Общение

Сейчас 696 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Действующие лица
Пеппи
Анника
Томми
Лошадь
Господин Нильсон, маленькая обезьянка
Господин на лужайке
1-й полицейский
2-й полицейский
3-й полицейский
Отец Пеппи - капитан Эфроим
    Матросы, экипаж «Попрыгуньи»
Другие мальчишки и девчонки.

    1
Пеппи сходит на берег с корабля «Попрыгунья». На ее плече обезьянка, в руках чемодан, набитый золотыми монетами. Матросы выстроились на палубе, прощаются с Пеппи.
Пеппи. Прощайте, ребята! Я не пропаду!
(Корабль отплывает. Пеппи останавливается у входа в заброшенную виллу, поправляет табличку, на которой название дома: «Курица». Кормит обезьянку крошками печенья из кармана коротенького платьица, сшитого из синих и красных лоскутов.)
Пеппи. Мой папа – негритянский король! Не всякая девочка может похвастаться таким удивительным папой. Когда папа построит лодку, он приедет за мной, и я стану негритянской принцессой. Этот старый дом он купил много лет назад, чтобы поселиться здесь когда-нибудь со мной. Но после того, как папа исчез в море, я решила здесь дожидаться его возвращения.
    2
(Во время утренней прогулки на тротуаре Пеппи встречаются Томми и Анника – аккуратные прилежные соседские дети. Пеппи сначала проходит мимо, но потом возвращается, шагая задом наперед. Дети с любопытством смотрят на незнакомую девочку с настоящей обезьянкой на плече.)
Томми. Почему ты пятишься как рак?
Пеппи. Почему я пячусь как рак? Мы как будто живем в свободной стране, верно? Разве каждый человек не может ходить так, как ему вздумается? И вообще, если хочешь знать, в Египте все так ходят, и никого это ни капельки не удивляет.
Томми. Будет врать-то!
(Пеппи задумывается.)
Пеппи. Верно. Я вру.
Анника. Сплошное вранье!
Пеппи. (Погрузнев.) Ага, сплошное вранье. Но иногда я начинаю забывать, что было и чего не было. Да и как ты можешь требовать, чтобы маленькая девочка, у которой мама – ангел на небе, а папа – негритянский король на острове в океане, всегда говорила только правду? К тому же, во всем Бельгийском Конго не найдется человека, который сказал бы хоть одно правдивое слово! Там врут с семи утра и до захода солнца! Так сто если я случайно совру, вы не должны на меня сердиться. Я ведь очень долго жила в этом самом бельгийском Конго. А подружиться мы все-таки можем!
Томми. Еще бы! Томми!
Анника. Анника!
Пеппи. Пеппилотта-Виктуалина-Рольгардина Эфроимовна Длинныйчуок. Но можете называть меня просто – Пеппи!
Почему бы вам, например, не пойти сейчас ко мне позавтракать?
Томми. В самом деле!
Анника. Вот здорово! Идемте скорее!
Пеппи. Но прежде я должна познакомить вас с господином Нильсоном!
(Обезьянка снимает шляпку и вежливо кланяется.  Все трое поднимаются на террасу. Там стоит лошадь и жует овес, опустив голову в суповую миску.)
Томми. Слушай, а почему у тебя лошадь стоит на террасе?
Пеппи. Видишь ли, на кухне она бы только путалась под ногами. А в гостиной слишком много мебели.
Анника. Ты здесь живешь совсем одна?
Пеппи. Конечно нет! Мы живем втроем: господин Нильсон, лошадь и я.
Анника. И у тебя нет ни папы, ни мамы?
Пеппи. Ну да!
Томми. А кто же тебе говорит «Пора ложиться спать?»
Пеппи. Сама себе говорю. Сперва очень ласковым голосом: «Пеппи, ложись спать.» А если я не слушаюсь, то повторяю уже строго. Когда и это не помогает, мне от себя здорово влетает. Понятно?
Томми. Может быть, это не так уж плохо…
Анника. Что ты делаешь?
Пеппи. Если я скажу, что чищу трубу, ты мне все равно не поверишь. Ясное дело, пеку лепешки.
(Пеппи взяла скалку и стала раскатывать тесто прямо на полу.)
Пеппи. Я считаю, что за тесто и браться не стоит. Если собираешься печь меньше полтысячи лепешек. Все. (Закрывает дверцу духовки.)
Томми. Что мы теперь будем делать?
Пеппи. Что вы собираетесь делать, я не знаю. Я не буду бездельничать. Я ведь дилектор… А у дилектора нет ни одной свободной минутки.
Анника. Кто ты?
Пеппи. Дилектор! Это тот, кто всегда и во всем наводит порядок. Ведь на земле разбросана пропасть всяких разных вещей. Должен же кто-то следить за порядком. Вот это и делает дилектор!
Анника. Пропасть каких вещей?
Пеппи. Да самых разных! Золотых слитков, дохлых крыс, маленьких гаечек! Посмотри, как нам повезет. Надо поторопиться.
(Пеппи мечется по улице, Томми и Анника не сводят с нее глаз.) Помню, как я решила навести порядок в джунглях на острове Борнео. И знаете, что я нашла в самой чащобе, где не ступала нога человека? Знаете, что?.. Настоящую искусственную ногу, притом совсем новую. Я подарила ее одноногому старику!
Анника. А что, правда, можно брать себе все, что находишь?
Пеппи. Ну да, все, что лежит на земле.
(На лужайке спит пожилой господин.) Вот! Глядите! Он лежит на земле, и мы его нашли! Возьмем его!
Томми. Нет, Пеппи, что ты… Его уносить нельзя… да и что мы стали бы с ним делать?
Пеппи. Да он может на многое пригодиться. Его можно посадить в кроличью клетку и кормить листьями одуванчиков… Ну уж, если вы не хотите его брать, ладно, пусть себе лежит. Обидно только, что придут другие дилектора и подберут этого дядьку.
(Появляются трое полицейских, видят спящего на земле, проверяют его документы, уводят. Один из полицейских обращает внимание на Пеппи.)
1-й полицейский. В городе разнесся слух, что девочка живет совершенно одна в заброшенной вилле. Дальше так продолжаться не может. У всех детей должен быть кто-то, кто их воспитывает.
Пеппи. Ах! Больше всего на свете я люблю полицейских!
(Возвращается 2-й полицейский.)
2-й полицейский. Ты и есть та самая девочка, которая поселилась в этой вилле?
Пеппи. А вот и нет. Я сухонькая старушка и живу на третьем этаже в особнячке на другом конце города.
1-й полицейский. Перестань дурачиться. Добрые люди решили предоставить тебе место в детском доме.
Пеппи. А я и так живу в детском доме. Я дитя, а это мой дом. Значит, это и есть детский дом.
2-й полицейский. О, милая девочка, тебе этого не понять. Ты должна отправиться в настоящий детский дом, где тебя будут воспитывать.
Пеппи. А в тот детский дом можно взять с собой лошадь?
1-й полицейский. Конечно нет!
Пеппи. Так я и думала. Пусть другие отправляются в детский дом, я туда не собираюсь!
2-й полицейский. Но ведь ты должна научиться разным вещам! Например, таблице умножения!
Пеппи. Вот уже целых девять лет я прекрасно обхожусь без этой таблицы уважения, значит, и дальше проживу без нее.
1-й полицейский. Ну а представь себе, ты вырастишь большой, и вдруг у тебя кто-нибудь спросит, как называется столица Португалии, а ты не сможешь ответить.
2-й полицейский. И тебе не будет стыдно?
Пеппи. Возможно, будет, и я долго не засну в тот вечер. Но я скоро утешусь, потому что вспомню – я ведь была в Лиссабоне с папой.
1-й полицейский. Тебе приказано отправляться в детский дом и нечего больше болтать!
(Хватает Пеппи за руку. Пеппи вырывается и слегка шлепает полицейского по спине.)
Пеппи. Баш-баш! Вам галить! (Забирается на крышу дома) До чего весело играть в баши! Как мило с вашей стороны, что вы пришли поиграть со мной!
(полицейские находят лестницу и забираются по ней на крышу.) Смелее! Смелее! (Когда полицейские оказываются наверху, Пеппи спрыгивает и убирает лестницу.)
2-й полицейский. Лестницу! Немедленно поставь лестницу!
1-й полицейский. Я с тобой еще не так поговорю!
Пеппи. Чего так сердитесь? Мы же играем! К чему так злиться!
2-й полицейский. Послушай, девочка, будь добра, поставь назад лестницу!
Пеппи. С удовольствием! (Возвращает лестницу.) а потом мы можем выпить кофейку, если хотите!
(Полицейские, спустившись, хватают Пеппи.)
1-й полицейский. Вот теперь ты попалась, скверная девчонка!
Пеппи. Я с вами больше не играю. Я не вожусь с теми, кто мухлюет!
(Пеппи хватает обоих полицейских за пояса и выволакивает на улицу.) Одну минуточку! (Возвращается к ним и угощает лепешками.) Отведайте, пожалуйста. Правда, они немного подгорели, но это не важно!
(Полицейские убегают. Пеппи выносит лошадь и кофейник и приглашает Томми и Аннику пить кофе. Лошадь жует лепешки.)
Пеппи. И все-таки это были какие-то ненастоящие полицейские – болтали что-то о детском доме, о таблице уважения, Лиссабоне…
Анника. Скажи, а ты всегда будешь здесь жить?
Томми. Ну, не всегда, конечно, но хоть до тех пор, пока не вырастешь и не станешь пиратом?
Пеппи. Этого никто не знает. Не думаю, что мой папа решил остаться на своем острове с неграми. Я уверена, что как только он смастерит лодку, он приедет за мной…  Пожалуйста, укройте меня хорошенько. Да подоткните мне одеяло…
Томми. Послушай, Пеппи, почему у тебя такие здоровенные туфли?
Пеппи. Ясное дело для удобства. (Пеппи ложится спать головой на одеяло, а ногами на подушку.) В Гватемале так спят решительно все. Так куда удобней. А неужели вы засыпаете без колыбельной песенки? Я, например, обязательно должна себе спеть колыбельную, иначе у меня глаза не закрываются.
(Из-под одеяла доносятся какие-то странные звуки – это Пеппи поет себе колыбельную. Томми и Анника на цыпочках направляются к выходу.)
    3
Пеппи. Папа Эфроим! Папа Эфроим! (Пеппи кидается на шею к толстому дядьке с рыжими усами в синей форме моряка. Томми и Анника наблюдают за происходящим через решетку забора.)
Папа Эфроим! Как ты вырос!
Томми. Это ее папа…
Капитан. Малышка! Пеппилотта – Виктуалина – Рольгардина Эфроимовна Длинныйчулок! Ты такая же сильная, как была?
Пеппи. Куда сильнее!
Капитан. Давай померяемся, не сходя с места!
(Псле напряженной борьбы на руках, капитан стал немножечко побеждать. Пеппи вырывает руку.)
Пеппи. Вот когда мне исполнится десять лет, я тебя обязательно поборю, папа Эфроим!
Капитан. Я тоже так думаю!
Пеппи. Дорогой папа, я ведь забыла вас познакомить! Томми! Анника! Это мой отец! Его величество Эфроим Длинныйчулок! Ведь правда, папа, ты негритянский король?
Капитан. Да, это верно, я король на острове, который называется Веселия.
Пеппи. Я всегда знала, что ты не утонул!
Томми. Дядя, а почему вы не в негритянских одеждах?
Капитан. Они у меня здесь, в сумке.
Пеппи. Надень их! Надень их! Я хочу увидеть своего отца в одежде короля!
(Капитан наряжается в юбку из пальмовых листьев, берет копье, щит, украшает ноги золотыми браслетами.)
Анника. Точь-в-точь как в театре!
Капитан. Усомбусор-мусор-филибусор!
Томми. Ой! Он говорит по-негритянски! Что это значит, дядя Эфроим?
Капитан. Это значит: «Дрожите, мои враги!» когда я голыми руками вырвал из земли пальму, островитяне выбрали меня своим королем. Так я и стал жить: по утрам правил островом, а после обеда мастерил лодку. Потом я объявил островитянам, что покину их на некоторое время, но непременно вернусь и привезу с собой принцессу, которую зовут Пеппилотта. Я взял курс прямо на Сурабаю, жители острова кричали мне вслед: «Возвращайся поскорей, толстый король!» И как вы думаете, кого я встретил в дороге? Мою старую чудесную шхуну «Попрыгунью». И вот мы приплыли сюда за тобой, Пеппи!
Пеппи. А теперь устроим праздник!
Капитан. Я рад, что ты не рассталась с господином Нильсоном!
Пеппи. У меня есть и другие домашние животные! (Выносит в кухню лошадь. Капитан достает настоящий негритянский барабан, садится на пол и принимается бить в барабан.)
Капитан. Негритянская музыка!
(Пеппи и ее отец пускаются в пляс.)
Пеппи. Сейчас под нами провалится пол!
Капитан. Неважно! Я ни разу так не веселился с тех пор, как мы с тобой выставляли пьяных матросов из кабачка в Сингапуре! (Капитан валится на пол.) Пеппи, дитя мое, а ты так же хорошо врешь, как прежде?
Пеппи. Когда у меня есть время, папа.
Капитан. Своим подданным я обычно вру по субботам в награду за усердную работу в течение всей недели.
Пеппи. А я хожу по дому одна – одинешенька и вру сама себе…
Капитан. Не огорчайся, дочка, ври всласть!
Томми. А когда вы отправитесь в путь?
Капитан. «Попрыгунья» снимается с якоря рано утром.
Пеппи. Но сегодня я устраиваю прощальный пир! Все, кто хочет со мной проститься. Милости просим! Добро пожаловать в мое скромное жилище!
(Капитан забил в негритянский барабан, дом Пеппи заполнился мальчишками, девчонками,матросами со шхуны «Попрыгунья».)
Пеппи. Музыку! Музыку! (Дети танцуют, матросы играют на гармошке, поют песни.)
Пеппи. Праздник кончится фейерверком! (Раздаются выстрелы, взрываются хлопушки, сыплются конфити, разлетаются искры.)
Капитан. А теперь вперед, на «Попрыгунью»!
(Матросы и капитан поднимаются на палубу, раздается громкий гудок.)
Пеппи. Прощай, милая развалюха вилла «Курица»! блох в ней нет и вообще жить там было прекрасно!
(Томми и Анника молчат)
Пеппи. Если в моей хижине будет много блох, я начну их дрессировать. А двух самых верных и милых блох я назову «Томми» и «Анника». И они будут спать со мной в постели… (Томми и Анника не отвечают.) Что это на вас нашло? Лучше попробуйте сказать «Счастливого пути, милая Пеппи, и спасибо за то время, которое мы провели вместе!»
Томми. (Бормочет.) Счастливого пути, милая Пеппи, и спасибо за то время, что мы провели вместе…
Капитан. Пеппи! Поднимайся на борт, уже пора!
Пеппи. Иду, иду, капитан!
(Анника всхлипывает.)
Пеппи. Прощай, Анника, прощай! Не плачь! Не бойтесь, я не пропаду!
(Анника обхватывает Пеппи за шею, раздается жалобный стон.)
Томми. Не реви, перед людьми стыдно.
Пеппи (Машет с палубы) Не бойтесь! Я не пропаду!
(Мальчишки и девчонки кричат с берега: «Да здравствует Пеппи Длинныйчулок!»
Капитан. Поднять трап!
Пеппи. Нет, папа Эфроим! Так не годится! Я не согласна! Ставьте трап назад!
Капитан. С чем ты не согласна, дочь моя?
Пеппи. Я не согласна, чтобы хоть кто-нибудь на белом свете плакал из-за меня  и чувствовал бы себя несчастным. И уж, во всяком случае, я не согласна, чтобы это были Томми и Анника. Я останусь жить в вилле «Курица».
Капитан. Ты можешь поступить как хочешь. Ты всегда так поступала.
Пеппи. Да, это верно, я всегда так поступала. (Пеппи и капитан обнимают друг друга.) и вообще, папа Эфроим, разве ты не считаешь, что ребенку лучше жить дома, чем бороздить моря и океаны и жить в негритянской хижине?
Капитан. Ты как всегда права, дочь моя! (Пеппи обнимается на прощанье с матросами, хватает лошадь и несет ее вниз по трапу.)
Капитан. Пеппи! Боюсь, у тебя осталось мало золотых монет! Держи-ка!
(Кидает в воду новенький чемодан, набитый деньгами. Пеппи ныряет за чемоданом. Выходит на берег.)
Томми. Ты… ты осталась?
Пеппи. Как будто… (Выжимает косички, выливает воду из туфель.) Я решила, что для детей совершенно необходимо, чтобы жизнь шла по заведенному порядку, а главное, чтобы порядок этот завели они сами!

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования