьян. Выбегает по заднему плану служанка с подносом. . Выходит Чичиков.Он пишет в своей тетрадке ..
ЧИЧИКОВ. Коробочка, коллежская секретарша, вдова.. Крепколобая, дубинноголовая баба. 
ВыходитКоробочка. 
КОРОБОЧКА . Что вы, батюшка сказали?
ЧИЧИКОВ. Пора ехать, говорю..
КОРОБОЧКА. Да что же, батюшка, вы так спешите? Да ведь бричка еще не заложена.
ЧИЧИКОВ. Заложат, матушка. У меня скоро закладывают. Селифан!
КОРОБОЧКА. Так уж, пожалуйста, не позабудьте насчет подрядов.
ЧИЧИКОВ. Не забуду!
КОРОБОЧКА. А свиного сала не покупаете?
ЧИЧИКОВ. Покупаю, только после.
КОРОБОЧКА. Если нужны будут птичьи перья, приготовлю!
ЧИЧИКОВ. Хорошо, матушка. А вот и бричка! Что ты болван, так долго копался? Видно, вчерашний хмель у тебя не весь еще выветрило. Прощайте, матушка. (Выходит)
КОРОБОЧКА. Прощайте, батюшка! Фетинья, возьми мой чепец и надень на другое чучело.
ФЕТИНЬЯ. Слушаю сударыня.
КОРОБОЧКА. (долго крестится). Батюшки. Пятнадцать ассигнацией. В город надо ехать. Промахнулась, ох, промахнулась я, продала втридешева. В город надо ехать. Узнать, почем ходят мертвые души. Фетинья, вели закладывать! В город ехать! Стали покупать. . . Цену узнать нужно!
 
СЦЕНА 6. 
На сцене появляется человек с мешками. Он вытряхивает из низ разные вещи и развешивает на спинку стула .Чичиков внимательно смотрит на человека.
ЧИЧИКОВ. Послушай, матушка, барин дома?
ПЛЮШКИН. А что вам нужно?
ЧИЧИКОВ. Дело есть.
ПЛЮШКИН. Дело? Здесь хозяин.
ЧИЧИКОВ. ( оглядывается по сторонам ). Где же? 
ПЛЮШКИН. Что батюшка, слЕпы вы что ли? Да ведь хозяин-то я. 
Чичиков удивленно отступил назад.И начинает подбирать слова.
ЧИЧИКОВ. Я наслышавшись.. об экономии вашей, и  редком управлении имениями.. почел за долг познакомиться и принести свое личное почтение.
ПЛЮШКИН. ( пробормотал сколь губы). А черт бы тебя побрал с твоим почтением. ( внятно.) Покорнейше  прошу садиться. Я давненько не вижу гостей, да и признаться сказать, в них мало ВИЖУ проку. Завели пренеприличный обычай ездить друг к  ДРУГУ , а в хозяйстве-то упущения, и лошадей их сеном корми. Я давно уже отобедал, а кухня у меня низкая, прескверная, труба -то совсем развалилась, начнешь топить- И еще пожару наделаешь.( увидел на полу клочок соломы.) Такой скверный анекдот,  СЕНА хоть бы КЛОК  в целом хозяйстве. Да и как прибережешь его? Землишка маленькая, мужик ленив, работать не любит, думает как в кабак, того и гляди, на старости лет пойдешь по миру…
ЧИЧИКОВ. А мне, однако ж сказывали, что у вас более тысячи душ.
ПЛЮШКИН. Кто это сказывал? Вы бы, наплевали в глаза тому, кто это сказывал. Он пересмешник, видно, хотел пошутить над вами. Удумал, тысяча душ.А ну ка поди подсчитай. И ничего не начтешь. Последние три года проклятая горячка выморила у меня здоровЁнный куш мужиков.
ЧИЧИКОВ. Скажите! И много выморила?
ПЛЮШКИН. До ста двадцати наберется.
ЧИЧИКОВ. Вправду, целых 120?
ПЛЮШКИН. Стар я, батюшка, чтобы лгать. Седьмой десяток живу.
ЧИЧИКОВ. Соболезную я, почтеннейший, соболезную.
ПЛЮШКИН. Соболезную! А вот  соболезнование в карман не положишь. Вот возле меня живет капитан, черт знает откуда взялсЯ, говорит - родственник. "Дядюшка, дядюшка" - и руку целует. А я ему такой же дядюшка, как он мне дедушка. И начнет соболезновать, вой такой поднимет, что уши береги.
ЧИЧИКОВ. Мое соболезнование совсем не такого рода, как капитанское. Я делом хочу доказать. Я готов принять на себя обязанность платить пОдати за всех умерших крестьян.
ПЛЮШКИН. А вы не служили на военной службе?
ЧИЧИКОВ. Нет. Я служил по статской.
ПЛЮШКИН. По статской! А это поди вам самим в убыток?!
ЧИЧИКОВ. Из уважения к вам и для удовольствия вашего готов и на убыток.
ПЛЮШКИН. Ах, батюшка! Ах, благодетель мой! Вот утешили старика…Дай бог вам всяческих утешений! Как же, позвольте спросить вас , только чтобы не рассердить вас, вы за всякий год беретесь платить за них пОдати и ДЕНЬГИ будете выдавать мне или в казну?
ЧИЧИКОВ. Мы вот как сделаем: мы совершим на них купчую крепость, как бы они были живые и как бы вы мне их продали.
ПЛЮШКИН. Купчую крепость это все издержки…
ЧИЧИКОВ. Из уважения к вам, готов принять даже издержки по купчей на свой счет.
ПЛЮШКИН. Батюшка! Желаю всяких утешений вам и деткам вашим. (подошел к окну.) Эй, Прошка. Иди сюда! Стой и слушай! Поставь самовар, и скажи Мавре, чтобы сходила в кладовую: там на полке есть сухарь из кулича, она знает, пусть подаст его к чаю. Постой, куда ты? Дурачина! Бес у тебя в ногах, что ли, чешется?.. Ты выслушай сначала: сухарь поиспортился, так  пусть она  его соскоблит ножом да крох не бросает, а снесет в курятник. Да смотри, не входи в кладовую, не то я тебя березовым веником..Теперь иди! Им ни в чем нельзя доверять. Глуп, как дерево, а попробуй что-нибудь положить, мигом украдет! Надо бы, батюшка  совершить купчую поскорее, потому что человек сегодня жив, а завтра и Бог весть.
ЧИЧИКОВ. Хоть сию же минуту. Мне нужен список всех умерших крестьян по именно. 
ПЛЮШКИН. Список?! Я как знал, батюшка, всех их списал на особую бумажку, чтобы при первой подаче ревизии всех их вычеркнуть. Список!( Начинает искать бумагу.) Издержки готовы принять на свой счет. Приказные такие бессовестные! Прежде, бывало, полтиной меди отделаешься да мешком муки, а теперь пошли целую подводу круп, да и красную бумажку прибавь..Вот он реестрик. Тут все тунеядцы. Парамонов, Пименов, Григория Доезжай-не-доедешь. Все здесь.
Чичиков улыбнулся, спрятал список в карман.
ЧИЧИКОВ. Теперь для совершения крепости вам необходимо будет поехать в город.
ПЛЮШКИН. В город! Да как же в город? А дом как оставить? Ведь у меня народ - или вор, или мошенники: в день так оберут, что и кафтана не на чем будет повесить.
ЧИЧИКОВ. Так не имеете ли какого -нибудь  знакомого, которому могли бы поверить совершения купчей крепости?
ПЛЮШКИН. Что вы батюшка , какие знакомые? Все мои знакомые или  перемерли,или раззнакомились. Какие знакомые?Ах, батюшка! Есть!  Председатель, Иван Григорьевич. Езжал в старые годы. По заборам вместе лазили. Как не знать! Уж не к нему ли написать?
ЧИЧИКОВ. И конечно, к нему.(Плюшкин ищет бумагу.) ПЛЮШКИН.В школе были приятели. Надо написать. А где здесь лежала  чистая бумага? Куда запропастилась: люди у меня такие негодные. Я смотрю вам не очень приятна обстановка в доме?
ЧИЧИКОВ. Нет что вы, сударь..
ПЛЮШКИН. А ведь было время, когда все текло живо и совершалось размеренным ходом: двигались мельницы, работали суконные фабрики, столярные станки.И за всем этим я зорко следил. Как трудолюбивый паук, бегал хлопотливо по всем концам своей хозяйственной паутины. В доме были открыты все окна. Гости приезжали не только пообедать, но и поучиться у меня хозяйству. Гостей встречала говорливая, приветливая супруга. Она у меня славилась хлебосольством. Навстречу также выходили миловидные дочки, обе белокурые и сын, разбитной мальчишка. Но добрая хозяйка вскоре умерла, дети выросли, разъехались кто куда.
В доме стало пусто. Ничего в этом доме не найдешь. Люди у меня такие негодные. Мавра, Мавра!
Приходит Мавра.
ПЛЮШКИН. Куда ты дела, разбойница, бумагу?
МАВРА. Ей-богу, барин, не видывала, кроме небольшого лоскутка, которым изволили прикрыть рюмку.
ПЛЮШКИН. А я вот по глазам вижу, что подтибрила.
МАВРА. Да на что ж бы я подтибрила? Ведь мне проку в ней никакого: я грамоте не знаю.
ПЛЮШКИН. Врешь, ты снесла пономаренку; он маракует, так ты ему и снесла.
МАВРА. Пономаренок… Не видал он вашего лоскутка.
ПЛЮШКИН. Вот погоди-ко: на Страшном суде черти припекут тебя за это железными рогатками.
МАВРА. Да за что же припекут, коли я не брала и в руки четвертки. Уж скорей другой какой бабьей слабостью, а воровством меня еще никто не попрекал.
ПЛЮШКИН. А вот черти-то тебя и припекут. Скажут: "А вот тебя, мошенница, за то, что барина-то обманывала". Да горячими-то тебя и припекут.
МАВРА. А я скажу: "Не за что. Ей-богу, не за что. Не брала я". Да вот она лежит. Всегда понапраслиной попрекаете. 
Уходит. 
ПЛЮШКИН. Экая занозистая. Ей скажи только слово, а она уж в ответ десяток... ( Пишет .) А не знаете ли какого-нибудь вашего приятеля, которому понадобились беглые души?
ЧИЧИКОВ. А у вас есть и беглые?
ПЛЮШКИН. В том-то и дело, что есть.
ЧИЧИКОВ. А сколько их будет числом?
ПЛЮШКИН. Да десятков до семи наберется. Ведь у меня что год, то бегают. Народ-то больно прожорлив, от праздности завел привычку трескать, а у меня есть и самому нечего.
Отдает письмо Чичикову.
ЧИЧИКОВ. Будучи подвигнут участием, я готов дать по двадцати пяти копеек за беглую душу.
ПЛЮШКИН. Батюшка, ради нищеты-то моей уж дали бы по сорока копеек!
ЧИЧИКОВ. Почтеннейший, не только по сорока копеек, по пятисот рублей заплатил бы... Но состояния нет... По пяти копеек, извольте, готов прибавить.
ПЛЮШКИН. Ну, батюшка, воля ваша, хоть по две копейки пристегните.
ЧИЧИКОВ. По две копеечки пристегну, извольте.Сколько их у вас? Вы, кажется говорили, семьдесят? 
ПЛЮШКИН: Нет.Всего наберется семьдесят восемь.
ЧИЧИКОВ. Семьдесят восемь по тридцати за душу.Это будет двадцать четыре рубля девяносто шесть копеек.Пишите расписку.
Плюшкин пишет расписку. 
ПЛЮШКИН. Письмо председателю вы, батюшка отдайте. Да, пусть прочтет, он мой старый знакомый.Вместе с ним по заборам лазили. Однокорытник были. Вот извольте получить расписку.
Чичиков выдает деньги. Плюшкин пересчитав их кладет в шкатулку. Закрывает ее на ключ. Пауза.
ПЛЮШКИН. А что, вы уж собираетесь ехать?
ЧИЧИКОВ. Да, мне пора. 
ПЛЮШКИН. А чайку? 
ЧИЧИКОВ. Покорнейше благодарю. В другой раз. 
ПЛЮШКИН. Как же, я приказал самовар поставить.Я признаться сказать, не охотник до чаю: напиток дорогой, да и цена на сахар поднялась немилосердная. Мавра, не нужно самовар. А у меня где-то был славный ликерчик, если только не выпили. Народ такие воры. Еще покойница делала. Мошенница-ключница совсем было его забросила и даже не закупорила, каналья. Козявки и всякая дрянь было понапичкалась туда, но я весь сор-то повынул, и теперь вот чистенькая, я сейчас найду и налью вам рюмочку.
ЧИЧИКОВ. Нет, покорнейше благодарю. Нет, пил и ел. Мне пора.
ПЛЮШКИН. Пили уже и ели? Да, конечно, хорошего общества человека хоть где узнаешь: он не ест, а сыт. Прощайте, батюшка, да благословит вас Бог . ( Чичиков уходит ) Мавра, запри ворота. 
ЧИЧИКОВ. ( смотрит в свою тетрадь). Вот неожиданное приобретение! Я конечно, предчувствовал, что здесь у Плюшкина будет кое-какая пожива, но такой прибыльной никак не ожидал.Не только мертвые, но и беглые.Всего двести с лишком душ.Сущий подарок судьбы. Следующий Собакевич.
От радости запел песню. 
СЦЕНА 7 .
ЧИЧИКОВ. Селифан, у  трактира остановись. Надо лошадям отдохнуть и самому не мешало бы подкрепиться.
Чичиков подходит к трактиру. Из него выходит Ноздрев. Навеселе. Поет громко песню.
НОЗДРЕВ.
Где друзья минувших лет,
Где гусары коренные,
Председатели бесед,
Собутыльники седые?Кого я вижу! Сам Чичиков! Какими судьбами в наши края? Дай я тебя расцелую за это! (обнимает и целует Чичикова.) Вот это хорошо, что я тебя встретил! Дай поцелую! А ты куда едешь?(не дает Чичикову сказать.) А я брат, с ярмарки. Поздравь. Продулся в пух! Поцелуемся! Веришь ли, никогда в жизни так не продувался, а тут проиграл не только четырех рысаков-все спустил. Ведь на мне нет ни цепочки, ни часов. А ведь будь двадцать рублей в кармане, я отыграл бы всё, и как честный человек, тридцать тысяч сейчас положил бы в бумажник. Ты куда? Правда, ярмарка была отличнейшая. У меня все, что ни привезли из деревни продали по самой выгодной цене. Эх, братец, как покутили! Был штабс-ротмистр Поцелуев... такой славный! Дай я тебя поцелую! Усы, братец, у него..жаль, что у тебя таких нет! Еще был поручик Кувшинников...Какой премилый человек! Жаль, что ты не был! А ты куда едешь?
ЧИЧИКОВ. К одному человеку.
НОЗДРЕВ. Брось его, поедем ко мне.
ЧИЧИКОВ. У меня к нему важное дело.
НОЗДРЕВ. Ну уж и важное.Пари держу, врешь! Ну скажи  к кому едешь?
ЧИЧИКОВ. К Собакевичу. 
Ноздрев смеется.
НОЗДРЕВ. Ой, пощади меня ..право тресну со смеху!
ЧИЧИКОВ. Ничего смешного. 
НОЗДРЕВ. Да ты жизни не будешь рад, когда к нему приедешь. Это просто жидомор! К черту его! Ты должен непременно ехать ко мне, пять верст всего, духом домчимся, а там пожалуй можешь и к Собакевичу!
Появляется черт .Он подает знак , ехать не нужно.
ЧИЧИКОВ. Не поеду..Я дал ему слово. 
НОЗДРЕВ. Пять верст всего, голубчик!
ЧИЧИКОВ. В другой раз непременно приеду!
НОЗДРЕВ.Ведь ты такой подлец, никогда ко мне не заедешь. Едем сейчас! 
ЧИЧИКОВ.Но только не задерживай, мне время дорого!
НОЗДРЕВ. Дай я тебя за это поцелую, дружище! По коням! ( поет песню).
Где друзья минувших лет,
Где гусары коренные,
Председатели бесед,
Собутыльники седые?
Деды! помню вас и я,
Испивающих ковшами
И сидящих вкруг огня
С красно-сизыми носами! 
УсадьбаНоздрева. Раздается ржание коня.
НОЗДРЕВ. Как тебе мой жеребец? Я за него десять тысяч отвалил. А теперь я тебе покажу своих собак. Ты еще таких не видал. Ни у кого нет таких породистых (раздается лай собак.) Здесь тебе густопсовые , чистопсовые всех возможных цветов и мастей. А какие у них клички! Сам давал! Тут – Стреляй, Обругай, Порхай, Пожар, Скосырь, Черкай, Припекай, Допекай, Касатка, Наградка. А там на бугре будет кузнеца. Идем посмотришь на мои границы!  Все, что ты видишь пруд, лес, который синеет, и все, что за лесом все это мое. 
ЧИЧИКОВ. Широко, «с размахом» живешь!
НОЗДРЕВ. (появилась колода карт). Ну брат, а теперь для препровождения времени, идем я тебя буду угощать. А потом в кортишки ..Садись.
ЧИЧИКОВ. А! Чтоб не позабыть. У меня к тебе просьба!
НОЗДРЕВ. Какая?
ЧИЧИКОВ. Дай прежде слово, что исполнишь?
НОЗДРЕВ. Да какая просьба?
ЧИЧИКОВ. Дай. сначала честное слово!
НОЗДРЕВ. Ну, честное слово! Говори.
ЧИЧИКОВ. Вот какая у меня к тебе просьба. У тебя много умерших крестьян, ну, которые еще не вычеркнуты из ревизии?
НОЗДРЕВ. Ну есть, а что?
ЧИЧИКОВ. Переведи их на мое имя.
НОЗДРЕВ. А на что тебе?
ЧИЧИКОВ. Нужно!
НОЗДРЕВ. Да на что?
ЧИЧИКОВ. Уж это мое дело!
НОЗДРЕВ. Верно, что-нибудь затеял, брат?
ЧИЧИКОВ. Из этакого пустячка и затеять ничего нельзя.
НОЗДРЕВ. Да зачем же они тебе?
ЧИЧИКОВ. Ох, какой любопытный! Ну просто пришла фантазия. .
НОЗДРЕВ. Пока не скажешь, не сделаю.
ЧИЧИКОВ. Ну вот видишь какой ты-слово дал и на попятный двор.
НОЗДРЕВ. Как ты себе хочешь, а не сделаю, пока не скажешь, на что.
ЧИЧИКОВ. Мне крестьяне мертвые нужны для… веса в обществе…
НОЗДРЕВ. Врешь, врешь, Меня не проведешь!
ЧИЧИКОВ. Ну так я ж тебе скажу прямее, только никому не проговорись. Я задумал жениться. А родители невесты преамбициозные люди. Надо, чтобы у жениха было не меньше трехсот душ. А у меня…
НОЗДРЕВ. Ну врешь!
ЧИЧИКОВ. Ну вот уж здесь ни вот на столько не солгал.
НОЗДРЕВ. Голову ставлю, что врешь!
ЧИЧИКОВ. Это обидно слышать. Почему я непременно лгу?
НОЗДРЕВ. Я знаю тебя, ты большой мошенник. О, обиделся! Но я тебе скажу, ты только не обижайся, я по дружески, откровенно. Ежели бы я был твоим начальником, я бы тебя повесил на первом дереве.
ЧИЧИКОВ. Всему есть границы. Если хочешь пощеголять подобными речами , так ступай в казармы. Ладно. Изволь. Не хочешь подарить, так продай, если ты такой. Я тебе деньги за них дам.
НОЗДРЕВ. Продать! Да ведь ты подлец дорого не дашь за них?
ЧИЧИКОВ. А ты ведь тоже хорош! Смотри ты, что они у тебя бриллиантовые, что ли?
НОЗДРЕВ. Послушай, чтоб доказать тебе, что я вовсе не какой-нибудь скалдырник, я не возьму за них ничего. Купи у меня жеребца розовой масти (послышалось ржание коня.) и я тебе дам их в придачу.
ЧИЧИКОВ. Помилуй, на что ж мне жеребец?
НОЗДРЕВ. Как на что? Да ведь я за него заплатил десять тысяч, а тебе, по-дружески отдаю за четыре.
ЧИЧИКОВ. Мне не нужен жеребец.
НОЗДРЕВ. Ну купи каурую кобылу.
ЧИЧИКОВ. И кобылы не нужно.
НОЗДРЕВ. За кобылу и серого коня, которого ты еще не видел, возьму с тебя, по-дружески, только две… три тысячи.
ЧИЧИКОВ. Мне не нужны лошади.
НОЗДРЕВ. Но ты дурачок, Тебе же на первой ярмарке дадут за них втрое больше.
ЧИЧИКОВ. Но ты сам и продай, если уверен, что получишь втрое дороже.
НОЗДРЕВ. Но я хочу, чтобы ты выгоду получил.
ЧИЧИКОВ. Спасибо тебе за расположение, но мне не нужно.
НОЗДРЕВ. Ну, тогда купи у меня собак. (раздается лай собак.) Я продам тебе Брудастая. С усами. Шерсть так и стоит дыбом. Купи пару собак.
ЧИЧИКОВ. Но зачем мне собака с усами. Я же не охотник.
НОЗДРЕВ. (вытащил карты). Тогда давай метнем банчик?
ЧИЧИКОВ. Метать банк, это значит подвергать себя неизвестности.
НОЗДРЕВ. Дрянь же ты!
ЧИЧИКОВ. Да за что же ты меня бранишь? Виноват разве я, что не играю. Продай мне душ одних, если уж ты такой человек.
НОЗДРЕВ. Черта лысого получишь.
ЧИЧИКОВ. Селифан!
НОЗДРЕВ. Ладно. Не хочешь так, давай сыграем в шашки, выиграешь-твои все. У меня много таких, которых нужно вычеркнуть из ревизии.
ЧИЧИКОВ. Я не играю.
НОЗДРЕВ. Давай. Это не карты! Ни какой фальши!
ЧИЧИКОВ. Изволь. Так и быть. В шашки сыграю.
НОЗДРЕВ. Души идут в ста рублях.
ЧИЧИКОВ. Довольно. Если пойдут в пятидесяти…
НОЗДРЕВ. Нет, что ж за куш-пятьдесят. Лучше ж в эту сумму я включу тебе какого-нибудь щенка или золотую печатку к часам.
ЧИЧИКОВ. Ну изволь.
НОЗДРЕВ. Сколько же ты мне дашь вперед?
ЧИЧИКОВ. Это с какой стати? Я сам плохо играю.
НОЗДРЕВ. Знаем вы вас, как вы плохо играете.
ЧИЧИКОВ. Давненько не брал я в руки шашек.
НОЗДРЕВ. Знаем вы вас, как вы плохо играете.
ЧИЧИКОВ. Давненько не брал я в руки шашек.
НОЗДРЕВ. Знаем вы вас, как вы плохо играете.
ЧИЧИКОВ. Давненько не брал я в руки шашек. 
Появляется черт, который с доски крадет шашки
ЧИЧИКОВ.Э… Это что? Отсади-ка ее назад.
НОЗДРЕВ. Кого?
ЧИЧИКОВ. Да шашку-то! А другая?! Нет, с тобой нет никакой возможности играть! Этак не ходят, по три шашки вдруг.
НОЗДРЕВ. За кого ж ты меня почитаешь? Стану я разве плутовать?
ЧИЧИКОВ. Я тебя ни за кого не почитаю, но только играть с этих пор никогда не буду.
НОЗДРЕВ. Я тебя заставлю играть. Это ничего, что ты смешал шашки, я помню все ходы.
ЧИЧИКОВ. Нет, с тобой не стану играть.
НОЗДРЕВ. Так ты не хочешь играть? Отвечай мне напрямик.
ЧИЧИКОВ. Если бы ты играл, как прилично честному человеку, но теперь не могу.
НОЗДРЕВ. А! Так ты не можешь? Подлец! Когда увидел, что не твоя берет, так ты не можешь? Я тебя сейчас бить буду! Ребята, вперед! 
Драка.Чичиков скрывается от Ноздрева.
Эх, какую баню задал , смотри ты какой! А не подоспей капитан-исправник , мне бы , может быть , не далось бы более и на свет божий взглянуть .Пропал бы, как волдырь на воде, без всякого следа , не оставивши потомков, не доставив будущим тетями состояния , ни честного имени !
Чичиков убегает и нечаянно у него из фрака падает тетрадь. Выходит Ноздрев.
НОЗДРЕВ. Скрылся!Но ничего от меня не уйдешь..А это еще что.. 
Поднимает тетрадь, листает ее.
НОЗДРЕВ. Список помещиков..Приобрел ..купил..Заплатил..вот тебе и Чичиков. Человек с чистой совестью, безупречной репутацией..А на деле обыкновенный аферист..
СЦЕНА 8 .
Звучит песня крестьян о России. На фоне песни мы видим только жесты Чичикова и Собакевича. Они бурно. что-то обсуждают. Мы их не слышим. Песня стихает.
ЧИЧИКОВ. Но позвольте. Ведь души-то самые давно уж умерли. . Остался один не осязаемый чувствами звук. По полтора рубли, извольте, дам, а больше не могу.
СОБАКЕВИЧ. Стыдно вам и говорить такую сумму. Вы торгуйтесь. Говорите настоящую цену.
ЧИЧИКОВ. По полтинке прибавлю.
СОБАКЕВИЧ. Да чего вы скупитесь? Другой мошенник обманет вас, продаст вам дрянь, а не души; а у меня, что ядреный орех, все на отбор.
Звучит Песня крестьян. которая заглушает разговор Чичикова и Собакевича. Песня прерывается.
Собакевич передает Чичикову бумагу.
СОБАКЕВИЧ. Держите. Давайте деньги!
ЧИЧИКОВ. Я хотел вас попросить, чтобы эта сделка осталась между нами.
СОБАКЕВИЧ. Да уж само собой разумеется.
Чичиков передает Собакевича деньги .
Прощайте Павел Иванович и благодарю, что посетили нас.
ЧИЧИКОВ. Прощайте!
СЦЕНА 9.
Гостиница. Чичиков разделся, посмотрел на свой сундучок..потер руки.Открывает его и достает бумаги.
ЧИЧИКОВ. Вот они крепости на мертвые души. Батюшки мои, сколько вас здесь напичкано! Что вы, сердечные мои, поделывали на веку своем? Как жили ?
Чичиков отходит от сундука.
Странное у меня чувство, как будто они еще вчера были живы.
Раздаются голоса. Чичиков осматривается по сторонам. 
ЧИЧИКОВ. Кто здесь?
Появился крестьянин. 
МАСТЕР. Петр Савельев Неуважай-Корыто крестьянин, принадлежавший когда-то помещице Коробочке. 
Чичиков смотрит список.
ЧИЧИКОВ. Есть такой. Мастер ли ты был, или просто мужик? 
МАСТЕР. Мастер! 
ЧИЧИКОВ. И какою же смертью тебя прибрало? 
МАСТЕР. Выпил лишнего.Заснул посреди дороги. Меня и переехал неуклюжий обоз.
Исчезает мастер.Появляется другой крестьянин.
ГОЛОС ДРУГОЙ. А я СтепанПробка. Плотник. 
Чичиков видит крестьянина.
ЧИЧИКОВ. Богатырь. В гвардию годился бы! Чай, все губернии исходил с топором за поясом. А тебя где тебя прибрало Степан Пробка? 
СТЕПАН. Взобрался я однажды для хорошего заработка под церковный купол и поскользнувшись, оттуда, с перекладины, шлепнулся оземь. Да и дух вон.
ЧИЧИКОВ. Эх, Степан, угораздило тебя . 
Исчезает плотник.Появляется другой.Он стоит спиной.
ЧИЧИКОВ. А ты какого роду-племени, мужик?
ГОЛОС. Я Елизавета Воробей . 
ЧИЧИКОВ. Фу, ты пропасть: баба. Точно баба! А я думал мужик. И здесь прописана не Елизавета, а Елизаветъ. Как ты сюда попала? 
ГОЛОС. У помещика Собакевича работала. 
ЧИЧИКОВ. Подлец, этот Собакевич, и здесь меня надуть решил. Вычеркиваю тебя, Елизавета.(Читает дальше список.) Григорий Доезжай-не-доедешь!Вот потеха! Извозом , наверное промышлял или, заведши тройку отрекся от дому и пошел тащиться с купцами на ярмарку. На дороге ли ты отдал душу Богу, или уходили тебя твои же приятели за какую-нибудь толстую и краснощекую солдатку, а может сам, лежа на полатях, думал, думал, да ни с того ни с другого заворотил в кабак, а потом прямо в прорубь, и поминай как звали. Эх, русский народец, не любит умирать своею смертью! ( смотрит другой лист. ) А вы что, мои голубчики, беглые душонки Плюшкина? Вы хоть и живые, а что в вас толку! То же, что и мертвые, и где-то носят вас теперь ваши быстрые ноги.( Чичиков положил все бумаги в сундук.) Вот и все мое имущество, которое кровным потом приобрел.Благое дело.
Появляется черт.
ЧЕРТ. Право, благое дело! 
ЧИЧИКОВ. Да, я и вижу сам .Как бы то ни было, цель человека все еще не определена, если он не стал , наконец, твердью стопой на прочное основание , а не на какую-нибудь вольнодумную химеру юности. 
ЧЕРТ. Бесчисленны, как морские пески, человеческие страсти..
Чичиков от радости подпрыгнул .Мазурка. Чичиков в центре внимания жителей города.Черт превращается в жителей города. 
ГОЛОСА . Ах Боже мой, Павел Иванович! Любезный Павел Иванович! Почтеннейший Павел Иванович! Душа моя Павел Иванович!.. Позвольте прижать вас, Павел Иванович! 
Чичиков раскланивается направо и налево.
ЧИЧИКОВ. Вона! пошла писать губерния! 
Мимо Чичикова пробегает в танце девушка и улыбается .Чичиков провожает ее взглядом.
ЧИЧИКОВ.Одни глаза ее такое бесконечное государство, в которое заехал человек — и поминай как звали! ( Другая пробегает около Чичикова, покружилась и «улетела» в танце.) А эта,нарядиласьв бабьи тряпки! Навертела на себя тысячу рублей и веселится! А ведь это все за счет крестьянских оброков. ( Пробегает мужчина. ) А этот общипанный, обтянутый, и так весело скачет, как козел. А всё из обезьянства, всё из обезьянства!
В танце пролетает пара и весело кричат: «Бал! Бал!»
ЧИЧИКОВ . ( передразнивает).„Бал, бал! “, а бал то дрянь, не в русском духе, не в русской натуре. Чтоб вас черт побрал всех, кто выдумал эти балы! ( Резко все исчезает). В губернии неурожаи, дороговизна, а они за балы! Черт знает что такое! 
Чичиков достает зеркало. 
ЧИЧИКОВ.Да, какой у меня прекрасный подбородок! И кто я теперь?
Появляется Ноздрев.
НОЗДРЕВ. Херсонский помещик!
ЧИЧИКОВ. Ноздрев?! Не ждал.
НОЗДРЕВ. Для друга семь верст не околица.Прохожу мимо, вижу свет в окне, дай думаю зайду, не спит. Что ты, брат, так отдалился от всех, нигде не бываешь? 
ЧИЧИКОВ. Легкая простуда. И вот решил несколько дней посидеть в комнате. Сейчас чувствую себя уже лучше. 
НОЗДРЕВ. А ведь признайся, брат, ведь ты, право, преподло поступил тогда со мною, помнишь, как играли в шашки, ведь я выиграл... Да, брат, ты просто поддедюлил меня. Но ведь я, черт меня знает, никак не могу сердиться. Ах, да, я ведь тебе должен сказать, что в городе стали ходить толки, мнения, рассуждения о том, выгодно ли покупать на вывод крестьян..и не просто крестьян..
ЧИЧИКОВ. Ты о чем, дружище? 
НОЗДРЕВ. Вообрази, в глухую полночь раздается у одной помещице в воротах стук и кричат: «Отворите, отворите, не то будут выломаны ворота!» Отворяют. Перед ней является вооруженный с ног до головы, вроде Ринальдо Ринальдини и требует продать все души, которые умерли. Помещица в ужасе отвечает: « Я не могу продать, потому что они мертвые » А он ей кричит: « Не мертвые. Это мое дело знать!» Потом достает из большого сундука фальшивую бумагу, заставляет ее подписать и бросает ей на стол ассигнациями пятнадцать рублей.Теперь эта вдова-помещица, коллежская секретарша по имени Настасья Петровна Коробочка боясь, что продешевила при продаже странного небывалого товара бегает по городу, чтобы узнать рыночную цену ..на мертвые души. Слышишь, на мертвые. А ты, брат Чичиков оказывается миллионщик. 
ЧИЧИКОВ. Я миллионщик?
НОЗДРЕВ. В городе думают, что ты делаешь фальшивые бумажки. 
ЧИЧИКОВ. Фальшивые бумажки? 
НОЗДРЕВ. Ты, однако ж, так напугал их? Они с ума сошли со страху: нарядили тебя в разбойники и в шпионы..А прокурор ..
ЧИЧИКОВ. ( напряженно). Что прокурор?
НОЗДРЕВ. Прокурор с испугу умер, завтра будет погребение.Ты не будешь? 
Чичиков отрицательно кивает головой.
НОЗДРЕВ. А еще говорят, ты рискованное дело затеял. 
ЧИЧИКОВ. ( побледнел). Рискованное? 
НОЗДРЕВ. Да, хочешь увезти с собой губернаторскую дочку.
ЧИЧИКОВ. Как увезти? 
НОЗДРЕВ. Я, признаюсь, ждал этого, ей-Богу, ждал! В первый раз, как только увидел вас вместе на балу, ну уж, думаю себе, Чичиков, верно, недаром... Впрочем, напрасно ты сделал такой выбор, я ничего в ней не нахожу. 
ЧИЧИКОВ. Что ты путаешь?
НОЗДРЕВ.Ну, полно, брат, какой ты однако скрытый человек. 
ЧИЧИКОВ. Делатель фальшивых денег, увоз губернаторской дочки, смерть прокурора, которой причиною будто бы я..Какой вздор.
ЧИЧИКОВ. Я, признаюсь, к тебе с тем и пришел: изволь, я готов тебе помогать.Так и быть: подержу венец тебе, коляска и переменные лошади будут мои, только с уговором: ты должен мне дать три тысячи..взаймы конечно.
ЧИЧИКОВ. У меня нет таких денег. 
НОЗДРЕВ. Врешь, врешь, меня не проведешь! 
ЧИЧИКОВ. Дружище, ничем не могу помочь. 
НОЗДРЕВ. Тогда купи у меня одну вещицу. 
ЧИЧИКОВ. Мне ничего не нужно. 
НОЗДРЕВ. (достает тетрадь Чичикова ). Ценная вещица, не правда ли? ( Возникла пауза) Я мог ее продать дорого, а тебе, по-дружески отдаю за три.Что, крыть нечем? А я давно знал, что ты мошенник, Павел Иванович..
ЧИЧИКОВ. Всему есть границы! Отдай тетрадь. Завтра получишь деньги.
НОЗДРЕВ. Позволь, душа, я тебе за это влеплю один безе.( целует Чичикова.) Да я за тебя горой... Наговорил им, что я с тобой учился... и отца знал…До завтра, душа моя ..Вещицу получишь завтра. 
Уходит.
ЧИЧИКОВ. Мерзавец.Зарезал меня с этой тетрадью.Да и я хорош.Так опростоволоситься. Где же я ее мог потерять? Ну, уж коли пошло такое дело, нужно не мешкать и убираться отсюда поскорей. 
Чичиков стал собираться. Забирает сундук и выходит из комнаты. Перед ним Полицеймейстер. 
ПОЛИЦМЕЙСТЕР. Павел Иванович,Чичиков?
ЧИЧИКОВ. Да! 
ПОЛИЦ. Приказано вас сейчас же в острог.
ЧИЧИКОВ. За что? Без суда? В острог. Дворянина?
ПОЛИЦ. Не беспокойтесь, есть приказ губернатора. Вас ждут.
ЧИЧИКОВ. Выслушайте.Меня обнесли враги. Здесь просто бедственное стечение обстоятельств…Ноздрев! (Оборачивается.) Последний негодяй. 
СЦЕНА 10.
Острог.Чичиков один.
ЧИЧИКОВ. Виноват, не спорю. Покривил, но ведь покривил, увидя, что прямой дорогой не возьмешь и что косою больше напрямик. Но ведь я изощрялся... Для чего? Чтобы в довольстве прожить остаток дней. Где справедливость? 
Чичиков утихает и смотрит в окно.
А, прокурора хоронят. Весь город мошенники. Я их всех знаю! Мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. А вот напечатают, что скончался, к прискорбию подчиненных и всего человечества, редкий отец, примерный гражданин, а на поверку выходит - свинья!
ГОЛОС Полицеймейстера.
ПОЛИЦ. Вы запятнали себя бесчестнейшим мошенничеством, каким когда-либо пятнал себя человек.(Вынимает бумаги ). Мертвые?
ЧИЧИКОВ. Я виноват, но не так виноват. Обнесли враги.
ПОЛИЦ. Воровство, бесчестнейшее дело, за которое кнут и Сибирь!
ЧИЧИКОВ. Я последний негодяй! Но я человек . Кровью нужно было добывать насущное существование… Ведь с терпением, можно сказать, кровавым добывал копейку, трудами, трудами, не то чтобы кого ограбил или казну обворовал, как делают… Где справедливость небес? Где награда за терпение, за постоянство беспримерное?.. Шельма, сатана, изверг человеческого рода, секретарь опекунского совета...
ПОЛИЦ . Заложить хотели?
ЧИЧИКОВ. Заложить.Благодетель, спасите..Пропаду, как собака...
ПОЛИЦ. Что ж мы можем сделать? Воевать с законом?
ЧИЧИКОВ. Вы все можете сделать! Не закон меня страшит. Я перед законом найду средства.Только бы средство освободиться. Демон-искуситель сбил, совлек с пути. Клянусь вам, поведу отныне совсем другую жизнь.
ПОЛИЦ. (Протягивает лист Чичикову). Нас устроит такая сумма. Тут уж всем вместе - и нашим, и полковнику, и генерал-губернаторским.
ЧИЧИКОВ .(шепотом). И я буду оправдан?
ПОЛИЦ . (тихо). Кругом.
ЧИЧИКОВ. Прости великодушно, но у меня такой суммы нет. Возьмите все, что здесь имеется. Там все мое имущество. 
Чичиков отдает сундучок полицеймейстеру.
ПОЛИЦ. Убирайтесь отсюда как можно поскорее, и чем дальше - тем лучше.
Полицеймейстер рвет крепости. Послышались колокольчики тройки, подъехала бричка. Чичиков выходит из острога.
ЧЕРТ .Эй!..
Чичиков вздрагивает.
ЧЕРТ. ( отдает тетрадь Чичикову). До свидания, Павел Иванович! 
Чичиков забирает тетрадь. И вдруг черт превращается в кучера.
КУЧЕР. Пора уж, право, выбраться из этого города Павел Иванович! Надоел он так, что и глядеть на него не хотел бы! Покатим, Павел Иванович!
ЧИЧИКОВ.Черт побери все! 
Чичиков небрежно пролистывает тетрадь, затем бросает ее на «сцену».Садится в бричку. 
ЧИЧИКОВ. Поехали!
Кучер хлестнул кнутом лошадей .послышалось ржание лошадей.Бричка тронулась с места. 
ГОЛОС . О, дорога, дорога! Сколько раз, как погибающий и тонущий, я хватался за тебя, и ты всякий раз меня великодушно выносила и спасала.И сколько родилось в тебе замыслов и поэтических грез….жанр..поэма..дата написания 1835 год; Николай Васильевич Гоголь…Мертвые души. 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш e-mail dramateshka.ru@gmail.com

 

Яндекс.Метрика Индекс цитирования