Общение

Сейчас 550 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ГОСПОДИН ЦУНЭМОТО
ГОНТА
О-ЦУРУ
КУДЗУНОХА
ЗМЕЯ
БОТАРО
1-Й МАЛЬЧИШКА
2-Й МАЛЬЧИШКА
ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРАКОНОВ

ПРИНЦЕССА ОТОХИМЭ
ЖЕНЩИНА
САБУРО
ГОСПОДИН МАГОСИРО
СЛУГИ ГОСПОДИНА МАГОСИРО
КРАСНЫЙ ЧЕРТ
СИНИЙ ЧЕРТ
РЫБЫ, КРАБЫ, ОСЬМИНОГИ, ВОДЯНЫЕ
    



— заколдованная о-Цуру



— Бог водной стихии. Является людям в образе величественного старца.

    

Действие первое

Картина первая

Действие происходит в лесу. Господин ЦУНЭМОТО вместе со слугой ГОНТОЙ идут по следу тигра. Цунэмото идет впереди. Гонта плетется позади.

ЦУНЭМОТО (останавливается). Вот здесь смотри, смотри (указывает на место) след совсем свежий. (Оборачивается.) Что ты еле плетешься, Гонта?
ГОНТА. Уже два часа, как по лесу мотаемся, а никакого тигра не видно.
ЦУНЭМОТО. Хорошо, давай отдохнем, потом продолжим охоту. (Садятся.)
ГОНТА. Охота будет удачной, господин Цунэмото. Ведь вам всегда везет! И все у вас есть: и дом, и деньги, но одного не хватает.
ЦУНЭМОТО. Чего?
ГОНТА. Жены. Человек вы не слишком молодой, вам давно пора жениться.
ЦУНЭМОТО. Что правда, то правда. Но я хочу жениться только на красавице.
ГОНТА. Я знаю такую девушку.
ЦУНЭМОТО. Да? Она и правда красивая?
ГОНТА. Красавица, каких свет белый не видел.
ЦУНЭМОТО. Кто она?
ГОНТА. Моя родственница. Только...
ЦУНЭМОТО. Что?
ГОНТА. Она девушка небогатая.
ЦУНЭМОТО. Это не беда. Если она и впрямь так хороша, как ты говоришь, то я на ней женюсь!

Слышен стон.

ЦУНЭМОТО. Гонта, ты ничего не слышал?
ГОНТА (озирается по сторонам). Нет, господин.

Стон повторяется.

ЦУНЭМОТО. Вот опять. Пойдем посмотрим.
ГОНТА. Не ходите, господин. Это верно черти недоброе замыслили.

Снова слышен стон.

ЦУНЭМОТО. Надо взглянуть, может кому нужна помощь.

Цунэмото идет на стон и обнаруживает привязанную к толстому стволу дерева прекрасную О-ЦУРУ. Цунэмото, пораженный, останавливается.

ЦУНЭМОТО. Гонта, смотри! Вот это красавица!

Слуга с опаской приближается к дереву.

ГОНТА. Это неспроста, господин! Пойдемте скорей отсюда!
ЦУНЭМОТО. Как?! Я должен оставить беспомощную девушку одну в лесу?
ГОНТА. А вдруг это оборотень?

О-Цуру поднимает голову и вздыхает. Цунэмото кидается к ней.

ЦУНЭМОТО. Сам ты оборотень! Отвяжи ее поскорее!
ГОНТА (ворча, отвязывает о-Цуру). Я бы не стал этого делать.                    ЦУНЭМОТО (о-Цуру). Что с вами случилось? Кто вас обидел?

О-Цуру заливается слезами.

ЦУНЭМОТО. На вас напали разбойники?
О-ЦУРУ. Не спрашивайте меня ни о чем (Снова плачет.)
ГОНТА. Пойдемте, господин Цунэмото. Сделали доброе дело, и хватит. Видите, вместо благодарности она даже не хочет с вами разговаривать.

Цунэмото и Гонта поворачиваются, чтобы уйти, но о-Цуру останавливает их.

О-ЦУРУ. Господин Цунэмото, не оставляйте меня одну. Позвольте пойти с вами.

О-Цуру делает несколько шагов и падает.

ЦУНЭМОТО. Она совсем ослабела, бедняжка. (Поднимает ее.) Как вас зовут?
О-ЦУРУ. О-Цуру.
ЦУНЭМОТО. Ну-ка, Гонта, давай отнесем ее ко мне.
ГОНТА. Я бы, на вашем месте, не стал все подряд тащить в дом.   ЦУНЭМОТО. Ладно, ладно, не ворчи. Видишь, о-Цуру нужна помощь.

Гонта подхватывает о-Цуру с другой стороны. Уходят.


Картина вторая

Наступает рассвет. Щебечут птицы. Дом господина Цунэмото. Рядом — цветущий сад. Из дома, зевая и потягиваясь, выходит Цунэмото.

ЦУНЭМОТО. Гонта! Гонта!
ГОНТА (выходит следом, зевает и почесывается). Да, господин! ЦУНЭМОТО. А что о-Цуру еще не вставала?
ГОНТА (продолжает зевать). Дрыхнет, словно знатная госпожа!       ЦУНЭМОТО (строго). Ты вот что, Гонта, будь с ней пообходительней. Авось, она и впрямь твоей госпожой станет.
ГОНТА. Как это?
ЦУНЭМОТО. Я собираюсь на ней жениться.
ГОНТА. А как же моя родственница? Она сегодня, по вашей просьбе, придет знакомиться.
ЦУНЭМОТО. Нет, Гонта. После о-Цуру я ни на одну девушку глядеть не хочу!
ГОНТА. Прежде чем жениться, нужно разузнать о ней все: откуда родом, кем и за что была привязана к дереву.
ЦУНЭМОТО. Захочет, сама расскажет.

Из дома выходит о-Цуру.

О-ЦУРУ. Доброе утро.
ЦУНЭМОТО. О-Цуру! Ты проснулась?
О-ЦУРУ. Я давно встала. Прибрала в доме и приготовила завтрак.
ЦУНЭМОТО. Замечательно. Но я не могу сейчас есть.
О-ЦУРУ (с тревогой). Вы заболели?
ЦУНЭМОТО. Да, то есть нет. Но у меня к тебе серьезный разговор.
О-ЦУРУ (испуганно). Я что-то сделала не так? Вы мною не- довольны?
ЦУНЭМОТО. Нет, нет. Наоборот. Пойдем в сад. Я должен тебе что-то сказать.

Цунэмото и о-Цуру идут в сад. Гонта остается один.


ГОНТА (с досадой). Мой господин совсем потерял голову.


К дому подходит разряженная КУДЗУНОХА — родственница Гонты.

КУДЗУНОХА. Отчего господин Цунэмото потерял голову? Уж не от предстоящей ли встречи со мной?
ГОНТА. Нет, сестра. Мой господин не собирается встречаться с тобой.
КУДЗУНОХА. Как? Ты же сам сказал, что ему не терпится познакомиться со мной.
ГОНТА. То когда было?! А нынче он ни о ком, кроме о-Цуру, и слышать не хочет.
КУДЗУНОХА. Кто это?
ГОНТА. Ну та, что мы в лесу подобрали.
КУДЗУНОХА. Ах, да, ты рассказывал. Но как он смеет отвергать меня, даже не взглянув?!
ГОНТА. Это все о-Цуру! Она околдовала его!
КУДЗУНОХА. Вот змея!
ГОНТА. Это уж точно.
КУДЗУНОХА. Да и ты хорош! Раньше не мог меня за него сосватать!
ГОНТА. Раньше он говорил: «Я еще молод жениться!».
КУДЗУНОХА. Упустил такой шанс разбогатеть! Тебе, наверное, нравиться быть слугой!
ГОНТА. Что ты, Кудзуноха!
КУДЗУНОХА. Тогда веди меня к нему.
ГОНТА. Это невозможно.
КУДЗУНОХА. Ну, устрой нам «случайную» встречу в саду. Он увидит мою красоту и не сможет устоять.
ГОНТА. Сейчас для этого неподходящий момент.
КУДЗУНОХА. Почему?
ГОНТА. Потому что... потому ... А, пойдем в сад — там и узнаешь.

Кудзуноха и Гонта подкрадываются   к гуляющим  в саду Цунэмото  и  о-Цуру, прячутся за кустами, подслушивают.

ЦУНЭМОТО. О-Цуру...
О-ЦУРУ (робко). Да, господин Цунэмото.
ЦУНЭМОТО. Ты такая славная, о-Цуру.
О-ЦУРУ (скромно). Вы тоже очень добрый, господин Цунэмото.
ЦУНЭМОТО (вскрикивает). Значит я тебе нравлюсь?
О-ЦУРУ. Да, господин Цунэмото. Как может не нравиться человек, который спас от гибели, который предоставил пищу и кров?!
ЦУНЭМОТО (нетерпеливо). Это все понятно. Но я о другом.
О-ЦУРУ. О чем же?
ЦУНЭМОТО. Не догадываешься?
О-ЦУРУ. Нет.
ЦУНЭМОТО. Я, конечно, не молод, и меня, наверное, нельзя полюбить.
О-ЦУРУ. Что вы! Можно!
ЦУНЭМОТО. Тогда выходи за меня замуж!
О-ЦУРУ (скромно опускает голову). Я согласна. Я стану вашей женой (поднимает голову, смотрит на Цунэмото), но сначала пообещайте никогда меня ни о чем не расспрашивать.
КУДЗУНОХА (Гонте). Здесь кроется какая-то тайна.
ЦУНЭМОТО. Клянусь, никогда тебя ни о чем не спрошу!
КУДЗУНОХА. Вот змея! Но все равно, я буду не я, если не добьюсь своего! Я раскрою тайну о-Цуру, и сделаю так, что господин Цунэмото сам от нее откажется!
ГОНТА. Прячься! Они возвращаются.

К кусту, за которым прячутся Гонта и Кудзуноха, подходят Цунэмото и о-Цуру, останавливаются.

ЦУНЭМОТО. Я клянусь тебе в вечной любви!
О-ЦУРУ (смеясь). Ой, господин Цунэмото, пойдемте лучше завтракать!
ЦУНЭМОТО. Ты мне не веришь? Я клянусь, что никогда в жизни не взгляну на другую женщину!
О-ЦУРУ. Перестаньте напрасно клясться.
ЦУНЭМОТО (упрямо). Клянусь! Клянусь! Клянусь, что никогда никакой другой жены у меня не будет!

                          Цунэмото и о-Цуру уходят в дом.

КУДЗУНОХА (выскакивает из-за куста и грозит им в след кулаком). Это мы еще посмотрим!

Картина третья

В доме Цунэмото. Входят Гонта и Кудзуноха.

КУДЗУНОХА. Девять месяцев прошло с тех пор, как эта змея стала женой господина Цунэмото, а ты ничего не предпринял, чтобы выгнать самозванку из дома!
ГОНТА. Что я могу сделать? Господин души в ней не чает. Она добрая и работящая.
КУДЗУНОХА (со злостью). Притворяется! Я бы тоже стала доброй да работящей при таком богатстве. (Подозрительно.) Я смотрю, она и тебе пришлась по душе!
ГОНТА. Не придирайся! Сама-то ты что сделала, чтобы занять ее место? (Передразнивает Кудзуноху.) "Я буду не я, если не добьюсь своего!". Ты раскрыла тайну о-Цуру?
КУДЗУНОХА. Черта с два ее раскроешь! У кого не спрошу, никто раньше и слыхом не слыхивал про о-Цуру. Видать, из дальних краев ее к нам занесло.

Слышится голос Цунэмото, затем появляется он сам. Кудзуноха прячется. Следом за Цунэмото входит о-Цуру.

ЦУНЭМОТО. Гонта! Гонта!
ГОНТА. Я здесь, господин!
ЦУНЭМОТО. Гонта, пришло время моей жене родить для меня наследника. Беги за врачом!
ГОНТА. Бегу, господин!
О-ЦУРУ. Подожди, Гонта! (К Цунэмото.) Прошу тебя, Цунэмото, не нужно.
ЦУНЭМОТО. Но почему?
О-ЦУРУ. Не расспрашивай меня.
ЦУНЕМОТО. Хорошо.
О-ЦУРУ. Я справлюсь сама. Отгороди кровать ширмой и ни о чем не беспокойся.
ЦУНЭМОТО. Гонта, неси ширму!
ГОНТА. Это я мигом.

          Гонта приносит ширму, и они с Цунэмото огораживают кровать.

ЦУНЭМОТО. Вот так нормально будет?
О-ЦУРУ (из-за ширмы). Все хорошо. Только смотри, ни при каких обстоятельствах за ширму не заглядывай.
ЦУНЭМОТО. Ладно, не буду.

Цунэмото начинает ходить взад-вперед вдоль ширмы. Гонта идет к тому месту, где прячется Кудзуноха.

ГОНТА. Ты слышала?
КУДЗУНОХА. Да. Опять какая-то тайна! Почему она отказалась позвать врача? Чувствую, настало наше время!
ЦУНЭМОТО (перестает ходить). Как ты себя чувствуешь, моя дорогая женушка?
О-ЦУРУ. Хорошо, милый.
ЦУНЭМОТО. А малыш скоро появится?
О-ЦУРУ. Скоро, милый, скоро.

Цунэмото вновь начинает ходить вдоль ширмы.

КУДЗУНОХА (Гонте). Пойди и заставь его ослушаться. Пусть заглянет за ширму. А мы посмотрим, что из этого выйдет.
ГОНТА. Ага. (Возвращается к Цунэмото.)
ЦУНЭМОТО (останавливается). О-Цуру! Как ты там?

Ответа нет. Цунэмото прислушивается.

ЦУНЭМОТО. Гонта, ты что-нибудь слышишь?
ГОНТА. Да, господин.
ЦУНЭМОТО (взволнованно). Что?
ГОНТА. Соловей в саду поет.
ЦУНЭМОТО (раздраженно). Болван! Я не об этом спрашиваю.
ГОНТА (прикидывается дураком). Ах, не об этом, а о чем?
ЦУНЭМОТО. Из-за ширмы доносятся какие-нибудь звуки или нет?
ГОНТА. Ни единого шороха, господин.
ЦУНЭМОТО. О-Цуру! А о-Цуру! Откликнись!
ГОНТА (Цунэмото). Видать, она сознание потеряла.
ЦУНЭМОТО (испуганно). Не может быть!
ГОНТА. Надо позвать врача.
ЦУНЭМОТО. Нет! Жена строго-настрого запретила! О-Цуру! Откликнись! Отзовись!

                 Ответа нет.

ГОНТА. Может она того...
ЦУНЭМОТО. Чего того?
ГОНТА. Померла, раз не откликается.
ЦУНЭМОТО. Что ты мелешь?
ГОНТА. И наследничек не кричит.
ЦУНЭМОТО. (задумывается). Вдруг моя ненаглядная жена и правда умрет? Что я без нее делать буду?
ГОНТА. А вы загляните за ширму.
ЦУНЭМОТО. Нет! Что ты! Нельзя! (Зовет жену.) О-Цуру! Скажи хоть слово, не пугай меня!

                      Ответа нет.

ГОНТА (зудит у Цунэмото над ухом). А вы в щелочку... В маленькую... Ведь, если что плохое случится, вы этого себе никогда не простите!
ЦУНЭМОТО. Пожалуй, ты прав. Я только в щелочку... чтобы убедиться... чтобы успокоиться...

Цунэмото обследует ширму, находит маленькую щель и приникает к ней глазом. В тот же миг он вскрикивает и шарахается от ширмы.

ГОНТА. Что? Что там такое?

Раздается плач ребенка. Ширма падает. На кровати, обвив своим телом малыша, лежит огромная черная Змея. Она поднимает голову и шипит. Гонта и Цунэмото отбегают в сторону. Гонта прячется за Цунэмото. Змея, шипя, покидает кровать и подползает к Цунэмото. Гонта отходит к тому месту, где прячется Кудзуноха.

ЗМЕЯ. Не пугайся, Цунэмото, это я — твоя жена о-Цуру!
ЦУНЭМОТО. Не может быть!
ЗМЕЯ. Не послушал ты меня! А уж как я просила, как молила не подглядывать за мной!
ЦУНЭМОТО. Но я так боялся за тебя.
ЗМЕЯ. До сих пор я ничего тебе не рассказывала, но, видно, придется все открыть! Я принцесса с островов Мацусима. Однажды разгневался на меня горный бог за то, что отказалась стать его женой, проклял и обратил в страшную змею. Но все же мне было дозволено принять на время человеческий образ. Если бы мне встретился верный друг, полюбил меня и не изменил своему слову, то я навсегда осталась бы человеком. Но ты не сдержал слова! Должна я теперь навеки остаться змеей! Прощай! Я отправлюсь на дно горного озера, а ты позаботься о нашем сыне. Я дала ему имя Ботаро. Береги его!
ЦУНЭМОТО (делает шаг вперед). О-Цуру!

Змея с шипением уползает. Ребенок начинает плакать. Цунэмото кидается следом за Змеей, но останавливается и тоже начинает плакать.

ЦУНЭМОТО. О-Цуру! Зачем я не послушал тебя!
ГОНТА (Кудзунохе). Видала?!
КУДЗУНОХА. Давай, давай, братец, действуй! Доводи начатое дело до конца! Удача сама идет к нам в руки. Выйду замуж за Цунэмото, разбогатею и про тебя не забуду.

Гонта идет к Цунэмото и начинает подвывать.

ГОНТА. Бедный мой господин! Остался один с крошкой сыном на руках.
ЦУНЭМОТО (набрасывается на слугу). Это все ты! Это ты посоветовал заглянуть за ширму! Это из-за тебя моя прекрасная о-Цуру превратилась в безобразную змею! (Снова плачет.)
ГОНТА. Так вы все глаза понапрасну выплачете, господин.
ЦУНЭМОТО. А что мне еще остается делать?
ГОНТА. Жениться! И немедленно!
ЦУНЭМОТО (перестает плакать). Ты сошел с ума? Мне нужна только о-Цуру.
ГОНТА. Вы не должны думать только о себе, господин Цунэмото. Теперь на вас лежит забота о вашем сыне. Вы так мечтали о наследнике! Вспомните, о чем просила ваша бывшая жена о-Цуру. "Береги нашего сына!" Вы обязаны выполнить ее последнюю волю!
ЦУНЭМОТО. Но о-Цуру ни слова не сказала о женитьбе.
ГОНТА. Без женской ласки вам не вырастить малыша!
ЦУНЭМОТО (задумчиво). Пожалуй, ты прав. Но где я немедленно найду жену-красавицу? Да к тому ж еще чтобы и детей любила?
ГОНТА. Помните, когда-то я говорил вам, что у меня есть родственница — красавица?
ЦУНЭМОТО. Кажется, что-то припоминаю.
ГОНТА. Так вот, она здесь!
ЦУНЭМОТО. Как?
ГОНТА. Она случайно пришла меня навестить. А тут такое... Я мог бы вас с ней познакомить.
ЦУНЭМОТО. Она любит детей?
ГОНТА. Обожает!
ЦУНЭМОТО. Так что же ты стоишь? Зови ее скорей!
ГОНТА. Бегу! Кудзуноха! Кудзуноха! (Уходит в сторону  Кудзунохи.)

Картина четвертая

Медленно светает. Спальня господина Цунэмото. Огромная кровать под балдахином. На дворе поют петухи. Вбегает Гонта.

ГОНТА (будит хозяина). Господин Цунэмото! Господин Цунэмото! Проснитесь!
ЦУНЭМОТО (садится на кровати; видно, что он постарел). Что там стряслось?
ГОНТА. Вам казенное письмо. Срочно. (Протягивает свернутую трубочкой бумагу.)

Цунэмото берет бумагу, разворачивает, читает. В комнату тихо входит мальчик лет десяти-двенадцати.

ЦУНЭМОТО. Срочные дела призывают меня немедленно ехать в столицу.
БОТАРО (кидается к отцу). Отец!
ЦУНЭМОТО. А, Ботаро, сынок, уже проснулся?
БОТАРО. Отец, ты уезжаешь? Возьми меня с собой.
ЦУНЭМОТО. Сегодня не могу, но ты не волнуйся, я вечером вернусь. (Встает с кровати.) Слушайся матушку. Без спросу на улицу не ходи. А я тебе подарочек привезу.

Цунэмото, Гонта и Ботаро уходят. Слышен топот копыт. В комнату возвращается Гонта, подходит к кровати и будит Кудзуноху.

ГОНТА. Кудзуноха, а Кудзуноха, проснись!
КУДЗУНОХА (высовываясь из под балдахина). А? Что? Завтракать?
ГОНТА. Хозяин уехал на весь день в столицу. А мне давно нужно с тобой поговорить о моей доле денег.

Кудзуноха вылезает из кровати. Она растолстела с тех пор, как поселилась в доме Цунэмото.

КУДЗУНОХА. Ты напек сдобных булочек? Чай заварил?
ГОНТА. Все сделал.
КУДЗУНОХА. Так неси. И побольше! Кто же ведет серьезные разговоры на пустой желудок?!

Гонта уходит. Кудзуноха подходит к зеркалу.

КУДЗУНОХА (разглядывая отражение). Я по-прежнему красавица. А что немного пополнела, — это даже хорошо. Я стала похожа на аппетитную булочку.

Входит Гонта с большим подносом, на котором стоит огромный заварочный чайник и лежит гора сдобных булочек. Он ставит поднос на столик.

КУДЗУНОХА. Говоришь, муж мой уехал на целый день?
ГОНТА. По срочному делу.
КУДЗУНОХА. Не часто такое случается. Ну, тогда садись, отдохни, выпей со мной чаю и расскажи, что тебя тревожит.

Гонта и Кудзуноха усаживаются возле столика, пьют чай и едят булочки.

ГОНТА. Ты просила помочь выйти замуж за господина Цунэмото. Клялась озолотить. Я помог, а в результате — я все такой же бедный слуга.
КУДЗУНОХА (уплетает булочки). А чем тебе плохо живется? Ты сыт, нарядно одет; у тебя есть крыша над головой. Зачем тебе деньги?
ГОНТА (мечтательно). Я хочу стать господином. Иметь собственный дом, жениться, и чтобы слуги исполняли малейшее мое желание... (Сердито.) Кудзуноха! Давай деньги делить!
КУДЗУНОХА (подпрыгивает от неожиданности). Да нет у меня денег!
ГОНТА. Как это нет? А где они?
КУДЗУНОХА. У господина Цунэмото. Он один ими распоряжается.
             Входит Ботаро.

БОТАРО. Госпожа Кудзуноха, можно мне пойти поиграть с ребятами?
КУДЗУНОХА (кричит). Сколько раз тебе говорила: не зови меня госпожой, зови матушкой!
БОТАРО. Так можно мне пойти на улицу?
КУДЗУНОХА (сердито). Ишь чего захотел! В доме дел невпроворот. А у Гонты сегодня выходной. Иди, дров наколи для плиты.
БОТАРО. Хорошо, госпожа Кудзуноха.
КУДЗУНОХА (в ярости). Опять госпожа?!

          Ботаро молча уходит.

КУДЗУНОХА (шипит ему вслед). У, змееныш! (Гонте.) Видал, какое богатство ты мне сосватал?!
ГОНТА. Сама напросилась.
КУДЗУНОХА (уплетает булочки). А господин Цунэмото души в нем не чает. Ни в чем не отказывает. Он вообще пообещал все богатство оставить Ботаро. А я получаюсь как бы ни при чем.
ГОНТА. Значит, и я ничего не получу?
КУДЗУНОХА. Конечно, нет. А ты как думал!

                Входит Ботаро.

КУДЗУНОХА. Гонта, сходи принеси еще булочек.

Гонта берет опустевший поднос и выходит.

КУДЗУНОХА. Ну чего тебе, неблагодарный сын?
БОТАРО. Я полный сарай дров наколол.
КУДЗУНОХА. Как, уже?
БОТАРО (протягивает Кудзунохе руки ладонями вверх). Вот, все руки в мозолях... Можно мне теперь пойти поиграть?
КУДЗУНОХА (делает вид, что ничего не видит и не слышит). Небось, весь двор щепками усыпал. Иди и подмети как следует, чтобы ни пылинки, ни соринки я не заметила.

Входит Гонта с полным подносом булочек. Ботаро выходит.

ГОНТА. Неужели мы так и останемся без денег? Надо что-то делать!
КУДЗУНОХА (принимается за булочки). Я уж и так и сяк пыталась очернить Ботаро в глазах господина Цунэмото, а он только отмахивается, говорит: "Что с ребенка взять".
ГОНТА. Устрой дело так, чтобы господин Цунэмото лишил Ботаро наследства, тогда все тебе достанется.
КУДЗУНОХА. Достанется..., если я и от самого Цунэмото избавлюсь!

Входит Ботаро.

БОТАРО. Двор я подмел, госпожа Кудзуноха.
КУДЗУНОХА. Глянь, Гонта, я его кормлю, пою, а он надо мной издевается! (Заливается фальшивыми слезами.) Матерью назвать брезгует.
БОТАРО. Уже вечер...
КУДЗУНОХА (перебивает). Как вечер?! Пора ужинать, а мы еще не обедали!
БОТАРО. Можно мне пойти с ребятами погулять?
КУДЗУНОХА. Я вчера заглянула в наш колодец, а воды там чуть-чуть на донышке. Возьми ведра и натаскай воды из озера. Полный колодец. Тогда и гулять ступай!

Ботаро, низко опустив голову, выходит.

ГОНТА (заливается смехом). Ну, хитра, ну, хитра! Ему во век с этой работой не справиться! Колодец — не бочка, его водой до краев не наполнишь! (Перестает смеяться.) Только смотри, вернется господин, пожалуется ему Ботаро, ох, и достанется тебе!
КУДЗУНОХА. Достанется, только не мне. Я  такое придумала...
ГОНТА. Что?
КУДЗУНОХА. Как только вернется Цунэмото, я залью себе лицо красной краской. А мужу скажу, что его ненаглядный сынок порезал меня бритвой. Вот тогда он его точно из дома выгонит.
ГОНТА (пораженный). Это почему?
КУДЗУНОХА. Что больше всего Цунэмото ценит во мне?
ГОНТА. Красоту.
КУДЗУНОХА. Вот! Цунэмото подумает, что сын испортил мое лицо и ни за что не простит ему этого.
ГОНТА. Ну, хитра! Ну, умна!
КУДЗУНОХА (совсем разошлась). И старикашку, придумаю, как извести!

         С улицы слышен топот копыт и крик Ботаро: «Отец, отец вернулся!»

КУДЗУНОХА. Гонта, унеси отсюда чайник и иди встречай господина. А я уж тут приготовлюсь...

Гонта берет поднос и уходит. Кудзуноха ложится в кровать и с головой накрывается одеялом. Входят господин Цунэмото, Ботаро, Гонта.

ЦУНЭМОТО (обращается к сыну). У меня сегодня удачный день, сынок. Правда, подарок купить тебе я не успел, но вместо него возьми вот это (что-то протягивает сыну).
БОТАРО. Золотая монета?! Спасибо, отец!
ЦУНЭМОТО. Купи себе, что сам пожелаешь.
ГОНТА (ворчит). Зачем ребенку деньги?! Лучше бы мне отдал.
ЦУНЭМОТО (оглядывается в поисках жены). А где жена? Почему не встречает мужа? Кудзуноха!
КУДЗУНОХА (стонет). Я здесь.

Кудзуноха вылезает из-под балдахина. Лицо ее измазано краской. Пораженный Цунэмото шарахается в сторону.

ЦУНЭМОТО. Что это?
КУДЗУНОХА. Полюбуйся, что твой любезный сынок со мной сделал!
БОТАРО. Я?
КУДЗУНОХА. С самого утра, как только ты уехал, он не переставая бранил меня, обзывал "подлой мачехой". Он давно ждал момента, чтобы со мной разделаться!
БОТАРО. Да что вы такое говорите, госпожа! (Кидается к отцу.) Это неправда, отец!
КУДЗУНОХА. Гонта может подтвердить.
                 
              Гонта кивает.

А перед самым твоим приездом набросился на меня с бритвой и изрезал все лицо.
ЦУНЭМОТО (обращается к сыну). Но зачем?
БОТАРО (в отчаянии). Я не делал этого!
КУДЗУНОХА. Он хочет избавиться от меня. Теперь, когда мое лицо обезображено, он рассчитывает, что ты прогонишь меня из дому.
ЦУНЭМОТО (повернувшись к сыну). Ах вот как?
БОТАРО (кидается к отцу). Отец! Я весь день трудился! Посмотри на мои руки! (Протягивает отцу руки.)
ЦУНЭМОТО (в страшном гневе отталкивает от себя сына). Решил выгнать мать из дома?
БОТАРО. Я не трогал госпожу!
КУДЗУНОХА (заливается слезами). Вот! Он даже за мать меня не считает...
ЦУНЭМОТО. Это ты уходи из моего дома, непочтительный сын! Видеть тебя больше не хочу!
КУДЗУНОХА. Так его, Цунэмото, так!

Ботаро, опустив голову, поворачивается и уходит.

Конец первого действия


Действие второе

Картина пятая

По берегу моря идут двое мальчишек.

1-Й МАЛЬЧИШКА. Смотри, черепаха!
2-Й МАЛЬЧИШКА. Лови ее, лови!
1-Й МАЛЬЧИШКА (ловит черепаху). Поймал! (Разглядывает ее.)
2-Й МАЛЬЧИШКА. Дай и мне посмотреть.
1-Й МАЛЬЧИШКА. Чего тут смотреть? Она вся в панцирь упряталась. (Трясет черепаху.) А ну, вылезай! (Пауза.) Не высовывается! Вот упрямая!
2-Й МАЛЬЧИШКА. Давай разведем костер и подержим ее над пламенем. Она вмиг из панциря выскочит!

Появляется Ботаро. Опустив голову, идет по берегу.

БОТАРО. Отец выгнал меня из дома, но я знаю, что мне делать! Я отправлюсь на поиски моей родной матушки! (Тут он замечает мальчишек и останавливается.)
1-Й МАЛЬЧИШКА (2-му). Лучше ударим ее вон о тот большой камень.
БОТАРО (кидается к мальчишкам). Стойте! Зачем вы мучаете черепаху? Отпустите ее немедленно!
1-Й МАЛЬЧИШКА. Ишь чего выдумал!
2-Й МАЛЬЧИШКА. Она наша!
1-Й МАЛЬЧИШКА. Мы ее поймали!
2-Й МАЛЬЧИШКА. Что хотим, то с ней и делаем!
БОТАРО. Ну, раз даром не отпустите, тогда продайте.

Мальчишки переглядываются и согласно кивают друг другу.

1-Й МАЛЬЧИШКА. А сколько дашь?
БОТАРО. Золотую монету. Это все, что у меня есть (протягивает на ладони монету).
2-Й МАЛЬЧИШКА. Давай ее сюда (выхватывает монету). Забирай свою черепаху (подталкивает черепаху к Ботаро).

Мальчики убегают. Ботаро берет черепаху и выпускает в море.

БОТАРО. Плыви, черепаха, уплывай скорее и больше никому в руки не попадайся.

Черепаха ныряет в воду. Море начинает волноваться, из глубины на поверхности появляется красивая ладья, а в ней — Повелитель драконов.

БОТАРО. Что это?

Море успокаивается. Ладья подплывает к берегу. Ботаро завороженно следит за происходящим.

ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРАКОНОВ. Это ты, Ботаро?
БОТАРО (кланяется). Да, господин.
ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРАКОНОВ. А я — Повелитель драконов. Приехал звать тебя к себе в гости. Знай, ты спас от гибели не черепаху, а мою любимую дочь — принцессу Отохимэ.
БОТАРО. Принцессу?
ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРАКОНОВ. Садись в ладью. Поплывем в мое подводное царство.

Ботаро садится в ладью.

Там принцесса Отохимэ затеяла в твою честь веселый праздник.

Ладья погружается в воду и медленно, в мерцающем серебристом свете, мимо проплывающих рыб, опускается на дно. Повелитель драконов и Ботаро выходят из ладьи. Возле ворот дворца в ослепительном наряде их встречает принцесса Отохимэ.

ОТОХИМЭ (низко кланяясь). Добро пожаловать во дворец Повелителя драконов, мой спаситель.
БОТАРО (пораженный, останавливается). Так это ты была той черепахой, прекрасная принцесса?
ОТОХИМЭ (смеясь). Я.

Отохимэ хлопает в ладоши. Золотые ворота распахиваются, открывая внутреннее убранство дворца с царским троном на возвышении. Повелитель драконов идет и садится на трон. Отохимэ кладет руку на плечо Ботаро, заставляя немного задержаться.

ОТОХИМЭ. Отец захочет отблагодарить тебя за мое спасение. Проси у него Жемчужину желания.

Отохимэ и Ботаро усаживаются на ступенях по обе стороны трона. Начинается веселый пир: играет музыка, по очереди танцуют крабы, осьминоги, водяные; прислужники-рыбы подносят Повелителю драконов, Отохимэ и Ботаро подносы, уставленные яствами. Ботаро весело смеется — впервые он видит такие забавные танцы. Наконец, пришла очередь танцевать принцессе Отохимэ.

ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРАКОНОВ. Ну-ка, дочка, станцуй для гостя!

Отохимэ танцует. Повелитель драконов и Ботаро зачарованно следят за ней.

ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРАКОНОВ. Был бы ты постарше, Ботаро, отдал бы я тебе в жены принцессу Отохимэ.
БОТАРО (смущенно). Что вы, Повелитель!
ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРАКОНОВ. А что?! В самом деле, оставайся у нас! Вырастешь и женишься на принцессе.

Отохимэ заканчивает танец и возвращается на свое место.

БОТАРО (вставая и низко кланяясь Повелителю драконов). Простите меня, Повелитель драконов, хорошо тут у вас, весело, но я — создание земли и должен жить на земле. Помогите мне вернуться на вольный воздух.
ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРАКОНОВ. Если так, то и говорить не о чем. Но хочу я дать тебе подарок на память. Выбери сам, что тебе пригодится.
БОТАРО. Подарите мне Жемчужину желания.
ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРАКОНОВ. Ты выбрал бесценное сокровище, но для тебя мне ничего не жалко. Возьми ее!

Повелитель драконов хлопает в ладоши. К Ботаро подплывает рыба с ларчиком в виде раковины. Ботаро берет из него жемчужину.

БОТАРО. Благодарю, Повелитель драконов, за подарок. (Кланяется.) А теперь прощайте. У меня есть неотложное дело на земле.
ОТОХИМЭ. Я провожу тебя.

Гаснет свет и тут же зажигается. Ботаро и Отохимэ оказываются на берегу моря.

ОТОХИМЭ. Помни, воспользоваться жемчужиной ты можешь только один раз, поэтому сначала крепко подумай, чего ты хочешь, а как выберешь заветное желание, проглоти жемчужину и пожелай его исполнения. А теперь прощай, мой чудесный избавитель.
БОТАРО. До свидания, принцесса Отохимэ.

Отохимэ исчезает в волнах. Ботаро остается один.

БОТАРО. Мое самое заветное желание — отыскать родную матушку!

Ботаро собирается проглотить жемчужину, но останавливается, услышав крик и увидев бегущую к нему женщину.

ЖЕНЩИНА. Сынок! Ты вернулся!
БОТАРО (бросается в ее объятия). Матушка!
ЖЕНЩИНА. Сабуро, сынок!
БОТАРО. Матушка о-Цуру!
ЖЕНЩИНА (отталкивает от себя Ботаро). Но ты не Сабуро!
БОТАРО. Нет, меня зовут Ботаро. А вы не моя матушка? Не о-Цуру?
ЖЕНЩИНА (заливается слезами). Какой жестокий мальчик! Так обмануть материнское сердце! О, бедный, бедный мой Сабуро!
БОТАРО. Госпожа, пожалуйста, не плачьте, лучше расскажите, что случилось с вашим сыном.
ЖЕНЩИНА (вытерла глаза платком). Мы живем с Сабуро вдвоем. Вчера утром он сел в челнок и отправился рыбачить. Наступил вечер, а его все нет и нет. Я всю ночь глаз не сомкнула, но он так и не вернулся. Утром я отправилась сюда в надежде найти его, а встретила тебя. Наверное, волны унесли челнок в открытое море. (Плачет.) Горе мне, горе! И зачем мне, старой, жить на свете, коли никогда больше не увижу я моего дорого сыночка. (Идет к морю.)
БОТАРО (кидается к женщине). Стойте, госпожа! Я знаю, что такое разлука сына с матерью! Возьмите вот это! (Протягивает жемчужину.)
ЖЕНЩИНА. Что это? Жемчуг? Разве он заменит мне моего дорогого Сабуро?!
БОТАРО. Это не простая жемчужина. Это Жемчужина желания! Проглотите ее и пожелайте, чтобы ваш сын вновь оказался с вами.
ЖЕНЩИНА (берет жемчужину). Ты вселяешь в меня надежду. (Проглатывает жемчужину.) Хочу, чтобы вернулся мой Сабуро здоровым и невредимым!

В море появляется челнок. Женщина, по мере его приближения, начинает взволнованно бегать по берегу.

ЖЕНЩИНА. Смотри, это челнок моего сына! А вон и Сабуро в нем. Он возвращается!

Челнок подплывает. Из него выходит мальчик примерно того же возраста, что и Ботаро, кидается в объятия матери. Ботаро незаметно уходит.

ЖЕНЩИНА. Сабуро, сынок! Где же ты был? Я всю ночь проплакала! Спасибо доброму мальчику, что дал мне волшебную жемчужину.

Уходят.


Картина шестая

Длинный стол, уставленный снедью, в доме господина Магосиро. Возле стола стоит сам хозяин. Входят слуги, кланяются.

МАГОСИРО. Входите, слуги дорогие. Садитесь за стол, не стесняйтесь. Вы же знаете, что по обычаю, заведенному в моем доме, в первый день Нового года* я всегда вас сажаю за господский стол и сам вам прислуживаю.

Слуги рассаживаются, заводят между собой разговор. Магосиро обходит их с кувшином вина.

1-Й СЛУГА. Какой дивный сон мне сегодня приснился...
2-Й СЛУГА (перебивает 1-го). А ведь в новогоднюю ночь первый сон вещим бывает.
МАГОСИРО (заинтересовался, 2-му слуге). Да что ты говоришь?!
2-Й СЛУГА. Так во всяком случае старые люди считают.
МАГОСИРО. Вот досада! А мне как назло ничего не приснилось. Как быть? (Чешет затылок.) Ага, придумал! Хорошенько припомните, что кому из вас привиделось и расскажите мне. Я за каждый добрый сон заплачу по серебряной монете.

Слуги замолкают, переглядываются.

3-Й СЛУГА (негромко). Ишь чего захотел: завладеть нашими счастливыми снами!
МАГОСИРО. Ну, кто из вас хороший сон видел? Рассказывайте по очереди. (1-му слуге). Вот ты. Ты начал про какой-то дивный сон толковать.
1-Й СЛУГА. Так то вчерашний сон.
МАГОСИРО. Нет, за вчерашний я денег платить не стану. (2-му слуге). Тогда ты рассказывай.
2-Й СЛУГА. Уж простите, господин, проспал я до самого утра, как убитый. Никаких снов не видел.
МАГОСИРО. Вот жалость! (3-му слуге). А что ты?
3-Й СЛУГА. Я только закрыл вечером глаза, а открыл, смотрю, на дворе уже утро. И не заметил, как ночь прошла.
МАГОСИРО. Вот несчастье! (4-му слуге). Послушаем тебя.
4-Й СЛУГА. Я всю ночь вертелся — уснуть не мог. Глаз не сомкнул. А бодрствующему человеку сны не снятся.
МАГОСИРО. Экие вы убогие люди! Даже в такую ночь не смогли о себе позаботиться! (К 1-му слуге). Тогда расскажи нам хотя бы вчерашний сон. Ты говорил он дивный.
1-Й СЛУГА. Он дивно страшный!
МАГОСИРО. Ну нет, страшных снов мне не надо.

Входит Ботаро, кланяется.

БОТАРО. Извините, господин..., господин...
МАГОСИРО (подсказывает). Магосиро.
БОТАРО. Извините, господин Магосиро, там дверь открыта, вот я и вошел.
МАГОСИРО. Кто ты и чего тебе надо?
БОТАРО. Меня зовут Ботаро. Я ищу работу.
МАГОСИРО. Работы в моем доме хоть отбавляй. Можешь оставаться, а взамен будешь получать миску похлебки да рисовую лепешку в день.
БОТАРО. Нет, это мне не подходит. Мне нужны деньги.
МАГОСИРО (заинтересованно). Деньги? Зачем они тебе?
БОТАРО. Я ищу свою матушку. А деньги в дороге всегда пригодятся.
МАГОСИРО. Деньги, деньги. Я не плачу своим работникам денег. Хотя постой, у тебя есть возможность заработать, если расскажешь, какой сон ты видел этой ночью.
БОТАРО. О, я видел чудесный сон.
МАГОСИРО (загорелся). Вот как? В самом деле? Ну, так продай мне его. Вот тебе серебряная монета.
БОТАРО. Нет, не могу я продать свой Новогодний сон. Иначе он не сбудется.
МАГОСИРО. Так я дам тебе две монеты.
БОТАРО. Нет.
МАГОСИРО. Хочешь, три?
БОТАРО. И за три не продам!
МАГОСИРО. Какой несговорчивый! Бери четыре!
БОТАРО. Нет.
МАГОСИРО. Пять монет тебя устроят? Шесть?! Семь?! Десять! Двадцать!

На все предложения Ботаро отрицательно качает головой. Слуги осуждающе перешептываются.

1-Й СЛУГА. Да за двадцать монет я сто счастливых снов расскажу!
2-Й СЛУГА. Дураки мы, дураки! Надо было и нам с хозяином поторговаться.
МАГОСИРО. Двадцать золотых монет хочешь?
БОТАРО. Нет! Не нужны мне ваши деньги, господин. Не продам я свой сон ни за что на свете!
МАГОСИРО. Ах, так, несговорчивый мальчишка! Слуги, хватайте его!

Слуги с удовольствием исполняют приказание.

1-Й СЛУГА. Попался!
2-Й СЛУГА. Я держу его!
3-Й СЛУГА. И я держу!
МАГОСИРО. Тащите на берег моря, посадите в челнок без весел и пустите по воле волн! Может, хоть это его образумит!

Слуги пинками уводят Ботаро.

1-Й СЛУГА. Будешь знать, как зазнаваться!


Картина седьмая

Ботаро носится в челноке по морю. Наконец, волны прибивают челнок к незнакомому берегу. Ботаро выходит на берег. Оглядывается на лес.

БОТАРО. Куда это волны меня занесли? Что за земля такая? Может здесь моя матушка отыщется?

Из леса со свистом выбегают разноцветные черти и окружают Ботаро.

СИНИЙ ЧЕРТ. Человек! Смотри, человек!
КРАСНЫЙ ЧЕРТ. Давно нам такой лакомый кусочек не попадался!
СИНИЙ ЧЕРТ. Погоди, съесть мы его всегда успеем. Спросим наперед, каким ветром его к нам занесло.
КРАСНЫЙ ЧЕРТ. Эй, человечье отродье, по своей ли воле ты приплыл сюда?
БОТАРО. Конечно, не сам, волны меня принесли.
СИНИЙ ЧЕРТ. А волнам кто тебя доверил?
БОТАРО. Господин Магосиро.
КРАСНЫЙ ЧЕРТ. За что?
БОТАРО. А за то, что не захотел я рассказать ему свой Новогодний сон.
СИНИЙ ЧЕРТ. Что же это за сон такой? Расскажи нам поскорее.
БОТАРО. Ого, какие хитрые! Я не продал свой сон господину Магосиро за двадцать золотых монет, а вы хотите его послушать даром. Не стану рассказывать, хоть разорвите меня на мелкие кусочки.

Черти отходят в сторонку и совещаются.

КРАСНЫЙ ЧЕРТ. Может, правда разорвем?
СИНИЙ ЧЕРТ. Тогда мы не узнаем, что это за сон такой, из-за которого человек на смерть готов пойти. Давай предложим ему мешок денег. От двадцати монет он смог отказаться, а от мешка — вряд ли откажется.
КРАСНЫЙ ЧЕРТ. Но после, как сон услышим, человечишку съедим.
СИНИЙ ЧЕРТ. Эй, человек. А за мешок денег расскажешь?
БОТАРО. Я  же сказал, сон не продается!
СИНИЙ ЧЕРТ (Красному). Ух, и хитрющий! Но мы его все равно перехитрим.

Синий черт что-то шепчет Красному, тот согласно кивает в ответ и убегает в лес.

СИНИЙ ЧЕРТ. Слышь, человек! Не хочешь продавать свой сон, давай меняться!
БОТАРО. Это как?
СИНИЙ ЧЕРТ. Ты поведай свой заветный сон, а взамен мы тебе дадим нашу чудесную колесницу.

Из леса идет Красный черт и толкает впереди себя колесницу.

СИНИЙ ЧЕРТ. Смотри, вот она! Это летучая колесница! Если взобраться в нее, топнуть ногой и приказать, то она вмиг перенесет тебя туда, куда пожелаешь.
БОТАРО (делая вид, что раздумывает). Гм, гм! А не прогадаю ли?

Черти опять шепчутся между собой.

СИНИЙ ЧЕРТ (Ботаро). А в придачу к летучей колеснице мы дадим тебе живую иглу.
КРАСНЫЙ ЧЕРТ. Стоит ею уколоть больного, он мигом станет молодым и здоровым.
СИНИЙ ЧЕРТ. Это бесценное сокровище.
БОТАРО. Неужели?!
ЧЕРТИ. Правда! Правда!
БОТАРО. Тогда, пожалуй, я расскажу вам свой Новогодний сон. Давайте иглу (забирает). Ох, и чудеса мне привиделись!
ЧЕРТИ (придвинулись вплотную к Ботаро). Какие?
БОТАРО (обошел, оглядывая, колесницу). Ну, нет! Сначала я испробую вашу колесницу: вдруг вы врете, и она не летает.
КРАСНЫЙ ЧЕРТ. Еще не известно, кто кого обманывает — может ты нас дурачишь своим сном.
СИНИЙ ЧЕРТ. Ладно, тише, пусть испробует, убедится, что мы говорим правду.
БОТАРО (влезает в колесницу, топает ногой). А ну, колесница, поднимись выше облаков.

Колесница поднимается вверх.

Отнеси меня к родной матушке!

Колесница мчится по небу. Черти бегут за ней.

ЧЕРТИ. Стой! Стой! Держи его! Обманщик! (Постепенно отстают от колесницы.)

Колесница, полетав по небу, приземляется на берегу горного озера. Ботаро выходит из нее.

БОТАРО. Озеро? Ах, да! Отец рассказывал, что матушка вернулась на дно горного озера. Может этого? Попробую позвать. Матушка! Матушка!

Ответа нет.

Никого. Куда ты принесла меня, летучая колесница? Попробую еще раз. Матушка! Матушка о-Цуру!

Слышится голос из глубины озера.

ГОЛОС. Кто меня зовет?
БОТАРО. Это я — твой сын Ботаро, матушка!
ГОЛОС. Что тебе нужно? Зачем пришел?
БОТАРО. У каждого человека есть родная мать, а у меня не было. И я решил: пусть моя мать — страшная змея, все равно хочу ее увидеть. Поднимись ко мне со дна озера.
ГОЛОС. И я хочу поглядеть на моего сыночка, но боюсь, что своим видом вызову у тебя только страх и отвращение.
БОТАРО. Матушка, покажись! Обещаю, что не испугаюсь!

Вода в озере забурлила, на берег выползла огромная черная Змея и направилась прямо к Ботаро.

ЗМЕЯ. Ботаро!
БОТАРО (тут же испуганно отскочил в сторону). Ой!
ЗМЕЯ. Вот видишь, я же говорила...

Ботаро подбегает и обнимает Змею.

БОТАРО. Прости меня, матушка.
ЗМЕЯ (с горечью). Ты называешь меня матушкой?
БОТАРО (пылко). Даже в образе змеи я буду любить тебя!

В тот же миг Змея исчезла и Ботаро оказался в объятиях о-Цуру.

О-ЦУРУ (отстраняется от Ботаро). Сыночек мой, ты не побоялся прийти в глубину гор и обнять меня! Не устрашился моего безобразного вида! Проклятие горного бога потеряло власть надо мной, и я снова обрела человеческий облик.
БОТАРО. Как ты прекрасна, матушка!
О-ЦУРУ. Дай же и мне рассмотреть тебя. Как ты вырос! А где твой отец — господин Цунэмото? Здоров ли он?
БОТАРО. Здоров, здоров. Мы сейчас отправимся к нему на моей летучей колеснице.

         Ботаро подводит о-Цуру к колеснице. Оба забираются в нее.

БОТАРО (топает ногой). А ну, колесница, отнеси нас к дому господина Цунэмото!

Колесница взвивается в небо.


Картина восьмая

Спальня в доме господина Цунэмото. Сам Цунэмото седой нечесаный лежит на кровати и изредка стонет. Кудзуноха и Гонта смотрят на него из противоположного угла комнаты.

КУДЗУНОХА. И когда только этот старикашка помрет!
ГОНТА. Может класть ему в питье побольше яду?
КУДЗУНОХА. Нельзя. Если он слишком быстро помрет, люди сразу догадаются, что дело здесь нечистое.
ГОНТА. Так не терпится получить его денежки и самому стать господином. Кстати, Кудзуноха, а как мы их поделим.
КУДЗУНОХА. Я думаю отдать тебе пятую часть.
ГОНТА. Какую?
КУДЗУНОХА. Пятую.
ГОНТА. Ты с ума сошла, Кудзуноха?!
КУДЗУНОХА. А что? Это очень большая сумма.
ГОНТА (наступает на Кудзуноху). И это вся твоя благодарность за мои труды?
КУДЗУНОХА (пятится). А ты на что рассчитывал?
ГОНТА (наступает). Я думал разделить деньги поровну.
КУДЗУНОХА (пятится). Это как?
ГОНТА (наступает). Тебе половину и мне половину. Хотя я больше тебя приложил к этому старания!
КУДЗУНОХА (пятится). Это чего же ты такого приложил?
ГОНТА (наступает). Я тебя в дом ввел!

Цунэмото приподнимается на кровати. Кудзуноха и Гонта не обращают на него внимания, продолжая препираться.

ЦУНЭМОТО. Ботаро, сынок! Позовите Ботаро! (Силы оставляют его, и он падает на кровать.)
КУДЗУНОХА (упирается спиной в стену). Может я в благодарность за это должна отдать все деньги тебе?
ГОНТА. Может и должна! А я сам разделю их по справедливости!

Прижатая к стенке Кудзуноха накидывается на Гонту с кулаками и начинает гонять его по комнате. Гонта слабо защищается.

КУДЗУНОХА. Я покажу тебе — по справедливости! Будешь непочтительно вести себя, слуга! — ни одной монеты не получишь! Я законная наследница! Захочу, вообще тебя из дома выгоню!
ГОНТА (пугается). Что ты! Что ты, Кудзуноха! К чему нам ссорится? Мы ведь родственники и должны все разделить по-братски.
КУДЗУНОХА. Я тебе покажу — по-братски!
ЦУНЭМОТО (приподнимается на кровати). Что там за шум во дворе?

Кудзуноха и Гонта останавливаются, прислушиваются, переглядываются и дружно кидаются к окну.

КУДЗУНОХА (испуганно) Змееныш вернулся!
ГОНТА (не менее испуганно). А с ним...
КУДЗУНОХА. Не может быть!
ГОНТА. Точно. Это она! Что будем делать?
КУДЗУНОХА (берет себя в руки. Властно.). А ничего! Я в этом доме хозяйка! Пойди запри двери и никого сюда не впускай!
ГОНТА. Слушаюсь, госпожа! (Бежит исполнять приказание.)
ЦУНЭМОТО. Что там? Кто там?

Гонта подходит к двери и вдруг начинает пятиться. В дверях появляется о-Цуру и Ботаро. Кудзуноха поворачивается к ним.

КУДЗУНОХА. Кто вы такие и почему врываетесь в мой дом?!
О-ЦУРУ (оглядывается). Когда-то и я жила в этом доме.
БОТАРО. Госпожа Кудзуноха, это же я — Ботаро! Разве вы не узнаете меня?
КУДЗУНОХА (надменно). Что вам надо?
О-ЦУРУ. Мы пришли повидаться с господином Цунэмото.
КУДЗУНОХА. Господин Цунэмото никого не принимает. Он болен.
БОТАРО (кидается к отцу). Отец, что с тобой?
О-ЦУРУ (делает шаг в сторону кровати). Цунэмото болен?
КУДЗУНОХА (встает у нее на пути). Я никому не позволю беспокоить мужа! Вон из моего дома, змея! Гонта, гони их прочь!

Гонта хочет выполнить приказание. Цунэмото из последних сил встает с кровати.

ЦУНЭМОТО. Гонта, не смей! В этом доме я отдаю приказания!

Гонта останавливается. Цунэмото обессиленно садится на кровать. О-Цуру подбегает и опускается возле него на колени.

О-ЦУРУ. Как ты изменился!
ЦУНЭМОТО (гладит ее по голове). О-Цуру. Моя дорогая о-Цуру, ты пришла навестить меня перед смертью?
ГОНТА (опомнился, к Цунэмото). Так я и послушал вас. Вам может и жить-то осталось полчаса. Потом вашим хозяйством госпожа Кудзуноха распоряжаться будет. Так лучше я ее приказания выполнять буду. (Хватает о-Цуру за плечо.) А ну, убирайся!
БОТАРО (хлопает себя по лбу). Живая игла! Как же я про нее забыл?! (Подбегает к отцу и колет его иглой.)
ЦУНЭМОТО (вздрогнув, подпрыгивает). Ой, что это?
КУДЗУНОХА (визжит). Вон отсюда, змееныш!

Кундзуноха пытается вытолкать Ботаро из комнаты. Ботаро отбивается. Цунэмото поднимает голову, отстраняет от себя о-Цуру, встает, расправляет плечи. Это уже не лохматый седой старик, а красивый молодой мужчина.

ЦУНЭМОТО. Силы возвращаются ко мне!
КУДЗУНОХА (выпускает Ботаро). Вот так красавчик!
ГОНТА. Видно, это твое зелье на него так подействовало!
ЦУНЭМОТО (грозно). Кто смеет кричать на МОЕГО сына?! Кто смеет гнать из МОЕГО дома МОЮ любимую о-Цуру?!
КУДЗУНОХА. Цунэмото! Опомнись! Я твоя законная жена!
ЦУНЭМОТО (надвигается на Кудзуноху и Гонту.) Сейчас я покажу, кто здесь законный! Я за все рассчитаюсь с вами, негодяи!
О-ЦУРУ (кладет руки на грудь Цунэмото). Цунэмото, остановись!

Кудзуноха подбегает к большому мешку, замаскированному под расписанной драконами накидкой, сбрасывает накидку на пол и пытается поднять тяжелый мешок. У нее ничего не выходит.

КУДЗУНОХА. Ох! Гонта, помоги!
ГОНТА (подхватывает мешок на плечо). Ух, ты! Какой тяжелый! Что в нем?
КУДЗУНОХА. Деньги! Зря что ли я столько лет здесь проторчала?! Припрятывала понемногу себе на черный день.
ГОНТА. А мне?
КУДЗУНОХА. Бежим скорее! Там разберемся!

Кудзуноха и Гонта выбегают во двор. За ними выходят Цунэмото,
о-Цуру, Ботаро.

О-ЦУРУ. Оставь их, Цунэмото. Пусть идут себе с миром!

Кудзуноха и Гонта с мешком мечутся по двору.

КУДЗУНОХА. Куда, ну, куда нам деваться?
ЦУНЭМОТО. Я покажу им «с миром»! Вас из дома выжили! Меня отравить хотели!
КУДЗУНОХА (замечает колесницу, бежит к ней, Гонте). Колесница! Скорее! За мной!

Гонта перекидывает мешок через борт и вместе с Кудзунохой забирается в колесницу.

Трогай!
ГОНТА. Кого?
КУДЗУНОХА. Погоняй! Живо!
ГОНТА. Так ведь ни лошадей, ни быков нет!

К колеснице подходит Ботаро.

КУДЗУНОХА (в сердцах топает ногой). Проклятая колесница!

Колесница поднимается в воздух, готовая лететь куда прикажут.

КУДЗУНОХА. Ой! Что это? Держите меня! Свалюсь!
ГОНТА. Ай! Я боюсь!
БОТАРО. Что, страшно?
КУДЗУНОХА и ГОНТА. Ага!
БОТАРО. Тогда повторяйте за мной! Отнеси нас, колесница,...
КУДЗУНОХА. Отнеси нас, колесница,...
БОТАРО.... на остров разноцветных чертей,...
КУДЗУНОХА. Куда?
ГОНТА (повторяет не задумываясь). ... на остров разноцветных чертей,...
БОТАРО. ...вытряхни и возвращайся назад!
ГОНТА. ... вытряхни и возвращайся назад!
КУДЗУНОХА. Не-е-ет!

Колесница улетает под вопли Кудзунохи и Гонты, под смех Ботаро.

ЦУНЭМОТО. Прости меня, моя дорогая о-Цуру! (Одной рукой обнимает жену.) Прости меня, мой любимый сын! (Другой рукой обнимает Ботаро.) Я причинил вам столько горя! Простите, я очень наказан за это.

Вернулась пустая колесница, но осталась висеть в воздухе над о-Цуру, Цунэмото и Ботаро. Ботаро поднимает голову и вдруг заливается громким смехом. Цунэмото и о-Цуру изумленно смотрят на него.

О-ЦУРУ. Что с тобой, сынок?
БОТАРО. Это я вспомнил свой Новогодний сон!
ЦУНЭМОТО. Да? И что же тебе приснилось?
О-ЦУРУ. Не рассказывай, а то не сбудется!
БОТАРО. Теперь можно. А приснилось мне, что стою я с отцом и матерью у порога родного дома, а с неба на нас сыплется золотой дождь.

Колесница переворачивается в воздухе и из нее сыплются на Ботаро золотые монеты.

Конец

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования