Общение

Сейчас 930 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • Matrix-9

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Немецкая сказка с русским акцентом в двух действиях

1994 г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


МЛАДШИЙ БРАТ

СРЕДНИЙ БРАТ

СТАРШИЙ БРАТ

КОРОЛЕВНА

ПУТНИК,                }
ПАСТУХ,                }
ЗВОНАРЬ,                }    –    играет один артист
ГОФМАРШАЛ,         }
КОРОЛЬ                }

НЕЧИСТЬ – по средствам












ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Картина первая
Невеселый дом. Комната большая пустая о десяти дверях. В комнате два брата на табуретах сидят – СТАРШИЙ и СРЕДНИЙ. А МЛАДШИЙ брат время от времени в одну дверь появляется, в другой исчезает.
СТАРШИЙ (наставив на Младшего палец). Пу!
МЛАДШИЙ. Что тебе, братец?
СТАРШИЙ (сердито). Иди, иди!
МЛАДШИЙ уходит.
П а у з а.
МЛАДШИЙ входит в другую дверь.
СРЕДНИЙ (строит Младшему гримасу). У-у!
МЛАДШИЙ. Что с тобой, Братец?
СРЕДНИЙ. Ничего.
МЛАДШИЙ уходит.
П а у з а.
Потом входит опять.
СТАРШИЙ. Пу!
МЛАДШИЙ. Что тебе, братец?
СТАРШИЙ (сердито). Иди, иди!
МЛАДШИЙ уходит .
П а у з а .
МЛАДШИЙ появляется снова.
СРЕДНИЙ (строит гримасу). У-у!
МЛАДШИЙ. Что с тобой, братец?
СРЕДНИЙ. Ничего.
МЛАДШИЙ уходит.
П а у з а.
СТАРШИЙ. Ничего не боится!
СРЕДНИЙ. Ничего!..
СТАРШИЙ. Ничего с ним поделать нельзя!
СРЕДНИЙ. Ничего!..
Появляется МЛАДШИЙ.
СТАРШИЙ. Пу!
МЛАДШИЙ. Что тебе, братец?
СТАРШИЙ. Неужели не страшно?
МЛАДШИЙ (со вздохом). Нет, братец...
СТАРШИЙ. Ни капельки?
МЛАДШИЙ. Ни капельки...
СРЕДНИЙ. И даже когда «у-у»?!
МЛАДШИЙ. И даже когда «у-у».
СТАРШИЙ. Ну, ладно, «у-у». Но когда ему старший брат – «пу!» – делает, а ему ни капельки! Стыдно.
МЛАДШИЙ. Очень стыдно, братец...
СРЕДНИЙ. Вот был бы отец живой...
СТАРШИЙ. Уж был бы отец живой, он то уж бы...
МЛАДШИЙ (со вздохом). Ах, был бы он живой...
У х о д и т .
СТАРШИЙ (вдогонку). Пу!
Братья сидят молча.
Но я ему сделаю страшно, не будь я тут самый старший!
СРЕДНИЙ. И я ему сделаю страшно, не будь я тут самый старший... после тебя!
СТАРШИЙ. Не страшно ему, видите ли! Нам страшно, а ему – нет.
СРЕДНИЙ. Нам все страшно, а ему – ничего.
СТАРШИЙ. К отцу на кладбище ходить страшно, и не ходить нельзя.
СРЕДНИЙ. А ему хоть бы что!
СТАРШИЙ. По нужде ночью выйти – страшно. И не выйти нельзя.
СРЕДНИЙ. А ему хоть бы что!
СТАРШИЙ. Страху не знать – это ж надо таким уродиться! Да лучше б он... лучше б он...
СРЕДНИЙ. Лучше б он голоду не знал!
СТАРШИЙ (подумав). Лучше.
П а у з а.
Но я ему страшно сделаю.
СРЕДНИЙ. И я сделаю!..
БРАТЬЯ встали с табуретов, ходят по комнате, озираются, хотят что-нибудь такое придумать, но не могут.
СТАРШИЙ (приоткрывает дверь). Вот!
СРЕДНИЙ (берет табурет в руки) Вот!
Потом они вдвоем пристраивают табурет на приоткрытую дверь. И становятся рядом ждать, потирая руки. Открывается соседняя дверь. Появляется МЛАДШИЙ брат. СТАРШИЙ заталкивает его обратно. МЛАДШИЙ появляется в другую дверь, но опять не в ту, в которую надо. СРЕДНИЙ выталкивает его обратно.
Наконец, открывается нужная дверь, входит ПУТНИК. На голову ему с грохотом рушится табурет. На шум приходит МЛАДШИЙ брат. ПУТНИК отряхивается, как ни в чем ни бывало берет табурет, садится. Долго молчит и, судя по всему, говорить не собирается.
СТАРШИЙ. Ты кто?
ПУТНИК. Я – калека, половина человека. Под землей ходил – фонари чинил, по земле ходил – палкой стучал, по небу ходил – облака взбивал.
СРЕДНИЙ. По небу?!
ПУТНИК. По небу ходил. Отца вашего встречал. Поручение от него брал. Вам приносил.
СТАРШИЙ. Какое еще поручение?
ПУТНИК. А вот...
Лезет в суму, достает три монеты.
Золотая, серебряная и медная...
СТАРШИЙ. Золотая, конечно, мне?
ПУТНИК (сгреб монеты, зажал в кулаке). А еще отец слова передать просил...
СРЕДНИЙ. Да слова-то ладно, бог с ними...
БРАТЬЯ руки к монетам тянут. СРЕДНИЙ и СТАРШИЙ. А ПУТНИК вдруг берет и отдает все монеты МЛАДШЕМУ.
ПУТНИК. Бояться плохо, отец говорил, но страха не знать – еще хуже. Пусть идет тот, кто страха не знает, страху учиться. А если заплатить прийдется за учебу, то пусть заплатит. Даже если три монеты придется – все равно пусть заплатит. Ибо, кто страха не знает, тот счастья не знает.
СТАРШИЙ. Что-то отец когда живой был, никогда так мудрено не выражался...
СРЕДНИЙ. Чего-то я ничего не понял...
МЛАДШИЙ. А по-моему, понятно все...
ПУТНИК. Кто страха не знает - тот счастья не знает.
И вдруг запел.
Птички летят – чик-чирик, чик-чирик,
Колотушечки стучат – тук-тук-тук...
Аа-аа-аа!...
И убежал.
СРЕДНИЙ. Ничего не понял...
МЛАДШИЙ. А чего тут понимать? Надо пожитки собирать
Взял он суму и начал собираться
Так. Брать надо самое необходимое. Штаны?.. Они на мне. Рубаха... тоже на мне. Еды какой-нибудь...
БРАТЬЯ (хором). Нет никакой еды!
МЛАДШИЙ. Еды никакой нет...Ну, вот я и собрался. Прощайте, братцы. Пойду страху учиться.
И он ушел.
СРЕДНИЙ. Ушел братик...
СТАРШИЙ. И монеты унес...
СРЕДНИЙ. Золотую, серебряную и медную...






Картина вторая
Возле дороги сидит ПАСТУХ. К нему подходит МЛАДШИЙ брат. Присел рядом. День к этому моменту кончился, сумерки начались.
МЛАДШИЙ БРАТ. Ты кто такой?
ПАСТУХ. Я – пастух овец.
МЛАДШИЙ БРАТ. А где ж твои овцы?
ПАСТУХ. Овцы давно за лес ушли.
МЛАДШИЙ БРАТ. Как же ты их одних опустил?
ПАСТУХ. Разве ж они одни? Их много. Это я – один.
МЛАДШИЙ БРАТ. А чего ж ты тогда с ними не пошел?
ПАСТУХ. Тс-с!
МЛАДШИЙ БРАТ. Что такое?
ПАСТУХ. Об этом даже подумать страшно, не то что рассказывать.
МЛАДШИЙ БРАТ. Счастливый ты человек. Страшно тебе...
ПАСТУХ. Нет, я несчастный. У меня овцы за лес ушли...
В д р у г .
Так что, рассказывать, что ли?
МЛАДШИЙ БРАТ. Ну, попробуй...
ПАСТУХ. Нет. Не могу...
В д р у г .
Давай ты будешь вопросы задавать?
МЛАДШИЙ БРАТ. Какие еще вопросы?
ПАСТУХ. А я скажу какие. А ты только задавать будешь. «Кто ты»?..
МЛАДШИЙ БРАТ. Я – младший брат...
ПАСТУХ. Да нет! Нет! Это вопрос такой: «Кто ты? Почему один сидишь у дороги грустный»? Ну?
МЛАДШИЙ БРАТ. Кто ты? Почему сидишь...
ПАСТУХ. Стоп, стоп, стоп! Не торопись. Я – пастух овец. Давай дальше.
МЛАДШИЙ БРАТ. Почему сидишь у дороги грустный?
ПАСТУХ. Мои овцы за лес ушли. «А почему ты не пошел»? Ну!
МЛАДШИЙ БРАТ. А ты почему не пошел?
ПАСТУХ. Меня страх не пустил.
МЛАДШИЙ БРАТ. А что ж такого страшного?
ПАСТУХ. А ты откуда знаешь?
МЛАДШИЕ БРАТ. Что?
ПАСТУХ. Что спрашивать надо: «А что же такого страшного на пути твоем»?
МЛАДШИЕ БРАТ. А я и не знаю.
ПАСТУХ. Вот видишь! Ну, так спрашивай: «А что же такого страшного на пути твоем»? Ну!
МЛАДШИЙ БРАТ (со вздохом). А что же такого страшного на пути твоем?
ПАСТУХ (огорченно). Ну, вот... Тебе что, неинтересно совсем?
МЛАДШИЙ БРАТ. Почему? Интересно.
ПАСТУХ. А чего же ты тогда так спрашиваешь: «А чего же такого страшного на пути твоем». Надо спрашивать: «А чего же такого страшного на пути твоем»?
МЛАДШИЙ БРАТ (передразнивает). А чего же такого страшного на пути твоем?!
ПАСТУХ. Вот, теперь лучше. А на пути моем... Тс-с!... На пути моем...
В д р у г .
Что такое: столб, столб, перекладина? А?
МЛАДШИЙ БРАТ. Ворота?
ПАСТУХ (хохочет). Ой, насмешил! Ха-ха-ха? Ворота!
В д р у г .
Тс-с! Это ви-се-ли-ца!.. Фу-у...
МЛАДШИЙ БРАТ. Ну, и что?
ПАСТУХ. А вдруг на ней висельники повешенные висят?
МЛАДШИЕ БРАТ. А если не видят?
ПАСТУХ. Э-э, не висят! А если висят? Если повесили кого?
МЛАДШИЙ БРАТ. Ну, и что?
ПАСТУХ. Как это что? Страшно.
МЛАДШИЙ БРАТ. Чего ж тут страшного – они ж мертвые!
Тут ПАСТУХ при этом слове в обморок упал, правда не надолго.
ПАСТУХ. Ты бы увидел – со страху бы умер.
МЛАДШИЙ БРАТ. Точно?
ПАСТУХ. Точно.
МЛАДШИЙ БРАТ. Это хорошо бы!.. Слушай, а проводи меня туда.
ПАСТУХ. А-а! Сам иди, сам иди, сам!..
МЛАДШИЙ БРАТ. Куда идти-то?
ПАСТУХ. Туда, туда, туда!..
МЛАДШИЙ брат постоял, подумал, вздохнул и пошел. А потом две тени загадочные промелькнули и исчезли. А ПАСТУХ вдруг глаза закрыл, песенку запел:
Птички летят – чик-чирик, чик-чирик.
Колотушечки стучат – стук-стук-стук...
А-аа-а-аа!....
И убежал...

Картина третья
Ночь. Луна светит сквозь рваные тучи. Ветер гудит. Совы гукают. Виселица стоит. ДВА ПОВЕШЕННЫХ в лунном свете на ветру покачиваются. Одежды белые, лица белые – красиво!
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ (другому, шепотом). Ты не знаешь, который сейчас час?
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Нашел время спрашивать!..
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Нет, просто интересно...
П а у з а.
Как ты думаешь, долго нам тут висеть?
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ (с раздражением). Я думаю, что это от нас больше не зависит.
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Да нет, я так просто...
П а у з а.
А то я уже окоченел совсем...
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. А ты как думал?
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Ветер такой!..
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Тс-с!
Послышались шаги. Сначала далекие, потом близкие. МЛАДШИЙ брат появился. Идет, бубнит себе под нос.
МЛАДШИЙ БРАТ. Пугаться – не пугался, бояться – не боялся, страху – и того не испытывал. Да что ж я за урод за такой!..
Увидал виселицу. Обрадовался. Попробовал испугаться. Так попробовал, эдак попробовал – не получается. Загрустил. Присел неподалеку.
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ (другому, шепотом). Пора?
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ (одному, тоже шепотом). Пора. Три-четыре...
И они загудели тихонько, завыли. Страшно-страшно!
МЛАДШИЙ БРАТ (встрепенувшись). Ого!
ВИСЕЛЬНИКИ еще страшнее завыли.
Волки. Хорошо. Может, я волков испугаюсь?
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ (в сердцах). Тьфу ты!
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Это не волки.
МЛАДШИЙ БРАТ (озираясь). А кто?
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Это мы.
Тут МЛАДШИЙ брат понял, что это мертвецы воют. Встал он, подошел к виселице.
МЛАДШИЙ БРАТ. А вы что ли, не мертвецы?
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Мертвецы-ы-ы!
МЛАДШИЙ БРАТ. А чего же тогда воете?
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. А это мы...
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Тьфу, дурак!
МЛАДШЕМУ брату.
А мертвецы всегда воют. Мертвецы-то как раз и воют. У-у-у-у-у!
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Особенно, когда замерзнут...
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Мертвецы всегда мерзнут!
МЛАДШИЙ брат протянул руку, потрогал одного из повешенных за ногу.
МЛАДШИЙ БРАТ. И правда - замерзли. Ай-ай-ай!
Собирается разводить костер.
Время-то какой неудачное выбрали! Холодное время года. И ночное. Луна – она что? Она тепла не дает. Вот костер...
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Это он хорошо придумал.
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Тьфу, дурак!
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Кто, я?
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. И ты тоже.
Костер разгорелся. Потрескивает.
МЛАДШИЙ БРАТ. Ну, вот.
Подошел к виселице, забрался на лесенку, перерезал веревки. ПОВЕШЕННЫЕ повалились на землю. МЛАДШИЙ брат их к костру подтащил. Начал растирать, согревать. ПОКОЙНИКИ хохочут, вырываются – щекотно им. Наконец, успокоились. Сидят все втроем, греются. МЛАДШИЙ встает.
Ну, ладно. Вы грейтесь, а я пошел. Костер потушить не забудьте.
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Не забудем.
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. «Не забудем»! Уже все забыл.
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Что?!
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Все! Кто ты есть и зачем.
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. А-а...
И тут ПОВЕШЕННЫЕ мертвецы встали, завыли утробно и стали вокруг Младшего брата ходить. Хохочут загробным смехом, размахивают белыми одеждами.
МЛАДШИЙ БРАТ. Э! Эх! Что это вы?
ПОВЕШЕННЫЕ. Стра-а-а-ашно! Жу-у-у-утко! 0-о-о-очень страаа-а-а-ашно! О-о-очень жу-у-у-утко!..
МЛАДШИЙ БРАТ. А что же это вам страшно?
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Не нам стра-а-а-ашно!
МЛАДШИЙ БРАТ. А кому?
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Тебе-ее стра-а-ашно!
МЛАДШИЙ БРАТ. Мне?!
В з д о х н у в .
Нет, мне не страшно... Мне вообще не страшно.
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Ах, не страшно тебе?
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Не жутко тебе?
Схватили ПОВЕШЕННЫЕ Младшего брата, стали его трясти.
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Говори, что страшно! Говори!
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Ну! «Мне стра-а-а-ашно!». Ну!
ДРУГОЙ ПОВЕШЕННЫЙ. Говори! Говори, что страшно! Кричи! Дрожи от ужаса!
Трясет МЛАДШЕГО брата.
ОДИН ПОВЕШЕННЫЙ. Ну! Ну, говори же! Трудно сказать, что ли?
МЛАДШИЙ БРАТ. Ах, вот вы как!
Собрался с силами, одного покойника повалил, а второго схватил и потащил обратно к виселице.
Зря я вас к огню-то близко посадил. Перегрелись, видно. Да и люди вы плохие, судя по всему... были. Не зря вас повесили.
МЛАДШИЙ брат зажал покойника между ног, а сам новую петлю на веревке завязал и стал покойника в нее головой вставлять. Тут в покойнике дополнительные силы проснулись. Заорал он громче громкого, вырвался и помчался с такой скоростью, с какой живые люди редко бегают. А товарищ его – за ним.
ПОВЕШЕННЫЕ. Карау-у-ул!
Удивился МЛАДШИЙ брат.
МЛАДШИЙ БРАТ. Уж я-то думал – мертвый человек спокойным должен быть, серьезным. А эти...
Махнул рукой и пошел...
Картина 4.
Сидит возле колокольни ЗВОНАРЬ. Очень печальный. Мимо МЛАДШИЙ Брат идет.
МЛАДШИЙ БРАТ. Здравствуй!
ЗВОНАРЬ. Не смотри на меня! Отведи глаза! Не встречайся со мной взглядом!
МЛАДШИЙ БРАТ. Почему?
ЗВОНАРЬ. Не скажу. Я стесняюсь.
МЛАДШИЙ БРАТ. Меня стесняешься?
ЗВОНАРЬ. Себя стесняюсь. Не смотри! Отвернись! Закрой глаза!
МЛАДШИЕ БРАТ. А чего это ты? Вроде, как все, может, даже лучше некоторых, а стесняешься?
ЗВОНАРЬ. Не скажу. Мне стыдно сказать, чего я стесняюсь... Не поворачивайся! Не надо на меня смотреть! А то я сгорю от стыда! Вот встречусь с тобой глазами и – пш-ш-ш-ш! – сгорю.
МЛАДШИЙ БРАТ. Неужели ты такой человек нехороший?
ЗВОНАРЬ. Человек я хороший. Я звонарь плохой...
МЛАДШИЕ БРАТ. Звонарь?
ЗВОНАРЬ. Ну, вот, все, проговорился... Не смотри!
МЛАДШИЙ БРАТ. Да все равно ты уже проговорился.
ЗВОНАРЬ. Но я же еще не до конца проговорился...
МЛАДШИЙ БРАТ. Вот и плохо. Ты уж давай до конца.
МЛАДШИЙ брат присел рядом.
Значит, говоришь, ты плохой звонарь?
ЗВОНАРЬ. Нет-нет! То есть, да... То есть, нет... В общем – пополам. Я днем звонарь очень хороший. Я замечательный звонарь днем! Бом-бом-бом! А потом – тили-рим, тили-рим, тили-рим! А на это поверх уже бам-ба-ба-бам накатывает, и в такое бум-ммм переходит, какое во всем крещеном мире кроме меня никто достичь не может. Бом-тили-рим – бам-бум-м-м-м! А?
МЛАДШИЙ БРАТ. Да, бум и правда знатное.
ЗВОНАРЬ. Но это днем? Это только днем...
МЛАДШИЙ БРАТ. А что же ночью?
ЗВОНАРЬ. Ночью – ни-че-го! Тишина...
П а у з а.
Боже, Боже, что я наделал! Я выдал секрет, тайну жизни моей! Если об этом узнает Папа Римский!..
МЛАДШИЙ БРАТ. Откуда он узнает? Я с ним не знаком...
ЗВОНАРЬ. Не знаком... Мало ли как сложится...
МЛАДШИЙ БРАТ. Вообще-то, да...
ЗВОНАРЬ. Вот видишь! Становись на колени, клянись страшными каз­нями, что никогда не скажешь...
МЛАДШИЙ БРАТ. Конечно, не скажу. Только мне с Папой Римским и беседовать, что о тебе!..
ЗВОНАРЬ. Нет-нет! Не только с Папой! Ни с кем! Даже с соседом нельзя. Ты скажешь соседу, он – жене, а та – Папе. Клянись! Буду молчать, как могила!
МЛАДШИЙ БРАТ. Буду молчать, как могила.
ЗВОНАРЬ. Вот... Сразу полегчало. Но все равно, стыдно.
МЛАДШИЙ БРАТ. А чего ж ты так?
ЗВОНАРЬ. Как?
МЛАДШИЙ БРАТ. Ну, вот днем «тили-бом», а ночью...
ЗВОНАРЬ (возмущенно). Бом-тили-рим-бам-бум-мм!
МЛАДШИЙ БРАТ. Ну, да. Но это же днем. А ночью? Ночью-то почему тишина?
ЗВОНАРЬ. Ночью... ночью я боюсь... Страшно ночью!
МЛАДШИЙ БРАТ. Неужто страшно?
ЗВОНАРЬ. Очень.
МЛАДШИЙ БРАТ. Ну-у... Ну, и не звони ночью! Звони днем, а ночью-то зачем?
ЗВОНАРЬ. Как?! Как это – зачем? Днем звонишь – ангелов собираешь, ночью – нечистую силу разгоняешь. Взойдешь в полдень на колокольню, шевельнешь веревкой – бом-тили-рим-бам-бум! – и слетаются белокрылые, со всей округи слетаются. А в полночь бы надо резко так – блям! – и вся нечистая врассыпную!
МЛАДШИЙ БРАТ. А что, много тут нечистой?
ЗВОНАРЬ. Полно. Я потому и звонить боюсь. Пока дойдешь до колокольни, пока наверх заберешься – а они уже отовсюду лезут, лезут, лезут, лезут...
МЛАДШИЙ БРАТ. Надо же! Никогда нечистую не встречал.
ЗВОНАРЬ. И не советую. Душа в пятки уходит, а от этого ноги такими тяжелыми становятся – шаг ступить не можешь. Так что, не советую.
МЛАДШИЙ БРАТ. Да нет, мне-то вот как раз хорошо бы встретить. Очень уж мне это было бы надо... Слушай! А что, если я тебя на ночь подменять стану?
ЗВОНАРЬ. Как это?
МЛАДШИЙ БРАТ. А вот так: в полдень ты тили-бом...
ЗВОНАРЬ (возмущенно). Бом-тили-рим-бам-бум!
МЛАДШИЙ БРАТ. Ну, да. А в полночь я – бряк!
ЗВОНАРЬ (умоляюще). Блям!
МЛАДШИЙ БРАТ. Ну, блям. Но я...
ЗВОНАРЬ. Ты?!
МЛАДШИЙ БРАТ. Я.
ЗВОНАРЬ. Блям – ты?
МЛАДШИЙ БРАТ. А бом-тили-рим-бам-бум – ты.
ЗВОНАРЬ. А – блям – ты!
МЛАДШИЙ БРАТ. А бом-тили-рим-бам-бум – ты!
ЗВОНАРЬ. Я – бом-тили-рим-бам-бум!
МЛАДШИЙ БРАТ. А я – блям-мм!
ЗВОНАРЬ. Бом-тили-рим-бам-бум-м-м!
МЛАДШИЙ БРАТ. Блям-м-м!
ЗВОНАРЬ. Бом-тили-рим-ба-бум-м-м!
МЛАДШИЙ БРАТ. Блям-м-м!.. Ну, что, значит, до вечера?
ЗВОНАРЬ. Лучше уж до утра...
МЛАДШИЙ брат сунул руки в брюки и ушел обнадеженный. А за кустами или за деревьями две тени загадочные шевельнулись. А что до ЗВОНАРЯ – то радости его не было предела. Мог ли он на такую удачу рассчитывать? Закатил он от счастья глазки, запел песенку:
Птички летят – чик-чирик, чик-чирик
Колотушечки стучат – стук-стук-стук!
Аа-аа-аа!..
И убежал.




Картина 5.
Полночь настала быстро. Забрался МЛАДШИЙ брат на колокольню. Задумался.
МЛАДШИЙ БРАТ. Хорошо в вышине! От земли подальше, к отцу поближе. Только вот не страшно совсем. И никакой нечистой силы.
Внизу, возле колокольни, появились ДВА ЧЕРТА.
По земле шел – никого, по лестнице лез – никого, и здесь – никого.
К небесам.
Ты понимаешь, отец, я ведь должен «блям» делать, нечистую разгонять. Я звонарю обещал, чтобы Папа Римский на него не сердился. Мне сейчас вот так за веревку дернуть надо резко, и сразу «блям» получится... Понимаешь? Разбежится нечистая... Звонарю хорошо. Папе Римскому спокойно, а мне? Мне-то что толку? Как страха не знал, так и не узнаю. Завет твой не выполню. Я, знаешь... Я, пожалуй, подожду дергать. Выжду немножко. Заманю нечистую. Пусть поближе подберется. Пусть покажется во всей своей безобразности. Пусть страху – то на меня нагонит! А тогда уж я и дерну! Я тогда на радостях такое «блям-м» сотворю, какого мир не слыхал! А пока – не буду. Подожду пока. Вот такой у меня план имеется. Как ты думаешь?
Ударил гром, сверкнула молния. ЧЕРТИ на землю залегли.
Вот и я так думаю.
Поклонился МЛАДШИЙ брат отцу и сел дожидаться нечистой силы. А черти поднялись с земли, отряхнулись, переминаются с ноги на ногу.
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Может, ну его к черту!
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Испугался?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (возмущенно). Я-а?
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Тогда полезли?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Полезли...
И ни с места.
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Полезли?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Полезли...
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Полезли?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Полезли.
И опять ни с места.
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Лезь!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. А ты?
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Что – я?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Тоже лезь.
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Ты обо мне не беспокойся.
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Я о тебе и не беспокоюсь. Я о себе беспокоюсь.
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Правильно. И я о тебе беспокоюсь.
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Чего тебе беспокоиться?
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Беспокоюсь, что я полезу, а ты удерешь.
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Я?! Я удеру? Да когда ты видел, чтобы я удирал?
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Никогда не видел.
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Вот именно.
ВТОРОЙ ЧЕРТ. А ты всегда и удираешь, когда я не вижу. Поэтому лезь!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (поднимается на несколько ступенек). Ой!
Спускается на одну ступеньку, наступает на руки Второму. ВТОРОЙ черт вскрикивает, оба оказываются на земле.
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Ты что?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. А я подумал, а вдруг он «блям» сделает?
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Не сделает.
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. А ты откуда знаешь?
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Он сам сказал. Лезь.
И они, наконец, полезли.
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Тише ты, напугаешь!
ВТОРОЙ ЧЕРТ. «Напугаешь!». А мы для чего лезем? Шевелись.
МЛАДШИЙ брат на колокольне шум услыхал.
МЛАДШИЙ БРАТ. Зашевелилась нечисть...
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (Второму). Страшно, все-таки...
МЛАДШИЙ БРАТ. Хоть бы она пострашней оказалась!.. Так. Все. Надо собраться, сосредоточиться и испугаться, наконец... Или нет. Расслабиться. Расслабиться лучше. Расслабиться, подумать о чем-нибудь хорошем... А потом вдруг от неожиданности... Значит, так, о чем-нибудь хорошем... Ага... Нет, это не хорошее... О, вот!.. Нет, еще хуже... Так, так, так.. Фу, гадость какая! Надо же, столько, вроде жил, а как хорошее вспомнить - так и нет ничего, оказывается... Вру, отчего же нет? Вот неделю назад горох ел... Хороший был горох!..
МЛАДШИЙ брат так размечтался о хорошем, что не заметил, как за его спиной ЧЕРТИ появились и стоят уже давно.
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (устав стоять со страшным видом). Все. Бесполезно.
Махнув рукой, садится на пол.
МЛАДШИЙ БРАТ (обернувшись). О!
Медленно приближается ко Второму черту.
Вот вы какие...
ЧЕРТ растерялся. Забыл, что делать надо. И когда Младший брат совсем уже вплотную подошел, ЧЕРТ возьми да и хрюкни.
МЛАДШИЙ БРАТ. Что?
ЧЕРТ еще раз хрюкнул. МЛАДШИЙ брат на колени упал.
ВТОРОЙ ЧЕРТ (торжествующе, Первому). Вот! Видал? Видал?
МЛАДШИЙ БРАТ (чуть не плача). Да что же это делается?! Да кто же это выдумал так, чтобы черти, исчадия ада, Сатаны порождения – такими вот домашними оказались...
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Я?! (вскакивая). Что-о?
МЛАДШИЙ БРАТ. ... животными!
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Как?
МЛАДШИЙ БРАТ. Ведь если бы не хрюкали – так вылитые козлы.
ВТОРОЙ ЧЕРТ. Что-о?!
МЛАДШИЙ БРАТ. А я козлов с детства не боюсь. И баранов не боюсь. И коров не боюсь. И гусей. И индюков. Петуха не боюсь. Кур, уток... Мышей, крыс, тараканов. Муравьев, клопов, червей дождевых... Некоторые боятся, а я – нет... Ничего не боюсь, получается... Господи!..
П а у з а.
Чертям, в отчаянии.
А вы что стоите? Отчего же вы ничего не делаете? Отчего только хрюкаете вместо того, чтобы огонь извергать? Отчего огонь не извергаете?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (не слишком уверенно). Сейчас извергнем.
ВТОРОЙ ЧЕРТ (Первому). Чего ты извергнешь? Молчи!
Младшему брату.
А нам не положено ничего извергать. Ни-че-го извергать не положено. Мы черти, а не фокусники бродячие.
МЛАДШИЙ БРАТ. Так и сделайте что-нибудь, раз черти. Что-нибудь такое, чтобы мне страшно стало. Заворожите, ужас нашлите! Чтобы похолодело внутри у меня, сделайте! Ведь говорят, что от ужаса внутри холодеть должно, вот пусть у меня похолодеет, а там, глядишь, и ужас появится? Или пусть душа в пятки опустится? А? Это тоже, говорят, помогает... Вы, главное, не стойте, вы делайте что-нибудь! Делайте!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. А мы... сделали...
МЛАДШИЙ БРАТ. Что? Что вы такое сделали?!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Все... что могли...
МЛАДШИЙ БРАТ. Ах, сделали? Значит, все, что могли сделали? Хрюкнули два раза! Бородами козлиными потрясли! И это все? Вы свое дело сделали. А я? Обо мне вы подумали? Да у меня на вас, может быть, вся надежда была! Я, может быть, отцу обещание дал! Папе! И не какому-нибудь Римскому, он далеко...
Черти крестятся.
А своему, родному. До него вон, рукой подать. И я ему обещал. Я-то думал – уж нечистая-то сила!.. Я верил!.. А вы? Вы во мне веру убили, изверги! Да я... Да я вас за это!..
МЛАДШИЙ брат в ярости и в отчаянии тоже схватил одного ЧЕРТА и выбросил его с колокольни. А за ним и ВТОРОГО.
Тоже мне, нечистая...
Посмотрел на свои руки.
И правда – не чистая.
Вытер руки о штаны.
П а у з а.
(Отцу). Ты прости... Прости, что так получилось. Я старался... Ты же видел, я старался. Ну, не выходит у меня ничего! Не выходит!..
Взялся за веревку и что есть силы:
«Блям! Блям! Блям!»
Картина шестая
Ковыляют по дороге два брата: СРЕДНИЙ и СТАРШИЙ. Оба на костыли опираются. У одного одна нога сломана, у другого – другая.
СТАРШИЙ БРАТ. Чтоб ему с горы упасть высокой!
СРЕДНИЙ БРАТ. Чтоб ему в яму провалиться глубокую!
СТАРШИЙ. Чтоб его кабан задрал!
СРЕДНИЙ. Чтоб его кабан задрал и волки съели!
СТАРШИЙ. Чтоб его волки съели, вороны склевали...
СРЕДНИЙ. ...комары закусали, быки забодали, слоны затоптали...
Появляется МЛАДШИЙ брат.
МЛАДШИЙ БРАТ. Да лучше бы мне с горы упасть высокой, в яму провалиться глубокую. Лучше б меня кабан задрал или волки съели. Да уж лучше б меня быки забодали, слоны затоптали...
Видит БРАТЬЕВ, но пока не узнает.
Эй, убогие?!
БРАТЬЯ напряглись. Молчат.
Не эта ли дорога к омуту ведет?
БРАТЬЯ молчат.
Подошел поближе, пригляделся.
Ой! Братцы? Кто это вас покалечил?
БРАТЬЯ (честно). Ты.
МЛАДШИЙ БРАТ. Я-а?!.. Ой... Нет... Погодите... Я-а?!
БРАТЬЯ. Ты.
МЛАДШИЙ БРАТ. То есть... Ой!.. Неужели?.. Ну... ну, конечно... Ой! Ой!.. Конечно, я! Ой, не могу! Ха-ха-ха!..
Начинает хохотать.
БРАТЬЯ (прерывая друг друга). Мы старались... О тебе думали... Помощь оказать думали... Напугать хотели... Чтобы далеко ходить не пришлось... О себе не думали, о тебе думали... Себя не жалели – на ветру висели... Сажей друг друга мазали... Рога друг другу наставляли...
МЛАДШИЙ брат смеяться перестал.
А ты нас чуть жизни не лишил...
МЛАДШИЙ БРАТ. Так это же хорошо!
СРЕДНИЙ (робко). Что не лишил?
МЛАДШИЙ БРАТ. Что это вы были. Что это я вас не испугался. А то ведь я думал – покойники. Я думал – черти. И не страшно. Да ведь я...
Ш е п о т о м .
Я чуть было веру не потерял!
СТАРШИЙ (шепотом). В Бога?
СРЕДНИЙ (шепотом). В черта?
МЛАДШИЙ. А какая разница?
СРЕДНИЙ. Ка-ак?!
МЛАДШИЙ. А как же в Бога верить, когда в черте разуверился?
П а у з а.
А это, значит, вы были. И, значит, я вас с колокольни...
Начинает смеяться. Братья надуваются.
Да вы не обижайтесь. Вы старались, я понимаю. А я вас...
БРАТЬЯ. А ты нам...
МЛАДШИЙ. А я вам... я вам в награду две монеты отдам.
БРАТЬЯ. Правильно.
СТАРШИЙ. Мне золотую!
СРЕДНИЙ. А почему это тебе?
СТАРШИЙ. Я – старше.
МЛАДШИЙ. А я – младше. Значит, проживу дольше. Так что, золотую мне.
СТАРШИЙ. А я вот тебе как дам костылем, посмотрим тогда, кто дольше проживет.
Замахивается. СРЕДНИЙ тоже замахивается. И начинается у братьев фехтование на костылях.
МЛАДШИЙ. Стойте! Да стойте же! Я придумал.
БРАТЬЯ остановились.
МЛАДШИЙ, обращаясь к монетке.
Я тебя сейчас подкину. А дальше сама выбирай: к старшему брату хочешь – орлом вверх падай. К среднему – цифиркой. Поняла?
БРАТЬЯ. Поняла, поняла! Ну?..
МЛАДШИЙ брат подкинул золотую монетку, а она... Назад не вернулась. Все трое застыли с открытыми ртами. Первым пришел в себя СРЕДНИЙ брат.
СРЕДНИЙ. Ну, давай мне тогда серебряную...
СТАРШИЙ. А костылем?
МЛАДШИЙ. Попробуем еще раз...
Подбросил он серебряную, а она тоже в облаках затерялась.
СТАРШИЙ БРАТ. Ты что делаешь? Тебе отец для чего деньги послал? Чтобы ты ими швырялся? А ну, давай сюда третью!
МЛАДШИЙ. Э, нет. Отец мне монеты послал, отец, видно, и назад забрал. У отца и спрошу, что с третьей делать.
В небо.
Отец! Отец, ты меня слышишь? Было у меня три монеты, в осталась всего одна. Я говорю: бы-ло три мо-не-ты, а осталась од-на! Так что с ней де-лать? На-у-чи-и-и!
Громыхнул гром, сверкнула молния и появился вдруг перед тремя братьями НИЩИЙ. МЛАДШИЙ брат бросил монету Нищему. Поклонился отцу.
(Братьям). Вот видите, отец наш не оставляет нас своими заботами.
БРАТЬЯ (уныло). Да уж...
И сразу набросились на НИЩЕГО.
СТАРШИЙ. А ты что тут ходишь, попрошайничаешь?
СРЕДНИЙ. А?
СТАРШИЙ. Честных людей обираешь?
СРЕДНИЙ. А?
СТАРШИЙ. Работать надо. А не бездельничать. Разучились работать! Обленились!..
НИЩИЙ. А я работаю...
СТАРШИЙ. Ха! Работает он. Кем же это, интересно?
НИЩИЙ. Гофмаршалом.
ВСЕ ТРИ БРАТА. Ке-е-ем?!
НИЩИЙ. Гофмаршалом при дворе его величества короля. Просто мой король о-о-очень бедный. Бедный-бедный.
МЛАДШИЙ (со вздохом). Бедный король!
НИЩИЙ. Но не унывайте, друзья мои!
СРЕДНИЙ. Хи-хи! Гусь свинье не друг.
НИЩИЙ. Не стоит печалиться из-за временных пустяков. Утро приходит на смену ночи, на смену зиме приходит весна, а богатство приходит на смену бедности.
СТАРШИЙ. И наоборот.
НИЩИЙ. Наоборот у нас уже было. И сейчас мой король чувствует, что очень-очень скоро, кто-то, кто уже вышел из дома, придет ему на помощь. И тогда мой бедный-бедный король станет богатым-богатым. И того, кто протянул ему руку в темную минуту жизни, в минуту светлую, он одарит по-королевски. По-королевски!
СРЕДНИЙ. Ну-ка, ну-ка!
СТАРШИЙ. Наконец, хоть что-то понятное произнес.
СРЕДНИЙ. А не врет?
МЛАДШИЙ. Да вы посмотрите на него!
П о с м о т р е л и .
СТАРШИЙ. Не врет.
Н и щ е м у . 
А где найти твоего короля?
НИЩИЙ. А вы идите один прямо, другой направо, третий – налево. Где встретитесь – там и короля найдете.
Братья встали спина к спине и пошли. МЛАДШИЙ – прямо, СРЕДНИЙ – налево, а СТАРШИЙ – направо. А НИЩИЙ засунул монету поглубже в карман, запел песенку:
Птички летят – чик-чирик, чик-чирик,
Колотушечки стучат – стук-стук-стук.
Аа-аа-аа!..
И убежал.




КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Картина седьмая
На развилке трех дорог сидит КОРОЛЬ. И грызет горбушку черствого хлеба. А за ним вдали его замок возвышается.
Справа и слева появляются братья – СТАРШИЙ и СРЕДНИЙ. Оба идут, опустив головы, строго придерживаясь когда-то заданного маршрута.
СРЕДНИЙ. Главное – под ноги смотреть и никуда не сворачивать.
СТАРШИЙ. Главное – прямо. Без загибов и выкрутасов. И тогда...
БРАТЬЯ сталкиваются лбами.
БРАТЬЯ. О-о-ой!
СТАРШИЙ. Я же говорил: главное – прямо.
СРЕДНИЙ. Главное: под ноги смотреть.
СТАРШИЙ. Вот и встретились.
СРЕДНИЙ. Сейчас Младший подойдет и...
СТАРШИЙ. Зачем тебе Младший?
СРЕДНИЙ. Ну, как же, гофмаршал-то говорил, где встретитесь, гово­рил, там и...
СТАРШИЙ. А мы уже встретились. Ты прямо шел?
СРЕДНИЙ. Прямо.
СТАРШИЙ. Без загибов?
СРЕДНИЙ. Без.
СТАРШИЙ. И я – без. Значит, мы в нужном месте в нужный момент пересеклись. А Младший наш уж такой вот уродился, без загибов не может. Да и зачем он нам тут нужен? Что мы без него королю руку протянуть не сможем?
СРЕДНИЙ. Сможем. Протянем руку и скажем: давай, ваше величество, одаривай нас по-королевски.
СТАРШИЙ. Осталось этого короля найти...
СРЕДНИЙ (заметив Короля). Человек сидит.
СТАРШИЙ. Эй, человек! Тут где-то должен король находиться.
КОРОЛЬ. А разве король – не человек?
СРЕДНИЙ (недоверчиво). Ты – король?
КОРОЛЬ. Король – всегда король. Король – везде король. Даже без замка. Даже без средств к существованию.
СТАРШИЙ. А почему же это ты без дворца? Где твои средства к существованию?
КОРОЛЬ. Средства в замке. А замок... О, это печальная история. Очень печальная. О любви.
СТАРШИЙ. Вот этого я не люблю.
КОРОЛЬ. Я тоже раньше не любил. И поплатился за это. Она меня любила, а я ее – нет. Она меня любила до безумия, а я ее – нет. Она была готова пожертвовать всем, даже мною... А я – нет.
СРЕДНИЙ. Кто – она?
КОРОЛЬ. Фея. Фея Алебаста... И тогда она пошла на крайнюю меру. Она заколдовала мой замок. Ужас стал царствовать в нем. Ужас и смерть. Тьма и холод поглотили свет и тепло. Зло поглотило Добро.
К о р о т к а я  п а у з а.
Нет, она была неплохая, вообще-то, женщина. И не злая, в общем-то, фея. Но любовь, это, знаете ли...
СТАРШИЙ. Не знаем, не знаем!
КОРОЛЬ. Ах, если бы я не упорствовал!.. Но я упорствовал. Если бы я не отказывался... А я отказывался. Я отказывался ее любить. И она – а что ей было делать? – заколдовала замок. А там, там было все. Все! Мое сокровище...
СТАРШИЙ. Вот это уже интересно. Ну?
КОРОЛЬ. Я упорствовал. Я упорствовал, упорствовал... И вдруг...
СРЕДНИЙ. Что?
КОРОЛЬ. Я согласился. Но я согласился слишком... слишком резко!
Р ы д а е т .
СТАРШИЙ. Что такое? Что случилось?
КОРОЛЬ. Она умерла!
СРЕДНИЙ. Кто?
КОРОЛЬ. Она. Моя Алебаста... Это был порыв. О, какой это был порыв! Я думал, что я просто спасаю замок, что просто остерегаю свое сокровище... А это...
Р ы д а е т .
Это была любовь. И она – Алебаста – не смогла... Не сумела пережить того счастья, того неожиданного счастья... и умерла...
СРЕДНИЙ брат всхлипывает.
СТАРШИЙ. Заткнись.
КОРОЛЬ. Умерла и не успела расколдовать замок. Но на смертном одре, собрав последние силы, она прошептала холодными уже губами: «Беспри­мер­ная храбрость». Вот так: «Бес-при-мер-на-я храб-рость...».
СРЕДНИЙ брат зашелся в рыданиях.
Только беспримерной храбростью можно победить заклятие. Да, можно, но только беспримерной! Сколько уже пробовали! Сколькие пытались! Где они? Я спрашиваю вас: «где они»?!
СТАРШИЙ. Н-не знаем...
КОРОЛЬ. Никто дольше часа не выдерживал. Самый бесстрашный час десять в замке провел, так дар речи потерял. И до сих пор не нашел. Час десять!.. А надо ночь. Целую ночь. И тот, только тот, кто ночь в этом замке проведет без тяжких последствий, только тот снимет с него чары колдовские.
СТАРШИЙ (Среднему, тихо). Где же он? А? Куда пропал?
СРЕДНИЙ. Я же говорил, что без Младшего...
СТАРШИЙ (Королю). Дело ваше, ваше величество, прямо скажем...
КОРОЛЬ. Я знаю...
СТАРШИЙ. Дело, извините за прямоту, дрянь...
КОРОЛЬ с пониманием вздыхает.
Слышен шум приближающегося Младшего брата.
...но не совсем...
КОРОЛЬ. Так я же все, чем обладаю, и чем не обладаю... Я на все готов. Ничего не пожалею... За уют! За домашнюю тихую жизнь! За тарелку горячего супа!.. Все отдам! Я смельчаку, герою, заклятия победителю, я ему... я ему сокровище свое отдам! Вот!..
Обессиленный замолкает.
СРЕДНИЙ. Вот это я понимаю! Вот это король – так король!
Появляется МЛАДШИЙ брат.
СТАРШИЙ. Дело ваше, ваше величество, поправимое. И сообща мы с ним справимся. Справимся сообща.
СРЕДНИЙ. Сообща-то нам – раз плюнуть!
МЛАДШИЙ брат подходит к старшим.
СТАРШИЙ. Ты где пропадал?
МЛАДШИЙ. Сперва волка встретил...
СРЕДНИЙ. И что?
МЛАДШИЙ. Испугался и убежал.
СРЕДНИЙ. Ты-ы?
МЛАДШИЙ. Нет, волк. А я совсем огорчился. Зачем, думаю, жить, раз не могу я свою храбрость никак побороть, бесстрашие преодолеть? Пошел, речку нашел, утопился...
СРЕДНИЙ. А-а-а?
СТАРШИЙ. Утопился?
МЛАДШИЙ. Утопился. Так меня русалки со дна речного подняли и давай щекотать!..
СТАРШИЙ. Ну?
МЛАДШИЙ. Так щекотки я тоже не боюсь... В общем, и жить ни к чему, и не жить не получается. Эх!..
СТАРШИЙ. Погоди, погоди! Не спеши, братец. Не торопись, родненький наш, кровинушка наша, все будет хорошо. Мы тут местечко для тебя одно присмотрели...
МЛАДШИЙ. А король?..
СТАРШИЙ. Вот-вот-вот, присмотрели тебе местечко – лучше и желать не надо. Там все есть – чего хочешь выбирай. Хочешь пугайся, хочешь – с жизнью расставайся...
МЛАДШИЙ. А король?..
СРЕДНИЙ. Сколькие, говорит, пробовали, ни один, говорит...
СТАРШИЙ. В общем, для, братишечка, для тебя, единоутробненький ты мой, чего только не сделаешь... Пошли, пошли!
И толкают братья МЛАДШЕГО впереди себя по направлению к замку, не давая ему слова сказать.
СРЕДНИЙ (Старшему, тихо). А вдруг испугается?
СТАРШИЙ. Этот? Ни-ког-да!
БРАТЬЯ скрылись в тени деревьев и кустов, а КОРОЛЬ один остался. Доел хлебушек, спел песенку:
Птички летят – чик-чирик, чик-чирик,
Колотушечки стучат – стук-стук-стук,
Аа-аа-аа!..
И убежал.
Картина восьмая
Полная темнота. Только блики, вспышки короткие, да звуки, раздирающие душу...
Постепенно глаза привыкают к темноте.
Зал. Деревянные своды, повсюду паутина и гигантские пауки. Посреди зала огромный сундук. Вокруг гробы с закрытыми  крышками. На сундуке кто-то лежит, пока не видно кто. Позади – зияющее отверстие камина, откуда, как из пасти дремлющего дракона, льется зловещий красный свет. Временами драконья пасть озаряется очередной ослепительной вспышкой и в клубах зеленого дыма «выплевывает» кого-то из тех, кем заботливая фея Алебаста населила замок.
НЕТОПЫРИ. ВАМПИРЫ. ВУРДАЛАКИ. (Что, впрочем, одно и то же). ПРИЗРАКИ и ВЕДЬМЫ. КАРЛИКИ и ГОРБУНЫ. ЧЕРТИ, УНДИНЫ и ОБОРОТНИ. А также неизвестные науке, но оттого не менее отвратительные существа, от маленьких и шустрых до огромных и важных... И под скрежет и скрип, под лязг и клацание, под хлюпание и стоны они танцуют завораживающе безобразный танец, водят дьявольский хоровод вокруг сундука.
Ах, как это уродливо, как красиво!..
...Постепенно какой-то посторонний звук начинает соперничать с потусторонней музыкой. Громче, громче, громче... Вот он уже почти заглушил ее. Что это? Это храп. На сундуке, уютно устроившись, спит МЛАДШИЙ брат. Спит крепко, храпит громко! Каждым всхрапыванием своим заставляя содрогаться НЕЧИСТЬ и приводя ее в неописуемую ярость. И то правда: для кого они, в конце концов, стараются?
Как только не пробовали разбудить МЛАДШЕГО брата: и толкали его и трясли, и огнем на него дышали – ничего не помогло. И только лишь когда мокрая, холодная, скользкая УНДИНА улеглась с ним рядом, обняла и прижалась к нему всем своим рыбьим, и не только рыбьим телом – тогда МЛАДШИЙ брат проснулся наконец, отряхнулся, как если бы его водой холодной окатили–– Б-р-р-р! – и стал глаза протирать. А когда протер и огляделся, то удивлению не было границ.
МЛАДШИЙ БРАТ. Вот это да! Вы. братцы, что же, всю деревню, что ли нарядили?
Такие слова привели всю невеселую компанию в бешенство и закружился хоровод вокруг сундука с новой силой. А потом ДВА ОБОРОТНЯ вскочили на сундук и потянули руки свои к МЛАДШЕМУ брату. А тот решил, что они хотят с ним силой померяться. Взял он их за руки и стал жать, давить, а сам смеется, азарт откуда ни возьмись появился!
И вдруг – страшный крик. ОБОРОТНИ с сундука соскочили, а МЛАДШИЙ брат стоит, в своих руках чужие держит. Огорчился поначалу.
Да что ж такое! То ноги, теперь вот руки...
Но ОБОРОТНИ огорчаться не стали, а наоборот, зашлись в отвратительном хохоте. И вся нечисть тоже хохотать принялась.
А МЛАДШИЙ брат никак от рук цепких освободиться не может. Трясет, трясет, а они – как приклеились.
А к сундуку уже ВАМПИРЫ приближаются. Глаза пустые сверкают, с клыков, как положено – кровь капает. МЛАДШЕМУ брату удалось, наконец, от чужих рук избавиться. Схватил он цепь, которой сундук с пола поднимают, раскрутил со свистом над головами у вампиров! КАРЛИКАМ – тем хоть бы что, ВЕЛИКАНЫ к стенкам поприжимались, а ВАМПИРЫ, чтобы пониже стать, сняли головы с плеч и уже без голов к Младшему брату подбираются. А он кричит в кураже, забыв даже, зачем на ночь в замке оставался.
Ага! Хитрые! Ну, ничего! У меня зато на вашу хитрость своя храбрость имеется...
А впрочем, может быть, мы несколько увлеклись. И правда, не каждый театр сегодня на такое количество нечисти раскошелиться сможет. А тогда начало этой сцены можно себе представить и так:
Полная темнота.
Только блики, вспышки короткие, да звуки, раздирающие душу...
Постепенно глаза привыкают к темноте. Зал. Деревянные своды, повсюду паутина и гигантские пауки. Посреди зала стоит огромный сундук. Вокруг гробы с закрытыми крышками. Позади зияющее отверстие камина, откуда льется зловещий красноватый свет. Кругом – разорение, опустошение, одним словом, пейзаж после битвы. Валя­ются руки когтистые, ноги волосатые с копытами, да головы рогатые и клыкастые.
А на сундуке стоит МЛАДШИЙ брат взлохмаченный, запыхавшийся, цепью над головой размахивает и орет в кураже, забыв, зачем на ночь в замке оставался:
МЛАДШИЙ БРАТ. Что, братцы, не вышло? Сперва сами выли-хрюкали, теперь разбойников на меня напустили? А я ваших разбойников-то отделал, чтоб не повадно в следующий раз было! Вот так! Тоже мне, хитрецы. У меня на вашу хитрость своя храбрость имеется!..
И спрыгнул он с сундука. И как раз между двух гробов оказался. И блеснула яркая вспышка, все оцепенели, а гробы со страшным скрипом подниматься стали. А потом у них с еще более страшным скрипом крышки отворились. И вышли из гробов ДВА СКЕЛЕТА. НЕЧИСТЬ расступилась – сразу стало ясно, что скелеты тут особым уважением пользуются. А Младшему брату – хоть бы что. Ему теперь все – хоть бы что.
Ах, вот мы какие! Вроде бы даже и не ряженые, вроде бы даже и настоящие! Зубастенькие такие, костлявенькие! Надоело нам в гробиках-то лежать, вышли мы косточки-то размять, воздухом подышать, людей попугать! Да не на того напали! Я с детства пугаться – не пугался, бояться – не боялся, страху – не испытывал. Ну, идите, идите сюда, покажите на что вы годные!..
А СКЕЛЕТЫ и без приглашения к Младшему брату подступают, тянут руки к нему с длинными пальцами. МЛАДШИЙ брат опять на сундук вскочил, СКЕЛЕТЫ за ним. МЛАДШИЙ брат одного столкнул, другой норовит в горло вцепиться. Второго спихнул – опять первый к горлу подбирается. Да и второй снова тут как тут. Плохо дело.
А тут еще камин полыхнул адским пламенем и из-за сундука прямо за спиной у Младшего брата стала появляться, расти, выситься жуткая, огромная, когтистая, волосатая ЧЕРНАЯ РУКА!
Ну! Ну! Что же вы? Испугались? Давайте, душите! Терзайте рвите грудь когтями, кровь пейте, забирайте жизнь мою неудачную! Она мне, может, и самому ненужная. Но только так просто я ее вам все равно не отдам!..
МЛАДШИЙ брат не видит, что ЧЕРНАЯ РУКА уже нависла над ним...
Дешево она вам не достанется! Уж костей-то я вам попереломаю, будьте уверены. Уж повеселюсь напоследок от души!.. Ну, что же вы? Испугались?!.
СКЕЛЕТЫ и впрямь отступили немного, но это от того, что ЧЕРНАЯ РУКА вот-вот вонзит в МЛАДШЕГО брата свои когти!
Испугались!..
И вдруг какая-то дрожь прошла по нечистой силе. И СКЕЛЕТЫ заклацали костями и ЧЕРНАЯ РУКА дрогнула. И камин стал на глазах чахнуть. И снова НЕЧИСТЬ забилась в судорогах. И откуда-то очень издалека донесся слабый крик петуха. А потом повторенный и усиленный многократным эхом, он ворвался в замок. И с шипением погас камин, испустив столб черного дыма. И РУКА, содрогаясь в конвульсиях, рухнула на пол. И вся НЕЧИСТЬ исчезла без следа. А СКЕЛЕТЫ рассыпались.
Р а с с в е л о .
И в замке после долгой полутьмы стало вдруг совсем-совсем светло. И сам замок преобразился, сделался уютным. Паутина в кружева превратилась, а пауки – в украшения. А посреди зала, обхватив голову руками, сидит на сундуке МЛАДШИЙ Брат.
А ведь это, пожалуй, не сон был...
Нюхает воздух.
До сих пор чем-то пахнет.
П а у з а.
И что вдруг на меня нашло? Ведь это же все, наверно, очень страшно было... И с чего это я так разошелся? Ведь бояться пришел... И петухи еще эти со своим рассветом! Так бы я, может, уже и не жил бы по крайней мере, а теперь вот – полюбуйтесь!.. Ни одной даже царапины...
Снаружи – шум, суета. Осторожно, медленно открывается дверь, и в зал робко, боязливо, накрыв на всякий случай глаза руками, входят братья – СТАРШИЙ и СРЕДНИЙ. Дрожа от страха, в щелочку между пальцами осматриваются. Видят, что все спокойно и сразу храбреют необычайно.
СТАРШИЙ БРАТ. А?! Что я говорил?
И давай сразу шнырять по углам.
Так, так, так, так!..
СРЕДНИЙ. А ты разве что-нибудь говорил?
И давай тоже по углам шнырять.
Так, так, так , так...
СТАРШИЙ. Давай, давай, давай, давай!
СРЕДНИЙ. Так, так, так, так...
МЛАДШИЙ. А ведь это и впрямь не вы были, братцы...
СТАРШИЙ (не слушая). Не мы, не мы...
С р е д н е м у .
Давай, давай, давай, давай! Ищи!
СРЕДНИЙ. Ищу, ищу. Так, так, так, так...
МЛАДШИЙ. А ведь я поначалу-то решил, что вы...
СТАРШИЙ (машинально). Мы, мы...
С р е д н е м у .
Ты давай, давай, давай, давай! Ты внимательно ищи!
СРЕДНИЙ. Так, так, так, так... Ищу, ищу, ищу, ищу... Это не то?
СТАРШИЙ. Тьфу ты! Конечно, не то!
МЛАДШИЙ. ...А ведь когда еще другая такая возможность представится?
СРЕДНИЙ. Так, так, так, так...
С т а р ш е м у .
А это, как ты думаешь, не то?
СТАРШИЙ. Брось, дурак!
СРЕДНИЙ. А-а!
СТАРШИЙ. Сокровища, что ли, никогда не видел?
СРЕДНИЙ. А ты видел?
СТАРШИЙ. Видеть – не видел. А представление имею. Давай, давай, давай, давай!
МЛАДШИЙ. А ведь мог бы испугаться!.. Ведь мог бы!..
СТАРШИЙ. Что-о?!
СРЕДНИЙ. Что-о??
СТАРШИЙ. Тебя сюда не для того сажали, чтобы ты пугался.
СРЕДНИЙ. Понял?
МЛАДШИЙ. Не для того? А для чего?
СТАРШИЙ. Для чего? А это, брат, не твоего ума дело.
С р е д н е м у .
Ищи!
СРЕДНИЙ. Так, так, так, так...
Вдруг уставившись удивленно на Младшего брата.
(Старшему). Смотри.
СТАРШИЙ. Да чего на него смотреть...
СРЕДНИЙ. А ты не на него, ты ниже смотри.
СТАРШИЙ. Ну? Пол.
СРЕДНИЙ. А между ним и полом что?
СТАРШИЙ. Вот это да! Сундук!
СРЕДНИЙ. Сундук. Вот именно.
Г о р д о .
Это я увидел!
СТАРШИЙ. (бросившись к Младшему). Да ты... ты на чем сидишь, паршивец? Ты на что с ногами залез? А ну, слезай!
СРЕДНИЙ. Слезай, тебе говорят!
И стали БРАТЬЯ Младшего с сундука стаскивать. Стащили. Отпихнули в сторону. С трудом открыли тяжелую крышку. А из сундука... Из сундука встает ДЕВУШКА. Молодая, прекрасная. По всему видно – КОРОЛЕВНА. Потягивается, как после долгого сна.
СТАРШИЙ. Ты, девочка, давай, давай, давай отсюда, не мешай...
СРЕДНИЙ. Не мешай нам сокровища доставать.
И БРАТЬЯ нырнули в сундук с головами, одни ноги торчат.
СТАРШИЙ. Так, так, так, так...
СРЕДНИЙ. Так, так, так, так...
А МЛАДШИЙ брат как увидел Королевну – глаз от нее отвести не может. И КОРОЛЕВНА тоже прямо к нему направляется.
КОРОЛЕВНА. Я так переживала за тебя!
МЛАДШИЙ БРАТ. А я... А ты... ты разве не спала?
КОРОЛЕВНА. Спала. Но не крепко. Я все слышала. Я вообще все время все слышала. И знала все. Лишь времени не знала. И вроде бы спала и не спала. Лежала неподвижно и мечтала. О небе голубом, о птичьем пении, о солнце – днем, а ночью – о луне, и о тебе...
МЛАДШИЙ БРАТ. Как? Лично обо мне?!
КОРОЛЕВНА. Конечно же, вне всякого сомнения.
МЛАДШИЙ БРАТ. А небо голубое – вон оно!..
КОРОЛЕВНА. А солнце – вон, взгляни, за этой тучей!
МЛАДШИЙ БРАТ. А это – я... Я, правда, невезучий...
КОРОЛЕВНА. Мне это абсолютно все равно.
МЛАДШИЙ БРАТ. Тогда и мне! Грустить в такое утро! Везучий – невезучий... Ерунда!
В д р у г .
А ты любила бегать необутой?
КОРОЛЕВНА. Конечно, да! А ты?
МЛАДШИЙ БРАТ. Конечно, да! А я еще любил играть в горелки...
КОРОЛЕВНА. А я – в лапту.
МЛАДШИЙ БРАТ. Смотри, какой сюрприз!
КОРОЛЕВНА. А я еще любила бить тарелки. Ах, бедный наш фарфоровый сервиз!..
И так говорят они друг с другом, не видя ничего вокруг себя. И не чувствуют, что СТАРШИЙ и СРЕДНИЙ братья, ничего не найдя в сундуке, подскочили к ним, дергают их за рукава, кричат что-то, требуют. Наконец, все-таки, почувствовали, обратили на братьев внимание.
БРАТЬЯ. Сокровище! Где сокровище? Со-кро-ви-ще где?!
КОРОЛЕВНА (удивленно). Какое сокровище?
СТАРШИЙ. Здравствуйте.
СРЕДНИЙ. Король сказал – сокровище у него в замке.
КОРОЛЕВНА. Сокровище?.. Король?.. Вообще-то, король часто называл меня своим сокровищем...
На глаза ее навернулись слезы.
Но только он давно умер, мой бедный папа...
БРАТЬЯ (опешив). Как умер?!
МЛАДШИЙ БРАТ. Ну что вы пристали? Умер и все. Какая разница – как!
СРЕДНИЙ. А-а... а фея? Алебаста?
КОРОЛЕВНА. Они умерли в один день.
СТАРШИЙ (подозрительно). А ты...
КОРОЛЕВНА (перебивает). А я – спала. Но я все слышала. И все видела. Во сне...
БРАТЬЯ, возможно, хотели бы еще что-то спросить, но так и остались стоять с разинутыми ртами. А МЛАДШИЙ брат и КОРОЛЕВНА снова забыли о них.
МЛАДШИЙ БРАТ. Как он хорошо называл тебя – «МОЕ СОКРОВИЩЕ»!
И МЛАДШИЙ брат неловко обнял Королевну. А КОРОЛЕВНА прильнула к нему.
Картина девятая
З а м о к .
Он весь залит солнцем. И живут в нем КОРОЛЕВНА и МЛАДШИЙ брат, то есть уже, наверно – КОРОЛЕВА и КОРОЛЬ. И живут они душа в душу, судя по всему.
КОРОЛЬ еще лежит в постели, а КОРОЛЕВА уже встала. КОРОЛЬ тоже собирается, но тут КОРОЛЕВА подает ему завтрак в постель – горшок дымящийся.
КОРОЛЕВА. Полежи еще. Поваляйся в постели.
КОРОЛЬ. А что, разве можно?
КОРОЛЕВА. Конечно. Ты же король.
КОРОЛЬ. И правда.
Начинает есть.
Чего-то никак я себя королем не почувствую.
КОРОЛЕВА. Ничего. Отец рассказывал, с ним поначалу тоже так было. Скоро уже ты почувствуешь себя королем. Но королем еще не станешь. А вот когда перестанешь себя королем чувствовать, вот тогда только...
КОРОЛЬ. Вкусный горох.
КОРОЛЕВА. Ешь на здоровье. А я пока пол подмету.
П о д м е т а е т .
КОРОЛЬ (в ужасе вскакивая с постели). А-а! А может, не надо?
КОРОЛЕВА. Почему?
КОРОЛЬ. А-а... вдруг ты устанешь?..
КОРОЛЕВА. Ничего. Я вон сколько лет в сундуке пролежала. На всю жизнь вперед отдохнула.
П о д м е т а е т .
Сколько мету, а все равно кажется, что нечистью в замке пахнет.
Вдруг выметает из-за кадки с цветами череп.
Ах!
Падает в обморок.
КОРОЛЬ не спеша встает с постели, поднимает с пола череп и выбрасывает его в окно. Раздается взрыв. КОРОЛЕВА приходит в себя.
Ах, как я испугалась.
КОРОЛЬ (садясь рядом на пол, обнимая Королеву). Это ерунда. Зато теперь ничем пахнуть больше не будет.
КОРОЛЕВА. Да.
П о д н и м а я с ь .
Ну, теперь надо цветы полить.
КОРОЛЬ (вскакивая). А-а! Может, не надо?
КОРОЛЕВА. Почему?
КОРОЛЬ. А... а... а вдруг ты пальчик о шипы не уколола.
КОРОЛЕВА. А я осторожно.
Берет лейку, поливает цветы.
Знаешь, я как-то ночью проснулась, а ты не спишь. Что с тобой?
КОРОЛЬ. Да не спится мне... Все думаю: вдруг тебя опять какая-нибудь фея заколдует?
КОРОЛЕВА. Опять заколдует? Ну, и что? А ты опять расколдуешь.
Стук в дверь.
КОРОЛЬ. Кто там?
ГОЛОС. Свои.
КОРОЛЬ. Войдите.
Входят братья – СТАРШИЙ и СРЕДНИЙ.
СТАРШИЙ. Родственники.
СРЕДНИЙ. Бывшие.
КОРОЛЬ. Как это – бывшие?
СРЕДНИЙ. Ну, тебе... то есть, вам теперь, ваше величество, сам черт не брат.
КОРОЛЬ. Черт не брат, а вы...
К о р о л е в е . 
Это братья мои.
КОРОЛЕВА. Это я помню.
Братьям, строго.
И что вам здесь надо?
СРЕДНИЙ. Да мы... вот...
СТАРШИЙ. Молчи!
К о р о л е в е .
Да мы, ваше величество, все думали, думали, думали, думали, как вон его величество напугать.
СРЕДНИЙ. И придумали!
КОРОЛЬ (удивленно). Напугать?
КОРОЛЕВА (Братьям). А зачем это вы его пугать собрались?
СТАРШИЙ. Ну, как же! Он ведь у нас такой уродился – страху с детства не знал. Такой уродился...
СРЕДНИЙ. Мы тут ни при чем!
СТАРШИЙ (Королеве). И вас-то он, ваше величество, встретил только потому, что пошел страх искать.
КОРОЛЬ. А ведь они правду говорят...
СТАРШИЙ. И вот мы думали, думали, думали, думали...
СРЕДНИЙ. Как бы это его величеству угодить получше.
СТАРШИЙ. И придумали.
КОРОЛЬ (заинтересованно). Ну-ка, ну-ка! Рассказывайте...
КОРОЛЕВА. Не надо его пугать.
БРАТЬЯ. Почему?
КОРОЛЬ. Действительно, почему?
КОРОЛЕВА. А потому, что опоздали вы. Он уже свой страх нашел.
БРАТЬЯ. Как?
КОРОЛЬ. Когда?!
КОРОЛЕВА. Я когда пол подметаю – ты боишься?
КОРОЛЬ (тихо). Боюсь...
КОРОЛЕВА. Я когда цветы поливаю – ты боишься?
КОРОЛЬ (еще тише). Боюсь...
КОРОЛЕВА. А когда ночью не спишь – страшно тебе?
КОРОЛЬ (совсем тихо). Страшно...
П а у з а.  
(Громко). Так ведь это же мне за тебя страшно?
КОРОЛЕВА. Вот и хорошо, что за меня. Так и должно быть.
СТАРШИЙ. Так это ж получается...
СРЕДНИЙ. Зря мы, получается...
И тут вдруг песенка послышалась:
Птички летят – чик-чирик, чик-чирик,
Колотушечки стучат – стук, стук, стук,
Аа-аа-аа!..
И появился в замке ПУТНИК.
КОРОЛЕВА. Ты кто?
ПУТНИК. Я калека – половина человека. Под землей ходил – фонари чинил, по земле ходил – палкой стучал. Сейчас на небо иду, может, передать чего?
КОРОЛЬ. Передай отцу мой низкий поклон. А благодарность моя так велика, что тебе и половины не донести.
ПУТНИК выслушал все и пошел, напевая свою песенку. И вышел. Прямо в окно. И тут вдруг гром ударил и с неба монетка золотая упала.
СРЕДНИЙ. Надо же, как закинул!
А следом серебряная монетка упала.
СТАРШИЙ. Хватай!
БРАТЬЯ схватили монетки и убежали. В дверь.
КОРОЛЬ. А вообще-то эти монеты для тебя падали.
КОРОЛЕВА. Да Бог с ними. Я и без них счастлива.


К О Н Е Ц


Михаил Михайлович БАРТЕНЕВ
Москва, тел.(095) 1 5 1 – 2 5 – 78

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования