Общение

Сейчас 632 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • Гева

Наша кнопка

Если Вам понравился наш ресурс, Вы можете разместить нашу кнопку на своём сайте или в блоге.
html-код кнопки:

 


             

   


 

Уважаемые театралы! Наш сайт существует благодаря энтузиазму его создателей. В последнее время средств на оплату хостинга, даже с рекламой, стало не хватать. Поэтому просим всех неравнодушных посетителей воспользоваться формой поддержки, которая расположена ниже. Это помогло бы ресурсу выжить и избавиться от рекламы. На форме есть три способа платежа: с банковской карты, с баланса мобильного, из Яндекс-кошелька. Сумму перевода можно менять. СПАСИБО!

Апдейт: Друзья, благодаря вашей финансовой помощи удалось полностью очистить сайт от рекламы! Всем СПАСИБО! Надеемся, что ваша поддержка и впредь поможет содержать сайт в чистоте, не прибегая к вынужденному засорению его "жёлтым" мусором.

Сказка или история по мотивам произведений Г. Х. Андерсена

Действующие лица:
Старушка
Пастушка
Трубочист
Китаец
Козлоног
КАРТИНА ПЕРВАЯ
Темная пустая комната. Только возле окна еле различима маленькая сгорбленная фигурка. Слышно, как с улицы в комнату с завыванием пытается прорваться стужа.
С т а р у ш к а (считает удары часов). Десять, одиннадцать, двенадцать! Прощай! Не очень-то ты был радостный, старый год... Все, что было, ты забрал у меня. (Оглядывает пустую комнату.) Только и остался мой детский друг. Да, да, господин шкаф, это я о вас. Вы один свидетель всей моей жизни... (Чокается со шкафом воображаемым стаканом.) С Новым годом! Эх!.. (Разбивает воображаемый стакан.) "На счастье", - как говорил мой дед. А что у меня есть... (Роется в карманах.) Сейчас, сейчас... Вот. Конфетка. Нам всегда такие дедушка приносил - красненькие, желтенькие, зелененькие... А вы помните моего дедушку, господин шкаф? Славный был старичок. Это он вырезал все эти розочки, тюльпаны, все эти причудливые завитушки... А!.. Ваше сиятельство!.. Обер-унтер-генерал-сержант Козлоног! Вы по-прежнему охраняете свои несметные богатства. У, какая у вас гримаса! Ее никак не назовешь улыбкой... А в детстве нам казалось, что вы так уморительно скалите зубы. За это Ханс и прозвал вас так длинно и забавно. Вы помните моего братца Ханса? А, обер-унтер-генерал-сержант? Даже выговорить-то такое трудно. (Хохочет заразительно, как маленькая девочка.) А каково было вырезать такую фигурку! (Ощупывает резьбу.) Маленькие рожки на лбу, козлиные ноги и длинная борода - все на месте, а ведь прошло столько лет. Оглянуться не успеешь, как уж песенке конец!
Кутается в какие-то рваные тряпки. Дышит на руки.
Что-то не согреюсь никак. Ваше величество, Снежная королева, уж не загостились ли вы нынче в моей комнатенке? Эй! Эй! Слышите меня?!
Только ветер громыхнул ставнями.
Никто не хочет со мной разговаривать. А мне сегодня как-то особенно грустно. Господин шкаф, а давайте устроим новогодний бал? Этот танец я посвящаю вам, обер-унтер-генерал-сержант Козлоног!
Пляшет. Очень быстро устает. Задыхается и закашливается.
Без партнера танцевать, что за радость! Ах, как мы, бывало, отплясывали с моими сестрицами на всех праздниках. Только каблуки щелкали!..
Оглянуться не успеешь,
Как уж песенке конец.
Вы не хотите со мной говорить? Вы обиделись на меня, господин шкаф? Это за то, что злой оценщик так бесцеремонно вчера совал нос во все ваши потайные владения? Ну, право, давайте не будем ссориться. Ведь это наш последний вечер. Завтра мы расстанемся навсегда!.. (Плачет.) Ничего, ничего, не надо так расстраиваться, Ваше сиятельство, господин Козлоног. А хотите, я вам лучше сказку расскажу? Про кого желаете? Про Клумпе-Думпе, который хоть и свалился с лестницы, но все-таки прославился и добыл себе принцессу? Или про Иведе-Аведе? Сейчас, сейчас мы ее где-нибудь поищем. Настоящие сказки всегда приходят сами. Придут, постучат мне в лоб: "Вот я!"
Старушка роется в ящиках шкафа, вытряхивает оттуда всякое тряпье и барахло. Среди всего этого фарфоровые статуэтки.
Ой, что я нашла! Смотрите-ка! Ваше сиятельство, вы не забыли свою пастушку? Вы вечно глядели на нее. Она стояла на подзеркальном столике... Башмачки на ней были вызолоченные, платьице слегка приподнято и подколото алой розой... На голове красовалась золотая шляпа... А в руках пастуший посох... Ну, просто прелесть. А вот ее дружок, Трубочист! Личико у него было такое белое, а щеки розовые, как у барышни... Следовало бы ему быть почернее. Такой чистенький, миленький... Мастер, наверное, сначала хотел сделать из него принца. Китаец! Ты тоже здесь! Вечно ты кивал головой... А теперь, теперь все вы разбиты!..
Оглянуться не успеешь,
Как уж песенке конец.
Вдруг из шкафа каким-то чудесным образом старушке в руки падает кусок невесомой ткани.
Что это?! О, боже, фата! Фата! Моя фата, которую я ни разу в жизни не надела! Что ж, сегодня как раз подходящий случай. (Горестно усмехаясь, примеряет фату.) Вот она! Вот она - моя сказка!
Старушка подходит к зеркалу, а оттуда на нее смотрит Пастушка.
 
КАРТИНА ВТОРАЯ
Комната чудесным образом преображается. Фарфоровые фигурки оживают. Пастушка и Трубочист играют в пятнашки.
К и т а е ц. Прекратите! Прекратите сейчас же! Бесстыдница, ты забыла, что тебе наказывал твой дедушка?! Ты должна подчиняться только мне! Немедленно отойди от этого черного человека.
П а с т у ш к а (продолжая баловаться). Дедушка, ну, посмотри, он совсем не грязный. Он такой миленький и чистенький. Ну, просто фарфоровая статуэточка.
К и т а е ц (качает головой). Вздор!
П а с т у ш к а. Дедушка, ведь он же только изображает Трубочиста, а на самом деле он настоящий принц.
Трубочист страшно смущен, Пастушка хохочет.
К и т а е ц. Ничего не хочу слышать! Мне надоела твоя ветреность!
Из-за дверцы шкафа выглядывает Козлоног.
К о з л о н о г (недовольно). Господин Дзень-Пе!
К и т а е ц. Ой! Забыл. (Пастушке.) Ты выходишь замуж. Я нашел для тебя отличного мужа. Он вырезан из красного дерева! И он сделает тебя обер-унтер-генерал-комиссар-сержантшей. Прошу вас, ваша светлость!
Появляется Козлоног, манерно раскланиваясь.
К и т а е ц (шепчет). У него целый шкаф серебра.
П а с т у ш к а. Я не хочу в темный шкаф!
К и т а е ц. Я уже не говорю о том, что лежит в потайных ящичках.
К о з л о н о г. Позвольте представиться: обер-унтер-генерал-комиссар-сержант Козлоног.
П а с т у ш к а (нагло). А правду говорят, что у вас одиннадцать жен?
К о з л о н о г. Так точно, прекрасная моя пастушечка. Ты будешь двенадцатой.
П а с т у ш к а. Ни за что! Ни за что! Я не хочу в темный шкаф. Дедушка, миленький, сжалься! Мое сердце разобьется от горя!
К о з л о н о г. Ах, бедняжка, она еще слишком хрупка. Но ничего, я позабочусь о ней хорошенько. Ха-ха-ха.
К и т а е ц. Да, да! Вы совершенно правы...
П а с т у ш к а. Дедушка!
К и т а е ц. Пойдемте, ваше сиятельство, обсудим наши свадебные дела. (Пастушке.) А ты готовься! Мое слово закон - не будь я китайцем.
П а с т у ш к а. Дедушка! Дедушка!
Козлоног и Китаец уходят.
П а с т у ш к а. Ах, я ужасно несчастна. Сегодня ночью я наверняка не сомкну глаз. Что мне делать?! Что мне делать?! Ну, что ты молчишь?
Т р у б о ч и с т. Чем же мне утешить тебя? Я хочу только твоего счастья.
П а с т у ш к а. Я не хочу, я не хочу замуж за этого ужасного Козлонога. Он такой противный, старый. У него из ушей растут волосы. А я так еще молода и прелестна (Глядится в зеркало).
Т р у б о ч и с т (еле слышно). Ты самая прекрасная на свете.
П а с т у ш к а. Что? Что ты сказал? Я не слышала, повтори.
Т р у б о ч и с т. Да, я люблю тебя! Моя душа горит любовью. И эта любовь сильнее моей любви ко всему белому свету.
П а с т у ш к а. Ой! Как здорово! Ты любишь меня! Он меня любит! Он меня любит! А почему ты никогда не говорил мне об этом? А почему ты никогда не писал мне стихи?
Т р у б о ч и с т. Я писал... Я пишу... Я... написал... (Подает Пастушке листок.)
П а с т у ш к а (читает).
Веселым мальчиком в вечерний час,
Когда, ты помнишь, я бывал у вас,
Тебя я детской сказкой забавлял,
Что составляло весь мой капитал,
Ты удивлялась, милое дитя,
И целовала губы мне, шутя.
Ой, и правда, стихи! Это ты написал сам? Сам? Правда - ты?
Т р у б о ч и с т (продолжая наизусть, все больше и больше воодушевляясь).
Будь я богат, я б и сейчас мечтал
О той, что безвозвратно потерял...
Она теперь красива и умна,
Но до сих пор сума моя бедна,
А сказки не заменят капитал,
Которого всевышний мне не дал.
П а с т у ш к а. Ты настоящий поэт! Читай дальше!
Т р у б о ч и с т (почти кричит).
Будь я богат, я б горечи не знал
И на бумаге скорбь не изливал,
Но в эти строки душу я вложил
И посвятил их той, которую любил.
В стихи мои вложил я пыл любви!
Бедняк я. Бог тебя благослови!
Убегает в слезах.
П а с т у ш к а. Постой, постой! Я тоже, наверное, люблю тебя... Да, конечно, я люблю тебя, потому что ты предан мне всей душой. Потому что у тебя доброе сердце. Конечно. Конечно, я люблю тебя.
Хочет бежать за ним, но ее перехватывает Козлоног.
К о з л о н о г. Куда же ты, прелестная Пастушечка? Ты теперь моя невеста. А моя невеста не должна носиться, как какая-то простая Пастушка. Ха-ха-ха! Господин Дзень-Пе!
Появляется Китаец.
К и т а е ц. Я здесь.
К о з л о н о г (Пастушке.) Посмотри, какие подарки к свадьбе я тебе приготовил...
К и т а е ц. Да-да, посмотри, какие богатства. Вот обручальное кольцо, вот алмазное ожерелье, а вот и свадебный наряд. (Показывает фату.)
П а с т у ш к а. Мне не нужно ваших подарков! Не пойду я за вас! Не пойду! Ни за что!
К и т а е ц. А я говорю - пойдешь! Я дал слово их сиятельству и не намерен ему изменять.
П а с т у ш к а. Дедушка, миленький...
К и т а е ц. Ни слова больше! Ночью, как только в старом шкафу затрещит, мы сыграем вашу свадьбу! Да, да, да! Не будь я Китайцем.
К о з л о н о г. Вот это мне уже нравится. Сегодня ночью я назову тебя своей маленькой женушкой. А потом я заберу тебя с собой. И ты будешь рассказывать мне сказки. Ни одна из одиннадцати моих жен не умеет рассказывать сказки. Я буду перебирать свои сокровища, а ты будешь забавлять меня.
К и т а е ц. Пойдемте, ваше сиятельство, отдохнем перед свадьбой. Перед вашей свадьбой.
Уходят.
П а с т у ш к а. Ах, я несчастная! Я погибла, погибла! (Рыдает.)
Озираясь, появляется с чемоданом Трубочист.
Т р у б о ч и с т. Увы, мы должны расстаться. Твой дедушка не хочет нашего счастья! Прощай же, дорогая моя! Я отправляюсь далеко-далеко, на край света. И пусть от меня останутся одни осколочки. Позволь мне поцеловать тебя на прощание.
П а с т у ш к а. Прощай! (Целует его.) Не-ет! Я не хочу расставаться с тобой. Почему я должна выходить замуж, если я этого не хочу? Тут нам просто нельзя оставаться! Право! Я попрошу тебя бежать со мной, куда глаза глядят.
Т р у б о ч и с т. Пойдем! Хоть сейчас! Твои желания - мои! Я думаю, что смогу прокормить тебя своим ремеслом!
П а с т у ш к а. Только бы нам удалось осуществить мой план. Я не успокоюсь, пока мы не будем далеко-далеко отсюда!
Т р у б о ч и с т.
Вперед стремись, о воин,
И смерть спокойно встреть!
Бежим!
П а с т у ш к а. Бежим!
Убегают.
Появляется Китаец с подвенечным нарядом.
К и т а е ц. Пора, пора тебе наряжаться к свадьбе!.. (Замечает, что Пастушки нет.) Сбежала? Сбежала! Сбежала!
К о з л о н о г. Кто сбежал?
К и т а е ц. Моя внучка с этим "чумазым" принцем!
К о з л о н о г. Моя невеста сбежала? Ха-ха-ха!
К и т а е ц. Сбежала, ваша светлость!
К о з л о н о г. Моя невеста сбежала?!.
К и т а е ц. Сбежала, ваше сиятельство!
К о з л о н о г. Моя?!. Невеста?!. Сбежала?!.
К и т а е ц (обреченно). Дзень-Пе.
К о з л о н о г. Догнать! Вернуть!
К и т а е ц. Догнать! Вернуть! Не будь я Китаец!
Бросаются в погоню.
КАРТИНА ТРЕТЬЯ
Ночь. В темноте еле различимы крадущиеся беглецы.
Т р у б о ч и с т. Так, так, спускаемся...
П а с т у ш к а. Ах, боже мой, как страшно. Они догонят нас!
Т р у б о ч и с т. Спокойно, я с тобой. Осторожно, осторожно ставь ножку на эту завитушку. Вот так!
Г о л о с К о з л о н о г а. Догнать! Вернуть!
П а с т у ш к а. Я слышу их голоса. Они уже близко. Ах, я умираю от страха!
Т р у б о ч и с т. Не бойся! Я вижу укрытие, спрячемся в нем.
Пастушка и Трубочист прячутся.
Козлоног и Китаец спускаются откуда-то сверху.
К о з л о н о г. Догнать! Вернуть!
К и т а е ц. Не надо так волноваться, ваше сиятельство! Осторожнее, я прошу вас! Не промахнитесь! Ставьте ногу вот на эту завитушку.
К о з л о н о г. Не указывайте мне! Я сам знаю, куда мне ставить ногу. Вы бы лучше за свой внучкой так следили, господин Дзень-Пе. (Передразнивает Китайца.) "Она во всем подчиняется только мне!"
К и т а е ц. Ваше сиятельство, она очень послушная девочка. Это все мерзкий Трубочистишка. Это наверняка его затея. Я вас уверяю, она к вам очень хорошо относится.
К о з л о н о г. Что-то я не заметил этого.
К и т а е ц. Ваше сиятельство, не надо так расстраиваться. Ведь я вам дал слово.
К о з л о н о г. А я вам дал приданое.
К и т а е ц. Да-да, ваше сиятельство, я помню.
К о з л о н о г. Еще бы!
К и т а е ц. Не будь я китайцем.
К о з л о н о г (замечая что-то в темноте). Они! Догнать! Вернуть!
К и т а е ц. Догнать! Вернуть!
Бросаются в погоню.
Из своего укрытия с опаской появляются Пастушка и Трубочист.
П а с т у ш к а. Никого?
Т р у б о ч и с т (оглядываясь). Никого.
П а с т у ш к а. Вот здорово! Неужели мы все-таки сбежали?
Т р у б о ч и с т. Еще как сбежали!
П а с т у ш к а. Представляешь, какую рожу скорчил этот Козлоножище, когда увидел, что меня нет?
Т р у б о ч и с т (передразнивая). "Позвольте представиться: обер-унтер-генерал-сержант Козлоног!"
П а с т у ш к а (хохочет). И остался он без рог! Только дедушку очень жалко. Он, наверное, страшно расстроился.
Г о л о с К о з л о н о г а. Догнать! Вернуть!
П а с т у ш к а. Они! Уже близко! Ой, как страшно!
Т р у б о ч и с т. Не бойся! Бежим!
Пастушка и Трубочист прошмыгивают в какую-то щель и попадают в кукольный театр.
 
КАРТИНА ЧЕТВEРТАЯ
П а с т у ш к а. Где мы?
Т р у б о ч и с т. Кажется, мы попали в кукольный театр.
Идет репетиция. На сцене Актер и Актриса - они чем-то очень напоминают Пастушку и Трубочиста.
А к т е р.
Ах, мы должны расстаться,
Нам вместе быть не суждено.
А к т р и с а.
Тогда мне лучше утопиться,
Коль быть с тобою не дано.
П а с т у ш к а (тихо). Ты слышишь, они разыгрывают нашу историю.
А к т е р.
Прощай, любимая, навек!
Ах, я пропащий человек!
А к т р и с а.
Нет, я не вынесу разлуки,
Умру, наверное, от скуки.
Т р у б о ч и с т (тихо). Может быть, актеры приютят нас?
А к т е р.
Разбито сердце на осколки.
А к т р и с а.
А в душу мне впились иголки.
А к т е р.
Прощай навек.
А к т р и с а.
Навек прощай
И обо мне не вспоминай.
Раскланиваются. Пастушка и Трубочист в восторге аплодируют.
П а с т у ш к а. Милейшие куклы, вы не могли бы пустить нас хотя бы ненадолго укрыться в вашем театре? Мы сбежали из дому.
Т р у б о ч и с т. За нами гонятся.
П а с т у ш к а. А я так устала и измучилась.
Т р у б о ч и с т. Она так измучилась и устала.
А к т е р (Актрисе). Ну, что скажешь?
А к т р и с а. Ничего.
Т р у б о ч и с т. Прошу вас! Я могу чистить трубы и топить печи.
А к т р и с а. Хорошая мысль.
П а с т у ш к а. А я могла бы играть главные роли.
А к т р и с а. Но в труппе нет свободных мест.
А к т е р. И потом, мы не хотим неприятностей, мы же вас совершенно не знаем.
Т р у б о ч и с т. Я очень прошу, не прогоняйте нас. Посмотрите, она же совершенно без сил!
А к т р и с а. Но все главные роли играю я! Конечно, если вы захотите выполнять черную работу по театру: зажигать свечи, открывать занавес, подавать актерам костюмы...
А к т е р (Актрисе). Мы, может быть, и разрешим вам остаться.
П а с т у ш к а. Черную работу?! Мне - черную работу? Мне?
Т р у б о ч и с т (Пастушке). Черную работу, так черную. Я вполне могу зажигать свечи. (Актерам.) Мы согласны!
А к т р и с а. Ну что ж, посмотрим.
Репетиция продолжается. Трубочист начинает помогать актерам.
Пастушка мешается под ногами.
П а с т у ш к а (роняет на себя декорации). Ой!
Т р у б о ч и с т. Не трогай, не надо. Давай, я сам сделаю. (Актерам.) Извините, пожалуйста, продолжайте.
П а с т у ш к а (запутывается в занавесях). Ах!
Т р у б о ч и с т. Я сам, сам, не надо! (Актерам.) Извините, пожалуйста, продолжайте.
П а с т у ш к а (обжигается о свечи). Нет, я не вынесу. (Трубочисту.) Уйдем отсюда!
Т р у б о ч и с т. Зачем? Лучше бы нам остаться. У тебя же все хорошо получается.
П а с т у ш к а. Нет, я не хочу! Я не могу! Я не буду! Скорее, скорее бежим отсюда! Я ухожу!
А к т р и с а. Ах, посмотрите, какая недотрога!
А к т е р. Привереда!
П а с т у ш к а (Трубочисту). Ты идешь?
Т р у б о ч и с т. Извините, пожалуйста, продолжайте.
П а с т у ш к а. Ну, что ты там застрял? Бежим!
Пастушка и Трубочист убегают.
А к т р и с а. Ох, и намается с ней этот бедный красавчик!
Актеры продолжают репетицию. А Пастушка и Трубочист снова оказываются одни среди ночи.
П а с т у ш к а. Как жестоко они с нами поступили!..
Г о л о с   К о з л о н о г а. Догнать! Поймать!
Т р у б о ч и с т. Погоня! Бежим!
П а с т у ш к а. Представляешь? Мне - черную работу! Мне!..
Г о л о с   К о з л о н о г а. Вернуть! Наказать!
П а с т у ш к а (очнувшись). Ой, погоня! Мы пропали! Что же делать?
Т р у б о ч и с т. Смотри, смотри, там большая ваза! Видишь?
П а с т у ш к а. Ну, вижу. Она приходится мне дальней родственницей. Она тоже фарфоровая.
Т р у б о ч и с т. Может, она нас не выгонит?
П а с т у ш к а. Спрячемся в ней. Бежим!
Пастушка и Трубочист забираются в вазу.
 
КАРТИНА ПЯТАЯ
П а с т у ш к а. Как чудесно лежать тут на розах и лаванде. Ничего не делать, вдыхать прекрасные ароматы и мечтать. Жаль только, что бедные цветочки совсем завяли.
Т р у б о ч и с т. Знаешь что? Цветы были сегодня ночью на балу. Вот и повесили теперь головки.
П а с т у ш к а. Да ведь цветы не танцуют.
Т р у б о ч и с т. Танцуют. По ночам. Когда кругом темно и все спят. Они так весело пляшут друг с другом, такие балы задают - просто чудо.
П а с т у ш к а. Я очень хочу попасть на бал.
Т р у б о ч и с т. Прошу вас... Дайте мне руку, я приглашаю вас на бал цветов.
Танцуют.
П а с т у ш к а. Вот забавно. Откуда ты знаешь про бал?
Т р у б о ч и с т. Цветы рассказали мне сами.
П а с т у ш к а. Да, как же - рассказали! Ведь у цветов нет языка.
Т р у б о ч и с т. Конечно, нет. Зато они умеют объясняться знаками. Разве ты не видела, как они качаются и шевелят своими листочками, чуть подует ветерок?
П а с т у ш к а. Точно они разговаривают. Это у них так мило выходит.
Т р у б о ч и с т. Ну, вот. И ты уже слышишь их голоса.
Продолжают танцевать.
П а с т у ш к а. Ах, как тут мило! Мы останется здесь навсегда? Я стану царицей цветов, и у нас каждый день будет чудесный бал. Вот это и есть настоящее счастье! (Засыпает.)
Т р у б о ч и с т. Твои желания - мои. (Борется со сном.) Не спать! Не спать! (Занимается гимнастикой и случайно будит Пастушку.)
П а с т у ш к а (просыпаясь). Что ты делаешь?
Т р у б о ч и с т. Я? Не сплю! Нам нельзя расслабляться! Мы должны готовиться к обороне!
П а с т у ш к а. Зачем?
Т р у б о ч и с т. Если этот обер-унтер найдет нас, мы засыплем ему глаза солью.
П а с т у ш к а. И пудрой!
Т р у б о ч и с т. Нет, солью!
П а с т у ш к а. Пудрой!
Балуются: бросаются листьями, обрывают гирлянды цветов. Вдруг раздается грохот. Темнота. Пастушка и Трубочист вновь оказываются на улице.
Т р у б о ч и с т. Ты не ушиблась?
П а с т у ш к а. Да я чуть не разбилась вдребезги! Что это было? Как это было ужасно!
Т р у б о ч и с т. Похоже, мы не понравились твоей дальней родственнице. Может, мы что-нибудь лишнее сказали?
П а с т у ш к а. Что?
Т р у б о ч и с т. Может быть, я что-то лишнее сказал о твоей родне?
П а с т у ш к а. Как же это я сразу не сообразила. Ведь Ваза и дедушка были когда-то помолвлены. А в таких случаях всегда сохраняются хорошие отношения.
Т р у б о ч и с т. Да она нас просто вышвырнула вон. Вот так дела!
П а с т у ш к а и Т р у б о ч и с т (вместе). Да...
П а с т у ш к а. Видно, нам останется только бродить по белому свету. Идти, идти, куда глаза глядят, пока не развалимся от усталости (плачет).
Т р у б о ч и с т (вытирая ей слезы). Послушай, любимая, я знаю, что надо сделать. Но сначала я хочу спросить у тебя...
П а с т у ш к а. Говори.
Т р у б о ч и с т. А хватит ли у тебя мужества идти за мной всюду?
П а с т у ш к а. Хоть на край земли!
Т р у б о ч и с т. А знаешь ли ты, как велик мир?
П а с т у ш к а. Подумаешь! Я иногда путешествовала по дому, где мы жили, и мне это очень нравилось.
Т р у б о ч и с т. Подумала ли ты о том, что нам нельзя будет вернуться назад?
П а с т у ш к а. Да, конечно. Ну и что? Ведь я же буду с тобой.
Т р у б о ч и с т. Моя дорога идет через печную трубу.
П а с т у ш к а. Тогда и моя тоже.
Т р у б о ч и с т. Хватит ли у тебя мужества вскарабкаться со мной по коленчатым переходам трубы?
П а с т у ш к а. Ой, ну что ты пристал! Я же сказала, я ничего не боюсь!
Т р у б о ч и с т. Тогда слушай! По трубе мы заберемся так высоко, что нас не достанут. В самом же верху есть дыра, через нее можно выбраться на белый свет.
П а с т у ш к а. Ну, так что же мы медлим?
Т р у б о ч и с т. Твою руку!
Вперед стремись, о воин!
И смерть спокойно встреть!
Убегают.
 
КАРТИНА ШЕСТАЯ
Появляются Козлоног и Китаец.
К и т а е ц. Сюда, сюда, ваше сиятельство! Мы на верном пути.
К о з л о н о г (задыхаясь). Я не могу больше идти. Я устал.
К и т а е ц. Моя дальняя родственница нас не обманула. Я уже слышу их голоса.
К о з л о н о г. Я хочу отдохнуть. (Присаживается, чтобы отдышаться.)
К и т а е ц (поднимая его). Не отвлекайтесь, ваша светлость, мы уже почти догнали их.
К о з л о н о г. А я уже почти без ног.
К и т а е ц. Господин Козлоног, не надо отчаиваться. Не будь я Китаец! Они у нас уже в руках.
К о з л о н о г. А у меня дрожь в ногах. Нет, я больше не сдвинусь с места. Да почему это я должен бегать за вашей внучкой, как горный олень, господин Дзень-Пе?
К и т а е ц. Что же делать, ваше сиятельство? Как же иначе мы сможем поймать ее?
К о з л о н о г. Нам нужен план.
К и т а е ц. О, ваше сиятельство, какая мудрость! Какая великая мудрость! Ваше сиятельство мудр и велик, как наш великий и мудрый китайский император.
К о з л о н о г. Ну ладно-ладно. Мне некогда выслушивать ваши льстивые речи. Итак, наш план...
К и т а е ц. Наш план...
К о з л о н о г. Наш план... Мы должны устроить засаду.
К и т а е ц. О, ваше сиятельство, какой гениальный план! Ваше сиятельство так же гениален, как наш гениальный китайский император!
К о з л о н о г. Ну все, хватит. В засаду!
Козлоног и Китаец устраиваются в засаде.
К о з л о н о г (через некоторое время). Что-то я никого не вижу.
К и т а е ц. Ваше сиятельство, кажется, наш план... Наш план не очень удачен.
К о з л о н о г. Что?
К и т а е ц. Ну, как же... Ну, это же мы гонимся за ними, а не они за нами. Вот если бы они гнались за нами, тогда бы уже точно попались в нашу засаду.
К о з л о н о г. Так зачем же вы предложили этот глупый план?
К и т а е ц. Я? Я?.. Я был не прав.
К о з л о н о г. То-то же. А еще говорили, что Китаец. Вы глупы, как сто китайцев, господин Дзен-Пе.
К и т а е ц. Зачем же вы так, ваше сиятельство? Ведь я для вас... Ведь я вам... Ведь я...
К о з л о н о г. Ах, как вы мне надоели с вашей болтовней! Вы только и можете, что болтать языком да кивать головой, а толку нет никакого. Это вы обещали выдать за меня внучку? Или ваш глупый китайский император?
К и т а е ц. Не смейте. Не смейте оскорблять самое святое в моей жизни!
К о з л о н о г. Китайский болванчик!
К и т а е ц (хватаясь за грудь). Вы не смеете! Вы... (В сторону.) Ой! Что-то треснуло у меня вот здесь... Ах, как больно! Неужели я умираю? Неужели я никогда больше не увижу свою любимую внучку?
К о з л о н о г. Перестаньте молоть вздор, господин Дзень-Пе! Как это вы умираете? А приданое, которое я вам дал?
К и т а е ц. Смотрите, смотрите, там, за туманом дом моего отца! Он стоит на том же самом месте... И сад... Милый наш сад!.. Зачем? Зачем они проложили здесь проезжую дорогу? Кто это сделал? Кто? Бедная моя любимая яблонька! Я вырастил тебя из маленького семечка, а теперь ты стоишь по ту сторону дороги и чья-то шалая рука надломила твои ветки... Обрывают твои цветы, не говоря даже спасибо, крадут плоды... Да, и про дерево можно сказать то, что говорится иногда про человека: "Не пели над его колыбелью, что ему когда-нибудь придется стоять вот так". Ах, как больно... Больно... Бедная, бедная моя яблонька. Заря твоей жизни занялась так ярко, красиво, а что дала тебе судьба? Пришлось расти тебе возле канавы в открытом поле у проезжей дороги. Стоишь одинокая, забытая, беззащитная, и все-то тебя теребят, ломают. Ах! (разламывается на куски.)
К о з л о н о г. Вот это номер! Взял и вправду помер. Караул! Ограбили! Разорили! Обесчестили! А вообще-то... Чего я так нервничаю? Ну, сбежала эта девчонка... Я еще молод, хорош собой. И, в конце концов, богат! Пойти к кому-нибудь посвататься, что ли?
Уходит.
 
КАРТИНА СЕДЬМАЯ
Крыша. Ослепительно звездное небо. Из печной трубы вылезают перепачканные в саже Пастушка и Трубочист.
П а с т у ш к а (пораженная). Ах! Что это?
Т р у б о ч и с т. Смотри! Смотри! Это белый свет!
П а с т у ш к а. Ах, у меня перехватило дыхание! Как чудесно! Как легко здесь дышится!
Т р у б о ч и с т. Смотри! Смотри! Это небо!
П а с т у ш к а. Не-бо! Да-да, я вижу. Оно так ярко светится через маленькие дырочки! (Кричит.) Не-бо! Ты прекрасно!
Т р у б о ч и с т. Эти маленькие дырочки называются звездами. Смотри, смотри, прямо над нами сияет чудесная звездочка. Я называю ее твоим именем.
П а с т у ш к а. Звез-доч-ки! Звездочка... Тогда вон ту звездочку я назову твоим именем.
Т р у б о ч и с т. Я дарю тебе все небо! Все звезды! И даже луну!
П а с т у ш к а. Как, разве они принадлежат тебе?
Т р у б о ч и с т. Конечно! Ведь каждый вечер я снимаю с неба все звездочки, чтобы пересчитать их. Смотри, вот так! (Протягивает руку и снимает звездочку.) Я собираю их в свой передник. Это очень ответственная работа. Приходится нумеровать каждую звездочку и каждую дырочку, где она сидела, чтобы потом разместить их все по местам, иначе они будут плохо держаться и посыплются с неба одна за другой. Теперь ты сможешь помогать мне.
П а с т у ш к а. Ой, нет! Боюсь, что это будет очень сложно для меня. (Вдруг замечает, что стоит на самом краю крыши.) Ой, я разобьюсь!
Т р у б о ч и с т. Не бойся! Ну, давай руку!
П а с т у ш к а. Нет-нет, я боюсь!
Т р у б о ч и с т (успокаивая ее). Посмотри, как высоко мы забрались. Все домовые крыши под нами.
П а с т у ш к а. Я разобьюсь! Мне страшно!
Т р у б о ч и с т. Нет, это совсем не страшно. Смотри, смотри, перед нами весь мир. Смотри! Там, впереди, вся наша жизнь! Там наше счастье!
П а с т у ш к а. Нет, это уж слишком! Я не вынесу! Свет слишком велик!
Т р у б о ч и с т. Но ты же сама хотела бежать!
П а с т у ш к а. Я боюсь! Боюсь! Я не хочу туда идти! Ах, если б я опять стояла на подзеркальном столике...
Т р у б о ч и с т. Но ты же сама сказала, что никогда не вернешься назад!
П а с т у ш к а. Я думала... Я думала... (Рыдает.) Я не знала... Ах, нет, нет! Я боюсь! Боюсь!
Т р у б о ч и с т. Ну, успокойся! Дай руку. Сначала всегда страшно.
П а с т у ш к а. Нет, нет! Я хочу домой. Я не успокоюсь пока не вернусь туда. Ведь я же пошла с тобой, куда глаза глядят? Теперь проводи меня обратно! Если ты, конечно, еще меня любишь.
Т р у б о ч и с т. Но там же нас поджидает твой дедушка.
П а с т у ш к а. Милый, бедный дедушка... (Рыдает.) Он, конечно же, разбился от горя.
Т р у б о ч и с т. А этот ужасный обер-унтер-генерал-сержант! Вспомни - у него из ушей растут волосы!
П а с т у ш к а. Я хочу обратно! Обратно! (Рыдает.)
Т р у б о ч и с т. Ну, что же делать?.. Я так долго был несказанно счастлив. Что ж, надо быть благодарным за то хорошее, что выпало. Да уж, верно, не судьба...
Оглянуться не успеешь,
Как уж песенке конец!
Темнота. Мы снова в пустой комнате.
Перед черным зеркалом стоит Старушка.
С т а р у ш к а.
Оглянуться не успеешь,
Как уж песенке конец!
Вот как далеко мы ушли! Стоило беспокоиться... Новогодняя ночь заканчивается... Утром придет оценщик и заберет тебя, мой милый добрый шкаф! Не вечно же нам жить в свое удовольствие! Приходится потерпеть.
Оглянуться не успеешь,
Как уж песенке конец!
Хочет убрать в шкаф фату, которую все еще держит в руках. Вдруг зеркало вновь оживает. Оттуда выглядывает улыбающийся Трубочист.
Т р у б о ч и с т. Песенка никогда не кончается. Вот что самое чудесное! Мы это знаем.
Трубочист протягивает Старушке руку. Помедлив, она вдруг решительно шагает к нему в зеркало.
КОНЕЦ

"Драматешка" - детские пьесы, музыка, театральные шумы, видеоуроки, методическая литература  и многое другое для постановки детских спектаклей.
Авторские права принадлежат авторам произведений. Наш email: dramateshka gmail.com

Яндекс.Метрика Индекс цитирования