Общение

Сейчас 990 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • Лариса555

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

драма для детей в двух действиях

1992 г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

МАТУШКА.

СЫН ЕЕ МАКАР.

ГОСПОДИН ДАНИЛОВ.

МАЛЬЧИК.

КОРОВА.

ЛЮДИ ДОБРЫЕ, в их числе:

ОКОЛОТОЧНЫЙ.

ВОР.

СТАРУШКА.

МУЖИК.

МУЖИЧОК.

БАБА.

ТЕТКА.

ДЯДЬКА.

И ДРУГИЕ.



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

...Родила меня моя матушка
В чистом полюшке у леска.
Под дыхание травы шелковой,
Под журчание ручейка.
Пеленал меня ветер ласковый,
А стерег меня строгий лес,
Песню первую, колыбельную
Жаворонок спел из небес.
А потом меня, как в осенний день
Закружил буран-ураган
Из доверия - да в неверие,
Из неверия - да в обман.
А потом зима равнодушная
Все покрыла снегом и льдом...
Что ж печалиться, что ж кручиниться -
Все идет своим чередом.
Чередом, чередом,
Через сени, через дом,
Через сени, через дом, как через улицу,
В лаптях пройдут,
Да в башмаках пройдут,
Да в сапогах пройдут,
Да не разуются!..

Светло-светло. Вроде бы туман утренний. ЛЮДИ идут. Медленно-медленно. Похороны. ЖЕНА мужа хоронит.
А может, и не похороны вовсе, а танец. Игра. Потому что не грустно совсем, а спокойно на душе и торжественно.
МАЛЬЧИК маленький в длинной рубашке босиком бегает: «Мама! Мама! Матушка-а!»
От крика ПАРЕНЬ молодой у дороги проснулся. И только он проснулся – сразу видение пропало, будто погасло. А парень – его МАКАРОМ зовут – сел, потянулся, глаза протер. Видит – рядом с ним СТРАННИК стоит. Странный такой СТРАННИК... Будто ряженый.
МАКАР. Ты кто такой?
СТРАННИК. Да так... Хожу себе. Судьбы угадываю, жизни предсказываю.
МАКАР. Гадалка, что ли?
СТРАННИК. Вроде того. Можно меня Вещуном называть. А ты - Иван.
МАКАР. Я - Макар.
СТРАННИК. Ты - Макар. А я - Вещун.
МАКАР. По руке гадаешь?
СТРАННИК. По всему. Могу по глазам. Вот вижу, живешь ты один-одинешенек.
МАКАР. А вот и нет! С матушкой живу. С Матреной Ивановной.
СТРАННИК. Не перебивай. Говорю - один-одинешенек с матушкой. А батюшка твоей помер.
МАКАР. Точно!
СТРАННИК. В голодный год скосило Еремей Порфирьича.
МАКАР. Не-а! Порфирия Еремеича.
СТРАННИК. А я что говорю? Так вот, скосило Порфирия Еремеича, царствие ему небесное, и плохая у вас с матушкой жизнь пошла. Всего добра-то - изба старая да коза-кормилица.
МАКАР. Не-а! Корова. Ночкой зовут.
СТРАННИК. Не перебивай. Одна корова, стало быть. Живете-то вы...
МАКАР. В Свербилках. Третья изба по правую руку.
СТРАННИК. Вот именно. А идешь ты сейчас в город, работу себе искать.
МАКАР. Ага!
СТРАННИК. Вот так!
МАКАР. Ну и что?
СТРАННИК. Что-что?
МАКАР. Все, что ли? Так это я и без тебя знаю. Тоже мне, вещун! Хм! Ладно, пойду я...
И пошел МАКАР своей дорогой. А СТРАННИК долго ему вслед смотрит.
СТРАННИК. Сам знаешь, говоришь? Ну что ж, а теперь, выходит, и я знаю...
 И СТРАННИК тоже своей дорогой пошел.

В избе покосившейся - горница. В горнице МАТУШКА сидит, пряжу прядет да вязание вяжет. Вдруг - стук в окно. Не встревожилась МАТУШКА.
МАТУШКА. Макарушка, ты, что ли?
Снова стук повторился.
Да кто ж там такой? Обойдите дом, люди добрые, в дверь заходите. У нас всегда незаперто.
Открывается дверь, а на пороге...
Ой, господи...
МАТУШКА от ужаса дар речи потеряла.
Потому что стоит на пороге СТАРИК - весь синий, волосы зеленые да всклокоченные, да глаза из орбит вылезают.
СТАРИК. Не дрожи, старая, не бойся. Страшного во мне ничего нет.
Такие вот слова говорит СТАРИК и голос у него загробный.
Нет во мне ничего страшного, я - Никонец, с того света выходец.
Еще хуже испугалась Матушка.
МАТУШКА. Свят, свят! Что ж... тебе... от меня...
НИКОНЕЦ. Мне-то? Да мне ничего не надо. Я человек прошлый, к тому же одинокий. А вот тебе, Матрена Ивановна, от муженька твоего привет принес.
МАТУШКА. Господи!.. Неужели?..
НИКОНЕЦ. Истинную правду говорю. Глубочайшие тебе приветствия от Порфирия Еремеича.
МАТУШКА. Бог ты мой! Да ты что ж... садись, что ли... А то я как-то... Чаю выпей!
НИКОНЕЦ. Чаю? Чаю нам - хе-хе! - вроде ни к чему уже. Разве что пол кружечки.
МАТУШКА. Пирожка откушай!
НИКОНЕЦ. Пироги - еда земная. Так, разве чтобы не обижать... Э-э, да они у тебя с репой!
МАТУШКА. Так ведь чем богаты...
Приналег НИКОНЕЦ на пирог да на чай - даром, что с того света. А МАТУШКА осмелела чуть-чуть.
А как там, позволь поинтересоваться, муженек мой ненаглядный поживает?
У НИКОНЦА рот набит так, что и ответить трудно.
НИКОНЕЦ. Угу... Ага... Да. Поживает? Да поживает кое-как, журавлей на том свете пасет.
МАТУШКА. Журавлей?.. Гляди-ка ты! А не скучает ли?
НИКОНЕЦ. Скучает...
МАТУШКА. Ох, а я-то как скучаю? Так скучаю!..
НИКОНЕЦ докушал, что на столе было.
НИКОНЕЦ. Очень он по корове скучает.
МАТУШКА. Что? По корове?
НИКОНЕЦ. Ну да. Я, говорит, без коровушки нашей, без Ноченьки не могу. Мне, говорит, без нее тот свет не мил.

НИКОНЕЦ, аж слезу пустил - вот, дескать, как плохо на том свете без коровы Порфирию Еремеичу. Опечалилась МАТУШКА.

МАТУШКА. Вон оно как... А подумать - так и конечно! Он и тут-то ее любил сильно, а уж там... Ну, что ж теперь делать...
Что ж теперь делать - вывела МАТУШКА корову во двор да отдала ее Никонцу. Обняла за шею, слезу уронила, но отдала.
Бери, коли веселее ему станет. Да привет передай. Да от сыночки тоже... Да еще скажи ему...

А НИКОНЕЦ уже и не слушает - пошел со двора с коровой. Видно, не терпится ему Порфирия Еремеича поскорей порадовать. А МАТУШКА вошла в дом, села у окошка да песню запела.

Травка золотится,
Солнышком согрета.
За окошком-птицы,
За окошком - лето.
А на сердце - стужа,
А в душе - кручина,
Потеряла мужа,
Воротить бы сына...
Эх, и зачем я Макарушку-то отпустила? Неспокойно как-то!

Ну, сын, слава Богу, никуда покуда не делся. Вот он на пороге стоит, ноги вытирает.

МАКАР. Эх, жизнь невеселая!
МАТУШКА. Макарушка! Ну что, сынок, нашел работу подходящую?
МАКАР. Какой там! Никто никому не нужен. Не требуется? Поваром правда в один дом пригласили.
МАТУШКА. Ну?
МАКАР. Ну, так прямо после обеда и выгнали.
МАТУШКА. Ну и ладно. И ничего. Раньше жили и еще проживем. Огородик распашем...
МАКАР. Эх, Матушка! Много ли на нашей земле-то вырастет! Нет, видно, придется корову продавать.
МАТУШКА. Корову?
МАКАР. Корову. Ага.
МАТУШКА. Корову? Ночку?
МАКАР. Да что с вами, матушка? У нас что, другая какая корова есть?
МАТУШКА. Другой нету... Да и этой теперь тоже... нет...
МАКАР. Как это такое - нет?
МАТУШКА. Отдала я ее, Макарушка.
МАКАР. Что?!. Кому?.. Зачем?..
МАТУШКА. Батюшке твоему послала.
МАКАР. Батюшке?!
МАКАР от неожиданности на пол сел.
Так ведь... Он ведь... Вроде... того...
МАТУШКА. А вот приходил от него гонец...
МАКАР в ужасе пальцем в пол тычет.
МАКАР. Оттуда, что ли?
МАТУШКА. Зачем - оттуда? Оттуда.
И она пальцем в потолок показывает.
МАКАР. И что?
МАТУШКА. Ну, так вот, говорит Никонец...
МАКАР. Никонец?
МАТУШКА. Ну да. Назвался он так - Никонец, с того света выходец.
МАКАР. Ну и что он?
МАТУШКА. Так вот, говорит он, скучает там батюшка наш без коровы...
МАКАР. Ух ты... С того света. Это ж надо?.. Погодите-ка, а точно ли он батюшку-то нашего знает?
МАТУШКА. А как же! Ведь все про нас он, Макарушка, ведает. И меня по имени величал и по отчеству, и Порфирия Еремеича, царство ему небесное. И даже Ночку - Ночкой так и называл.

Тут у Макара подозрение в душе шевельнулось. Да так шевельнулось, что его аж в пот бросило.

МАКАР. Погодите, погодите, матушка. А какой он из себя-то был, Никонец этот? В лохмотьях, такой, борода длинная? И волосы лохматые?
МАТУШКА. Во-во! И синий весь. А волоса­   зеленые!
МАКАР. Зеленые? Ну, это дели нехитрое... Точно! Он и есть.
МАТУШКА. Кто?
МАКАР. Да странник это, которого я на дороге повстречал. Вещуном себя называл. А я-то... Я-то тоже... Вот дурак!
МАТУШКА. Что ты, Макарушка?
МАКАР. Так ведь я же, матушка, ему сам все и выложил. И про вас, и про батюшку, и про корову. Ага... И дорогу сам указал! А вы его слушали!
МАТУШКА. Так ведь - синий... И зеленый!..
МАКАР. Зеленый? Ну, я его найду - он у меня попляшет! Это ж надо - так честных людей облапошить! Я не я буду, если Ночку нашу домой не ворочу. И гаду этому не отомщу и за обман и за обиду!
МАТУШКА.  Ой, не надо, Макарушка, не связывайся ты лучше!
МАКАР. Нет уж, Матушка. Вот вам мое слово, клятва моя: пока не отомщу негодяю - домой не возвращусь!
МАТУШКА. Погоди, Макарушка!
МАКАР. Прощайте, Матушка!
МАТУШКА. Ох-ох-хо... Постой. На-ка, вот, хоть три рубля. Припрятала на черный день. Возьми!
МАКАР. Прощайте!

Перекрестила Матушка сына на прощание и осталась одна. А МАКАР в погоню побежал...
... У крутого поворота
Есть поганое болото
Очень топкое.
Остров к берегу болота
Привязал когда-то кто-то
Тонкой тропкою.
Нет ни брода ни парома,
А на острове хоромы
С музыкантами.
И стоят среди болота
Изумрудные ворота
С бриллиантами.
Ветер песню просвистит,
Туча мимо пролетит,
Ясный месяц осветит
Поворот,
Но только птица долетит,
Да лисица добежит,
Только рыба доплывет
До ворот.
Хоть она и неприметна,
Отыщу я непременно
Тропку тонкую,
И ворота я увижу
И, наверное, услышу
Песню звонкую.
Только вот не поскользнуться,
Только вот не оступиться
Мне в болото бы,
Только вот не обмануться
И скорее очутиться
За воротами.

...Бежит, бежит МАКАР за Никонцем, а догнать не может - ноги ватные, как во сне бывает. Да еще раз за разом Матушка на пути встает:
«Не надо, Макарушка!»
«Не надо, Макарушка!»
«Не надо, Макарушка!»
«Что вы, Матушка, вот догоню, отомщу за вас, корову приведу, работать стану - уж как мы тогда заживем-то красочно!»
«Уж как заживем-то красочно!»
«Уж как заживем-то красочно!..»

Глядь - а Никонца как и не бывало...

...Сидит на стуле в будке своей ОКОЛОТОЧНЫЙ, шашкой над головой размахивает и орет. А МАКАР перед ним с ноги на ногу переминается.

ОКОЛОТОЧНЫЙ. Негодяи! Воры! Мерзавцы! Бандиты! Разбойники! Ух, как я их! Всех пересажаю! Потом сгною! Потом...
У МАКАРА надежда появилась.
МАКАР. Значит, поможете?
ОКОЛОТОЧНЫЙ. А как же? Ты, главное дело, приводи. А уж я его, подлеца... Арестую! Расстреляю! Потом четвертую! Потом... В порошок сотру! Потом... камня на камне не оставлю! Потом...
МАКАР. Так ведь чтобы привести, его поймать сперва надо...
ОКОЛОТОЧНЫЙ. Вот давай, лови, а уж я его... Уж я его... Шашкой изрублю! Зубами изорву! Потом...
МАКАР. Так где я его поймаю-то?
ОКОЛОТОЧНЫЙ. А вот это уже не мое дело. Мое дело - в будке сидеть. На посту! На страже! Негодяи! Воры! Мерзавцы! Бандиты! Разбойники!..

МАКАР еле от шашки Околоточного увернулся и выскочил из будки. Стоит растерянный. Что делать? Куда бежать? А вокруг Макара уже люди собрались, смотрят на него с интересом.

МАКАР. Да как же мне его ловить-то, старика проклятого? Искать-то где? Помог бы кто, люди добрые!

Да кто ж в таком деле поможет? Никто. Стал народ расходиться спешно. У всех сразу дела неотложные вспомнились.

Ну и ладно? Ну и пожалуйста! А я его все равно найду! Из-под земли достану?
И побежал МАКАР дальше Никонца искать...

...Деревни да села. Базары да ярмарки. Бежит МАКАР...

- Старика лохматого о коровой на видали?
- Видали, видали. Только давно. И не здесь...

... Бежит МАКАР.
- Старика с коровой не видали?
- Бывал старик с коровой. Как же? Только он не старик. И тебе навстречу пошел. Как это ты с ним не встретился?

...Бежит Макар,

- Старика с коровой не видали?
- Так продал он свою корову.
- Продал? Кому продал?
- Так старушке одной и продал...

...Бежит МАКАР. Устал. Уж и не видит ничего перед собой. Вдруг наткнулся на что-то. Бог ты мой! Да ведь это... Точно! Их это КОРОВА. Пятнышко в пятнышко. Ну, обрадовался МАКАР!

МАКАР. Ночка!  Ну наконец-то! 
Мычит КОРОВА.
Долго ж я тебя искал-то как!
Мычит КОРОВА.
Рада? Еще бы! А уж я-то как рад!
Мычит КОРОВА.
Ну что ты! Что ты! Скоро уже. Сейчас домой пойдем к Матушке... Сейчас...
Начал МАКАР корову от столба отвязывать, а тут СТАРУШКА появилась, с другой стороны к корове подошла.
СТАРУШКА. Сейчас, Зорька, сейчас, милая. Пойдем с тобой. Делать мне тута все равно нечего - все денежки на тебя, родненькая, ухлопала. Уж больно ты для нас теперь необходимая!
Мычит КОРОВА.
Рада? Еще бы? А уж я-то как рада?
Мычит КОРОВА.
Ну что ты! Что ты! Сейчас домой пойдем, к внучаткам моим, молочком их напоим, спать уложим.
Тут МАКАР из-за коровы выглядывает.
МАКАР. Хм-хм!
СТАРУШКА. Ох ты, Господи!
МАКАР. Так это, стало быть, бабуля, вы корову-то купили?
СТАРУШКА. Купила, милый, купила, ласковый...
МАКАР. А продавал ее такой старик лохматый с бородой?
СТАРУШКА. Ну, для тебя, может, и старик... Но лохматый, это точно. И борода была. Да и содрал-то, человек нелюбезный, такие денежки, сказать страшно. Все и отдала, что было. А как нам без коровки, как без кормилицы? Одна ведь я с пятерыми внуками мыкаюсь...
МАКАР. Только тут, бабуля, такое дело...
СТАРУШКА. Сына-то моего старшего на войне с басурманами убило...
МАКАР. Так вот, корова-то...
СТАРУШКА. ...а сына младшего в плену вражеском замучали...
МАКАР. Вона как! Только я вот хотел...
СТАРУШКА. ...а средний сын из окопов пришел, отдал денежки навоеванные, и от вражеских ран скончался, царство ему небесное. На них вот Зорьку-то и купила.
МАКАР. А...
СТАРУШКА. А невестки что? Невесток их всех в прошлом годе тиф да голод покосил. Вот и осталась я на старости лет и за бабку и за няньку и за отца с матерью...
МАКАР. Да-а...
СТАРУШКА. С коровой-то теперь полегче будет! Эй! Ты чего это? Никак, сынок, закручинился?  Ай-ай-ай!  Навела, старая, тоску, да? Ты уж прости меня. А нос не вешай - чужую беду на свой горбок не посадишь. Пойду я, пойду. Пошли, Зорька, пошли...

Стоит МАКАР в землю смотрит. А СТАРУШКА корову отвязала и увела. А МАКАР так стоять и остался. А потом плюнул в сердцах и тоже пошел куда-то.

МАКАР. Пойду в трактир и водки напьюсь. Ну, а что еще делать? Да еще так напьюсь, чтоб чертям тошно стало! На все три рубля, в общем напьюсь.
Полез МАКАР в карман  - а там пусто. В другой полез - там тоже.
Что за дела?
МАКАР все обыскал, все карманы повыворачивал - нет трех рублей. Либо обронил где, либо украл их вор бессовестный.
Да что ж это? Никак сперли? Матушка копила, на черный день берегла, а их в черный-то день и сперли. Да как же мне теперь, а? Корову хотел вернуть - не вышло, Старику поганому отомстить - ищи его, старика этого. Слово, выходит, не сдержал. Клятву, выходит, не выполнил. Так теперь еще и три рубля сперли? Да разве стоит после этого жить? Я вот спрашиваю, кому она нужна, такая жизнь-то? Правильно, никому. И ведь надо же, еще и три рубля, а? Ну, все однако к одному. Эх, пропадай моя жизнь никчемная! И какой же я все-таки человек невезучий... был.

Вот с таким вот разговором МАКАР по сторонам озирается, дерево нашел, подходящее вроде. Туда сюда, веревки нет. Поискал вокруг - да откуда ей тут взяться. Огорчился МАКАР. Да вовремя про ремешок вспомнил, на котором штаны его держатся. Обрадовался. Снял ремешок. Стал петлю налаживать - неудобно, штаны спадают. Но кое-как все ж таки петлю сделал. Забрался на дерево, ремешок к суку привязал. А в это время ТЕТКА мимо проходила. Смотрит - вешаться человек вроде собрался. Остановилась. Интересно.

ТЕТКА. Батюшки! Никак порешить себя задумал живой человек! Мамочки! Что же делать-то? Мне-то как быть? Как же я одна-то? Как же одна-то я, а? Одна-то я все увижу, а народ как же? Ой, позвать бы надо сбегать. А сбегать боязно: а ну как он уже того, успеет? Может не звать? Потом расскажу... А не поверят? Не верим, скажут, тебе, что своими глазами все видела. Нет, все ж таки сбегаю, позову. Я быстро! Я в один момент, туда и обратно.

ТЕТКА и впрямь быстро управилась. Вернулась и народ с собой привела. Встали все в полкружочка, смотрят. Тихонько между собой переговариваются. А МАКАР тем временем приготовления-то заканчивает. Слез с дерева. Хочет до петли дотянуться - не может: высоко петля. Подтащил колоду какую-то, забрался на нее, а она качается. МАКАР чуть не упал. Наконец встал устойчиво. Потянулся двумя руками к петле - штаны упали. Конфуз! МАКАР быстренько штаны одной рукой натянул, а другой за петлю держится. Дернул неосторожно - весь сук обломился. Тьфу ты! Никак повеситься не получается. Тут уже МУЖИК не выдержал.

МУЖИК. Экой же ты нескладный! Откуда у тебя только руки-то растут? Ну кто ж так вешается-то? Не умеешь - не берись.
МАКАР. А ты умеешь, что ли?
МУЖИК. А как же.
МАКАР. Ну, так научил бы, чем орать-то?
МУЖИК. А чего ж? Можно. Даже с удовольствием. Сейчас научу. Все покажу. Век помнить будешь!
Обрадовался МУЖИК, разволновался. Да и весь народ оживился. Засуетились люди добрые. Все помощь свою предлагают.
Это ж разве сук? Смотри, гниль одна. Сук надо добротный выбирать. Вот такой, например. Это сук, так уж сук! Такой троих выдержит! Вот. Теперича касательно ремешка. Ремешок в таком деле вещь мало пригодная. Разве что уж совсем по безвыходности. Так что, ты ремешок-то обратно в портки вдень, освободи руки-то. Вот. А веревочку я тебе сейчас подходящую принесу.
Убежал Мужик. МАКАР ремешок в штаны еще вдеть не успел,а тот уже возвращается. С веревкой.
Вот веревочка - это уже веревочка. Это уже будьте любезные. На такой повеситься - одно удовольствие! Да я бы сам...

Тут БАБА бежит. Орет во все горло.

БАБА. Тебе кто это позволил веревку без разрешения трогать?
Хвать у Мужика веревку и назад.
МУЖИК. Ишь ты? Тоже мне! Ну, ладно. Бог с ней, с веревкой. Не в веревке счастье. На такой случай может и твой ремешок сгодиться. Давай, сымай ремешок. А я пока что за мылом сбегаю.
Снял МАКАР опять ремешок, а МУЖИК уже  с мылом возвращается.
Вот мыльце - что надо. Душистое! Сейчас мы ремешок твой намылим для большей скользкости и все у нас...

Тут опять БАБА бежит.

БАБА. Тебе кто позволил мыло без спроса хватать?

Вырвала мыло у МУЖИКА из рук и убежала.

МУЖИК. Ишь ты! Королева! Тоже мне! Ну и ладно. Намылить-то я уже намылил почти. Вот. Теперь, значит, подставка. Эта колода это... дрянь колода. Не пойдет. Неустойчивая колода. Упадешь - шею себе сломаешь. Куда это годится? Ты вот что, ты пока петлю, значит, прилаживай, а я за табуреткой по-быстрому.

Убежал МУЖИК. МАКАР залез на дерево, привязал ремешок к суку. А тут как раз и МУЖИК о табуреткой подоспел. МАКАР с дерева спустился. МУЖИК табуретку аккуратненько под петлю поставил. Залез на нее. Показывает, значит.

Берется голова и просовывается в петлю. Главное поудобнее вставить, чтобы нигде ничего не жало, не давило.

В это время с одной стороны ВОР появляется, молодой парень, сильный, здоровый. А с другой стороны снова БАБА бежит.

БАБА. Тебе кто это разрешил табуретку без разрешения брать?
Да как дернет табуретку у Мужика-то из-под ног! Хорошо еще, что ВОР как раз в этот момент тоже подошел и МУЖИК ему прямо в распростертые объятия и рухнул. Освободил ВОР Мужика от петли.
ВОР. Фу-у! Вот дела!.. Ты чего это? Не молодой уже, вроде, мужчина, а дурак?
МУЖИК шею руками трет. Кряхтит.
МУЖИК. Да это не я! Не я это, понимаешь?
ВОР. А кто это?
МУЖИК. Это вот он все. Молодой! Не умеет ничего, а туда же...
И народ тоже на Макара пальцами показывает: «Это он все! Это все он!» Ну, ВОР к Макару.
ВОР. А ты чего? Тебе-то чего не живется?
МАКАР. Да невезучесть заела...
ВОР. Невезучесть, невезучесть... С невезучестью бороться надо!
МАКАР. Так я ж боролся. А она все равно заела...
ВОР. Ну ладно, пошли расскажешь...

Обнял ВОР Макара за плечи и повел прогуляться. А НАРОД на Тетку набросился:

- И это все?
- И чего звала, спрашивается?
- «Вешается, вешается», а никто и не повесился даже!
- Зря только от делов оторвала!
А ТЕТКА оправдывается.
ТЕТКА. Так кто ж знал, что все так плохо кончится? Я ж как лучше хотела.
И стал НАРОД расходиться понемногу. А МАКАР о ВОРОМ возвращаются.

ВОР. ...Так-то оно, конечно, так. Но все равно, чтобы из-за трех рублей в петлю...
МАКАР. Так ведь корова же, и не отомстил... Клятву не выполнил!
ВОР. Да где ж тебе, простому да честному, злодею-то отомстить? Тебе самому сперва надо хитрости да жульству всякому обучиться. А потом уже...
МАКАР только рукой махнул.
МАКАР. Кто ж это меня жульству-то обучать будет?
ВОР. Да хоть я. Я ведь по роду занятий есть кто? Я по роду занятий есть вор.

«...Караул! Караул! Ограбили! Держи вора! Все пирожки обманным, путем умыкнули!..»

Бежит по базару БАБА. Кричит, как резаная. А МАКАР с ВОРОМ сидят в укромном месте, пирожки доедают. Наелись.

ВОР. Ну, как? Научился?
МАКАР. Не-а. Не совсем, то есть. Покажи-ка еще разок быстренько!
ВОР. Ну ладно. Смотри.

Встал ВОР и пошел было еще за пирожками. Да вдруг остановился.

МАКАР. Ты чего?
ВОР. Не могу. Сыт. А сытому воровать - совесть не позволяет.
МАКАР рассердился.
МАКАР. Эх ты? А еще учить взялся.
ВОР. Да уж, пожалуй, плохой учитель я оказался.
МАКАР. Эй, погоди? Это что же... Это что же получается такое? Я же клятву матушке дал? У меня же надежда появилась! Что же мне прикажешь клятву нарушать?
ВОР. Нет, зачем? Нарушать не надо. А надо тебе, видимо, идти Данилова искать.
МАКАР, Какого еще Данилова?
ВОР. А есть такой на свете хитрец знаменитый, негодяй отпетый, пройдоха прославленный. Может, он тебя в науку возьмет?
МАКАР. А чего, может, и возьмет... Может и возьмет! Ладно, я побежал тогда.

И побежал МАКАР теперь уже Данилова искать. А ВОР ему вслед кричит.

ВОР. Постой! Слышь, погоди? Три рубля-то! Три рубля-то тогда, это я у тебя украл. Слышь, возьми, а то совесть меня замучает.
Но Макару некогда останавливаться. Он злодею отомстить спешит.

МАКАР. Некогда мне, некогда!..

















ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

...Ой, да были листья, а теперь не стало,
На весь лес остался лишь один листок.
Ой, да кукушка мне года гадала
И нагадала лишь один годок.
А потом кукушке, видно, стыдно стало,
Добрые кукушки нынче на Руси:
«Я тебе, милый, нагадала мало,
Хочешь покукую, только попроси?»
Что ты, кукушка, милая подружка,
Я для жизни долгой слишком одинок.
Лучше, кукушка, мне шепни на ушко,
Будет ли мне счастья хоть один денек?
Близко метели, листья облетели,
Одному листочку долго не висеть.
Лучше б мы, что ли, на прощание спели,
Жаль, что ты, кукушка, не умеешь петь...

...Бежит, бежит, бежит МАКАР. Сквозь день и сквозь ночь пробегает. Сквозь зиму и сквозь лето. И снова МАТУШКА на пути:
- Макарушка, сынок!
- Некогда мне, некогда...

Бежит, бежит МАКАР...

- Господи, а изменился-то как! Осунулся, бородой зарос - не узнать? Ты бы остригся...
- Некогда, матушка, некогда...
Бежит МАКАР, бежит.

- Да бог о ним, со злодеем-то, а? Я вот и забыла все давно?..
- Некогда, мамаша, некогда...

Бежит МАКАР, бежит... Народ вокруг появляется. Вроде люди знакомые все, да только чудные какие-то. К одному подбежал МАКАР, а он исчез, к другому - а его будто и не было. То ли люди, то ли тени, то ли призраки. А один призрак смеется:

- Долго вы меня, молодой человек, искали, долго...

ДАНИЛОВ. Долго вы меня, молодой человек, искали, долго...
ДАНИЛОВ сидит у себя в доме. Макара расспрашивает.
А кто же это вам, интересно, искать меня посоветовал?
МАКАР. А вор один базарный.
ДАНИЛОВ. Ах, вор базарный... А что же этот базарный вор сам вас обучить не взялся?
МАКАР. Да он было взялся, только все ему эта мешала...
ДАНИЛОВ. Что ему мешало?
МАКАР. А совесть.
ДАНИЛОВ. Совесть? А что это такое - совесть?
МАКАР. Ну как же... Эта... Ну, такая... есть...
ДАНИЛОВ. Нету!
МАКАР. Чего?
ДАНИЛОВ. Нету, друг мой! В человеческом организме совести нет. Вот, не угодно ли полюбопытствовать?

И тут ДАНИЛОВ перед оторопевшим МАКАРОМ огромную цветную картину развернул - человеческий организм в разрезе. Взял указку в руки.

Чем только не наполнена человеческая оболочка. Есть тут на любой вкус принадлежности. Вот, например, легкие - пульмо по-латыни. Забирают из воздуха все полезное, а вредное, представьте себе, за ненадобностью выбрасывают. Как придумано! А это вентрикулус, что в переводе с латинского означает - желудок. Забирает все полезное из пищи. Каково?
ДАНИЛОВ рассказывает так, словно человек - это его творение.
...Это - гепатос. Печень по-нашему. Вот селезенка, вот почки. Другими словами - ливер. Все что угодно имеется, даже сердце, а вот совести, как видите, нет.

Пока ДАНИЛОВ говорит, МАКАР завороженно картину рассматривает.

МАКАР. Господи, как у свиньи!
ДАНИЛОВ. Совести нету и медицина доказала это со всей очевидной ясностью.
МАКАР. А вот тут, может...
ДАНИЛОВ. Тут не может. Тут пузырь...
МАКАР. Так может, в пузыре-то как раз у людей совесть и хранится?
ДАНИЛОВ. В пузыре, молодой человек, у людей желчь хранится. И не надо. Не ищите. Напрасный труд. Ее нету. Многие искали, никто не нашел. Человеческий организм для совести мало приспособлен. Не оставлено в нем для нее места. Ну-с, убедились?

МАКАР помялся. За картину заглянул. Совести и там не было.

МАКАР. Убедился...
ДАНИЛОВ. Ну, а тогда - занятие первое? Вот представьте себе, что нету у вас в кармане денег ни гроша...
МАКАР. Тут и представлять нечего?
ДАНИЛОВ. Хорошо, тогда представьте, что у меня в кармане ни гроша нету...

МАКАР огляделся по сторонам. Задумался. Напрягся. Аж покраснел весь.

МАКАР. Не могу...

ДАНИЛОВ вдруг весь сгорбился, скукожился, затрясся и в древнего старичка превратился. Зашамкал, скрипучим голоском заговорил.
ДАНИЛОВ. Ох, сынок! Ох, миленький? Да откуда ж у меня денежки, у старичка бедного? У бедного, у голодного? У всеми заброшенного?
И совсем другим голосом.
Ну, а теперь представили?
МАКАР. Во дает!
ДАНИЛОВ. Эх, молодой человек? В нашем деле без фантазии никак нельзя. Ничего не получится.
МАКАР испугался.
МАКАР. Да ладно, ладно, представил я...
ДАНИЛОВ. А в таком случае действуйте, выручайте старичка!
МАКАР. Это чего, денег, что ли, раздобыть?
ДАНИЛОВ. Попробуйте.
МАКАР. А где?
ДАНИЛОВ. Молодой человек!
МАКАР. А-а, ну да! Ага. Понял. Сейчас.
ДАНИЛОВ. Попробуйте.

Бежит МАКАР по улице. Люди разные навстречу попадаются. Многие даже важные очень. Наверняка денег полны карманы. Да только как к ним подступишься? Бежит МАКАР дальше, бежит, вдруг...

МАКАР. Мать честная! Кошель валяется. Вот везет!

Наклонился МАКАР кошель подобрать, а тот взял и отъехал маленько в сторону, МАКАР за ним, а тот от него, МАКАР прыгнул, кошель отпрыгнул. Так МАКАР до забора доскакал. Кошель исчез, а из-за забора смех ребячий! «Обманули дурака на четыре кулака!» А потом топот - убежали шутники.

Вот я вам! Поймаю-то уши-то надеру! Ага. По шее-то накостыляю! Ишь, чего придумали!..

Бежит МАКАР дальше. Глядь - пальто висит. Что за чудеса: в чистом поле и вдруг пальто! Пустое. Без никого внутри.
Вот те раз? Пальто.

Обошел МАКАР вокруг. Пощупал осторожно. Добротное. Внутрь заглянул на всякий случай. Нет никого. Огляделся МАКАР и ну по карманам шарить, деньги искать. И тут вдруг ДЯДЬКА из-за бугорка встает. Из травки. Потягивается.

ДЯДЬКА. Не, не ищи. Нету. Давно уже нету. Вот и решил продать пальто. Купи пальто!
МАКАР. Ух ты как меня напугал! Фу. А ты тоже, место нашел пальто продавать! Отнес бы на базар...
ДЯДЬКА. На базар! На базар идти-то сколько. А потом на базаре каждый дурак продаст. Ты вот здесь попробуй!
МАКАР. Мне-то чего пробовать? Сам пробуй, раз такой умный?
ДЯДЬКА. Вот я и пробую. Купи пальто?
МАКАР. Да ты это... Ты что? Спятил? На что я его куплю, коли денег нет?
ДЯДЬКА. Ну, а нету, так и проваливай. Тоже мне - вор, а денег нету.
МАКАР. Так я это... я... не вор.
ДЯДЬКА. А кто ж ты?
МАКАР. Я-то?
Задумался МАКАР.
А-а, ну тебя?

Бежит МАКАР дальше. СЛЕПОЙ сидит у дороги - побирается. Очки большие черные. Кепка у ног. Мимо люди прошли. Монетку в кепку бросили. Звякнула монетка. Остановился МАКАР. Помялся. Потоптался. Стал тихонько к Слепому подкрадываться. На цыпочках. Вдруг шагнул неосторожно - оступился. Шум поднял. Сам же испугался. Подпрыгнул и рядом со Слепым на землю плюхнулся.

МАКАР. Фу-у! Здрасьте!
СЛЕПОЙ. Здорово.
МАКАР. Ага. Сидишь?
СЛЕПОЙ. Сижу.
МАКАР. Понятно.
П о м о л ч а л и.
Ну, как сам-то?
СЛЕПОЙ. Твоими молитвами.
МАКАР. Чего? Моими?.. А-а! Ну да. Понятно.

Еще помолчали. МАКАР все норовит руку в кепку  запустить, да не решается. От страха и неудобства его аж в пот бросило.

Фу-у, жарища!
СЛЕПОЙ. Прохладно.
МАКАР. Чего? А-а! Ну да. Зуб на зуб не попадает. Вот погода - то в жар, то в холод!

Тут МАКАР все-таки рукой до кепки добрался. Стал деньги сгребать. А СЛЕПОЙ его за руку - хвать!

СЛЕПОЙ. Ай-ай-ай!
МАКАР. Ты чего? Чего ты! Пусти!
СЛЕПОЙ. Нехорошо.
МАКАР. А ты чего, видишь, что ли?
СЛЕПОЙ. Ну, вижу, допустим.

Снял СЛЕПОЙ очки и оказался ВОРОМ, который Макара в свое время пирожки воровать учил.

МАКАР. Ты-ы?
ВОР. Ты?
МАКАР. Ага.
ВОР. Изменился-то как!
МАКАР. Так ты тоже, я смотрю...
ВОР. Да вот, видишь, пришлось занятие сменить.
МАКАР. Чего так?
ВОР. А-а, тяжело воровать стало. Привыкли все ко мне. Да и я ко всем привязался. Ну как у знакомого-то своруешь? Вот и пришлось место сменить да слепым стать, слепому сами подают. Ну, а ты как?
МАКАР. Я вот у Данилова обучаюсь.
ВОР. Правда? Нашел, значит!
МАКАР. Ага. Послал меня за деньгами. Задание такое дал. Ну, урок вроде. Я и так и сяк пробовал, ничего не вышло. Гляжу - ты сидишь. Ну я и... Эх, видать придется с пустыми руками к Данилову возвращаться. Прогонит, наверное...
ВОР. Зачем с пустыми? Бери вот три рубля да иди.
МАКАР. Как же такое?
ВОР. А чего ты? Я ж должник твой. Помнишь, три рубля тогда я у тебя спер? Хотел отдать, да ты убежал. Бери теперь.
МАКАР. Ты что, правда, что ли?
ВОР. Правда.
МАКАР. Ой, ну ты это... Ну, ты прямо?.. Эх, до чего ж ты... Ну, ладно, я тогда побежал?

Взял МАКАР деньги и к Данилову побежал. А ДАНИЛОВ его уже поджидает.

МАКАР. Вот! Три рубля!

У Макара рот до ушей - довольный. ДАНИЛОВ мелочь пересчитал.

ДАНИЛОВ. Действительно три.

Ну МАКАР начал свою историю рассказывать. Да таким голосом, будто он что-то ужасно героическое сотворил.
МАКАР. Ага. Иду я, значит, по дороге, смотрю - кошель кто-то обронил. Я тихонечко к нему подбираюсь...
ДАНИЛОВ. А он тихонечко от вас отползает.
МАКАР. Чего? А, ну да. Ну, это так. Я ногой его ка-ак поддал! Это ж дело нехитрое - найти-то! Верно? Ну вот. Я дальше. Гляжу - пальто висит. Ну, я подкрался по-тихому и...
ДАНИЛОВ. А тут и хозяин из травки встает.
МАКАР. Чего? А-а, ну да... встает... конечно... В общем... Да. Ну, так я тогда дальше. Чего с этого мужика-то возьмешь? Бесполезный мужик! Иду, иду, смотрю - слепой сидит. Ну, уж этого я ловко облапошил! Подсел, то да се, слово за слово, а сам...
ДАНИЛОВ. Тут слепой очки снимает...
МАКАР. Да вы чего, видели все, что ли?
ДАНИЛОВ. А как же? На первых порах за учеником глаз да глаз нужен.
Погрустнел МАКАР.
МАКАР. Ну вот...
ДАНИЛОВ. А что «вот»? Похвально, молодой человек, похвально.
МАКАР. Да чего ж тут похвального-то? Плохо я задание-то выполнил.
ДАНИЛОВ. Ну, задание вы, по правде сказать, выполнили посредственно. Очень посредственно. А вот то, что обмануть меня хотели - похвально. Весьма похвально. Толк будет! Так что в целом будем считать, что первый урок прошел успешно. Если так дело и дальше пойдет - через год будете отпетым...
МАКАР. Через го-од? Долго-то как? А что, господин Данилов, побыстрее никак нельзя?
ДАНИЛОВ. Ну, во-первых, зачем так официально - господин Данилов? Зовите меня просто - Учитель. А во-вторых, спешить  в нашем деле нельзя. Вы ведь, насколько я понял, отомстить кому-то желаете?
МАКАР. Да вот подлецу одному. Он, знаете...
ДАНИЛОВ. Не знаю и знать не хочу. Я, молодой человек, сам подлец. И скромно полагаю, что в этом искусстве равных себе не имею. Я ведь, положа руку на сердце - помните где сердце? - так вот, почему я за ваше обучение взялся? Да только лишь из любви к искусству своему. Я человек старый, жить мне недолго осталось...
МАКАР. Так вот, тем более скорей, значит, надо?
ДАНИЛОВ. Фу, молодой человек, некультурно! Да и глупо. Быстро можно только мелким пакостям обучиться, а чтобы всем искусством целиком овладеть...
МАКАР. Да мне целиком не надо, мне только отомстить чтобы...
ДАНИЛОВ. Хм, вам отомстить. А мне дело жизни своей в надежные руки передать надобно. И хватит спорить. Либо я вас учу, либо...
МАКАР. Нет-нет! Либо учите! Я быстро! Я способный? Я это ваше искусство вмиг. Давайте скорей второй урок.
ДАНИЛОВ. Ну что же, второй так второй. Вон, видите, мужичок товар на базар везет?

...Идет МУЖИЧОК по дороге. Толкает перед собой тележку. На тележке сундуки о товарами. А ДАНИЛОВ Макара обучает.

Как у мужичка сундуки отобрать?
МАКАР. Стукнуть по башке и отобрать.
ДАНИЛОВ. Фу-у, молодой человек, некрасиво! Это же разбой. А мы о вами про искусство толкуем. Где же игра ума? Где причуды воображения?
МАКАР. Ну, и как же их с причудами отобрать?
ДАНИЛОВ. Подайте мне сапоги из гардеропа!
МАКАР. Так вы и так уже в сапогах!
ДАНИЛОВ. Я говорю, подайте мне сапоги из гардеропа!
МАКАР. Сапоги, сапоги... Сундуки надо отбирать быстрей, а он - сапоги...

Идет МУЖИЧОК по дороге, тележку перед собой толкает. Мрачный такой Мужичок, недовольный. Солнце палит. С мужичка пот градом льет.

МУЖИЧОК. От жарища-то, чтоб тебя... чтоб ей... чтоб...

Катит МУЖИЧОК тележку. Вдруг гром ухнул. Дождь пошел.
От погода, чтоб тебя... чтоб ей... чтоб...
Катит МУЖИЧОК тележку. Колесо заскрипело.
От скрипит, зараза, чтоб тебя... чтоб ему... чтоб...
Катит МУЖИЧОК тележку. Кукушка закуковала.
От кукушка, чтоб тебя... чтоб ей... чтоб...
Схватил МУЖИЧОК камень с дороги, да как метнет! Кукушка замолкла.
Ага! Я тебе покукую!.

МАКАР с ДАНИЛОВЫМ лесом идут. МАКАР два сапога несет. Торопится. Все побежать норовит. А ДАНИЛОВ не спешит.

МАКАР. Слышь, опоздаем, Учитель!
ДАНИЛОВ. Не опоздаем. Мы же коротким путем двигаемся.
Наконец дошли до нужного места.
Ну-с, молодой человек, действуйте!
МАКАР к дороге побежал, сапоги на дорогу бросил и обратно возвращается. А ДАНИЛОВ головой качает.
Вы сколько сапог положили?
МАКАР. Как? Оба два.
ДАНИЛОВ. А я вам сколько велел?
МАКАР. А-а-а!
МАКАР себя кулаком по лбу стукнул.
Во? черт! Забыл. Побыстрей хочется. Счас...
Подбежал к дороге, один сапог забрал, к Данилову вернулся. И пошли они дальше.

...Катит МУЖИЧОК тележку по дороге. Вдруг споткнулся обо что-то.
МУЖИЧОК. От дорога, чтоб тебя... чтоб ей... чтоб...
Посмотрел под ноги - сапог.
А-а? М-м? Хорошо живем! Сапогами бросаемся. От народ! Что тебя... чтоб его... А жалко, что один. Было б два - взял бы. Или была б нога одна - тоже бы взял. Так ноги, как назло, две. Не возьму.
И пошел МУЖИЧОК дальше.
А МАКАР с Даниловым опять короткой тропкой к дороге подошли. МАКАР второй сапог бросил и спрятались они с Даниловым в кустах.

...Катит МУЖИЧОК тележку по дороге. Вдруг споткнулся обо что-то.

МУЖИЧОК. От дорога, чтоб тебя... чтоб ей... чтоб...
Посмотрел под ноги - второй сапог.
А-а? М-м? Ты гляди - второй сапог? А я первый не взял. От дурак, чтоб меня... чтоб мне... чтоб... Пойду возьму.
 
Оставил МУЖИЧОК тележку на дороге, а сам за первым сапогом побежал. ДАНИЛОВ с МАКАРОМ из кустов вышли, сундуки с тележки сняли и только их и видели.

Возвращается МУЖИЧОК к тележке. Идет, сапогами любуется. Вдруг на тележку взглянул.

А-а? М-м? Ну, конечно. Правильно, В кои-то веки сапоги нашел - так сундуки сперли. От жизнь! Чтоб ее...

И покатил МУЖИЧОК пустую тележку дальше.

...ДАНИЛОВ сидит один, чай пьет из блюдечка, МАКАР в комнату врывается - довольный, веселый, свертком каким-то размахивает.

МАКАР. Что это вы, господин Учитель, чай пустой выпиваете?
ДАНИЛОВ. А с чем мне его пить прикажете? Я человек одинокий, варенья себе не варю...
МАКАР аж весь ходуном ходит, такой он собой довольный.
МАКАР. Ну, варениев, оно, конечно, не варите, а от медку, я думаю, не откажетесь?

И МАКАР перед Даниловым банку меду поставил. Да так еще громко поставил, мол, знай наших!

ДАНИЛОВ. От меду, верно, не откажусь, а позвольте узнать, откуда сей дар природы?
МАКАР. Ха, откуда, откуда! Что я, зря, что ли, у вас обучаюсь? На базаре стырил.
ДАНИЛОВ. Эх, молодой человек! Пожалуй, что вправду зря вы у меня обучаетесь.
МАКАР. Э! Э! Это то есть как это?
МАКАР даже с угрозой заговорил.
ДАНИЛОВ. Да так. Ну что это такое - «на базаре стырил»? Ай-ай-ай? Небось зазевалась какая-нибудь бедная женщина, а вы у нее и...
МАКАР. Во-во! Точно. Зазевалась дура, а я и...
ДАНИЛОВ. Ну и куда это годится?
МАКАР. А как же еще?
ДАНИЛОВ. А так, молодой человек, надо работать, чтобы люди вам сами все отдавали, да еще и за честь почитали.
МАКАР. Ну, это уж как-то совсем мудрено.
ДАНИЛОВ. А вы как хотите? Мы ведь с вами должны вперед продвигаться. В науке знаете как? От малого к большому, от простого к сложному. И вот поэтому скажите вы мне, что нужно иметь, чтобы народ на базаре вам все сам отдал?
МАКАР. Вопрос у меня.
ДАНИЛОВ. Пожалуйста.
МАКАР. А народ наш, или может заморский какой?
ДАНИЛОВ. Наш, наш. Самый что ни на есть наш.
МАКАР. Тогда - пушку.
ДАНИЛОВ. Господи, да что ж вы кровожадный-то какой? Не пушку надо иметь, а вид. Внешний вид соответствующий.
МАКАР. Это еще как?
ДАНИЛОВ. Скоро поймете.
МАКАР. Скоро, да?!
ДАНИЛОВ. В свое время. Подайте мне простыню из гардеропа!
МАКАР. Простыню-то зачем?
ДАНИЛОВ. Подайте мне простыню из гардеропа!

...Шумит базар, гудит базар. Товары свои покупателям предлагает.

- А кому пирожки!
- А кому молочка парного!
- А кому сапоги, чтоб им...
А МАКАР с ДАНИЛОВЫМ к будке Околоточного подходят. МАКАР-то как всегда одетый, а ДАНИЛОВ наоборот - голый, в простыню завернутый. МАКАР суетится, торопится, а ДАНИЛОВ наоборот - как патриций римский вышагивает, веником березовым мух отгоняет. Хоть ДАНИЛОВ Макару и успел уже кое-что рассказать, но видно нелегко еще Макару наука дается.

МАКАР. А откуда ж, Учитель, видно, что вы - генерал?
ДАНИЛОВ. А что, видно, что я не генерал?
Макар Данилова со всех сторон осмотрел.
МАКАР. Да нет, вроде нигде не видно.
ДАНИЛОВ. Ну, а тогда стойте здесь, слушайте, наблюдайте и на ус, как говорится, мотайте.

И вошел ДАНИЛОВ к Околоточному. И ну орать с порога.

Встать! Сидеть! Молчать! Руки вверх! Как стоишь? Молчать, когда с тобой генерал разговаривает! От инфантерии! Безобразие! Позор! Стыд! Докатились! Доигрались! Достукались! Обленились! Развратились! Опустились! Зажрались! Зажирели! Дожили! У тебя под носом! Генералов раздевают! От инфантерии! До гола! А тебе чихать! Плевать! Безразлично! Штаны! Штаны, болван! У генерала в бане! Всю одежду! Начисто! Вместе с лампасами! А ты? Молчать! А ты, я тебя спрашиваю? Молчишь? Не чешешься? Не шевелишься? Мундир! Мундир, идиот! Молчать! Фуражку! Сидеть! Стоять! Лежать!

Выходит из будки ДАНИЛОВ - МАКАР от неожиданности рот разинул. Мундир на Данилове черный, штаны форменные и фуражка на голове. Вылитый Околоточный.

МАКАР. Ух ты! Вот это номер!
ДАНИЛОВ. Ну как, молодой человек? Теперь, пожалуй, что вид для базара подобающий?
МАКАР. Подобающий, Учитель, подобающий! Вот, ей-богу, подобающий. Пошли скорей. Ух, чего будет! Прямо терпежу никакого нет!

Идут МАКАР о ДАНИЛОВЫМ, а за ними ОКОЛОТОЧНЫЙ, голый, кое-как простыней подпоясанный. Шашкой над головой размахивает.

ОКОЛОТОЧНЫЙ. Ваше скобродие! Ваше скобродие! Шашку-то позабыли?

...Гудит базар. Шумит. Голосами звонкими красками яркими переливается.

- А кому пирожки румяные!..
- А кому молочка парного!..
- А кому сапоги!.. Даром отдаю, чтоб их!..
- А вот семечки каленые, покуда мешок не съешь, не остановишься!..
- Тыква, тыква? Кому тыква?

И вдруг затих базар. Такая тишина наступила, что даже жутко сделалось. И только шаги слышны - топ... топ... топ... Это ДАНИЛОВ в форме полицейской между рядов вышагивает. Медленно идет, важно. В руках корзина огромных размеров. Перед каждым торговцем шаг замедляет и смотрит прямо в глаза строго и пристально.

ДАНИЛОВ. Так... Ну... а ты, бабка, чем спекулируешь?
БАБА. Я-то? Так я ж разве...
ДАНИЛОВ. Чем-чем?
БАБА. Ну, тыквой. Только я ж разве...
ДАНИЛОВ. Ах тыквой? Нехорошо. Очень нехорошо.
БАБА. Ваше благородие! Родненький? Не губи, батюшка!  А то может тыковку возьмешь? Ты глянь, какая она сладенькая.

И сунула ТОРГОВКА тыкву Данилову в корзину. И долго еще причитала, только ДАНИЛОВ к ней сразу всякий интерес утратил и уже следующей торговке строго в глаза смотрит.

ДАНИЛОВ. Так... Ну а ты...
ТЕТКА. А вы, молодой человек, какие семечки больше обожаете, черные или белые?
ДАНИЛОВ. Я? М-м...
ТЕТКА. Ну, тогда я вам таких мешочек да других кулечек.

Так ДАНИЛОВ весь базар прошел, даже сапоги у Мужичка отобрал, и с полной корзиной к Макару вернулся.

МАКАР. Нет, ну это ж надо, а! Вот это я понимаю! Ну, я счас тоже! Ух, я...
ДАНИЛОВ. А все ли вам понятно? Все ли запомнили?
МАКАР. Да чего ж тут не понять? Понятно все. Сперва значит! «Чем спекулируешь?», а потом, значит, «чем-чем?», потом «нехорошо-нехорошо»...
С этими словами МАКАР все содержимое корзины на землю вытряхивает и бегом к прилавкам.
Все помню! Ух, я счас! Я счас тоже... Я быстро!..

Подбегает к Бабе. Все слова положенные говорит, ждет, что Баба ему тыкву отдаст, а БАБА не отдает. МАКАР тогда сам руки тянет, давай, мол! Тут БАБА как размахнется да как даст Макару тыквой по башке! Раскололась она - тыква, конечно, - пополам и у Макара на волосах кучка семечек тыквенных осталась. Отскочил МАКАР.

МАКАР. Ты чего, тетка, совсем, что ли?
БАБА. Давай-давай, проваливай отсюда!

Подбежал МАКАР к другой торговке, к ТЕТКЕ, что семечками торговала.

МАКАР. Ну, а ты чем...
ТЕТКА. Что это ты, голубь, недовольный какой?
МАКАР. Довольный-недовольный... Давай сюда семечки!
ТЕТКА. Да куда ж тебе еще? У тебя и так вона сколько.

Взяла ТЕТКА одну семечку у Макара с головы, разгрызла, а шелуху Макару прямо в лицо выплюнула. Отскочил МАКАР, стряхнул семечки с головы, огрызнулся и дальше побежал. К последнему к МУЖИЧКУ подбегает, который уже и без сапог остался. Наклонился через прилавок. Глаза бешеные.

МАКАР. Давай!!!
МУЖИЧОК. На!!!

Размахнулся МУЖИЧОК да как двинет Макару в глаз. МАКАР отлетел, кубарем покатился и в ногах у Данилова оказался. ДАНИЛОВ посмеивается.

ДАНИЛОВ. Ну что, молодой человек, отоварились?

МАКАР только сидит покряхтывает, поойкивает, за глаз двумя руками держится.

Все торопитесь? Все спешите? Эх, молодость... Что же вы побежали-то? А внешний вид? Форму-то я для чего доставал? Форма, знаете, порой поважнее содержания бывает.

Тут МАКАР так себя по лбу стукнул, что у него и на лбу шишка надулась.

МАКАР. А-а? Вот, черт! Забыл. Во дурак? Ну ладно. Сейчас. Быстро.
Зашли МАКАР с Даниловым за кусты, одни головы видать.

ДАНИЛОВ. Да, внешний вид, как вы заметили, большое значение имеет. Важно только этим видом правильно воспользоваться. Усвоили?
МАКАР. Усвоил, усвоил...
Вышли из-за кустов - ДАНИЛОВ в Макаровой одежде, а МАКАР - в Даниловской. В форме полицейской то есть.
Ух, уж я воспользуюсь! Ну, я им сейчас,..
ДАНИЛОВ. Ничего не забыли?

Но МАКАР не слушает, он уже опять вдоль прилавков бежит. К БАБЕ подбежал. Схватил тыкву и без разговоров бац БАБЕ по голове! Осела БАБА. А МАКАР дальше, к той, которая с семечками. Набрал семечек полный рот и - тьфу! - в лицо ей. ТЕТКУ как ветром сдуло. А МАКАР уже другим мстит, других обидчиков наказывает. Наконец и до Мужичка добрался. МУЖИЧОК видит - Околоточный новый в глаз ему метит. Скис МУЖИЧОК, обмяк. МАКАР хотел было вдарить со всей силы да видать все же жалко ему Мужичка стало напоследок. И он легонько его так ладонью по лбу - стук!

МАКАР. Ладно, живи.
Отряхнул МАКАР руки, как после дела сделанного и довольный к ДАНИЛОВУ возвращается.
Вот так вот! А то ишь?..
ДАНИЛОВ. Ну, допустим. А где же урожай? Улов, так сказать? У вас какое задание было?
МАКАР. Ну-у...
ДАНИЛОВ. Вам что велели?
МАКАР. Так...
ДАНИЛОВ. А вы что сделали?
МАКАР. А-а-а!
МАКАР себе опять шишку на лбу поставил.
Ладно, все. Сейчас. Смотри, Учитель. На пятерку.

Взял корзину и побежал было. Но остановился и медленно пошел. Степенно. Вдоль рядов вдаль. Только вот базар-то пуст. Нет никого на базаре, один МАКАР вышагивает. И музыка звучит неземная. И радуга с небес опускается, и ворота в той радуге изумрудные. С бриллиантами. Подошел МАКАР к воротам, отворить собрался. Да только вдруг с другой стороны в ворота ломиться кто-то стал. МАКАР ворота держит, не пускает. А с той, другой стороны жмут, давят. МАКАР из последних сил выбивается. Не удержал, отпрянул. Распахнулись ворота. И ворвались в них все: и БАБА с тыквой наперевес, и ТЕТКА с семечками, и МУЖИЧОК без сапог, и ОКОЛОТОЧНЫЙ в чем мать родила. А за ним на Корове верхом СТАРУШКА въезжает, саблей над головой размахивает. И вся эта процессия на Макара наступает. А МАКАР пятится. А они наступают. И вот уже Макару и податься некуда. Гудит толпа. Страшно! МАКАР руками закрывается, «мамочка!»...
И вдруг тихо сделалось. И темно совсем. И очень тихо. И долго тишина стояла. А потом в тишине шаркание ног послышалось. Покашлял кто-то. Вздохнул. Спичкой чиркнул, свечу зажег. И оказалось - МАКАР со свечой в исподнем стоит. Перед картиной, на которой человек в разрезе показан. Смотрит МАКАР на картину внимательно. То к сердцу свечу поднесет, то к легким спустится. Всю картину обшарил - ничего опять не нашел.

МАКАР. Нету. А чего ж тогда спится плохо? Должно ведь хорошо спаться. Спокойно...

И пошел МАКАР спать спокойно, да тут ДАНИЛОВ из темноты возникает.

ДАНИЛОВ. Удостоверились?
МАКАР. Да я как-то это... Не спится вот... Дай, думаю...
ДАНИЛОВ. Правильно, что не спится. Как-никак последнее задание завтра.
МАКАР. Что?! Завтра? Неужто последнее?
ДАНИЛОВ. Последнее. Вы же, по-моему, спешили очень.
МАКАР. Ой, это точно. Спешил, ага.
ДАНИЛОВ. Ну вот и дождались. Премудрости науки нашей вроде освоили. Пора и итоги подводить.
МАКАР. Чего?
ДАНИЛОВ. Ну, бабки подбивать.
МАКАР. А-а...
ДАНИЛОВ. Отвечайте, всех обманете?
МАКАР. Всех, Учитель.
ДАНИЛОВ. Всех в заблуждение введете?
МАКАР. Всех, Учитель.
ДАНИЛОВ. Гордого?.. -
МАКАР. ...кротостью.
ДАНИЛОВ. Робкого? - ...
МАКАР. ...храбростью.
ДАНИЛОВ. Глупого? - ...
МАКАР. ...лестью.
ДАНИЛОВ. Умного? - ...
МАКАР. ...честью.
ДАНИЛОВ. Сильного? - ...
МАКАР. ...верностью.
ДАНИЛОВ. Доброго? - ...
МАКАР. ...вредность.
ДАНИЛОВ. Слабого?
МАКАР. Не пощажу,
ДАНИЛОВ. Убогого?
МАКАР. Не пожалею!
ДАНИЛОВ. Правильно, Молодец! Осталось теперь последнее задание. Вот выполните его и...
Всхлипнул.
... и уйдете. И останусь я опять один, старенький старичок!..
МАКАР. А задание-то какое, Учитель?
ДАНИЛОВ. Что, совсем старичка не жалко?
МАКАР. Так... это...
ДАНИЛОВ. Правильно, что не жалко. Смотрите-ка, способным оказался!.. А задание-то? Задание сложное, молодой человек, некоторым образом экзамен. На вольную тему. Что хотите, то и совершите. А пока идите спать до рассвета.

МАКАР. Чего хочу?
ДАНИЛОВ. Что хотите, то и совершите...

Жилы вздуты, кровь и пот,
Синяки с мозолями,
Все бежим, бежим вперед
И не чуем боли мы.
Ты, приятель, погоди,
Потерпи немножко,
Видишь, где-то впереди
Светится окошко.
Мы бежим, бежим, бежим,
Прочь с дороги слабые!
Если мы чего решим,
То уж с нами сладу нет!
Не беда, что нет пути,
Не видна дорожка,
Если где-то впереди
Светится окошко.
Ну, еще совсем чуть-чуть,
Вот за этой рощицей
Наш с тобой нелегкий путь
Наконец закончится.
И пойдет такая жизнь -
Просто как по маслу.
Мы к окошку все бежим,
А оно погасло...

Бежит, бежит, бежит МАКАР. Еще чуть-чуть - и настигнет. Еще немножко - и отомстит. Люди какие-то мимо проплывают. Все руки к Макару тянут. Помощи просят. Цепляются, мешают. Но МАКАР вырывается, дальше бежит, бежит, бежит...
Вдруг старуха нищая на пути. На колени встала. За ноги хватает. Просит чего-то. Подаяния, наверно. Оттолкнул МАКАР старуху, не до того ему. Цель у него есть. Дальше бежит, бежит... А СТАРУХА поднялась, вслед Макару смотрит, головой качает. И не просто это старуха нищая, а МАТУШКА стоит, вслед сыну своему смотрит... И корова где-то мычит громко-громко...

ДАНИЛОВ. ...Что такое? Откуда корова взялась?
ДАНИЛОВ подошел к окну, выглянул - а на дворе КОРОВА стоит, мычит на всю округу.
Здравствуйте!
КОРОВА мычит.
Эй, молодой человек? Уж не вы ли это корову украсть исхитрились?

Тут дверь открывается и на пороге стоит... НИКОНЕЦ с того света выходец! Побледнел ДАНИЛОВ. Задрожал. А НИКОНЕЦ вдруг голову в ведро с водой обмакнул, отфыркался, открякался и МАКАРОМ оборотился.

МАКАР. И не крал я ее даже вовсе, а свою законную вернул.
А ДАНИЛОВ все равно понять не может.
ДАНИЛОВ. Погодите, погодите,.. Так это же... Нет, постойте. . . Вы-то откуда... Мы же этого не проходили! Это же мой номер! Сам придумал, и было время, с успехом применял...
И осекся тут ДАНИЛОВ. Так МАКАР весь в лице переменился.
МАКАР. Так вот оно что. Так это, значит, ты и есть. Так это, значит, я у тебя год учился, чтобы тебе же, гаду, и отомстить?
Тихо-тихо МАКАР говорит. Да вдруг как закричит.
Господи! Да что же это делается-то на свете!
Испугался ДАНИЛОВ.
ДАНИЛОВ. Ай-ай-ай, как же это я? А, Макар? Обмишурился-то я как, а? Не узнал-то тебя? И ведь главное, думал все время, где-то видел, где-то видел, а так и не вспомнил. Все. Старый стал. Потерял чутье. А?
А МАКАР-то на Данилова надвигается. А ДАНИЛОВ отступает. Потом не выдержал, упал на колени.
Прости! Пожалей старика, Макарушка? Не мсти, родненький!

Хотел МАКАР что-то сделать, стукнуть, может, или придушить, да только не стал ничего делать, не смог. Отпихнул ДАНИЛОВА, перешагнул через него.
МАКАР. Э-эх! И пожалеть уже не умею, и отомстить не могу!
И побежал опять МАКАР. И долго он бежал. И выть ему хотелось волком. И выл он волком. И землю ел. А потом встал, полну грудь воздуха набрал, да что есть мочи.

Ма-туш-ка-а-а-а!!!


К О Н Е Ц

Михаил Михайлович БАРТЕНЕВ
Москва, тел (095) 1 5 1 – 2 5 – 78

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования