Общение

Сейчас 1793 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

    Александров Юрий Викторович 1977г. Рождения , 2009г. написания
    Сказка
    Интересная царевна
    На сцену выходит старец, поднимает голову и обращается к присутствующим; на лице его играет детская улыбка.
    Старец
    Эта сказка тем, друзья,
    В содержанье хороша,
    Что в себе любовь содержит.
    Как любви то без тепла!
    Половина занавеса открывается; старец отходит в глубину сцены, присаживается на бугорок и сопровождает эту историю комментариями. На сцене внутреннее убранство царских палат. Царь восседает на троне. Рядом в уголке, тихо всхлипывая, сидит царевна, лица которой не разглядеть.
    Вот однажды у царя
    Дочь по имени Струна
    Захворала всем возможным:
    У неё то сыпь на коже,
    То жемчужина видна.
    Необычная принцессы
    Красота погружена
    В непонятные процессы
    «Непослушного цветка».
    Что такое с ней? Недуг
    Небывалый для людей
    Вызывал в иных испуг
    Шутки в тех, кто посмелей.
    Изводилось без сомненья
    Сердобольное селенье
    Переменами лица.
    Кто царевну видел той же?
    Что ни день – она разна.
    Но царю без постоянства
    Не сберечь богатство царства
    И, решимостью взведясь,
    Вышел он на риск.… А что?
    Время быть ей в царстве главной,
    Сообща с главою равной.
    Постоянна, что ли власть? –
    Пусть побудет и забавной.
    Чья Струны достойна жизнь?
    Справедливого лица,
    Продвиженья черт секунду
    Претенденты дюже стерпят,
    А минуту…, а года?..
    Провести хотя бы миг,
    Возле видной невидимки
    Красоты неуловимой, -
    Несомненно, - испытанье;
    А продумать: что случилось;
    А тем более понять,
    Не застав её красивой,
    Не узнав привычный фас?
    Смогут ль воины в пути
    Заприметить ценный кладезь
    Когда он изменчив? Им
    В сказке сказок не всегда ведь,
    Озарения являлись,
    Как на этот раз без них?
    Разузнав о намеренье:
    Выдать «цветопредставленье»,
    Замуж за «слепого», мало
    Струнка внешне пребыла
    В эйфории сладострастной.
    Да, - к тому ж, - исход опасный
    Появленья своего
    Среди прочих поняла.
    «Блеск пыльцы» в глазах напрасный,
    Соком слёз заволокло…
    И несчастная слегла,
    Породив поток сомнений
    Под макушкою царя.
    Царь (вертит головой в разные стороны).
    Что же делать? Женихов –
    Переполнены ночлеги!
    Вот, начну с того в телеге.
    Иль под этого, поди
    Дочку зёрнышком сложить?
    Ладно, злиться погодим.
    Ведь на то мне и наука
    Царски тряпочки носить:
    Догадаться, что за штука:
    Дочку разную любить.
    Ай! Казню вместо неё –
    (Затихает на миг, будто всматривается внутрь себя).
    Мысли – мной неуловимой, -
    Сухость тела своего.
    Лекарям разнос устрою:
    Что так скрючило его?!!
    Вскакивает и убегает. Занавес закрывается, чтобы вновь раскрыться и показать улицу, уличных зевак и наблюдателей.
    Старец
    Говорило населенье…
    Первый
    Слышь, колдун тут, бил каменья,
    О принцессино окошко,
    Вожделением томясь.
    Второй
    На неё ведь обозлился,
    Что его не огласят
    Претендентом на полцарства.
    Третий
    И за алчность испугался!
    Четвёртый
    И похлопотал за власть!
    Пятый
    Но, убравшись восвояси,
    Разбросал в округе пакость:
    Пробудил все страхи в нас.
    Первый
    Изуродовал «окошко»
    (Рукой чертит овал вокруг лица).
    Девке видной, молодой,
    Наспех брошенным проклятьем
    В безутешности гнилой.
    Третий
    Бросил кто-то из прислуги:
    «У неё во лбу «две ухи»,
    Зубы порознь растут,
    Обгоняя всё другое,
    Что растёт, но вновь иное».
    Пятый
    Стоит в озеро взглянуть –
    Не понятно ей: как плакать,
    Чем «круги тоски качнуть».
    Второй
    В целом: лик её прекрасен,
    Лишь, когда она не в массе
    Люда разного живого,
    А когда одна, представьте,
    Без присутствия иного.
    То юродивым приснилось,
    Сё алхимикам явилось.
    (Многозначительно ударяет пальцем в небо).
    Четвёртый (саркастично.)
    То пророчил писк мышиный.
    Третий
    Сё произошло. Причиной
    Называют разный способ.
    Бог в лице её хорошем!
    А в плохом одна личина…
    Второй (третьему).
    Фу, философ, дурачина!
    Это нрав её весёлый
    Потешает весь народ
    И уменье укрепляет
    Краски ложить на лицо.
    Четвёртый
    Будто внутренние краски
    Не удобны моде царской!
    Пятый
    Справедливая природа
    Не артистка, не игрок,
    Но явление мудрёно
    И постичь его мудро…
    Первый (перебивает.)
    Сможет только царь!
    А что? Он же центр – все к нему
    Мысли мудрые пойдут.
    Старец
    А служивый у ворот
    «Понимал», открывши рот,
    Как его приятель «рвёт,
    Слов созревших огород»:
    Появляется стражник, и все собравшиеся окружают его.
    Стражник (объясняет всем зевакам.)
    У неё болезнь такая:
    Спит, – ресницами моргает,
    А не спит, – не открывает;
    Всем лицом своим мигает!
    Златом, жемчугом при нищих.
    При вельможах «красным прыщем».
    Стражу ёжиком дразнит.
    Егозливый хмурый вид
    Преимущества имеет
    Пред остолбеневшим. Верно,
    Издевается царевна:
    То, как призрак улыбнётся,
    То кореньями встряхнётся,
    А последний раз по плачу
    Все узнали: осы в нос
    К ней слетаются и прячут
    Жал своих колючих воз,
    И впиваются в придачу,
    Если ей чихнуть пришлось.
    Видно вовсе у скелета
    Нет управы на всё это.
    Толпа рассеивается. Царь бредёт по двору, приближается к старцу, размышляя вслух. Пока он говорит, старец участливо кивает.
    Царь
    Что ж, Струны, такое свойство
    Безупречное геройство
    Не способно отменить.
    Нужно подвиг совершить.
    Что скрывать?! – Повелеваю!
    С частотой такою жить, -
    Перемен и красоты,
    И спонтанного уродства, -
    Отменяю беспокойства.
    Предлагаю: «недуг свыше»,
    Глум природы, темноты
    Перенесть по философски.
    Как и я вот по-отцовски
    Воздержался от доски,
    Догадавшись, что Струна
    Мне мои дала помои,
    Перемешанные с кровью,
    Меч не бравши никогда.
    Двор (сцену) заполняют женихи готовые на всё ради всего. Царь обращается к ним.
    Разрешаю: самым стойким
    Жить в надежде на затишье
    Чар с напастью этой хитрой, -
    Ближе, видишь ли, к монарху, -
    Возжелавшей стать великой.
    Не чураясь издевательств
    Над очами и душой.
    Прикажите: полюбить!
    Я, в конце концов, народу
    Разве объясню природу
    Неестественного вида,
    А выкалывать глаза
    За издёвки несолидно,
    И без трона мне нельзя.
    Ну же, пробуйте ворваться.
    В сердце девушки прекрасной
    Коль и ваше сердце ключ,
    Из источника проворно
    Бьющий вольно и свободно,
    То и вам не замараться!
    Чем вы чище, - понял я, -
    Тем красивее она.
    И не важно мне: доколе
    Литься оползню с лица…
    Самый светлый – царь спокойно,
    А дотоле никогда
    За прекрасную царевну
    Не запрятать подлеца.
    Всё: кому судьба…зову
    У порога не ропщите.
    Приобщайте ваших истин
    Кладовые к волшебству!
    Занавес. Смена декораций. Вновь царские палаты. Царевна стоит боком к окнам (публике). Царь в тени зала.
    Старец
    Каждый, кто был в царстве этом
    С тягой, в сущности, к монете,
    Кто почувствовал влеченье
    На указ не отозваться,
    С головою не расстаться,
    Чтобы ценною своей,
    Убирались поскорей,
    Откупившись угощеньем;
    Остальные, кто попроще:
    Возжелал взаправду войску
    Власти, славе, вожделенью
    Применение найти,
    Затолпились у порога,
    Чтоб царевне подойти…
    Появляется первый претендент на руку и сердце девушки; видит ужасный облик её, полностью отражающий его собственный внутренний морально-нравственный.
    Жених
    Это ж «яственое блюдо»!
    Я пришёл увидеть чудо,
    А не демона в отставке!
    (сильно жестикулирует.)
    Ждал изысканный овал,
    Стройный выпукломестями стан…
    Прошу внятных объяснений,
    Пока сборы настроений
    В раздражительность ворваться
    Нервы мне не повредили!
    Что вы с дочкой натворили?!!
    Это ж форменная пена
    Морем смытого цветка,
    Будто «пробованный» кем-то
    Лепесток без стебелька.
    Вижу звонкая душа
    Не сыграет ароматом
    С отзвучавшего лица! (Убегает.)
    Царь (обиженно.)
    Ну и ладно, убирайся!
    На войну, - там, - собирайся!
    А, когда поймёшь несчастье
    Невиновного монарха,
    В плен бери любое счастье
    С дополнительным подарком.
    Авось в рабстве пригодится:
    Устрашать иные лица.
    Появляется следующий претендент на руку и сердце Струны.
    Жених 2 (поражённо).
    Это, что такое?!! Ой!!!
    Почему у девы, как бы…
    На лице одна «мозоль»?!
    Я же к Вам с подарком редким
    (Само сдавшейся страной),
    А вы мне одни «объедки»
    Совершенной красоты.
    Я прошу скупой слезе
    Пред позором не являться,
    А уйти с обидой мне.
    (Царю.)
    Поздравляю! Защищайтесь!
    Цели каждой по стреле
    Обещаю, постараться,
    Сразу после отослать!
    Что же мне ещё желать,
    Коли честь в тени уродства
    Не сумеет благородства
    Безупречного являть?!
    Знать, придётся, без стесненья
    Суть могущества отмщенья
    Показать, чтоб знали силу.
    Всё сражу, стеру, в могилу!.. (Убегает.)
    За кулисами слышится мужская перебранка.
    Царь
    Вот и я, примерно также,
    Сор проклятья пожинаю,
    А, как снять его, не знаю.
    Неожиданно для отца царевна сама выходит к женихам за кулисы. Царь спешит за дочерью. Негромко играет музыка. Старец встаёт со своего места и прохаживается по сцене. Пока он говорит, за кулисами раздаются звуки, сообщающие зрителям, что происходит с женихами после знакомства с изменчивой на черты лица невестой.
    Старец
    Остальные женихи
    Любоваться на себя
    Не решались, не смогли:
    Кто в окно бросался тут же,
    Коих обморок косил,
    С кем-то стул плохой случился
    И весёлых насмешил.
    Эти плакали от смеха,
    С головой, укрывшись в ткань
    И бежали в мир окрестный,
    Разнося сплошную брань.
    Стихают и шум, и музыка.
    Проку, что в ходу была
    Мазь, снимающая хвори, -
    Ах, Струна совсем слегла
    Под топор душевной боли, -
    Не поможет ей она.
    Струнка внешностью менялась,
    Но не в сторону любви.
    Даже тем, кто мудр: с терпеньем
    Хоть какую бы снести,
    Всем являлось озаренье:
    Попрощаться и уйти.
    Отменив ещё потоки
    Сватовства других немногих
    Царь и сам в своём строенье
    Занемог по ощущеньям
    И воюя с тех войсками,
    Кто, по сути, грязны сами
    Ожидал ли: по дороге
    Обернувшись в старика
    Шла его царевна дочка
    И шепталась вслух с богами,
    Дабы дали адрес точно,
    Где очистится душа.
    Старец вновь садится на прежнее место и продолжает историю. Царь возвращается на трон. Какой-то человек идёт следом, наклоняется ближе к царскому уху и говорит.
    Старец
    Провиденье, не заставив
    Себя слишком долго ждать
    Все предвидело словами
    В уши тех, кто хочет знать.
    Мудрый Свет – лучей ваятель
    Предложил простой совет:
    Счастьем будет ли несчастьем
    Для печального царя –
    Новый день, а с ним рассвет.
    Мудрец (царю о себе.)
    Сказать вам кто я,
    Значит зачеркнуть
    Мою подругу скромность,
    Но с тем я только
    Скромно подчеркну,
    Что не могу не передать
    Супругу-суть.
    (О происходящем с царевной.)
    И, безусловно,
    Пауза.
    Скажу, вам, что…
    (Взволнованно, быстро.)
    Что кто-то девочку зовёт…
    Человеческий ей род
    Ой, не по сердцу придётся.
    Надо избранной бороться
    За любовь, что мир несёт
    Без каких-либо границ
    В царстве тел для неба духа.
    Что теряет смерть–старуха,
    То душа приобретёт.
    Лица маскою скелета
    Отстранённые от света
    Не позволят ей намёков
    На изменчивость пороков
    И Струна не выйдет замуж
    Совершенная, сим скверно
    Пребывать ей средь уродов,
    Погибать наверняка уж.
    Царь (вскакивает, гневно).
    Вы меня заколебали!!!
    Молодость в тисках томится!
    (Кивает в сторону покоев дочери.)
    Мне от мыслевойн не спится:
    Как любимую спасти
    От оков холодной спальни
    Оторвать благоуханье!
    Знают бога сны, наверно,
    Как с проклятия сойти! (Быстро уходит.)
    Незнакомец медленно пятится в глубину сцены и там исчезает. Занавес закрывается. Смена декораций.
    Старец
    В общем: много там народу
    Крупно всякого могло…
    И советников, и сброду…
    Но не вышло ничего.
    Занавес открывается. На сцене (природе) царевна в окружении трав и цветов. Впервые видно, как она красива и хороша собой. Девушка улыбается. Звучит не менее красивая музыка.
    (Торжественно.)
    И тогда союз цветенья
    Освежил Струну: коренья
    Отогнал от лика; хвори
    Выгнал, выгнул стан,
    Осчастливив с тем свободой
    Совершенный идеал.
    Сим девчонку подлечили,
    И живёт она без гнили,
    Укрываясь в камыши.
    Соотносится с природой, –
    Внешность светит бесподобно;
    К человеческой ж породе
    Шаг за хлебом повело,
    Вновь: то сыпь, то грим полезут
    На несчастное чело.
    Занавес закрывается и открывается вновь. Царь сидит на корточках возле трона и шарит руками по полу, будто ища чего-то; вид его полон болезни, борьбы и отчаяния. Вдруг на сцену (в палаты) врывается, бренча доспехами, огромный воин, весёлый, самодовольный и бухается в трон.
    (Степенно.)
    Ничего не происходит
    Там, где всё произошло.
    Каждый, кто пошёл находит,
    Что не ищет ничего,
    Кроме как себя во многом
    Не согласного ни с богом,
    Ни с тропою волчьих меток,
    Полагая всё же, правда,
    Что дойти весьма отрадно.
    Царь апатией потешил
    Всю элиту силы внешней
    И сильнейшего впустил
    В то возможное немногим,
    Кто, сливая дом с дорогой,
    Невозможное свершил.
    Царь (уныло).
    Где дочь моя,
    Где рода продолженье,
    В надежде хоть,
    Хотя бы в утешенье
    За дела…
    Завоеватель (царю.)
    Мне пожалуйте царя! (Смеётся.)
    Ох, о жировые чресла
    Возжелаю почесать я
    Меча острые края! (Говорит громко, громче всех предыдущих героев.)
    Там лихая заварушка:
    От врагов зубная стружка
    Вовсе стороны летит.
    Своё войско приспособил
    К подметанию усобиц.
    Сила воли не позволит
    Выжить – хитрость сложит ниц.
    Будет враг теперь один –
    Совершенства монолит. (Показывает на себя.)
    Нет у добра врагов
    Но и пониманье узко,
    О враге, который всё
    Назовёт войны искусством
    И не станет он в себе
    В человеке просто шустром, -
    Доброту со злостью лично
    Познакомившем в миру, -
    Царство лишнее искать,
    Но окажет честь привычно
    Богу, чёрту и послу
    Сразу всем. А что? – с врагами
    Лучше; с другом скукота ведь. (Смеётся.)
    Всем кто творчески отныне
    Хочет жизнь свою вершить,
    Я даю: иглу в мозги,
    Лень в здоровые составы,
    Чтоб на вольности любые
    Смог я тем найти управу –
    Без погони и отравы
    Властью в царстве обрасти.
    Вот уж стран с десяток может
    Задаю себе вопрос
    Беспокоящий: зачем?
    Я не знаю, где мой отпуск,
    И не думал: что затем?… (Смеётся.)
    (Царю.)
    Всё. Царевну выводи.
    Коли есть в зерне здоровом
    Мной пропаханного царства
    Лепестки в строю бутона,
    То не зря по пням таскался.
    Буду созерцать красу,
    Что подобно идеалу
    Холит и лелеет славу
    В Чаше Жизни - чистоту.
    Ну же, царь, царевну! Жду!
    Царь (печально.)
    Видите ли, - честь прости, -
    Дочь моя уже в пути
    По Божественным убранствам;
    (Громче.)
    За свирепого засранца (мерзавца)
    (Тише.)
    Повезло ей не пойти.
    Завоеватель (смеётся).
    По топорику тогда
    Грубияну в позвонки
    И поймать мне все слова,
    Что он смело пред кончиной,
    На свободу отпустил.
    Старец (о завоевателе).
    Не ища подходов проще
    Отнестись к потугам тощих:
    Мышц и чувств, и мыслей прочих
    Покорённого народа
    Он творил, что захотелось,
    А хотелось! – хоть реви;
    А решал и вовсе вредность;
    А, достиг ли он мечты?
    Высший подвиг – справедливость –
    Это разума застава,
    Это сердца свет – централ,
    Правда, истина обмана,
    Высший, - кто бы ни познал, -
    Созидания источник
    Жизни, смысла и начал.
    Вновь появляется неизвестный с обращением на этот раз к воину.
    Мудрец (протягивает воину букет цветов).
    Вот, пожалуйста, возьмите
    Карту поступи Струны;
    Вид возможного похода
    К пику пика до захода
    Всей легенды в манускрипт.
    Завоеватель (смеётся, играет злобу).
    Что за рваная солома,
    Будто прибыла из стойла,
    Прикасаясь об хвосты?!
    Чем вы пичкаете лбы,
    Осмелевшие пророки,
    Не боявшиеся порки,
    От изменчивой судьбы?!
    Милосердны ваши пульсы,
    Как удары сердца грустны,
    Так и проблески пусты
    Воплощения пророчеств
    Что под знаком одиночеств
    Ничего не обрели.
    Мудрец
    Я за интересом очень
    Обоюдных сил слежу
    С приобщением пророчеств
    К осознанию спешу.
    Вот и предлагаю вам
    Призадуматься над смыслом
    Жизни не жестокосердной;
    Вашей жизни; не вселенной.
    Вы ведь научились страны
    Взмахом кисти покорять.
    Что же вам ещё желать
    В неосознанном стремленье?…
    Объяснили бы устройство
    От обиды до геройства,
    Под плащом у астронома
    Расколдованную власть?
    (Завоеватель вскакивает с трона и приставляет к шее незнакомца нож.)
    Меч – иголочка портного,
    Но другая не нашлась.
    (Мягко отстраняется от воина и легко хлопает себя по груди.)
    Предлагаю: вот душа!
    По любви творцов рассвета.
    У царя Струна задета.
    Пауза.
    Отыщи вдали её –
    Проклятую трусом девку.
    Коли храбр ты не замашкой,
    Не раздавленной ромашкой
    Всей подошвою обувки,
    Честь имей, создай легенду
    На основанном искусстве
    Воевать, ваяя сказку.
    Или может быть привычно
    Управляя ложью лично,
    Привязаться к той земле,
    Где родился ты тираном,
    Вырастая на еде?
    Пауза.
    Нечто одержимо зверством
    Твоё огненное сердце?!
    Овладел ты погребами
    Ох, успешно; выбрал парень:
    Скуку: смерть систематично
    Сея, пожинать почти что
    Тоже к смерти на пути
    И в рядах своих же войск, и
    В станах вражьих, и внутри.
    Но, решая, взять, однажды
    Над Всевышним волю, власть,
    Ты единственно, наверно,
    Кем не овладела трезвость,
    Жизнь новую начать.
    Ты слабее женщин. Пауза. Верно:
    Совершенство ищешь скверно.
    Завоеватель (становясь самим собой).
    Я, - в отличие от прочих, -
    Тебя понял. Этой ночью
    Ветром обернусь. Да, да!
    Ты останься за меня.
    Ведь за мудростью и сила
    В Беспредельные края
    Свойством основным сокрылась,
    Явно в качестве добра.
    Мудрец
    Но любовь?
    Завоеватель
    Но жажда жизни?
    Мудрец
    Но последствия.
    Завоеватель (кладёт руку на грудь и смотрит на неё же).
    Ах, да. Мне шаманы говорили.
    Но не слушал бубна я.
    Занавес закрывается. Смена декораций.
    Старец
    С легендарным договором
    Приобрёл известность повод:
    В темно царствие народа
    Понемногу полноты
    Без насилья попытаться
    Плёток и оков, нести:
    Лишь усилием богатства –
    Разуменья, доброты
    В окруженье мира богом
    Не спасавшего почти.
    Занавес открывается. Мрачное жилище колдуна. Мерзавец спит. Пред его ложей борются два существа один в тёмном другой в сером одеянии.
    Вопреки всем предсказаньям
    И логичным предписаньям
    Устремился воин вновь
    Не в объятия лесов,
    А ворвался в знаменатель
    Проклинавших Струнку слов
    Произнесенным отклятьем,
    Постучавшись не по окнам;
    Духом доблестно по сну,
    Чем его закрыл просмотр
    Негодяю колдуну.
    Борьба тёмного и серого прекращается; существа исчезают. Появляется реальный завоеватель, а колдун пробуждается ото сна. Воин хватает врага двумя пальцами правой руки за ноздри и таскает по сцене.
    И виновника событий
    Несмотря на силу зла
    Закидало как скворчонка
    И несчастный в колдунёнка
    Превращаясь, крикнул:
    Воин отпускает жертву, желая послушать.
    Колдун (говорит без страха, так уверенно, как будто давным-давно уже устал, колдовать и притворяться).
    А!!! Она не заслужила
    Быть красивой оставаться!
    (Бегло, нервно.)
    Я за само мощь стою.
    Иных или признаю
    Мне прислугою, рабами,
    Сворой мяса, игроками,
    Или мне не попадались,
    А попадали в строю
    Те немногие другие,
    Что несчастные, тупые,
    Сострадающие – ой!
    Кабы жизнь свою любили,
    То не встретились со мной!
    (говорит медленно, хитро щурясь.)
    Жертве сколько б не просила
    Об отсрочке, сне, пощаде,
    Сыч кивнёт, придётся также…
    (Проводит ладонью поперёк шеи.)
    (Вновь говорит, быстро, нервно, резко.)
    Понимаю, сей процесс
    Как природы обновленье:
    В поры кожи входит свет
    Чистотой яснее ясной
    Воссоздаст гнильё в прекрасно.
    Жизнь одна - красот десятки…
    Изменения в порядке…
    В смысле: «Не со мной с другими,
    Но не идеальными ведь
    Будешь, проживать уютно
    В гороскопе лиц как будто!» -
    Так я, подло, на прощанье
    Дочке царской указал.
    А когда она капризно
    Отказалась от сюрприза –
    Чаши чар и волшебства,
    То расстроила меня
    (Загибает пальцы.)
    На цинизм, инертность, злобу
    И отняла тем свободу
    Мне ей дальше сохранять
    Хрупко-тонкое желанье.
    Я и проклял на прощанье.
    Вот и проклялась, видать.
    Пусть теперь поищет лучше
    Средь людей, что могут дать
    Только образ совершенства.
    (Иронизирует, гримасничает.)
    Без того ей милой стать
    Бесполезное занятье –
    По прошествии отклятья,
    Лишь самой проклятьем стать;
    Безусловным обновленьем,
    Осознавшей всё Струны –
    Отпадут любые чары,
    Так что зря дерёмся мы.
    Завоеватель
    Мне не хочется впервые…
    В первый раз лишить мерзавца
    Толи друга, толь врага,
    Толи дружбы, толь вражды…
    Толь берлоги, толи царства,
    Толи жизни, толи тьмы…
    Вон, как я преобразился:
    Слушал дрянь, –
    В Струну влюбился.
    Осознал, что слушал дрянь!
    (Поражённо.)
    Мама, схожего сказал
    Много больше, сделал море,
    Собирался океан.
    (Берёт колдуна за шкирку).
    Признавайся, где она –
    Моих подвигов Весна?!
    Колдун (спокойнее).
    Да, обиделся я слишком
    И назначил на страданья
    Её душу пребывать.
    Честно: и не ожидал,
    Что мой сглаз меж глаз попал.
    Значит, что-то есть другое,
    Что учитель мой не знал.
    Может сердце золотое
    Не тускнеет от поганых
    Сильнодействующих правок
    И таким устройством славным
    Не подвластном колдовству
    Всё должно пока живое
    На круги свои вставать
    Невзирая на борьбу.
    (Воин отпускает колдуна, отрясает руки.)
    Покажу тебе, сильнейший…
    (Показывает рукой на юг.)
    Дева во поле чудесном
    В размышлениях блуждает.
    Она к худшему привыкла
    И с собой такой смирилась,
    А тут озеро явило, -
    На тебе! – красу с наливом…
    И явилась красота ей.
    Виден облик, лучезарный.
    Безобразия одни
    Волн и мимики, и только,
    А довольства, счастья сколько
    Отогрелось в этом всём
    (Чертит рукою овал вокруг лица.)
    Не измерить, не найти!
    Я в завязке с колдовством,
    А вот к ней не подойти;
    Кто, бедой не занимаясь
    Непосредственно для нужд
    Обязательно корыстных,
    Сам под ручкою с бедой,
    Сям естественно не сыщет
    Красоты её живой –
    Повторятся, - ты там не был, -
    Как при сватовстве все беды.
    Ты меня пойми, вояка,
    Уйма в каждом скверны всякой
    И пока не равен ваш
    Весь со Стрункою состав
    Не руби мне с плеч мою,
    А точи под то свою:
    Как добиться совершенства,
    Не мешаясь волшебству.
    Свет её сейчас разбужен:
    Родничок, догоряча,
    Этот нежного огня
    Промывает деве душу;
    Слёзы старые подсушит,
    Навсегда войдя к ней в дом
    Другом и проводником.
    Завоеватель
    Ладно, я её найду,
    А тебе предоставляю
    В тёмной комнате свечу.
    После, как и ты печально,
    Проучу оригинально –
    Разлучу тебя с желаньем
    Козни шорохом чинить;
    На копьё присядешь задом
    Не использованных сглазов,
    Чтобы импульсивно, - сразу, -
    Смог отклятья посчитать
    Тем, где спрятав благородство,
    Восхваляешь все уродства,
    Силясь всем не показать.
    Колдун
    Да, друзей любить удобней.
    Завоеватель
    Хм. Любить? Ужели ты
    И об этом шепот, гомон,
    Успеваешь сочинить?
    Колдун
    Что вы? Смилуйтесь. Я скромно.
    Полагаю нужно так
    Приближаться к пониманью,
    Что на жизненный этап
    Не за грех тоска и розга,
    Появились, а за страх.
    Занавес закрывается. Смена декораций. Вновь лоно природы: травы, цветы. Царевна в окружении четырёх коней или кобылиц (мужчин и женщин). Каждый олицетворяет собой стихию природы (актёры облачены в соответствующие костюмы).
    Старец
    Сам же Воевода мощный
    Поскакал к любимой срочно
    Сочиняя речь приказа:
    Запрещается зараза.
    А тем временем Струну
    Окружили все стихии,
    Преобразовались или
    Как-то иначе к тому,
    Кто им ближе по природе,
    Кто свободен. Тут как тут:
    И Земля, и Конь-Огонь,
    И Вода, и Воздух-конь
    Вокруг девушки снуют,
    И божественно, и лихо,
    И торжественно, и тихо
    Песню радости поют,
    Не тревожа голосами
    Кра..
    Старец умолкает не в силах совладать с хваткой сгрёбшей его с бугорка. Освободившееся место занимает завоеватель, чтобы пронаблюдать за происходящим.
    Земля (царевне.)
    Ты же ходишь надо мной
    Я держу тебя собой.
    Представляешь: всю жизнь всюду
    Зерно разума добуду
    Я в растении. Взращу
    Пухолёгкую тебя –
    Куда соки лить в цветенье,
    Мне дозволено позволить
    Теплотою брата. С кем ей, -
    Красоте, - дышать тогда
    И благоухать, и холить
    Безмятежные луга?
    Помогает нам, лишь небо,
    Где я телом, правда, не был,
    Разве только редко пеплом
    По велению вулкана
    С пекла ветром в небо бегал,
    Но беру зерно оттуда, -
    Распечатывать, - луча,
    Прилетевшие подарки.
    Будь со мной, Струна, я мягкий,
    Я – родильные поля.
    Воздух
    Потревожу твою кожу
    Только трепетным касаньем
    Свеже-нежным обожаньем
    Эталона красоты.
    Ураганы мимо ложа
    Отведу. Бураны в сон
    Отойдут по мановенью
    Тишины широких крон
    И спокойствия теченью –
    Всю обглажу, а потом:
    Я оберегу свеченье
    Человека изнутри
    Любо тонким дуновеньем
    Тоньше лунного луча,
    Тише лёгкого паденья
    Молодого мотылька –
    Вдохом выдохом любви
    Духа к телу чистоты.
    Вода
    Наши губоньки, как волны –
    Шлёп да шлёп об берега…
    Я – сотрудник жгучих молний
    От небес до ручейка.
    Я прилипчивою лаской
    Моих сладких карамелек –
    Милых жаворонков – рос
    Океаны сброшу массой
    Нежной в лёгкость ваших стоп.
    Зацелую тёплым ливнем,
    Чтоб стираться не пришлось
    В ледяной струе. Пойми мне
    Наша видится любовь
    Не рудою золотою,
    А союзом над водою
    В путешествии паров.
    Мы из волн оба гибких;
    Не далече от пластичных
    Созидателей всего;
    Потому зову в обитель,
    Приглашаю оттого.
    Огонь
    А я импульс точный всех
    Действий «под» и «над» небес;
    Учредитель новых странствий
    В отворённые пустоты.
    Моим ласковым теплом
    В кельи тайн вход вопросам
    Без пароля запрещён.
    Я двукратный им создатель
    Под трёхкратным их творцом
    Виртуозные танцоры
    В танце искорок прозрачных,
    Что глотают дети смачно
    Ручки, грея над костром.
    Вот моя обитель: импульс
    Света в импульсе самом
    Разлетевшемся от ветра
    Силы в мудрый окоём.
    Выходи же за меня;
    Будь со мной, – люби, а я
    Сотворя нам всей вселенной
    Мир вобравший совершенно
    Всё свершённое живое
    Вечность попрошу на троне
    Воссоздать и человека
    С тёмным прошлым
    В школе света.
    Человека с новым в нём!
    Струна (стихиям и природе).
    Я подумала, и нет –
    Не ловила мысли.
    Светит «жёлтый» мой «ответ»,
    «Белые» повисли.
    «Голубой» раскинул фразу –
    Птицей не поймаешь.
    Я не поняла ни разу:
    Что любовь ты знаешь?
    Чем ты юные сердца
    В старость превращаешь?
    Только тем, что видят люди
    Не тебя, – ты знаешь.
    Ты пронизываешь тайны,
    Возмущаешь души.
    Ты расскажешь про себя
    И умеешь, слышать.
    Твое сердце – капля Света
    Тишиною дышит.
    Ты диктуешь сказку эту,
    А влюблённый пишет.
    Я разбитою сюда
    Вышла в ночь, но кто вы…
    Мне осколки в чудеса
    Мягкостью вкололи.
    Вы потусторонней света –
    Он летит, вы этот
    Галактический вокзал
    На вселенской рельсе
    Обживаете, составом
    Всех великолепней.
    Вы пучки цветов и, боже,
    Как же знать красиво,
    Что лицо моё вы тоже,
    Что бы ни случилось.
    Завоеватель вмешивается в это действие и нападает на стихии. Они берут воина на «руки» и швыряют в разные стороны; после бросают тело к ногам царевны и «исчезают».
    Завоеватель (медленно поднимаясь на ноги).
    Я люблю вас!
    Не спешите, Пауза.
    Разрешите, Пауза.
    Как-то можно
    Возыметь на вас влиянье?
    Девушка окаменела и не двигается с места. Воин обходит её вокруг, едва прикасается, дрожащей рукою.
    Обезли. Пауза. Обездвижена она.
    (Протягивает руку к глазам девушки, но решает не трогать.)
    Не успел? Обманут? Да.
    (вновь обходит статую.)
    Теперь ты совершенная, святая.
    А взор пропал; иллюзия пустая?
    Скажи, что центром рая не являясь,
    Нам корень представления являет?
    Гений? Быть может Высший кто-то
    В чём-то Низшем? Кто?!!
    Молчишь. Везенье всё впустую –
    Все живы, я их жизни не волную!
    А фехтовал врагов войсками!
    Меня боятся грозы; горы
    Отходят в сторону, а боги?
    Осаду, проводя, однажды,
    Из бревен, выставив заслон
    Я догадался их в бревно
    Вселить, и, выселил отважно,
    Все страхи из своих бойцов.
    Потом идею мог бы позабыть,
    Но не забыл народ.
    Я. Мне нет равных. Я бы рад…
    (меняется в лице; говорит быстрее.)
    Всегда так было.
    Сталась невидаль, какая!
    Я еле жив, её едва нашёл.
    Ей хоть бы что –
    Стоит тут неживая!
    Воин хватает застывшее тело девушки и отправляется в путь (за кулисы), широко шагая. Занавес. Смена декораций. Царские палаты. За столом сидят трое: царь, незнакомец (мудрец) и колдун. К ним подходит воин, держа царевну под мышкой.
    Завоеватель (Колдуну).
    Я на колу тебя не вижу почему?!
    Мудрец
    Я снял его.
    Завоеватель (передразнивает).
    Я снял его! К чему?
    Мудрец
    К тому, что изменился он,
    Как вы, замечу, (если мечу в лоб).
    Завоеватель
    От изменения до дел
    Всего лишь, правда.
    А, правда, в том, что
    Гнида повторит гнильё
    Дающее подобное исправно!
    Не факт, что изменяется, суть: кто?
    Мудрец
    А вы чем лучше? Новый,
    А мыслите, как черви у столовой.
    Они же, - знаете, - головкою вертя,
    Головкою, сося гнильё одно
    Меняют, не меняя ничего.
    Завоеватель
    Мы говорим, похоже, об одном.
    Мудрец
    Но я то за любовь, а вы за кол.
    Спор прекращается, и воин только сейчас ставит царевну на сцену.
    Царь (бросает взгляд на «статую».)
    Час от часу не легче, дочь!
    Теперь ты каменная… ночь?!
    (Закрывает лицо руками и сползает под стол.)
    Мудрец
    Ночь опоясывает камень,
    А добралась от позвонков и до лица ведь.
    Колдун (искренне).
    Клянусь не я! И выдал бы…
    Но пуст мой колдовской запас.
    И все рецепты в пыточной
    А только совесть спас! (Радуется.)
    Завоеватель
    Я всё… убийствами Пауза.
    Не буду заниматься больше
    И управлять сиим…
    Противно! Кем был?!
    Ужели всё во мне вот это, это, это:
    (Кивает головой.)
    Мудрец, Струна, колдун, царь, где ты?! (Монарх появляется из-под стола с кувшином вина в руке; разливает напиток присутствующим.)
    Здесь. Ага. Но жизнь условна.
    Что примечательно: и кровью
    Не пахнет, перестали пахнуть войны,
    А, - чую, - больше страхом проиграться.
    Тактичные стратеги – игроки.
    И Воин в почестях, чести,
    Но только он не при делах военных;
    Ха, изменения, наверно,
    С царевны по миру пошли.
    (Бросает взгляд на Струну.)
    (Громче.)
    Я государства брал за горло!
    (Тише.)
    Не смёл и хоботка с руки
    У вас! (Радостно.) Я мир открыл,
    Как небо открывает солнце –
    Вот что смешно. Давайте, рассмеёмся!
    Весёлые деньки
    Побить, убить забыл,
    Чтоб мир оттяпать лапой,
    А он внутри… не ягодный, однако.
    Царь (отрешённо, как будто сам с собой).
    Мы здесь не зря собрание –
    Смеяться;
    Давай поговорим.
    В трубу все правила!
    Труба всегда шутил, - мой мёртвый шут, -
    О том, что за душевность
    Всегда по морде умные дают.
    А почему?
    Да потому что за душою знают ценность
    Бесценного…и рушат, и орут.
    Зачем мы здесь? что со Струной? – ответим
    И подерёмся, и помиримся, поверьте.
    В том, правда, спорь, не спорь,
    Что справедливо всё, что против войн,
    Но за любовь…
    Мудрец
    С неё начнём!
    Завоеватель
    Постойте! Мы другие ныне.
    Без перемен внутри меня учили
    Все вы и миллион смертей,
    Что есть идея и деяние при ней.
    Я перестал губить.
    Колдун
    Я перестал морить.
    Царь
    Я перестал царить.
    Мудрец
    Я никогда мудрить не перестану!
    Все смотрят на Струну.
    Завоеватель
    Молчит.
    (Мудрецу.)
    А вы? Вас ищет вся элита
    На подиуме жизни в блеске шика.
    Но вас не побеждают слухи
    Не уловляет любопытство мухи,
    Поскольку вы в тени и в тишине
    Всегда. Вот, как она.
    (Кивает на недвижимую царевну.)
    Не стыдно
    Светится после стольких
    Трудов соломин отгрести с одной иголки?
    Мудрец
    Сиё особый случай,
    Чтоб случаев ненужных не напучил.
    А в основном нас, - да, - не слышно.
    Мы в созерцанье созидаем на молитвах.
    Царь (возвращает всех к проблеме, указывая на дочь).
    Чтобы понять, что с ней
    Необходимы три царя, как минимум:
    Небесный и подземный, видимый.
    Я сам хожу, как двое те,
    Ни жив, ни мёртв – с природой наравне.
    Мудрец
    Что значится: с природой наравне?!
    И камни говорят, как люди
    И весь люминесцентный пласт на дне
    Любого моря, океана, горя,
    А горе живо в умирающем втройне.
    Без тяги к связи крепежа не будет,
    Поэтому всё живо, всё в огне:
    Лягушку север махоньку остудит;
    Дойдет тепло до севера – разбудит;
    И скачет милая, и квакает весне.
    Царь (о дочери.)
    Зачем тогда застыла вновь?
    Она что кукла, кукловод
    Меняющий калейдоскопом лица?
    Теперь с одним лицом,
    Но намертво застывшем.
    Хотел сказать, что смерти нет.
    (Мудрецу.)
    А чья идея умирать, рождаться, хе!?
    Колдун
    Поскольку ссоримся вот так
    Всегда мы всюду,
    У нас ни мира никогда,
    Ни общества не будет.
    Кто был свидетелем Струны преображенья,
    Давайте озаботимся загадкой:
    Куда ушла жемчужина с проклятой
    Стези, простите, выбравшись потом,
    Какие волшебства явились дальше
    В её судьбу, в, простите, колдовство?
    Ведь по моей недавнишней науке:
    Лишь тот исправный знахарь, кто узнал
    Основу жизни и всех жителей всей сути.
    А до того напрасно мага бьёте.
    Он может, только что… не осознал.
    Мудрец (ходит вокруг «статуи», едва касаясь не запрещённых мест.)
    Не убежишь за ней, она пластична;
    Снимать оковы глупо, непрактично.
    И, - видится урока ход конём, -
    Показывает форму человека:
    Внутри он – пластика средь пластик равноценных
    Изученных дорог измученных вселенных.
    Завоеватель, царь и колдун вместе
    Полегче трогай там!
    Завоеватель
    Равны, небось.
    Сидим, не трогаем, и ты присядь на кость.
    Мудрец пожимает плечами и возвращается на место.
    Царь (кричит).
    Снаружи тогда, что?!
    Что в царстве кроме смеха?!!
    Завоеватель (вспоминая увиденное на природе).
    Ах, да она в чести у многих…
    Я видел вихри, воды – у природы
    К царевне прикоснуться есть мотив:
    Представить в ней явления свои
    И применить для красотою
    Живого любования порою.
    Не эти ли воздвиженья внутри?
    Царь
    О чём ты?
    Завоеватель
    О воде, но без вина.
    С вином иное оживает иногда,
    А мёртвое по жизни тенью бродит
    И в яме не обходится без дна.
    О воздухе без дыма. С дымом
    Всего не различишь, а ноздри нам
    Туманов дали обходить составы вязки
    Не для того ли, чтобы дух остался ясным.
    И о земле…, а где родился я…
    Не помню – колесо моя судьба.
    Но я запомню это откровенье:
    Земли слова Струне о разуменье.
    И довелось увидеть огнь мне,
    Явился глазу он, но не осознан сердцем,
    А осознать пристало: истинен ль, нет
    Удар его по наковальне в центре?
    Колдун
    А магия?
    Мудрец
    А сверх, а со-…, а бессознанье?
    Царь (о дочери).
    Всё в ней укрытой чем-то в ком-то в камне.
    Сё, как скала, стена… моя привычка
    Царствовать, как царствуется лично.
    А нужно воцариться, вознестись!
    Зачем же царству царь и без пути?
    (Встает, покачиваясь от вина, подходит к дочери.)
    Пойдёмте за мою, пойдите паву
    Любиму дочь, А там уж
    Вечер, после ночь –
    Меняются явленья…
    А я не изменюсь!
    Я не вернусь
    (Поднимает кверху палец.)
    с того произведенья,
    (Опускает руку; сокрушённо.)
    Поэтому явления мои:
    Указы, помыслы, поступки
    В явлениях останутся другим
    Сплошным кошмаром или глупой шуткой.
    Завоеватель (радостно).
    Отец всё о любви. Границы голы.
    Мы любим – все дозорные всего мы.
    Я хорошею с каждой вспышкой мысли!
    Пройдите в душу чувства хорошисты!
    Колдун
    Любовь. Хи-хи. Она на небесах.
    Мудрец
    Да кто ж её на небеса подбросил?
    Вот, вон она – зима, весна и осень,
    Лето.
    Царь
    Нож.
    Колдун
    Что нож?
    Царь (гладит волосы дочери).
    Но жизнь нам говорит прохладой камня,
    Что нет её там, где нам неприятно!
    (Струне.)
    Не буду созывать народа оси –
    Сильнейших храбрецов наносных.
    По сердцу выбрала б себе из тех, кто здесь
    Себе любо… люби… кто люб тебе,
    Когда жива бы ты была, как все.
    (Показывает рукой на мудреца.)
    Вот этот уже знает, что всё призвано
    Хранить ход измененья,
    Чтоб не менялось то, что создано
    И ищет продолжения.
    (Показывает на колдуна.)
    А он с другого хода
    Тропкой той пришёл,
    Куда тот, что искал
    Заходит неживой.
    (Показывает на завоевателя.)
    И порознь с бытиём, но равен
    Я полагаю с бытиём душой.
    Завоеватель, царь и колдун вместе
    Потише там сади на царство!
    Мудрец
    Мы не годны
    При царстве говорильни сев на троны,
    Вершить, как смел, заметить царь хмельной
    Без двух других царей свободу над собой.
    Царь (плачет).
    Вы трусы! С неё же тот недуг сошёл
    И этот минет тело! Хорошо:
    Сажусь, реву. Не позабудьте царского:
    Оно и строго, и чудно, и ласково.
    Колдун (встаёт и приближается к бывшей жертве).
    Какая лакомая тайна
    Царевны состоянья.
    (Струне).
    Прости меня, дурак был.
    Сейчас дурак с виною вместе.
    Мудрец
    Не тот дурак, кто говорит, что он дурак,
    А тот, кто с умным говорит о дураках.
    Завоеватель (мудрецу о колдуне.)
    Он лжец?
    Мудрец
    От чародея до владельца стада
    Пройти процессы перевоплощенья надо.
    Вот наш герой и добр постепенно,
    А мера доброты ещё мала
    И злобе равноценна.
    Завоеватель
    И крохотна пока.
    Свободные вполне
    И истина, и бред,
    Но не со зла.
    С оси слетает зло. Подмога –
    Не нашей ли струны внутри погода?!
    И не было, небось, богов у неба.
    А сами они небо для кого!
    И сколько их под небом развелось
    Ото всего!
    Мудрец (воину.)
    Послушай, если только убивал,
    Откуда в тебе разум, совесть, дар?
    Завоеватель
    Но в каждом они есть.
    Иди кого-нибудь убей, мудрец.
    Колдун
    И в храм.
    Причём туда, когда, хотя, конечно,
    Взаимосвязаны любовь с познавшем кем-то.
    Царь (Всем о мудреце.)
    Он взял у колдуна вопросы,
    Которые не ждут ответов вовсе.
    Колдун (поднимается, сказать пару слов).
    Струна, - мне кажется, - не всё
    Сказала нам и говорит ещё.
    (Приближается к царевне и начинает помогать языку слов языком жестов).
    Сначала девушка была, как все,
    Потом чужие состояния в лице
    Намёком на уродство их носила,
    Затем: не так ни сяк, а вся застыла.
    И далее: возможно, - как лицом,
    Как в это изваяние менялась, -
    Она начнёт переставлять местами то,
    Что нам давно с таким трудом осталось.
    Не хочется смотреть, как плавно плечи
    Окажутся, где грудь с ногою недалече.
    А может сделать так:
    (Завоевателю.)
    К тебе главу приделать,
    Чтоб ярость усмирить в день беспредела.
    (Мудрецу.)
    Тебе посадит матку в центра ямку,
    Чтоб мудрость и твоя была и знала мамку.
    (Царю.)
    Тебе, - терпенье, чтобы равновесие
    Хранил, - с руками, подарила б сердце.
    Мне волосы засунула туда
    (Пытается проглотить локон волос с головы царевны; играет.)
    Для связки слов; достали словеса!
    И коли всё искривлено, возможно,
    Царевна здоровёхонька внутри
    И жениха по царству разыскала
    Сама, и скоро смех прольёт ковши
    На глупое собрание централа! (Смеётся.)
    Завоеватель, царь и мудрец вместе
    Помягче там!
    Царь
    Стели поляну
    В больном воображении поганом!
    Не знаешь ничего, да знал бы, не дал сказа
    Чего юродствуешь? шута сейчас не надо!
    Завоеватель (мудрецу о колдуне).
    Ты рано снял!..
    Мудрец (воину.)
    Он здоровеет так.
    Мы все больны, но лечит твёрдый факт.
    А он упрям, - как видите, - нагляден;
    Мы все сильны, а где-то в среднем слабнем.
    На сцене (в палатах) появляется женщина среднего возраста с усталым лицом и бенгальскими глазами; в руке её тряпка.
    Служанка (смело, правдиво).
    Когда же вы заткнётесь, наконец?!
    Пока сухая тряпка
    Я испрошу терпения вот здесь,
    (Прикладывает руку с тканью к груди.)
    А лопнет: взмокните от хлёста троекратно!
    Царь (спокойно; без гнева и удивления).
    Чего ты распоясалась, слуга?!
    Не видишь? – мы вершим земли дела!
    Служанка
    У поварихи спит ребёнок!
    Не отвлекайте стражу болтовней!
    Хотел перепищать… издох крысёнок!
    Послы и писари с больною головой!
    Царь
    И что?!
    Завоеватель (весело).
    А то: весь твой народ
    Без гнёта твоего
    Решает: что? – свобода.
    И этот представитель от него
    Решила, что свобода – это всё
    И много. (Смеётся.)
    Служанка (чуть спокойнее, мягче, почти любя).
    Есть сутки и средь них часов немало
    Смотреть «театры» в тишине под одеялом.
    Вот деточка моя глупа, мала, - как будто, -
    А весь ваш разговор я знала утром…
    И радостно девчушка почему-то
    С половника, пия, вела рассказ.
    Сказала мне…
    Царь (встревоженно).
    Чего?!!
    Колдун и мудрец вместе (любознательно).
    Чего?!
    Завоеватель (с любопытством).
    Чего?
    Служанка
    Царевна балуется только и всего!
    Все пристально смотрят на царевну. Она по-прежнему стоит недвижима. Служанка уходит.
    Мудрец (переводя взгляд со Струны на служанку).
    А у свободного народа так всегда:
    Где страха нет там смелые дела.
    Колдун
    И говорить не страшно: что внутри.
    Они и говорят за мир души.
    Завоеватель
    Ну да, мы ж шишки.
    Коры волокна, древесины строй
    Нам в обязательное дело для попытки
    Оставить разум дерева зерном,
    Желательно в земле не за щекой
    У грызуна засони. В этом
    Мне видится с трудом,
    Что женщина с приветом.
    Представьте, гнида облюбует ствол,
    Но дерево мудро и дружит с муравьём –
    Лесных угодий справедливостью и светом.
    Царь
    В строенье дерева мы важные персоны,
    Пусть примет нас земля, но будут всходы.
    Но есть и лес, и леса перебранка
    И белый гриб, и гордая поганка.
    (Пристально смотрит на завоевателя, резко повышает голос, обращается к нему.)
    Ты притащил её такой сюда!
    Понять пытайся: что за беда?!
    Завоеватель (вспыхивает).
    И что мне встать, как вы
    Ходить вокруг неё?!
    Уже ходил!
    Ужели мало
    Всех наших слов,
    Словес и ходоков?!
    Хорош!
    Укором суете пустой:
    Отсутствие в конце пути начала.
    Без камня основанье быть должно.
    А как вспылит оно,
    Когда у страха жало
    В невежества хвосты занесено!
    Есть в жизни жизнь
    И в этой жизни жизнь, и дальше…
    Есть жизнь и, - ничего не знаю, -
    Пусть продолжаются ходы
    Без всякой фальши
    Легкомыслия болота
    Приросших чувств
    К привычкам отчего-то.
    Я за пластичную царевну и за камень,
    И за любой другой огней экзамен
    И за слова, и за молчание, за крики.
    Я ко всему готов,
    Поскольку мне любовь –
    Единственная радость жизнь исправить
    И не добавить к этому привычки.
    Сидите думайте!
    Вы умные…
    (О Струне.)
    Чего она стоит тут, мает,
    И мается без мая, без улыбки!
    Царь (спокойно).
    Мой хладен ум. В чём разница, друзья,
    Ума и разума, и камень ли она?
    Мудрец (царю.)
    А разум танец и танцор,
    И танцплощадка!
    Колдун (улыбается).
    А ум яйцо-владенье стережёт
    И долбит скорлупу вприсядку.
    Царь
    Можно мне? Пауза.
    А дочь жива моя вполне.
    (Гладит себя по телу.)
    Там винные пары, так жару дали,
    Что камень в голове, а устоит едва ли.
    (Складывает руки на животе, склоняет голову на бок, успокаивается).
    Завоеватель (в глубоком раздумье).
    И поединок – танец.
    Мудрец (бодро подхватывает мысль).
    Тот, что понарошку,
    Когда идёт борьба, а не за ложку.
    Пауза.
    От разума, когда умы отдельно:
    Ввергают в муки и того, кто жертва
    И бьют себя, и мучаются, нервно.
    Колдун (торжественно и вместе с тем тихо, как будто совершил открытие).
    Учи, учи…. Лазейка в жизнь,
    Как жизни построенье. (Сцепляет руки в замок, кладёт их на бёдра, затихает.)
    Завоеватель (громогласно).
    А я не танцевал,
    Я с ног сбивал!
    (Осознанно.)
    Я ссорился с творцом,
    Когда нёс разрушенья!
    Пора мириться нам, но как, (Вскипает.) о боже,
    Царевну оживить и солнышко умножить?!!
    (Хватается за голову).
    Как?
    Повисает тишина (не менее тридцати секунд). После на месте из тени возле бугорка выглядывает старец и подзывает жестом воина к себе. Завоеватель встаёт из-за стола и подходит к старцу. Старик что-то шепчет ему на ухо. Затем воин с бледным лицом приближается к Струне, падает перед царевной на колени, вскидывает к ней руки и после недолгого молчания произносит.
    Отгадки в сторону отставим.
    Струна, прошу тебя
    Не хмурься гневно;
    Реально воцарись,
    Прекрасная царевна.
    Мы просим вместе, -
    Кто намерен сердце
    Открыть всему всегда, -
    Ступи на маленькую
    Помпу совершенства
    Явись загадкою
    На миг из волшебства.
    Царь (мрачно, но вместе с тем удивлённо).
    Простая просьба вместо тьмы и склепа.
    Мудрец
    Да – почему бы нет!
    Колдун
    Пре интересно…
    Струна (открывает глаза; уста чуть-чуть с улыбкою; поёт).
    По мягкости лугов
    Узнала я любовь,
    Узнала я любовь,
    Узнала я любовь.
    Все присутствующие (кроме старца) вздрагивают, отрываются от своих поз и тянут руки к царевне.
    И продолжаю вновь
    По мягкости любой,
    По нежности любой,
    Передавать её.
    Пауза.
    Все аплодируют сдержанно мягко тепло.
    Царь
    Ожившая.
    Колдун
    Оттаяла…
    Мудрец
    Оттуда…
    Завоеватель (восхищённо, полушёпотом).
    Я ни за что не отступлю. Царевна – чудо.
    (Громче.)
    Старуха-любопытство чует тайны,
    Но ей не виден красоты размах!
    Царевна (всем).
    Природе быть легко необычайно
    В чудесной мастерской при мастерах.
    Царь с царевной уходят обнявшись. Воин воздевает руки к уходящим, но, - не в силах совладать с непреодолимым препятствием, - отступает.
    Мудрец (воину).
    Я, - знал бы ты, - не знаю ни черта.
    (Жмёт воину руку и отходит.)
    Колдун (воину).
    Я. Нет, не я и не мудрец, и не она.
    (Жмёт воину руку и отходит.)
    Мудрец и колдун вместе отправляются восвояси.
    Колдун
    Ты, мудрый, любишь анекдоты?
    Мудрец
    Люблю, колдун, но просьба: только
    Не наколдуй мне вместо смеха
    Плачь с зевотой. (Уходят.)
    Старец приближается к воину и садится подле.
    Завоеватель (сам собой).
    Интересная царевна.
    Неизвестно только: кто?
    Старец (после недолгого молчания).
    Вдохновение, друг мой.
    Завоеватель (улыбнулся).
    Вдохновенья я не знаю.
    (Мечтательно.)
    Вдохновенный человек…
    Познакомится пора бы;
    Поля брани больше нет.
    Старец
    Если ты живой и ново
    Преобразованьем жив,
    И не против той основы,
    Что тобой руководит,
    То сливайся с вдохновеньем.
    В состоянии таком
    Пребывай дотоле часто
    Коли радостно вдвоём.
    Завоеватель (вскипает).
    Значит, свататься не надо!
    Значит сказка при дворе?!
    Войско-волшебство,
    Наследник
    Из народа без меня
    Был и есть и будет следом
    Наплевав на времена?!
    Слуги-маги, нимфы, феи;
    Враг – посол добра – не враг;
    Хлебосольные телеги;
    Золотые стремена!?
    Пауза.
    Это, старина, трень-брень!
    (Проводит пальцем по губам.)
    Я бы стукнул тебя с чувством,
    Повезло тебе, что лень.
    Старец (не обращая внимания на буйную молодость).
    Вот и весь твой интерес.
    Глупый парень, зри масштабно.
    Неужели не понятно:
    Кто царевна, с чьих небес?!
    Следом следуй по дороге,
    Осознаньем воссияв,
    Что свобода – это подвиг
    Чистотой снабдить любовь
    И туда, где мудрость ходит,
    Постучатся силой слов…
    А каких? – тебя учили
    В детстве.
    Завоеватель
    Было ли оно?
    Старец
    Не дури, конечно, было.
    И, конечно, не ушло
    В роковую бесконечность.
    (Легко, весело.)
    Вот расслабься. (Наблюдает за воином, как он проявляет себя.) Вот оно!
    (Заключает.)
    Видишь детство – видно всё!
    Пауза.
    Завоеватель (встаёт).
    Меня не проведёшь!
    Свобода, дед, одна.
    Для желанья моего
    Хоть и, правда, одного
    Не изменится она.
    Старец (встаёт со стула и спокойно, будто сам себе).
    Царевна жениху земли что лебедь:
    Ни приручить, но освежает взор;
    Уносит за собой туда, где не был
    И тянет ввысь, и манит тишиной.
    (Приближается к внимательно слушающему воину.)
    Завоевал углы земель, мальчишка,
    Богатств источники, озера-сундуки
    Имел с утра, а вечером обычно
    И рык, и вой, и уханье совы
    Услышишь ты и, вин сорта лакая,
    Приклеивая веко к веку, в ночь
    Ступаешь, соглашаясь с тем,
    Что жизнь другая:
    Опасная для личности любой.
    И тихо любишь мир, не просыпаясь…
    Пауза.
    (С чувством, мощно, духом.)
    Надеюсь, видел ты, когда-то
    Частицу раскалённого меча,
    То как она владела телом сразу
    И кузнеца и сажи?…
    Завоеватель (пристально, с большим интересом смотрит на старца).
    …?
    Небольшая пауза.
    Старец (смотрит воину прямо в глаза).
    Царевна таковая сердцем.
    Завоеватель (с восторгом, облегчённо, громко).
    А!!!
    Занавес
    Господин народ, артисты,
    С уважением тебя
    Заключает автор в мысли,
    К соглашению маня.
    Обыграйте действо дружно,
    Высекая столп искусства,
    Изменяя тон и ритмы
    Интонацию, палитры…
    Только текст менять не нужно.
    Букв союзы, фабул строй –
    Это притча, это сутра,
    Это юмор над собой.

 

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования