Общение

Сейчас 685 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Приглашение к представлению в двух действиях

1991 г.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ПРИНЦЕССА – по ходу представления становящаяся
                 КОРОЛЕВОЙ.

ФОКУСНИК.

РЕГЕНТ.

ЛЕКАРЬ.

ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК.

ВТОРОЙ СТРАЖНИК.

РЫЦАРИ.

ПОДДАННЫЕ – по ходу представления становящиеся                   ЛЮДЬМИ.

ГЛАШАТАЙ.

В каких-то случаях, в зависимости от режиссерского замысла, текст ГЛАШАТАЯ может рассматриваться как ремарка.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
ГЛАШАТАЙ. Граждане! У нас все в порядке? У нас все хорошо! Все идет как положено! Ура, граждане!.. Нет, ну что вы смотрите? У нас же действительно все в порядке... Ну, честное слово, вы что, мне не верите? Или вы просто не знаете нашу историю? Так я ее вам сейчас расскажу!
История эта началась давно... Или недавно? Или давно? Хотя, собственно, какое это имеет значение? Главное, что город наш тогда славился тем, что все в нем шло как положено. И все подданные ее Высочества... Что? Ах, да-да, вот именно, такие тогда были подданные. Хотя, пожалуй, не совсем такие. О! Вот так, вроде, похоже. Только какие-то они все на одно лицо. Впрочем, где я тут увидел одно лицо? Тут же ни одного лица нет! Постойте, а какие же у них были лица? Такие? Или, может быть, такие? Надо же, забыл! А-а, в сущности, какая разница? Зачем подданным вообще лица!.. Да, ну так вот, стало быть, в те времена все подданные в нашем городе делали только то, что положено...
ПОДДАННЫЕ /с радостью/. Делали!
ГЛАШАТАЙ. ...а чего не положено – не делали.
ПОДДАННЫЕ /с ужасом/. Не делали!
ГЛАШАТАЙ. Потому что если и находились отдельные подданные, которые делали...
ПОДДАННЫЕ. Боже упаси!
ГЛАШАТАЙ. ...то их за это строго наказывали. Кто? Ну, конечно, Принцесса, которая правила нашим городом... Да-да, вот такая Принцесса. Только погодите, ведь у Принцессы-то было лицо! Даже очень красивое. Вот такое... О, господи! Что это за рожа? Ой! Нет, это, кажется, не рожа. Это, кажется, все-таки лицо. Ну, конечно, лицо! Только не Принцессы, а господина Регента. А вот и он сам. Ваше лицо, господин Регент!
РЕГЕНТ. Господи, что это за... А вообще-то, да. Благодарю вас.
ГЛАШАТАЙ. Как оно вам идет! А вот это – ваше, ваше Высочество.
ПРИНЦЕССА. Ой, какое хорошенькое?
ГЛАШАТАЙ. Так вот, я продолжаю. Итак, Принцесса правила городом. Правда, она была так молода, что делала это под присмотром, скажу вам по секрету, немолодого уже Регента, Это он подсказывал Принцессе, какие подданные хорошие, какие плохие, кого поощрять, кого наказывать, И Принцесса поощряла, и Принцесса наказывала, в общем, тоже делала то, что положено.
РЕГЕНТ. И что прикажете делать с этим преступником, ваше Высочество?
ПРИНЦЕССА. А чем он провинился?
РЕГЕНТ. Все ведь знают, что для создания в городе атмосферы спокойствия, вашим подданным положено каждые полчаса облегченно вздыхать.
ПОДДАННЫЕ /облегченно/. У-ух...
ПРИНЦЕССА. А он, что же, не вздохнул?
РЕГЕНТ. В том-то и дело, что вздохнул, только не облегченно, а обреченно.
ПРИНЦЕССА. Ай-ай-ай! Это нехорошо. Так что же, посадим его на первый раз в тюрьму?
РЕГЕНТ. Ах, ваше Высочество? Всем известно, какое у вас огромное доброе сердце – в нем для каждого есть место. Но не всем известно, какая тесная у нас тюрьма. И в ней уже, к сожалению, мест нет. Так что, придется его на первый раз казнить.
ПРИНЦЕССА. Жаль. Но что поделаешь, ведь так положено?
РЕГЕНТ. Так положено, ваше Высочество.
ПРИНЦЕССА. А что, дядя Регент, положено...
РЕГЕНТ. Тс-с? Ваше Высочество, при подданных?
ПРИНЦЕССА. Ой, простите, дядя Ре... То есть, ваше Превосходительство! А что положено делать с этим ябедой...
РЕГЕНТ. Тс-с! Не с ябедой, а с честным человеком, выполнившим свой долг, сообщившем нам о преступлении! Что же, он достоин самой высокой награды. Вот мы и даруем ему жизнь и свободу. В этой жизни все надо заслужить, даже жизнь. Иди, честный человек, ты свободен... пока...
ГЛАШАТАЙ. Вот так правила Принцесса нашим городом... Ах, да! Чуть не забыл! А это очень важный момент в нашей истории. Дело в том, что через несколько дней Принцессе должно было исполниться шестнадцать лет.
РЕГЕНТ. Или семнадцать.
ПРИНЦЕССА. Или восемнадцать.
ГЛАШАТАЙ, В общем, ровно столько, чтобы из Принцессы стать Королевой и править городом уже без всякой посторонней помощи.
РЕГЕНТ. Что значит – «посторонней»? Кто здесь посторонний? Вы что, забыли, кем я стану через некоторое время?
ГЛАШАТАЙ. Что вы, ваше Превосходительство, просто я стараюсь рассказывать все по порядку. Так, на чем же я остановился?
РЕГЕНТ. Это не вы остановились, а я остановился. Я остановился перед Принцессой и сказал: Ваше Высочество, я позволил себе остаться с тем, чтобы...
ПРИНЦЕССА. Знаю, знаю? Чтобы сказать мне, что я опять сделала что-то не так, как положено.
РЕГЕНТ. Ваше Высочество! Я остался, чтоб высказать вам, наконец, то, что долго уже я ношу в своем сердце. Я...
ПРИНЦЕССА. Ой, как интересно!
РЕГЕНТ. Господи, да не перебивайте же вы меня! Я ведь с раннего детства учил вас, что это невежливо.
ПРИНЦЕССА. Ой, простите, дядя Регент.
РЕГЕНТ. Да... Так о чем я?
ПРИНЦЕССА. О том, что вы уже давно хотите мне что-то открыть.
РЕГЕНТ. Ах, да! Так вот: через несколько дней, ваше Высочество, день вашего рождения, и...
ПРИНЦЕССА. Боже мой! Зачем же было так долго терпеть, тем более, что об этом я и так знаю.
РЕГЕНТ. Что вы знаете? Ничего вы не знаете! Вы мне слова сказать не даете!.. Хм... да... Простите. Так вот, через несколько дней, ваше Высочество, вам исполняется шестнадцать лет...
ГЛАШАТАЙ. Или семнадцать?
ПРИНЦЕССА. Или восемнадцать!
РЕГЕНТ. Да какое это имеет значение. Главное, что вы становитесь Королевой!
ПРИНЦЕССА. Как скучно!..
РЕГЕНТ. И тем не менее это так. Вы становитесь Королевой и будете править нашим... вашим городом уже без моей скромной помощи.
ПРИНЦЕССА. Как – без помощи? Мне же еще только шестнадцать лет! Будет. Я же еще маленькая,
РЕГЕНТ. Что поделаешь, ваше Высочество, так положено. Но вы никак не даете мне договорить, Итак,.. итак, я решил... Нет, я решился.., Да, именно решился предложить вам свою руку и сердце!
ПРИНЦЕССА. Ой, в подарок, что ли? А я хотела щенка...
РЕГЕНТ. Какой подарок? Какого щенка? Я вам замуж выйти предлагаю!
ПРИНЦЕССА. Замуж? Ой, как интересно! Мне уже скоро будет целых восемнадцать лет, а я еще никогда не была замужем!
М е ч т а т е л ь н о.
Вот выйду замуж за красивого принца, он будет носить меня на руках...
РЕГЕНТ. Какого еще принца? Где вы возьмете принца? За меня вы выйдете замуж, понимаете, за меня.
ПРИНЦЕССА. За вас? А как же... эта... любовь?
РЕГЕНТ. А разве вы меня не любите?
ПРИНЦЕССА. Нет, ну вообще-то, конечно, люблю,..
ГЛАШАТАЙ. И тут на Принцессу напала хандра. Такая тоска и такая грусть напали на Принцессу, что неожиданно настала осень и пошел дождь...
ПРИНЦЕССА. Шестнадцать лет... Совсем еще девочка, и вдруг – замуж! А что, дядя Регент, обязательно за вас? Так положено?
РЕГЕНТ. Нет, ваше Высочество. Конечно, не обязательно. Вообще-то у нас положено устраивать рыцарский турнир. Но поскольку ни одного рыцаря в нашем городе давно уже нет, кроме меня, естественно, да и любовь моя не нуждается...
ПРИНЦЕССА. Рыцарский турнир! Рыцарский турнир! Рыцарский турнир!
РЕГЕНТ. Но, ваше Высочество...
ПРИНЦЕССА. Турнир! Турнир! Слышать ничего не желаю! Хочу турнир! Хо-чу тур-нир! Хо-чу тур-нир!
РЕГЕНТ. Хорошо. Я готов! Я пролью кровь в неравном бою, но докажу вам свою любовь, ваше Высочество!
ПРИНЦЕССА. Вот это да! Как он меня, оказывается, сильно любит!
ГЛАШАТАЙ. Итак, турнир...
Слушайте!.. Слушайте!.. Возрождение древних традиций! Рыцарский турнир на дворцовой площади! Победитель становится мужем ее Высочества Принцессы! Вернее, ее Величества Королевы! Спешите! Спешите! К участию допускаются все чудом уцелевшие рыцари нашего города, прошедшие медицинский осмотр. Слушайте! Слушайте! Слушайте!
РЕГЕНТ /стражникам/. Ну, что же вы перестали меня приседать?
СТРАЖНИКИ. Мы вспотели, ваше Превосходительство,
ПРИДВОРНЫЙ ЛЕКАРЬ. Хватит, ваше Превосходительство, видите - стража устала.
РЕГЕНТ. При чем тут стража? А я? А буду готов к турниру?
ЛЕКАРЬ. При чем тут вы? Главное, что противники будут готовы. Это я беру на себя. А вам нужно просто удержаться в седле.
РЕГЕНТ. Просто! Это совсем не просто. Ну, хорошо. Еще два приседания на всякий случай.
СТРАЖНИКИ. Ох!
РЕГЕНТ. Слишком велика цена победы! Раз-два, три-четыре...
ГЛАШАТАЙ. Три-четыре, начали! И-и... Так, смычковые потише, медные, медные, не спать! Побольше металла в голосе! А теперь литавры заговорили, зарокотали, загудели! Пожалуйста, дробь! Вот они! Вот они появляются на площади, наши храбрые рыцари. Их трое: черный, красно-белый и бело-голубой. Вот они успокаивают своих лошадей. Звучит еще удар гонга – на балконе появляется ее Высочество Принцесса. Можно начинать. Еще удар – итак, в первом раунде, или тайме, или сете, не имеет значения, встречаются черный рыцарь и бело-голубой. Вот они успокаивают своих лошадей. Гонг! Рыцари пошли на сближение. Но смотрите! Черный рыцарь остается на месте, вперед идет только бело-голубой!
ПОДДАННЫЕ. Давай! Давай! Дави!
ГЛАШАТАЙ. Вот он проходит среднюю линию площади, набирает скорость... Какая атака! Но что это? Не доезжая нескольких метров до черного, бело-голубой замертво падает с лошади! Что? Простите, вот мне тут подсказывают, что с коня. Ай-ай-ай!
ПОДДАННЫЕ. Давай! Давай! Дави!
ПРИНЦЕССА. Смотрите! Он лишился чувств от страха. Браво, черный!
ГЛАШАТАЙ. Хм... Итак, я продолжаю. Первый раунд, или тайм, или сет – это не имеет значения – закончился победой черного рыцаря. Посмотрим, удастся ли красно-белому пробить его глухую оборону. Вот красно-белый устремился в атаку, на большой скорости приближается он к черному, ну!..
ПОДДАННЫЕ. Давай! Давай! Дави!
ГЛАШАТАЙ. Да что же это? Красно-белый неожиданно спрыгивает с коня... Что? Ах, да какая разница!.. И с громкими криками устремляется прочь с площади! А я и не заметил, когда черный успел нанести удар.
ПРИНЦЕССА. Он убегает в панике! Браво, черный!
ГЛАШАТАЙ. Слушайте! Слушайте! Победа черного рыцаря! Кто он – наш герой? Скоро мы узнаем это. Сегодня он будет представлен ее Высочеству! – кричал я на весь город.
ПОДДАННЫЕ. Да здравствует черный рыцарь – светлое будущее нашего города! Ура-а!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Черный рыцарь к ее Высочеству!
ПРИНЦЕССА. Впустите! Впустите его скорей!
ГЛАШАТАЙ. И черного рыцаря ввели в покои ее Высочества.
РЫЦАРЬ. Бу-бу-бу! Бу-бу-бу-бу! Бу-бу!
ГЛАШАТАЙ. Сказал рыцарь.
ПРИНЦЕССА. Да снимите же с него шлем!
ГЛАШАТАЙ. Стражник снял с рыцаря шлем. Вы, конечно, узнали это лицо?..
ПРИНЦЕССА. Ах! Дядя Ре... Ваше пре...
РЕГЕНТ. Да, это я. И я у ваших ног прошу вашей руки.
ГЛАШАТАЙ. И он рухнул на колени с таким грохотом, что все жители города закрыли ставни, решив, что началась война.
ПРИНЦЕССА. Ух, как вы меня напугали!
РЕГЕНТ. А я мечтал вас обрадовать...
ПРИНЦЕССА. А вы и обрадовали. Очень даже обрадовали! Я и представить себе не могла, что вы такой герой. И что так сильно меня любите. Как это все интересно!
РЕГЕНТ. О! Силу любви моей невозможно измерить! Я сделал все, как вы просили. Я сделал все, как положено. Даже больше того.
ПРИНЦЕССА. Вы такой молодец! Вы такой храбрый!
РЕГЕНТ. Так, значит, вы согласны?
ПРИНЦЕССА. На что?
РЕГЕНТ. Взять меня в мужья?.. То есть, выйти за меня замуж?
ПРИНЦЕССА. Замуж?! За вас?! Ну... наверно, теперь согласна. Вы же сделали все, как положено...
ГЛАШАТАЙ. И не знаю, было чего больше в голосе Принцессы - радости или покорности. А вот со всех деревьев в округе разом опала листва...
ПОДДАННЫЕ. Да здравствует господин Регент! Ура!
ГЛАШАТАЙ. Слушайте! Слушайте! Через три дня и три минуты в день рождения ее Высочества Принцессы состоится ее же бракосочетание с великим героем, знаменитым черным рыцарем, его Превосходительством господином Регентом! Ура, подданные!
ПОДДАННЫЕ. Ура-а!!!
ГЛАШАТАЙ. Я передавал радостное сообщение... А Принцесса, вместо того, чтобы радоваться вместе со своим народом, опять впала в тоску. Ох, уж эта мне хандра!..
ПРИНЦЕССА. Ну, почему так: всем радостно, а мне нет?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Эх, ваше Высочество, кто ж перед свадьбой-то радуется? Перед свадьбой известное дело – хандра.
ПРИНЦЕССА. А может, тогда ну ее, эту свадьбу?
ГЛАШАТАЙ. Как это «ну ее»? Как это, «ну»? Этак можно всю историю нарушить!
ПРИНЦЕССА, Ах, вот как? Ну тогда я так вам все нарушу! Все порушу! Разрушу! Разобью! Раскокаю!..
ГЛАШАТАЙ. Что тут началось! Сверкнула молния, загрохотал гром и за каких-нибудь полчаса выпала месячная норма осадков. Пылко влюбленный Регент с ног сбился, чтобы развеселить Принцессу. Увы, ничего не помогало.
РЕГЕНТ. Эй, стража! Придворного лекаря сюда!
ЛЕКАРЬ. Я здесь, ваше Превосходительство.
РЕГЕНТ. Принцесса больна. Три дня до свадьбы. Я не знаю, как быть. Сделайте что-нибудь! Принесите какое-нибудь лекарство!
ЛЕКАРЬ. Я принес, ваше Превосходительство.
П р и н ц е с с е.
Ваше Высочество, в этом пузырьке чудесная микстура. Отхлебните глоток – и вы сразу станете веселой, радостной и счастливой.
ПРИНЦЕССА. Правда? Это даже интересно.
ГЛАШАТАЙ., Принцесса отхлебнула глоток, сморщилась и выплюнула все на пол.
ПРИНЦЕССА. Тьфу, какая горечь!
ЛЕКАРЬ. А вы хотите стать счастливой, даже не хлебнув глотка горечи? Так не бывает.
Р е г е н т у.
Ваше Превосходительство, когда больной не желает быть здоровым – медицина бессильна.
РЕГЕНТ. Вы просто плохой лекарь! Эй, стража! Сейчас же найти хорошего лекаря!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Внизу человек. Говорит, что он крупный специалист по лечению хандры у принцесс.
ГЛАШАТАЙ. Ой-ой-ой! Стоп! Никакого человека. Никто пока не пришел... Боже мой! Как же я забыл! Кошмар, чуть было не упустил такой важный момент в нашей истории. Можно сказать – поворотный! А дело было так:
Я стоял, как всегда, на балконе и оглашал. Оглашал пункты закона, который в нашем городе положено выполнять.
Пункт первый! – оглашал я. Пункт второй!.. И вот как раз, когда дошел до пятого пункта... Пятый пункт, он знаете, как звучит? «Вход в город строго воспрещается, так как выход из города категорически запрещен». Так вот, только я дошел до этого пункта, как перед городскими воротами возник бродячий фокусник.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Стой, ты куда?
ФОКУСНИК. Да вот, войти хотел.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Не положено. Не видишь, что ли, ворота!
ФОКУСНИКА Странно. Я думал, раз ворота – так это чтобы входить.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Неправильно думал. Ворота – это чтобы никто не входил. Ясно? А ты кто будешь?
ФОКУСНИК. Ну, кто я буду, я еще не решил, а пока я – фокусник бродячий.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Фокусник? Бродячий?
ГЛАШАТАЙ. Сказал Стражник с завистью.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. А я вот Стражник. Стоячий. Стою, значит, никого не впускаю, никого не выпускаю.
ФОКУСНИК. Интересная какая работа!
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Раньше была интересная. А теперь не очень - желающих мало осталось.
ФОКУСНИК. Ну, ты не грусти. Хочешь, фокус покажу?
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Давай!
ГЛАШАТАЙ. Снял фокусник шляпу и стал из нее всякие вкусные вещи доставать и Стражника угощать. Много всего достал – гору!
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Здорово! Только вот одного не понимаю: зачем ты все это в шляпе таскал, когда у тебя сумка есть?
ФОКУСНИК. Так это же фокус!
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Да это я понимаю, что фокус. Только все равно в сумке, по-моему, удобнее бы было.
ФОКУСНИК. Да что тебе моя сумка покоя не дает!..
ГЛАШАТАЙ. Сказал фокусник и вытащил из нее огромную птицу. Птица сказала «кар», «Ку-ку» или «ку-ка-ре-ку», взмахнула крыльями и улетела.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Ну, вот теперь понятно, зачем ты столько всего в шляпе таскал. Я же не знал, что у тебя сумка была птицей занята.
ФОКУСНИКИ Ох, и твердый же ты человек какой! Это правильно, что ты на страже стоишь. Ну ладно, стой дальше, а мне идти пора.
ГЛАШАТАЙ. Как идти? Куда идти? Ваш путь лежит через город. Разве можно нарушать ход истории, которую я рассказываю?
ФОКУСНИК. Разве может такой маленький человек, как я, нарушить ход истории? История сама за себя постоит.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Эй! Куда это ты пошел? А фокус?
ФОКУСНИК. Тьфу ты?
Г л а ш а т а ю .
Что я говорил?
С т р а ж н и к у.
Ну хорошо. Монетка у тебя есть какая-нибудь?
ГЛАШАТАЙ. Дал стражник фокуснику монетку. Фокусник взглянул на нее и замер.
ФОКУСНИК. Что это?
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Как что? Два пенса, только и всего.
ГЛАШАТАЙ. Ну, или гульдена или цента – не имеет значения.
ФОКУСНИК. Э-э! Это только с одной стороны, если посмотреть, тогда два пенса.
Г л а ш а т а ю .
Или гульдена, или цента.
ГЛАШАТАЙ. Это не имеет значения.
ФОКУСНИК. А если посмотреть с другой стороны...
ГЛАШАТАЙ. И он показал Стражнику другую сторону монеты.
ФОКУСНИК. ...то оказывается девушка волшебной красоты.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. А-а, так это наша Принцесса.
ФОКУСНИК. Это ж надо!
ГЛАШАТАЙ. Подумал фокусник.
ФОКУСНИК. Принцесса – а как хороша! Какая несправедливость! Зачем Принцессе, у которой и так все есть, еще и красота? Хотя с другой стороны, разве можно верить какой-то монетке? Верить можно только собственным глазам. Так что, пойду взгляну на Принцессу,
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Не положено.
ФОКУСНИК, Ах да, слушай! А ведь фокус-то я тебе так и не показал. Смотри!
ГЛАШАТАЙ. И он сделал вид, что подбросил монетку вверх.
ФОКУСНИК. Видишь?
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Нет.
ФОКУСНИК. А вон там?
ГЛАШАТАЙ. И он, встав за спиной у Стражника, вытянул руку вперед и вверх, показывая куда-то в такую даль, в которой Стражнику, смотри он туда хоть три дня, ничего не суждено было увидеть.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. И там не вижу.
ФОКУСНИК. А там?
ГЛАШАТАЙ. И он стал разворачивать Стражника, пока сам не очутился спиной к воротам.
ФОКУСНИК. Смотри внимательно.
ГЛАШАТАЙ. Стражник напрягся весь, даже ладонь ко лбу приложил, а Фокусник проскользнул тихонько в ворота и оказался в городе.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Все равно не вижу. Эй! Ой! А я и тебя не вижу!
ФОКУСНИК. Ну, это, может, и к лучшему. Боюсь, ты бы очень рассердился, если бы увидел меня сейчас.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Ой! Эй! Ты что там делаешь? Ты же был с этой стороны.
ФОКУСНИК. Ну и что же? Был с одной стороны, оказался с другой. Обыкновенная вещь.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. А ну-ка, выходи оттуда!
ФОКУСНИК. Что значит - выходи? Ты же меня не пустишь!
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Как это так?
ФОКУСНИК. Да ведь ты же сам говорил, что тебе не положено никого из города выпускать.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Не положено.
ФОКУСНИК. Ну, вот видишь? Так что, я пошел.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Вот это фокус – с одной стороны, с другой стороны...
ГЛАШАТАЙ. Вот видите, какой важный момент в нашей истории я чуть было не упустил. Ну, ничего. Теперь все встало на свои места. Ваше Превосходительство! Ваше Превосходительство! Продолжайте, пожалуйста!
РЕГЕНТ. А вы думаете, я помню, на чем мы остановились?
ГЛАШАТАЙ. Ну как же, вы сердились на Лекаря, а Стражник сказал...
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Внизу человек. Говорит, что он крупный специалист по лечению хандры у принцесс. Прикажете выгнать?
РЕГЕНТ. Ах да, вспомнил? Я как раз собирался крикнуть: дурак! Немедленно привести его сюда!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Слушаюсь!
ГЛАШАТАЙ. Через минуту в покой Принцессы был доставлен... ну, конечно же: бродячий фокусник.
ФОКУСНИК. Ох ты! А она в жизни-то еще прекрасней, чем на монетке!
РЕГЕНТ. Ах, как вы вовремя пришли. Сейчас придворный Лекарь введет вас в курс дела.
ЛЕКАРЬ. Пациент – Принцесса. Диагноз – хандра, каприз, беспредметная грусть. А если между нами, по латыни, – шлея под хвост попала. Желаю удачи, коллега!
РЕГЕНТ. Да-да, я тоже желаю удачи. А то ведь в противном случае вас придется казнить.
ФОКУСНИК. Вот уж действительно, какой противный случай!
РЕГЕНТ. Ну, вы приступайте, а я вас должен оставить – государственнейшей важности дела.
ФОКУСНИК. Ну что же, ваше Высочество, придется вас развеселить, ничего не поделаешь.
ПРИНЦЕССА. Как бы не так! Ничего не выйдет! Медицина бессильна!
ФОКУСНИК. При чем тут медицина? Вот взгляните на этот шарик. Какого он цвета?
ПРИНЦЕССА. Ну, белый.
ФОКУСНИК. Что вы, ваше Высочество. Он же черный!
ПРИНЦЕССА. Ну, черный... Ой, и правда – черный!
ФОКУСНИК. Что вы, ваше Высочество, он же совершенно белый!
ПРИНЦЕССА. Ну, белый. Ну и что?
ФОКУСНИК. Да ничего, только где вы видите белый? Шарик-то черный.
ПРИНЦЕССА. Черный! Ой, как интересно! Да никакой вы не лекарь, вы – фокусник.
ФОКУСНИК. Ну, конечно, фокусник. Но если посмотреть с другой стороны, так ведь и лекарь. Обратите внимание – вы же совершенно здоровы.
ГЛАШАТАЙ. И действительно. Принцесса и сама не заметила, как стала опять веселой и жизнерадостной. И на деревьях вновь появилась листва и зацвела мимоза.
ПРИНЦЕССА. А как дядя Регент обрадуется! Он так переживал. Он ведь меня очень сильно любит. Просто влюблен.
ФОКУСНИК. А вы, стало быть, в него?
ПРИНЦЕССА. А как же! Ведь так положено - он выиграл турнир.
ФОКУСНИК. Ну, вот и хорошо. А мне, кстати, идти положено. Я же не простой фокусник, а бродячий.
ПРИНЦЕССА. Как это идти? А секрет фокуса?
ФОКУСНИК. Секрет? А никакого секрета нет. Просто каждая вещь на свете имеет две стороны. Вот и шарик с одной стороны белый, а с другой – черный. Только и всего. Остальное уже ловкость рук.
ГЛАШАТАЙ. Ах, какая прелесть! С одной стороны, с другой стороны. Как все, оказывается, просто. И Принцесса побежала поделиться этой радостью с Регентом.
ПРИНЦЕССА /вспомнив про Фокусника/. А вы... вы, может быть, еще погостите? Вы такой забавный, мне совсем не хочется, чтобы вы уходили.
ФОКУСНИК. Так вообще-то...
ПРИНЦЕССА. Никаких вообще-то! Такова моя воля!
ГЛАШАТАЙ. И Принцесса побежала к Регенту. А Регент... Регент в это время восседал в тронном зале в короне и в мантии и любовался собой в зеркало.
ЛЕКАРЬ. Как вам идет, ваше Превосходительство.
РЕГЕНТ. Да, а через три дня я буду уже «Величеством». Ах, только бы этот новый лекарь помог? Столько сил потрачено, такой турнир выигран, неужели впустую?
ГЛАШАТАЙ. В этот самый момент Принцесса и приоткрыла дверь тронного зала. А увидав Регента в Королевском облачении, застыла в изумлении. И что поделаешь? – невольно слышала весь разговор.
РЕГЕНТ. А турнир, надо отдать мне должное, я выиграл достойно. Первый-то рухнул от одного моего взгляда!
ЛЕКАРЬ. И от одной таблетки снотворного...
РЕГЕНТ. Что? Да? Хм... А второй? Второй-то просто в ужасе убежал с площади. Вот как я на него подействовал?
ЛЕКАРЬ. Вы, ваше Превосходительство, и одна таблетка слабительного.
РЕГЕНТ. Да? Хм... Но ведь это же, вроде... Или нет?
ЛЕКАРЬ. Это медицина – наука без предрассудков.
РЕГЕНТ. Вообще-то – это больше похоже на политику.
ЛЕКАРЬ. А чем политика хуже медицины?
РЕГЕНТ. Верно... Ах, столько все-таки хлопот с этой взбалмошной девчонкой! Но, к сожалению, без девчонки мне не стать Королем.
ГЛАШАТАЙ. И надо же было, чтобы именно этот разговор услыхала Принцесса. Боже, как она разгневалась! Что уж тут говорить про листву и про мимозу, если даже солнце, несмотря на ранний час, спешно закатилось за горизонт. Вот в какой гнев впала Принцесса. Она прибежала в свои покои, захлопнула дверью так, что из соседних домов повылетали стекла, и заперлась на засов.
ПРИНЦЕССА /Фокуснику/. А ты что тут делаешь?
ФОКУСНИК. Но вы же сами, ваше Высочество...
ПРИНЦЕССА. Не смей мне перечить?
ФОКУСНИК. Да что же с вами случилось? Вот хотите...
ПРИНЦЕССА. Ничего не хочу!
ФОКУСНИК. А вот такой фокус? А такой вот?...
ГЛАШАТАЙ. В другой бы раз Принцесса лопнула от смеха, а тут она только топала ногами и кричала: «Уберите эти глупости! Не хочу! Ничего не хочу!» Прибежал Регент.

РЕГЕНТ. Ваше Высочество! Откройте дверь, это я!
ПРИНЦЕССА. Видеть никого не хочу! Слышать ничего не желаю!
РЕГЕНТ. Ваше Высочество! Мое сердце! Мое бедное сердце разрывается от любви, переполняющей его...
ПРИНЦЕССА. От чего?
РЕГЕНТ. Вам плохо слышно? Отворите дверь и вы не только услышите, вы увидите...
ПРИНЦЕССА. От чего, повторите?
РЕГЕНТ. От люб-ви? Лючия. Юлия. Бернард...
ПРИНЦЕССА. Ах, от любви-и-и! и-и-и-и-и!!!
ГЛАШАТАЙ. Завизжала Принцесса и в ней закипела такая ярость, что в городе с домов сорвало три крыши и рухнула одна сторожевая башня.
ФОКУСНИК. Ваше Высочество! Ну что ты, честное слово? Ну, успокойся, нельзя же так...
РЕГЕНТ. Ах, этот негодяй еще тут? Этот шарлатан, самозванец! Эй, стража! Взломать дверь, схватить мерзавца и через три дня казнить на площади!
ПРИНЦЕССА. Ах, вот как!
Настежь открыв дверь.
Эй, стража! Схватить этого шарлатана, негодяя, самозванца!..
РЕГЕНТ. Вот именно!
ГЛАШАТАЙ. И Принцесса показала на Регента.
ПРИНЦЕССА. И казнить через три дня на площади!
РЕГЕНТ. За что, любимая? Ведь я же ваш дядя Регент! Я кормил вас, воспитывал, учил. Вы что, забыли?
ПРИНЦЕССА. А вы? Вы, случайно, не забыли, что вы делали в тронном зале? Вы, случайно, не забыли, о чем вы там говорили?
РЕГЕНТА А-аа... А подслушивать некрасиво!
ПРИНЦЕССА /Фокуснику/. Он... он... он примерял дедушкину мантию и папину корону и говорил... говорил... такое!
Р ы д а е т.
ФОКУСНИК. Ну, что ты, ваше Высочество! Не расстраивайся. Я же рассказывал, что все в жизни имеет две стороны. Вот ты и увидала твоего Регента о другой стороны. Обыкновенная вещь!
РЕГЕНТ /Стражнику/. Кого ты слушаешь? Сопливую девчонку?
ПРИНЦЕССА /сморкаясь/. Мне без трех дней восемнадцать лет!
ГЛАШАТАЙ. Или семнадцать?
РЕГЕНТ. Или шестнадцать?
ПРИНЦЕССА. Какая разница? Главное, что я без трех дней Короле!
РЕГЕНТ. А я? Я без трех дней...
ЛЕКАРЬ. Вы, похоже, без трех дней покойник.
РЕГЕНТ. Мерзавец! Предатель!
ЛЕКАРЬ. Я – медик.
ПРИНЦЕССА /Стражнику/. Вы что, плохо слышали? Увести его в тюрьму, а через три дня казнить этого гадкого притворщика!
ФОКУСНИК. Извиняюсь, а откуда ваше Высочество знает, что притворяться гадко?
ПРИНЦЕССА. Но он же сам меня этому и учил, подлый обманщик!
ФОКУСНИК. А откуда ваше Высочество знает, что обманывать подло?
ПРИНЦЕССА. Откуда-откуда? От него же и знаю!
ФОКУСНИК. Ну, вот видишь! С одной стороны он, конечно, плохой человек. Но если посмотреть с другой, то, выходит, что он все-таки, научил твое Высочество кое-чему хорошему. Так?
ПРИНЦЕССА. Та-ак...
ГЛАШАТАЙ. Сказала удивленная Принцесса, а про себя подумала: «Что такое? Опять эта другая сторона!» Надо сказать, что в этот самый момент взошло солнце. Правда, оно взошло почему-то на Западе, а не на Востоке, но все-таки взошло.
ПРИНЦЕССА. Ну, хорошо. Так и быть. Казнь отменяется. С одной стороны. Но в тюрьме он тем не менее посидит. С другой стороны. Эй, стража! Помогите ему дойти до тюрьмы.
ФОКУСНИК. Ну вот. Это другое дело. А то чуть что – сразу казнить.
ПОДДАННЫЕ. Да здравствует Принцесса! Долой Регента! Ура!
РЕГЕНТ. Вы еще пожалеете, ваше Высочество.
ГЛАШАТАЙ. Регента отправили в тюрьму, а Фокусник собрался уходить.
ПРИНЦЕССА. Куда ты? Оставайся! С тобой тут стало как-то... Я тебя... Регентом назначу. Оставайся!
ФОКУСНИК. Не могу. И рад бы, но ведь я – бродячий артист, и мое место на площади. Прощай!
ГЛАШАТАЙ. И Фокусник ушел давать свои представления. Правда, рассказывают, что он вздохнул на прощание. Но, честно говоря, не думаю. С чего бы это ему вздыхать? А вот Принцесса вздохнула. Это я слышал собственными ушами. И, главное, так печально вздохнула, что солнце собралось было опять закатываться за горизонт. Но, слава богу, государственные дела отвлекли Принцессу.
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Ваше Высочество, там два подданных – преступник и честный горожанин.
ПРИНЦЕССА. Введите... Так, и чем же провинился этот человек?
ЧЕСТНЫЙ. Ваше Высочество, когда все мы с чувством глубокого негодования кричали «долой Регента!» этот человек...
ПРИНЦЕССА. Интересно, что же он кричал?
ЧЕСТНЫЙ. Он... ничего не кричал. Он молчал без всякого чувства.
ПРИНЦЕССА. Это правда?
ПРЕСТУПНИК. Так растерялся я, ваше Высочество. Уходил с площади – все кричали «Ура Регенту!», прихожу – кричат «долой!» Вот я и растерялся.
ПРИНЦЕССА. Это плохо, конечно. С одной стороны. А с другой – я и сама, по правде, растерялась. Никак не могу привыкнуть, что он в тюрьме. Представляете?
РЕГЕНТ /из тюрьмы/. Очень даже хорошо представляем.
ЧЕСТНЫЙ. А я? А я вот не растерялся. Я бдительность проявил.
ПРИНЦЕССА. Бдительность? Это хорошо... С одной стороны. А с другой... Не люблю я, все-таки, ябед ужасно!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Так значит казнить обоих?
ПРИНЦЕССА. Обоих... отпустить!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Вот те раз!
ПРИНЦЕССА. А то что это у нас, честное слово, чуть что - сразу казнить!
ГЛАШАТАЙ. Вот тут бы и закончить нашу историю. Но...
ЛЕКАРЬ. Ох, и круто же вы берете, ваше Высочество. Не поймут вас, боюсь!
ГЛАШАТАЙ. Да-а... Поэтому тут

 
КОНЕЦ

ТОЛЬКО ПЕРВОМУ ДЕЙСТВИЮ.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
ГЛАШАТАЙ /перекрикивая гул голосов/. Слушайте! Слушайте! В нашем городе все в полном порядке! Все идет как положено! Все хорошо! Я передавал последние известия с одной стороны.
Слушайте! Слушайте! В нашем городе не все в полном порядке! Не все идет как положено. Не все хорошо! Я передавал последние известия с другой стороны...
Так кричал я с дворцового балкона. Три дня уже прошло с тех пор, как Регента посадили в тюрьму. Или три месяца? Или три года? Впрочем, это не имеет значения.
РЕГЕНТ /из тюрьмы/. Как это не имеет?
ГЛАШАТАЙ. Ну, в общем, как бы там ни было, а я кричал с балкона. Но с каждым днем кричать приходилось все громче и громче. Слышите, какой шум? Подданные, понимаете, тоже стали кричать. Не скандировать, как раньше, а кричать. Каждый начал кричать, что ему в голову взбредет. Откроет рот пошире и кричит.
Погодите-ка, погодите... Рот... Рот ведь на лице расположен? Так если уж я рот вспомнил, может, и все лицо восстановить удастся?.. Нет, не могу. Такие большие рты у всех оказались, что за ними и лиц не видно. И вот при помощи этих ртов они производили такой шум, что работать становилось все труднее и труднее. И ладно бы, если б только мне. А Принцессе? То есть, прошу прощения, уже Королеве, ей каково приходилось?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК /заглянув в тронный зал/. Спит, бедняжка! Даже будить на хочется. Ох? С тех пор, как мы стали жить с разных сторон – никакого покоя нет.
КОРОЛЕВА /просыпаясь/. Что? Что там такое?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Да подданные там, ваше Величество. К вам рвутся. Может, их... а?
КОРОЛЕВА. Что ты? Нет уж, давай веди их. И сам останься, а то мне ведь даже посоветоваться не с кем!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Да какой из меня советник, ваше Величество. Я и сам-то вконец запутался. Которые хорошие, которые плохие. Как начну на них со всех сторон смотреть, так голова кружится и тошнит. Так чего, впускать, что ли?
КОРОЛЕВА. Впускай... Хотя у меня, если честно, у самой кружится.
ПОДДАННЫЕ /врываясь, перебивая друг друга/. Ваше Величество! Ваше Величество!
КОРОЛЕВА. Ну, что с вами делать?
ПОДДАННЫЕ /хором/. Меня поощрить!
КОРОЛЕВА. Что же всех, что ли?
ПОДДАННЫЕ /хором/. А его наказать!
ГЛАШАТАЙ. И все пальцами друг на друга показали.
КОРОЛЕВА. Выходит, всех наказать?
ПОДДАННЫЕ /хором/. А меня за что?
КОРОЛЕВА. Вот видите, что получается? С одной стороны вы все хорошие...
ПОДДАННЫЕ. Не все!
КОРОЛЕВА. А с другой – все плохие!
ПОДДАННЫЕ /хором/. Это вот он!
ГЛАШАТАЙ. И опять все пальцами друг на друга показали,
КОРОЛЕВА. Ну, и как же мне вас судить прикажете?
ПОДДАННЫЕ /хором/. По справедливости!
КОРОЛЕВА. Так ведь на справедливость тоже с какой стороны...
ПОДДАННЫЕ. Со справедливой!
КОРОЛЕВА. Ой, а давайте знаете что? Давайте, вы идите, а я подумаю. Почитаю законы. А завтра вам скажу. Потерпите? Ладно?
ПОДДАННЫЕ.
– Опять терпе-еть...
– Сколько лет терпели и опять терпе-еть...
– Опять зако-оны...
– Хватит! Это мы раньше по закону жили, теперь по справедливости хотим!
– Чтоб с какой стороны не посмотришь – всегда по справедливости было!
– Так что, не хотим больше терпеть! Не желаем!
ГЛАШАТАЙ. А тут с одной стороны еще подданные вбегают. «С одной стороны!» орут.
ПОДДАННЫЕ. С одной стороны-ы!
КОРОЛЕВА. Боже мой!
ГЛАШАТАЙ. И с другой стороны тоже вбегает. «С другой стороны?» – ревут.
ПОДДАННЫЕ. С другой стороны-ы!
КОРОЛЕВА. Господи, страшный сон! Как же мне это все надоело!
ГЛАШАТАЙ. Вырвалось вдруг у Королевы.
ПОДДАННЫЕ.
– Ах, надоело?
– Только начали по справедливости жить и уже надоело?
– Ну, ничего, мы сейчас выясним, с чего это ей так быстро надоело!
– Мы сейчас проверим, какая она справедливая?
– Это мы еще посмотрим!
– Мы на нее с другой стороны сейчас посмотрим!
– Это она с одной стороны справедливая, а с другой – где раньше была ее справедливость, когда она с Регентом, с тираном проклятым над нами измывалась?
– А, все они одним мирром мазаны!
– Яблоко от яблоньки!..
– Да чего с ней церемониться? Мы на нее сейчас со всех сторон посмотрим!
– Хватай ее, братцы!
ГЛАШАТАЙ. Что тут началось! Загнали бедную Королеву в угол.
КОРОЛЕВА. На помощь!
ГЛАШАТАЙ. На шкаф загнали.
КОРОЛЕВА. Мамочка!
РЕГЕНТ /из тюрьмы/. За мамочку, ваше Величество, у вас был я.
КОРОЛЕВА. Папочка!
РЕГЕНТ. И за папочку – я.
ГЛАШАТАЙ. Что тут делать? И сделала Королева то, что на ее месте сделала бы любая загнанная на шкаф Королева. Она приказала освободить Регента.
КОРОЛЕВА. И скорее, прошу вас!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК /вылезая из укрытия/. Ой, какое мудрое решение! Ой, какое мудрое! Бегу, мчусь, леч-у-у-у!
ПОДДАННЫЕ.
– Регент! Подумаешь, Регент!
– Испугались мы Регента!
– Да мы... мы вообще...
ГЛАШАТАЙ. Но как только бунтовщики увидали перед собой живого Регента, весь пыл их почему-то сразу прошел и они убрались из дворца, низко кланяясь и бормоча извинения.
РЕГЕНТ. Ну что же, этим все и должно было кончиться,
КОРОЛЕВА. Ну и подумаешь!
РЕГЕНТ. Итак, на чем мы остановились? Ах да, мы же назначили день нашей свадьбы!
КОРОЛЕВА. Он, слава богу, уже прошел.
РЕГЕНТ. Ну, а что нам мешает назначить новый? Раз уж вашему Величеству было мало турнира и вы решили проверить силу моей любви более суровыми испытаниями? Я думаю, три дня вам хватит на сборы?
КОРОЛЕВА. На сборы? Куда?
РЕГЕНТ. Ну как же, ваше Величество. Нам ведь с вами предстоит долгий совместный путь. Так что же, хватит вам три дня?
КОРОЛЕВА. Да что вы ко мне пристали. Мне вообще еще только шестнадцать лет.
ГЛАШАТАЙ. Или семнадцать?
РЕГЕНТ. Или восемнадцать?
КОРОЛЕВА. Да какая разница? Все равно я еще маленькая. И не приставайте ко мне. Делайте что хотите!
РЕГЕНТ. Слушаюсь, ваше Величество? Та-ак, какое же это у меня было еще безотлагательное государственное дело? Ай-ай-ай! Провалы в памяти. Годы тюрьмы...
ГЛАШАТАЙ. Или дни?
РЕГЕНТ. Ну, хорошо, месяцы. Какое это имеет значение? Главное, что они сильно подорвали мое здоровье. Да, кстати, а где этот...
ЛЕКАРЬ. Я здесь, ваше Величество.
РЕГЕНТ. Ну, пока еще, все-таки не Величество.
ЛЕКАРЬ. В таком случае – я здесь, ваше не Величество,
РЕГЕНТ. Что значит – «не Величество». Через три дня я буду Величеством.
ЛЕКАРЬ. В таком случае я здесь, «ваше будущее Величество».
РЕГЕНТ. Да, вот так хорошо. Так вот, я как раз собирался издать два указа государственной важности, но...
ЛЕКАРЬ. Вот они, ваше будущее Величество.
РЕГЕНТ. Замечательно, давайте их сюда. Так! «Указ первый»...
ГЛАШАТАЙ. Слушайте! Слушайте! В целях упорядочения порядка в городе категорически запрещается смотреть на что-либо с какой-либо другой стороны, кроме дозволенной!
РЕГЕНТ. «Под страхом смерти». Что же, под страхом смерти – это правильно. Под страхом смерти гораздо проще жить.
ГЛАШАТАЙ. А тем временем Фокусник давал свое представление на площади. Он показывал жителям нашего города такое, чего им никогда не приходилось видеть. Например, он умудрился вытащить из своей шляпы такую гирлянду молочных сосисок, что на площадь тотчас же сбежались все городские мясники и кошки. И все аплодировали ему, кричали «Браво!», «Бис!» и «Мяу!» А один хитрый мясник даже предложил работу в своей лавке. В общем, такого успеха наш Фокусник никогда не имел. Но тут...
РЕГЕНТ. Так! «Указ второй». «Объявляется розыск опасного преступника: скрывающегося под личиной Фокусника бродячего...»
ГЛАШАТАЙ. Слушайте! Слушайте! Вина преступника не нуждается в доказательствах, и он приговорен к очень строгому наказанию посредством смертной казни. Слушайте, верные подданные! Тому, кто схватит преступника и доставит его в городскую тюрьму – ничего не будет! Спешите, верные подданные!
ФОКУСНИК. Вот тебе раз! А ведь это, кажется, про меня.
ПОДДАННЫЕ.
– Слушайте, а ведь это, кажется, про него!
– Конечно, про него. Он мне сразу показался подозрительным.
– Вот именно! Откуда у честного человека может быть столько сосисок!
– Да дело не в сосисках?
– А в чем дело?
– Дело в шляпе!
– Вот это точно. Хватайте его, и дело в шляпе!
– И никому ничего не будет.
– Хватай его!
– Держи врага!
– Да здравствует порядок!
ГЛАШАТАЙ. И Фокусника схватили. И заточили в тюрьму. И стал он ждать дня своей казни.
РЕГЕНТ /Королеве/. А что делать, свет очей моих? Интересы города превыше всего. Городом управлять - не фокусы показывать.
КОРОЛЕВА. А может...
РЕГЕНТ. Что?
КОРОЛЕВА. Ну, может, все-таки...
РЕГЕНТ. Что, все-таки?
КОРОЛЕВА. Ну-у... ах, да отстаньте, не знаю я ничего!
ГЛАШАТАЙ. И над городом нависла черная-черная туча, из которой пошел мокрый-мокрый снег.
РЕГЕНТ. Конечно-конечно, ваше Величество! Нам и осталось-то уточнить всего лишь один пустячок - я имею в виду день казни этого бродяги. Я думаю, будет правильно да и верно совместить его с днем нашей свадьбы, любовь моя. А то, понимаете, у народа будет слишком много праздников. Как вы считаете?
КОРОЛЕВА. Ничего я не считаю! Ни-че-го!
ГЛАШАТАЙ. Королева убежала, а над городом уже бушевала метель.
ЛЕКАРЬ. А известно ли вашему будущему Величеству, что ее бывшее Высочество ходит гулять на задний двор?
РЕГЕНТ. Пусть делает, что хочет.
ЛЕКАРЬ. А известно ли вашему будущему Величеству, что именно на задний двор выходят окна тюрьмы?
РЕГЕНТ. Чем бы дитя не тешилось... Тем более, что через два дня ей там уже нечего будет делать.
ЛЕКАРЬ. На вашем месте я бы не был так доверчив.
РЕГЕНТ. Вот когда будете на моем...
ЛЕКАРЬ. Упаси бог! Я слишком дорожу своим, чтобы оказаться на вашем!
ГЛАШАТАЙ. И Королева гуляла себе спокойно на заднем дворе, под самыми окнами тюрьмы. И даже, представьте, беседовала с одним из узников.
ФОКУСНИК. Я-то думал, что видал жизнь по всех сторон, но оказывается, я еще не смотрел на нее сквозь решетку.
КОРОЛЕВА. Ой, а расскажи мне, какая она – жизнь? А то я уже почти всю жизнь прожила, а жизни не видела.
ФОКУСНИК. Ну, у тебя-то еще все впереди. Это вот у меня...
КОРОЛЕВА. А что у тебя? У тебя еще целый день впереди, вполне успеешь рассказать. Ну, так какая она?
ФОКУСНИК. Жизнь-то? Жизнь – она прекрасна...
КОРОЛЕВА. Ну, как прекрасна? Как золотая монетка?
ФОКУСНИК. Что ты, гораздо лучше!
КОРОЛЕВА. Значит, как бриллиант на моей короне?
ФОКУСНИК. Еще прекрасней!
КОРОЛЕВА. Что, неужели как апельсин?
ФОКУСНИК. А что это такое?
КОРОЛЕВА. Ну, это такая чудесная заморская еда.
ФОКУСНИК. Не знаю, не пробовал. А жизнь – она веселая, как ручей, величавая, как река и загадочная, как горное озеро. Она бескрайняя, как звездное небо и коротка, как взмах воробьиного крыла. Да-а, жаль, что я не смогу показать тебе хоть самый ее краешек.
КОРОЛЕВА. Ну, почему же не сможешь?
ФОКУСНИК. Да потому, что я сижу за прочной решеткой и за крепкой дверью, запертой на толстый ключ, который охраняет верный Стражник. И откроет он дверь только для того, чтобы увести меня завтра на площадь и там казнить.
КОРОЛЕВА. Уже завтра?.. А... а ты убеги, ты же фокусник!
ФОКУСНИК. В том-то и дело, что фокусник, а не волшебник.
КОРОЛЕВА. Так что же делать?
ФОКУСНИК. Ну, что ж тут поделаешь, раз так у вас положено?
КОРОЛЕВА. Ну... это о одной стороны положено, а о другой..
ФОКУСНИК. Тс-с! Тише! С какой еще с другой?
КОРОЛЕВА. С какой, с какой! Сама еще не знаю – с какой. Знаю только, что с другой!
ГЛАШАТАЙ. Королева ушла, а сквозь черные тучи, сквозь тяжелые черные тучи пробился лучик. Тоненький, слабенький солнечный луч. А я стоял, как всегда, на балконе и оглашал.
Слушайте! Слушайте! Завтра, в честь бракосочетания ее Величества Королевы с его Превосходительством господином Регентом – большое праздничное представление! В программе: карнавал!..
ПОДДАННЫЕ. Ура!
ГЛАШАТАЙ. Фейерверк!..
ПОДДАННЫЕ. Ура!
ГЛАШАТАЙ. Казнь опасного государственного преступника!
ПОДДАННЫЕ. Ура-а-а!!!
ГЛАШАТАЙ. ...Был уже даже не вечер, а ночь, но Королева не ложилась. Она бродила по уснувшему мертвым сном дворцу. Один только Стражник не спал, верный своему долгу.
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Стой, кто идет?
КОРОЛЕВА. Тс-с! Не кричи! Ты же всех сейчас перебудишь!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Ва-аше Величество! Как вы меня напугали!
КОРОЛЕВА. А зачем же ты испугался? Ты же должен быть бесстрашным.
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Эх, были годы молодые, был и я бесстрашным. А теперь я – верный. А вы что же, ваше Величество, не спите, бродите?
КОРОЛЕВА. А у меня эта... бессонница! Не могу никак заснуть. Я уж и до ста считала и до тысячи, все равно не могу.
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Вот бедняжка! А я раньше, бывало, спою дочке своей колыбельную, она и засыпает сразу.
КОРОЛЕВА. А мне, бедной, и песенку спеть некому.
ГЛАШАТАЙ. Королева надула губки.
ПЕРВЫЕ СТРАЖНИК. Как же некому, а его Превосходительство?
КОРОЛЕВА. У него плохой слух и хороший сон. Он спит.
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Счастливый!
ГЛАШАТАЙ. Сказал Стражник, сладко зевая.
КОРОЛЕВА. Ой, а знаешь что?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Что?
КОРОЛЕВА. А спой мне ты, а? Ну, милый, ну, верный Стражничек, спой мне колыбельную! Ну, пожалуйста!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Я – да... Я – так точно... Только...
КОРОЛЕВА. Что – только?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. А как же мой пост? Я же охраняю все дворцовые ключи, в том числе ключ номер один –- от тюрьмы.
КОРОЛЕВА. Ключи – это мелочь. Главное, что ты охраняешь, это покой твоей Королевы.
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Так точно!
КОРОЛЕВА. А твоя Королева никак не может уснуть. Какой же это покой?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Никакого, ваше Величество!
КОРОЛЕВА. Тс-с? Не кричи, Ну, вот видишь? Пойдем, а? Сядешь у моей постельки, споешь песенку, и я усну. А ты тогда опять встанешь на свой пост. Хорошо?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Ну что ты будешь делать!
ГЛАШАТАЙ. И пошел он со своей Королевой и сел у ее постели, то есть у королевского ложа с балдахином. А Королева нырнула под балдахин и сказала...
КОРОЛЕВА. Ну, начинай!
ГЛАШАТАЙ. И Стражник запел колыбельную песню, мерно раскачиваясь в такт. А Королева незаметно вылезла из-под балдахина с другой стороны и тихонько на цыпочках пошла к двери. Она уже почти вышла из спальни, когда Стражник вдруг спросил шепотом...
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Ну что, ваше Величество, уснули?
КОРОЛЕВА /от двери/. Что ты, что ты! Это так быстро не делается!
ГЛАШАТАЙ. И Стражник запел дальше, а Королева, сняв самый большой ключ по связки, бросилась скорее в тюрьму. Там она отомкнула камеру и принялась трясти за плечо крепко спящего Фокусника.
КОРОЛЕВА. Эй! Да проснись же ты скорей! Ничего себе, его утром убить должны, а он уже как убитый спит! Просыпайся!
ФОКУСНИК. А? Что? Уже идти? Вот черт, последний сон в этой жизни, и тот досмотреть не дали!
КОРОЛЕВА. Да я это, понимаешь, я! И не идти надо, а бежать!
ФОКУСНИК. Это что, еще сон?
КОРОЛЕВА. Никакой это не сон. Вставай и бежим!
ФОКУСНИК. Как ты сюда попала? А ключ? А Стражник? Ты что, его усыпила?
КОРОЛЕВА. Да нет, наоборот, это он меня усыпляет.
ФОКУСНИК. Ничего не понимаю!
КОРОЛЕВА. Понимать будешь потом. А сейчас - бежать!
ФОКУСНИК. Куда?
КОРОЛЕВА. Прочь! Прочь из этого дворца, из этого города! Туда, где ручьи, где реки, где горные озера и звездное небо! Где можно будет смотреть на все с любой стороны и ничего не бояться. Бежим!
ФОКУСНИКА Как бежим? Но ведь ты же – Королева.
КОРОЛЕВА. Вот именно.
ФОКУСНИК. Но разве может Королева бросить свой город?
КОРОЛЕВА. Королева на то и Королева, что она все может.
ГЛАШАТАЙ. И они убежали. Через те самые ворота, в которые входил когда-то Фокусник, мимо того же остолбеневшего Стражника.
ВТОРОЙ СТРАЖНИК. Вот это фокус! С одной стороны - с другой стороны. С другой стороны – с одной стороны...
ГЛАШАТАЙ. А потом прошла ночь и наступил день.
РЕГЕНТ. Ну, вот он и наступил, этот долгожданный день. День нашей с вами свадьбы, ваше Величество. Поздравляю! Ваше Величество-о! Поздравляю-ю! Просыпайтесь, доброе утро!
ГЛАШАТАЙ. Из-под балдахина раздались всхлипывания.
РЕГЕНТ. Ну вот, ваше Величество, опять за свое. Доброе утро, счастливый день. А у нас опять слезы, опять сырость!
ГЛАШАТАЙ. Балдахин затрясся от рыданий.
РЕГЕНТ. Ваше Величество! Ну, что такое? Никуда не годится. Сейчас же успокойтесь, вылезайте оттуда и объясните, что случилось. Ну, вылезайте же, любовь моя, я жду.
ГЛАШАТАЙ. Рыдания усилились.
РЕГЕНТ. Не вылезает. Что делать? Не могу же я сам туда залезть... пока еще?
ЛЕКАРЬ. Давайте я загляну, ваше будущее Величество. Медицина – наука без предрассудков.
ГОЛОС ПЕРВОГО СТРАЖНИКА. Нет! Нет-нет! Я сам!
ГЛАШАТАЙ. И из-под балдахина появился рыдающий Стражник.
РЕГЕНТ. А-а! А-а-а! Как... кто... что...
ЛЕКАРЬ. Ваше будущее Величество, поберегите нервы, ну, что теперь поделаешь?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Виноват!
РЕГЕНТ /Стражнику/. Как тебе... Как ты... Как ты посмел?.. Как ты осмелился?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Я от страха осмелился, ваше Превосходительство.
РЕГЕНТ. Что ты там делал?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Я... я сгорал от стыда и чувства неисполненного долга.
ЛЕКАРЬ. Ну, вот видите, а вы расстраивались.
РЕГЕНТ. А Королева? Что Королева?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Я ее проворонил!
ГЛАШАТАЙ. И он зарыдал с такой силой, что затряслись стены дворца!
РЕГЕНТ. То есть как?
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. И Фокусника проворони-ил!..
РЕГЕНТ. Что это значит?
ГЛАШАТАЙ. Возмущенный Регент откинул полог балдахина.
ЛЕКАРЬ. Я думаю, это значит, что Королева сбежала с Фокусником, только и всего.
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Во-во...
РЕГЕНТ. Молчать? И прекратить этот рев! Сейчас тебя арестуют и заточат в тюрьму.
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Кто же меня арестует? Это ведь моя работа.
РЕГЕНТ. Значит, ты сам себя арестуешь и заточишь!
ПЕРВЫЙ СТРАЖНИК. Слушаюсь!
ГЛАШАТАЙ. И Стражник повел себя в тюрьму.
РЕГЕНТ. Ну вот... Сбежала! Сбежала с мерзавцем! А как же я? Что же, значит, свадьба не состоится?
ЛЕКАРЬ. Ну, почему же?
РЕГЕНТ. Что вы хотите сказать?
ЛЕКАРЬ. Я хочу сказать...
ГЛАШАТАЙ. И он прошептал что-то на ухо Регенту.
РЕГЕНТ. А что? А что?! Вот именно! Кто сказал, что сбежала? Кто знает, что сбежала? Стражник? Стражник в тюрьме. Еще один Стражник? Казнить его. Ах, прохожие могли видеть? Казнить всех прохожих. Ах, из окна кто-то мог смотреть? В тюрьму всех, кто из окна смотрит. Что значит – Королевы нет? Что значит – свадьба не состоится? Как там говорил этот негодяй? С одной стороны, конечно, нет. С одной стороны, конечно, не состоится. Но с другой...
ГЛАШАТАЙ. Та-ак, приготовились. Внимание! И-ии... Раз, два, три, раз, два, три! Хорошо. Медные, медные, пьяно. Еще более пьяно. А струнные – форте! Еще более форте! День-то сегодня какой! День-то какой сегодня!.. А день и правда был удивительный. Вернее, это уже был не день, а вечер. Весь город собрался перед огромными освещенными окнами дворца, в которых тени пышных дам и элегантных кавалеров, танцующих пар и играющих музыкантов.
ПОДДАННЫЕ.
– А чего ж это, преступника-то бродячего не казнили, выходит?
– Выходит, не казнили. Может, помиловали?
– Может, и помиловали...
– Жаль... Праздник скомкали...
ГЛАШАТАЙ. Смотрите! Слушайте! Восхищайтесь! В тронный зал с одной стороны входит невеста – ее Величество Королева. В тронный зал с другой стороны... Прошу прощения, с той же самой, с единственной стороны входит жених – его Превосходительство господин Регент. Жених и невеста в тронном зале! Ура, подданные!
ПОДДАННЫЕ.
– Ура! Ура! Ура!
– Да здравствует нерушимый союз Королевы и Регента!
ГЛАШАТАЙ. Попрошу тишины! Полнейшей тишины попрошу! Чтобы слышно было, как муха пролетит. Так, слушаем... Слышим?
ПОДДАННЫЕ /шепотом/. Не слышим...
ГЛАШАТАЙ. И не услышим. Потому что даже муха не решится нарушить эту тишину. Потому что наступает торжественнейший момент – жених подходит к невесте. Вот он подходит, подходит... Подошел. Вот он берет ее правую руку в свою левую... Взял... И вот уже колечко, символ любви и верности, надето на тонкий пальчик ее Величества. А теперь венец церемонии – поцелуй!
ПОДДАННЫЕ. Ура! Ура! Горько!
ГЛАШАТАЙ. Ну, и хватит нам, пожалуй, любоваться этой трогательной сценой с одной стороны. Давайте-ка взглянем на нее с другой... А в пустынном зале только Регент и Лекарь. Ярко горят свечи и тени падают на высокие окна. На швабрах и алебардах намотаны плащи и простыни. Это дамы в пышных туалетах и их элегантные кавалеры. Два трона посредине. На одном – груда подушек и покрывал – это «Королева», которую только что целовал Регент. А на другом он сам, правящий этим теневым балом. А я? Я стою на балконе и оглашаю, оглашаю, оглашаю... А подданные на площади взрываются все новыми и новыми «Ура!»..
А теперь переходим ко второй части церемонии. Медные, медные, а ну-ка во всю мощь! Ну-ка, показали всем, что такое фортиссимо! Итак, коронация. Его Превосходительство, господин Регент уже на троне рядом со своей законной супругой. Вносят корону. Она плывет, плывет по залу, источая неземное сияние, плывет... подплывает к трону... Ну-у, барабаны! Оп-па! Корона на голове у его Превосходительства. Виноват, у его Величества КО-РО-ЛЯ!
ПОДДАННЫЕ. Да здравствует Король! Да здравствует Король!
ГЛАШАТАЙ. «Да здравствует Король!» – кричит ликующая толпа и не видит, как сверху на площадь медленно опускается тяжелая густая паутина. Она уже опутала людей, уже трудно шевелиться...
ПОДДАННЫЕ. Да здравствует Король!..
ГЛАШАТАЙ. А Королева – хотя какая она теперь Королева! – забыв обо всем на свете бродит с Фокусником по полям и лесам, пьет воду из ручья, купается в горных озерах, любуется звездным небом, а главное, смотрит на все с любой стороны, с какой ей только заблагорассудится. И она счастлива. Ах, какой бы это мог быть замечательный конец для нашей истории, если бы...
...если бы не повстречались им Люди. Несчастные и забитые, оборванные и голодные, почерневшие от горя. Это были люди из города. Убежавшие из города. Прорвавшие паутину. Лица их... Да-да, я не ошибся, именно лица! Они были печальны. А в глазах, в огромных глазах стоял нерастаявший лед страха.
ФОКУСНИК. Здравствуйте, добрые люди!
ЛЮДИ.
– Добрые?
– Мы не знаем, что такое - добрые.
– В нашем городе...
– В городе, из которого мы убежали, нет добрых,
ФОКУСНИК. А почему вы убежали?
ЛЮДИ. С тех пор, как наша Королева вышла замуж...
КОРОЛЕВА. Королева? Замуж?!
ЛЮДИ. Да, с тех пор как Королева вышла замуж, а Регент стал Королем...
КОРОЛЕВА. Стал Королем? Мерзавец!
ЛЮДИ.
– Да, с тех пор жизнь в городе сделалась совсем невыносимой.
– Весь город опутала паутина.
– Нам запретили выходить на улицу.
РЕГЕНТ. Казнить всех прохожих!
ЛЮДИ. Нам запретили смотреть из окон.
РЕГЕНТ. В тюрьму всех, кто из окон смотрит!
ЛЮДИ.
– Нам запретили даже разговаривать друг с другом,
– Под страхом смерти.
РЕГЕНТ. Под страхом смерти гораздо проще жить.
ФОКУСНИК. И куда же вы идете?
ЛЮДИ.
– Куда? Мы не знаем куда.
– Мы идем не «куда», мы идем «откуда»...
ГЛАШАТАЙ. И они ушли. Молча и печально. Не оборачиваясь.
КОРОЛЕВА. Как страшно!.. Скажи, разве я в этом виновата?
ФОКУСНИК. Не знаю... С одной стороны – нет. А с другой...
КОРОЛЕВА. Но что же я могла сделать? Ведь управлять городом, глядя на все с разных сторон – это же так трудно!
ФОКУСНИК. Конечно, трудно... Но с другой стороны...
КОРОЛЕВА. Что же делать? Ведь с одной стороны мне обязательно надо вернуться, а с другой...
ФОКУСНИК. Не знаю... Решай...
КОРОЛЕВА. С одной стороны непременно надо вернуться, а с другой... А с другой?.. А с другой – тем более!
ГЛАШАТАЙ. И Королева, круто повернувшись, пошла по направлению к городу. А Фокусник... А где Фокусник? Он исчез. А может... может, его и не было? Или был? Или не было? А хотя, какая разница. Главное, что история наша на этом закончилась.
А началась уже совершенно другая... Граждане! У нас все в порядке! У нас все хорошо! Все идет как положено! Ура, граждане!..
Нет, ну что вы смотрите? У нас же действительно теперь все в порядке...

К О Н Е Ц


Михаил Михайлович БАРТЕНЕВ
Москва, тел.(095) 151–25–78

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования