Общение

Сейчас 828 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

(Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)
(по повести К. Хагерюппа «Маркус и девочки)


Действующие лица:

Маркус          12 лет

Сигмунд        его лучший друг - 12 лет

Муна              подружка Сигмунда - 12 лет

Элен-Кристина         влюблена в Маркуса - 12 лет

Александра        новенькая в классе Маркуса - 12 лет

Турид             девочка из параллельного класса - 12 лет

Трим Томас        ее младший брат - 6 лет

Монс            Папа Маркуса – приблизительно 40 лет

Сара            Мама Александры – приблизительно 40 лет

Воге            Учитель английского – приблизительно 50 лет

Библиотекарь    женщина – все равно сколько лет.



СЦЕНА 1

Сигмунд, Элен-Кристина и Муна. Каждый из них занят каким-то привычным для себя делом. Входит Маркус. В его руке букет мать-и-мачехи. Тихонько наблюдает за друзьями.

Маркус: Меня,  зовут Маркус, но можете называть меня Макакусом, меня все так зовут. Это Сигмунд. Мой лучший друг.  Он знает про все на свете и может разобраться в самых запутанных ситуациях… Правда иногда это  приводит к тому, что ситуация становится еще более запутанной, чем до этого, но зато после всегда остаются яркие воспоминания.
Это Элен Кристина.  Год назад мне показалось, что я в нее влюбился, но это только показалось, потому что потом я понял, что влюбился в ее лучшую подружку Муну. А вот, кстати, и она. Я попросил Сигмунда рассказать Муне о моей любви, и Сигмунд так увлекся, так хотел мне помочь, что Муна влюбилась в него самого.  С тех пор они вместе. Мы две недели не разговаривали, но потом снова подружились. Даже организовали свой клуб взаимовыручки «Четырехлистник». В нем только я, Сигмунд, Элен-Кристина и Муна. Но сейчас я влип, действительно, по-крупному и мне никто, слышите, никто не сможет помочь!

Затемнение.

СЦЕНА 2

Маркус и Сигмунд. Маркус нервно теребит букет мать-и-мачехи.

Сигмунд: Ну и зачем тебе эти цветы?

Маркус: Потому что они красивые.

Сигмунд: Вот как?

Маркус: Да еще и хрупкие какие-то. И скоро увянут.

Сигмунд: Увянут?

Маркус: Да. Сперва они в бутонах, потом распускаются во всю свою красу, а потом сразу же увядают. Сейчас они сияют как золото, но как только кончится весна, что останется от этих цветов?

Сигмунд:В самом деле. Я об этом как-то не задумывался.

Маркус: У кого есть время думать о цветах?

Сигмунд: У тебя.

Маркус: Да уж. Я и сам в этом мире, как цветок мать и мачехи.

Сигмунд: Макакус.

Маркус: Да.

Сигмунд: Ты надо мной издеваешься?
Маркус: Вовсе нет. И кто я чтобы издеваться над лучшим другом?
Сигмунд: Ты говоришь, словно читаешь плохое стихотворение!
Маркус: Это уж точно! Я даже и стихотворения хорошего написать не могу! Что же я собой представляю?
Сигмунд: Ты снова влюбился!
Маркус: А как ты догадался?
Сигмунд: Ни один нормальный человек в нормальном состоянии не болтает столько белиберды.
Маркус: Я говорю то, что думаю.
Сигмунд: Не стоит этого делать.
Маркус: Не стоит?
Сигмунд: Да если ты именно так думаешь, то не стоит. Это – худшее из всех возможных клише.
Маркус: Но ты должен, по крайней мере, признать, что букет мать-и-мачехи напоминает золотой венок.
Сигмунд хмурится   

Маркус: Все настолько плохо?
Сигмунд: Это та, новенькая?
Маркус: Александра.
Сигмунд: Ее волосы?  Ее голос? Ее глаза?  Все-таки ее глаза.
Маркус:  Всё вместе!
Сигмунд: Ну да, понимаю. Забудь ее, Макакус.
Маркус: Ха!
Сигмунд: Ты же раньше тоже влюблялся.
Маркус: Ха! Ха!
Сигмунд: Ты знаешь, что это быстро проходит.
Маркус:  Это не проходит! Не в этот раз! В этот раз это никогда не пройдет. Влюблен? Я в нее её не влюблен! Я не знаю, что я ...  Она… она ...  А я, что я?!  Слизняк, уж ползучий, жук, букашка, крыса, червяк, макак!  А она ... Я схожу с ума ... Я ни о чем другом думать не могу, я ничего больше не слышу! Я ничего, кроме нее, не вижу. Она! Она! Она! Она - самая .... самая ... самая ...
Сигмунд:  Красивая?
Маркус:  Она - самая! Самая! Самая! Я даже Воге люблю!
Сигмунд:  Учителя английского?  Но, Маркус, он же не ...
Маркус:  Его руки! Он взял ее за руку. Она держала в своих руках руки Воге. И теперь я их тоже люблю. Омерзительные, волосатые руки Воге! Аааааааа ... Сигмунд! По-моему, я схожу с ума!
Сигмунд:  А ты ... Ты тоже держал ее за руку?
Маркус:  Нет, не держал.  Сам не знаю, почему я все время ною и ною. Это, наверное, глупо?
Сигмунд:  Не очень. Иногда выплакаться даже полезно.
Маркус:  Ты - мой друг. Мой лучший друг, Сигмунд. Ты все понимаешь.
Сигмунд:   Да ну?
Маркус:  Да, так и есть!  Ты отлично понимаешь, как я себя чувствую.
Сигмунд: Ну, может, не совсем и отлично, но я, во всяком случае, вижу, что ты влюбился.  Больно.
Маркус: Очень, так чудовищно, так ужасно больно.
Сигмунд:  Я имею в виду - больно моей руке. Ты сейчас ее расплющишь.
Маркус:  Ну вот, я выставил себя полным идиотом.
Сигмунд:  Я не совсем понимаю, что ты сделал, но я понимаю, что у тебя возникла небольшая проблема.
Маркус:  Небольшая?
Сигмунд: Хорошо, большая. Но ведь стоит ее высказать, так?
Маркус: Нет, и это ужасно. Сигмунд!
Сигмунд:  Да?
Маркус:  Пообещай, что никому не скажешь, что  я ... люблю ее.
Сигмунд: Естественно. Ты рехнулся?!
Маркус: Ни одной живой душе!
Сигмунд: Ни за что.
Маркус: Муне и Элен-Кристине, в особенности - они будут надо мной смеяться.
Сигмунд: Почему ты так думаешь? Впрочем – как скажешь. Это останется между нами.
Маркус: Спасибо.
Сигмунд: Не за что. Ты ж мой друг. А вот и девчонки.
Маркус: Я пойду
Сигмунд. Нет. Если ты вот так вот у них на глазах убежишь, они могут что-то заподозрить..
Маркус. Точно. Какой ты умный. Я должен вести себя как ни в чем ни бывало.
(входят Муна и Элен Кристина)
Муна: Салют.
Маркус: Всем привет, всем привет, всем приветик!
Элен-Кристина: А что это с Маркусом?
Сигмунд:  Макакус влюбился!
 Маркус: _ Но ... Сигмунд, я же  просил...
Эллен Кристина:  Правда?
Муна: В кого? ...
Маркус:  Нет.
Сигмунд:  В Александру
Маркус Ой!
Сигмунд:  Но он считает, у него нет шансов.
Эллен Кристина:  А по-моему, есть,
Муна:  И по-моему тоже.  Макакус красивый, только надо с ним хорошенько познакомиться.
Сигмунд:  Да,  но он сам так не думает. Нам надо ему помочь.
Муна:  Согласна.
Эллен Кристина: Это дело как раз для «Четырехлистника»
Маркус:  Спасибо.
Сигмунд:  Да что там? Не стоит благодарностей.
Эллен Кристина:  А почему бы тебе просто не сказать, что ты влюблен? Мне бы, например, это понравилось.

Маркус:- Ни за что! Даже если мне кто-нибудь заплатит миллион крон.
Сигмунд:  Я могу заплатить сотню.
Муна: И Я тоже.
Эллен Кристина:  И я.
Сигмунд:  Итого – триста.  Макакус, есть над чем задуматься.
Маркус:  - Нет. - Не над чем тут задумываться. Я ее даже не знаю. Я всего лишь тюфяк.
Эллен Кристина:  Никакой ты не тюфяк!
Муна:  Трудно себе представить кого-нибудь, кто был бы меньшим тюфяком.
Эллен Кристина:  Ты можешь быть очень стильным, Макакус.  И еще: у тебя талант. Помнишь, на новогоднем маскараде ты изображал Квазимодо. Ты настолько вжился в его образ, что я до сих пор это помню.

Сигмунд: Не очень удачный пример, Элен. Квазимодо – страшный урод. Половина гостей увидев Макакуса, просто разбежалась.

Муна. Мне кажется,  я поняла, что Элен имеет ввиду. Если Макакус может вжиться в образ урода – значит, он точно так же может вжиться в образ красавца.

Сигмунд:  Да! Точно! Есть идея.

Маркус:  Так я и думал.

Сигмунд: Ты должен вжиться в образ какого-нибудь великого любовника. Тогда Александра сразу тебя полюбит.


СЦЕНА 3

В библиотеке.

Сигмунд:  Добрый день

Библиотекарь:  Неужели это тот молодой господин, который брал у меня «Хорошие манеры за столом и не только»? 

Сигмунд:  Здравствуйте.

Маркус :  Добрый день.

Муна и Элен-кристина: Добрый день.

Библиотекарь: Да у вас целая делегация. Молодцы. Современная молодежь почти совсем не читает. Что на этот раз?

Сигмунд: Сегодня нас интересует что-нибудь по искусству любви.

Библиотекарь:  Не слишком ли вы еще юные?

Эллен Кристина:  Это для него.

Маркус:  Добрый день.

Библиотекарь:  Ах так, и какое же искусство любви тебя интересует, милый мальчик?!

Маркус:  Мне все равно.

Сигмунд:  Нам нужны  книги об известных любовниках.  Он уже прочел «Афоризмы о любви» и теперь хочет еще что-нибудь.

Библиотекарь:  Еще что-нибудь ... Но как я узнаю точно, что ему надо?

Муна: Маркус скажи что-нибудь! Ему  нужно что-нибудь максимально наглядное, чтобы было побольше картинок.

Библиотекарь:  Боюсь, что у нас нет подобной литературы.
Сигмунд: Не может быть! Это есть даже в школьной программе!
Библиотекарь: Извините, ничем не могу вам помочь
Сигмунд:  Это очень странно. У вас есть, к примеру, «Ромео и Джульетта»?
Библиотекарь: А-а, вы о такой литературе?! Я-то уж подумала, вас интересует что-то более сексуальное.
Эллен Кристина:  Нет-нет.
Муна: Вовсе нет.
Сигмунд :  Нет.  Его  захватила любовь в классическом смысле.
Маркус:  Да.
Библиотекарь:  Что ж, тогда у нас большой выбор. Как вам кажется, ему может понравиться история страданий юного Вертера, написанная Гёте?

Сигмунд:  Пожалуй, в самую точку, сударыня

Библиотекарь:  Я так и подумала. А еще у нас есть сборник новелл под названием «Лучшие в мире истории о любви». В нем много прекрасного. Может, ему подойдет?

Сигмунд:  Да, именно что-то подобное мы и ищем.

Библиотекарь :  До чего же ты любознательный, мой мальчик! «Война и мир» Льва Толстого. Рекомендую – в ней огромное количество любовных сцен.

Маркус:  Слишком толстая.   А у вас есть Тарзан - приемыш обезьяны?


СЦЕНА 4

Через пару дней. Сбор «Четырехлистника». Маркус, Сигмунд и Муна погружены в чтение. Входит невыспавшаяся Элен-Кристина.

Сигмунд: Что с тобой Элен?

Элен Кристина:  Все хорошо. Просто всю ночь кошмары снились.

Сигмунд: Ты прочитала «Дракулу»?

Элен Кристина: Лучше бы не читала. По крайней мере, для Маркуса там нет ничего подходящего. Все вампиры кусают своих возлюбленных, для того чтобы те тоже стали вампирами. Вряд ли Александра обрадуется если Макакус ее укусит.

Муна.  А по-моему в этом что-то есть. Некоторым девочкам нравятся экстравагантные поступки.
Маркус. Вот сама и кусайся.
Муна. Сейчас я действительно кое-кого укушу.
Сигмунд. Тихо. Лучше скажи, есть ли что-нибудь в Ромео и Джульетте?
Муна: Я не успела дочитать «Ромео и Джульетту» потому что у меня завал по алгебре.
Сигмунд:  Ну а ты, Маркус, нашел что-нибудь у Гёте?
Маркус:  Я его не читал.  Я увлекся «Тарзаном».
Сигмунд:  И что, нашел что-нибудь?
Маркус:  Не-а. Тарзан склеил Джэн, победив обезьяну.
Сигмунд:  Интересно.
Маркус:  Да но, к сожалению,  у нас нет обезьян.
Элен-Кристина. Неужели нельзя покорить девушку, никого не кусая и не побеждая обезьян?
Сигмунд:  Уверен, что можно! В «Лучших в мире историях о любви» есть новелла, которая так и называется – «Искусство любви». Ее написал Фьорентино, и она повествует о том, как мастер учит молодого человека по имени Буккиоло влюбляться, а также что делать, когда уже влюбился. Он дает ему несколько заданий. Первое - выбрать, в кого он хочет влюбиться. Это Макакус уже сделал, правда, Макакус?

Маркус: Ну да… Вроде

Сигмунд. Отлично тогда  мы сразу переходим ко второму.

Открывает книгу и читает.

«Tы должен степенно прогуливаться под ее окнами либо незримо для чужого глаза сопровождать ее на прогулке два или три раза в день. Но смотри, чтобы никто не заметил, что ты смотришь на нее! При этом ты должен так радоваться при виде ее, чтобы она поняла: ты ею интересуешься».

Маркус. Но как же я смогу быть незримым для чужого глаза?

Сигмунд. Для этого тебе нужно будет воспользоваться маской.

Маркус. Но у меня нет ничего такого.

Элен-Кристина. У меня есть отличная маска человека-паука.

Сигмунд: Прекрасно.

Маркус: Это обязательно?

Сигмунд: Будь мужчиной, мой юный друг!




СЦЕНА 5

Пластический этюд под музыку эпохи возрождения:
 
Александра выходит из дома  и направляется к школе. На ее пути, неподвижно, смотря только на нее, стоит Маркус в маске человека-паука. Александра обходит его и продолжает путь. Затемнение.

Александра возвращается из школы домой – и вновь на ее пути Маркус в маске человека паука. Затемнение.

Александра выглядывает из окна. Человек паук совершает какие-то нелепые телодвижения и машет рукой. В окне появляется Сара (мама Александры), Александра указывает ей на машущего Маркуса – тот перестает махать и убегает. Затемнение.

Александра выглядывает из окна. Маркус вылезает из своего укрытия и снова начинает махать рукой. Сзади к нему подкрадывается Сара, хватает за шиворот и пытается снять маску. Маркус кусает Сару, вырывается и убегает.


СЦЕНА 6

В тот же день. Собрание Четырехлистника.

Муна: Ну как? Ты установил контакт?
Маркус:  Да.  С матерью.
Эллен Кристина:  Тоже неплохо.
Маркус: Мне пришлось ее укусить.
Элен-Кристина. Вспомнил мой рассказ про Вампиров? Было бы правильнее укусить Александру…
Маркус: Мне все это надоело…
Сигмунд:  Послушай…
Маркус: Не хочу.
Сигмунд: Муна и Эллен Кристина подружились с Александрой.
Маркус:  Что?
Муна:  Мы подружились с Александрой.
Маркус: Что ты сказала?
Сигмунд: Наверно, лучше начать сначала. Первое: Муна и Эллен Кристина подружились с Александрой. Второе: Теперь мы очень много про нее знаем. Третье: Они расскажут тебе все, что знают.

Эллен Кристина:  Тебе что, больше не интересно? Может, ты уже в другую влюбился?

Маркус: Я никогда не влюблюсь в другую.

Сигмунд:  - Вот и хорошо. Девчонки, рассказывайте.

Муна:  Она очень хорошая. 

Эллен Кристина:  У нее очень много интересов. Гандбол, например. Еще – ориентирование, театр, балет, кино, классическая музыка, экибана…

Сигмунд:  А как насчет мальчиков? Это тоже в сфере ее интересов?

Эллен Кристина:  Нет.  Она ни разу ни с кем не встречалась. Она говорит, они ее избегают. Ей кажется это потому, что она уродина.

Маркус:  Неправда!.  Это потому, что она очень красивая.

Муна:  Мы так ей и сказали.  Но она считает себя уродливой, потому что у нее глаза разного цвета.

Маркус:  Что за ерунда?!  Они не уродливые, они очень красивые.

Сигмунд: О'кей.  Теперь мы знаем достаточно, и самое главное, мы знаем, что наша дорогая Александра ...

Маркус:  Что ты имеешь в виду, когда говоришь, «наша дорогая Александра»?

Муна:  Да, действительно, что ты имеешь в виду?

Сигмунд:  Расслабьтесь.  Я имею в виду только то, что мы про нее узнали вполне достаточно. Мы знаем, что она хорошая, что ей нравится театр, животные и ориентирование, но в первую очередь мы теперь знаем, что у нее нет парня и что она не уверена в себе. Это здорово облегчит задачу.

Маркус: Какую задачу?

Сигмунд: Задачу, которую мы решаем.  Мы взялись за палку не с того конца.  Мы пытались сделать так, чтобы Александра заинтересовалась Маркусом.

Муна:  А разве не этого мы хотим?

Сигмунд:  Дело все в том, что это обречено на провал.   Расслабься, приятель.  Проблема Александры не в том, что она не интересуется тобой, а в том, что она думает, что она такая уродина ... что сама никого не может заинтересовать. Значит ...

Эллен Кристина:   ... мы должны заставить ее понять, что Макакус ею очень интересуется.

Муна:  и есть хороший шанс, что она тоже заинтересуется Макакусом.

Сигмунд:  Посмотрим что еще посоветует нам мудрый Феорентино.

Маркус:  Нет.

Сигмунд:  Достает книжку, читает «Превосходно, я доволен тобой, до сих нор ты прекрасно справлялся. Теперь же ты должен послать к ней одну из тех женщин, что торгуют булавками и сумками. Передай с ними дорогой твоему сердцу подарок. Лучше всего если это будет что-то, что ты очень долго носил на своем теле. Например, драгоценный медальон. Расскажи ей, что ты весь к ее услугам, и что ты сделаешь  все, чего она ни пожелает. Когда узнаешь ее ответ, возвращайся и расскажи мне. А я скажу, что делать дальше»

Маркус: Пока.

Сигмунд: Слава богу для выполнения этого задания участия кавалера не требуется.

Элен Кристина: А чем мы будем торговать?  Как мы вообще можем ей что-либо продавать, ведь мы же с ней подружились?

Муна: Ты не поняла. Главный вопрос не в том, чем мы будем торговать, а в том, что за предмет мы ей подарим.

Элен-Кристина: В книге сказано медальон

Муна: Ты когда-нибудь видела, чтобы Маркус носил медальон?

Элен-Кристина: Нет, не видела.

Муна: Нужно что-то такое что он долго носил на своем теле…

Элен-Кристина: Смотри Маркус свою сумку забыл…

Муна: Точно!

Элен-Кристина: Что точно?

Муна: Он же с этой сумкой с первого класса ходит – она уже протерлась вся. Значит она ему очень дорога. И к тому же он носит ее на теле!

Элен-Кристина: Мне кажется, он ее носит не потому, что она ему дорога, а просто потому, что ему все равно, какая у него сумка.

Муна: У тебя есть другие варианты?


СЦЕНА 7

Пластический этюд на музыку Возрождения.

Девочки берут сумку Маркуса и моют ее. Появляется Александра. Девочки степенно идут к ней и протягивают ей сумку. Александра возвращает ее. Тогда девочки снова пытаются вручить подарок, стоя на коленях. Александра бросает сумку на землю и убегает. Затемнение.

СЦЕНА 8

Собрание Четырехлистника.
 
Муна:   Она просила передать тебе привет и сказать, что она еще не такая старая карга ...
Маркус:  Я знаю, что она никакая не старая карга..
Элен-Кристина: Просто сумка, которую мы ей подарили…
Сигмунд: Здесь ничего не сказано о том, что вы должны подарить ей сумку. Написано, что женщины, торгующие сумками должны рассказать ей о его любви.

Муна:  Мы подумали, что сначала должны подарить ей сумку.
Маркус:  Вы что, подарили ей сумку?
Эллен Кристина:  Да. Твою.  И объяснили, что это - от тебя.
Маркус:  Что?!
Эллен Кристина:  Мы подумали, что она очень тебе дорога. И это будет правильный подарок.
Сигмунд:  А вы сказали ей, что он ее любит?
Муна: Нет.  Мы не успели, потому что она ушла. А больше мы ее не видели.
Маркус:  А почему она ушла, когда вы подарили ей сумку?
Эллен Кристина: Она вернула сумку обратно.
Маркус:  С чего бы это?
Муна:  Наверное, подумала, ты над ней смеешься.
Маркус:  Что я? Смеюсь?
Сигмунд:  Чему это нас научило?
Эллен Кристина:  Что мы никогда не должны дарить старые сумки.
Сигмунд: Нет! Что надо все делать самому! От вас никакой пользы.

Элен-Кристина: Да просто твои «Истории о любви» - полный бред. «Пошлите к ней одну из женщин, торгующих булавками…»  Сейчас уже никто так не делает.

Муна: Я между прочим прочитала «Ромео и Джульетту». Там все намного проще. Ромео влез к Джульетте на балкон по веревочной лестнице.

Маркус. Ну нет. Мне и так досталось в прошлый раз от ее мамы. А если она застукает меня на балконе…

Сигмунд: Кстати, а кто у нас мама?
Муна: Бывшая актриса.  А теперь она хочет открыть здесь театр.
Эллен Кристина:   Александра тоже играла в театре.  В школьном, еще когда они жили в Париже.
Сигмунд: Есть идея!
Маркус: - Ты хочешь ...  хочешь организовать театральную труппу и поставить Ромео и Джульетту?
Сигмунд: Да.
Маркус: И я должен буду играть ... Ромео?
Сигмунд: Да, да!
Маркус: А Александра будет Джульеттой?
Сигмунд: Да, да, да!
Маркус: Нет, нет, нет!
Муна:  Да, Макакус. Это – суперидея.  Согласна, Эллен Кристина?
Элен Кристина:  Да, ты вживешься в роль, и тогда, я просто уверена, она в тебя влюбится.
Муна: Я тоже уверена,  когда ты ее поцелуешь, она поймет, что ты в нее влюблен.
Маркус :  Поцелую?
Сигмунд:  А что? Трагедия Ромео и Джульетты может превратиться в счастливую историю Маркуса и Александры.

Маркус: Но, как ... откуда ты знаешь, что она захочет играть Джульетту?
Муна: Захочет, наверняка!  Ей же нравится театр!
Маркус:  Не факт, что он нравится ей настолько, чтобы она согласилась целоваться со мной.
Муна:  Можешь положиться на нас.
Эллен Кристина:  Да, положись на нас.
Сигмунд:  Осталось только начать.
Маркус:  Подождите.  Нет, не годится.  Не годится, потому что надо репетировать, так?
Сигмунд:  Да, только постоянные репетиции превращают актера в мастера.
Маркус:  А когда я буду репетировать, я не буду Ромео, так?
Сигмунд:  Нет, во время репетиций актер исследует роль. Репетирует, ошибается,  опять репетирует.
Маркус:  А вот как раз это и не годится. Все было бы хорошо, если бы я мог сразу же сыграть Ромео, но когда я буду репетировать поцелуй с Александрой, вот тут я и вляпаюсь, и мне станет так стыдно, что я больше не смогу репетировать.

Эллен Кристина:  Может, тебе потренироваться на мне?

Маркус: Ерунда какая!

Эллен Кристина:  Почему?

Маркус:  Александра ведь не поймет, что я в нее влюблен, если ты будешь играть Джульетту.

Эллен Кристина:  Я не буду играть Джульетту.   Я только помогу тебе репетировать. Когда ты будешь Ромео, ты будешь играть с ней.

Сигмунд:   Замечательная идея.

Маркус: Отвратительная идея.  Потому что тогда кто-то другой  должен репетировать Ромео для нее, когда она будет репетировать Джульетту.

Сигмунд:  Правильно. Это должен сделать кто-то другой.

Маркус:  И этот другой должен заболеть, чтобы я выступил  вместо него.
Сигмунд:  Правильно.
Маркус:  А шансы, что он заболеет, не так велики.
Сигмунд:  Велики.  Если Ромео буду играть я.
Эллен Кристина:  Супер!
Муна:  Это значит, ты во время репетиций будешь целоваться с ней?
Сигмунд:  - Нет, я буду только делать вид.
Муна:  Ну смотри.
Маркус:   А что я буду делать, пока вы репетируете? Я же не могу ввестись в спектакль, не зная, что происходит.

Сигмунд:  Ты будешь играть второстепенную роль.
Маркус:  Какую?
Сигмунд:  Человека, который много времени проводит с Джульеттой.  Тогда ты сможешь изучить ее поближе, пока она репетирует. Ты будешь играть кормилицу.

Маркус:  Но это - же женщина!

Сигмунд:  Именно! Гениальный ход. Во времена Шекспира женщин часто играли мужчины. Я скажу, что просто продолжаю традицию.

Элен Кристина:  Интересно.  И никто не подумает, что это странно.

Маркус: Нет.  Я так подумаю.

Муна: А нам разрешать репетировать в школе?

Сигмунд: Поговорим с Воге – помните, он как-то рассказывал, что в детстве хотел стать артистом?


СЦЕНА 9

Воге: Школьный театр! Отличная идея! Вы наверно будете удивлены, но в детстве я мечтал стать артистом…

Элен Кристина: Как вы думаете, можно будет репетировать в спортивном зале два-три раза в неделю?

Воге: Я думаю этот вопрос можно очень легко решить. Я лично поговорю с директором.

Муна: Вы так добры…

Воге: Пустяки! А что вы собираетесь ставить?

Сигмунд: Ромео и Джульетту.

Воге: Ромео и Джульетта!!! Ромео и Джульетта!!! Замечательная вещь! Я сделаю для вас все что будет в моих силах! Вот только…

Элен Кристина: Только, что?

Воге:  Может, у вас найдется какая-нибудь роль и для меня? 

Сигмунд: Вы можете сыграть брата Лоренцо.

Воге:  Лоренцо (смотря на Элен Кристину)  Так вот: иди домой; будь весела, И дай согласье стать женой Париса. А завтра, в среду, постарайся на ночь одна остаться: в эту ночь пускай Кормилица с тобою не ночует!

Маркус: Нет уж, вот чего она точно не сделает, так не станет со мной ночевать.

Эллен Кристина:  Джульетту не я буду играть.

Воге:  Да, так звучит перевод этой потрясающей трагедии.

Муна:  Ой, а вы знаете все наизусть?

Воге:  Да, «Ромео и Джульетта» - моя любимая драма. Я и по-английски ее знаю. Хотите послушать?

Сигмунд:  Нет, не сейчас.

Воге: Только одну сцену.

Элен Кристина. Давайте как-нибудь потом – у нас прослушивание.

Воге. Понимаю-понимаю. Вам придется попотеть. Желающих вступить в труппу будут толпы. Ведь театр это так интересно. Не буду вас задерживать.



СЦЕНА 10

Сигмунд:  Что мы в итоге имеем.  Хорошо, что ты пришла Турид. Не считая твоего брата нас шесть.
Трим Томас:  Семь.  Я тоже умею считать.
Турид:  Нет, ты слишком маленький.
Сигмунд: - Вовсе нет. Ты можешь быть братом Джульетты. От этого трагедия только выиграет.
Воге. Давайте еще подождем, наверняка кто-нибудь опаздывает.
Муна: Мы уже два часа ждем.
Элен-Кристина. Я пойду посмотрю в коридоре.
Воге.  Странно. Очень странно. В мои времена стоило только сказать слово «театр» - как тут же сбегалась целая толпа желающих.

Сигмунд. Времена меняются. Возможно, нам не хватило рекламы. Давайте назначим еще одно прослушивание и повесим объявления у каждого класса. Что скажешь Макакус?

Маркус. Лучше снять ролик и показать его по первой программе перед новостями.
Воге. У тебя есть связи на телевидении?
Муна. Это он так шутит.
Элен-Кристина: Никого.
Воге. Друзья, не стоит впадать в уныние. Ромео и Джульетта конечно великое произведение, но давайте начнем с малого. Возьмем какую-нибудь сказку. Например, Красную шапочку.

Трим Томас. Чур, я - волк. Я мультик видел.

Маркус. Я пойду.

Входит Александра

Александра. Простите, я сильно опоздала. Просто я репетировала и совсем забыл про время…

Сигмунд. Не надо извиняться – мы все понимаем. Итак, что вы приготовили?

Александра. Монолог Джульетты.

Сигмунд. Пожалуйста.

Александра.

          Неситесь шибче, огненные кони,
                     К вечерней цели! Если б Фаэтон
                     Был вам возницей, вы б давно домчались
                     И на земле настала б темнота.
                     О ночь любви, раскинь свой темный полог,
                     Чтоб укрывающиеся могли
                     Тайком переглянуться и Ромео
                     Вошел ко мне неслышим и незрим.
                     Ведь любящие видят все при свете
                     Волненьем загорающихся лиц.
                     Любовь и ночь живут чутьем слепого.
                     Прабабка в черном, чопорная ночь,
                     Приди и научи меня забаве,
                     В которой проигравший в барыше,
                     А ставка - непорочность двух созданий.
                     Скрой, как горит стыдом и страхом кровь,
                     Покамест вдруг она не осмелеет
                     И не поймет, как чисто все в любви.
                     Приди же, ночь! Приди, приди, Ромео,
                     Мой день, мой снег, светящийся во тьме,
                     Как иней на вороньем оперенье!
                     Приди, святая, любящая ночь!
                     Приди и приведи ко мне Ромео!

Воге. Прекрасно. Великолепно. Как жаль, что у нас не выйдет Ромео и Джульетты!
Александра. Почему?
Маркус. Почему?
Воге. Нас слишком мало. Я предлагаю поставить Красную шапочку…
Трим Томас. Я уже забил роль Волка.
Сигмунд. Нет. Мы будем ставить Ромео и Джульетту. Я переработал пьесу на семь действующих лиц.

Воге:   А ведь это выход! Я так понимаю, распределение ролей уже готово.
 
Сигмунд: Да. Прошу всех сесть.

Сигмунд, набрасывает что-то на листочке, потом зачитывает написанное. После каждого назначения звучат аплодисменты)

Сеньор МОНТЕККИ –  Элен-Кристина Холм
Сеньор КАПУЛЕТТИ –  Муна
Сенора  МОНТЕККИ – Муна.
Сеньора КАПУЛЕТТИ – Элен-Кристина Холм.
РОМЕО - Сигмунд Бастиансен Вик
ДЖУЛЬЕТТА- Александра Монсен
БЕНВОЛИО - Турид Юттердал
ТИБАЛЬТ - Эллен Кристина Холм
МЕРКУЦИО - Муна
БРАТ ЛОРЕНЦО - Воге
ТОМАС, брат Джульетты - Трим Томас Юттердал
КОРМИЛИЦА Джульетты - Маркус Симонсен
РЕЖИССЕР - Сигмунд Бастиансен ВИК
СЦЕНОГРАФИЯ - Сигмун:д Бастиансен Вик
КОСТЮМЫ - Сигмунд Бастиансен Вик,  Муна Хенсен и Эллен Кристина Холм.

Сигмунд:  Вопросы есть?
Муна:  Есть.  Ты, значит, будешь играть Ромео, будешь режиссером и делать  сценографию?
Маркус: Что такое сценография?
Сигмунд: Декорации и кулисы.  Но я не буду их делать. Я только решу, как они должны выглядеть.
Эллен Кристина:  А кто их тогда будет мастерить?
Сигмунд:  Я думал попросить вас, Воге.
Воге: Я постараюсь найти кого-нибудь, кто сделает.
Муна:  А еще ты будешь помогать нам с Эллен Кристиной искать костюмы.
Сигмунд:  Нет, я только решу, какие костюмы нужны.
Муна :  Значит так, да?
Сигмунд: Нет, я буду только советовать.
Муна:  А если нам твои советы не понравятся?
Сигмунд:  Все решаю я…  Хорошо, решаете вы.
Муна:  Совсем другое дело.
Эллен Кристина:  А кто будет суфлировать?
Маркус:  А что такое суфлировать?.
Элен-Кристина:  Шепотом подсказывать реплики актерам, если те вдруг что-то забудут.
Сигмунд: Я хотел попросить вас, Воге. Вы же знаете всю пьесу наизусть!
Воге: Суфлером я быть не смогу.  Мне надо сосредоточиться на образе.  Лоренцо - роль очень требовательная.

Сигмунд: Ничего страшного – что-нибудь придумаем. В следующий раз собираемся во вторник у Макакуса.


СЦЕНА 11

Сигмунд: Наша сегодняшняя читка – секретная. Сейчас Маркус будет читать за Ромео, а Элен-Кристина за Джульетту.  Завтра мы позовем Воге и Александру. Поэтому завтра Макакус будет читать за кормилицу. Я за Ромео. Александра за Джульетту, а Элен-Кристина за сеньора Монтекки. Послезавтра мы снова будем репетировать в секретном составе. Послепослезавтра…
Элен-Кристина: Давай остановимся на ближайших двух днях, иначе  у нас в голове все перепутается.

Сигмунд. Хорошо. Надеюсь, каждый из вас уже ознакомился с пьесой. Теперь каждому следует сказать то, что пришло ему в голову в связи с его персонажем.   Начнем с тебя Муна. Что ты думаешь о своем персонаже - Меркуцио?

Муна: Ну… он прикольный такой. Нравится всем девчонкам. Сильный.

Сигмунд. Маркус, а что ты скажешь о Ромео?

Маркус. Ну не знаю. По-моему он какой-то псих. Пришел на бал без приглашения. Набросился на первую попавшуюся девчонку.

Элен-Кристина. Не набросился, а влюбился.
Маркус. Ну, влюбился. Зачем-то стал говорить, что он пилигрим.
Сигмунд. Пилигрим – это метафора.
Маркус. Что?
Эллен Кристина: - А мы не можем начать репетицию прямо сейчас? Чего говорить без толку?
Маркус:  Мы никуда не спешим – у нас пока предварительный разговор…
Сигмунд: Да нет, это даже интересно… Давайте разберем сцену маскарада в доме Капулетти, когда Ромео и Джульетта встречаются впервые. Это на 14 странице. Нашли. Пожалуйста читайте.

Маркус:  Когда рукою недостойной грубо
Сигмунд: Чего ты там шепчешь?
Маркус: У меня папа спит. Не хочу его будить.
Сигмунд: Но хотя бы чуть-чуть громче.
Маркус: Ладно.

Когда рукою недостойной грубо
Я осквернил святой алтарь - ПРОСТИ ...

Что значит - осквернил?

Сигмун:  То, что он теперь уже не святой. Продолжай.

Маркус:

Как два смиренных пилигрима, губы
Лобзаньем смогут след греха смести ...

Мне ее сразу целовать?

Элен Кристина:  Можешь и сразу.

Сигмунд:  Нет. Читайте  дальше.

Элен Кристина:   Хорошо.


Любезный пилигрим ты строг чрезмерно
К своей руке: лишь благочестье в ней.
Есть руки у святых: их может верно,
Коснуться пилигрим рукой своей.

    Теперь можешь поцеловать меня Маркус.

Сигмунд: Нет. Читай дальше.

Маркус: Даны ль уста святым и пилигримам?

Эллен Кристина: Да,- для молитвы, добрый пилигрим

Маркус: -                  О, если так, то, милая святая,-
Позволь губам молиться, подражая
Моей руке; даруй ей благодать,
Чтоб веры мне своей не потерять ...

Даруй благодать - это как?

Эллен Кристина:  Поцелуем, конечно.

                Не двигаясь, святые внемлют нам.

Маркус:           
Недвижно дай ответ моим мольбам.-

Здесь написано, что я ее целую.
Эллен Кристина:  Вот именно.
Маркус:  Я что, сейчас ее должен целовать?
Сигмунд: Необязательно, у нас только читка.
Эллен Кристина: Может, стоит все-таки как следует репетировать?
Муна:  Пожалуй так будет лучше.
Сигмунд:  О'кей.   Поцелуй ее.
Маркус:  Не хочу.
Муна:  Не будь трусом, - это  же только Эллен Кристина.
Эллен Кристина:   Да, - это же только  я.
Сигмунд:  Ну, давай.  Надо же с кого-то начать!
Маркус:  Ну да.
Марку робко пытается поцеловать Элен-Кристину в щеку но та поворачивается и подставляет губы. Маркус тут же отодвигается.

                Твои уста с моих весь грех снимают.

Сигмунд:  Еще раз.
Маркус: Нет!
Сигмунд: Да. Тот твой чмок и поцелуем-то не был.
Эллен Кристина: Я старалась, как могла, -  но он увернулся!        
Сигмунд: Целуй ее!
Маркус:  Зачем это?!
Сигмунд: Потому что я так сказал. Я – режиссер.
Маркус:  Но целуюсь-то я.
Эллен Кристина: Я тебе помогу.

Маркус еще сообразить не успел, что произошло, а она уже ухватила его голову и притянула к себе.

Маркус: - Бррр.
Сигмунд:  Хорошо, Эллен Кристина, - а ты должен вложить в поцелуй все чувства, Макакус.
Сигмунд: - Еще раз.
Монс:  Чем это вы тут занимаетесь?
Маркус: Я же просил,  тише!
Сигмунд:  Репетируем.
Монс: И что вы репетируете, позвольте узнать?
Элен Кристина: Поцелуи, господин Симонсен.
Монс :  Вот как?  И как, получается?
Муна: У Эллен Кристины очень хорошо. А вот  Маркусу надо больше тренироваться.
Сигмунд:  - Да.  Только практика превращает ученика в мастера.
Монс:  Пожалуй, ты прав.
Маркус:  Мы репетируем «Ромео и Джульетту».  Мы открыли свой театр.
Монс:  Как интересно.   А Ромео будешь ты, Маркус?
Маркус:  Нет.- Ромео будет Сигмунд. Я только репетирую.
Монс:  Понимаю.
Сигмунд:  Маркус тоже должен выучить роль.  Если я заболею, то играть будет он.
Монс:  Хитро придумано. Никогда ведь не знаешь наверняка .
Сигмунд:   Да, господин Симонсен. Наверняка никогда не знаешь.
Монс: Я когда-то и сам участвовал в спектакле. Суфлировал.
Сигмунд:  - Отлично,  может, вы и нам поможете?
Монс: Это было бы интересно. Тем более чаще всего по вечерам я сижу дома.



СЦЕНА 12

Маркус один в спортивном зале репетирует роль Ромео

Маркус: 

           Над шрамами смеются только те,
                      Кто сам ни разу не изведал раны.
                      (В окне появляется Джульетта.)
                      Но тсс! Что за сиянье там в окне?
                      Это восход, и солнце в нем - Джульетта.
                      А вот склонилась на руку щекою.
                      О, быть бы мне перчаткою, щеки
                      Коснуться...

 Входит Александра. Маркус поспешно перевоплощается в Кормилицу.

Ох, косточки болят, ну и прогулка!
Концы не шутка – ноги отходила.



Александра:

Свои бы кости за благую весть
Готова в жертву я была б принесть.

Привет, Маркус. Репетируешь?

Маркус:  Привет.  Ага. Репетирую.  Ты в спортивном костюме?
Александра: Да.
Маркус: Ну да, конечно.
Александра: Да, мы же будем тренироваться?
Маркус:  Ну да, конечно ...  Погода чудесная.
Александра:  Вовсе нет. Идет дождь.
Маркус:  Это точно ... А в Париже много художников?   А природа ?
Александра:  Париж - это город.
Маркус: Там, наверно, погода хорошая.
Александра:  Погода?
Маркус:  Да, погода. В Париже. Мне кажется там должна быть изумительная погода. А здесь вот…  нет. Где-то же должна быть погода получше.

Александра:  Ты всегда такой, Маркус?
Маркус:  Можешь называть меня Макакусом.
Александра: Это очень по-детски.
Маркус:  Да, но меня все так зовут.
Александра:  Лучше я продолжу звать тебя Маркусом. Если ты не против. У меня новая сумка, видишь?
Маркус: Ну вот, они идут.

входят все остальные участники спектакля

Трим Томас: Я согласен играть брата Джульетты, только если меня будут называть Томми.
Турид:  Брата Джульетты не могут звать Томми.
Трим Томас:  Тогда я иду домой, - а тебе надо меня провожать.
Сигмунд:  Ладно, будешь Томми.
Трим Томас:  - И еще я хочу, чтобы у меня был тигр.
Сигмунд:  Нет, тигра у тебя не будет, но ты будешь читать пролог. Я решил, что его произнесет брат Джульетты.- Это послужит прекрасным началом спектакля.

Трим Томас:  А где пролог?

Сигмунд:  В тексте.  Можешь начать читать.

Трим Томас:  Я не умею.

Сигмунд: Тогда сейчас пролог прочитает Воге, а потом Турид попытается с тобой его выучить. Пожалуйста, Воге.  Не нужно вставать, - у нас только читка.

Воге:   В двух семьях, равных знатностью и славой, В Вероне пышной ...

Трим Томас: А он учитель?

Турид :  Да.

Трим Томас:  Тогда я не хочу идти в школу.
   
Пластический этюд на тему читки:

Сигмунд, бешено жестикулируя, показывает каждому его образ. Укрощает слишком порывистого Воге. Турид постоянно бегает за Тримом Томасом, который, видимо, собрался играть все роли и повторяет все показы Сигмунда. Александра сразу же пытается  что-то попробовать. Маркус не сводит с нее глаз.


СЦЕНА 13

Читка закончилась, в зале остались только члены четырехлистника.

Сигмунд: - Вы заметили, что Александра читала роль Джульетты совсем не напрягаясь?

Эллен Кристина:  Да, у нее уже есть опыт выступлений.

Муна:  А ты заметил, как, не напрягаясь, я читала Меркуцио?  А я никогда раньше не была на сцене.

Эллен Кристина: Мне кажется, что роль синьоры Капулетти мне удается больше, чем роль синьора Монтекки.

Маркус: А вот я буду чудовищной Кормилицей.

Муна:  Ничего страшного.  Ты же будешь играть Ромео.

Маркус.  Вот видишь, - Муна тоже считает, что у меня не получилось.

Муна:  Вовсе я так не думаю.  По-моему, было смешно.

Эллен Кристина:  Мы все так думаем.

Маркус:  Да, особенно Александра.  Когда я сказал: «Устала я, дай мне передохнуть. Ох, косточки болят! Ну и прогулка!»- она засмеялась.
Сигмунд:  - Она не будет смеяться, когда увидит тебя в роли Ромео. Только обрати внимание, как его играю я.

Муна:  Мы все обратим на это внимание.  Ты идешь?

Сигмунд:  Да. Мы еще не доделали математику.

Сигмунд и Муна уходят

Маркус:  По-моему, у тебя отлично получится синьор Монтекки.

Эллен Кристина:  Ты так считаешь?

Маркус:  Да, ты уже ходишь, как он.
Эллен Кристина:  Знаешь, Макакус, на самом деле очень жалко, что мы не влюблены друг в друга.
Маркус: Да, было бы классно.
Эллен Кристина:  Может, поэтому мы не вместе.
Маркус:  Ага, правда, быть влюбленными не так уж и здорово.
Эллен Кристина: Но мы всегда будем друзьями, правда?
Маркус:  Да, до самой смерти.
Эллен Кристина: Пока, мой друг.
Маркус:  Пока и тебе, друг мой.
 Ох, косточки болят! Ну и прогулка! -



СЦЕНА 14

Спортивный зал. Репетиция.

Сигмунд:  У нас есть всего 15 минут до прихода Александры, поэтому нужно поторапливаться. Макакус.


Элен-Кристина(Джульетта):     Зовись иначе как-нибудь, Ромео,
                                 И всю меня бери тогда взамен!

                                  

Маркус(Ромео):                 О, по рукам! Теперь я твой избранник!
                             Я новое крещение приму,
                             Чтоб только называться по-другому.




                                 Джульетта

                     Кто это проникает в темноте
                     В мои мечты заветные?

                                   Ромео

                                           Не смею
                     Назвать себя по имени. Оно
                     Благодаря тебе мне ненавистно.
                     Когда б оно попалось мне в письме,
                     Я б разорвал бумагу с ним на клочья.

                                 Джульетта

                     Десятка слов не сказано у нас,
                     А как уже знаком мне этот голос!
                     Ты не Ромео? Не Монтекки ты?

                                   Ромео

                     Ни тот, ни этот: имена запретны.

                                 Джульетта

                     Как ты сюда пробрался? Для чего?
                     Ограда высока и неприступна.
                     Тебе здесь неминуемая смерть,
                     Когда б тебя нашли мои родные.

                                   Ромео

                     Меня перенесла сюда любовь,
                     Ее не останавливают стены.
                     В нужде она решается на все,
                     И потому - что мне твои родные!



Сигмунд: Стоп. когда ты рассказываешь Эллен Кристине, что перелетел через стену на крыльях любви, ты должен сказать это как влюбленный, а не как старый приятель. Больше чувств. Еще раз.

Маркус:  Ладно.

          Меня перенесла сюда любовь,
                     Ее не останавливают стены.
                     В нужде она решается на все,
                     И потому - что мне твои родные!


Сигмунд:  Нет! Ты играешь Ромео, как• Кормилицу!

Маркус: Я так его чувствую.

Сигмунд: Ты уже совсем запутался и не понимаешь, кого ты играешь! По пробуем еще раз.

        Джульетта

                     Как ты сюда пробрался? Для чего?
                     Ограда высока и неприступна.
                     Тебе здесь неминуемая смерть,
                     Когда б тебя нашли мои родные.

                                   Ромео

                     Меня перенесла сюда любовь,
                     Ее не останавливают стены.
                     В нужде она решается на все,
                     И потому - что мне твои родные!

Сигмунд: Ты говоришь так как будто уже 30 лет с Джульеттой прожил. А ты ее впервые увидел пол часа назад. Ты влюблен! В тебе все закипает. Сейчас на карту поставлена вся твоя жизнь. Понимаешь меня? Поехали. Будем пробовать пока у тебя не получится, так как нужно.

Маркус: Кажется, я понял.

        Джульетта

                     Как ты сюда пробрался? Для чего?
                     Ограда высока и неприступна.
                     Тебе здесь неминуемая смерть,
                     Когда б тебя нашли мои родные.

                                   Маркус. (Сжимая кулаки, раздувая ноздри)

                     Меня перенесла сюда любовь,
                     Ее не останавливают стены.
                     В нужде она решается на все,
                     И потому - что мне твои родные!

Сигмунд: Вот! Понимаешь теперь! Отлично! Отлично! (Входит Александра) Отлично! Ты отлично понял как должна вести себя Кормилица в сцене, когда сообщает Джульетте о том что Ромео убил Тибальта.  Привет Александра. Не возражаешь, если мы сходу попробуем эту сцену с тобой?

Александра: Конечно.

Маркус: Не вопрос. (глубоко дыша и раздувая ноздри подходит к Александре)


        Кормилица (Маркус)

                     В мужчинах нет ни в ком
                     Ни совести, ни чести. Все притворство,
                     Пустое обольщенье и обман.
                     Глоток наливки! Эти огорченья
                     Меня, старуху, скоро вгонят в гроб.
                     Позор Ромео твоему!

                                 Джульетта

                                          Опомнись!
                     Ромео для позора не рожден,
                     Позор стыдится лба его коснуться.
                     На этом незапятнанном лице
                     Могла бы честь короноваться. Низость,
                     Что я осмелилась его бранить.

                                 Кормилица

                     А что ж тебе хвалить убийцу брата?

                                 Джульетта

                     Супруга ль осуждать мне? Бедный муж,
                     Где доброе тебе услышать слово,
                     Когда его не скажет и жена…

Александра: Разве Кормилица должна ревновать к Ромео, Сигмунд?
Сигмунд: Нет, не должна.  Такое ощущение, что ты хочешь ее сожрать!
Маркус:  Я так чувствую.
Александра: А мне страшно!
Трим Томас: Страшно когда тигр рычит Р-р-р..

СЦЕНА 15

(Маркус репетирует Ромео один)

Встань, солнце ясное, убей луну –
Завистницу: она и без того
Совсем больна, бледна от огорченья,
Что, ей служа, ты все ж ее прекрасней.
Не будь служанкою луны ревнивой!
Цвет девственных одежд зелено-бледный
Одни шуты лишь носят: брось его.
О, вот моя любовь, моя царица!
Ах, знай она, что это так!
Она заговорила? Нет. Молчит.
Взор говорит. Я на него отвечу!

входит Сигмунд

Маркус: Привет, Сигмунд.
Сигмунд: Привет.
Маркус: Я сегодня репетирую Ромео или Кормилицу?
Сигмунд: Не помню.
Маркус: А Александра придет?
Сигмунд: Не помню. Сколько сейчас времени?
Маркус: Пятнадцать минут седьмого.
Сигнмунд: Репетиция должна была начаться пятнадцать минут назад. Я специально пришел позже, чтобы все были в сборе.

Маркус: Я в сборе. Только я не совсем понимаю, кто я.

Входят Александра и Монс

Александра: Привет.
Сигмунд и Маркус: Привет.
Монс: Мы немного задержались, но ведь все равно еще не все пришли?
Маркус: (Сигмунду)  Ты устал?
Сигмунд: Я так больше не могу! Трим Томас хочет выходить на сцену только в сопровождение своего полосатого друга… Турид до сих пор не может выучить свои реплики. Элен Кристина не успевает делать уроки и из-за этого опаздывает на  репетиции! Декорации не готовы!

Входит Муна и Элен-Кристина

Муна: Привет.

Сигмунд: Послушайте меня все. Если мы так будем относиться к дисциплине, у нас никогда ничего не выйдет. Сцена не прощает неуважения к себе.

Муна: Мы опоздали потому что тащили костюмы.  Обошли блошиные рынки, одолжили карнавальные костюмы у знакомых, и даже вытащили с чердаков старую одежду. Вот смотрите.

Александра: Я тоже принесла платье в котором хочу играть! Так давайте все переоденемся.

Все участники спектакля одевают свои костюмы. Каждый преображается. В спортивном зале воцаряется торжественная атмосфера.

Сигмунд:  Люди,  по-моему, у нас получится отличное представление.

Турид:  Я все-таки купила игрушечного тигра Триму Томасу.  Надеюсь, ничего страшного?

Сигмунд: Конечно.   Это только придаст классической трагедии современный оттенок

Элен Кристина:  Мы решили, что ты можешь играть в костюме Молчаливого Рыцаря.  Только без шлема

Муна:  Или в шлеме.  Его нам дала твоя мама.

Сигмунд: Вы позаботились обо всем.
Муна:  Не обязательно только делать вид.

Сигмунд:  (переодетому Маркусу)- Очень интересная получается у нас Кормилица. О'кей, давайте сейчас прогоним всю пьесу.

Трим Томас (с тигром)

       Две равно уважаемых семьи
                    В Вероне, где встречают нас событья,
                    Ведут междоусобные бои
                    И не хотят унять кровопролитья.

                    Друг друга любят дети главарей,
                    Но им судьба подстраивает козни,
                    И гибель их у гробовых дверей
                    Кладет конец непримиримой розни.

                    Их жизнь, любовь и смерть и, сверх того,
                    Мир их родителей на их могиле
                    На два часа составят существо
                    Разыгрываемой пред вами были.

 Постепенно слова Трим Томаса заглушаются музыкой. Действие переходит в пластический этюд по содержанию Ромео и Джульетты. В тоже время вы видим всю закулисную сторону спектакля. Видим как Маркус тренируется ходить как кормилица. Как этой же походкой выходит на сцену навстречу Джульетте.

Александра: -           Ну, дорогая, милая! .. О Боже!
            Что ты глядишь так строго?
            Все равно, Коль весть плоха, скажи ее с улыбкой;
            Коль хороша, то музыки отрадной
            Не порти мне, играя с мрачным видом.

Монс (суфлирует)- устала я ... - Дай мне передохнуть,- Ну и прогулка. - - устала я, дай мне передохнуть.  Ох, косточки болят! Ну и прогулка! -

Маркус: (неожиданно разгибается и неотрывно глядя на Александру)

 
Встань, солнце ясное, убей луну –
Завистницу: она и без того
Совсем больна, бледна от огорченья,
Что, ей служа, ты все ж ее прекрасней.
Не будь служанкою луны ревнивой!
Цвет девственных одежд зелено-бледный
Одни шуты лишь носят: брось его.
О, вот моя любовь, моя царица!
Ах, знай она, что это так!
Она заговорила? Нет. Молчит.
Взор говорит. Я на него отвечу!
Я слишком дерзок: эта речь не мне.
Вот подперла рукой прекрасной щеку.
О, если бы я был ее перчаткой,
Чтобы коснуться мне ее щеки!

 Сигмунд:  Спасибо, здесь мы и остановимся.

 Монс: Не совсем то. Ты должен был произнести:

Устала я, дай  мне передохнуть.
Ох, косточки болят! Ну и прогулка.
       
Маркус: Я забылся. (убегает из зала)


СЦЕНА 13

Эллен Кристина:  Макакус?
Маркус: Да.
Эллен Кристина:  Ты куда пропал? Зачем?
Маркус: А ты как думаешь?
Эллен Кристина: Ты выглядел потрясающе!
Маркус: Ладно, пока.
Эллен Кристина: Постой.
Маркус: Что еще?
Эллен Кристина: Все только о тебе и говорят!
Маркус: Охотно верю.
Эллен Кристина:  Ты был лучше Леонардо ДиКаприо.
Маркус: Издеваешься?
Эллен Кристина:  Александра сказала, что в жизни своей не видела, чтобы кто-то так вошел в образ Ромео!

Маркус:  Особенно когда его изображает Кормилица.

Эллен Кристина: Она была словно загипнотизированная.  Зря ты ушел! Макакус! Ты здесь?

Маркус: По-моему, пока да.
Эллен Кристина:  Мы должны были остановить репетицию.
Маркус: Понимаю.
Эллен Кристина: Сигмунд повредил ногу.
Маркус: Что?
Эллен Кристина:  Когда ты выбежал, он вышел на край сцены и в недоумении остановился. Потом спрыгнул вниз и вывихнул ногу.

Маркус: Ничего смешного!
Эллен Кристина:  Смешно, потому что теперь придется вводить другого Ромео, так?
Маркус:  Кого? Н-нет, только не это!
Эллен Кристина: - Да! План сработал! Теперь все хотят,  чтобы ты играл эту роль. Сигмунд       говорит, ты натолкнул его на эту мысль.

Маркус: Ни на что я его не наталкивал. Просто так получилось.
Эллен Кристина: Ничего не получается просто так!
Маркус:  Я ж не специально.
Сигмунд:  Таких случайностей не бывает.
Маркус:  А я думал, ты вывихнул ногу.
Сигмунд:  Нам надо обсудить, кто теперь будет играть Кормилицу.
Маркус: - Никто не будет играть Кормилицу. Я отказываюсь!
Сигмунд: От чего?
Маркус: Играть Ромео.
Сигмунд: Ты с дуба рухнул?! Макакус, ты будешь великолепен!
Маркус: Я упаду в обморок
Сигмунд: Нет, в обморок будут падать девчонки.
Маркус: Нет, не будут. Мы все отменяем.
Сигмунд: Ты это о чем? Мы все как проклятые на тебя работали. Эллен Кристина стала хуже учиться, у меня чуть ли не переутомление наступило, Муна начала ревновать мнея к Александре и вот-вот пошлет меня куда подальше, а ты ... Нет, ты не сможешь отвертеться. Ты сам заварил эту кашу.

Маркус: - Нет, это ты ее заварил.
Сигмунд:  Это же ты влюбился!
Маркус:  Тогда ... простите.
Сигмунд:  Так не годится. Мы всем жертвовали  ради тебя, а ты ... Если ты сейчас нас предашь, можешь про нас забыть.

Маркус: - Но Сигмунд ...

Сигмунд: - Все очень хотят увидеть тебя в роли Ромео. Мы взяли с собой костюм. Меряй!
Маркус:  Думаю, он мне не подойдет
.
Маркус примеряет костюм Ромео – костюм оказывается Маркусу как раз.

Сигмунд: Как раз.
Муна:  - Какой ты милый.
Эллен Кристина:  Ужасно милый, Прорепетируем поцелуи?
Маркус:  А можно мне еще и шлем?
Сигмунд: - Так ... Значит, Кормилица...   С ней у нас проблема.
Маркус:  А, черт! У нас нет Кормилицы! Значит, все равно придется отменять!
Сигмунд:  У меня есть идея!


СЦЕНА 16

На следующий день. Репетиция .


Монс: - Так вы ... вы хотите, чтобы я ...

Сигмунд: - Да.  Я признаю, что это не лучшее решение, но это ... единственный выход из сложившейся ситуации.

Монс:  Я не хочу! И платье мне мало.
Муна:  - Мне мама свое одолжила. Пожалуйста, Монс! Вы будете выглядеть очаровательно!
Монс : - Я не хочу.
Эллен Кристина: - Ну ради нас!
Монс: - Я не думаю ...
Сигмунд: И ради вашего сына.
Маркус :  Совсем не обязательно, пап.
Монс:  Да, да.  Я могу, конечно, примерить костюм.
Сигмунд:  - Совсем другое дело, господин Симонсен.
Монс:  При условии, что ты прекратишь называть меня господином Симонсеном.
Сигмунд: Для меня будет большой честью говорить вам - Монс.
Монс: - Боже мой. (уходит переодеваться)
Сигмунд: Засмеетесь – он откажется.
(Возвращается Монс возвращается в костюме Кормилицы)
Эллен Кристина:  Вы великолепны, Монс.
Муна: Прямо созданы для роли. - Мамино платье как раз вам под… Кхе, кхе ... Извините, я на секунду. У меня что-то в горле першит ...

Сигмунд:- Интересно. Пожилая, немного усталая Кормилица.
Монс: (Маркусу)  А ты как думаешь? Ничего?
Маркус:  - Да, папа. Ты очень даже ничего.
Сигмунд: - Скажите какую-нибудь вашу реплику.
Монс:   Устала я, дай мне передохнуть. Ох, косточки болят! Ну и прогулка!
Сигмунд:  Разве может быть лучше?!

Все не выдерживают и начинают дико хохотать. Появляется Сара.

Монс:  Прошу прощения.  Но так не годится.
Сара:  Поверьте, вам не следует отказыватья от этой роли. Вы так хорошо для нее подходите.
Александра:  Познакомьтесь – это моя мама. В школе она тоже играла Джульетту.
Монс: Э…
Сара:  Меня зовут Сара Монсен.
Монс: - Что вы говорите?! Вообще-то меня тоже зовут Монсен. То есть этот ... Монс.
Сара: Я - мама Александры.
Монс:  А я - папа Маркуса.
Сара:  Я уже поняла.
Монс:  Ой ....
Воге: - Дорогие друзья. Думаю, нам надо заканчивать. Времени больше десяти, а у восьмого ~Б»- завтра экзамен по английскому.

Сигмунд:  - О'кей, народ! Всем спасибо! Идите домой, отдыхайте. Все хорошо. Похоже, у нас все же получится неплохой спектакль.

(все уходят кроме Сигмунда и Маркуса)

Маркус: Ты идешь?

Сигмунд: Нет, посижу еще.

Маркус: Я сегодня ничего не почувствовал. Когда я был кормилицей, все было по-другому.  Да?

Сигмунд: Да. Александра целует тебя, а ты стоишь, как колода. Макакус, тебе нужно сконцентрироваться . Завтра - генеральная репетиция.

Маркус: У меня не получится.

Сигмунд:  Образ внутри тебя, Макакус.  Теперь надо выпустить его наружу. Хватит напрягаться. Расслабься. Получи удовольствие от роли.



СЦЕНА 17

Дома у Маркуса

Монс: Это ты, Маркус?
Маркус: Да. Отдыхаешь?
Монс: Нет, просто читаю.
Маркус: Что?
Монс: Страдания юного Bepтepa.
Маркус:  Я же сдал эту книжку в библиотеку.
Монс: А я опять взял.
Маркус: По-твоему, эта книжка настолько хороша?!
Монс: - Ты только послушай, Маркус!
«Ах, этот образ, он преследует меня! Во сне и наяву теснится он в мою душу! Едва я сомкну веки, как тут, вот тут, под черепом, где сосредоточено внутреннее зрение, встают передо мной ее черные глаза. Как бы это объяснитъ тебе? Только я закрою глаза – они уже тут!»

Маркус: Я понимаю, о чем ты. (уходит)

Маркус заходит в свою комнату и готовится ко сну.

Маркус: Расслабиться. Получить удовольствие от роли. Во сне и наяву теснится ее образ в мою душу. Во сне и наяву. Во сне. Вот оно. Во сне, во сне, во сне! Вот где я был тогда в костюме Кормилицы. Я играл Ромео во сне! Я забылся. Возможно. Это - единственное, что я умею! Надо сделать вид, что все - сон. Вся пьеса - только сон. Мой сон. Мой сон об Александре. Вот что имел в виду Сигмунд, когда велел расслабиться. Во сне расслабляешься.

Маркус ложится, закрывает глаза и шепчет:

- Я перенесся на крылах любви.

(следующая сцена генерального прогона «Ромео и Джульетты» начинается будто бы из сна Маркуса и потом уже переходит в реальность)


СЦЕНА 18

Генеральный прогон.

Маркус выходит на сцену навстречу ему медленно, будто во сне идет Александра.


Маркус

 Она затмила факелов лучи!
Сияет красота ее в ночи,
Как в ухе мавра жемчуг несравненный.
Редчайший дар, для мира слишком ценный?
Как белый голубь в стае воронья -
Среди подруг красавица моя.
Как кончат танец, улучу мгновенье
Коснусь ее руки в благоговенье.
и я любил? Нет, отрекайся, взор:
Я красоты не видел до сих пор!

Публика аплодирует

- Когда рукою недостойной грубо
Я осквернил святой алтарь - прости.
 Как два смиренных пилигрима, губы
Лобзаньем смогут след греха смести.

Маркус решительно обнимает Александру и без всякого смущения целует ее.
 
Александра (хрипя)  Но, Но, ..
Монс (суфлирует)  Но, пилигрим!
Александра: Я потеряла ...
Монс (суфлирует)  Но, пилигрим!
Александра: - ... голос!
Сара. Она сорвала голос. Так. Александра, не говори ни слова.
Сигмунд. И сколько она должна будет молчать?
Сара. Как минимум неделю – со связками не шутят.
Сигмунд. Но вы же – актриса. Вы должны знать, как это лечится.
Сара. Лучшее средство пол бутылки коньяка, но я не хочу спаивать дочь.
Сигмунд: Я не знаю, что делать! Все билеты распроданы. У меня уже брали интервью для местной газеты! А теперь мы должны отменять спектакль.

Муна:  Не грусти, Сигмунд, ты сделал все, что мог.
Александра:  Мама.
Сара:  По-моему, она имеет в виду, что я могу сыграть Джульетту.
Сигмунд: Вы правда можете?!
Сара: Если это спасет спектакль, могу попробовать. Я когда-то играла эту роль, но не уверена что помню весь текст. Может быть, Монс мне поможет?

Монс: К вашим услам.

Сара:  Услам?

Монс:  - Услугам.


СЦЕНА 19

Маркус дома, в своей комнате.

Маркус: Сон стал явью. Поцелуй был поцелуем. И он в каком-то смысле оказался настоящим поцелуем. Когда она поправится, я смогу опять ее поцеловать. Без проблем. И это, наверное, будет замечательно. Время идет. Сегодня я стал еще на один день старше. «Кто сомневается в том, что мы пришли в этот мир, чтобы любить?  Так сказал Блез Паскаль. И все равно существует не только любовь. Есть еще и другие вещи: еда, книги, хорошие фильмы и дружба! Дружба с Сигмундом, например и с Эллен Кристиной. Я же пришел в этот мир не только любить Александру?! Но еще и дружить с Эллен Кристиной.

В комнату заглядывает Монс

Монс:  Ага, ты еще не спишь? Да, должен сказaть, Сара - потрясающая актриса. Она будет великолепна. Представляешь, она помнит почти весь текст. Мне совсем не надо было подсказывать. Я должен был только смотреть на нее, чтобы ей было для кого играть. Когда закончили, мы выпили по бокалу вина. Ты знал, что она собирается открывать театр? Я записался. Я уже почувствовал вкус к театру, судя по всему, будет хорошо переключить внимание после работы, как ты думаешь? Она хочет ставить «Гамлета». Она будет играть Королеву и говорит, что у нее уже есть для меня роль. Что скажешь,  Маркус?
Маркус: Отлично, и кого же ты будешь играть?
Монс: Тень отца Гамлета. Это очень важная роль. Думаю, будет забавно.
Маркус: Еще бы, пап. Но сначала ты сыграешь кормилицу.
Монс: Пойду-ка я спать.


СЦЕНА 20

Все готово к спектаклю. Занавес закрыт. На сцену выходит Сигмунд. Звучат аплодисменты.

Сигмунд:  Дамы и господа. Господин директор, И Ваше Королевское Величество.  Для нас большая честь и радость, представить на ваш суд постановку величайшей классической трагедии Вильяма Шекспира «Ромео и Джульетта» Надеемся, вы проведете с нами пару по-настоящему увлекательных часов. Приятного просмотра.

Свет в зале гаснет. На сцену выходит Трим Томас


Трим Томас:  Привет, мама! Я молодец?

Воге (шепчет из-за кулис Триму Томасу): Будешь нести отсебятину – пристрелю твоего тигра.

Трим Томас(обращаясь за кулисы) Я не пойду без тигра.

Из за кулис вылетает тигр. Трим Томас нежно берет его.

Трим Томас: Вот он мой маленький… Вот он мой любимый… Учитель его стащил. Он слизняк.

Две равно уважаемых семьи в Вероне, где встречают нас событья
Ведут междоусобные бои и не хотят унять кровопролитья.

 Голос Трима Томаса постепенно заглушается музыкой. Затемнение.


СЦЕНА 21

(Все занятые в спектакле заходят за кулисы. Там взволнованный Сигмунд)

Муна. Ты что не смотрел?
Сигмунд. Урывками. Я очень за вас волнуюсь.
Воге. Начало прошло отлично. Пойду перекинусь парой слов с директором.
Элен-Кристина. На сценах Кормилицы все смеялись. Вы научились так смешно падать.
Монс. Спасибо.
Маркус. По-моему смеялись не только на сценах Кормилицы.
Сара. Школьники – самый неблагодарный зритель. У нас любовная сцена, а они ржут, как лошади!
Возвращается смертельно  бледный Воге
Воге. Директор в ярости. Он сказал, что наш спектакль – сплошное извращение.

Муна. Но почему?

Воге. Он сказал, что неприкрытая влюбленность между женщиной старше сорока и мальчиком четыр­надцати лет придает постановке сомнитель­ный подтекст.
Сара: Какая бестактность! Для меня это как возвращение в мое прошлое когда я совсем еще юная, трепетная играла в театральной студии…

Воге: Нет, в отдельности каждый из вас смотрится довольно убедительно… Но вместе… Нас могут обвинить в совращении малолетних!

Александра (хрипя) Я могу попытаться доиграть пьесу.

Сара: Тебе нельзя этого делать - ты можешь навсегда остаться без голоса.
 
Сигмунд: Мы можем прервать спектакль, если вам кажется, что это как-то поправит ситуацию.

Воге: Отменять нельзя – будет скандал. Журналист из местной газеты строчит как пулемет. Так или иначе ... Так или иначе,  мы должны сохранять хорошую мину и при плохой игре.

Сигмунд:  Дорогие друзья, ответственность лежит на мне.  Прежде чем вы начнете, я должен разъяснить публике, почему все так получилось.

Маркус:  По-моему, не стоит продолжать.

Сигмунд.  Вы не будете играть.  Вы будете лишь декламировать.

Муна:  Тогда станет совсем плохо.

Сигмунд: Да.  Вы должны играть как можно хуже. Только читайте текст, стойте прямо перед залом. Не смотрите друг на друга. Не трогайте друг друга. Не ... целуйтесь друг с другом.

Маркус: Я понял твою мысль.
Сара: Обидно.
Воге (снимая плащ)  Это чтобы мне не увлечься.
Эллен Кристина: Я могу сыграть Джульетту.
Сигмунд:  Что ты сказала?
Эллен Кристина: Я же репетировала вместе с Маркусом! 
Александра: Правда?
Муна: Она только помогала ему с текстом.
Эллен Кристина: И научила его целоваться.
Маркус:  Ой.
Сигмунд:  Возможно, возможно ... Сделаем?
Маркус: Не пойдет. Потому что если Эллен Кристина будет играть Джульетту, кто же будет играть Монтекки, синьору Капулетти и Тибальта?
Сигмунд: - Пойдет, у нас есть человек!
Воге: Нет. Мне хватает и  Лоренцо.
Сигмунд:  Я имел в виду не вас. Я имел ввиду себя.
Турид:  Но ты же повредил ногу!
Сигмунд: Мне теперь намного лучше. (Саре) Вы не могли бы нам суфлировать?
Сара:  С удовольствием.
Сигмунд выходит из-за кулис на сцену.

Сигмунд:- Уважаемые зрители, мы должны вам кое-что объяснить.  Мы сделали пару рокировок.  Из-за болезни актрисы Джульетту любезно согласилась сыграть Сара Монсен.  Это было крайней мерой. И она в любом случае не должна была играть во втором действии. В течение четырех следующих действий Джульетту сыграет Эллен Кристина Холм, а Монтекки, синьору Капулетти и Тибальта будет играть Сигмунд Бастиансен Вик. Приятного вам просмотра.

Звучит музыка. Второе действие «Ромео и Джульетты» показывается в форме пластического этюда. Голос Маркуса звучит за кадром.

Маркус. В конце концов все встало на свои места. Папа постоянно спотыкался и падал, и этим поддерживал хорошее настроение у самых младших зрителей. И у меня с Элен-Кристиной, кажется все прошло хорошо, потому что когда мы играли наши сцены в зале стояла абсолютная тишина. Когда спектакль закончился нам долго аплодировали а потом поздравляли. А потом мы еще долго сидели за кулисами, потому что не хотелось никуда уходить. На следующий день начались летние каникулы.

Спектакль заканчивается.  Маркус и Элен-Кристина умирают в объятьях друг у друга. Аплодисменты.  Затемнение.


СЦЕНА 22

Собрание четырехлистника после спектакля.

Муна: Макакус, ты знаешь, что она переезжает?
Маркус:  Что?
Эллен Кристина:  Да. Она уезжает назад в Париж.
Маркус:  А-а, вы об Александре?
Муна: Да. Сара нашла там работу. Она хочет, чтобы Александра жила поближе к отцу.
Эллен Кристина: А ты о ком подумал?
Маркус:  Я подумал, ты переезжаешь.
Эллен Кристина:  Нет, я, наверно, здесь до конца жизни.
Сигмунд:  Не обещаЙ слишком много.
Эллен Кристина: По крайней мере до осени я останусь здесь.  Ты огорчен, Макакус?
Маркус:  Нет, я рад.
Эллен Кристина: Я про то, что она переезжает.
Маркус: Не знаю. Я об этом еще не думал.
Сигмунд: Расслабься.  Предоставь это мне.
Эллен Кристина:  А мы осенью будем вместе, Макакус? - Я имею в виду «Четырехлистник» 
Маркус:  Да, мы будем вместе до конца жизни.  Во всяком случае почти.
Эллен Кристина:  Я очень рада.
Муна:  Я тоже, но нам пора идти.
Маркус: Не уходите.
Муна: Нам надо собираться, мы завтра уезжаем.
Маркус:  Я хотел сказать - возвращайтесь.
Эллен Кристина:  Мы всегда возвращаемся.
Сигмунд: А как насчет прощального поцелуя, синьора Монтекки
Муна: С превеликим удовольствием синьор Монтекки. Фу! Ты сладкий, как шоколадка.
Маркус  и Эллен Кристина неуверенно смотрят друг на друга. Спектакль закончился, и у них не осталось причин, чтобы целоваться.

Эллен Крстина: Хорошего тебе лета, Макакус.
Маркус: Спасибо.
Эллен Кристина:  Хочешь, я ...
Маркус:  Что?
Эллен Кристина:  Хочешь, я на прощанье научу тебя обниматься?
Маркус:  Хочу.
Девочки уходят.
Маркус: Как ты думаешь, они обернутся, чтобы помахать нам на прощание? –
Сигмунд:  Да,  могу поклясться.
Эллен Кристина:  Пока, Ромео!
Маркус:  Пока, Джульетта!

И ты уйдешь, меня не успокоив?
 - Пусть росток любви
В дыханьи теплом лета расцветает
Цветком прекрасным в миг, когда мы снова…
Увидимся…

Сигмунд: Ты снова влюбился в нее, Макакус?
Маркус: Я не знаю, что я.
Сигмунд: - Да ... Не знаешь, в этом-то и вся твоя проблема. я прав?
Маркус:  Нет, Сигмунд, это твоя проблема.

СЦЕНА 23

Дома у Маркуса.

Маркус: Пап
Монс: ... Да?
Маркус: Ты знаешь, что она переезжает?
Монс: Да, она звонила попрощаться.
Маркус: Александра?
Монс: Нет, Сара.
Маркус: Папа, папа ...
Монс: Да?
Маркус: Тебе грустно? Почему?
Монс: Потому что она уезжает.  Да, потому что теперь я, наверное, никогда не сыграю тень отца Гамлета. Ты обратил внимание на ее глаза?

Маркус: Нет.
Монс: Они разного цвета.
Маркус: У Александры тоже.
Монс: Я так и подумал.
Маркус: Папа ...
Монс: Да?
Маркус: А ты ... ты был? 
Монс: Что, Маркус?
Маркус: Нет, ничего.
Монс:  Возможно, был.  Но не уверен, что сейчас.
Маркус:  Вот и со мной то же самое. Ты опять читаешь «Вертера»?
Монс: Нет, я решил перечитать «Тарзана». Кстати, тебе письма пришли.
Маркус:  От кого?
Монс: Понятия :не имею, но их целых четырнадцать. Думаю, от девочек.
Маркус:  Почему это еще?
Монс: Потому что почти на каждом конверте нарисовано сердечко. Держи.
(Маркус читает первое письмо)
Монс:  Что там написано?
Маркус:  Ничего, пап. Тут одна просит мою фотографию.
Монс: Любовь - непростая штука, правда?
Маркус: Да, пап…Ну и прогулка ...
КОНЕЦ

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования